Каталог :: Экология

Реферат: Аскания-Нова

                          «Аскания-Нова»                          
                               План:                               
                        1 Заповедная степь                        
     2 Степная фауна
     3 В Асканийском зоопарке
     4 Ботанический сад
     5 Орнитопарк
     6 Страусы
     7 Экскурс в историю
     8 О будущем Аскании-Нова
                       1 ЗАПОВЕДНАЯ   СТЕПЬ                       
Степным оазисом, зеленым островом, жемчужиной Присивашья называют Асканию-
Нова. И недаром. От Запорожья до Сиваша по меридиану и от Мелитополя до
Херсона по параллелям простирается однообразная безлесная равнина. В центре
ее асканийская заповед­ная типчаково-ковыльная степь и восьмидесятилетние
парки выглядят действительно оазисом среди бескрай­них пахотных земель
южноукраинских колхозов и сов­хозов.
На невысоких холмах вдали друг от друга темнеют силуэты каменных изваяний,
называемых «бабами». Это сохранившиеся поныне указатели путей древнего народа
— половцев. На изваянья иногда присаживаются степные орлы, гнезда которых с
покрытыми белым пухом орлятами можно встретить в июне прямо на земле. В небе
беспрестанно поют жаворонки, время от времени слышится посвист суслика... В
былые времена на всем левобережье нижнего Днепра простиралась целинная степь
до самого Азовского моря и Сиваша. Местность, по которой тянулись чумацкие
«шляхи», была необжитая. А теперь повсюду пахота, асфальтированные дороги.
Только на перепутье, ближе выделением его под охрану и было положено начало
заповедному делу в Аскании-Нова.
Наконец, целиной является вся территория большого Чапельского пода площадью
2,4 тысячи гектаров. С севера она примыкает к поселку Аскания-Нова и
от­ведена в основном для выпаса копытных животных асканийского «оологического
парка. Вот эти три уцелев­ших от распашки, можно сказать, клочка целины,
со­ставляющие вместе площадь около 10 тысяч гектаров, и являются асканийским
степным заповедником. Если учесть, что таких степей уже нет на земле и
со­хранившиеся в Аскании-Нова участки целины являют­ся живым музеем прошлого
одного из районов нашей планеты, то очевидной становится огромная научная и
культурная ценность этого заповедника. Преобладающей растительностью целинных
степей яв­ляются дерновые злаки, среди которых наиболее массо­во произрастает
типчак, перистые ковыли, ковыль-во­лосатик, тырса, степная осока, каверия и
др. В годы со значительной влажностью, когда наблюдает­ся временное
затопление пода весенними водами, там сильно развивается лисохвост, осоки, а
местами сусак зонтичный, жируха и др. В засушливые же годы в поду преобладают
молочаи, пырей и появляется злейший сорняк полей — горчак.
В связи с холодными веснами растительность степи развивается медленно и
быстро высыхает уже в сере­дине лета. Теплой и влажной осенью целинный ковер
часто снова оживляется зелеными побегами. Хороша степь во все времена года!
Весной — покры­вается тюльпанами, ирисами и множеством ярких и пестрых
первоцветов, щедро рассыпанных по ярко-зеленому ковру прорастающих злаков. А
к концу мая — сплошь волнуется метелками тырсы, типчака и перистых ковылей.
                         2 СТЕПНАЯ   ФАУНА                         
Осенью степь рыжая с проседью, как спинка вылиняв­шего к зиме зайца-русака.
Водились здесь зайцы в изо­билии, но истребляли их в последние десятилетия
бес­пощадно. В результате мало осталось зайцев. Прежде густо населяли
южноукраинскую степь стрепет, степ­ной журавль-красавка, дрофа, но стали
большой ред­костью и они. Только на перелетах встречаются иногда их большие
стаи.
Учреждение заповедности способствует восстановлению численности ценных зверей
и птиц, характерных для этого края.
В этих степях полностью истреблены и байбаки. Лишь холмики возле бывших жилищ
этих грызунов, так называемые сурчины, с немым упреком свидетельствуют об
этом. На этих холмиках и поныне любят гнездиться степные орлы. Кормятся эти
птицы преимущественно сусликами и поэтому охраняются как полезные. В
по­следнее время приходится их оберегать, как редких, крупных и красивых
пернатых хищников. Взятых из гнезд орлят успешно выращивают в асканийском
зоопарке. Удается даже получать приплод от этих птиц в неволе. Журавли-
красавки и дрофы постоянно содержатся в зоопарке. Однако никогда они не
выводили там приплода. В степи же бывают много­численны только на перелетах и
лишь изредка встре­чаются здесь на гнездовании. Из хищных птиц в зоо­парке
обычно гнездятся весьма полезные в сельском хозяйстве мелкие соколы-кобчики и
пустельги, а также луни — степной и полевой.
Залетают коршуны, орлан-белохвост и другие. В степи гнездится пять видов
жаворонков, перепел, серая ку­ропатка и более десяти видов других птиц. На
весенних и осенних перелетах встречается около 200 видов пер­натых.
Многие из них прилетают сюда огромными стаями и задерживаются иногда на
продолжительное время. В особенности богат и разнообразен птичий мир в годы
естественного затопления Чапельского пода. Это наблюдается приблизительно
через каждые 10 лет, когда дружная весна наступает вслед за многоснежной
зимой. В связи с этим огромная, несколько километ­ров в диаметре и несколько
метров глубины, чаша Чапельского пода заполняется вешними водами и,
бла­годаря значительной плотности подовых почв, остается обводненной,
заболоченной в течение почти двух лет. Тогда в поду собирается множество
водоплавающих и болотных птиц. В обычные годы они встречаются только в пойме
Днепра и на Сивашах. На разливе останавливается множество пролетных уток,
гусей, ку­ликов, чаек, крачек, цапель и других водолюбивых птиц.
Но вот через год-другой вода в поду высыхает пол­ностью и на несколько лет он
становится не особенно богатым пастбищем для копытных. В обычные сухие годы
из растительности здесь преобладают подовый пырей и василек, а в годы
увлажнений — лисохвост, осоки, сусак зонтичный, жеруха и другие. Уже давно
предпринимались некоторые меры по регу­лированию подовых паводков путем
устройства погло­тительных колодцев и специальных углублений или запруд. В
ближайшее время в Чапельском поду будет создан постоянный водоем площадью до
200 гектаров с облесненными островами. Снабжение водоема водой будет
производиться за счет Чапельской ветви Красно-знаменского оросительного
канала. Специальные же мелиоративные устройства обеспечат в паводковые годы
сброс воды.
В настоящее время в степи обитают: лиса, хорь, ласка, мелкие грызуны —
полевки и более крупные — суслики и тушканчики, а также ежи, ужи, довольно
ядовитые степные гадюки, желтобрюхие полоза, ящерицы и мно­жество различных
насекомых.
Волки повсеместно истреблены. Последний волк был добыт близ Аскании-Нова в
1954 году. Акклиматизи­рованная на юге Украины енотовидная собака заходит
редко, придерживаясь поймы Днепра и Сивашей, где находит себе больше корма.
Прежде водившийся в южной степи Украины предок серого украинского скота — тур
был частично истреб­лен, частично вытеснен в лесные районы. Здесь вскоре его
уничтожили полностью. Такая же участь постигла и дикую лошадь — тарпана.
Большие табуны ее встре­чались в степях левобережной Украины еще в начале XIX
века, а в 70-х годах в районе Аскании-Нова (Агай-манский под) была убита
последняя кобыла этого вида. В середине XVI века в степях Украины еще
встречали дикого европейского быка — зубра, который затем, как и тур, был
почти полностью истреблен. В район Крымских гор оттеснен и благородный олень.
А эти красавцы стадами бродили здесь до начала XVIII века. К началу XIX
столетия полностью истреб­лен на Украине и сайгак. Попытки восстановить
исчез­нувшего байбака, предпринимаемые в Аскании-Нова в 30—40 годы XX века,
не увенчались успехом, хотя в 1946 году в степи жило более 100 этих зверьков,
раз­множившихся от небольшого числа завезенных живот­ных. Но в настоящее
время их не осталось ни одного. В условиях более надежной охраны заповедника
имеет­ся возможность повторить опыты по реакклиматизации байбака, что и
делается в настоящее время. Сайгака в течение более 70 лет пытались разводить
в асканийском зоопарке в условиях загонного содер­жания на площади около 100
гектаров целинной степи. Однако это ни к чему не привело.
                   3 В   АСКАНИЙСКОМ   ЗООПАРКЕ                   
Всего в 1887—1958 годы в асканийский зоопарк было завезено 174 сайгака
двадцатью отдельными партиями, поступавшими в разные годы. Животные
размножа­лись. Причем здесь было 187 антилоп местного при­плода. Однако время
от времени происходил массовый падеж как завезенных особей, так и их
приплода. Из-за этого так и не удалось создать устойчивое стадо. По-видимому,
сайгаки, совершающие в природе сезонные кочевки на весьма обширном
пространстве, не нашли в пределах 100 гектаров необходимых для жизни
усло­вий. Только с увеличением площади загона зоопарка до 2400 гектаров, что
осуществляется в настоящее время, можно будет продолжить опыты по разведению
сайгаков в более благоприятных для этого условиях (в Казахстане и других
областях сайгак еще водится в изобилии). Временами сайгаков выпускали в Аска-
нии-Нова в открытую степь. Однако они быстро раз­бредались и гибли.
Таким образом, восстановить численность сайгака оказалось труднее, чем
разводить никогда здесь прежде не живших африканских и индийских антилоп.
Не удается восстановить численность туров и тарпа­нов, хотя опыты в этом
направлении ведутся. Несмотря на то, что в природе не осталось ни одного тура
и тар­пана, специалистам удается восстановить некоторые признаки, характерные
для этих видов среди поголовья домашних животных, происходящих от тура или
когда-либо скрещивавшихся с тарпаном. Для этого исполь­зуется серый
украинский скот и так называемые тарпановидные польские коники. Они еще
встречаются в Польше и в нашем Полесье в качестве домашних ло­шадей. Их
предки скрещивались с оттесненными в леса дикими тарпанами.
Такие работы велись в довоенные годы и в Аскании-Нова, но были прекращены в
связи с утратой пого­ловья. Несколько тарпановидных кобыл в 1961 году было
завезено из Полесья и в Асканию-Нова. Но здесь они используются для
гибридизации с лошадью Прже­вальского в целях восстановления этого тоже
исчезаю­щего на земле вода.
Монгольская дикая лошадь, или джунгарский тарпан, была открыта нашим великим
путешественником Н. М. Пржевальским. В честь его в конце прошлого века, когда
этих животных оставалось уже не так много, и была названа лошадь. С тех пор
численность этих лошадей все время сокращалась, поскольку на них охотились
ради мяса. Но до последних лет они встречались еще изредка на небольшой
территории у границы Монголии с Китаем.
Однако специальные экспедиции в поисках этих жи­вотных, предпринятые в
1963—1964 годах, уже не на­шли ни одной лошади. В связи с этим можно считать,
что и данный вид полностью исчез в природе. Правда, более ста лошадей
Пржевальского содержатся в на­стоящее время в зоопарках мира. Численность
этих животных в неволе из года в год возрастает. Это позво­ляет планировать
работы и по восстановлению вида в природе. В СССР имеется десяток
чистокровных ло­шадей Пржевальского, около двух десятков высоко­кровных диких
лошадей-гибридов. Все это поголовье сосредоточено в Аскании-Нова. Табунок
гибридных ко­был во главе с чистокровным жеребцом — лошадью Пржевальского
вместе со своим потомством свободно пасется в районе Успеновской степи.
Другой табунок чистокровных лошадей этого вида выпасается в районе
Чапельского пода. Лошади Пржевальского асканийско-го завода признаны наиболее
типичными из сохранив­шихся на земле экземпляров. Они принимаются за
международный эталон при восстановлении данного вида. Это связано с тем, что
имеющееся в Аскании-Нова поголовье лошадей происходит от недавно пойманных
непосредственно в природе производителей. Благодаря этому в потомстве
сохранены все типичные для этого вида признаки. Все же остальные живые
представители этой лошади являются потомками жи­вотных, взятых из природы уже
более полустолетия тому назад. Поэтому в значительной степени они изме­нили
свой первоначальный облик.
Впервые в Асканию-Нова лошади Пржевальского были завезены в 1900 году из
Монголии. В 1957 году отту­да же поступила последняя чистокровная кобыла, от
которой уже получены не только дети, но и внуки. Лошадь Пржевальского
свободно скрещивается с до­машней лошадью. Гибриды их всегда плодовиты. Это и
позволяет восстанавливать поголовье не только путем разведения чистокровных
лошадей Пржевальского, но и путем выведения гибридов с домашней лошадью. В
ряде поколений они приобретают все типичные для лошади Пржевальского
признаки. Для этой цели бе­рутся только чистокровные дикие жеребцы. Вначале
используются просто домашние кобылы, а затем ги­бридные с лошадью
Пржевальского. В последние годы для гибридизации использовались
тарпанообразные кобылы. Они находятся все же ближе к дикой лошади, чем многие
другие породы.
С 1960 года в Аскании-Нова совместно с Казахским институтом животноводства
начаты работы по гибри­дизации лошади Пржевальского с кобылами казахской
мясной породы джабе. Этим преследуется цель придать мясной породе такие
полезные качества дикой лошади. как выносливость, и приспособить ее к суровым
усло­виям высокогорных пастбищ Казахстана. Численно возрастающие табунки
чистокровных и ги­бридных лошадей Пржевальского представляют боль­шую научную
ценность и занимают одно из первых мест в сокровищнице зоопарка «Аскания-
Нова». Еще содержатся здесь шотландские пони, среднеазиат­ские дикие ослы-
куланы и зебры. Все они размножа­ются. Табунок зебр численностью до 20 голов
и другие животные летом выпасаются в открытой степи, часто вместе с лошадьми
Пржевальского. Это придает та­ким смешанным стадам необычный экзотический
вид. Зимой зебр содержат в помещениях типа конюшни, а куланы живут в загоне
круглый год. В Аскании-Нова содержится несколько видов зебр, в том числе
зебры Чапмана, Гранта, Греви. Эти по­лосатые африканские лошади иногда
скрещиваются с домашними лошадьми, с лошадью Пржевальского, а также с
домашним ослом. Гибриды сохраняют общий фон раскраски домашних животных и
приобретают зебриную полосатость. Они очень сильны и выносливы, но бесплодны.
Благодаря специальным мерам по сохранению и пре­умножению зубров,
предпринятым особенно широко в нашей стране, а также в Польше и других
государ­ствах, к настоящему времени на земле уже имеется несколько сотен
чистокровных животных этого вида и множество гибридов зубра с другими быками,
в том числе с бизоном и крупным рогатым скотом различных пород.
Для восстановления поголовья зубров, кроме разведе­ния чистокровных животных,
был также использован метод поглотительной гибридизации, как это делалось при
восстановлении лошади Пржевальского. В данном случае использован близкий
сородич зубра — северо­американский бык — бизон. В 4—5 поколениях
погло­тительного скрещивания гибридов с чистокровным зубром потомство уже
мало отличалось от отца. Таких животных стали называть чистопородными
зубрами. В Аскании-Нова зубров разводили в чистоте и исполь­зовали для
гибридизации с начала текущего века. При­чем к 1941 году здесь имелось стадо
гибридов зубра численностью более 50 голов. Это стадо свободно выпа­салось в
открытой степи. Оно представляло огромную ценность. Гибель его в военное
время — одна из наи­более тяжелых потерь, понесенных Асканией-Нова. В
послевоенные годы работы по восстановлению зубра проводятся в основном в
специально для этого учреж­денном Центральном зубровом питомнике в
Подмо­сковье.
В Аскании-Нова же в настоящее время живут стада чистокровных и гибридных
бизонов численностью бо­лее трех десятков. Есть и до десятка видов других
бы­ков, в том числе тибетский як, гаял, бантенг, азиатский и африканский
буйволы. За исключением буйволов, все они скрещиваются в различных
комбинациях. Благода­ря этому здесь выведено 15 гибридных форм,
представ­ляющих большой научный и хозяйственный интерес. И лишь буйволы не
дали ни одного гибрида не толь­ко с другими быками, но и при спаривании между
собой азиатских и африканских видов.
Значительный хозяйственный интерес представляют гибриды крупного рогатого
скота с зебу, гаялом, яком, бизоном и африканским скотом ватусси. Этот
послед­ний впервые завезен в СССР в 1958 году только в Асканию-Нова. Здесь от
него получено многочислен­ное чистокровное и гибридное потомство с весьма
интересными в хозяйственном отношении качествами. Стадо этих животных
выпасается в открытой степи. Африканские, или кафрские, буйволы тоже впервые
в нашу страну завезены в 1962 году только в Асканию-Нова, где уже дали
потомство.
В Аскании-Нова выведена особая, хорошо приспособ­ленная к степным условиям
жизни устойчивая помес­ная форма благородного оленя, называемая теперь
асканийским степным оленем.
Свободный выпас большого стада оленей в открытой асканийской степи
обеспечивает высокую плодовитость животных, хороший их рост и развитие.
Благодаря это­му в послевоенные годы в ряде заповедников и охот­ничьих
хозяйств Украины и Молдавии заложены очаги вольной акклиматизации оленей за
счет накопленного в Аскании-Нова поголовья. Так, на целинно-степной остров
Бирючий на Азовском море из Аскании-Нова завезено всего 19 этих оленей. Они
уже размножились до 800 особей. Численность их теперь увеличивается, так что
этот остров сам теперь стал поставщиком оле­ней. Прижились и размножились
асканийские степные олени и в Молдавии. В асканийском стаде этих оленей
постоянно поддерживается их численность в пределах 100 животных. Здесь
успешно разводятся также пят­нистые олени и европейские лани, а разработанный
в Аскании-Нова вольный выпас оленей вне изгородей принят теперь в
оленеводческих совхозах Дальнего Востока и Алтая.
Таким образом, в пустовавших до конца прошлого века целинных степях Аскании-
Нова теперь пасутся стада диких лошадей Пржевальского, бизонов и других
бы­ков. Созданы здесь специально для этих степных уго­дий стада асканийских
благородных и других оленей.
Эти животные не нуждаются в утепленных зимних по­мещениях и могут зимовать,
как говорится, под откры­тым небом, пользуясь в ненастье специально
устроен­ными навесами и развозимой для них в зимнее время подкормкой в виде
сена и концентратов. Летом же они все время живут в степи и нуждаются только
в водо­поях, которые и устроены для них неподалеку от пастбищ.
Загоны и вольеры Асканийского зоопарка заполняют и различные более мелкие
копытные. Это — дикие ба­раны и козлы. Среди них — европейский муфлон и его
азиатский сородич уриал, африканский гривистый ба­ран, центральноазиатские
винторогие козлы и сибир­ские козероги. Есть также центрально-американские и
европейские дикие кабаны.
В Асканию-Нова в 1964 году впервые поступил из гор­ной Камчатки молодой самец
снежного барана. В на­стоящее время он уже достиг трехлетнего возраста в
используется в опытах по гибридизации с домашними овцами. Можно предположить,
что такая гибридизация будет способствовать продвижению овцеводства на
Крайний Север.
Одногорбые и двугорбые азиатские верблюды свободно скрещиваются и приносят в
Аскании-Нова плодовитых гибридов. Содержится здесь два вида южноамерикан­ских
верблюдов: давно уже одомашненная лама-глама и дикая форма — гуанако. Гибриды
этих видов, во мно­жестве полученные в Аскании-Нова, тоже плодовиты. Наиболее
интересны среди асканийских копытных антилопы.
Весьма устойчивое воспроизводство имело место в Ас­кании-Нова среди таких
средних по величине африкан­ских антилоп, как белолобый бубал, бейза и
обыкновен­ный гну, или небольшая, но исключительно красивая индийская
антилопа гарна. Особенно большие успехи имели в воспроизводстве наиболее
крупных, так назы­ваемых быкообразных, индийских и африканских анти­лоп:
нильгау, полосатого гну и канны. Например, от 15 индийских антилоп нильгау,
завезен­ных в Асканию-Нова в 1893—1961 годах, получен местный приплод в числе
265 особей. Такая плодови­тость (нильгау чаще приносят двойни) и хорошая
вы­живаемость обеспечивают постоянное увеличение асканийского стада нильгау и
передачу этих антилоп отечественным и зарубежным зоопаркам. Гну голубой тоже
хорошо выживает и плодится в Аскании-Нова. Так, всего от 7 завезенных сюда
живот­ных получен приплод в ряде поколений числом более 200 особей. Однако
венцом всех работ по акклиматизации в Аскании-Нова копытных стали результаты
экспериментов по одомашниванию антилопы канна. Африканская быкообразная
антилопа канна живет в степных и лесостепных районах Замбии, Конго, Руан­да и
Бурунди, а также в странах ЮАР, ЮЗА и в Анго­ле. В связи с охраной
территорий, входящих в состав так называемых национальных парков Африки, где
до­быча животных строго контролируется, численность этих антилоп сохраняется.
Кроме того, в Африке уже предпринимаются попытки создавать для размножения
канн специальные огороженные угодья. В Асканию-Нова канна завезена в 1892
году. Здесь в  1896 году получен первый приплод. От  этих антилоп родилось
более 400 каннят. В настоящее время в Аскании-Нова содержится стадо
численностью около 50 канн.
Канна — стадное животное с удивительно ровным, спо­койным и ласковым нравом.
Это позволяет пасти этих антилоп в открытой асканийской степи с такой же
легкостью, как и домашних коров. Плодовитость аска-нийских канн почти такая,
как и домашних коров. Каждая самка ежегодно приносит по детенышу.
Канна—крупное и мощное животное, более похожее на быка, чем на большинство
других антилоп. Вес самцов канны в Аскании-Нова достигает 700 кг, самок — 500
кг. Мясо канны исключительно вкусно и питательно, шку­ра — хорошее сырье для
изготовления прочной кожи. Этих антилоп не так давно впервые начали доить
именно в Аскании-Нова. От одной самки в год полу­чают до 600 л молока. Оно
вкусно (со слабым привку­сом миндаля) и питательно, содержит 12% жира и в два
раза больше белка, чем коровье молоко. Более того, в последние годы
установлено, что молоко канны имеет целебные свойства. Им иногда удается
излечи­вать желудочно-кишечные и накожные заболевания. В Аскании-Нова
создается первая в мире продуктивная ферма антилоп канна.
Копытных млекопитающих начали завозить в Аска-нию-Нова с 1887 года. В течение
80 лет было завезено их более 800 голов — 70 видов. Размножать копытных
начали с 1891 года. К настоящему времени получено как чистокровного, так и
гибридного приплода около 4 тысяч голов. 900 голов молодняка имели в
дорево­люционное время, 1100 — до Великой Отечественной войны и около 2000
имеется сейчас.
Это позволило передать зоопаркам нашей страны и ряда зарубежных стран более
1000 копытных и зало­жить 20 очагов вольной акклиматизации охотничъе-
промысловых видов на Украине, в Молдавии и других республиках. Реализация
животных из Аскании-Нова началась в 1894 году, причем до 1917 года передано
только 90 особей, до Великой Отечественной войны — 311 и в послевоенные годы
— около 700. Из 20 зало­женных Асканией-Нова очагов вольной акклиматизации
оленей и ланей только три создавалось в довоенные годы, а остальные — с 1948
года. Для этого вывезено из Аскании-Нова 142 пятнистых оленя, 35 благородных
оленей и 45 ланей.
В последние годы численность диких копытных в Аска­нии-Нова поддерживается на
уровне 600 особей, более 50 видов. С расширением площадей загонов и
строи­тельством помещений для зимовки теплолюбивых жи­вотных в течение
пятилетия поголовье их будет удвое­но, значительно увеличится видовой состав.
Общее поголовье диких копытных в Аскании-Нова достигало в 1915 году максимум
244 особей, а в 1941 году состав­ляло 318 голов. За время войны потеряно 60%
пого­ловья, так что к началу 1944 года в Аскании-Нова оставалось копытных
лишь 134 особи, 19 видов.
Наибольшую ценность представляют, разумеется, пре­умножающиеся за счет
местного потомства стада диких лошадей и зебр, бизонов, антилоп, оленей. Эти
живот­ные, приспосабливаясь к местным условиям, в ряде поколений изменяют
некоторые свои признаки. Иначе говоря, акклиматизируются в Аскании-Нова и
поэтому служат еще и ценнейшим объектом для изучения за­кономерностей влияния
на организм окружающих условий. Практическая же ценность такого разведения
животных как в культурном отношении, так и в хо­зяйственном очевидна.
Экскурсанты и туристы в Аскании-Нова увидят стада диких животных, завезенных
с различных широт, ма­териков и ландшафтно-географических зон, на воле:
огромных бизонов, стройных оленей, полосатых пестрых зебр, экзотических
антилоп, лам и других.
                       4 БОТАНИЧЕСКИЙ   САД                       
Кроме целинной степи и зоологического парка с его богатым и разнообразным
животным миром, ценней­шей составной частью Аскании-Нова является
ботани­ческий сад. От зоопарка он отделен только улицей-ал­леей. С юга сад
примыкает к ближайшему участку заповедной целинной степи. Здесь создана зона
посте­пенного перехода степи в лесостепь, засаженную засу­хоустойчивыми
кустарниками и группами деревьев. Общая площадь ботанического парка с
переходной и защитной зонами достигает 68 гектаров. Он заложен в плане
отдельных куртин и массивов, перемежающих­ся полянами. В центре парка
небольшой живописный пруд. Лабиринты тенистых аллей. Фонтаны. Грот и
искусственные горки, а также постоянно журчащие оросительные ручьи, текущие в
различных направле­ниях от увитой виноградником водонапорной башни,
построенной в стиле средневековых замков. Все это со­ставляет весьма
благоприятное впечатление, которое усиливается еще и резким контрастом с
окружающей степью.
Среди насаждений преобладают обыкновенный ясень, белая акация, гладкий вяз,
западный каркас, западная туя, черешчатый дуб, можжевельник... Травянистая
растительность в парках, в отличие от окрестных сте­пей, характеризуется
наличием таких луговых и лес­ных видов, как безостый костер, луговой мятлик,
сборная ежа, заячий ячмень, лимонная мята, глухая крапива, чистотел, чина.
Они пышно произрастают на полянах парков. А на удобренной листьями почве
лес­ных куртин и массивов растут ландыши, фиалки, крас-нодневы, барвинки,
подснежники, пролески... На месте нынешних парков лет 80 тому назад
волно­валась лишь буйная ковыльно-типчаковая степь. Заселялся парк певчими
птицами в основном в начале XX века. Подросшие древесно-кустарниковые
насаждения были уже в достаточной мере орошаемы и обвод­нены. На гнездовании
стали обычными: кукушка, иволга, зеленушка, коноплянка, черноголовая овсянка,
синицы, сорокопуты, мухоловки, славки, соловьи и дру­гие красивые певчие
птицы.
И вот весной, почти весь май, Аскания-Нова утопает в сирени, в снежно-белом
жасмине, акации... Под сенью дубрав и хвойников в сыром полумраке
раскры­ваются ландыши, а опушки устилаются барвинком, фиалками. В парках ни
днем, ни ночью не смолкает гомон и щебет птиц. Днем слышно кукование, ночью —
соловьиные трели. На сотни километров простирается голая, почти безлесная
равнина. В асканийских парках даже слышится токование тетерева, конечно,
завезен­ного сюда. Тяга вальдшнепов здесь явление обычное. В ботаническом
парке гнездится ворон, а временами — и степной орел. На пролетах же и на
зимовке встре­чается множество хищных птиц, в том числе ястребы, канюки,
луни, соколы и даже орлан-белохвост. В пар­ках зимуют дятлы, пищухи,
различные синицы, дроз­ды, свиристели...
Все это вольноживущие дикие птицы или, как говорят специалисты, местная
орнитофауна преобразованного угодья — лесного островка в Присивашской степи.
Всего в Асканпи-Нова на свободе 259 видов птиц, отно­сящихся к 22 отрядам, в
том числе 85 видов на гнездо­вании, 70 — на зимовке, а остальные — на
весенних и осенних перелетах.
                           5 ОРНИТОПАРК                           
Немалый интерес представляют и птицы, специально завозимые в Асканию-Нова. А
таких птиц было более 200 видов. Многие из них содержались в неволе, в
воль­ерах или в парках и на прудах, с подрезанными крыльями. Некоторые виды
из числа завезенных птиц постепенно вошли в состав местного птичьего
населе­ния, живущего на полной свободе.
Наибольший интерес представляют те из завезенных в Асканию-Нова птиц, которые
здесь размножались и оставили потомство. Таких насчитывается теперь 96 видов,
относящихся к 13 отрядам. Однако только 22 вида птиц, принадлежащих к шести
отрядам, гнез­дились в Аскании-Нова регулярно, продолжительное время, принося
ежегодно значительное потомство. На полянах парков, в особенности утром или к
концу дня, можно увидеть пестрых самцов и рябеньких само­чек фазана. Путем
скрещивания ряда подвидов обык­новенного фазана, в том числе кавказского,
семире-ченского, уссурийского и других, в Аскании-Нова выведена местная
помесная форма, отличающаяся новыми, сравнительно устойчивыми признаками. В
парках, в прилежащей к ним степи и на полях фазаны находят достаточно корма,
поедая множество насекомых, улиток, червей, а также семена, побеги, плоды и
ягоды. И только при сплошном снежном по­крове птицы собираются в парках.
Здесь они ночуют на деревьях и пользуются специальной подкормкой в виде
зерновых отходов, которая регулярно высыпает­ся в постоянных местах с
навесами типа шалашей. Всего в Аскании-Нова содержалось около 40 видов
су­хопутных птиц.
К регулярно гнездящимся в Аскании-Нова завозимым птицам относится лысуха и 12
видов водоплавающих птиц. В их числе два вида лебедей — кликун и шипун,
четыре вида гусей — серый, белолобый, горный и гу­менник, канадская казарка и
пять видов уток — огарь, кряква, каролинка, мандаринка и мускусная. Они
со­ставляют основное ядро птиц, населяющих асканий-ские пруды и искусственные
болота.
Во время гнездования, особенно в начале сезона, вес­ной, кликуны-самцы очень
драчливы. Зимой они смир­нее. Лебеди-шипуны более изящны и грациозны по
сравнению с кликунами. Но от них не услышишь пре­словутой «лебединой песни».
Кликуны трубят, а шипу­ны лишь похрипывают. Лебедей-шипунов разводят в
Аскании-Нова с 1893 года. Они всегда составляют ха­рактерную деталь
асканийского пейзажа с водоемом. Всего в Аскании-Нова 18 видов гусей и
казарок. Большинство завозимых гусей начинает здесь размно­жаться. Однако по
различным причинам они не дости­гают большого количества и только некоторые
виды, как, например, серый гусь, заметно прогрессируют в своей численности.
В асканийском орнитопарке содержалось 34 вида уток. Численность кряквы на
асканийских прудах в течение всего послевоенного времени поддерживается на
уров­не 500 особей. Приблизительно столько же этих птиц ежегодно здесь
выводится и почти такое количество, если не производится отлов, улетает
безвозвратно или, как говорят орнитологи, «абмигрирует». Видимо, аска-нийские
пруды заселены кряквой «до отвалу» и она переселится на новые угодья — в
район целинных зе­мель: Западную Сибирь и северный Казахстан. Таким образом,
обогащаются охотничьи угодья за счет аска­нийского орнитопарка.
Кряква, как и огарь, гнездится здесь в основном в ути­ных домиках, занимая
ежегодно более сотни таких гнездовий. Но в Аскании-Нова есть и популяция
крякв, гнездящихся, как обычно, в природе, на кочках, зава­лах тростника и,
наконец, просто на земле. Множество таких гнезд можно встретить в конце
марта, в апреле, в мае и даже до середины июня в заболоченном за-прудье и на
увлажненной территории примыкающего к орнитопарку Чапельского пода.
К зиме все кряквы, как и остальные утки, а также гуси-лебеди, собираются на
центральном глубоковод­ном пруду зоопарка. Здесь регулярно, два раза в день,
их кормят ячменной дертью, которую засыпают в рас­ставленные по берегам
корытца. У этих корытец со­бираются большие стаи птиц.
Мускусная утка содержится в зоопарке как домашняя. Она уже во многих местах
одомашнена. Это крупные птицы, самцы весом около 3,5 кг, а самки — около 2
кг, которых нетрудно разводить и выгодно откармливать. Проведенные в Аскании-
Нова опыты по гибридизации мускусных уток с домашними показали, что гибридов
откармливать выгоднее. Они быстро растут и по живо­му весу заметно
превосходят своих сверстников среди исходных форм. Правда, гибриды эти
бесплодны, так что выводить их приходится каждый раз заново, а от­кормленных
бить на мясо. Кроме того, в Аскании-Нова получено около 20 различных гибридов
уток, в том чис­ле и общеизвестные плодовитые помеси кряквы с до­машней
уткой. Их используют в качестве подсадных, прпманывающих селезней кряквы на
весенней охоте.
                             6 СТРАУСЫ                             
В Аскании-Нова издавна содержится особая группа птиц. Они не летают, а,
населяя просторные загоны, пасутся здесь и выводят птенцов. Это так
называемые плоскогрудые птицы: африканские страусы, южноаме­риканские нанду,
австралийские эму и шлемоносные казуары. Наиболее крупные из них и, если
говорить о самцах, то и наиболее красивые африканские страу­сы. Эти птицы
достигают 170 кг веса. Самое тяжелое яйцо этого вида весило 2,2 кг — чуть ли
не четыре десятка куриных яиц.
Африканских страусов выпускают на лето в большой загон, где пасется множество
разнообразных копытных. Вместе с каннами, гну и зебрами они весьма удачно
воспроизводят в Аскании-Нова сообщество животных африканской саванны.
Южноамериканских нанду тоже называют страусами, хотя от африканских страусов
они заметно отличаются не только размерами и расцветкой оперения, но и
строением тела.
В «гарем» каждого самца входит 5—7 самок нанду, ко­торые откладывают яйца в
устроенное их владыкой обширное наземное гнездо. Когда в гнезде соберется
более двух десятков яиц, самкам предоставляется пол­ная свобода до очередной
яйцекладки. Ведь и наси­живание этой коллективной кладки и воспитание
вылупившихся сводных братьев и сестер — нандусят полностью обеспечивает
только один самец. Эму водится в Австралии и на прилежащих к ней островах.
Это крупная, весом до 50 кг, трехпалая пти­ца. Ее темное, покрывающее все
тело оперение похоже на волос. Самцы от самок внешне почти не отличимы и
только издаваемые птицами звуки да их поведение выдают пол, и хоть у самца
эму и не бывает, как у нанду, «гаремов», но насиживание кладок и воспита­ние
молодняка и у них приходится только на долю самцов.
Воспроизводство многих в том или ином отношении ценных диких животных в
неволе — величайшее дости­жение как в научном, биологическом, так и в
практи­ческом смысле. В биологическом смысле потому, что, как в свое время
отмечал Чарльз Дарвин (1868), «едва ли в природе существует что-либо более
удиви­тельное, чем чувствительность половых элементов к внешним влияниям... в
связи с чем животные и растения, изъятые из своих естественных условий, часто
становятся отчасти или вполне бесплодными». И дей­ствительно можно привести
ряд примеров абсолютного бесплодия в Лскании-Нова таких видов, как краснозо-
бая казарка, фламинго и других, несмотря на много­летнее содержание
значительного числа особей. Вместе с тем именно в вопросах преодоления
бесплодия диких животных в неволе Аскания-Нова приобрела мировую славу. Ведь
здесь, благодаря особым условиям жизни, получен приплод от 69 видов, подвидов
и гибридных форм копытных, от трех видов страусов и 96 видов килегрудных, или
летающих, птиц. Этот успех необходимо закреплять. Ог случаев полу­чения
приплода надо переходить к регулярному раз­множению диких животных. Пора уже
применять к наиболее ценным и приручаемым видам весь арсенал зоотехнических
методов, именуемых разведением.
     7 ЭКСКУРС   В   ИСТОРИЮ
Вполне естественно возникает вопрос: с чего все это началось? Какова история
Аскании-Нова? Вкратце следует сказать и об этом.
В 1874 году в Аскании-Нова строят первые вольеры, где содержатся местные
дикие птицы и мелкие звери, которых тут же, в степи, ловил крестьянский
мальчик Клим Сиенко. Он, вложивший впоследствии много тру­да в дело развития
асканийского заповедника, был в числе его неутомимых зачинателей. Через
десять лет после устройства первой вольеры в Аскании-Нова был уже маленький
зоопарк. В 1885 году здесь содержалось около 50 видов птиц и 4 вида
млекопитающих, а в 1889 году уже определялись кон­туры будущего
акклиматизационного зоологического парка. Именно 1889 год академик М. Ф.
Иванов назы­вает годом, когда «...было заложено основание знамени­тому
впоследствии асканийскому зоопарку». В этом же году в заграничной печати
появляются об этом и пер­вые сообщения.
С устройством в 1892 году водонапорной башни, снаб­дившей искусственные
насаждения и обширные водо­емы постоянной артезианской водой, Аскания-Нова
постепенно превращается в зеленый остров среди ковыльной степи, где находят
себе приют местные и завозимые дикие животные.
Завозимых животных, преимущественно молодых, пе­редерживали вначале в
небольших вольерах и двори­ках. Затем содержали на специально огороженном
участке степи. И, наконец, многих выпускали в откры­тую степь как на полную
свободу, так и на выпас под надзором пастуха.
В начале XX века в Аскании-Нова, как выше говори­лось, уже размножались
лошади Пржевальского, зуб­ры, бизоны, зебры, антилопы, страусы и множество
других диких копытных и птиц, а параллельно с этим велись работы и по
отдаленной гибридизации. С 1904 года здесь работал профессор Илья Иванович
Иванов. Он одним из первых в России проводил опыты по искусственному
оплодотворению животных. В 1910 году по его же инициативе организована первая
зоотехниче­ская станция в качестве подотдела физиологического отделения
ветеринарной лаборатории при Ветеринар­ном управлении Министерства внутренних
дел. С 1906 года в Аскании-Нова периодически работает профессор Харьковского
ветеринарного института Михаил Федорович Иванов, именем которого
впослед­ствии был назван организованный здесь институт. Широкую известность
начала приобретать Аскания-Нова в связи с Всероссийскими выставками по
живот­новодству (1908, 1910, 1911 гг.), где экспонировались асканийские
животные, а также благодаря множеству публикаций, вышедших в эти годы в
России и за рубежом.
В период с 1911 по 1915 год в Аскании-Нова содержа­лось 52 вида млекопитающих
и 208 видов птиц.
После Великой Октябрьской социалистической револю­ции Аскания-Нова стала
народным достоянием. Декре­том Совнаркома Украины от 1 апреля 1919 года она
была объявлена народным заповедным парком в веде­нии Народного комиссариата
просвещения УССР. В связи с гражданской войной поголовье диких живот­ных в
Аскании-Нова было уничтожено больше чем на­половину. Только части Красной
Армии во главе с М. В. Фрунзе обеспечили охрану оставшихся цен­ностей. В
честь этого знаменательного события одна из главных улиц в Аскании-Нова
называется именем полководца. На домике бывшего штаба М. В. Фрунзе
установлена мемориальная доска.
8 февраля 1921 года следующим Декретом Совнаркома УССР Аскания-Нова была
объявлена Государственным степным заповедником УССР и передана в ведение
Наркомзема Украины. Перед заповедником была по­ставлена задача: сохранить и
изучить целинную степь и ее природу, акклиматизировать и изучить в условиях
степи возможно больше животных и растений, создать и размножить виды животных
и растений народнохо­зяйственного значения.
Для осуществления этих задач был учрежден степной институт с зоологическим и
ботаническим парками, а также с фитотехнической, зоотехнической и научно-
степной станциями. В соответствии с основными за­дачами Аскании-Нова как
заповедника все виды научных и производственных работ на ее территории
проводились с учетом необходимости сохранения пер­воначальной природы степи.
Большая организационная и научная работа по охране, восстановлению и изучению
природы заповедника осу­ществлялась в этот период профессором А. А. Браунером
и его учениками, профессором М. М. Завадовским, Б. К. Фортунатовым и многими
другими.
                    8 О БУДУЩЕМ    АСКАНИИ-НОВА                    
Начало застройки центральной усадьбы Аскании-Нова относится к 70-м годам
прошлого столетия. К 1900 году усадьба состояла из небольшого числа каменных
и саманных жилых домов, складских и сельскохозяй­ственных построек, крытых
черепицей и соломой, часть которых сохранилась до наших дней. Планировка
усадьбы отражала ограниченные хозяй­ственные требования и в известной мере
являлась случайной. Благоустройство и инженерные сети прак­тически
отсутствовали.
После Великой Октябрьской социалистической рево­люции Аскания-Нова начала
быстро расти и хорошеть, превращается в благоустроенный поселок, отвечающий
всем требованиям современного градостроительства. На территории центральной
усадьбы построено здание института, ряд жилых многоэтажных домов, детских
учреждений, магазинов, зданий общественного пита­ния и сооружений
специального назначения. Много сделано по благоустройству, инженерному
оборудова­нию и озеленению центральной усадьбы. Были поло­жены основы
планомерной застройке, подчиненной определенным архитектурным замыслам по
планировке
поселка городского типа. Все это, конечно, меняет облик и самой Аскании-Нова,
создает живописный ансамбль. В 1965 году партия и правительство поставили
перед институтом новые задачи по дальнейшему расширению его научной
деятельности, значительному развитию зоопарка, ботанического сада и всей
научно-производ­ственной базы, по коренной реконструкции Аскании-Нова.
Планом развития Украинского научно-исследователь­ского института
животноводства степных районов им. М. Ф. Иванова предусмотрена организация на
месте существующей центральной усадьбы современного на­учного городка. Это
будет удовлетворять повышенные требования при проведении разносторонних
научных работ. Зоопарк с 900 расширится до 2400 гектаров, дендрологический
парк — до 170 гектаров, заповедная степь — до 11 тысяч гектаров. Созданы
будут крупные проточные водоемы, лесозащитные зоны вокруг насе­ленных
пунктов, построены дороги, инженерные ком­муникации всех видов.
Оригинальный проект развития центральной усадьбы, выполненный институтом
«КиевНИИПградостроитель-ства», решает большую архитектурную и
градострои­тельную задачи, придает поселку новый, более наряд­ный вид. Учтены
при этом все указанные выше тре­бования. Предусмотрена сохранность
существующих капитальных сооружений.
Сложившаяся ситуация застройки центральной усадь­бы, расположение зоопарка и
ботанического сада пред­определили ассиметричную композицию генерального
плана научного городка, с организацией его главной магистрали на
реконструируемой улице Красноармей­ской.
Таким образом, в недалеком будущем перед многочис­ленными туристами и
экскурсантами неожиданно от­кроется перспектива широкой, благоустроенной и
зе­леной магистрали, начинающейся от юго-восточного конца улицы
Красноармейской и заканчивающейся входами в зоопарк и ботанический сад.
У восточного начала магистрали, связанной с шоссей­ной дорогой, ведущей в
научный городок, будут раз­мещены автобусная станция и кемпинг на 100 мест.
Отсюда главная улица (в виде широкого бульвара) подведет посетителей к центру
городка. На этом отрез­ке магистраль расширяется, образуя центральную
площадь, застроенную наиболее значительными обще­ственными зданиями, к
которым относятся — торговый центр, клуб, кинотеатр, гостиница с рестораном,
дом связи. Перед гостиницей и клубом создаются теневые переходы, а на площади
намечается устройство водных зеркал, партерного озеленения и организация
малых архитектурных форм различного назначения. Далее магистраль проходит
вдоль административной зоны, состоящей из существующих зданий института и
ряда новых зданий жилого и общественного значе­ния, и заканчивается у входа в
зоопарк.
Рядом с зоопарком и ботаническим садом северо-во­сточная сторона магистрали
застраивается новыми зданиями научного назначения, главными во всей застройке
городка. Эта часть улицы проходит вдоль научной зоны. Большой и светлый
четырехэтажный лабораторный корпус, оснащенный всеми видами со­временного
инженерного оборудования, включая кон­диционирование воздуха, и лаконичное по
архитек­турному решению двухэтажное здание музея завер­шают общую композицию
застройки магистрали. Они будут хорошо смотреться на фоне зеленого массива
ботанического парка.
Вся селитебная территория городка предназначена для размещения смешанной
(двух- и четырехэтажной) жи­лой застройки, решаемой в виде двух микрорайонов.
Внутри каждого из них будут построены детские учреждения, магазины
повседневного обслуживания населения, а также школа на 960 мест с общежитием
для учащихся.
В зеленой, юго-западной, части городка строится боль­ничный комплекс на 120
мест с поликлиникой и стан­цией скорой помощи.
Все микро-, внутримикрорайонные пространства благо­устраиваются и озеленяются
с выделением детских площадок, участков для фруктовых садов и парков. К
северо-западу от главной магистрали создается но­вый спортивный комплекс со
стадионом на 2000 мест, плавательным бассейном, площадкой для спортивных игр
и развлечений.
Спортивный комплекс примыкает к городскому саду (являющемуся как бы
продолжением ботанического парка), где намечается устройство открытого
летнего кинотеатра, эстрады с танцевальной площадкой и мест отдыха вблизи
небольших водоемов. Между домами разбиваются сады и скверы.
Для сооружаемых зданий предусматривается примене­ние современных конструкций
— железобетонных сбор­ных каркасов, панелей перекрытий и покрытий,
лест­ничных маршей, новых отделочных материалов, широ­ких остекленных
проемов, устройство солнцезащитных мероприятий и керамическая облицовка в
светлых, приятных тонах. Большое внимание уделяется реше­нию и оформлению
интерьеров, особенно в таких зда­ниях, как лабораторный корпус, музей,
гостиница, клуб.
Вокруг научного городка будет создана лесозащитная полоса. В целом научный
городок явится дальнейшим развитием зеленого, тенистого оазиса. Овеянная
легендами Аскания-Нова является уникаль­ным участком природы, настоящей
зоологической жем­чужиной. На обширных степных просторах по-прежне­му будут
свободно пастись многие виды экзотических копытных животных, собранных из
большинства стран мира, будут гнездиться тысячи диких птиц.
Советские ученые создают новые породы сельскохо­зяйственных животных.
Дендрологи акклиматизируют сотни различных пород деревьев и кустарников.
Широкие связи с миром становятся органической чер­той научной и общественной
жизни Аскании-Нова. С каждым годом растет поток советских и иностран­ных
экскурсантов, гостей и туристов, а также различ­ных делегаций.
Аскания-Нова стала туристским центром международ­ного значения. Ежедневно
поступает сюда обширная почта. Связь со всеми уголками Советского Союза и
внешним миром настолько большая, что появилась необходимость создания в
институте специальных служб.
Аскания-Нова вносит большой вклад в мировой науч­ный прогресс; она
олицетворяет ныне мирный созида­тельный труд ученых института, а также
специалистов и рабочих научно-опытного хозяйства. Никакое описа­ние, конечно,
не заменит личного знакомства с этим сказочным уголком юга Украины. Сердца
наших людей всегда открыты советским и зарубежным гостям. В этом может
убедиться каждый, побывав здесь. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АСКАНИЮ-НОВА!
                     Список используемой литературы:                     
     1. Крутыпорох Ф.И., Треус В.Д. «Аскания-Нова» - К. Урожай 1967