Каталог :: Социология

Контрольная: Генеалогическое древо социологии

                               СОДЕРЖАНИЕ.                               
     
1.О.Конт – родоначальник социологии. Учение о трех стадиях развития обществаСтр.3
2.Социальные условия и теоретические предпосылки возникновения и развития социологии.Стр.4
3.Классический тип научности социологии. Учение о методе Э.Дюркгейма.Стр.6
4.Нетрадиционный тип научности. «Понимающая социология» Г.Зиммеля и М.Вебера.Стр.7
5.Основные принципы материалистического учения об обществе К.Маркса и Ф.Энгельса.Стр.10
6.Основные этапы и направления развития социологии в США.Стр.12
7.Развитие социологии в России.Стр.16
1. О.Конт – родоначальник социологии. Учение о трех стадиях развития общества. Расширить и углубить представление о социологии как науке помогает изучение истории ее становления и развития. Естественно возникает вопрос: когда и при каких условиях она возникает, что послужило побу­дительным толчком для формирования новой науки об обществе? Ответ на этот вопрос не совсем простой, поскольку определенные представле­ния об обществе развивались в течение многих столетий. Развитие уче­ния об общественной жизни мы находим уже в античной философии IV века до нашей эры в работах Платона «Законы», «О государстве», в «Политики» Аристотеля и др. Еще активнее эта проблематика раз­рабатывается в Новое время в работах Макиавелли, Руссо, Гоббса и др. Можно ли считать, что тогда уже существовала социология как само­стоятельная наука? Вероятно, нет. Здесь более уместно говорить о соци­альной философии как предшественнице социологии. Для ответа на вопрос о времени появления социологии мы должны опираться на критерии, выдвигаемые науковедением. А оно утверждает, что для решения этого вопроса, прежде всего, необхо­димо иметь в виду, с какого времени социология в качестве отдель­ной специальной науки начала признаваться научным сообществом. История свидетельствует, что это произошло в 40-х годах XIX в. после опубликования О. Контом третьего тома его важнейшей работы «Курс позитивной философии» в 1839 году, где он впервые исполь­зовал термин «социология» и выдвинул задачу изучения общества на научной основе. Именно эта претензия - поставить учение об об­ществе на научную основу - и явились тем отправным фактом, кото­рый привел к формированию и развитию социологии. Как же конкретно обосновывает О. Конт необходимость и воз­можность появления этой новой науки? В системе О. Конта это обос­нование осуществляется на основе сформулированного им закона о трех последовательных стадиях интеллектуального развития че­ловека: теологической, метафизической и позитивной. На первой, теологической, стадии человек объясняет все явления на основе ре­лигиозных представлений, оперируя понятием сверхъестественно­го. На второй, метафизической, стадии он отказывается от апелля­ции к сверхъестественному и пытается все объяснить при помощи абстрактных сущностей, причин и других философских абстрак­ций. Задача второй стадии - критическая. Разрушая прежние представления, она подготавливает третью стадию - позитивную, или научную. На этой стадии человек перестает оперировать абст­рактными сущностями, отказывается раскрывать причины явле­ний и ограничивается наблюдением за явлениями и фиксированием постоянных связей, которые могут устанавливаться между ними. Переход от одной стадии к другой в разных науках совершает­ся последовательно, но не одновременно. И здесь действует один принцип -- от простого к сложному, от высшего к низшему. Чем про­ще объект изучения, тем быстрее там устанавливается позитивное знание. Поэтому позитивное знание сначала распространяется в ма­тематике, физике, астрономии, химии, затем в биологии. Социология же - это вершина позитивного знания. Она опирается в своих иссле­дованиях на «позитивный метод». Последний означает опору теоре­тического анализа на совокупность эмпирических данных, собран­ных в наблюдении, экспериментах и сравнительном исследовании, данных - надежных, проверенных, не вызывающих сомнения. Другой важный вывод, приведший О. Конта к необходимости формирования науки об обществе, связан с открытием им закона раз­деления и кооперации труда. Эти факторы имеют огромное позитив­ное значение в истории общества. Благодаря им появляются социаль­ные и профессиональные группы, растет разнообразие в обществе и повышается материальное благосостояние людей. Но эти же факто­ры ведут к разрушению фундамента общества, поскольку они наце­лены на концентрацию богатства и эксплуатацию людей, на однобо­кую профессионализацию, уродующую личность. Социальные чув­ства объединяют только лиц одинаковой профессии, заставляя враждебно относиться к другим. Возникают корпорации и внутри-корпоративная эгоистическая мораль, которые при известном попус­тительстве способны разрушить основу общества - чувство соли­дарности и согласия между людьми. Способствовать установлению солидарности и согласия и призвана, по мнению О. Конта, социология. О. Конт, в соответствии со своими представлениями о разви­тии, делит социологию на две части: социальную статику и социаль­ную динамику. Социальная статика изучает условия и законы функционирования общественной системы. В этом разделе контовской социологии рассматриваются основные общественные инсти­туты: семья, государство, религия с точки зрения их общественных функций, их роли в установлении согласия и солидарности. В соци­альной динамике О. Конт развивает теорию общественного прогрес­са, решающим фактором которого, по его мнению, выступает духов­ное, умственное развитие человечества.

2. Социальные условия и теоретические предпосылки

возникновения и развития социологии. Как было указано выше, социология возникает в конце ЗО-х - нача­ле 40-х годов XIX в. В социальной сфере это было время крайней не­стабильности. Восстание лионских ткачей во Франции, силезских ткачей в Германии (1844 г.), чартистское движение в Англии, чуть позже революция 1848 г. во Франции свидетельствовали о нараста­нии кризиса общественных отношений. Во времена решительных и быстрых перемен у людей возникает потребность в обобщающей тео­рии, способной прогнозировать, куда движется человечество, на ка­кие ориентиры можно опереться, обрести свое место и свою роль в этом процессе. Как известно, К. Маркс и Ф. Энгельс начинали свою те­оретическую и практическую деятельность в то же время и при тех же обстоятельствах. Они, следуя рационалистической традиции, сформулированной в немецкой классической философии, и опираясь на свой опыт участия в революционном движении, предложили ре­шить эту проблему на основе концепции научного социализма, серд­цевиной которой является теория социалистической революции. О. Конт и другие «отцы-основатели социологии» - Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, М. Вебер - предложили реформистский путь развития обще­ства. Основоположники социологии были сторонниками стабильного порядка. В условиях революционного подъема они думали не над тем, как разжечь пожар гражданской войны, а наоборот, как преодолеть кризис в Европе, установить согласие и солидарность между различ­ными социальными группами. Социология как раз и рассматривалась ими в качестве инструмента познания общества и выработки реко­мендаций по его реформированию. Методической же основой рефор­мизма, с их точки зрения, является «позитивный метод». Этими различными идеологическими установками было про­диктовано и различие в истолковании тех научных открытий, которые были сделаны в ЗО-х - 40-х годах XIX в. В этот период на первый план развития науки выходят химия и биология. Наиболее значительными открытиями того времени являются открытие клетки немецкими учеными Шлейденом и Шванном (1838-1839), на основе которого была создана клеточная теория строения живого вещества, и создание Ч. Дарвином теории эволюции видов. Для К. Маркса и Ф. Эн­гельса эти теории послужили естественнонаучными предпосылками создания диалектического материализма, основным элементом кото­рого является учение о диалектике - «алгебра революции», как ее на­звал В. И. Ленин. Для О. Конта, Г. Спенсера и Э. Дюркгейма эти откры­тия послужили основой для создания учения об обществе, основанного на принципах биологии, - «органической теории развития общества». Пока речь шла в основном о социологических условиях и естест­веннонаучных предпосылках возникновения теоретической социоло­гии. Однако задолго до этого в Европе закладывались основы эмпири­ческой базы социологии и ее методов познания. Методология и мето­дика конкретно-социологических исследований разрабатывались главным образом естествоиспытателями. Уже в XVII--XVIII в. Джон Граунт и Эдмунт Галлей вырабатывали методы количественного ис­следования социальных процессов. В частности, Д. Граунт применил их в 1662 г. к анализу уровня смертности. А работа известного физика и математика Лапласа «Философские очерки о вероятности» построе­на на количественном описании динамики народонаселения. Особенно активно эмпирические социальные исследования в Ев­ропе начали развиваться в начале XIX века под влиянием определен­ных социальных процессов. Интенсивное развитие капитализма в нача­ле XIX в. вело к быстрому росту городов - урбанизации жизни населе­ния. Следствием этого была резкая социальная дифференциация населения, рост числа бедных (пауперизация), увеличение преступно­сти, нарастание социальной нестабильности. В то же время ускоренно формируются «средний слой» и буржуазная прослойка, всегда высту­пающие за порядок и стабильность, укрепляется институт обществен­ного мнения, возрастает число различного рода общественных движе­ний, выступающих за социальные реформы. Таким образом, с одной стороны, отчетливо проявились «социальные болезни общества», с дру­гой - объективно созрели те силы, которые были заинтересованы в их лечении и могли выступать в качестве заказчиков социологических ис­следований, способных предложить «лекарство» от этих «болезней». Особенно интенсивно развитие капитализма в то время происходило в Англии и Франции. Видимо, этим объясняется, что именно в этих странах появляется наибольшее количество работ, посвященных социальным проблемам развития общества. Среди этих работ особо следует отметить «Статистическое описание Шотландии» Джона Сиклера (21 том), «Положение рабочего класса в Англии» Фридриха Энгельса, «Жизнь и труд людей в Лондоне» Чарлза Бута, «Сводка физического и морального состояния рабочих на бумажных, шерстяных и шелковых мануфактурах» Луи Виллерме, «Очерки моральной статистики Франции» Андре Герри, «Европейские рабочие» Фредерика Ле Пле (6 томов). Большое значение для разработки методологии и методики эмпирического социологического исследования имела работа одного из крупнейших статистиков XIX в. Адольфа Кетле «О человеке и развитии способностей, или Опыт социальной жизни» (1835 г.). Неко­торые исследователи считают, что именно с этой работы можно начинать отсчет времени существования социологии, или, как выра­зился А. Кетле, «социальной физики». Эта работа помогла науке об обществе перейти от умозрительного выведения эмпирически не проверенных законов истории к эмпирическому выведению статис­тически рассчитанных закономерностей с применением сложных математических процедур. 3. Классический тип научности социологии. Учение о методе Э. Дюркгейма Как отмечалось выше, социология вычленилась в качестве самосто­ятельной отрасли знания вследствие своей претензии на научное ис­следование общества. Однако в истории социологии никогда не су­ществовало согласия в том, каков критерий научности. Один из крупнейших историков социологии Ю. Н. Давыдов считает необхо­димым говорить о последовательном возникновении в рамках социо­логии, по крайней мере, трех типов научности: классического, неклассического и промежуточного, эклектического. Классический тип научности, по его мнению, был представ­лен такими видными социологами, как О. Конт, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм. Основные принципы классической методологии сводятся к следующим: 1) Социальные явления подчиняются законам, общим для всей действительности. Нет никаких специфических социаль­ных законов. 2) Поэтому социология должна строиться по образу естественных «позитивных» наук. 3) Методы социального исследо­вания должны быть такими же точными, строгими. Все социальные явления должны быть описаны количественно. 4) Важнейшим кри­терием научности является объективность содержания знания. Это значит, что социологическое знание не должно содержать в се­бе субъективные впечатления и умозрительные рассуждения, но описывать социальную действительность, независимо от нашего к ней отношения. Этот принцип нашел свое выражение в требовании «социология как наука должна быть свободна от ценностных суждений и идеологий». Наиболее четко принципы классического типа научности были сформулированы в работе французского социолога 3. Дюркгейма «Правила социологического метода» (1895 г.). Дюркгеймовская соци­ология основывается на теории социального факта. В данной работе Э. Дюркгейм излагает основные требования к социальным фактам, которые позволили бы существовать социологии в качестве науки. Первое правило состоит в том, чтобы «рассматривать соци­альные факты как вещи». Это означает, что: а) социальные факты внешни для индивидов; б) социальные факты могут быть объектами в том смысле, что они материальны, строго наблюдаемы и безличны; в) устанавливаемые между двумя или множеством социальных фак­тов отношения причинности помогают формулировать постоянные законы функционирования общества. Второе правило состоит в том, чтобы «систематически отмежевы­ваться от всех врожденных идей». Это означает, что: а) социология преж­де всего должна порвать свои связи со всякими идеологиями и личност­ными пристрастиями; б) она также должна освободиться от всех предрас­судков, которыми обладают индивиды в отношении социальных фактов. Третье правило состоит в признании примата (первенства, приоритета) целого над составляющими ее частями. Это означает признание того, что: а) источник социальных фактов находится в об­ществе, а не в мышлении и поведении индивидов; б) общество есть автономная система, управляемая своими собственными законами, не сводимыми к сознанию или действию каждого индивида. Итак, социология, по мнению Э. Дюркгейма, основывается на познании социальных фактов. Социальный факт специфичен. Он по­рожден объединенными действиями индивидов, но качественно от­личается по своей природе от того, что происходит на уровне индиви­дуальных сознаний потому, что у него другое основание, другой суб­страт - коллективное сознание. Для того, чтобы возник социальный факт, указывает Дюркгейм, необходимо, чтобы, по крайней мере, не­сколько индивидов объединили свои действия и чтобы эта комбина­ция породила какой-то новый результат. А поскольку этот синтез происходит вне сознания действующих индивидов (так как он обра­зуется из взаимодействия множества сознаний), то он неизменно имеет следствием закрепление, установление вне индивидуальных сознаний каких-либо образцов поведения, способов действий, цен­ностей и т. д., которые существуют объективно. Признание объек­тивной реальности социальных фактов является центральным пунктом социологического метода, по Дюркгейму. 4. Нетрадиционный тип научности. «Понимающая социология» Г. Зиммеля и М. Вебера. Неклассический тип научности социологии разработан немецкими мыслителями Г. Зиммелем (1858-1918) и М. Вебером (1864--1920). В основе этой методологии лежит представление о принципиальной проти­воположности законов природы и общества и, следовательно, призна­ние необходимости существования двух типов научного знания: наук о природе (естествознания) и наук о культуре (гуманитарного знания). Социология же, по их мнению, это пограничная наука, и поэтому она должна заимствовать у естествознания и гуманитарных наук все луч­шее. У естествознания социология заимствует приверженность к точ­ным фактам и причинно-следственное объяснение действительности, у гуманитарных наук - метод понимания и отнесения к ценностям. Такая трактовка взаимодействия социологии и других наук вытекает из их понимания предмета социологии. Г. Зиммель и М. Вебер отвергали в качестве предмета социологического знания такие понятия, как «общество», «народ», «человечество», «коллективное» и т. д. Они считали, что предметом исследования социолога может быть только индивид, поскольку именно он обладает сознанием, мо­тивацией своих действий и рациональным поведением. Г. Зиммель и М. Вебер подчеркивали важность понимания социологом субъектив­ного смысла, который вкладывается в действие самим действующим индивидом. По их мнению, наблюдая цепочку реальных действий людей, социолог должен сконструировать их объяснение на основе понимания внутренних мотивов этих действий. И здесь ему поможет знание того, что в сходных ситуациях большинство людей поступает одинаковым образом, руководствуется аналогичными мотивами. Ис­ходя из своего представления о предмете социологии и ее месте сре­ди других наук Г. Зиммель и М. Вебер формулируют ряд методологи­ческих принципов, на которые, по их мнению, опирается социологи­ческое знание: 1) Требование устранения из научного мировоззрения пред­ставления об объективности содержания наших знаний. Условием превращения социального знания в действительную науку является то, что оно не должно выдавать свои понятия и схемы за отражения или выражения самой действительности и ее законов. Социальная наука обязана исходить из признания принципиального различия между социальной теорией и действительностью. 2) Поэтому социология не должна претендовать на что-то большее, чем выяснение причин тех или иных свершившихся собы­тий, воздерживаясь от так называемых «научных прогнозов». Строгое следование этим двум правилам может создать впе­чатление, что социологическая теория не имеет объективного, обще­значимого смысла, а является плодом субъективного произвола. Чтобы снять это впечатление, Г. Зиммель и М. Вебер утверждают: 3) Социологические теории и понятия не являются результатом интеллектуального произвола, ибо сама интеллектуальная деятель­ность подчиняется вполне определенным социальным приемам и, преж­де всего, правилам формальной логики и общечеловеческим ценностям. 4) Социолог должен знать, что в основе механизма его интеллекту­альной деятельности лежит отнесение всего многообразия эмпиричес­ких данных к этим общечеловеческим ценностям, которые задают общее направление всему человеческому мышлению. «Отнесение к ценностям кладет предел индивидуальному произволу», - писал М. Вебер. М. Вебер различает понятия «ценностные суждения» и «отне­сение к ценностям». Ценностное суждение всегда личностно и субъ­ективно. Это какое-либо утверждение, которое связано с нравствен­ной, политической или какой-либо другой оценкой. Например, выска­зывание: «Вера в бога - это непреходящее качество человеческого существования». Отнесение к ценности - это процедура и отбора, и организации эмпирического материала. В приведенном выше приме­ре эта процедура может означать сбор фактов для изучения взаимо­действия религии и разных сфер общественной и личной жизни чело­века, отбор и классификацию этих фактов, их обобщение и другие процедуры. В чем необходимость этого принципа отнесения к ценнос­тям? А в том, что ученый-социолог в познании сталкивается с огромным многообразием фактов, и для отбора и анализа этих фактов он должен исходить из какой-то установки, которая и формулируется им как ценность. Но возникает вопрос: откуда же берутся эти ценностные пред­почтения? М. Вебер отвечает так: 5) Изменение ценностных предпочтений социолога определя­ется «интересом эпохи», то есть социально-историческими обстоя­тельствами, в которых он действует. Каковы же инструменты познания, через которые реализу­ются основные принципы «понимающей социологии»? У Г. Зиммеля таким инструментом служит, фиксирующая в социальном явлении самые устойчивые, универсальные черты, а не эмпирическое мно­гообразие социальных фактов. Г. Зиммель считал, что над миром конкретного бытия возвышается мир идеальных ценностей. Этот мир ценностей существует по своим собственным законам, отлич­ным от законов материального мира. Целью социологии является изучение ценностей самих по себе, как чистых форм. Социология должна стремиться изолировать желания, переживания и мотивы, как психологические аспекты, от их объективного содержания, вы­членить сферу ценностную как область идеального и на основе это­го построить в виде взаимоотношения чистых форм некую геомет­рию социального мира. Таким образом, в учении Г. Зиммеля чистая форма - это отношение между индивидами, рассматриваемыми отдельно от тех объектов, которые выступают объектами их жела­ний, стремлений и других психологических актов. Формально-гео­метрический метод Г. Зиммеля позволяет выделить общество вооб­ще, институты вообще и построить такую систему, в которой соци­ологическое знание освобождалось бы от субъективного произвола и морализаторских оценочных суждений. Главным инструментом познания у М. Вебера выступают «идеальные типы». «Идеальные типы», по Веберу, не имеют эмпи­рических прообразов в самой реальности и не отражают ее, а пред­ставляют собой мыслительные логические конструкции, создавае­мые исследователем. Эти конструкции формируются с помощью выделения отдельных черт реальности, считающихся исследовате­лем наиболее типическими. «Идеальный тип, - писал Вебер, - это картина однородного мышления, существующая в воображении ученых и предназначенная для рассмотрения очевидных, наиболее «типичных социальных фактов». Идеальные типы - это предель­ные понятия, используемые в познании в качестве масштаба для соотнесения и сравнения с ними социальной исторической реально­сти. По Веберу, все социальные факты объясняются социальными типами. Вебер предложил типологию социальных действий, типов государства и рациональности. Он оперирует такими идеальными типами, как «капитализм», «бюрократизм», «религия» и т. д. Какую же основную задачу решают идеальные типы? М. Вебер считает, что главная цель социологии - сделать максимально понятным то, что не было таковым в самой реальности, выявить смысл того, что было пережито, даже если этот смысл самими людьми не был осознан. Иде­альные типы и позволяют сделать этот исторический или социальный материал более осмысленным, чем он был в самом опыте реальной жизни. 5. Основные принципы материалистического учения об обществе К. Маркса и Ф. Энгельса. Своеобразный синтез классического и неклассического типа на­учности в области социологии представляет собой материалисти­ческое учение об обществе К. Маркса (1818-1883), Ф. Энгельса (1820-1895) и их последователей. При создании этого учения К. Маркс и Ф. Энгельс исходили из натуралистических установок позитивизма, требовавших рассматривать социальные явления как факты и строить обществоведение по образцу естественных наук, с характерным для них причинно- следственным объясне­нием фактов. Предметом социологии в марксизме, как отмечалось выше, является изучение общества, основных закономерностей его развития, а также основных социальных общностей и инсти­тутов. Каковы же наиболее важные принципы материалистичес­кого учения об обществе? 1) Одним из важнейших принципов исторического материа­лизма является признание закономерности общественного разви­тия. Ф. Энгельс, выступая на похоронах К. Маркса, среди главней­ших его достижений отмечал: «Подобно тому, как Дарвин открыл за­кон развития органического мира, Маркс открыл закон развития человеческой истории» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19.- С. 325). Признание закономерности означает признание действия в общест­ве общих, устойчивых, повторяющихся, существенных связей и от­ношений между процессами и явлениями. 2) Признание закономерности в материалистической концеп­ции истории тесно связано с принципом детерминизма, то есть при­знанием существования причинно-следственных связей и зависи­мостей. К. Маркс и Ф. Энгельс считали необходимым из всего много­образия естественных структур, связей и отношений выделить главные, определяющие. Таковым, по их мнению, является способ производства материальных благ, состоящий из производительных сил и производственных отношений. Признание причинной обус­ловленности, определяющей влияние на общественную жизнь спо­соба производства, является другим важнейшим положением марк­систского учения об обществе. В работе «К критике политической экономии» К. Маркс писал: «Производство непосредственно мате­риальных средств к жизни и тем самым каждая ступень экономики народа и эпохи образует основу, из которой развиваются государст­венные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже рели­гиозные представления людей, из которых они поэтому должны быть объяснены, а не наоборот, как это делалось до сих пор» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13.- С. 6-7). 3) Третьим важным принципом материалистического учения об обществе является утверждение о его поступательном прогрес­сивном развитии. Принцип прогресса реализуется в марксизме че­рез учение об общественно-экономических формациях как основ­ных структурах общественной жизни. Общественно-экономическая формация, по определению К. Маркса, представляет собой «обще­ство, находящееся на определенной степени исторического разви­тия, общество со своеобразным отличительным характером». (Там же. Т. 6.- С. 442). Понятие «формация» К. Маркс заимствовал из современного ему естествознания. Этим понятием в геологии, геогра­фии, биологии обозначались определенные структуры, связанные единством условий образования, сходством состава, взаимозависи­мостью элементов. В марксистском учении об обществе все эти при­знаки относятся к социальному организму, образованному на основе сходных закономерностей, с единой экономической и политической структурой. Основу экономической формации составляет тот или иной способ производства, который характеризуется определен­ным уровнем и характером развития производственных сил и соот­ветствующими этому уровню и характеру производственными от­ношениями. Совокупность производственных отношений образует основу общества, его базис, над которым надстраиваются государст­венные, правовые, политические отношения и учреждения, кото­рым, в свою очередь, соответствуют определенные формы общест­венного сознания. К. Маркс и Ф. Энгельс представляли развитие общества как поступательный процесс, характеризующийся последовательным переходом от низших общественно-экономических формаций к выс­шим: от первобытнообщинной к рабовладельческой, затем к фео­дальной, капиталистической и коммунистической. В. И. Ленин, оце­нивая значение этого учения для обществоведения, писал: «Хаос и произвол, царившие до сих пор во взглядах на историю и политику, сменились поразительно цельной и стройной научной теорией, пока­зывающей, как из одного уклада жизни развивается вследствие рос­та производительных сил другой, более высокий» (Ленин В. И. ПСС. Т. 6.- С. 55). Поскольку в марксизме речь идет о неизбежности дви­жения общества по этим ступеням развития к высшей формации, критики марксизма указывают на наличие в нем религиозно-фило­софской концепции провиденциализма - то есть учения о предо­пределенности в развитии человечества. Указывается также на трудности стыковки этой схемы с реальной историей, в том числе и с происходящим в настоящее время отказом народов от «строительст­ва коммунизма». 4) Применение к анализу общества общенаучного критерия закономерности и причинной обусловленности в развитии увязыва­ется в марксизме с признанием своеобразия развития обществен­ных процессов. Эта увязка нашла свое яркое выражение в концеп­ции развития общества как естественноисторического процесса. Естественноисторический процесс столь же закономерен, необходим и объективен, как и природные процессы. Он не только зависит от воли и сознания людей, но и определяет их волю и сознание. Но в то же время, в отличие от процессов природы, где действуют слепые и стихийные силы, естественноисторический процесс представляет собой результат деятельности людей. В обществе ничто не соверша­ется иначе, как проходя через сознание людей. В связи с этим в марксистской социологии большое внимание уделяется изучению диалектики объективной закономерности и сознательной деятель­ности людей. 5) Все вышеизложенное показывает, что марксистская соци­ология находится в русле традиционного типа научности и нацеле­на на признание объективности научных знаний об обществе, но в ней существует и противоположная тенденция, которая ориенти­руется на то, что у Г. Зиммеля и у М. Вебера называется принципом отнесения к ценности, то есть согласование эмпирических данных и теоретических выводов «с историческим интересом эпохи», под ко­торым понимались исключительно интересы пролетариата. Этот подход трансформировался у В. И. Ленина в принцип партийности. Согласно этому принципу социологическое исследование, любая теория общественной жизни несут на себе отпечаток социально- классовых позиций ее авторов. Предлагалась такая логика рассуж­дений: ученый-обществовед действует в определенных условиях и не может быть свободным от них. Эти условия накладывают соот­ветствующий отпечаток на его исследования. Ученый-обществовед принадлежит к определенной социально-классовой группе, и он не может игнорировать социально-классовые интересы. В обычных случаях (чаще всего, когда он придерживается консервативных убеждений) он отражает интересы того класса, к которому сам при­надлежит. В других случаях (когда развивает революционные кон­цепции) он покидает позиции своего класса и выражает классовые интересы передовых общественных сил. Поскольку ученые-обще­ствоведы, стоявшие на марксистских позициях, заявили о том, что они отражают интересы пролетариата, рабочего класса, то, естест­венно, возникал вопрос, не противоречит ли их такая «ангажиро­ванность» провозглашаемому ими же принципу объективности. В работах марксистов это противоречие разрешалось по такой схе­ме: поскольку пролетариат является самым передовым, прогрес­сивным классом, то он выражает запросы и интересы всего челове­чества (пролетарское совпадает с общечеловеческим), а, следова­тельно, он заинтересован в объективном анализе общественных процессов. А это означает, что в учении марксизма об обществе партийность совпадает с объективностью. Однако исследователи отмечают, что в результате реализации принципа партийности на­учные исследования об обществе были крайне идеологизированы. Они носили односторонний, необъективный характер. Результаты и выводы этих исследований попадали в зависимость от интересов правящей в странах «реального социализма» политической элиты, «партийной верхушки». 6. Основные этапы и направления, развития социологии в США. Наибольшее развитие социологические исследования получили в США. Исследователи истории социологии считают, что если в XIX ве­ке центром социологической мысли была Западная Европа, то начи­ная с 20-х годов XX в. США прочно удерживают позиции лидера в ми­ровой социологии. Решающее влияние на бурное развитие социологии в США оказали два взаимосвязанных фактора: быстрое прохождение социологией всех пяти стадий внешней институционализации и боль­шой объем конкретных, эмпирических социальных исследований. В Западной Европе социология долго развивалась на инициа­тивной основе. Например, О. Конт не имел постоянного заработка, и многие социологи, за исключением Г. Зиммеля, М. Вебера, Э. Дюркгейма, были вынуждены работать вне университетской сферы. В США же социология с самого начала начинает складываться как университетская наука. В 1892 году была открыта первая в мире кафедра социологии и социологический факультет в Чикагском университете (декан Дж. Смолл). В 1901 году курс социологии пре­подавался в 169 университетах и колледжах, а к концу 80-х годов почти в 250. Социология в США с самого начала формируется как при­кладная эмпирическая наука. Уже в 1910 г. в стране было проведено более 3 тысяч эмпирических исследований. Сейчас их количество возросло на два порядка. Социологические исследования базируют­ся на большой финансовой основе. В настоящее время на проведение социологических исследований ассигнуется до 2 миллиардов долла­ров. Причем примерно половину этой суммы ассигнует правительст­во США, а половину - частный бизнес. В стране имеется около 100 тысяч специалистов по социологии, которые объединяются в ряд ас­социаций. Правительство и предприниматели рассматривают соци­ологию как важный инструмент преодоления социальных конфлик­тов и обеспечения социальной стабильности, как инструмент соци­ального контроля и управления, повышающий производительность труда и обеспечение благосостояния граждан. Благодаря развитию эмпирических исследований, разработке фундаментальной методо­логии, использованию математического и статистического аппарата, моделирования и эксперимента социология в США превратилась в точную науку. Эмпирические социологические исследования диктовались общественными потребностями. Большое место в них занимают про­блемы социализации различных социальных групп, адаптация к но­вым для людей социальным и культурным условиям. В этом плане наибольшее влияние на разработку социологии в США оказало вы­шедшее в 1918 г. двухтомное исследование Ф. Знанецкого и У. Тома­са «Польский крестьянин в Европе и Америке», где рассматрива­лись проблемы адаптации эмигрантов к условиям США. В этой рабо­те были вычленены основные принципы методологии и методики конкретно-социологических исследований. Значительное развитие в США получили исследования по со­циологии труда и управления. Еще в 90-х годах американский ученый Фредерик Уинслоу Тейлор (1856 -- 1915) произвел комплексные ис­следования на предприятиях и создал первую в мире систему НОТ (научная организация труда). Тейлор подробно изучил социально-экономическую организацию предприятия и пришел к выводу, что технические и организационные нововведения сами по себе неэффек­тивны. Они упираются в так называемый «человеческий фактор», в материальное и моральное стимулирование, в искусство администра­ции управлять предприятием. Тейлор первым из ученых раскрыл и объяснил явление рестрикционизма (от англ. гestriction - ограниче­ние), т. е. феномен «работы с прохладцей», сознательное ограничение рабочими выработки. По Тейлору, в основе этого феномена лежит ме­ханизм группового давления и блокирования формальных норм с по­мощью неформальных, для того, чтобы воспрепятствовать стремле­нию предпринимателей увеличивать эти нормы выработки через по­нижение расценок. Тейлор разработал и внедрил сложную систему организационных мер - хронометрию, инструкционные карточки, методы переобучения рабочих, плановое бюро, сбор социальной ин­формации, новую структуру функционального администрирования. Огромное влияние на развитие американской социологии труда, организации, планирования и управления оказали знаменитые Хоторнские эксперименты, проводимые под руководством Э. Мэйо в 1927 -1932 гг. Хоторнские эксперименты проводились в условиях жес­точайшего экономического кризиса, потрясшего США и страны Запад­ной Европы, и их главной задачей было стремление изыскать дополни- тельные факторы повышения эффективности производства. Ученые - экспериментаторы в начале эксперимента разбили испытуемых на две группы: экспериментальную и контрольную. Они изменили условия работы экспериментальной группы: освещение рабочих мест, темпера­туру в помещениях, влажность воздуха, число пауз на перерывах и другие внешние факторы. Но в ходе эксперимента было установлено, что эти факторы играют весьма незначительную роль. Главное же вли­яние на производительность труда оказывают психологические и соци­ально-психологические условия трудового процесса. В данных экспе­риментах было открыто явление неформальной организации трудо­вых коллективов. Любая группа рабочих разделяется на подгруппы (клики), но не по профессиональным, а по личным признакам. В этой группе выделялись лидеры, аутсайдеры и независимые. Каждая под­группа придерживалась особых правил поведения. Неформальные нормы, регулирующие отношения в данной подгруппе, распространя­лись и на трудовую деятельность. В частности, эти непредписанные нормы регулировали выработку отношений с руководством и т. д. На основе Хоторнских экспериментов Э. Мэйо и его сотрудни­ками была сформулирована так называемая доктрина «человечес­ких отношений». Методологической основой данной доктрины явля­ются следующие принципы: 1) человек представляет собой социаль­ное существо, ориентированное на других людей и включенное в контекст группового поведения; 2) с природой человека несовместима жесткая иерархия и бюрократическая организация подчиненности; 3) руководители предприятий в большей мере должны ориентиро­ваться на удовлетворение потребностей людей, или на чисто техни­ческие факторы поднятия производительности труда и максималь­ное достижение прибыли. Такая ориентация способствует удовле­творенности индивида своей работой и благоприятствует социальной стабильности; 4) производительность труда будет более эффектив­ной, если индивидуальное вознаграждение будет подкреплено груп­повым, коллективным, а экономические стимулы - социально-пси­хологическими (благоприятный моральный климат, удовлетворен­ность трудом, демократический стиль руководства). Отсюда берет начало разработка новых средств повышения производительности труда, таких, как «сопричастное управление», «гуманизация труда», «групповое решение», «просвещение служащих» и т. д. Доктрина «человеческих отношений» дала толчок разработке проблем мотивации поведения. На ее основе Абрахамом Маслоу в 1943 г. была разработана иерархическая теория потребностей. А. Маслоу классифицировал потребности личности на базисные (основные) и про­изводные (метапотребности). Базисные (в пище, в воспроизводстве, бе­зопасности, в одежде, в жилище и т.д.), производные (в справедливос­ти, благополучии, порядке и единстве социальной жизни). Маслоу рас­положил все потребности в восходящем порядке -- от низших физиологических до высших духовных. Главное же в теории А. Маслоу заключается не в самом расположении потребностей, а в объяснении их движения. Потребности каждого нового уровня становятся актуальны­ми, т. е. насущными, требующими удовлетворения лишь после того, как удовлетворены предыдущие. Голод движет человеком до тех пор, пока он не удовлетворен. После того, как он удовлетворен, вступают в дейст­вие в качестве мотивов поведения другие потребности. На основе идей Маслоу была разработана двухфакторная теория мотивации Ф. Херцберга (1950) и теория стилей управления Д МакГрегора (1957). Соглас­но теории Ф. Херцберга, только внутренние факторы, т. е. содержание работы, повышают удовлетворенность трудом. Внешние же факторы, т. е. условия работы: заработок, межличностные отношения в группе, политика компании, стиль управления и другие - Херцберг называл гигиеническими. Они могут снизить уровень неудовлетворенности тру­дом, способствовать закреплению кадров, но не окажут существенного влияния на повышение производительности труда. Ф. Херцберг сфор­мулировал такие зависимости: удовлетворенность есть функция со­держания работы, а неудовлетворенность - функция условий труда. Обе системы являются разнонаправленными плоскостями поведения. Теория стилей управления Д. МакГрегора описывает черты трех основных стилей управления: 1) авторитарный стиль, для ко­торого характерен жесткий контроль, принуждение к труду, нега­тивные санкции, акцент на материальное стимулирование; 2) демо­кратический стиль, делающий упор на использование творческих способностей подчиненного, гибкий контроль, отсутствие принуждения, самоконтроль, участие в управлении, акцент на моральных стимулах к труду; 3) Смешанный тип, чередующий элементы авто­ритарного и демократического стиля управления. Д. МакГрегор не считает необходимым рекомендовать как более предпочтительный тот или иной стиль управления. По его мнению, преж­де чем выбрать ту или иную модель на предприятии, следует провести диагностическое исследование и выяснить ряд вопросов: каковы уровень доверительности в отношениях управляющих и подчиненных, состояние трудовой дисциплины, уровень сплоченности и другие элементы соци­ально-психологического климата в коллективе. На основе этих исследо­ваний в США сформировались два общественных течения - внедрение новых форм организации труда и программа улучшения качества жизни. Проведение эмпирических социологических исследований и создание различных прикладных теорий базировались на опреде­ленных методологических установках. Долгое время в США в мето­дологии социологических исследований господствовал бихевиоризм. Бихевиоризм (от англ. behaviour - поведение) утверждает, что со­циология - это поведенческая наука, или наука о человеческом по­ведении. Основоположниками бихевиоризма были Э. Торндайк, Д. Б. Уотсон, Б. Скиннер. Согласно учению бихевиористов, все пове­дение человека сводится к стимулам и реакциям. Меняя стимулы, вы задаете определенные реакции. Следовательно, поведение человека в значительной мере управляемо. Бихевиористы рассматривали за­дачу социологии как создание науки об управлении людьми. Бихевиоризм абсолютизирует эмпирические методы исследо­вания. Смысл исследования социологов, с точки зрения его предста­вителей, состоит не в объяснении, а в описании поведения. Поэтому главные усилия исследователя должны быть сосредоточены на соби­рании фактов и их описании. Всякая попытка объяснения может привести только к искажению, затмению фактов, к идеологическим спекуляциям. Исходя из этой установки бихевиористы рассматри­вают наблюдение и эксперимент как основные методы исследования. При обработке данных абсолютное предпочтение отдается количе­ственным, математическим и статистическим методам. Положительным в методологии бихевиоризма является стремление к строгости и точности социологических исследований. Однако абсолютизация поведенческого аспекта, внешних форм ис­следования и количественных методов анализа ведет к упрощенно­му взгляду на общественную жизнь в целом и на личностное взаимо­действие, в частности, так как наблюдаемые объекты по многим су­щественным параметрам не могут быть изморены. Для проведения глубоких социологических исследований необходимо создание предварительных рациональных конструкций в виде научных гипо­тез, понятийного аппарата и т. д. Не менее важное значение имеет разработка методологии проникновения во внутренний интимный мир человеческой личности, познание ее ценностных, психологичес­ких и иных мотиваций. Поиски таких методологий в американской социологии привели к разработке функционализма, структурно-функционального анализа и других теорий. Рассмотрение этих тео­рий будет проведено в последующих темах в связи с анализом тех или иных актуальных проблем социологии. 7. Развитие социологической мысли в России. Социологическая мысль в России развивается как часть общемиро­вой социологической науки. Испытывая влияние со стороны различ­ных течений западной социологии, она вместе с тем выдвигает ори­гинальные теории, в которых отражается своеобразие развития рос­сийского общества. В развитии социологической мысли в России исследователи выделяют три основных этапа. Первый этап - с сере­дины XIX века до 1918 года XX века, второй - с начала 20-х годов до конца 50-х годов, третий - с начала 60-х до наших дней. Кратко оха­рактеризуем каждый из этих этапов. Первый этап, прежде всего связан с творчеством таких крупных социальных мыслителей, как П. Л. Лавров (1829 - 1900) и Н. К. Михайловский (1822 - 1904). Развиваемое ими направление социальной мысли получило название субъективной социологии. Основополагающие идеи этого направления были впервые сформулированы в знаменитых «Исторических письмах» П. Л. Лаврова (1870). Как и у других класси­ков теоретической социологии - О. Конта, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма, в центре внимания субъективной социологии стояли разработка учения об обществе в целом, выявление закономерностей и направленности его развития. Значительное внимание представители субъективной социо­логии уделяли разработке теории общественного прогресса. Сущность общественного развития, по Лаврову, состоит в переработке культуры, а именно: в переработке традиционных, склонных к застою обществен­ных форм в цивилизацию, характеризующуюся гибкими, динамичны­ми структурами и отношениями. Цивилизация истолковывается субъективными социологами как сознательное историческое движение. Это движение осуществля­ется, прежде всего, критической мыслью. Но поскольку мысль реально осуществляется только через действия личности, постольку, рассуж­дают они, главной движущей силой общественного развития выступа­ют критически мыслящие личности, передовая интеллигенция. Личность в концепции субъективных социологов выступает не только главной движущей силой общества, но и мерилом общест­венного прогресса. Идеалом общественного развития является со­здание таких отношений, при которых бы были созданы предпосыл­ки для всестороннего развития («разнородности») личности. Однако, по мнению субъективных социологов, история до сих пор шла по ли­нии развития «разнородности» общества, его социальной диффе­ренциации и разделения труда, что приводило к односторонности личности, к превращению ее в простой придаток общественного ме­ханизма. Полноценное развитие личности, по мысли субъективных социологов, возможно только в рамках социализма, где будут реализованы идеалы свободы, равенства и справедливости. Однако следу­ет отметить, что концепция социализма в субъективной социологии довольно существенно отличалась от марксистской концепции соци­ализма и, тем более, от так называемого «реального социализма», ко­торый был воплощен в СССР и других странах социалистического содружества. Н. К. Михайловский определял социализм как «твор­чество личного начала при посредстве начала общинного». В связи с этим в субъективной социологии значительное внимание уделяется разработке вопроса об особом пути России к социализму, при кото­ром должны быть учтены особенности российского опыта. В связи с этим, субъективные социологи развивали учение о некапиталистическом пути развития России, в основе которого лежала идея о пере­ходе к социализму через использование и преобразование коллекти­вистских традиций докапиталистических форм устройства труда и. Быта - общины («мира»), артели и др. В тесной связи с общесоциологической теорией находилась и методология субъективной социологии. В ней подчеркивалась мысль о существовании принципиального различия между природными и общественными явлениями. Природные - это закономерные, повторяющиеся явления, общественные - неповторимые, индивидуаль­ные, изменяющиеся. На основу этого разграничения утверждалась необходимость использования различных методов познания - на­учного и социологического. Естественнонаучный метод в своей основе - объективный метод. Социологический же должен быть субъективным методом. Обоснование необходимости использования субъективного метода в социологии строилось по такой схеме: основной единицей обще­ства является не класс, группа, коллектив, а личность. Социаль­ную деятельность личности определяют не какие-то внешние факторы, а ее субъективные помыслы и цели. Познать объектив­ными методами эти помыслы и цели невозможно. Поэтому изуче­ние личности социологом может быть осуществлено только по принципу «сопереживания», когда, по выражению Михайловского, «наблюдатель ставит себя в положение наблюдаемого». В со­ответствии с этой установкой разрабатывается субъективная кон­цепция истины. Истина, по Михайловскому, не есть воспроизведение объек­тивных свойств вещей самих по себе, она существует для человека и есть удовлетворение его познавательной способности. Но такой под­ход вел к отрицанию закономерности и, по сути дела, оправдывал произвольное истолкование общественного процесса. Чтобы избежать произвола мнений, Н. К. Михайловский выдвигает идею, что за критерий истины необходимо принимать познавательную способ­ность «нормального человека», нормального не только физиологиче­ски, но и поставленного в благоприятные для нормального развития его личностных качеств социальные условия. Кроме того, позиция «нормального человека» должна отражать интересы подавляющей части общества, то есть трудящегося большинства. Поэтому социология должна начать с некоторой утопии, то есть с построения соци­ального идеала общества, обеспечивающего полнокровное развитие человеческих способностей. В русле субъективной социологии шло решение конкретных проблем политической социологии, механизма связи лидера и массы («Герои и толпа»), роль партии в обществен­ной борьбе («Исторические письма») и др. Наряду с субъективной социологией, заметное место в соци­альной науке того периода занимают работы М. М. Ковалевского (1851-1916).Ведущую роль в своей социологической теории М. М. Ковалевский отводит учению о социальном прогрессе, сущность кото­рого он видел в развитии солидарности между социальными группа­ми, классами и народом. Одной из основных задач социологии М. М. Ковалевский считал выявление сущности солидарности, описание и объяснение многообразных ее форм. В своих многочисленных рабо­тах М. М. Ковалевский активно использовал и развивал сравнитель­но-исторический метод, с помощью которого стремился выявить об­щее и особенное в социальных явлениях, осуществить познание раз­личных исторических ступеней развития одного и того же явления или двух разных осуществляющих явлений. М. М. Ковалевский ве­рил, что с помощью сравнительно-исторического метода через «па­раллельное изучение фактов и явлений общественной эволюции на­родов можно выявить общую форму поступательного движения об­щественной жизни». Параллельно с субъективной социологией и позитивизмом М. М. Ковалевского, в борьбе с ними в России развивалась социология марксизма, представленная два основными теориями. Ортодоксаль­ный марксизм в тот период представляли две ведущие фигуры - Г. В. Плеханов и В. И. Ленин, так называемый «легальный марк­сизм» - П. Б. Струве, М. И. Туган-Барановский, Н. А. Бердяев и др. Основные принципы марксистской методологии были изложены в предыдущем разделе, и представители ортодоксального марксизма в России в целом их разделяют. Однако при решении конкретных проблем общественного ус­тройства между Г. В. Плехановым и В. И. Лениным существовали се­рьезные различия, которые в преддверии Октябрьской революции перешли в стадию непримиримой борьбы. Так называемый «легаль­ный марксизм» как течение социальной мысли носил временный, социокультурный характер, связанный с увлечением либеральной интеллигенции марксистскими идеями в период кануна револю­ции 1905 - 1907 гг. После ее поражения либеральная интеллигенция отошла от марксизма, и «легальный марксизм» прекратил свое существование. Следует также отметить, что в этот период у социологии накапливается большой фактический материал, шла отработка методов конкретно-социологического анализа с использованием достижений статистики, демографии и других смежных дисцип­лин. В 1869 г. вышла в свет работа известного общественного деяте­ля В. В. Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России». В этой работе автор обобщил значительный статистический матери­ал в личные наблюдения, касающиеся социального и экономического положения рабочих и крестьян в различных губерниях России. За­метным событием в развитии социальной мысли России была двух­томная работа Ю. Янсона «Сравнительная статистика России и западноевропейских государств (1878 - 1880 гг.)», в которой автор представил богатый фактический материал о социальных процессах в послереформной деревне. Большое влияние на развитие социоло­гии в России оказала опубликованная в 1899 году книга В. И. Ленина «Развитие капитализма в России». В первый период появляются также крупные работы российских социологов А. Богданова, В. Шулятикова, П. Сорокина, К. Тахтарева, посвященные проблемам соци­альной стратификации, теории классов. Второй период развития социологической мысли в России характеризуется нарастанием процесса институционализации, при­обретением социологической наукой статуса социального института. В 1918 - 1919 гг. в Петроградском и Ярославском университетах были созданы кафедры социологии, введена ученая степень по социоло­гии. В 1919 г. был учрежден Социологический институт. В 1920 г. в Пе­троградском университете при факультете общественных наук бы­ло создано социологическое отделение, во главе которого стал Питирим Александрович Сорокин (1889 - 1968) - крупный ученый и общественный деятель, внесший существенный вклад в развитие отечественной и мировой социологии. П. А. Сорокин - один из лиде­ров правого крыла партии эсеров, после Февральской революции 1917 года - секретарь Керенского, с 1920 г. - профессор Петроград­ского университета, в 1922 г. в числе большой группы российской ин­теллигенции по решению ЦК ВКП(б) выслан из России за границу. Жил и работал в США, где и опубликовал ряд крупных работ. Один из родоначальников теории социальной стратификации и социаль­ной мобильности. На втором этапе продолжается развитие теорети­ческой социологии. В 20-х годах издается обширная социологическая литература: Сорокин П. А. «Основы социологии» (в 2-хтт., 19222.), Хвостов В. М. «Основы социологии. Учение о закономерностях общественного процесса» (1928г.), Бухарин Н. А. «Теория исторического материализма. Популярный учебник марксистской социоло­гии» (1922 г.), Салынский М. С. «Социальная жизнь людей. Введение в марксистскую социологию» (1923 г.) и др. Основная направлен­ность этих работ состояла в выявлении соотношения истории рус­ской социологической мысли и социологии марксизма, в стремлении сформулировать оригинальную социологию марксизма и опреде­лить ее место в системе марксизма. Наряду с разработкой теоретических вопросов разворачивались эмпирические социологические исследования. Центральное место в них занимают исследования по социальным и социально-психологическим проблемам труда и быта рабочих и крестьян В этой области наиболее плодотворно работали А. К. Гастев, С. Г. Струмилин, А. Ф. Журавский и др. В тот же период активно разрабатывались социальные проблемы города, наро­донаселения и миграции (Н. Анцифиров, А Годулов, В Смулевич и др.), социальные проблемы культуры (И. Загорский, Н. Трояновский, Р. Елизаров). В ЗО-х годах марксизм окончательно утвердился в качестве идеологической основы общества, социология была объявлена фило­софской наукой. Было провозглашено, что «исторический материа­лизм - это и есть социология марксизма», и, следовательно, эмпири­ческие конкретно-социологические исследования, как несовмести­мые со спецификой философской теории, выводились за пределы социологии. Это была теоретическая предпосылка разгрома социоло­гии и ее полного упадка в СССР. Практическая же предпосылка упад­ка связана с идеологией тоталитаризма. Социологические исследова­ния, как научные исследования, опирающиеся на точные факты, бы­ли не нужны тоталитарному режиму, так как они вступали в противоречия с пропагандой так называемых «социалистических за­воеваний». Начиная с этого времени, осуществляется идеологизация всей общественной жизни, в том числе и науки. Социология как соци­альный институт полностью прекращает свое существование. От­дельные ее проблемы развиваются в рамках смежных дисциплин: ис­торического материализма, демографии, статистики, психологии. Возрождение социологии как науки начинается в конце 50-х - на­чале 60-х годов, на волне «хрущевской оттепели». В этот период были проведены масштабные социологические исследования по изучению влияния научно- технического прогресса на социальную и профессио­нальную структуру работников, их отношение к труду. Большое распро­странение получило «социальное планирование», составление планов со­циального и экономического развития промышленных предприятий, колхозов и совхозов и даже некоторых городов. В ходе этих исследований был накоплен богатый фактический материал; отработаны методики со­циологического исследования, приобретены навыки проведения социо­логических исследований большим количеством социологов- самоучек. В 60-х годах социология вновь восстанавливает статус соци­ального института. В середине 1960 года было создано первое социо­логическое учреждение - отдел социологических исследований в Институте философии АН СССР и лаборатория социологических ис­следований при Ленинградском госуниверситете. В 1962 году была создана Советская социологическая ассоциация, а в 1964 году на фи­лософском факультете МГУ - кафедра конкретно-социологических исследований. В 1969 году был создан институт конкретно-социоло­гических исследований АН СССР с отделениями в союзных респуб­ликах и крупных региональных центрах: Свердловске, Новосибир­ске, Ленинграде. С 1974 года начал выходить специализированный журнал «Социологические исследования». С 1988 г. образованы соци­ологические факультеты в Московском, Ленинградском, Свердлов­ском, Киевском университетах. В настоящее время существует ряд академических, вузовских и независимых социологических центров, проводящих широкие эмпирические и теоретические исследования в самых различных областях общественной жизни.