Каталог :: Политология

Диплом: Евро

ВВЕДЕНИЕ
Создание Европейского экономического и валютного союза, основанного на
введении единой валюты (евро), является одним из наиболее масштабных проектов
нашего времени, и его осуществление будет иметь глобальные экономические и
политические последствия в XXI веке. Появление единой валюты оценивается как
крупное историческое событие на Европейском континенте, но его значение
выходит далеко за границы Европы: дальнейшая эволюция этого процесса будет
иметь определяющее влияние на функционирование международной валютно-
финансовой системы и развитие всей мировой экономики и политики.
Экономический и валютный союз государств-членов Европейского союза,
появившийся в итоге пятидесятилетнего процесса конвергенции экономик
западноевропейских стран, является высшей формой экономической интеграции. В
результате его создания впервые за последние полвека на мировых финансовых
рынках появилась реальная альтернатива доллару США, а в международной
валютно-финансовой системе стали формироваться другие полюсы притяжения.
Конечная цель Европейского союза состоит в создании новой международной
валюты, способной конкурировать с американским долларом. Уже по одной этой
причине политическое и экономическое влияние ЭВС не может ограничиться
рамками Европейского союза: уже сейчас активно происходит усиление позиций
объединяющейся Европы на международных финансовых и валютных рынках, к евро
постепенно привязываются валюты стран Центральной и Восточной Европы. В
ближайшие годы этот процесс может приобрести лавинообразный характер.
Появление Европейского валютного союза уже отразилось на экономических и
политических отношениях государств Европейского союза с нашей страной. Между
тем в Беларуси по-прежнему широко распространено мнение, будто евро – это
просто новая валюта, поэтому все связанные с ней проблемы носят чисто
технический характер и затрагивают только банки. Однако вопросы, связанные с
появлением евро, значительно сложнее.
Европейский валютный союз, несмотря на все трудности и противоречия роста,
становится центром притяжения для остальных частей континента. Все эти
тенденции заметно меняют внешние условия, в которых нашей стране приходится
«вписываться» в мировую экономику, и делают необходимым более активное и
разнообразное взаимодействие с европейскими партнерами.
Кроме того, опыт постепенного формирования единого рынка в ЕС представляет
несомненный интерес для всех стран, стремящихся к эффективной экономической
интеграции. В то же время полувековая практика европейской интеграции, во
многом уникальная, требует осмысленного и творческого подхода к ее
использованию. Ввиду того, что интеграционные процессы охватывают практически
весь Европейский континент, понимание их сути позволит выбрать адекватные
модели сотрудничества нашей страны не только с государствами расширяющегося
Европейского союза, но и с соседями по СНГ.
Анализ использованной литературы позволяет сделать вывод, что проблема
введения новой валюты интересует многих исследователей. Однако, в Беларуси
нет достаточно большого числа экспертов и аналитиков, которые способны
реально оценить все связанные с введением евро проблемы и противоречия.
Поэтому хочу отметить работы и публикации Д.Н. Курочкина, который активно
занимается исследованием и изучением этой проблемы на протяжение уже
нескольких лет.
                                                                              
     
ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ О ЕВРОПЕЙСКОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ И ВАЛЮТНОМ СОЮЗЕ
     1.1.ИСТОРИЯ И ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ ВАЛЮТНОГО СОЮЗА В ЕВРОПЕ
Идея создания единой валюты на Европейском континенте появилась давно. Однако
с особой остротой этот вопрос возник после второй мировой войны, которая
нанесла серьезный удар по международной валютной системе. В середине ХХ века
впервые в современной истории Европа оказалась без мировой валюты:
послевоенная Бреттон-Вудская модель международной валютной системы
базировалась на долларе США, который еще в 30-е гг. Вытеснил с лидирующих
позиций британский фунт стерлингов. Поэтому в 1950 г. был создан Европейский
платежный союз, в который вошли ФРГ, Франция, Великобритания, Бельгия,
Нидерланды, Люксембург, Дания, Швеция, Норвегия, Исландия, Швейцария,
Австрия, Италия, Греция, Португалия и Турция (впоследствии он был
преобразован в Европейское валютное соглашение) [3, c.7].
В апреле 1951 г. был подписан Парижский договор о создании Европейского
объединения по углю и стали, положивший начало европейской экономической
интеграции. Однако первые реальный предпосылки полноценного валютного
сотрудничества появились с подписанием 25 марта 1957 г. Римского договора об
учреждении Европейского экономического сообщества (ЕЭС) в составе  ФРГ,
Франции, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Экономическое
объединение Европы всей логикой своего развития вело к необходимости наличия
единых денежных знаков, и уже в 1962 г. Комиссия ЕЭС выдвинула для этих стран
идею единой валюты. Правда, первоначально в рамках Римского договора
валютному сотрудничеству отводилась вспомогательная роль обеспечения работы
таможенного союза, но после его оформления в 1968 г. вопрос о создании
валютного союза вновь стал актуальным, а катализатором процесса оказалась
происшедшая в 1969 г. ревальвация немецкой марки по отношению к французскому
франку [3, c.8].
И вот в декабре 1969 г. на Европейском совете в Гааге впервые цель создания
Европейского валютного союза была переведена в практическую плоскость. В
октябре 1970 г. появился так называемый «план Вернера», в котором была
сформулирована концепция перехода к валютному союзу через необратимой
взаимной конвертируемости национальных валют, полную либерализацию движения
капиталов, установление неизменных валютных курсов и замену национальных
валют единой европейской валютой к 1980 г. В марте 1971 г. Совет министров
экономики и финансов ЕЭС высказал принципиальное согласие с идеей движения к
экономическому и валютному союзу, но это решение было половинчатым: министры
договорились лишь о сокращении лимитов колебаний валютных курсов, а вопросы
координации экономической политики и установления общих ориентиров в
бюджетной сфере были отложены на будущее. Однако «плану Вернера» не суждено
было сбыться [3, c.8].
В апреле 1975 г. была введена европейская расчетная единица – ЕРЕ (European
unit of account - EUA), курс которой зависел уже не от доллара, а от рыночной
стоимости составляющих ее европейских валют [3, c.9]. Эта единица
использовалась в межгосударственных расчетах и бюджете ЕЭС, в операциях
Европейского инвестиционного банка.
В 1977 г. идея валютного союза была вновь реанимирована канцлером ФРГ Г.
Шмидтом и президентом Франции В. Жискар д’Эстеном и поддержана тогдашним
председателем Комиссии ЕС Р. Дженкинсом. На сессии Европейского совета 5-6
декабря 1978 г. в Брюсселе было принято решение о создании Европейской
валютной системы. В итоге 13 марта 1979г. появилась европейская валютная
единица – «экю» (European currency unit - ECU) и основанная на ней
Европейская валютная система (ЕВС). Важной особенностью ЕВС было то, что она
включала в свой состав все страны ЕЭС [3, c.9-10].
В феврале 1988 г. министр иностранных ел ФРГ Г.-Д. Геншер представил
меморандум «О создании европейского валютного пространства и Европейского
центрального банка», который был поддержан тогдашнем председателем Комиссии
ЕС Ж. Делором и впоследствии трансформировался в так называемый «план
Делора». Он предусматривал осуществление скоординированной экономической и
валютной политики стран ЕС, создание Европейского центрального банка и
переход на единую европейскую валюту. Этот план в качестве интеллектуальной
основы ЕВС был утвержден Европейским советом 26 июня 1989 г. в Мадриде, а его
основные идеи были впоследствии закреплены в Маастрихтском договоре [3,
c.10].
     1.2. МААСТРИХТСКИЙ ДОГОВОР И ПЛАН ПОСТРОЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ВАЛЮТНОГО СОЮЗА
Определение целей и путей создания Экономического и валютного союза в Западной
Европе было закреплено в тексте Маастрихтского договора об образовании
Европейского союза. Этот исторический договор был одобрен главами
государств и правительств ЕС на сессии Европейского совета 10-11 декабря 1991
г. и подписан 7 февраля 1992 г. в г. Маастрихт (Нидерланды). Маастрихтский
договор, вступивший в силу 1 ноября 1993 г., предусматривал на только создание
Экономического и валютного союза, но и формирование союза политического [3,
c.11]. Фактически только после подписания этого договора страны ЕС перешли к
проведению общей экономической и финансовой политики, конечной целью которой
было объявлено введение единой валюты. Договор предусматривал поэтапный график
ее введения и устанавливал общие правила в сфере государственного бюджета,
инфляции, процентных ставок для всех членов будущего валютного союза.
Поскольку валютный союз мог объединить только государства с хорошо
регулируемой экономикой, его участники обязаны были обеспечить высокий
уровень конвергенции (сближения). Для определения степени его достаточности в
Маастрихтском договоре были зафиксированы следующие критерии [3, c.12]:
- уровень инфляции не должен превышать средний уровень инфляции трех
государств с наименьшим уровнем более чем на 1,5%;
-долгосрочные процентные ставки не должны превышать более чем на 2% средний
показатель долгосрочных процентных ставок трех госу­дарств с наименьшим
уровнем инфляции;
- национальная валюта не должна девальвироваться в течение после­дних двух
лет и должна оставаться в пределах колебаний курсов на уровне 2,25%,
предусмотренных Европейской валютной системой;
- дефицит государственного бюджета не должен превышать 3% от ВВП;
-.государственный долг - не выше 60% от ВВП.
Названные критерии конвергенции как надежное средство обеспечения стабильной
макроэкономической среды были призваны стать объективной основой для
политических решений. Они должны строго соблюдаться и после вступления страны
в валютный союз, а также обязательны для всех стран, желающих в перспективе
вступить в ЭВС. Первоначально эти критерии были задуманы как средство
создания так называемого "твердого ядра" валютного союза в лице Германии,
Франции, Австрии и стран Бенилюкса (без средиземноморских стран). Что
касается государств, которым не удалось достичь требуемой степени
конвергенции, Маастрихтский договор позволял им вступить в валютный союз в
более поздние сроки, в соответствии с диф­ференцированными темпами
интеграции.
     Реализация плана создания валютного союза в период 1992-1997 гг.     
Вопреки первоначальным ожиданиям реализация Маастрихтского договора и планы
формирования валютного союза сразу подверглись весьма серьез­ным испытаниям
на прочность. Во-первых, в 1992-1993 гг. Европейская ва­лютная система
испытала тяжелейший кризис, вследствие чего националь­ные валюты Испании,
Португалии и Ирландии были значительно девальви­рованы, а Великобритания и
Италия вообще вышли из состава ЕВС. Для спа­сения ЕВС в августе 1993 г, было
принято решение увеличить допустимые пределы колебаний курсов валют до плюс-
минус 15%. Последствия кризи­са удалось преодолеть лишь к концу 90-х гг. (в
настоящее время Европейс­кая валютная система включает все страны ЕС, кроме
Великобритании и Швеции). Во-вторых, совершенно неожиданно для Брюсселя и
националь­ных правительств возникла проблема с ратификацией самого
Маастрихтского договора. В 1992-1994 гг. общественность ряда стран выступила
против создания Европейского союза: Великобритания категорически отказалась
участвовать в проекте ЭВС, в Дании после двух референдумов Маастрихтс­кий
договор не был ратифицирован в части валютного союза, во Франции перевес
сторонников договора оказался минимальным, Норвегия после ре­ферендума вообще
отказалась вступать в ЕС. Осложнение процесса ратифи­кации Маастрихтского
договора обусловило достижение договоренности о новой полномасштабной встрече
глав государств и правительств через пять лет для пересмотра и внесения
изменений в первоначальный текст договора [3, c.12-13].
Тем не менее, в январе 1994 г. в соответствии с Маастрихтским догово­ром во
Франкфурте-на-Майне был создан Европейский валютный институт, который
впоследствии был преобразован в Европейский центральный банк. Важные события
по созданию валютного союза произошли в 1995 г.: в ян­варе в состав ЕС вошли
Австрия, Швеция и Финляндия; в мае Комиссия ЕС опубликовала "Зеленую книгу
Европейского экономического и валютного союза", в которой впервые для широкой
публики был подробно изло­жен сценарий поэтапного создания валютного союза; в
июне Европейский совет утвердил точную дату введения единой валюты (1 января
1999 г.), а в декабре одобрил название единой европейской валюты - "евро". В
декаб­ре 1996 г. на саммите ЕС в Дублине главы государств и правительств
впер­вые ознакомились с эскизами банкнот и монет евро [3, c.13].
Поскольку создание валютного союза потребовало срочного решения проблемы
реформирования европейских институтов и расширения ЕС, в марте 1996 г. в
Турине был дан старт Межправительственной конференции по пересмотру всей
"европейской конструкции", в том числе Маастрихтского договора. В результате
ее работы в июне 1997 г. на амстердамском самми­те ЕС были утверждены
основные элементы валютной политики ЕС, в том числе нового механизма обменных
курсов (МОК-2), приняты программные документы - "Повестка дня-2000'', в
которой определены основные направ­ления развития ЕС и его политики в
наступающем веке, и "Пакт стабильно­сти и роста", открывший путь к введению
евро 1 января 1999 г. "Пакт ста­бильности и роста" впервые предусматривал
введение штрафных санкций против государств-членов в случае нарушения ими
нормативов государ­ственного бюджета. В соответствии с этим документом, в
случае если учас­тник ЭВС превышает установленный в Маастрихтском договоре
лимит дефи­цита бюджета (3% от ВВП), то Европейский совет в течение трех
месяцев принимает рекомендации в адрес этой страны. В течение следующих
четы­рех месяцев эти рекомендации должны быть реализованы, в противном
слу­чае по истечении трехмесячного срока к стране-нарушительнице применя­ются
санкции: беспроцентный депозит в размере 0,2% от ВВП плюс 1/10 раз­ницы между
реальным дефицитом бюджета (% от ВВП) и установленным лимитом. Через два
года, если положение не улучшится, депозит автомати­чески обращается в штраф
[3, c.13; 2, c.15].
В октябре 1997 г. был подписан Амстердамский договор, который стал очередным
этапом фактического превращения ЕС в общеевропейскую орга­низацию. В конце
1997 г. Совет министров экономики и финансов стран ЕС (ЭКОФИН) утвердил дату
введения в наличное обращение банкнот и монет евро (1 января 2002 г.), а
Европейский совет принял решение о создании нового важного института
валютного союза - Совета министров экономики и финансов стран ЭВС (Совет
евро-11) [3, c.14].
              Утверждение состава участников валютного союза              
25 марта 1998 г. Комиссия-ЕС представила доклад о результатах выполнения
странами Европейского союза критериев конвергенции Маастрихтского до­говора и
на его основе рекомендовала к вступлению в валютный союз один­надцать стран
(все страны ЕС, кроме Великобритании, Дании, Швеции и Гре­ции). В целом
рекомендуемые страны в 1997 г. имели хорошие экономичес­кие показатели:
средний уровень инфляции и долгосрочные кредитные ставки достигли рекордно
низкого уровня - соответственно 1,6 и 5,9%, дефи­цит бюджета - 2,5%, валюты
девяти стран колебались в течение предшествующих двух лете пределах плюс-
минус 2,25%. Наблюдалось заметное сбли­жение долгосрочных уровней доходности
ценных бумаг, что отражало не только умеренность инфляционных ожиданий в
государствах ЕС, но и про­гресс в оздоровлении государственных финансов
(например, с показателя 6% в апреле 1997 г. доходность по десятилетним
казначейским обязательствам ФРГ снизилась в 1998 г. до 5,42%). Исключение
составил государственный долг - в среднем 75% ВВП против 60% по Маастрихту.
Однако Комиссия ЕС посчитала возможным использовать содержащуюся в статье
104с Маастрихтского договора оговорку, согласно которой норматив может
считаться выполненным, если величина государственного долга по отноше­нию к
ВВП устойчиво снижается [3, c.15].
На внеочередном саммите ЕС в Брюсселе 2 мая 1998 г. была произведена необратимая
фиксация обменных курсов валют стран-участниц, утверждены руководители
Европейского центрального банка и определены участники валютного союза, в
состав которого с 1 января 1999 г. вошли одиннадцать государств Европейского
союза: Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Австрия,
Ирландия, Италия, Испания, Португалия, Финляндия. Помимо указанных стран, зона
евро с согласия официальных влас­тей была распространена также на ряд
автономных заморских департаментов (для Франции) - это острова Мартиника и
Гваделупа, Реюньон, Сен-Пьер и Микелон; к евро будут привязаны валюты Коморских
островов и Новой Каледонии), а также на государства Монако, Андорра, Сан-Марино
и Ватикан. По политическим мотивам воздержались от участия в валютном союзе с
1999г. три страны ЕС – Великобритания, Дания и Швеция. Что касается Греции, эта
страна не смогла выполнить критерии конвергенции, но объявила о своем
                стремлении войти в ЭВС в январе 2001 г [3, c.16].                
Несмотря на то, что необратимая фиксация курсов валют по отношению друг к
другу была произведена в мае 1998 г., паритеты между ними были установлены
только 31 декабря 1998 г., поскольку необходимо было обеспе­чить совпадение
между первой котировкой курса евро и последним курсом экю на финансовых
рынках по завершении года. До этого момента три валю­ты, остававшиеся вне
зоны евро, но входившие в корзину экю (английский фунт стерлингов, датская
крона и греческая драхма), могли оказывать вли­яние на курс экю. После
расчета по специальной формуле был установлен курс национальных денежных
единиц к евро, который с этого моменту пре­вратился в самостоятельную валюту,
Европейский экономический и валют­ный союз стал свершившимся фактом [3,
c.16].
                  План поэтапного введения единой валюты                  
План введения евро, отвечающий требованиям реализма, выполнимости, гибкости
для бизнеса и населения в целом, включает три последовательных этапа [3,
c.18]: -
-первый этап (1 января 1999г. - не позднее 1января 2002г,): переход к евро
банковского и финансового секторов, выпуск новых государ­ственных займов в
евро, начало производства банкнот евро;
- второй этап (не позднее 1 января 2002г. - не позднее 1 июля 2002г.):
окончательный переход к евро в системе государственного управления, ввод в
обращение банкнот и монет евро, причем в течение первых 6 ме­сяцев в качестве
валюты, равноправной с национальной;
- третий этап (не позднее 1 июля 2002г.): евро становится единствен­ным
законным средством расчетов на всей территории стран-членов ЭВС.
Продолжительность переходного периода в три года обусловлена необ­ходимостью
подготовить общественность, банковские системы и техничес­кие средства,
предприятия розничной торговли и государственного сектора. При этом
предполагалось, что при досрочном завершении подготовительных мер на
начальных этапах и накоплении критической массы новой валюты последующие
этапы могут быть сокращены. Например, период параллельно­го обращения
наличного евро с национальными валютами ЭВС оказалось возможным сократить с
шести до двух месяцев.
     1.3. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СИСТЕМА ЕВРОПЕЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ВАЛЮТНОГО СОЮЗА
Эффективное управление интеграционными процессами в рамках ЭВС обеспечивает
сложившаяся система специальных институтов. Высшим приоритетом политики ЭВС
является стабильность цен и борьба с инфляцией, что составляет важнейшее
условие прочности единой европейской валюты.
В соответствии с решениями Маастрихтского договора в ЭВС проводится единая
валютная и денежно-кредитная политика, основными целями которой на
среднесрочную перспективу определены поощрение экономического роста и
занятости при стабильности цен и укреплении международных позиций евро.
Инструментами проведения такой политики избраны:
·  установление текущих целевых значений основных денежных агрегатов для
контроля за уровнем цен;
·  операции на открытом рынке, в том числе валютные интервенции с целью
поддержания курса евро;
·  установление диапазонов колебаний основных процентных ставок, в том числе
с целью их последующего сближения по всей зоне евро;
·  установление минимальных резервных требований для банков.
                      Европейский Валютный Институт                      
Обращение единой валюты на территории нескольких стран должно
контролироваться, но нельзя поручать какому-то одному или нескольким
национальным центральным банкам эмиссию европейской валюты, т.к. слишком
большие полномочия оказываются в одних руках. С другой стороны, сильно
ограничивать полномочия главного руководящего органа также нельзя, иначе его
работа будет неэффективной.
Когда в Европе стали отчетливо вырисовываться перспективы будущего ЭВС, встал
вопрос о Европейском Центральном Банке как центральном финансовом органе
союза. Для подготовки фундамента ЕЦБ, определения принципов его
функционирования, разрешения возникающих вопросов при разработке проекта
перехода на единую валюту в 1994 г. в немецком городе Франкфурт-на-Майне был
создан Европейский Валютный Институт (ЕВИ). Он был предназначен для
определения организационной и функциональной системы Европейской Системы
Центральных Банков, состоящей из Европейского Центрального Банка и
национальных Центробанков государств-членов Сообщества. За четыре с половиной
года существования ЕВИ было проведено 45 заседаний Совета ЕВИ с участием
представителей европейских центральных банков. Все наработанные документы
были переданы в Европейский Центральный Банк [13, c.24].
      Европейский Центральный Банк и Система Европейских Центральных Банков      
Основной целью Европейского Центрального Банка является борьба с инфляцией,
что обеспечивает стабильность единой валюты евро. Параллельно ЕЦБ занимается
поддержанием общей экономической политики в ЕС. Кроме того, в задачи ЕЦБ
входит также управление валютными резервами и обеспечение беспрепятственного
функционирования механизма платежей.
ЕЦБ не зависит от политического влияния любого толка. Согласно Маастрихтскому
Договору он располагает тремя свободами [13, c.25]:
·             институциональная свобода: управляющие
национальными центральными банками ЕС, входящие в Генеральный Совет ЕЦБ, не
                      должны иметь политических воззрений;                      
·             личная свобода: члены трех
рассмотренных ниже, советов ЕЦБ, избираются сроком на 8 лет, а президенты
национальных банков – сроком на 5 лет;
·             оперативная свобода: ЕЦБ представлен
самостоятельный выбор и применение инструментов денежного рынка. Денежная
политика, проводимая ЕЦБ, опирается, прежде всего, на операции на открытом
рынке, а также на политику минимальных резервов и на управление кредитованием.
Управляющая структура ЕЦБ зафиксирована в Уставе, который прилагается к
соглашению о ЭВС. В ней выделяются три главных органа [13, c. 25-26]:
     Управляющий Совет ЕЦБ. В соответствии со статьей 109а (1) соглашения о
валютном союзе, Управляющий Совет ЕЦБ включает управляющих национальных
центральных банков. Только этот орган обладает исключительным правом вынесения
решений об эмиссии евро. Выпуск банкнот в обращение осуществляется как через
ЕЦБ, так и через национальные центральные банки.
     Совет Директоров ЕЦБ. В соответствии со статьей 109а (2) соглашения о
валютном союзе, Совет Директоров ЕЦБ состоит из Президента и Вице-президента
ЕЦБ.
     Генеральный Совет ЕЦБ. Включает Президента и Вице-президента ЕЦБ, а также
и управляющих национальных центральных банков.
Таким образом, национальные центральные банки стран-участниц еврозоны не
упраздняются, а их действия координируются Европейским Центральным Банком.
Вместе эти два института составляют Европейскую Систему Центральных Банков.
Европейская система центральных банков построена на основании немецкой
модели: Бундес-Банк и 16 земельных центральных банков.
           Система расчетов в переходный период (1999-2001 гг.)           
С 1 января 1999 г. евро вошел в практику безналичных банковских расчетов.
Следует подчеркнуть, что в соответствии с межправительственными соглашениями
стран ЕС в отношении использования евро в период между 1999 и 2002 годами не
существовало терминов «принуждение» или «запрещение», поскольку национальные
валюты стали взаимозаменяемыми, фактически, замещая евро, любой банковский
вклад в национальной деноминации имел соответствующие суммы в евро [2, c.23].
Некоторые европейские транснациональные корпорации, например «Сименс» и
«Филипс», уже начали вести бухгалтерский учет в евро с 1999 г. Любое движение
в этом направлении крупных компаний могло вынудить более мелкие предприятия
последовать их примеру и даже, если предприятия не будут использовать евро
для ведения внутреннего бухгалтерского учета, могла возникнуть тенденция
котировки цен в евро для осуществления торговли с 1999 г. Для крупных
компаний, которые всегда работали с несколькими валютами, переходный период
не создал особых проблем с параллельным учетом, для малого и среднего
бизнеса, привыкшего работать с одной валютой, это окажется труднее. Однако в
переходный период ни одна компания не могла полностью перейти на евро,
поскольку государственный сектор и потребители еще будут пользоваться
национальной валютой.
Для обеспечения успеха новой валюты в переходном этапе крайне важно наличие
для нее эффективной технической базы платежей и расчетов. В частности, такая
база будет полезной для формирования общих краткосрочных межбанковских
процентных ставок по всей «зоне евро». Это предполагает, в свою очередь,
создание системы, с помощью которой крупномасштабные трансграничные сделки
могли бы обслуживаться в течение того же дня.
В Европе существует три альтернативы для осуществления международных платежей
[2, c.25]:
·       платежная система Европейской системы Центральных банков TARGET;
·       система клиринговых расчетов в евро Банковской ассоциации ECU, в
настоящее время носящей название Евробанковской ассоциации (ЕВА);
·       национальные клиринговые системы, которые будут выполнять функции
приведения в соответствие времени рабочих часов в стране и времени отсечения
межгосударственных платежей, приведение в соответствие форматов и отчетности,
будут обеспечивать возможность отдаленного доступа к локальным платежным
системам и банкам на территории ЭВС.
     TARGET. Система была поставлена на испытание в июне 1997 г. и завершена в
июне 1998 г. Система TARGET (трансъевропейская автоматизированная
экспресс-система брутто-расчетов в режиме реального времени – Trans-European
Automated Real-Time Gross Settlements Express Transfer - TARGET), через которую
проходит около 25% всех трансграничных платежей в ЕС, напрямую связана с
национальными клиринговыми системами RTGS (Real-Time Gross Settlements) и
позволяет выполнять платежи в режиме реального времени при наличии достаточного
покрытия на счете банка-плательщика. Главная задача системы TARGET – сократить
время прохождения платежей между финансовыми институтами зоны евро и
максимально гарантировать их безопасность [3, c.26].
Структура TARGET представляет собой децентрализованную платежную систему, при
этом в ведении ЕЦБ остаются только наиболее общие функции. Единая система
строится из сети телекоммуникаций, связанной в конкретной стране ЕС с
национальной системой, и через нее национальные кредитные учреждения получают
доступ к системе TARGET для осуществления расчетов евро в режиме реального
времени. Режим реального времени поддерживается всеми странами-членами ЭВС и
гарантирует возможность моментальных расчетов в любой стране зоны евро.
Национальные системы RTGS (ELS/Eil-ZV в Германии, TBF во Франции, BL-REL в
Италии, TOP в Нидерландах и др.) имеют структурные отличия. Например,
немецкая электронная система ELS/Eil-ZV управляется центральным банком
федеральной земли и осуществляла крупные платежи в евро и немецких марках.
Французская система TBF является централизованной системой, управляемой из
Банка Франции и включающей межбанковские платежи, расчеты по операциям
центрального банка, местную систему нетто-расчетов, систему брутто-платежей,
платежи по ценным бумагам. Великобритания создала собственную систему CHAPS,
которая проводит расчеты в евро в пределах страны и создает условия для
движения капиталов по всей территории ЕС в режиме реального времени, работая
параллельно с системой RTGS в фунтах стерлингах [3, c.26].
     EBA. Второй важнейшей системой является Банковская ассоциация евро (Euro
Banking Association - EBA), представляющая собой евро-клиринговую систему
нетто-расчетов, по которой обмен информацией происходит в течение дня, а
окончательный расчет – в конце расчетного дня. Основанная в 1985 г. в Париже
для содействия коммерческому использованию экю, она объединяет 56 клиринговых
банков из 16 стран. Это весьма эффективная и рентабельная система, отвечающая
всем требованиям двустороннего и многостороннего зачета (неттинга). Через нее
проходит около трети всех трансграничных платежей в ЕС [3, c.26].
Правила параллельного обращения евро и национальных валют в переходный период
В зависимости от видов финансовых операций замена национальных валют ЭВС евро
в течение переходного периода 1999-2001 гг. является либо жестко привязанной
ко времени, либо отдается на усмотрение самих предприятий.
С 1 января 1999 г. на евро переведены [3, c. 29-30]:
а) бюджет ЕС и вся система бухгалтерского учета европейских институтов;
б) облигационные займы ЕС, ЕЦБ, Европейского инвестиционного банка со сроком
погашения после 1 января 1999 г., ранее номинированные в экю и в валютах,
заменяемых евро, и платежи по ним;
в) новые облигационные и иные займы стран-членов зоны евро.
В переходный период конвертация национальных валют ЭВС проводилась по
следующим основным принципам:
·        евро и национальные валюты ЭВС в юридическом смысле являются одной и
той же валютой (точнее говоря, национальные валюты ЭВС являются субноминалами
евро);
·        для конвертации одной национальной валюты ЭВС в другую или в евро
применяются специальные правила;
·        поскольку эти правила имеют обязательную юридическую силу для стран
ЕС, каждая система, функционирующая в евро или национальных валютах ЭВС,
должна отвечать этим правилам. Банки стран, не входящих в валютный союз,
формально не имеют юридических обязательств по соблюдению этих правил, однако
на практике их придерживаются.
В течение переходного периода банкам было рекомендовано на добровольной
основе освобождать от комиссионных пересчетов национальных валют ЭВС в евро и
наоборот при исходящих платежах и при пересчете в евро остатков национальных
валют на счетах в течение переходного периода, а также обмен национальных
банкнот на евро для своих клиентов в начале 2002 г. в суммах, не превышающих
их бытовые потребности. Размеры и допустимую частоту льготных обменов
устанавливают сами банки, однако они обязаны заранее оповещать клиентов об
избранной ими практике. Во всех случаях плата за проведение банковских
операций в евро не должна отличаться от платы за такие же операции в прежних
национальных валютах ЭВС.
     

ГЛАВА 2. ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВВЕДЕНИЯ ЕВРО

Прежде чем начать анализировать результаты введения новой европейской валюты необходимо рассмотреть причины ее введения. 2.1. ПРИЧИНЫ ВВЕДЕНИЯ ЕДИНОЙ ВАЛЮТЫ ЕВРО Существует несколько основных факторов, руководствуясь которыми европейцы отказались от национальных валют в пользу новой денежной единицы. Снижение трансакционных издержек В Европе уже давно устранены все препятствия на пути потока грузов и капиталов: границы прозрачны, пошлины отсутствуют, рабочая сила свободно перемещается из страны в страну, но приходится оперировать несколькими валютами. Страны ЕС теряли от 15 до 30 млрд. евро ежегодно из-за обращения множества валют на достаточно тесном торговом пространстве [13, c.21]. Банки забирают себе значительную долю доходов фирм, проводя обменные операции; нестабильность обменных курсов требует затрат компаний на страхование от курсовых рисков. Следовательно, введение единой валюты позволяет упростить расчеты и сократить трансакционные издержки, связанные с обменом валют и курсовыми рисками, а также снизить экономическую неопределенность. Усиление конкуренции В конце 1998 г. стоимость одних и тех же товаров в странах Европы заметно варьировала – разница в цене на автомобили составляла 7%, одежду и обувь – 10%, пищевые продукты и безалкогольные напитки – 20%, табачные изделия и медикаменты – 25-26%, алкогольные напитки – 42%, банковские услуги – 53% [13, c.22]. Компании объясняли эту разницу проблемой валютного курса. С введением евро цены внутри валютного союза стали более сравнимыми и сопоставимыми, поскольку курсы национальных валют и их колебания больше не скрывают разницу в цене товара. Таким образом, компании очутились в более совершенной конкурентной среде, т.к. был снят входной барьер на европейский рынок, заключающийся в разделении его на отдельные сегменты, существование которых было обусловлено наличием разных валют. Облегчение процесса борьбы с инфляцией Данную задачу в ЕС теперь решает один центральный банк, а не 11, как было до этого, что значительно повышает эффективность проводимой им политики. Единая денежная политика, осуществляемая Европейским центральным банком, призвана сократить инфляцию, снизить реальные процентные ставки, что позволяет стимулировать экономический рост. Кроме того, переход к единой валюте приводит к ускорению процесса интеграции фондовых рынков и снижению кредитных рисков, что делает кредитные ресурсы более доступными. После введения евро также уменьшилась потребность центральных банков стран-участниц ЕС в валютных резервах, поскольку они были в основной своей массе предназначены для интервенции на валютных рынках. Создание новой резервной валюты в мире Статус мировой валюты определяется следующими факторами: долей в валютном обмене; долей в государственных долговых обязательствах; долей во внешнеторговых расчетов; долей в официальных резервах, массой иностранных валют, обменные курсы которых привязаны к данной валюте; долей страны в мировой торговле и стабильностью валюты. В настоящее время роль национальных валют европейских стран в международных валютных отношениях не соответствует экономическому потенциалу Европы, поскольку мировая экономика доминируется американским долларом. Каждая из стран ЕС в одиночку не может составить конкуренцию США, в то время как создав единое валютное пространство, страны коренным образом меняют ситуацию. В этом случае не следует также забывать роль эффектов синергизма. Кроме того, введение евро повышает готовность Европы к процессам глобализации, поскольку увеличивает ее вес в международных экономических организациях (ВТО, Мировой Банк, МВФ) и уменьшает ее зависимость от колебаний на мировых финансовых и валютных рынках. Если евро утвердится в качестве второй резервной валюты, валютные рынки перестанут полностью зависеть от динамики доллара США и биполярная международная финансовая система может стать более стабильной, чем уже существующая. Как следствие, ожидается больший приток инвестиций в Европу, который позволит европейским государствам ускорить экономическим рост. Объединенная экономика Европы будет притягивать к себе инвестиции и технологии со всего мира. 2.2. РЕЗУЛЬТАТЫ ВВЕДЕНИЕ ЕВРО С января 1999г. по октябрь 2000г. европейская валюта обесценилась по отношению к доллару почти на 30%, по отношению к иене – почти на 40%. Неудивительно, что единая европейская валюта быстро теряла популярность: по сообщению Би-Би-Си (18 января 2001г.), доля противников евро среди жителей стран ЕС за 2000г. увеличилась с 36 до 52% (в Великобритании – до 62%), а доля сторонников единой валюты упала в Германии с 47 до 29%, во Франции – с 64 до 50%, в Италии, Испании и Греции – до 46%. Только в крошечном Люксембурге евро нашел поддержку – 72% населения [8, c.45]. В последующие годы (2000-2002гг.) курс евро продолжал снижаться (Приложение 1).

Основные причины падения евро

Значительную роль в понижении курса евро сыграли политические события (отставка Европейской комиссии, война в Югославии, события вокруг Австрии, нестабильность в России, ближневосточный кризис), но они не оказали бы такого влияния, если бы падение курса не было обусловлено серьезными экономическими причинами. Главная причина падения курса евро, прежде всего, кроется в превосходной хозяйственной и социальной конъюнктуре, которая уже давно сложилась в США и носит долговременный характер. В большинстве же стран Еврозоны до недавнего времени хозяйственная конъюнктура значительно уступала американской, и только недавно началось ее оживление, перешедшее в стабильный экономический рост. В США успешное развитие народного хозяйства началось почти 20 лет назад еще при Р. Рейгане благодаря внедренной в стране новой системе хозяйствования («New economy»). И ее результаты стали особо ощутимы в последние 10 лет. В большинстве стран Еврозоны все еще проводится относительно консервативная экономическая и социальная политика в виде модернизированной немецкой модели «социального рыночного хозяйства», которая была внедрена в Германии еще во время «немецкого чуда» 50-х годов. Однако это уже вчерашний день. Поэтому без значительных структурных, социальных и фискальных реформ страны Еврозоны в целом не имеют достаточных возможностей для создания динамично растущего народного хозяйства и разрешения социальных проблем (а, следовательно, и возврата доверия к евро). Но даже если страны введут у себя комплексную систему «новой экономики» (с учетом своей специфики), пройдет немало лет, как это было в США, прежде чем она даст аналогичные результаты [14, c.75-76]. Бегство капитала из ЕС в США из-за разницы в темпах роста и процентных ставках По мнению большинства аналитиков, основным внешним фактором, влиявшим на курс евро в сторону его понижения, был бурный экономический рост в США, значительная разница в процентных ставках, более высокая норма прибыльности в США и более высокие темпы развития высокотехнологичных отраслей (т.н. «новой экономики»). Экономический рост в США в течение девяти лет (1992-2000гг.) опережал рост экономики стран ЭВС (в США – 6%, в зоне евро – 3,5%) и что более важно – перспективы этого роста были более устойчивыми, чем в ЭВС. Важной причиной падения евро являлось и постоянное повышение процентных ставок в США, что делало американские депозиты более привлекательными, чем европейские. Федеральная резервная система США только в 2000г. повышала ставки пять раз (в 1999г. - три), подняв их с 5,6% до 6,5%. Европейский центральный банк, пытаясь удержать евро, в 2000г. также изменял свои процентные ставки шесть раз – с 3,75% до 4,5%, хотя достичь того же уровня, что в США, не удалось: курс евро продолжал снижаться, а инфляции росла [8, c.46]. В итоге активное поведение европейских инвесторов на американских фондовых рынках способствовало укреплению доллара (и экономики США в целом) и соответственно падению курса евро. Активные спекулятивные действия хедж-фондов Существует точка зрения, согласно которой Европа стала дополнительным резервуаром, из которого американские хедж-фонды черпали капитал, и именно за счет его транзитного перетока доллар смог удержать свои позиции. Падения курса евро относительно иены было более существенно, чем по отношению к доллару. Одной из основных причин обвала иены в 1998г. была игра хедж-фондов, которая из-за разницы в процентных ставках между Японией и США позволяла, взяв в кредит в иенах под и конвертировав их в доллары, инвестировать в американские облигации и с учетом постоянного падения иены (до 20% в год) прибыль составляла 25% годовых [8, c.47]. Для превращения этой виртуальной прибыли в реальную операции в обратном порядке следовало проводить без повышения курса иены. Обратный переток капитала угрожал и катастрофическим обвалом доллара, и весь 1999г. иена укреплялась. После стабилизации японской иены этот механизм был направлен на отток капитала из ЕС. Если бы доллар не компенсировал свое ослабление относительно иены последующим ростом против евро, экономика США не пережила бы это падение столь спокойно. Эволюция европейского финансового рынка Слабость европейской валюты была связана также с эволюцией финансового рынка: зона евро переживает международную диверсикацию. Если раньше европейские предприятия были национальными по портфелю активов, а их международная деятельность ограничивалась в основном европейским рынком, то после создания ЭВС ситуация сильно изменилась: единый внутренний рынок ЕС стал для них национальным. С выходом европейских компаний на мировой рынок спрос на международные активы постоянно возрастал. Экономические проблемы формирования зоны евро Структура экономики ЭВС далека от оптимальной: уровень безработицы оставался высоким (около 9,2%), структурные реформы не завершены, нет унифицированного европейского коммерческого права. Экономика ЭВС, несмотря на значительную конвергенцию, продолжает быть неоднородной: по-разному организован рынок рабочей силы, не одинаковы экспортные квоты, страны находятся на разных стадиях экономического цикла и их темпы экономического роста варьируются от 1 до 8%. Неунифицированная налоговая сфера порождает налоговую конкуренцию, препятствуя оптимальному размещению ресурсов. Сосуществование единой денежно- кредитной политики и нескольких правительств, проводящих собственную экономическую политику, приводит к разногласиям относительно ее приоритетов [8, c.47]. Политические проблемы развития Европейского союза На динамику курса евро, помимо чисто экономических, неизбежно оказывают влияние многочисленные политические проблемы. Главной причиной неустойчивости евро представители деловых кругов считают «тревожную слабость руководства в Европе»: ЕС страдает от половинчатости экономических и структурных реформ, не завершена институциональная реформа, не создано единое политическое пространство, иными словами, нет единой власти, стоящей за евро и несущей всю полноту ответственности за жизнеспособность единой европейской валюты. Политика расширения ЕС остается предметом оживленных дискуссий для самих стран-членов ЕС. Все эти факторы не повышают доверия к евро со стороны международных и европейских инвесторов. Однако не все аналитики считают, что падение курса евро является дестабилизирующим фактором. «Падение евро дало «прикурить» европейской экономике, сдвинула ее с места, и в ряде стран уже заметен экономический рост», - отмечает видный экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике за 1999г. Роберт Манделл. Он – автор идеи глобализации мировых валют и отчасти считает себя «отцом евро», т.к. именно его теория частично легла в основу валютной интеграции стран ЕС. Эксперт полагает, что «переоценка евро может нанести больший вред экономике Европы, чем его недооценка». По мнению Р. Манделла, «падение курса евро по отношению к доллару сделало экономику Европейского Союза более конкурентоспособной и ускорило динамику ее развития» [11, c.38-39].

Процесс введения наличного евро и его последствия

За период введения наличного евро (январь-февраль 2002г.) в наличный оборот введено 12 млрд. Новых банкнот на сумму почти 550 млрд. Евро. Всего произведено более 15 млрд. Монет евро на общую сумму 646 млрд. Евро. По расчетам экономистов, после введения единой валюты компании стран ЭВС смогут сэкономить только на обменных операциях 60 млрд. USD в год [7, c.24]. В столь масштабном проекте не обошлось и без накладок: например, 20% банкоматов не удалось оперативно перенастроить на евро, а те, что были переоборудованы, приобрели большую привлекательность у находчивых покупателей, которые вместо евро бросали в них таиландские баты (по размеру , весу и дизайну монета в 10 батов полностью идентична монете 2 евро, но имеет в 7 раз меньшую стоимость). В Австрии евро, отчеканенные в Германии, не влезают в щели автоматов, поскольку оказались более толстыми, чем австрийские. Есть проблемы и с бумажными деньгами: банкноты евро не отличаются прочностью и быстро приходят в негодность, и уже до конца года планируется заменить половину из почти 10 млрд. Введенных в обращение банкнот [7, c.24]. Однако в целом с технической точки зрения переход на евро не просто оказался успешным, но превзошел ожидания и вызвал некоторую эйфорию. Пессимисты, тем не менее, опасаются, что евро предстоит еще обойти не одно опасное экономическое препятствие, с чем трудно не согласится. Крупнейшие государства зоны евро – Германия, Франция и Италия с трудом выполняют финансовые требования, от которых зависит стабильность единой валюты. Одним из внутренних последствий введения евро в большинстве стран ЭВС стал заметный рост цен, что подтверждается не только данными национальных ассоциаций защиты потребителей, но и официальных органов. Например, по данным Бундесбанка ФРГ, при переходе на евро в Германии подорожало проживание в гостиницах, выросли цены в кафе, ресторанах, парикмахерских, подорожали все продукты питания, увеличен страховой налог и налог на табак, возросли тарифы на электричество. Аналогичная информация поступала из Франции, Италии, Нидерландов, Бельгии и других стран. Также, введение единой валюты показало, как сильно отличаются цены на одни и те же товары и услуги в различных частях зоны евро. Например, банка «Кока- колы» стоит в Финляндии в 3 раза дороже, чем в Испании, цена на стандартный автомобиль «Рено-Меган» варьируется от 12500 евро в Люксембурге до 21700 евро в Финляндии. Такие несоответствия о многом объясняются различиями в национальных системах налогообложения. Неизбежным следствием введения единой валюты становится постепенное выравнивание цен в странах ЭВС [7, c.25]. В международном плане успешное введение наличного евро привело к заметному росту популярности идеи присоединится к ЭВС в странах-аутсайдерах – Великобритании, Дании, Швеции. Так по последним опросам, идею введения евро в январе 2002г. поддерживали 57% датчан, 53% шведов, 45% британцев (это самые высокие показатели за последние годы) [7, c.25]. Руководство этих стран планирует провести общенациональные референдумы по вопросу о присоединении к зоне евро в 2003г., и в случае положительного решения они могут вступить в ЭВС в 2005г. Определенный дискомфорт почувствовали не входящие в ЕС Швейцария и Норвегия, где евро как фактически параллельная валюта начнет постепенно вытеснять из оборота национальные валюты. Из неевропейских стран наибольший интерес к евро проявил Китай, который перевел часть валютных резервов из долларов в евро. 2.3. ПРОБЛЕМЫ ЕДИНОЙ ВАЛЮТЫ Введение евро сопряжено с многочисленными проблемами для стран ЭВС, наиболее значимые из которых рассмотрены ниже. Разная степень экономического развития В валютном союзе существуют экстремальные различия между региональным уровнем развития стран-участниц. Более того, экономика еврозоны продолжает быть неоднородной. Страны не составляют оптимальную валютную зону, поскольку находятся на разных стадиях экономического цикла. Конфликт экономических политик Слабым местом валютного союза является конфликт между общеевропей­ской денежной политикой и слабой, ос­тающейся в ведении национальных орга­нов власти фискальной экономической политикой. Передача валютной и денежно-кре­дитной политик в ведение органов союза лишила национальные государства главных средств антикризисного регули­рования, в результате чего в условиях валютного союза циклические спады производства в отдельных странах ста­ли более острыми, чем в его отсут­ствие. С другой стороны, унификация фискальной политики стран-участниц не предусмотрена, хотя ее роль может быть особенно велика в рамках фис­кального федерализма, подобного тому, который существует в США. Далее, ЕЦБ проводит единую денеж­ную политику для всех странах еврозоны, хотя у каждой страны есть свои осо­бенности. Выработать единую политику, которая будет приемлемой как для Фин­ляндии, так и для Франции, остановит инфляционное давление в Испании и не приведет Германию снова к застою или спаду, очень трудно, поэтому нет уве­ренности в том, продолжится ли эконо­мический подъем, который Европа пе­реживала в последнее время с введени­ем единой валюты.

Угроза инфляции

При единой валюте и едином эконо­мическом пространстве цены на товары и услуги в разных странах уравниваются. Соответственно, цены в относительно дешевой Португалии и дорогой Швеции двигаются примерно к равным значени­ям, однако чаще имеют тенденцию к росту, чем к снижению. Кроме того, наблюдаемая в настоя­щее время тенденция снижение курса евро также угрожает ростом инфляции в странах ЕС. Так, падение курса евро спровоцировало резкое удешевление европейских национальных валют: курс швейцарского франка по отношению к доллару опустился до рекордно низко­го за последние 14 пет уровня. Несмотря на то, что низкий курс евро выгоден эк­спортерам, он вместе с растущими не­фтяными ценами приводит к росту ин­фляции даже в такой экономически сильной стране, как Германия, где ин­фляция в 2000г. уже вышла на уровень в 2% против 0,8% в 1999г. Причиной тому служит и повышение цен на нефть и нефтепродукты [13, c.28]. Угроза безработицы С введением фиксированных обмен­ных курсов внутри валютного союза для его наиболее слабых регионов единственным механизмом поддержания между­народной конкурентоспособности явля­ется политика гибких цен и зарплат. Здесь действуют такие же механизмы, как и в случае валютного союза между ФРГ и ГДР, — увеличение безработицы и снижение зарплаты. Так, вследствие со­здания валютного союза увеличилась конкуренция между европейскими пред­приятиями, что заставляет их постоянно искать возможности снижения издержек, одной из которых является уменьшение количества рабочих мест. Увеличивающаяся безработица свя­зана и с последствиями удовлетворения странами-участницами критериев вступ­ления в валютный союз, в частности, с критерием относительно государствен­ных финансов: необходимость баланси­ровать бюджет ведет к сокращению го­сударственных расходов, в том числе, и к сокращению финансирования про­грамм занятости, т.е. государство пе­рестает создавать дополнительные рабо­чие места. С критерием слияния относительно дефицита госбюджета связан также и негативный долговой парадокс. Вслед­ствие снижения государственных расхо­дов снижается совокупный спрос в экономике, а также и налоговые сборы, что ведет к дефляционной спирали. Таким образом, доходы государства еще более уменьшаются, а расходы еще более возрастают из-за дополнительно увеличивающегося количества безработ­ных. Недоверие населения В странах ЕС существуют очень боль­шие сомнения относительно целесооб­разности валютного союза. Вполне оп­равдано опасение, связанное с тем, что ради сомнительной евровалюты придет­ся отказаться от самой стабильной в мире национальной валюты, которой яв­ляется немецкая марка. В Германии — стране с наиболее развитой экономикой и твердой валютой — недоверие к евро проявляется фактически повсеместно. Так, один из опросов читателей журнала Spiegel показал, что всего 7% респон­дентов положительно относятся к введе­нию евро, 41% респондентов не приемлет новую валюту, а 37% считают, что реформа никак не скажется на их жиз­ни [13, c.28]. Сдержанность проявляют и другие страны-члены ЕС. Институциональные различия Институциональная реформа ЕС ос­тается незавершенной, так как нет еди­ной власти, стоящей за евро и несу­щей всю полноту ответственности за жизнеспособность европейской валю­ты, а также нет и унифицированного европейского делового права. Создан­ные наднациональные органы распола­гают широкими, но все же ограничен­ными и делегированными полномочия­ми. Например, ЕЦБ является собран­ным органом, за которым стоит не единое суверенное государство с чет­ко определенными интересами и поли­тическими цепями, а конгломерат раз­личных государств. Единая валюта, общая денежно-кре­дитная и валютная политика, тесные внешнеэкономические связи не устра­няют относительной обособленности на­родов, государств и экономик внутри ва­лютного союза и, как следствие, воз­можного конфликта интересов. В дополнение, отрицательным фак­тором для единой валюты остается ча­стокол бюрократических регуляторов ЕС, которые отталкивают международ­ных инвесторов. По мнению аналитической компании Goldman Suchs, именно это обстоятельство неблагоприятно ска­зывается на привлекательности эконо­мик ФРГ, Франции и Италии, составля­ющих основной фундамент евро. Неоднородность социально-эконо­мических структур влечет за собой неодинаковую «проводимость» денеж­но-кредитной политики ЕЦБ на терри­тории союза, что снижает ее общую эффективность. Технические затраты Переход на евро стоит достаточно дорого. Основную тяжесть затрат, свя­занных с введением единой валюты, не­сут банковские учреждения стран валют­ного союза. Процесс адаптации информационных систем к евро в частном секторе зай­мет от трех месяцев у небольших тор­говых фирм до трех лет у крупных про­изводственных компаний и повлечет до­полнительные расходы от 100 тыс. до 3 млн. евро. Кроме того, обязательная двойная индексация цен обойдется пред­приятиям розничной торговли в 25 млрд. евро. Американская исследовательская и аналитическая организация GARTNER Group предполагает, что европейские компании должны потратить в общей сложности от 150 до 400 млрд. USD. на необходимую модернизацию компью­терных систем с тем, чтобы они могли корректно обрабатывать новую денеж­ную единицу и операции с ней [13, c.29]. Технические требования для перво­го выпуска ёвромонет показали потреб­ность в 1,500 тоннах олова. Для монет достоинством 10, 20 и 50 центов будет использоваться скандинавское золото — новый сплав, содержащий 1% олова. 2.4. ПЕРСПЕКТИВЫ ЕДИНОЙ ВАЛЮТЫ Перспективы единой валюты, в принципе, вытекают из причин ее создания, проанализированных ранее. Снижение трансакционных издержек, рост конкуренции, облегчение борьбы с инфляцией, ускорение интеграционных процессов и создание сильной валюты ведут, соответственно, к снижению уровня инфляции, усилению процессов экономической консолидации и, как следствие, к ускоренному экономическому росту. Снижение уровня инфляции и уровня процентных ставок ЭВС и процесс экономического сближения стран ЕС, сопровождающий его становление, оказывают понижающее воздействие на уровень процентных ставок и на уровень инфляции по следующим причинам: 1. устойчивость евро гарантирована проведением политики, направленной на достижение стабильности государственных финансов, а также деятельностью независимого Центрального банка, целью которой является постоянство цен; 2. благодаря самому процессу экономического сближения европейских стран инфляционные ожидания в Европе значительно ослабевают. Данное сближение уже привело к существенному понижению процентных ставок. Так со времени подписания Маастрихтского договора в 1992 г. долгосрочные процентные ставки упали в Европе более чем на 3%, а краткосрочные – на 6% [13, c.27]; 3. страны-аутсайдеры ЭВС преследуют в своей экономической политике те же цели, поэтому они видят необходимость в сокращении различий в их ставках процента с еврозоной; 4. положение статей Маастрихтского договора обеспечивают бюджетную политику, ориентированную на сбалансированные бюджеты, результатом чего является сокращение дефицита в государственных финансах, что, в свою очередь, ведет к снижению нагрузки на сбережение. Поскольку уровень долгосрочных процентных ставок является результатом взаимозависимости между сбережением и инвестициями, снижение вышеуказанного дефицита понижает ставку процента. Низкая процентная ставка в свою очередь обеспечивает приток инвестиций в частный сектор; 5. большие объемы и ликвидность финансовых рынков, работающих в евро (по сравнению с рынками, опирающимися на национальные валюты), также приводят к снижению ставки процента на заимствования в единой валюте. Таким образом, в результате перехода к единой валюте может произойти переориентация потоков капитала в пользу Европы.

Усиление процессов экономической консолидации

Появление евро существенно усиливает процессы экономической консолидации в Европе. Во-первых, в последние годы произошло заметное сближение основных макроэкономических показателей стран валютного союза: достигнуты реальные успехи в обеспечении стабильности цен, снижении долгосрочных процентных ставок, стабилизации обменных курсов национальных валют. Во-вторых, резко возрастает глубина интеграции внутри самой еврозоны – с созданием валютного союза в Европе возникло твердое ядро, члены которого связаны отношениями сильной экономической и политической сплоченности. В-третьих, валютный союз является центром возросшего притяжения для остальных частей Европы, прежде всего, Центральной и Восточной.

Перспективы евро в качестве международной валюты

Степень интернализации валюты зависит от ряда факторов: размер ВВП; степень участия в мировой торговле; высокоразвитые и высоколиквидные финансовые рынки; открытость экономики; низкая инфляция, макроэкономическая стабильность; бездефицитный баланс внешних расчетов; устойчивость экономики к внешним воздействиям; потенциал экономического роста. Причем первые три из них являются решающими. Экономический потенциал Зона евро несколько опережает Соединенные Штаты по численности населения. По размерам ВВП она вдвое превосходит Японию, но пока уступает США (табл. 1). Если бы Великобритания вошла в ЭВС, это отставание было бы сведено к минимуму. Структура хозяйства в странах ЭВС почти идентична: на аграрный сектор приходится около 2% ВВП, на промышленность соответственно – 31 и 26%, на услуги – 67 и 72% (17, с.87.). Таблица 1. Основные макроэкономические показатели в зоне евро, США и Японии [4, c.49]

Показатель

Год

Единица измерения

Зона евро

США

Япония

Население

2000млн302,2272,0127,0

ВВП (доля в мире)

2000%16,022,07,3

Экспорт товаров и услуг*

1999%ВВП16,910,310,7

Импорт товаров и услуг*

1999%ВВП15,913,29,1

Экспорт (доля в мире)*

1999%18,915,29,1

Безработица

2000%8,94,04,7

Баланс госбюджета

2000%ВВП0,32,2-12,1

Государственный долг

2000%ВВП69,744,5130,4

Текущий баланс

2000%ВВП-0,53-4,42,5
* Исключая торговлю между странами зоны евро, экспорт FOB, импорт CIF. По своей экономической силе зона евро вплотную приближается к США, однако в области развития финансовых рынков между двумя регионами имеются крупные различия (табл. 2).

Развитие финансовых рынков

Как видно из табл. 2, абсолютная величина выданных в зоне евро банковских ссуд в полтора раза больше, чем в США. В то же время показатели общей стоимости находящихся в обращении ценных бумаг и капитализации фондового рынка в зоне евро в 3 раза (!) меньше, чем в США. Особенно велико отставание европейцев в сфере корпоративных ценных бумаг. Единственным сектором фондового рынка, где Европа удерживает сильные позиции, являются облигации. Таблица 2. Финансовые рынки зоны евро, США и Японии, июнь 1999 г. [4, c.49]

Инструмент

Единица измерения

Зона евро

США

Япония

Банковские депозиты

млрд евро475247434468
% ВВП7855112

Банковские ссуды

млрд евро613641554281
% ВВП10048107

Национальные ценные бумаги в обращении, в том числе:

млрд евро5423141415061
% ВВП89165127

корпораций

млрд евро2022494583

финансовых институтов

млрд евро18923900754

госсектора

млрд евро332977473724
Проблема Западной Европы состоит не только в том, что ее фондовые рынки значительно меньше американских, но и в том, что они во многом остаются национальными. В настоящее время в США функционируют 8 фондовых бирж, причем две из них – NYSE и NASDAQ занимают 95% рынка. В Евросоюзе функционируют 32 национальные фондовые биржи, и возможность их слияния в 2-3 крупные биржи пока не просматривается [12, с.88.] Еще один дезинтегрирующий фактор – налоговое законодательство, оно является национальным сейчас и будет таковым в обозримой перспективе. Налоги – один из немногих инструментов макроэкономического регулирования, оставшийся в руках национальных властей после создания ЭВС, с их помощью государства могут адаптировать общую экономическую и денежно-кредитную политику к текущей ситуации в стране. Таким образом, из восьми экономических условий, необходимых для успешного становления евро на внешних рынках, страны ЭВС полностью отвечают пяти: они обладают значительным по масштабам хозяйством; их экономика достаточно открыта; она хорошо интегрирована в мировую; в течение ряда последних лет отмечаются низкие темпы инфляции; баланс по текущим операциям близок к бездефицитному. Вполне удовлетворительно соблюдаются еще два критерия: экономика стран ЭВС относительно устойчива к внешним воздействиям и имеет неплохой потенциал роста. Самым слабым местом зоны евро являются финансовые рынки: по степени своего развития, глубине, широте и ликвидности они значительно уступают американским. Другими словами, страны ЭВС не выполняют одно из трех принципиальных условий, необходимых для того, чтобы евро могло стать реальной альтернативой доллару в мире. Вообще, способность евро потеснить доллар в качестве международной валюты во многом зависит от того, удастся ли ЕС заручиться поддержкой наибольшего количества третьих стран. При этом следует иметь в виду, что колебания курса доллара и евро гораздо заметнее отражаются на третьих странах, чем на ЕС и США. Так, если падение курса евро по отношению к доллару в 1999-2000гг. не затронуло основной массы населения этих государств, то для третьих стран оно имело гораздо более важные последствия: например, девальвация евро резко снизила конкурентоспособность товаров стран Восточной Азии на рынке ЕС и резко обострила конкурентную борьбу между европейскими и азиатскими производителями и США (в середине 2000г. профицит ЕС в торговле с США впервые в истории почти сравнялся с китайским и японским) [10, c.34]. 2.5. ВОЗМОЖНЫЕ СЦЕНАРИИ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ ВАЛЮТНОГО СОЮЗА Необходимость дальнейшей интенсификации интеграции видна из следующего примера: эксперты МВФ рассчитали два сценария дальнейшего развития стран в рамках валютного союза в 2000-2010гг. При первом варианте страны-участницы валютного союза осуществляют дальнейшую фискальную консолидацию и добиваются сокращения государственных расходов в среднесрочной перспективе на сумму, эквивалентную 2% ВВП. Одновременно предполагается, что им удается повысить эффективность факторов производства на 0,5% за счет либерализации товарных рынков и введения единой валюты, а также снизить уровень безработицы до 7% за счет значительных реформ рынков труда [13, c.31]. При втором варианте страны-участницы ограничиваются строгим выполнением требований Маастрихтского договора, но не осуществляют никаких дальнейших структурных реформ. Полученные результаты систематизированы в таблице 3. Таблица 3. Варианты развития валютного союза (в %) [13, c.31].

Показатели

2000г.

2001г.

2002г.

2003г.

2010г.

Вариант 1. Валютный союз с дополнительной фискальной консолидацией и реформой рынков труда

реальный ВВП

0,2

0,9

1,0

1,1

2,9

дефлятор ВВП

-0,3

-0,7

-1,1

-1,4

-1,9

долгосрочная норма процента

0,1

-0,1

-0,3

-0,4

0,0

уровень безработицы

-0,2

-0,4

-0,6

-0,8

-2,0

общий баланс государственного бюджета (в % к ВВП)

0,4

0,9

1,5

2,1

0,8

чистые доходы

0,0

0,0

0,11

0,2

-1,1

расходы

-0,4

-0,9

-1,4

-1,9

-1,9

общий государственный долг (в % к ВВП)

-0,4

-1,4

-2,7

-4,5

12,6

торговый баланс (в млрд. USD)

-3,5

13,8

22,8

31,6

27,9

Вариант 2. Валютный союз без дополнительной фискальной консолидации и без реформ рынков труда

реальный ВВП

0,1

-0,3

-0,6

-0,9

-2,5

дефлятор ВВП

0,1

0,3

0,6

0,9

2,3

долгосрочная норма процента

0,2

0,3

0,4

0,5

0,5

уровень безработицы

0,2

0,4

0,7

0,9

2,0

общий баланс государственного бюджета (в % к ВВП)

-0,2

-0,5

-0,7

-0,9

-1,3

чистые доходы

0,0

-0,1

-0,2

-0,3

0,7

расходы

0,2

0,4

0,5

0,6

0,6

общий государственный долг (в % к ВВП)

0,1

0,7

1,4

2,3

9,8

торговый баланс (в млрд. USD)

-1,7

22,1

31,7

38,8

67,3

Как видно из данных таблицы 3, первый вариант намного предпочтительнее второго. Таким образом, если за созданием валютного союза не последуют глубокие реформы финансовой системы и трудовых отношений, он не только не даст странам-участницам никакого выигрыша, но и приведет к снижению тех макроэкономических показателей, которые они имели бы без валютного союза. ГЛАВА 3. АНАЛИЗ ВЕРОЯТНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ ВВЕДЕНИЯ ЕВРО ДЛЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Введение в одиннадцати странах ЕС единой валюты уже оказывает опреде­ленное влияние на экономические и политические отношения этих стран с Республикой Беларусь, и эта тенденция в ближайшие годы будет усиливать­ся. Предстоящее приближение ЕС к нашим западным границам дает основа­ние утверждать, что тенденция роста взаимозависимости проявит себя не только в масштабах нынешнего ЕС, но и всего Европейского континента. В финансовой сфере этому будут способствовать динамичное развитие совре­менных систем международных расчетов и рост объемов зарубежных опера­ций банков, увеличение скорости миграции капиталов. В настоящее время ЕС является вторым по величине торговым партне­ром Беларуси: его доля в общем товарообороте колеблется от 10 до 15%, а при условии сохранения существующих товарных потоков этот показатель может увеличиться до 20% [3, c. 188]. Для сравнения, доля США составляет лишь около 1% [13, c. 24]. В 1999 г. белорусский экспорт в страны ЕС вырос на 19,7% по сравнению с предыдущим годом. Но Европейский союз - это не только емкий и платежеспособный рынок и высокое качество товаров и услуг, но и важнейший источник инвестиционных ресурсов, современного менеджмента и высоких технологий. В сфере кредитования белорусской экономики составляющая ЕС также очень весома и значительно превосходит других нетто-экспортеров капитала: США, Японию и Швейцарию. 3.1. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСШИРЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА ДЛЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Несомненно, расширение ЕС будет иметь серьезные политические и экономические последствия для Беларуси, России, Украины и других стран СНГ. Не исключено, что в итоге белорусские экспортеры могут оказаться в худшем положении по сравнению со своими конкурентами из числа стран-кандида­тов Европейского союза, что усугубится наличием системы преференций ЕС. Более того, в перспективе новые члены могут быстро потеснить наши предприятия: на рынках третьих стран. Большие проблемы могут представ­лять и более высокие требования Европейского союза к качеству продукции, экологической чистоте, нормам энергопотребления и безопасности. С дру­гой стороны, в связи со снижением таможенных пошлин для белорусского импорта в ЕС наши экспортеры промышленной продукции получат и опреде­ленные преимущества, однако общий баланс плюсов и минусов этого про­цесса намечается явно не в нашу пользу. С точки зрения международного права до вступления в ВТО невозмож­но требовать компенсации потерь в торговле, вызванных вступлением стран ЦВЕ в ЕС. Например, Россия, до половины внешней торговли которой прихо­дится на страны- члены и страны-кандидаты Европейского союза, в качестве определенной компенсации ставит вопрос о создании зоны свободной тор­говли с ЕС и добивается создания нового механизма сотрудничества со странами Восточной Европы. Однако и здесь возникают правовые проблемы: как члены ВТО эти страны не могут предоставлять более льготный торговый ре­жим третьим странам. Вступление в ЕС Польши, а в перспективе Литвы и Латвии приведет к появлению протяженных общих границ между Европейским союзом и нашей страной. Подготовка этих стран к вступлению в ЕС, в том числе в финансово-экономической сфере, самым непосредственным образом отразится на их торгово-экономических отношениях с нашей страной. Уже сейчас, будучи кандидатами на вступление в ЕС, Польша, Литва и Латвия вынуждены кор­ректировать свой внешнеэкономический курс с учетом общей политики ЕС. Например, в ноябре 1999 г. министр экономики Польши М.Свенцицкий со­общил, что до конца 2002 г. его страна вынуждена будет расторгнуть около 130 экономических соглашений с Россией, Украиной и Беларусью. Несмот­ря на то что некоторые из этих соглашений выгоднее для Польши по сравне­нию с аналогичными документами ЕС, правительство Вынуждено пойти на такой шаг именно потому, что указанные соглашения противоречат законо­дательным нормам ЕС. После вступления этих стран в ЕС будут применяться единые для всего ЕС меры регулирования торговли, что значительно снизит возможности бе­лорусского экспорта в эти страны (в частности, будет затруднен доступ бело­русской сельскохозяйственной продукции на рынки этих стран при распро­странении на них режима аграрного импорта ЕС). Определенное влияние на развитие торговли окажет и их переход от национальных стандартов на еди­ные европейские. Более того, неизбежно переключение экспортных и им­портных потоков торговли этих стран от белорусского рынка на единый ев­ропейский и переориентация части иностранных инвестиций, которые по­тенциально могли быть направлены в Беларусь, на новых членов ЕС, которые станут для зарубежных инвесторов еще более привлекательными. Постепен­но произойдет переход от безвизовых поездок наших граждан в эти страны к общему визовому режиму в соответствии с Шенгенскими соглашениями (например, Болгария объявила об этом в ноябре, Словения - в декабре 1999 г., Польша и Чехия - в январе-феврале, Венгрия и Словакия - в марте, Румыния - в апреле 2000 г.). Таким образом, формирование у западных границ Беларуси единого экономического и валютного пространства, в орбиту которого постепенно вовлекаются целые группы стран европейского континента, требует анали­за принципиально новой геополитической ситуации. Разумеется, интересам нашей страны не отвечает установление вместо "железного занавеса" ново­го, "коммерческого". 3.2. ВОЗМОЖНЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА И НЕДОСТАТКИ ЕВРО ДЛЯ БЕЛОРУССКОЙ ЭКОНОМИКИ Для европейских стран СНГ значение экономических связей с ЕС имеет гораздо меньшее значение, чем для стран Восточной Европы: если в Словении, Венгрии, Эстонии и Чехии внешнеторговый оборот с ЕС в расчете на душу на­селения составляет от 2000 до 4000 евро, в остальных странах-кандидатах – 400-1400 евро, то в Беларуси, Украине и Молдове - от 80 до 140 евро. Ни одна из этих стран не имеет валютного режима, устанавливающего связь между национальной валютой и евро, а доля ЕС во внешней торговле, как правило, не превышает 10%[3, с.191] . Тем не менее, по мнению экспертов Банка международных расчетов, и в этих странах в перспективе евро может играть роль, сопоставимую с долларом, а их национальные валюты будут иметь постепенную тенденцию при­вязки к евро (в некоторых сферах подобная привязка осуществлялась уже с 1999 года, например, минимальный размер уставных фондов белорусских коммерческих банков и таможенный тариф Беларуси определяются в евро). В принципе, внешнеторговые фирмы, активно работающие с партнера­ми в ЕС, заинтересованы в осуществлении расчетов в евро, поскольку при широком использовании новой валюты наши предприятия смогут избежать курсовых рисков. Однако Беларусь, располагаясь в Европе географически, в финансово-экономическом отношении, как и другие страны СНГ, находится в зоне влияния американского доллара. Именно в долларах номинировано свыше 85% внешнеторговых контрактов, к доллару жестко привязана денеж­ная масса, весьма высока доля доллара во внешней торговле и банковских депозитах. Кроме того, по оценкам специалистов, на руках у физических лиц находится не менее 2 миллиардов долларов и примерно такое же количе­ство обращается в мелком бизнесе и торговле. Одним словом, доллар США является в нашей стране самой используемой и ликвидной иностранной валютой, причем объемы операций с ним по ряду параметров далеко превос­ходят аналогичные показатели в мире. По этим причинам падение курса доллара на международных валютных рынках в процессе формирования многополярной валютной системы имело бы самые серьезные негативные последствия для белорусской экономики, что также заслуживает вниматель­ного изучения [3, c.192]. Что касается евро, то его будущее в Беларуси зависит от многих факто­ров, но прежде всего от того, насколько и когда его потенциальные преимущества перевесят нынешние преимущества доллара. Глубокая долларизация белорусской экономики привела к диспропорциям между структурой валют­ных отношений и структурой внешнеэкономических связей, однако укрепле­нию доллара во многом способствует и слабость белорусской национальной валюты. В условиях высокой инфляции доллар вполне обоснованно рас­сматривается как средство сохранения вкладов как физических, так и юри­дических лиц. Для банков дополнительным преимуществам доллара являет­ся большая разница в часовых поясах между нашей страной и США (напри­мер, окончание рабочего дня в Беларуси совпадает по времени с началом рабочего дня в США, что позволяет увеличивать оборот средств через кредит "овернайт"). Тот факт, что до 2002г. евро существовал только в безналичной форме, также представляет определенную проблему для адаптации евро в нашей стране; где пластиковые карточки являются пока услугой, доступной лишь узкому кругу лиц. Постоянное падение курса евро также явилось отнюдь не лучшей рекламой новой валюте. Кроме того, необходимо учитывать определенную инерцию не только финансовых рынков, но и человеческой психологии. Все это позволяет говорить о том, что евро будет завоевывать позиции в Беларуси медленнее, чем в странах Восточной Европы [3, c.192]. Тем не менее в перспективе единый европейский рынок капитала, объем финансовых рынков которого составляет 21,1 триллиона долларов против 22,9 триллиона долларов рынка США, сможет привлечь в Беларусь больший объем средств, чем отдельные государства ЕС. Особенно ощутимыми преимущества евро окажутся для реализации крупных проектов при участии евро­пейских банковских консорциумов. При этом как государство, так и коммер­ческие банки смогут привлекать иностранный капитал на более выгодных условиях, а отечественные инвесторы будут иметь больший выбор инстру­ментов для размещения финансовых средств. Появление евро мобилизует резервы экономического роста, способствует увеличению импорта в страны ЕС, усиливает конкурентную борьбу вследствие более широкого вовлечения малого и среднего бизнеса во внешнеэкономическую деятельность. В обозримом будущем высокая ликвидность международных финансовых рынков может оказать общее позитивное воздействие на развитие белорусской эко­номики, потоки капиталов с нового рынка евро могут уменьшить разрыв между объемами инвестиций и внутренних сбережений и стимулировать развитие производства [3, c.193]. Отечественные заемщики (правительство, местные власти, предприя­тия) с введением евро могут получить более широкие возможности для ра­боты на едином европейском рынке, однако их использование жестко обус­ловлено повышением собственного кредитного рейтинга и крайне низкого рейтинга нашей страны. На рынке еврооблигаций белорусским предприятиям будет удобнее работать через Европейский инвестиционный банк. По­скольку наша страна стремится закрепиться на международных финансовых рынках, следует обратить внимание на проблему баланса между долларом, евро и другими валютами в новых эмиссиях долговых обязательств для раз­мещения облигаций на европейских фондовых рынках. Формирующаяся Единая европейская биржа (в 2000 г. произошло объединение Лондонской и Франкфуртской, а затем Парижской, Брюссель­ской и Амстердамской бирж) станет крупнейшей в мире с капитализацией 6,8 триллиона долларов и совокупным торговым оборотом 8,7 триллиона долларов [3, c.193]. Во внешнеэкономической политике появление евро также открывает определенные возможности, использование которых диктуется нашим гео­политическим положением. Тем не менее практическая политика в отноше­нии евро должна строиться с учетом и объективных экономических предпосылок. В связи с этим все шаги в направлении диверсификации валютных отношений должны быть ориентированы на решение конкретных задач и предприниматься по мере накопления необходимых условий. Белорусские экспортеры и импортеры выигрывают от перехода на евро вследствие того, что осуществление расчетов стало производится на базе единой валюты. В результате того, что комплектующие поступают из одного валютного пространства, упрощается калькуляция сделок, что удешевляет поставки. Кроме того, произошедшее после введения евро обострение конкуренции между производителями товаров и услуг снижает цены на импорт из ЕС. Евро позволяет белорусским компаниям-импортерам быстро и с большей точностью сравнивать цены, предлагаемые поставщиками из различных стран валютного союза, и отбирать наиболее конкурентоспособные варианты. Для жителей РБ, едущих за рубеж, с введением евро исчезла необходимость менять валюту одной страны валютного союза на валюту другой. Экономия, в принципе, большая – в среднем на 1000 USD покупки валюты в Европе люди тратили около 30 USD на комиссиях обменных пунктов. Более того, раньше при проведении подобной операции требовался обмен через рубли, что позволяло банкам брать с клиента двойную цену за обмен [13, c.35]. Еще одним важным аспектом являются финансовые рынки, сфера внеш­ней задолженности и внешних заимство­ваний. На начало 1999г. государственный внешний долг Республики Беларусь со­ставлял 893,1 млн. USD [13, c.35]. Крупнейшими кредиторами РБ являются МВФ и Гер­мания — их общая доля составляет при­мерно 35%. Кроме того, основными за­имодавцами также являются различные европейские организации и страны: их доля во внешнем долге республики рав­на 339,3 млн. USD, или 38% [13, c.35]. Таким об­разом, можно ожидать полной перекон­вертации европейского сегмента внеш­него долга РБ в евро. 3.3. НАЧАЛО РАБОТЫ С ЕВРО В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ В декабре 1998 г. в нашей стране был создан Экспертный совет по пробле­мам евро, призванный заниматься разработкой предложений по совершен­ствованию нормативно-правовой базы и системы регулирования внешней торговли, проведению комплекса организационных и практических мер, направленных на защиту национальных интересов Беларуси в связи с появ­лением Европейского валютного союза. Работа с единой европейской валю­той у нас началась в условиях кризисного состояния кредитно-денежной системы, слабости национальной валюты и глубокой долларизации экономи­ки. Главной задачей экономической политики правительства является за­вершение реформ в валютно-финансовой сфере и последовательное укреп­ление национальной валюты. Соответственно этой задаче должны быть под­чинены и все мероприятия, связанные с евро, а государственная политика направлена на преодоление фактического неравенства евро в отношении доллара на внутреннем валютном рынке. С технической точки зрения введение евро было хорошо подготовлено, и белорусские банки начали работать с новой валютой без особых проблем. Положительную роль в этом сыграли предварительные меры, осуществленные правительством, Национальным банком, коммерческими банками и предприятиями. Так, за два месяца до введения евро, 27-28 октября 1998 г., Белвнеш- экономбанк совместно с Центром европейской информации и документации Белорусского государственного университета, провел международную науч­но- практическую конференцию "Европейский валютный союз - шаг на­встречу XXI веку" с участием 56 организаций из 12 европейских стран, на которой были рассмотрены проблемы, связанные с появлением евро, и сде­лана первая попытка определить пути их практического решения для нашей страны как в краткосрочном плане, так и в перспективе. Белвнешэканом-банк, обеспечивающий значительную часть финансового и экономического сотрудничества нашей страны с ЕС, является национальным координатором Беларуси в таких международных организациях, как Брюссельский между­народный банковский клуб и Европейский деловой конгресс. Национальный банк заблаговременно направил во все коммерческие банки рекомендации по организации международных расчетов в связи с введением в обращение евро (№ 40-07/23 от 5 ноября 1998 г.), в которых детально рассмотрел вопросы оптимизации корреспондентской сети, организации платежей в евро и национальных валютах ЭВС, конверсии евро и национальных валют ЭВС, своевременного информирования клиентов. 23 декабря 1998 г. он выпустил инструктивное письмо об автоматическом переводе лицевых счетов в экю на евро (N2 30-23/1027), 29 декабря 1998 г. -инструкцию об установлении официального курса белорусского рубля к евро (№ 31-06/7172). С января 1999 г. Национальный банк приступил к установлению официального курса евро к белорусскому рублю (котировки евро к белорусскому рублю установлены на основе его кросс-курса к доллару США). В международном классификаторе валют евро были присвоены цифровой и буквенный коды. Тем самым было положено начало формированию собственной нормативной базы, регулирующей операции с новой валютой в Беларуси. Перспективные вопросы сотрудничества между Национальным банком Беларуси и Европейским центральным банком были обсуждены в 1999 г. на встрече первого заместителя председателя правления НББ П. Каллаура с вице- президентом ЕЦБ К. Нуайе. Вместе с тем некоторые белорусские государственные и коммерческие структуры уже работают с евро с 1999 г. Все имеющиеся активы, обязательства и контракты в экю были переведены в евро; кредиторы из стран ЕС предлагали займы в новой валюте. Совместным предприятиям с участием западноевропейских партнеров приходилось вести в евро бухгалтерский учет и отчетность, так как большинство крупных транснациональных корпораций перешли на расчеты в евро до 2002 г. 3.4. ПОЯВЛЕНИЕ НАЛИЧНОГО ЕВРО И БЕЛОРУССКАЯ ЭКОНОМИКА В Беларуси появление евро стало заметным, но мимолетным событием. В конце декабря 2001 года Национальный банк Беларуси рекомендовал коммерческим банкам изменить договора на расчетно-кассовое обслуживание таким образом, чтобы предусмотреть использование евро и исключить возможность использования валют ЭВС. А также при открытии счетов или вкладов в евро после 31.12.01г. предусматривать в соответствующем договоре, что в кассу банка для зачисления на счет могут приниматься только евро. Кроме того, телеграммой «Разрешение на проведение операций с иностранной валютой» Национального банка РБ разрешил банкам с 1 января по 1 марта 2002г. не проводить продажу физическим лицам национальных валют ЭВС, купленных у населения или полученных в результате обмена на евро [7, c29]. В январе 2002г. Руководство Национального банка РБ сделало ряд заявлений, в которых приветствовало введение евро как пример успешной реализации проекта валютной интеграции. Так, Председатель Правления Национального банка Беларуси П. Прокопович в интервью Белорусскому телевидению 12 января т.г. положительно оценил введение евро, а 23 января заявил: «Мы заинтересованы в том, чтобы евро стал для нас второй валютой после российского рубля, поскольку Европа является вторым торговым партнером для Беларуси после СНГ» [7, c.29]. Как и прогнозировалось каких-то заметных изменений в практику работы валютного рынка появление наличного евро не внесло. В январе и первой половине февраля белорусские банки обменивали немецкие марки и другие национальные валюты ЭВС на белорусские рубли, некоторые меняли их напрямую на евро, некоторые принимали их на инкассо. К середине февраля этот процесс завершился. Определенный интерес, больше напоминающий любопытство, был проявлен к новой валюте со стороны населения: по данным Национального банка РБ, в январе было продано населению свыше 6 млн. евро. Доля евро в торгах на Белорусской валютно-фондовой бирже в январе несколько превысила долю немецкой марки, но была несопоставима с долларом: так, в январе 2002г. на торгах продано 11,6 млн. евро против 149,6 млн. USD, средний объем сделок на одной торговой сессии составлял 578 тыс. евро против 7,5 млн. USD [7, c.29]. В общем объеме торгов доля доллара составила 72%, российского рубля – 22%, евро – 5,3% [7, c.29]. Что касается белорусского фондового рынка, то введение евро на него никак не повлияло, поскольку белорусские ценные бумаги котируются либо в белорусских рублях, либо в долларах. Что касается средне- и долгосрочной перспективы, то мало кто сомневается, что значение единой европейской валюты для нашей экономики будет неуклонно возрастать, и доля евро будет увеличиваться как во внешнеторговом обороте, так и в валютных резервах, хотя этот процесс будет медленным и постепенным. В принципе, в пользу новой валюты говорит более крупный номинал (500) и привлекательный с точки зрения потребителя внешний вид. В 2002г. введен ряд новых, а также ужесточены ныне действующие нормативы деятельности банков и небанковских кредитно-финансовых организаций. Изменения предусмотрены новой редакцией «Правил регулирования деятельности банков и небанковских кредитно-финансовых организаций», которые вступили в силу 1 января 2002г. В целом данный документ значения и методики расчета 20 экономических нормативов, из которых 8 являются новыми. В соответствии с Банковским кодексом, с 1 января 2002г. в Беларуси действуют новые требования к минимальному размеру собственных средств (капитала): эквивалент 2 млн. евро – для банка, созданного резидентами, и банка с иностранными инвестициями; 5 млн. евро – для дочернего иностранного банка и банка, имеющего генеральную лицензию на привлечение во вклады средств физических лиц. Этот норматив направлен на предотвращение угрозы интересам вкладчиков и обеспечение сохранности и возврата сбережений граждан. Одновременно правила предусматривают, что в расчет норматива максимального размера привлеченных средств физических лиц не включаются привлеченные средства, сохранность и возврат которых гарантируется государством [7, c.29]. Интересно, что введение наличного евро явилось своеобразным катализатором интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Так, на девятом заседании Межбанковского валютного совета России и Беларуси (Псков, 4 февраля 2002г.) неоднократно подчеркивалось, что введение евро дает хороший пример валютной интеграции. На четвертой встрече руководителей центральных банков Евразийского союза (Минск, 22 февраля 2002г.), на которой обсуждались перспективы гармонизации банковской и финансовой политики стран-членов, многие банкиры признали, что введение евро заметно повлияло на создание постсоветских государств, прежде строивших собственные национальные модели, хотя экономически пока не затронуло финансовые рынки СНГ. Появление валютных союзов признано закономерным и перспективным. На встрече отмечалось, что в отличие от Европы, которой понадобилось 40 лет на введение евро, страны постсоветского пространства могли бы пройти все этапы интеграции гораздо быстрее. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Накануне XXI века Европейский экономический и валютный союз стал реальным фактором мировой политики. Его создание – результат полувекового развития европейской интеграции и значительных усилий всех стран-участниц. В более широком контексте его обусловили столетия европейской истории и потребности развития мировой экономики. В ближайшие годы в состав валютного союза войдут новые члены – Дания и Швеция, а в перспективе, возможно, и Великобритания. С нетерпением ожидают этого времени и многие государства Центральной и Восточной Европы. Отдельные западноевропейские государства, остающиеся вне валютного союза, проводят экономическую политику с обязательным учетом динамики его развития Масштабный проект формирования ЭВС имеет прежде всего политическую основу. Объективно он меняет границы геополитического влияния в современном мире, а Европейское сообщество постепенно превращается из экономического объединения в военно-политический союз. Евро как международная валюта является важным инструментом укрепления роли Европейского союза, который де-факто уже имеет многие черты федеративного государства: единый внутренний рынок, общие границы, единую валюту, общую институциональную систему и символику, общее полицейское ведомство, формирующуюся общую внешнюю политику и политику безопасности. Как показывают последние события, при общем внешнеполитическом курсе позиция ЕС может стать более твердой, что значительно повышает роль ЕС как субъекта мировой политики. Возникновение валютного союза в Европе отражается на экономических и политических отношениях государств ЕС с нашей страной, и интенсивность этого влияния в ближайшие годы будет возрастать. В связи с появлением выбора между мировыми валютами возникает необходимость разработки самостоятельной стратегии, анализа мировой конъюнктуры и перспективной оценки последствий собственной экономической и валютной политики. Список использованной литературы 1. Европейская интеграция: современное состояние и перспективы: Сб. науч. ст./ Науч. ред. С.И. Паньковский. – Мн.: ЕГУ, 2001. – 336с. 2. Капустин М.Г. Евро и его влияние на мировые финансовые рынки. – М.: ООО Издательско-Консалтинговая Компания «ДеКа», 2001. – 272с. 3. Курочкин Д.Н. Евро: новая валюта для Старого Света. Проблемы и перспективы развития Европейского экономического и валютного союза. – Мн.: Европейский гуманитарный университет, 2000. –272с. 4. Буторина О. Перспективы евро в качестве международной валюты. // Рынок ценных бумаг. 2001. №14. 5. Долженкова Л.Д. Причины и последствия понижения курса евро. // Банковское дело. 2001. №9. 6. Захаров А. Настоящее и будущее евро на российском валютном рынке. // Финансист. 2001. №12. 7. Курочкин Д. Введение наличного евро и его значение для общеевропейского экономического сотрудничества. // Вестник Ассоциации белорусских банков. 2002. №9. 8. Курочкин Д. Второе пришествие евро. О новой роли единой европейской валюты после ее введения в обращение. // Белорусский банковский бюллетень. 2001. №8. 9. Курочкин Д. Деньги тонкие, но сильные. // Директор. 2001. №11. 10. Курочкин Д.Н. Единая европейская валюта и ее значение для белорусской экономики в контексте расширения Европейского союза. // Белорусский экономический журнал. 2001. №3. 11. Лаврентьева В. Слабый евро – сильная Европа: миф или реальность? // Вестник Ассоциации белорусских банков. 2001. №10. 12. Матросов С. Конкуренция и интеграция – основные направления развития современного фондового рынка Западной Европы. // Финансист. 2000. №11-12. 13. Наркевич С. Перспективы развития процессов валютной интеграции в Европе. // Вестник Ассоциации белорусских банков. 2001. №30. 14. Офманис Янис. Что происходит с евро? // Мировая экономика и международные отношения. 2001. №2. 15. Тарасов Д. Белорусский рубль укрепляет позиции. Вероятность девальвации резко возрастает. // Валютное регулирование и ВЭД. 2002. №1. 16. The economic situation of the European Union and the outlook for 2001- 2002. Working paper. Economic Affairs Series. Econ 126 EN. – 128. 17. www.fibv.com.asp;Финансист.2000.№11-12 18. www.ecb.int