Каталог :: Политология

Реферат: Иранская республиканская армия

Международный Соломонов Университет
                         Экономический факультет                         
     История создания и деятельности Ирландской Республиканской армии     
                            

Реферат студента

г.Киев 2001

Содержание

1. Экспансия Англии в Ирландию в XII-XVI в.в.

2. Образование и раскол Шинн Фейн-ИРА, Рабочая партия в 70е-80е годы .

3. Нынешнее положение вещей

3.1. Северо-Ирландская ассамблея и ее крах

3.2. Отношение общественности к событиям в Северной Ирландии 3.3. Конфликты между республиканцами и Королевскими Ольстерскими Констеблями 3.4. Политика Министра Великобритании по делам Северной Ирландии Питера Мендельсона 4. Разоружение: кто первый? Впервые Ирландия стала объектом феодальной экспансии Англии во второй половине XII века, где после нормандского завоевания в 1066 году сложилось сильное государство. В некоторой мере этому поспособствовала католическая церковь, которая к тому времени достигла значительного влияния в Англии и вообще в Западной Европе. Была проведена так называемая клюнийская реформа, которая провозгласила принцип теократии папства. В принцип теократии входило верховенство власти папы не только в духовной жизни, но и в политической активности подчиненных католической церкви государств. Порядки и обычаи церкви в Ирландии весьма отличались от традиционных для католицизма. Это произошло потому, что организация ирландской церкви была приспособлена к клановому строю – кланы выделяли земли духовенству, которое было причислено к привилегированным профессиям, духовные должности стали монополией нескольких семей. И ирландская церковь стала объектом теократической политики папства, проводимой под знаком «очищения и единства». В 1158 году в Рим прибыл посол английского короля Генриха II с просьбой разрешить завоевание Ирландии. Папа одобрил вторжение с тем условием, что «народ Ирландии будет подчинен праву», «будут искорены семена порока из душ ирландцев», также «обязать каждый дом Ирландии платить подать святому Петру в размере одного пенса с каждого дома». Но, к несчастью для Ирландии, планы Генриха шли гораздо дальше подчинения Ирландии католической церкви. Рост городов, развитие товарно-денежных отношений и складывание внутреннего рынка Англии сопровождались усилением английских феодалов и увеличением в их среде жажды новых земель и доходов. Вот почему англо-нормандские бароны с таким энтузиазмом приняли предложение вторгнуться в Ирландию, на свои средства начав ее завоевание. Начав в мае 1169 года наступление небольшими силами (60 рыцарей и 200 лучников), англичане захватили районы на востоке Ирландии. Затем к ним присоединились более мощные силы (200 рыцарей, 1000 лучников) лорда Стронгбоу. Стронгбоу захватил уже довольно обширные территории юга и востока Ирландии. Тем временем Генрих, вспомнив опыт Вильгельма Завоевателя, захватившего Англию и провозгласившего себя на ее землях независимым королем, начал предполагать развертывания таких же действий и со стороны лорда Стронгбоу. В итоге Ирландия могла стать новым очагом феодальных смут. Поэтому к весне 1172 года Генрих II объявил о конфискации всех владений Стронгбоу в Англии и Уэльсе. А затем, собрав большие силы, Генрих прибыл в Ирландию, где, захватив большую ее часть, занялся ее «устроением». Но вскоре королю пришлось спешно покинуть страну (вызов из Рима). Военные действия английских лордов и войск короля продолжались еще довольно продолжительное время, но так ни к чему и не привели. Перевес ни одних, ни других не был очевидным и, в 1174 году был заключен мирный договор между Генрихом II и ард-риагом (местным королем) О’Коннором, который становился вассалом Англии. Этот договор успешно действовал вплоть до 1199 года, когда сын Генриха II Иоанн, возобновил военные действия. На этот раз завоевание, хоть и было окончательным, но завершилось лишь через 4 века, в 1691 году, когда был сломлен последний оплот ирландской армии. Итог завоевания – Лимерийский договор, завершил многовековой период бедствий и страданий и начал время английского господства над побежденной Ирландией. * * * Рабочая партия (РП) — единственная партия левых сил, представленная в парламенте до начала 80-х гг. В 1969-1970 гг. Шинн фейн — Ирландская республиканская армия (ШФ-ИРА) раскололась, на основе одной из частей которой, первоначально называвшейся «официальной» ШФ-ИРА, образовалась РП. Прологом к ее созданию послужило разочарование в республиканском движении результатами вооруженной кампании 1956-1962 гг., направленной на воссоедине­ние Севера и Юга страны. Объявляя о прекращении военных действий против «британской оккупации», коман­дование ИРА указало, что решение, было принято не столько из-за репрессий властей Ирландской Республи­ки и Северной Ирландии, сколько из-за пассивного от­ношения общественности, «чье внимание было отвлече­но от главной задачи — единства и свободы Ирландии». Население республики в эти годы и в самом деле было больше озабочено проблемами экономической отстало­сти и необходимостью индустриального развития. В Оль­стере же еще ощущались отголоски относительного эко­номического благополучия, вызванного наплывом воен­ных заказов и послевоенной эйфории, и католики не хо­тели драться за объединение со своей бедной, отсталой родиной. В этих условиях национальный вопрос отошел на Юге на второй план, а на Севере наблюдалось притупление межобщинных противоречий. Прекращение «военных действий» рассматривалось как временная тактическая мера, но последующие собы­тия показали, что в движении начался процесс фунда­ментальной переоценки ценностей. Вызван он был изме­нениями в классовой структуре ирландского общества и необратимым характером экономического кризиса в Ольстере в 60—70-е годы, когда произошел раскол в монолите протестантского блока и появилась возможность преодоления традиционной религиозно-общинной вражды, объединения трудящихся-католиков и протестантов вокруг общедемократических задач. Забегая вперед, можно сказать, что эта проблема не решена и по на­стоящее время. Изменения в социальной базе движения на Юге, во­влечение в него интеллигенции, молодых рабочих при­вели к тому, что республиканцы оказывались все боль­ше и больше втянутыми в общественно-политическую жизнь поначалу только в Ирландии, а затем и в Оль­стере. В ШФ-ИРА обозначилось размежевание между сторонниками возобновления вооруженной борьбы и те­ми, кто стал выступать за воссоединение родины поли­тическим путем. Первые опирались на мелкобуржуазные слои города и деревни, и прежде всего на фермеров средней руки, вторые — на городской пролетариат и служащих государственного сектора. Размежеванию в ШФ—ИРА в 1969—1970 гг. способствовали некоторые члены руководства Фианна файл, которые, выражая интересы националистически на­строенной части предпринимателей, установили с помощью армей­ской разведки контакты с ИРА, предложив ей финансовую помощь при условии, что она будет вести вооруженную борьбу, не вме­шиваясь в политическую деятельность на стороне левых сил. Раскол был расценен «официальной» ШФ как «триумф социалистических идей и социалистического курса в республиканском движении». В течение последующих шести лет подпольное военное крыло «официальных» трансформировалось на Севере в легальные «республи­канские клубы», а на Юге члены «официальной» ИРА вступили в Шинн фейн — Рабочую партию, как она стала называться с 1977 г. С 1982 г. РП известна под ее нынешним названием. К этому времени в целом завершился процесс транс­формации в прошлом полулегального националистического движения в официально признанную партию, име­ющую поддержку десятков тысяч избирателей и пред­ставленную небольшой, но активной левой фракцией в парламенте республики. Имея довольно ограниченное число своих представи­телей в парламенте, РП не могла оказывать решающего влияния на правительственную политику. Тем не менее эта партия имела возможность использовать парламентскую трибуну для выдвижения политической альтерна­тивы курсу правящих классов. Не со всеми ее концеп­циями можно полностью согласиться, но факт остается фактом — вопрос о «левой альтернативе» поставлен в законодательном органе, поставлен публично и стал предметом реальной политической дискуссии. В 1986 году РП пользуется поддержкой свыше 3% избирателей. Ее члены играют видную роль профсоюзном, молодежном, женском движении, в организации ирландских сторонников мира, в ольстерском движении за гражданские права и социально-экономические реформы. В 70-е годы были выработаны структура и тактика ведения вооруженной партизанской борьбы в городских условиях, позволявшие «временной» ИРА, известной как «провес», выживать в самых неблагоприятных для нее условиях. Ее боевики первоначально ограничивали свои действия защитой на­селения католических гетто от бесчинств протестантских ультра. Со временем «провес» стали осуществлять взры­вы на военных и гражданских объектах в Северной Ир­ландии и Великобритании, а также террористические акты против британских военнослужащих, военных и полувоенных юнионистских формирований. Для финан­сового обеспечения нужд движения осуществлялись ограбления банков и магазинов, угон автомобилей, захват заложников. Экстремистски настроенные националисты не только придерживались изоляционистской линии, но и практически не вели в 70-е го­ды никакой политической борьбы. Цель организации – ведение «войны на изнурение» до тех пор, пока военные расходы и потери станут для Великобритании непри­емлемыми и она будет вынуждена убраться из Ирлан­дии[1]. Однако ни многомиллиардные расходы, ни человеческие жизни, положенные на алтарь военных дейст­вий в Северной Ирландии, ни на йоту не меняли наме­рений Британии сохранить Ольстер в составе Соединенного Королівства. В 80-е годы в движении вновь стала ставиться под вопрос целесообразность ведения только вооруженной борьбы. (аналогичный пересмотр стратегических установок на рубеже 70-х годов завершился расколом). Вехой в развитии этой тенденции стал съезд (в 1981 г.), провозгласивший курс на расширение участия Шинн фейн в политической жизни как Севера, так и Юга. Бывшая ранее второстепенным придатком так называе­ мой армии, насчитывавшей в разные периоды всего до нескольких сот человек, «временная» ШФ значительно развилась как политическая организация, стала подни­ мать социальные и экономические проблемы, требовать «справедливого и равного распределения всех багатств страны, ликвидации нищеты, создания приличных школ и больниц, прекращения эксплуатации, права каждого на жилище». Результаты политической активизации Шинн фейн не замедлили сказаться, и популярность ее, снизившая­ся где-то в конце 70-х годов, вновь стала возрастать. «Новый курс» вызвал разочарование «Норэйд»[2] , рез­ко сократившей помощь ирландским националистам, а также недовольство боевиков, стоящих на националэкстремистских позициях и настаивавших на приоритете военных действий. На счету «провес» много невинных жертв. Они с оди­наковой жестокостью совершают террористические ак­ции против военных и гражданских лиц, стариков и молодых людей, членов кабинета английских тори и слу­чайных пассажиров рейсового автобуса. Их линия про­тиворечит курсу политического крыла во главе с Джер­ри Адамсом, ставшего на позиции мелкобуржуазного демократизма. Терроризм националистов — это результат многове­ковой экономической, политической, социальной и куль­турной сегрегации коренного ирландского населения, ответственность за которую несут правящие классы Британии. Деятельность «провес» наносит известный ущерб Великобритании, но-она наносит еще больший ущерб демократическому движению и играет на руку тем, кто стремится увековечить раздел Ирлан­дии. В 1969 г. Лондон ввел войска в Ольстер под пред­логом борьбы с насилием, для водворения «законности и порядка». Акт о чрезвычайных полномочиях предоставил полиции право врываться в любой дом без предъ­явления ордера, обыскивать и арестовывать его жите­лей. Были созданы специальные суды, известные как «диплок корте», ведение дел в которых вызывало заме­шательство политических деятелей Западной Европы, несмотря на протесты во всем мире, арестованные систематически подвергались пыткам и издевательст­вам. На основе изучения многочисленных фактов Евро­пейский суд по правам человека признал британские власти виновными в «бесчеловечном и унижающем че­ловеческое достоинство обращении с арестованными ир­ландцами». Лондон отказывался принять законы, которые запре­щали бы дискриминацию по религиозному признаку и предоставили бы католикам равные права с протестан­тами. Те же, кто не желал мириться с неравноправием и дискриминацией и поднимался на борьбу, становились объектом репрессий со стороны английских войск и спе­циальных полицейских формирований. На «ольстерском полигоне» были обкатаны английские «зеленые береты», которые потом с успехом использовались во время фольклендского конфликта. * * * В ночь на среду 15 декабря 1999 года в Великобритании произошло событие, которое здесь считали историческим. Палата общин британского парламента подавляющим большинством голосов (318 против 10) приняла Указ о деволюции Северной Ирландии, то есть о частичной передаче власти Законодательной ассамблее этой провинции. Так завершаются 25 лет прямого правления Великобритании в Северной Ирландии. В ассамблее Северной Ирландии были представлены политики как католической, так и протестантской общин. Ранее палата лордов одобрила указ без голосования. В среду 22 декабря 1999 года этот документ подписала королева Елизавета II. Накануне в Северной Ирландии был сформирован Исполком ассамблеи - местное правительство в составе 12 членов - и распределены министерские портфели. Наибольшую сенсацию вызвало назначение министром образования Мартина Макгиннеса являющегося заместителем главы партии Шинн Фейн, Шинн Фейн получила также портфель министра здравоохранения. Впервые в истории провинции произошло добровольное разделение власти между юнионистскими (протестантскими) и республиканскими (католическими) силами. Официальная передача парламентом полномочий Законодательной ассамблее Северной Ирландии началась с 00:00 часов в четверг, 15.12.1999. Коалиционное правительство представляло собой переходную форму власти, в которой 10 министерских постов были распределены между британскими и северо- ирландскими министрами. Британские министры, назначавшиеся из Вестминстера, должны были постепенно делегировать свои полномочия северо-ирландским министрам, которые, в свою очередь, назначались Ассамблеей Ольстера. К моменту роспуска Ассамблеи в правительстве оставалось три британских министра. Впервые в истории Северной Ирландии в правительство вошли представители различных партий, в том числе католической партии Шинн фейн, бывший лидер которой Мартин МакГиннес занимал пост министра образования. Новое правительство просуществовало всего десять недель, точнее 72 дня, и так и не сумело преодолеть разногласий, возникших при обсуждении основной проблемы мирного процесса в Северной Ирландии - вопроса разоружения ИРА. Ольстерские юнионисты отказывались заседать вместе с представителями Шинн фейн до тех пор, пока ИРА окончательно не сложит оружие. Питер Мендельсон принял решение приостановить полномочия Северо-Ирландской ассамблеи и коалиционного правительства, несмотря на то, что в последний момент партией Шинн фейн был представлен долгожданный проект, содержащий новый конструктивный (как его охарактеризовал Джерри Адамс, лидера партии) подход к проблеме разоружения. Мендельсон объяснил свое решение тем, что в этой области не наблюдалось никакого прогресса, и было уже ясно, что к 22 мая – дате окончательного выполнения всех пунктов "Стормонтских соглашений" – ничего не изменится. В тот момент оружие сложили лишь протестантские Лоялистские добровольческие силы. Многие политические лидеры Ольстера полностью возлагают вину за возникшую тупиковую ситуацию в мирном процессе на Великобританию. Джерри Адамс считает вопиющим тот факт, что британский министр обладает правом распускать правительство Ольстера по своему усмотрению, и требует в будущем записанных "черным по белому" гарантий того, что "11 февраля больше не сможет повториться". Весь апрель премьер-министры Великобритании Тони Блэр и Ирландии Берти Ахерн пытались найти выход из сложившейся ситуации. 22 мая 1999 года был проведен референдум вопросу одобрения "Стормонтских соглашений" - должен был завершиться процесс разоружения военизированных группировок. Процесс сдачи оружия контролировал Независимый международный комитет по разоружению. Кроме того, комитет должен рассматривать все поступающие от военизированных организаций предложения по проблеме разоружения, а также обязан наиболее эффективным образом обеспечить сдачу оружия в сроки, предусмотренные новым соглашением. Комитет по контролю за разоружением возглавят бывший президент Финляндии Марти Ахтисаари и бывший генеральный секретарь Африканского национального конгресса Сирил Рамафоса (последний хорошо знаком с лидером радикального крыла ИРА Брайаном Кинаном). В новом плане реализации "Стормонтских соглашений" указывалась дата - 28 июля 2000 года, - к которой должны быть выпущены на свободу все северо-ирландские политзаключенные. Таким образом многочисленные заявления о том, что политические заключенные должны оставаться в тюрьмах до тех пор, пока ИРА окончательно не сложит оружие, попросту игнорируется. Окончательное выполнение "Договоренностей Страстной Пятницы" сопровождалось периодическими консультациями между двумя правительствами и представителями партий Северной Ирландии. Возникающие в ходе реализации договора трудности и проблемы оба правительства будут решать совместно с Ассамблеей и Исполнительным Комитетом Ольстера. В обществе в последнее время все чаще возникает вопрос – так ли уж необходимо все увязывать с проблемой разоружения. Высказывалось мнение, что надо не требовать сдачи оружия от боевиков, а нужно создать такую законодательную, социальную и политическую базу, при которой в применении оружия уже не будет необходимости, и военизированным группировкам будет проще добровольно сдать оружие, в первую очередь, психологически. Спикер партии Шинн фейн Митчел МакЛафлин заявил в ходе консультаций, что если подход к проблеме разоружения останется прежним, ИРА никогда не пойдет на добровольную сдачу оружия. И действительно, в совместном письме двух премьеров, опубликованном 6 мая, эта тема освещается очень мягко и без прежнего выдвижения предварительных условий. "Сейчас мы ждем ответа от партий и военизированных организаций, и при условии положительной реакции институт власти вновь начнет свою работу", - сказал Тони Блэр. Берти Ахерн также высказал надежду, что новый план будет поддержан как ИРА, так и протестантскими военизированными группировками. "Я буду очень огорчен, если ответ военизированных группировок не будет однозначно положительным". Кстати, за стол переговоров не была приглашена Юнионистская демократическая партия, которая неоднократно выражала свое отрицательное отношение к "Стормонтским соглашениям". Известный своими категоричными заявлениями лидер ЮДП Ян Пэйсли назвал переговоры, "в которых не участвует партия, получившая наибольшее количество голосов на последних местных выборах, мошенничеством". Возможно, такая смягченная позиция в вопросе разоружения боевиков и факт отсрочки на год окончательной даты разоружения повлияли на позицию ИРА. Первые обнадеживающие заявления сразу же прозвучали от партии Шинн фейн и Социал-демократической лейбористской партии, одобривших решение восстановить полномочия Северо-Ирландской ассамблеи. А на следующий день после совместного объявления Блэром и Ахерном о новом соглашении, 6 мая, ИРА сделала историческое заявление о своей готовности сложить оружие. Правда, пока боевики согласны лишь пустить на свои базы независимых инспекторов, которые будут следить за тем, чтобы оружие не применялось. Заявления такого рода еще никогда не звучали из уст католических боевиков. Заявление ИРА поддержали основные северо-ирландские политические и религиозные движения, кроме Юнионистской партии Ольстера. Ее лидер Дэвид Тримбл призвал отнестись к заявлению ИРА с осторожностью, и подчеркнул еще раз, что оно противоречит требованию полного и окончательного разоружения боевиков и уничтожения всего их военного арсенала. Юнионисты готовы вернуться в ассамблею и занять кресла рядом с представителями Шинн фейн только при условии, что так называемая инспекция оружия будет являться лишь первым шагом к полному и безоговорочному разоружению ИРА. Джерри Адамс, в свою очередь, заверил, что республиканцы не собираются выставлять никаких дополнительных требований ни к юнионистам, ни к правительству Великобритании. * * * Президент Клинтон проявивил за годы своей администрации нетипично сильный для президентов этой страны интерес к ирландским делам. Клинтон посетил Дублин, пограничный Дундалк и Белфаст. В Северной Ирландии, по-режнему являющейся “провинцией”, а проще сказать - колонией Великобритании, визиты иностранных глав государств - большое событие, и к визиту Клинтона здесь готовились все. Правда, каждый - по своему. Например, британское правительство в эти дни усилило своё давление на ирландских республиканцев - по просочившимся в ирландскую прессу сообщениям, британские чиновники “требуют” от ИРА забетонирования тех её бункеров, которые раньше уже были осмотрены международными инспекторами дважды. Напомним, что инспекторы - Сирил Рамафоза из Южной Африки и Марти Ахтисаари из Финляндии - подтвердили, что ни одна единица оружия не была даже сдвинута с места за период между 2 инспекциями. Бетонированием бункеров с оружием республиканцам предлагают “купить" возможность для законно выбранных в Парламент демократическим путем министров от партии Шинн Фейн полностью выполнять свои прямые обязанности и участвовать в работе всеирландских совещательных органов, отнятую у них по произволу первого министра провинции Дэвида Тримбла в конце октября. Кстати, в настоящее время готовится судебный процесс обоих министров против Тримбла, превысившего свои законные полномочия самым возмутительным, средневековым образом. Впрочем, для тех, кто знаком с североирландской реальностью, не секрет, что средневековость мышления здешних юнионистских политиков, не говоря уже о лоялистских парамилитаристах - это неотъемлемая черта здешнего политического ландшафта. По данным, имеющимся на сегодняшный день ирландские республиканцы весьма прохладно отнеслись к “новой” британской инициативе и вряд ли пойдут на предложенное бетонирование. С лета 2000-го в Северной Ирландии не прекращается волна убийств. Примечательно, что ни одно из них не было совершено республиканцами: ИРА, как и обещала, держит перемирие, и её ружья молчат, несмотря на все усиливающиеся провокации лоялистов и полиции). “Отстрел” до сих пор вёлся исключительно внутри самого лоялистского “скорпионника”: деградация последних дошла до того, что развернулась практически “протестантско-протестантская война” за сферы влияния в торговле наркотиками, жертвами которой стали как её активные участники, так и обычные мирные протестантские семьи - более 300 семей были “этнически вычищены” своими же с протестантской Шанкилл Роуд в Белфасте за одно только лето... Причём юнионистско-лоялистские круги нисколько не смутил бы тот факт, что практически все убийства в Северной Ирландии в этом году были совершены лоялистами, которые и не помышляют о том, чтобы сдавать своё оружие, а вместо этого щеголяют с ним в открытую по улицам. Особенно же “нечисто” дело вокруг одного из нападений. Все существующие парамилитаристские организации заявили о своей непричастности к убийству молодого таксиста-протестанта Тревора Келла, заманенного в ловушку ложным вызовом. Расследовавшие дело офицеры заявили было - видимо, по отсутствию навыков политических северных интриг! - что практически на 100% уверены: это убийтсво - дело рук лоялистов. Весь почерк - их. Но тут в дело вмешался Главный Полицейский Ольстера - Сэр Ронни Фланнаган. Сэр Ронни лично заявил, что он “верит” в то, что убийство шофера-протестанта - дело рук республиканцев. При этом, в свойственном ему стиле, Сэр Ронни, конечно, не предоставил никаких доказательств для своих слов: он просто “верит” так, и все , видите ли... Этого должно быть достаточно: ведь даже по реформе полиции, которая должна создать здесь “полицию с человеческим лицом” Сэр Ронни все равно останется “неприкасаемым”: его власть будет превышать даже власть независимого омбудсмана по расследованию обвинений в адрес полиции... В любой по-настоящему демократической стране голословные, ничем не подкрепленные публичные заявления, сделанные лицом, занимающим такой ответственный пост, непременно привели бы к отставке последнего, Но североирландская “демократия” - это случай особый. Почти патологический... “Доказательства” были сфабрикованы после: в ответ на заявление представителя Шинн Фейн Джерри Келли о возможной причастности к этому убийству невинного человека британских спецслужб, с целью создания настоящего кризиса и начала новой волны насилия на севере Ирландии, которые позволили бы британскому правительству отказаться от взятых им на себя обязательств по демилитаризации, и коренной политической и полицейской реформе здесь... Тут сразу же “эксперты” из комады Фланнагана определили, что таксист был якобы “убит пулей из той же партии”, что и 2 полицейских (жертв ИРА), - много лет назад. Конечно, никакого по-настоящему независимого эксперта к этой пуле и близко не подпустили. Как не подпустили их в своё время и к закончившемуся ничем расследованию политических убийств двух видных здешних адвокатов - Розмари Нельсон и Пата Финукана, которые при жизни подвергались открытым угрозам со стороны офицеров полиции все того же Сэра Ронни... Джерри Келли - совершивший в своё время легендарный побег из британской тюрьмы Лонг Кеш, а в настоящее время депутат парламента от Шинн Фейн - сделал следующее заявление для прессы по поводу комментариев Фланагана: - Я не знаю точно, был ли Тревор Келл убит лоялистами или элементами британской разведки. Это люди, которые выступают против мирного процесса и которые знали, что немедленным результатом убийства Келла будут атаки, направленные на католиков. Надо сказать, что попытка убить католического таксиста Пола Скаллиана на следующий день была совершена прямо под окнами полицейского участка. И тем не менее нападавшие смогли спокойно скрыться - потому что это были представители Ольстерской Добровольческой Ассоциации, чьи ряды полны полицейских агентов. Мы хотели бы услышать от Ронни Фланагана ответ на вопрос, как это было возможно - вместо его публичных спекуляций, которые поставили под угрозу жизни мирных католиков и вместо его прятания за спинами безликих “сил безопасности”, на которые он ссылается в попытке оправдать свои слова”. На следующий день после убийства таксиста Тревора Келла Ольстерское Телевидение торжественно сообщило, что расследованием этого дела совместно занялись... все ведущие протестантские парамилитаристские организации! Тон этого вполне официального телевизионного сообщения был такой, словно за дело взялся по меньшей мере Шерлок Холмс или хотя бы лейтенант Коломбо из американского сервала. Интересная же это страна - в которой расследованием убийств занимаются сами убийцы! Чем же в это время занимаются доблестные Ольстерские Королевские Констебли, и как случилось так, что расследованиями убийств вместо них занимаются парамилитаристы? Ответ на этот вопрос достаточно простой: констебли настолько заняты делами политическими, что на то, чтобы следить за элементарным порядком, у них нет ни времени, ни сил, ни желания... Именно поэтому - из-за того, что фактически здешние полицейские силы являются всего лишь политической охранкой, функцию полиции давно уже взяли на себя парамилитаристы обеих общин: каждая выполняет их внутри своей общины. Местные жители точно знают, кому надо жаловаться в случае хулиганства, вандализма или асоциального поведения - ИРА, которая, кстати, достаточно успешно справляется с этой работой в контролируемых ею кварталах: достаточно посмотреть на некоторые районы города Дерри, где безработица, бывало, доходила до 70% - и тем не менее практически не было торговли наркотиками. Потому что до объявления перемирия тоговцев наркотиками здесь просто отстреливали: “добро должно быть с кулаками..." Здешние жители скоро поняли, что жаловаться полиции на дельцов бесполезно: полицейские прекращают ведение дела против них, как только те соглашаются стать её информаторами... И ИРА для таких кватралов - единственная защита. Имидж, созданный для республиканцев британской машиной пропаганды, к сожалению устойчиво распространился в мировой прессе. Однако факт остается фактом - сегодня практически все функции охраны порядка во многих местах выполняют исключительно эти “добровольные народные дружины”, к которым не обращаются разве что только за выдачей водительских прав и паспортов... .Речь идет не только о том, что Ронни Фланаган, высший полицейский чин, находится здесь “выше закона”. Протестанты, многие из них - члены тайных религиозных братств и сект вроде Оранжистского Ордена и Свободных Масонов, составляют 93% полицейских. На скромные предложения о реформе полиции: набор новых рекрутов на основе 50 на 50 (католиков и протестантов), который привел бы к тому, что через 10 лет (!) этот разрыв сократился бы до 70% к 30% юнионистские политики отвечают, что это... “нарушение прав человека”! Сейчас уже заниматься неприглядными делами в открытую становится все трудне и труднее, но и по сей день уверенные в своей полной безнаказанности полицейские “крутые парни” ведут себя в этом уголке Западной Европы поистине как где-нибудь в колумбийских джунглях: например, всего месяц назад личный секретарь члена парламента от партии Шинн Фейн Мика Мёрфи и ещё один партийный активист были задержаны полицейскими неподалеку от лоялистской деревни Сифорде, их машина обыскана (естественно, ничего запрещенногонайдено не было), мобильный телефон конфискован, а самому секретарю офицер приставил к горлу заряженный автомат и продержал его в таком состоянии полчаса, всячески оскорбляя и угрожая “пристрелить как собаку”... Такова, увы, и по сей день реальность британской демократии для ирландцев! До сих пор на вооружении у здешней полиции остаются пластиковые пули: по словам члена британского парламента Кена Мак Намары: "В руках полиции пластиковые пули - доказанный детоубийца[3]!" И это не слова: с введения на вооружение пластиковых пуль в Северной Ирландии здесь ими было убито 17 человек, из них 7 детей. 16 из 17 убитых - ирландцы-католики. Во время осады Драмкри в Портадауне армия и полиция выпустила 5942 пластиковые пули, из них - 5500 - в католиков. Все тот же шиннфейновец Мик Мёрфи недавно в парламенте был вынужден лицом к лицу столкнуться с представителями полиции - в качестве члена Комитета По Охране Окружающей Среды. Речь специально шла о безопасности дорожного движения и о перегруженных школьных автобусах, и полицейский, приготовившийся к ней заранее, назвал цифры - число школьников, погибших в прошлом году на дорогах. Однако на вопрос Мёрфи о том, сколько же именно из них погибло в результате происшествий с автобусами, он ничего не смог ответить: “Такими данными я не располагаю..." “Вот об этом и речь - вот какого качества услуги вы оказываете населению... " - вздохнул в ответ ветеран республиканского движения. Конечно, до того ли этим стражам порядке - если они до сих пор так заняты преследованием своих политических противников по всей провинции и больше практически никогда ничем и не занимались всерьез? “Торжество правосудия по-британски”: британские “эксперты по межэтническим отношениям”, осужденные за убийство безоружного мирного жителя в Белфасте возвращены в армию и ныне “охраняют мир” в Косово. Словно в ответ на это, говоря о вопросе демилитаризации Вооруженых сил Вкликобритании и всего севера Ирландии, которое было обещано британским правительством, но до сих пор не проведено в жизнь, президент Шинн Фейн Джерри Адамс сказал следующее: “Британское правительство говорит, что оно не может вывести свои войска потому, что его армия ему этого не позволяет. Мир знает, что происходит в странах, в которых армии управляют правительством..." ... Когда Питер Мандельсон был назначен на пост губернатора Северной Ирландии в 1999 году, произошло это по двум причинам: по требованию юнионистов сменить Мо Молам, которую они обвинили в излишних симпатиях к ирландцам - только за то, что она попробовала обращаться с юнионистами и ирландцами как с двумя равными сторонами и потому, что Тони Блэру надо было пристроить на какое-то «тепленькое местечко» своего давнего друга, незадолго до этого оказавшегоя вынужденным подать в отставку из-за ряда политических и коррупционных скандалов, связанных с его именем. А тут вдруг подвернулась такая возможность «убить двух зайцев одним ударом»! Так, разогнав в феврале североирландскю Ассамблею - плод труда многих людей в течение многих лет, созданию которой всего за 8 недель до этого так радовались простые мирные жители обеих общин! - Мандельсон, например, отважился в открытую лгать мировой прессе о том, что ИРА “не обратилась к нему с заявлением вовремя” - хотя существуют документальные опровержения последнего... Ирландские республиканцы поначалу отнеслись к назначению Мандельсона на «колониальный» пост без особых эмоций: привыкшие ко всякому со стороны британцев, они отличаются поистине стоическим терпением. Не далее, как ещё в феврале 2000 года Мартин Макгиннесс, второй человек в Шинн Фейн после Джерри Адамса, уверял негодующих лживости Мандельсона делегатов внутренней партийной конференции Шинн Фейн, требовавших от него прервать всякую работу с Мандельсоном: “Ну и что такого? Не будет Мандельсона - будет какой-нибудь другой британец! Не надо сводить дело на личности. Кого поставят - с тем и будем говорить!" Но, видимо, даже терпению Мартина Макгиннесса приходит конец. На прошлой неделе, находясь в Австралии, североирландский министр образования заявил прессе следующее: «Мандельсон - скорее разрушитель мира, чем миротворец!» Питер Мандельсон наследовал уникальную и далеко разработанную возможность разрешения исторического конфликта в Ирландии. Но своим разрушительным отношением к этой возможности он сбил с пути всю работу по поиску прочного мира в Ирландии и поставил под угрозу само существование Белфастского Мирного Соглашения. Слова Макгиннесса подтвердила в своем последнем заявлении и Ирландская Республиканская Армия, подчеркивая свою приверженность мирному разрешению конфликта, армейский совет заявил: "Разрешение вопроса о вооружениях никогда не произойдёт на условиях, диктуемых британским правительством или юнионистами”. * * * Несмотря на соблюдение всех формальностей, пока речь идет лишь о "приостановке" деятельности правительства Ольстера. Однако и на этот счет мнения разделились в соответствии с политической принадлежностью. По мнению Дэвида Тримбла, мирный процесс вовсе не в тупике. "Это не кризис, а неприятность, которую мы можем преодолеть", - считает лидер Ольстерской юнионистской партии, который собирает сегодня в Белфасте "совет юнионистов Ольстера", на котором будет вынесено "окончательное" решение. Джерри Адамс гораздо менее оптимистичен: "Приостановка равносильна концу законодательной власти Ольстера". И действительно, никто сегодня не может сказать, когда и как его возрождение станет возможным. Список использованной литературы 1. Сапрыкин ЮМ «Английское завоевание Ирландии XII-XVII в.в.» М.: «Высшая школа», 1982г. 2. Шахназаров ОЛ «Ирландия: нерешенные проблемы» М.: «Знание», 1986г. 3. Источник: www.irisheye.com 4. Источник: www.sinnfein.ie 5. Источник: www.ntv.ru 6. Источник: www.ortv.ru 7. Источник: www.podrobnosti.com.ua 8. Источник: www.polit.ru
[1] в конце 1984 г. лондонское телевидение сообщало, что со­бытия в Северной Ирландии обходятся казне в 1 млн. ф. ст, еже­дневно [2] организация зажиточных американцев ирландского происхождения, помогающей деньгами и оружием ИРА [3] В 1998 году, пластиковые пули были признаны варварским оружием Комитетом ООН Против Пыток, который призвал все страны запретить их применение против гражданских лиц.