Каталог :: Педагогика

Диплом: Защита прав детей-сирот и детей, лишенных попечения родителей в 20-30-е годы ХХ века на материалах отечественной педагогики

Российский Государственный педагогический университет
им. А. И. Герцена
Психолого-педагогический факультет
Кафедра социальной педагогики
     Выпускная квалификационная работа
     Тема:
        «Защита прав детей-сирот и детей, лишенных попечения родителей в 
           20 – 30-е годы ХХ века на материалах отечественной педагогики»
Работа допущена к защите 16. 05. 03.                              Выполнила:
Протокол № 10
студентка 4 курса
Зав. кафедрой  Расчётина С. А.
430 группы
                                                                    Крыжановская
                                                                  Нина Андреевна
                                                    Научный руководитель:
                                                                к. п. н., доцент
                                                                         Яроцкая
                                                         Екатерина Вениаминовна.
                                                         Санкт-Петербург – 2003.
     Содержание
     Введение.........................3
     Глава 1
     Причины возникновения и способы борьбы с безнадзорностью и беспризорностью в
20 – 30-е годы ХХ века.........7
1.1   Предыстория проблемы................14
1.2   Общественные кризисы 20 – 30-х годов. Проблемы  детства.................15
1.3   Права детей в 20 – 30-е годы..............16
1.4   Борьба с беспризорностью и формы работы с безнадзорными      и
беспризорными детьми в 20 – 30-е годы .....................18
1.4.1 Системы воспитания беспризоников на примере работы В. Ф. Лубенцова и С.
А. Калабалина.....23
     Глава 2
     Детские дома 20 – 30-х годов ХХ века: становление и развитие...........26
2.1 Развитие детских домов в государстве
в 20 – 30-е годы .................26
2.2 Детские дома в Петрограде-Ленинграде
в 20 – 30-е  годы.................33
2.2.1 В. Н. Сорока-Росинский о детских домах.....36
2.3 Недостатки в работе детских домов в 20 – 30-е годы....39
     Заключение.......................42
     Литература........................43
     

Введение

Актуальность исследования определяется необходимостью учитывать историческое прошлое страны, в том числе и педагогический опыт, чтобы научится решать свои задачи новыми приемами сегодня. В последнее время часто упоминают о том, что ситуация с беспризорниками и безнадзорными детьми на современном этапе имеет большое сходство с ситуацией в 20 – 30-е годы ХХ века. Изменились только причины такого положения. Если в 20 – 30-е годы причинами увеличения числа беспризорных детей были такие явления, как гражданская война и голод, то сегодня в основе этого неблагоприятного для нашего общества процесса лежат такие факторы, как: - кризисные явления в семье (нарушение ее структуры и функций, рост числа разводов и количества неполных семей); асоциальный образ жизни ряда родителей; падение жизненного и культурного уровня населения; ухудшение условий содержания детей в семьях; педагогическая безграмотность родителей; - распространение жестокого обращения с детьми в семьях и интернатных учреждениях при снижении ответственности за их судьбу;

- коммерциализация сферы образования и

культуры.

И, наверное, самое страшное из всего этого то, что все большее количество детей становится сиротами при живых родителях. Вот некоторые данные о детях-сиротах и беспризорниках на 2001 год: В России около 2 миллионов уличных безнадзорных детей [18; 34]. При этом практически отсутствуют социальные службы, призванные работать с семьями, откуда дети убежали, с администрацией школ, откуда их отчислили, организовывать альтернативные формы учёбы, досуг и т.п. Зато немало учреждений ведомственной подчинённости, куда детей "складывают" на время, а получается – навсегда, поскольку детям кроме улицы деваться больше некуда. Приют, кризисный центр временного пребывания и т.п. превращаются фактически в ещё один детский дом; и чем больше их открывать, тем больше будет в них потребность. Дети-сироты. Сейчас в России около 600 000 детей-сирот (из них 95% - социальные сироты, т.е. дети, родители которых живы, но лишены родительских прав либо сами отказались от ребенка). Согласно официальным данным, из 15000 детей - ежегодных выпускников сиротских учреждений России - в течение года 5000 попадают на скамью подсудимых, 3000 становятся бомжами и 1500 - кончают с собой [18; 45]. А также очень остро стоит вопрос о сильнейшей правовой незащищенности подростков, возможности самых разнообразных злоупотреблений (инъекции психотропных препаратов в качестве наказания, сексуальная эксплуатация, неконтролируемости расходования выделяемых на содержание ребенка бюджетных средств, махинации с сиротскими льготами на жилплощадь и т.п.). Все большую актуальность приобретают (как на тот исторический момент времени, так и на этот) идеи создания учреждений социальной защиты с нормальным психологическим климатом в детской среде, который дает каждому гарантию защищенности, гарантию свободного и творческого развития. Создание детских домов в 20-е – 30-е годы позволило некоторым образом решить проблему безнадзорности из-за существующих (на тот момент времени достаточно прогрессивных) систем воспитания, включающих самоуправление в учреждениях воспитательного типа, коллективное воспитание (оно позволило создать целую систему воспитания детей). Социальные кризисы 20-х – 30-х годов 20-го века привели к увеличению общего количества беспризорных и безнадзорных детей на улицах, этот неблагоприятный процесс способствовал развитию системы детских домов, становлению системы воспитательной работы с особой категорией детей: детей-сирот, детей, лишившихся попечения родителей. Объектом исследования является защита прав детей-сирот и детей, лишенных попечения родителей в 20-е – 30-е годы ХХ века. Предметом исследования является система детских домов как система учреждений социальной защиты детей-сирот и детей, лишившихся попечения родителей, в период 20-х – 30-х годов ХХ века. Цель исследования: рассмотреть и оценить социально-педагогическое содержание работы по борьбе с беспризорностью и деятельности детских домов в 20-е – 30-е годы ХХ века. Задачи исследования: § Рассмотреть проблему беспризорности и безнадзорности, вследствие этого актуализировать возможность создания большего количества учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. § Охарактеризовать становление и развитие системы детских домов в 20 – 30-е годы ХХ века. § Рассмотреть позитивные и негативные стороны работы по борьбе с беспризорностью и работы по созданию детских домов в 20 – 30-е годы ХХ века, а также деятельность самих детских домов. § Раскрыть такие понятия, как беспризорность и безнадзорность, детский дом, приют. Методологической основой исследования выступили принципы историзма и системности. В работе были использованы следующие методы: сравнительно-исторический, сравнительно-генетический, сравнительно-правовой, анализ исторических источников. Глава 1 Причины возникновения и способы борьбы с беспризорностью и безнадзорностью в 20-30-е годы ХХ века Любая наука оперирует определенными понятиями. Социальная педагогика тоже пользуется определенными понятиями и терминами, а также терминами из смежных наук, таких как философия, право, социология, социальная работа и др. В данной работе были использованы и раскрыты следующие понятия и термины: Социальная педагогика – раздел педагогического знания, который изучает воздействие социальной среды на воспитание и формирование личности; в более узком смысле – педагогика внешкольного воспитания. Термин был введен в обращение немецким педагогом А. Дистервегом в середине XIX века. Основополодники социальной педагогики Г. Ноль и Г. Боймер считали, что ее предметом является социальная помощь обездоленным детям и профилактика правонарушений несовершеннолетних [19; 294]. Гуманизм – совокупность взглядов, выражающих уважение к достоинству человека, заботу о благе людей, их всестороннем развитии, о создании благоприятных для человека условий общественной жизни [25; 106]. Проблема – осознание субъектом невозможности разрешить трудности и противоречия, возникшие в данной ситуации, средствами наличного опыта и знаний [24; 119]. Развитие – процесс самодвижения от низшего (простого) к высшему (сложному), раскрывающий, реализующий внутренние тенденции и сущность явлений, ведущих к возникновению нового. Для развития характерна спиралевидная форма. Всякий отдельный процесс развития имеет начало и конец, где завершение одного цикла развития кладет начало новому циклу, в котором могут повторяться некоторые особенности первого [24; 132]. Становление – понятие, означающее, применительно к конкретным явлениям, переход от начальной стадии их существования (зарождения) к их завершенной форме, ведущий к определенному результату [24; 156]. Дети. Детьми признаются лица, не достигшие 18-летнего возраста. Детей можно разделить на две группы: малолетние (до 14 лет) и несовершеннолетние (с 14 до 18 лет). В свою очередь возможности малолетних детей до 6-7 лет и от 6-7 до 14 лет значительно отличаются по объёму осуществления своих прав [19; 94]. Сиротство – социальное явление, обусловленное наличием в обществе детей, родители которых умерли, а так же детей, оставшихся без попечения родителей вследствие лишения родительских прав, признания в установленном порядке родителей нетрудоспособными, безвестно отсутствующими и т. д. Сюда относятся так же дети, родители которых не лишены родительских прав, но фактически не осуществляют никакой заботы о своих детях [19; 341]. Социальное сиротство – явление устранения или неучастия большого круга лиц в выполнении ими родительских обязанностей (искажение родительского поведения). Социальные сироты – это особая группа детей от 0 до 18 лет, лишившихся родителей по социально-экономическим причинам, т. е. сироты при живых родителях [19; 342]. Детский дом – государственное воспитательное учреждение для детей, лишившихся родителей или потерявших связь с ними, детей одиноких матерей, нуждающихся в помощи и защите государства (вследствие болезни родителей, лишения их родительских прав и т. д.) [19; 78]. Безнадзорные дети – дети, лишенные присмотра, внимания, заботы, позитивного влияния со стороны родителей или лиц, их заменяющих. Безнадзорный ребенок живет под одной крышей с родителями, сохраняет связи с семьей, у него еще есть эмоциональная привязанность к кому-либо из членов семьи, но связи эти хрупки и находятся под угрозой атрофии и разрушения. Отсутствие должного ухода и содержания, пренебрежение интересами и потребностями развивающейся личности в семье создают реальную угрозу психическому, физическому и нравственному развитию ребенка. Предоставленные сами себе, дети забрасывают учебу, отдают свободное время улице, неблагонадежной компании, бесцельному времяпрепровождению. Безнадзорность детей нередко является первым шагом к беспризорности, социальной дезадаптации, разрушению нормального процесса социализации ребенка [19; 70-71]. Беспризорные дети – это дети, которые не имеют родительского или государственного попечения, постоянного места жительства, соответствующих возрасту позитивных занятий, необходимого ухода, систематического обучения и развивающего воспитания. Беспризорность часто связана с противоправным поведением. [19; 72-73]. Приют детский – в дореволюционной России – благотворительное учреждение для детей-сирот, покинутых и беспризорных детей (от 3-х до 14-ти лет). Возникли в ХVIII в. при монастырях. Сейчас это социальное учреждение, в котором ребенок может находиться круглосуточно, обеспечивается питанием и необходимой помощью [19; 249]. Система – совокупность элементов и их взаимосвязей, образующих некоторую, способную к функционированию, целостность. Зависит от элементов и от способа и характера их взаимосвязи. Будучи целым, в то же время входит в более широкие системы, как их часть, элемент [25; 405]. Семья – малая социальная общность, группа, члены связаны осуществляющимися в конкретно-исторической форме брачными или кровнородственными отношениями, общностью быта, взаимной моральной ответственностью; социальная необходимость в ней обусловлена в физическом и духовном воспроизводстве населения [24; 143]. Коллектив – объединение людей на основе личного и общего интереса и целей, реализация и достижение которых предполагают определённую структуру, внутреннюю организацию, дисциплину и ответственность, органы управления и самоуправления [19; 185]. Коммуна – коллектив лиц, сформированный группой индивидов, связанных родственными отношениями или не связанных таковыми, однако проживающих совместно и совместно распоряжающихся общей собственностью и совместно осуществляющих трудовую деятельность [1; 9]. Право – в наиболее широко распространенной трактовке это есть совокупность санкционированных государством и поддерживаемых его силой обязательных норм и правил поведения, регулирующих взаимоотношения в обществе. В данной трактовке право отождествляется с юридическим законом и объясняется как проявляющееся лишь с возникновением государства, которое устанавливает, «дарует» нам права. В действительности право есть объективное отношение, в котором выражается степень свободы человека поступать так или иначе, делать что-то или не делать. Это есть объективное субъектно-субъектное отношение, при осуществлении которого индивид, обладая какой-то степенью свободы, имеет соответствующую степень возможности действовать по своему усмотрению. Право – это наличие возможности, закон – это утверждение обязанности; правами человек обладает в силу факта своего существования – законы устанавливает государство; первое есть объективное отношение, второе – субъективное установление. Возникающее с появлением государства юридическое право (законы) является на протяжении всей истории человечества не столько утверждением, сколько ограничением права – орудием в руках государства [24; 118]. Права ребенка – цель их обеспечить ребенку защиту и заботу, необходимые для его благополучия, гармонического развития и становления как личности. С момента рождения ребенок имеет право на имя, гражданство и заботу со стороны родителей, право на защиту от всех форм дискриминации и эксплуатации. Священной обязанностью взрослых должно быть обеспечение прав ребенка на жизнь, создание условий, способствующих в максимальной степени выживанию и здоровому развитию. Ребенок имеет право на свободу мысли, совести, религии, создание ассоциаций, участие в мирных собраниях, защиту от любых посягательств на его честь и достоинство [19; 245]. Правонарушение – понятие, означающее любое действие, нарушающее какие-либо нормы права [18; 21]. Опекунство – правовая форма защиты личных и имущественных интересов ребенка. Правомерным является существование двух форм опекунства: в виде опеки и попечительства. Опека устанавливается над детьми, не достигшими возраста 14 лет, оставшимися без попечения родителей в целях обеспечения им надлежащих условий содержания, воспитания и образования. Попечительство устанавливается над несовершеннолетними детьми в возрасте от 14 до 18 лет, в силу определенных причин оставшихся без попечения родителей [19; 216-217]. Приемная семья – одна из форм организации жизнедеятельности детей-сирот и детей, лишившихся попечения родителей, с выплатой денежного содержания лицам, взявшим детей на воспитание [19; 290-291]. Социальное воспитание – создание благоприятных условий для развития личности в процессе его социализации [15; 456]. Социализация – это процесс усвоения человеком опыта общественной жизни, превращение его из индивида в личность [19; 311]. Социальная защита – система принципов, методов, законодательно установленных государством социальных гарантий, мероприятий и учреждений, обеспечивающих предоставление оптимальных условий жизни, удовлетворение потребностей, поддержание жизнеобеспечения и длительного существования личности, различных социальных категорий и групп, совокупность мер, действий государства и общества, направленных против ситуаций риска в нормальной жизни граждан, таких как болезнь, старость, смерть кормильца и др.; комплекс государственных мер социально-экономического и правового характера по обеспечению гарантированного государством минимального уровня материальной поддержки социально уязвимых слоев населения в период экономических преобразований и связанного с этим снижения уровня их жизни. Социальная защита населения осуществляется за счет федерального, местных бюджетов, специально создаваемых фондов и др. Назначение системы социальной защиты состоит в том , чтобы с помощью нормативно-правовых, экономических, социально-психологических, организационно-технических средств и рычагов осуществлять поддержку и помощь нуждающимся в этом группам населения и отдельным гражданам. Основные принципы социальной защиты: гуманность, социальная справедливость, адресность, комплексность, обеспечение прав и свобод личности [19; 320-321]. 1.1 Предыстория проблемы В истории человечества беспризорничество как особое социальное явление существует давно. Но в периоды политических, социально-экономических потрясений, войн, революций, национальных междоусобиц – число беспризорных детей значительно возрастает. Имеют свою историю и способы решения проблем детей, выбитых из жизненной колеи. С середины XIX века в России начинается активный рост детских приютов, в том числе создаваемых частными лицами и общественными организациями. Характерно, что рост приютов в Санкт-Петербурге лидировал среди всех благотворительных учреждений; они составляли к 90-м годам XIX века 33 % от их общего числа. К концу XIX века все большую активность в решении проблем беспризорничества проявляет государство, организуя приюты для детей нравственно запущенных, преступивших закон, или отбывших наказание. В начале ХХ века активную деятельность по устройству таких беспризорных детей развернул московский Совет по призрению беспризорных. Их передавали в семьи, которые получали определенную плату; создавали «искусственные» семьи из нескольких детей во главе с заслуживающими доверия женщинами; организовывали небольшие приюты. В 1910 году в царской России насчитывалось до 2,5 млн. беспризорных детей. В результате голода, разрухи и других тяжелых последствий гражданской войны и революции число беспризорных детей к 1921 году возросло до 4,5 млн. [26; 178]. 1.2 Общественные кризисы 2030-х годов. Проблемы детства В двадцатые годы самым характерным была не разруха и НЭП, а беспризорщина. Вследствие гражданской войны, революции и перехода от одного строя к другому, от капитализма к социализму, на улице резко возросло количество осиротевших и беспризорных детей. Полуголодные, осиротевшие во время войны дети стали главными жителями улиц и подвалов. Были составлены особые комсомольские отряды, которые помогали ВЧК в поисках и задержании беспризорников, комсомольцы участвовали в облавах, вытаскивая беспризорных детей из трущеб, снимая с поездов, устраивая буквально засады на рынках, на улицах, в подвалах, громя вместе с чекистами преступные банды, накрывая их «малины», спасая и изолируя от них детей. Потому что бандиты тоже боролись за беспризорников, как за своих помощников, за свою смену. В 1930 – 31-х годах, когда страну терзал новый невиданный голод, а в Москву стекались голодающие Поволжья и Украины (те, кто смог выбраться оттуда), в столице были организованы детские приемники. Сюда принимали ослабленных детей. Почти всегда на последней стадии дистрофии. В те годы повсюду проводились добровольные пожертвования в пользу детей. Под детские учреждения были переданы загородные дачи и лучшие здания. Было распоряжение, чтобы поезда с продуктами питания для детей отправлять без всякой задержки, наравне с воинскими эшелонами. 1.3 Права детей в 20 – 30-е годы Детское право призвано регулировать социальные отношения в области охраны, развития и воспитания несовершеннолетних. В Дореволюционной России детское законодательство исчерпывалось законами 1897 года и 1902 года «об ответственности несовершеннолетних» и «о внебрачных детях» и положением 1909 года о воспитательных и исправительных учреждениях. Необходимость государственной охраны детства вызвана была огромным количеством беспризорных детей на улицах, накопившимся за годы войны и голода. В июле 1922 года и феврале 1923 года появляются основные законы в области охраны детства. Выделялись такие основные права детей, как: - Имущественные. Сюда входили алименты. Причем алименты выплачивались независимо от того, лишены родители своих родительских прав или нет; также получение наследства. В сельской местности подростки имели право на самостоятельное ведение трудового хозяйства. В колхозах подростки по достижении 16 лет становились полноправными членами колхоза. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет пользовались ограниченной дееспособностью; - Личные права детей. Здесь вопрос касался прав получения фамилии родителей, гражданства и религии. Оговаривалось, что гражданство и фамилию ребенок наследует от родителей, а вот религию в праве выбирать сам; - Трудовые права детей. Дети в возрасте от14 до 16 лет имели право работать на производстве не более 4 часов, дети от 16 до 18 лет – 6 часов, причем только с согласия заведующего производством; - Право на государственную охрану и заботу; - Право младенцев на заботу и охрану со стороны государства (посещение яслей, домов младенца и др.) независимо от социально-бытовых условий матери; - Право на обязательное бесплатное обучение; А также к правам детей можно отнести и тот факт, что усыновление детей в возрасте старше 10 лет не допускалось без согласия самого ребенка. В СССР дети в возрасте до 16 лет в целом ряде случаев (при сиротстве, необеспеченности, заброшенности, беспризорности) получали воспитание за счет государства и помещались в соответствующие государственные учреждения: 1. учреждения охраны материнства и детства; 2. стационарные детские учреждения (детские дома) различных типов и приемно-распределительные пункты; 3. лечебные и медико-педагогические учреждения; 4. производственные, промышленные или сельскохозяйственные трудовые учреждения; 5. лечебные заведения; 6. ясли, детские сады. К области детского права относились также Положения о борьбе с беспризорностью, об опеке, патронате, об обществе «Друг детей», о комиссиях по улучшению жизни детей. 1.4 Борьба с беспризорностью и формы работы с беспризорными и безнадзорными детьми в 20 – 30-е годы Со дня революции коммунистическая партия проводила широкие мероприятия по устройству жизни беспризорных детей и созданию благоприятных условий для их воспитания. Была законодательно оформлена система социально-правовой защиты несовершеннолетних, создана система взаимосвязанных органов и учреждений, способных вести одновременно и борьбу с беспризорностью и ее профилактику. В 1918 году декретом Совета Народных комиссариатов приюты и сиротские дома преобразовались в детские дома и передавались в ведение специально созданных комиссий. В январе 1919 года был основан Государственный совет защиты детей, главной функцией которого являлось изыскание средств для содержания воспитанников в детских учреждениях. В совет входили представители наркоматов социального обеспечения, просвещения, здравоохранения, продовольствия и труда. Председателем был нарком просвещения А. В. Луначарский. Помимо изыскания средств для содержания воспитанников в детских учреждениях совет направлял деятельность представленных в нем наркоматов по эвакуации детей в хлебородные губернии, согласовывал планы организации общественного питания, продовольственного и материального снабжения детей. Значительную помощь детским домам оказала созданная в 1921 году при ВЦИК комиссия по улучшению жизни детей во главе с Ф. Э. Дзержинским. Особенно большая работа была проведена ею в 1921 – 1922 годах по спасению детей от голода в неурожайных частях страны, размещение их в детских учреждениях и в семьях трудящихся в хлебородных частях. Комиссия активно участвовала в организации детских домов и колоний для беспризорных детей и подростков. Были созданы сотни детских домов и трудовых колоний, в которых дети, лишившиеся родителей, были окружены теплом и вниманием. Все эти меры способствовали ликвидации беспризорности и безнадзорности в стране. Основной формой борьбы с беспризорностью было определение детей и подростков в детские учреждения интернатного типа для временного содержания или длительного проживания, обучения и воспитания. Задачей различных приемно- распределительных пунктов было оказание общественной помощи беспризорным, подготовка их к вступлению в организованный коллектив и распределение по стационарным учреждениям; в них дети находились под постоянным наблюдением педагогов и врачей. В таких учреждениях дети могли содержаться до четырех месяцев. За это время их либо отправляли в постоянные детские учреждения (детские дома и коммуны), либо трудоустраивали, либо возвращали родителям и родственникам. Еще раз повторю, что к стационарным детским учреждениям относились детские дома различного типа, детские городки, колонии и коммуны. В 1917 году в детских домах воспитывалось 30 тысяч детей, в 1918 – 75 тысяч, в 1919 – 125 тысяч, в 1920 – 400 тысяч, в 1921-22 – 540 тысяч детей [9; 16]. Многие детские дома, колонии и коммуны того времени приобрели широкую известность благодаря хорошей постановке воспитательной работы. Например, организованные А. С. Макаренко в сентябре 1920 года Полтавская и в мае 1926 года Куряжская близ Харькова трудовые колонии имени Горького, Харьковская трудовая коммуна имени Дзержинского; Прилуцкая трудовая коммуна для мальчиков и юношей Большевская коммуна, Лопасненский институт трудового воспитания «Новая жизнь» для бывших правонарушительниц девочек и девушек, Солотчинская детская колония для трудных и ряд других. В стране проводились различные съезды деятелей по охране детства. На собраниях поднимались и вопросы, связанные с работой детских учреждений. Первый Всероссийский съезд деятелей по охране детства (февраль 1918 года) оценивал детские дома как очаг коммунистического воспитания. Второй Всероссийский съезд по охране детства (ноябрь 1924 года) обратил свое внимание на организацию трудового и общественно-политического воспитания детей. Третий Всероссийский съезд по охране детства (май 1930 года) указал на необходимость прикрепления каждого детского учреждения к производству в городе или к колхозу либо совхозу в деревне с целью улучшения трудовой подготовки воспитанников. В дальнейшем в решениях правительства были определены меры по улучшению учебно-воспитательной работы детских домов (Решение «О мероприятиях по подготовке воспитанников детских домов к трудовой общественно-полезной деятельности», 1925 год; «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности», 1935 год; и другие). История развития учебно-воспитательных учреждений для беспризорных детей и подростков – это путь установления новых методов педагогической работы и ранее неизвестных форм организации и воспитания самодеятельных детских коллективов. Педагогические коллективы этих учреждений самостоятельно разрабатывали новые педагогические проблемы и способы их решения. Ведущую роль в практической разработке и теоретическом обобщении опыта перевоспитания беспризорных детей и подростков, включая их в полезную деятельность, сыграли Макаренко, а так же его последователи. Часто из детских домов беспризорных детей передавали на попечение родственников и на воспитание в семьи трудящихся. Патронат, усыновление, назначение опеки, организованное определение на работу и устройство в профессиональные школы и техникумы – все это было большой помощью в работе детских домов и воспитательных учреждений по борьбе с беспризорностью. Важное значение имели постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 21 сентября 1925 года о мероприятиях по подготовке воспитанников детских домов к трудовой общественно-полезной деятельности и такое же постановление от 5 апреля 1926 года о порядке и условиях передачи воспитанников в крестьянские семьи для подготовки их к сельскохозяйственному труду. В августе 1926 года ЦИК и СНК СССР приняли развернутое постановление «О мерах по борьбе с детской беспризорностью», которое должно было способствовать улучшению трудовой подготовки подростков в детских домах, коммунах и колониях и размещению их на предприятиях и в хозяйственных учреждениях. ЦИК и СНК СССР обязали местные органы советской власти привлекать в борьбе с беспризорностью широкую общественность. Ведущую роль в этой борьбе сыграл комсомол, профсоюзы и женские организации. Было создано добровольное общество «Друг детей» и его отделения на местах. Макаренко писал: «История борьбы с бродяжничанием детей, которая вызывала столько злорадства и клеветы со стороны наших врагов, доказала, что советское общество не жалеет усилий т средств для благополучия детей и делает это, не унижая ребенка, а соблюдая полное уважение к его личности» [15; 396]. В результате проведенной работы число беспризорных детей и подростков резко сократилось. Если в 1923 году в стране насчитывалось 3 тысячи 971 детское учреждение, в котором было 253 тысячи 237 воспитанника, то в 1927-28 годах учреждений сократилось до 1 тысячи 922, а число воспитанников до 158 тысяч 554 человек [4; 45]. Завершение работы по ликвидации беспризорности в стране относится к середине тридцатых годов. СНК СССР и ЦК ВКП(б) в постановлении «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности», опубликованном в «Правде» 1 июня 1935 года подчеркивали роль общественности в воспитании детей и молодежи. Здесь СНК СССР и ЦК ВКП(б) определили систему мероприятий по предупреждению беспризорности, по организации борьбы с малолетними правонарушителями и хулиганством детей на улице, по усилению ответственности родителей за воспитание детей. 1.4.1 Системы воспитания беспризорников на примере работы В. Ф Лубенцова и С. А. Калабалина. В 20 – 30-е годы ХХ века повсюду создавались детские коммуны, детские городки для детей-сирот, руководили которыми талантливые педагоги. В первой половине 20-х годов под Ташкентом раскинулась замечательная школа. Ее называли «Жемчужиной Востока». Имя ее руководителя известно лишь узкому кругу специалистов, хотя он совершил педагогический подвиг, - Всеволод Федорович Лубенцов. В Ташкенте это была одна из первых школ, организованных после революции. Первый контингент учащихся составляли дети-сироты, которых принимали на полное обеспечение и постоянное место жительства вплоть до окончания школы. В дальнейшем этот принцип пополнения школы продолжал сохраняться, исключения делались только для детей сотрудников. В последующие годы в школу вливались беспризорники. Приток их особенно усилился, когда в Среднюю Азию хлынула масса беженцев с голодавшего Поволжья. Попадав в хорошо сформировавшийся ученический коллектив беспризорники быстро теряли свой специфический «дух». Прибегать для их перевоспитания к каким-либо сильным приемам не приходилось. В школе было выбрано ученическое правительство – исполком, и через некоторое время разработали устав совета старших классов. Школа находилась в четырех километрах от Ташкента, по соседству с селом Никольским, переименованным потом в Луначарское. Именно здесь, в сельской местности, предполагалось проводить эксперименты по трудовому воспитанию. В школе были организованы мастерские: картонажная, слесарная, кузнечная. У школы был участок земли, где силами учеников велись сельскохозяйственные работы. Труд всех взрослых и учеников в школе был совместным. Полное отсутствие обслуживающего персонала. Никаких штатских «надзирателей». Эффективный надзор за внутренним порядком осуществлялся двумя дежурными по школе – одним из преподавателей и одним из старшеклассников, которые сменялись ежесуточно. Их указания и требования безоговорочно выполнялись. Произойди случай неповиновения или препирательства с дежурным по школе, каждый знал, что он будет наказан не администрацией школы, а общим собранием учеников. Все делалось самими учениками, вплоть до оценки работы и успехов в обучении, вплоть до разбирательства конфликтных дел с применением мер наказания, вплоть до вынесения решения об исключении ученика из школы, которое осуществлялось не административным способом, а путем обсуждения и открытого голосования на общем школьном собрании учеников. Личный авторитет Всеволода Федоровича Лубенцова был огромен. Еще одним из талантливых педагогов того времени был воспитанник, а затем последователь Макаренко Семен Афанасьевич Калабалин. С 1927 года он работал вместе с Макаренко в колонии имени Горького, а затем в колонии имени Дзержинского. С 1931 года был принят на работу в систему ленинградского гороно. Начал свою работу заведующим Комаровской колонии и общежития подростков, затем был завучем в Будянской детской колонии, где был зверски убит только что прибывшим «трудным» подростком его трехлетний сын. Но это не сломило Калабалина и он продолжал работать с беспризорниками и трудновоспитуемыми. Ему пришлось работать в разного рода детских учреждениях: в колониях, в обычных школьных детских домах, в домах с трудновоспитуемыми, с несовершеннолетними правонарушителями. И везде система организации детской среды, методика поведения воспитателя, его педагогического воздействия, применяемые им по А. С. Макаренко, давали всегда положительные результаты. Школ, коммун и детских домов, возглавляемых такими талантливыми педагогами, как С. А. Калабалин и В. Ф. Лубенцов, в стране в тот период было немало, в них жили и воспитывались беспризорные дети и дети-сироты, и надо сказать, что определенная система воспитания в подобного рода учреждениях была весьма эффективна. Выводы: В 20 – 30-е годы ХХ века Советский Союз переживал нелегкие времена. Переход от капитализма к социализму, перестройка экономики, политики, идеологии привели к социальным кризисам, таким как голод, нищета, из-за которых на улицах страны выросло количество детей-сирот и детей, лишенных попечения родителей, беспризорных и безнадзорных детей. Советское правительство не оставляло без внимания эту проблему и создавало всевозможные программы по защите прав детей-сирот и детей и беспризорников Далеко не все проблемы беспризорности были решены в то время, и на улицах все равно оставались беспризорные дети, но их количество заметно уменьшалось с развитием государственной системы воспитания и системы учреждений для детей-сирот. Глава 2 Детские дома в 20 – 30-е годы ХХ века: становление и развитие 2.1 Развитие детских домов в государстве в 2030-е годы Детский дом – в советской системе народного образования представлял собой учреждение интернатного типа, призванное заменить семейное воспитание детей и подростков коммунистическим воспитанием, организуемым и руководимым государством с помощью и участие общественности и самой семьи. Советский детский дом представлял собой единое государственное учреждение, обслуживающее детей трудящихся, в первую очередь детей рабочих и крестьян. Всю свою воспитательную работу детский дом строил на основе общественно- полезной, коллективно организованной деятельности детей, на широкой самодеятельности и инициативе самих детей, на активном участии их в организации своей жизни. Дети детских домов пользовались льготами и преимуществами при поступлении в ВУЗы, на фабрики и т. д. В 20-е годы система детских домов претерпевала постоянные реорганизации, вследствие чего эта система не могла окрепнуть, оформить и углубить свою работу. Нужно было преодолеть огромный разрыв между школой и детским домом. Предполагалось, что все воспитанники детских домов должны посещать общегражданские школы, наравне с остальными детьми. Необходимо было изжить отношение общегражданской школы к детям детских домов, как к детям особой категории, а затем создать в школе условия для выявления ценных качеств воспитанников детских домов. Основным стержнем в работе детских домов того времени являлось трудовое воспитание, трудовая подготовка детей к самостоятельной жизни. Детский дом 20 – 30-х годов, выполняющий задачу социального воспитания беспризорных детей, должен был искать новые пути, учитывая свою работу и закреплять все ее достижения. В 1924-25 годах вопрос о беспризорности стоял еще в плоскости разработки основного проективного плана, - определение размеров беспризорности и источников средств и определение наилучших форм и методов борьбы с беспризорностью. Неизбежно выдвинулся вопрос и о детском доме, который оказался чрезвычайно связанным с проблемой борьбы с детской беспризорностью. Детский дом, обслуживающий кадры беспризорных детей, рассматривался в этом случае, как одно из средств борьбы с беспризорностью и как учреждение, организующее социальное воспитание детей, при чем экономическое положение государства заставляет подходить к детскому дому еще и с точки зрения стоимости его содержания. На II Сессии ВЦИКа XI созыва, в октябре 1924 года, в докладе Наркомпроса товарища Луначарского было сказано: «Борьба с беспризорностью является одной из важнейших задач. Борьба с детской беспризорностью – это предварительная борьба с грядущей массой антисоциальных элементов внутри общества. Но мы не можем расширять сеть детских домов дальше. Они стоят так дорого, что нельзя надеяться на то, наркомфин взял их содержание на себя, и на то, места справлялись с этой задачей. Детские дома страшно дорого стоят нам еще и потому, что мы в детских домах не воспитываем, не даем образования, подходящего этим детям» [8; 6]. Такое положение, - когда беспризорность требует принятия немедленных мер для ее изживания до полной ликвидации и, в то же время охват всех беспризорных детей детскими домами невозможен, - вызывает необходимость использования других путей, других возможностей для борьбы с беспризорностью. II сессия ВЦИКа, учитывая это, постановила принять следующие меры: - наряду с использованием средств, поступающих из фонда имени Ленина, привлечение широкой общественности к этой борьбе; - всяческое использование, усиление деятельности общества «Друзья детей»; - серьезная помощь всех государственных и хозяйственных органов для организации детского труда, например предоставление совхозов; - поручить НКП разработать вопрос о реформе детских домов в направлении усиления в них производительности труда и повышения трудовой квалификации воспитанников; - усиление активности работы РЛКСМ и юных пионеров по привлечению беспризорных детей к своей организации, клубам и т. д. Это постановление ВЦИКа определило направления дальнейшей работы правительственных органов в борьбе с детской беспризорностью и в отношении детских домов. В виду серьезности и важности этих вопросов Правительство решило провести через советские законодательные органы важнейшие по ним решения. Постановлением Совнаркома была создана при Совнаркоме из представителей заинтересованных ведомств и организаций (НКП, Наркомздрава, НК Труда, ЦК Кресткомов и др.) особая комиссия, которая в первую очередь разработала план практических мероприятий по подготовке к трудовой общественнополезной деятельности воспитанников детских домов. Это мероприятие, касающееся помещения подростков из детских домов в производства, в школы рабочих подростков. Та же комиссия разработала проект о наделении землей крестьян, берущих на трудовое обучение беспризорных и воспитанников детских домов, и о предоставлении льгот кустарям, к которым поступают в качестве учеников подростки детских домов. По окончании работ этой комиссии была создана при СНК новая комиссия для разработки закона о беспризорности, плана борьбы с детской беспризорностью и для установления твердых норм для содержания детей в детских домах, твердой сети учреждений и для определения наилучших методов трудового воспитания беспризорных детей. Кроме того, Наркомпрос, вместе с органами на местах, и в порядке ведомственной своей работы, вплотную подошел к вопросам борьбы с детской беспризорностью и воспитания беспризорных детей в детских домах. На втором всероссийском съезде СПОН (ноябрь 1924 год) впервые были четко поставлены вопросы о детской беспризорности как о социальной проблеме, о перспективах борьбы с нею в связи с экономическим положением государства, о пересмотре форм и методов работы с беспризорными, о пересмотре работы и целевой установки детского дома, и вопросы правовой защиты детей и подростков, приобретающие при наличии детской беспризорности, значение вопросов работы по профилактике, предупреждению беспризорности. Работу II съезда в отношении детских домов продолжила Коллегия НКП, вынеся 7 марта 1925 года ряд постановлений практического характера, направленных на создание нормальных условий существования детских домов, по улучшению педагогической их работы и на организацию трудовой подготовки воспитанников детских домов. В этом же году, 2 ноября, по постановлению ВЦИК и СНК 10 % мест в детских домах предоставлялось детям из семьи за счет родителей и родственников, оплачивающих их содержание. В 1929 году Коллегия НКП РСФСР, принимая решение о системе народного образования, особым пунктом указала на «необходимость форсированного усиления элементов общественного воспитания и укрепления соответствующего звена в системе народного образования. Таким звеном должен стать детский дом. Задача которого – коммунистическое воспитание детей трудящихся вне семьи, в первую очередь детей рабочих и крестьян [3; 438]. Эти решения были разработаны на третьем Всероссийском съезде по охране детства в мае, 1930 года, наметившим конкретные пути перехода детских домов на новые формы работы. Этот переход на практике выражался в организации кооперативных детских домов для детей трудящихся на средства профессиональных и общественных организаций, а также самих трудящихся путем включения детских домов в систему культурно-бытовых учреждений. Все детские дома делились на: - дошкольные. Здесь воспитывались дети от 3 до 7 лет; - школьные, где воспитывались дети от 8 до 15 лет; - подростковые, где воспитывались подростки от 15 до 18 лет. Подростковые детские дома чаще всего представляли собой детские трудовые коммуны для подростков, не прошедших нормальной школы, социально-запущенных, нуждающихся в получении серьезной трудовой подготовке. А также в то время существовали детские городки, представлявшие собой объединение детских домов различных типов: дошкольного, школьного, подросткового, работающих по единому педагогическому плану и обслуживающимися рядом общих подсобных культурных и бытовых учреждений: клуб, мастерская, больница и др. В целях правильного отбора и распределения по типовым учреждениям детей бал создан детский приемник-распределитель, являющийся первичным учреждением, то есть оказывающим первую социальную помощь нуждающимся детям, но одновременно выполняющим функцию карантинного пункта и организующим изучение каждого ребенка в процессе педагогической работы с ним, а дети находились в приемно- распределительном пункте от 2 недель до 4 месяцев, с тем, чтобы выявить целесообразность направления его в то или иное стационарное учреждение. Основными принципами работы детских домов в конце 20-х начале 30-х годов были самоуправление, самодеятельность и самообслуживание. Основу кадровых работников детских домов составляли педагоги, несущие школьную и внешкольную работу, включая организацию детского досуга, быта, детского самоуправления и т. д. К середине 30-х годов основная работа по улучшению деятельности детских домов была завершена. 2.2 Детские дома в Петрограде-Ленинграде в 20 – 30-е годы Задача перевоспитания беспризорных детей ложится главным образом на детский дом, служащий для беспризорных детей приютом, заменяющим им семью. Вот почему вопрос о детском доме, о типе детского дома, о методах работы в детском доме все время играл и до сих пор играет большую роль. Принципы, которыми руководствовалась Советская власть, а именно Народный Комиссариат по Просвещению, в деле постановки учебно-воспитательной работы в детских домах были те же, что и в школе. И в детских домах обучение и воспитание было социально-трудовое. Для проведения планомерной работы среди детей детских домов Ленинграда и губернии, детские дома разделяли на: 1. учреждения для детей нормальных; 2. учреждения для детей, выросших в антисоциальном окружении; 3. учреждения для детей «физически дефективных» (то есть для детей, имеющих физические недостатки); 4. учреждения для детей «умственно дефективных» (то есть для умственноотсталых); 5. учреждения для детей трудновоспитуемых; 6. учреждения для слабых и больных детей; Дети были разделены в детских домах по следующим возрастным группам: 1. от 3 до 7-8 лет; 2. от 8 до 12 лет; 3. от 12 до 16 лет; До 10-12 лет девочки и мальчики воспитывались вместе, с 10-12 лет и старше мальчики воспитывались в одних домах, девочки – в других. Исходя из принципа социально-трудового открытого воспитания все дети посещали единую трудовую школу, школы технические и специальные школы города и деревни. Школ при детских домах, за редким исключением, в Ленинграде к тому времени уже не было, для того, чтобы дети не вели замкнутый образ жизни в четырех стенах своего детского дома и общались бы с другими детьми. Исходя из принципа неразрывности воспитания и обучения, педагогические советы детских домов старались сотрудничать с педагогическими советами тех школ, в которой дети данного детского дома обучались. «Для полного слияния работ школы и детского дома и единого педагогического воздействия необходимо установит тесную организационную связь детского дома и школы. При установлении распорядка дня в детских домах план это должен обсуждаться на совместном заседании педагогического совета детского дома и школы. В педагогических советах школы должны принимать активное участие воспитатели детских домов; также необходимо вхождение в педагогический совет детского дома представителя от педагогического совета школы. Совместная работа школы и детского дома не только желательна, но и необходима. Иначе работа детского дома не может правильно идти», - об этом писал В. Н. Сорока-Росинский [20; 136-137]. Ленинградское Губоно самое серьезное внимание обратил на следующие области работы: 1. Увязка детского дома и школы; 2. Постановка трудового воспитания; 3. Общественное воспитание детей и проведение общественно-полезной работы; 4. Рациональная постановка детского самоуправления; 5. Правильная постановка самообслуживания в процессе обучения; 6. Изучение ребенка. Постановка трудового воспитания была организована так, что часть городских детских домов имели сельскохозяйственную базу. Классы ручного труда имелись также почти при всех школах. В Ленинграде существовала и такая организация, как карантинно- распределительный пункт, куда поступали все дети, подлежащие приему в детские дома. Пункт был основан в 1920 году. В течение всего пребывания в пункте, а это 2-3 месяца, ребенок подвергался изучению, имеющему цель установить, в какой из типов детских домов следует направить ребенка. При изучении ребенка в пункте принимались во внимание результаты анамнеза, где имелись сведения о прежней жизни ребенка. Изучение поведения ребенка и его умственной одаренности производилось специалистами-педологами. Как детское обследовательское учреждение, пункт по количеству вмещаемой им детской массы (около 600 детей) являлся единственным учреждением в Ленинграде и опорным пунктом медико-педологической обследовательской работы города. В этом отношении пункт был огромной педологической клиникой, где возможно было научно-практически установить биосоциальные типы детей с точки зрения их происхождения и приспособления, определить те отклонения, которые были вызваны биологическими или социальными причинами, установить возрастные нормы умственного развития детей на том историческом этапе. Пункт был тесно связан с единым Педагогическим ВУЗом имени Герцена, к нему была прикреплена соответствующая кафедра, в пункте практически работали по педологическому обследованию детей студенты последних курсов педологического факультета. Кроме тесной связи с ВУЗом пункт проводил педологическую работу среди работников просвещения и образования. 2.2.1 В. Н. Сорока-Росинский о детских домах Одним из самых известных Петроградских педагогов того периода был Виктор Николаевич Сорока-Росинский (1882-1960). Его педагогическая научная деятельность началась еще до Октябрьской революции. В 1920 году он стал заведующим школой социально-индивидуального воспитания имени Достоевского в Петрограде. Несмотря на достижения в социальной сфере, в области просвещения, в СССР в 20 – 30-е годы оставалась нерешенной проблема ликвидации беспризорных детей. Некритическое заимствование западноевропейского опыта для организации коллективной жизни детей в условиях существующих советских воспитательных учреждений Сорока-Росинский считал невозможным. Проанализированный им опыт работы последних лет показал, что формы и методы организации детских учреждений закрытого типа должны быть разнообразными, предполагая существование как трудкоммун, так и детских домов. Сорока-Росинский утверждал, что организация коллективной жизни детей в этих учреждениях имеет ряд особенностей. Так основным методом организации коллектива должно быть принуждение. Сорока-Росинский подчеркивал, что педагог, работающий в таком учреждении, должен выработать ясно мотивированную систему запретов, следить за четким и обязательным выполнением своих требований; первая стадия организации детского коллектива при работе с бывшими беспризорниками не может предусматривать ни добровольничества, ни введения самоуправления. В статье «От принудительности к добровольничеству» он писал: «Добровольничество и принудительность рассматриваются как два противоположных и взаимоисключающих принципа. Но принудительность и добровольничество могут рассматриваться и иначе, а именно как начальная и конечная стадия одного и того же педагогического процесса» [12; 12]. Выступая в периодической печати, Сорока-Росинский выдвинул требование повысить квалификацию педагогов, работающих в детских домах и учреждениях для трудновоспитуемых и бывших беспризорных детей, дать им специальную подготовку, навыки, практические умения, или принимать на работу только педагогически одаренных людей. Особенности коллективной жизни ребят в детском доме недостаточно изучены, считал Сорока-Росинский, а такими знаниями должен обладать каждый приходящий в детский дом воспитатель. Сильно критиковал Сорока-Росинский термины «социально-дефективные» и «морально-дефективные» дети, которыми пользовались педагоги и деятели просвещения для разделения детей по разного рода учреждениям. «Ребенок может оказаться трудным вовсе не в силу какой-нибудь дефективности, а наоборот, по причине богатства и сложности своей натуры; молодое вино всегда сильно бродит; сильные и талантливые натуры развиваются зачастую особенно бурно»,- писал он [12; 8]. Мысли Сороки-Росинского о воспитании, высказанные им в статье «Мы не хотим быть беспризорными», опубликованной в Бытовой газете в 1930 году [11; 8], не потеряли актуальность и в наше время. В ней рассматриваются ошибки семейного воспитания, приводящие детей в уличную компанию. Сорока-Росинский указывал на то, что трудности в воспитании возникают, если ребенок предоставлен сам себе. Тогда рано или поздно он попадет на улицу. Сорока-Росинский считал, что в период перехода к новому социальному строю изменились не только условия жизни, но и сами дети. Родители по объективным причинам не могут сами воспитывать детей и должны прибегать к новым формам – общественному воспитанию. Сорока-Росинский противопоставлял, на мой взгляд, ошибочно, семейное воспитание общественному. Он полагал, что семья как фактор воспитания, а также индивидуальный уход за детьми, отжили свой век. Лишь коллективные формы работы в отрыве от семейных и родственных уз могут дать надлежащий результат, утверждал он. Но он говорил, что родители должны быть тесно связаны с тем учреждением, где учится и воспитывается ребенок [11; 9]. 2.3 Недостатки в работе детских домов в 20 – 30-е годы Первым и основным недостатком в работе детских домов в 20-30-е годы являлось то, что дети детских домов, не взирая на поставленное трудовое воспитание, на проведение полного или частичного самообслуживания в детском доме, все же оказывались по выходе из детского дома совершенно неподготовленными к самостоятельной трудовой жизни. Второй недочет – это недостаточная подготовленность воспитательского персонала к сложной работе в детском доме. «К сожалению приходится констатировать, что за небольшим исключением мы все еще не имеем педагогов- воспитателей, обладающих не только педагогическими знаниями, но и практическими умениями в области трудового воспитания» [9; 31]. Третий основной недочет заключался в материальной необеспеченности детских домов, недостаточном их оборудовании, в недостаточной оплате труда педагогического и технического персонала. «Мы твердо уверены, что устранением последнего и основного недочета легко будет устранить и остальные вышеуказанные недочеты» (З. И. Мелина) [9; 31]. Помимо этих основных трех недостатков существовали и другие, не такие заметные, но не менее значимые. В середине 20-х годов происходило значительное сокращение как самой сети учреждений, так и количества детей, находящихся в этих учреждениях. За 2 года с 1-го июля 1924 г. по 1-е июня 1926 г. по предварительным подсчетам число детей, содержащихся в детских домах понизилось на 79 тыс. [13; 64]. Некоторые педагоги, правда, считали, что в этом падении числа детей было одно положительное явление. Это то, что некоторая часть великовозрастных групп детей, которым уже давно было пора выйти из детских домов, наконец, пристроилась к жизни. Но такое сокращение было произведено без всякого плана, без всякой предварительной подготовки условий для устройства выпущенных из детских домов подростков. Все это не могло не способствовать росту уличной беспризорности. Этот рост косвенно подтверждается и такими данными: с 1-го января по 1-е сентября 26-го года по сведениям, данным 29-ю губерниями: выпущено из детских домов 25 тыс. 684 человека, а принято 10 тыс. 542 человека, т. е. Лишь 40% освобожденных мест было занято новыми детьми [13; 69]. В то же время из этих губерний имелись такие, которые буквально «кишели» беспризорными. Сокращение главным образом коснулось городских детских учреждений. В городах сокращался гораздо больший процент детских домов. Одним словом, все эти сокращения были направлены на то, чтобы вывести детский дом из города в село, в заброшенный монастырь. Этим самым еще больше сокращалась задача обучения и воспитания детей, поскольку учреждения, в которых они находятся, были отдалены от культурных центров, от производственной базы, от сколько-нибудь налаженной коллективной общественно-педагогической и методической работы. В самой сети детских домов господствовала в то время невероятная простота системы. Из всех детских домов только 16,4% более или менее соответствовали тем типам, которые были указаны Наркомпроссом. Причина этого – та тяжелая действительность, в которой работал в то время детский дом. Такому отсутствию типизации так же немало содействовала бесконечная переброска детей из одного детдома в другой. Совершался беспрерывный круговорот детей. Бесконечные реорганизации, сокращения, переводы учреждений и многое другое содействовало этому круговороту, от которого многие дети возвращались вновь на улицу. Выводы: В 20 – 30-х годах в Советском Союзе создавалась совершенно новая система учреждений для детей-сирот и детей, лишившихся попечения родителей. Основной формой таких учреждений были детские дома. Также в детских домах воспитывались и дети трудящихся и крестьян, они получали там коллективно-трудовое воспитание. Детские дома работали в связи с карантинными пунктами и приемниками-распределителями. Детские дома постепенно становились учреждениями открытого типа, их воспитанники посещали обычные школы. В детских домах ребята получали трудовое воспитание. Эти меры были направлены на последующую лучшую адаптацию в обществе, на развитие у детей трудолюбия и работоспособности. И хоть в работе детских домов отмечались недостатки и недочеты, воспитательная система большинства из них была направлена на помощь детям- сиротам и беспризорникам, на воспитание и становление этих детей как полноправных членов общества. Заключение В данной работе была рассмотрена проблема беспризорности и безнадзорности и развитие системы учреждений для детей-сирот и детей, лишившихся попечения родителей, в 20 – 30-е годы ХХ века; охарактеризована государственная политика 20 – 30-х годов, направленная на защиту прав детей-сирот. Были раскрыты такие понятия, как беспризорность, безнадзорность, детский дом и др. В работе приводятся количественные данные о беспризорных детях и детях- сиротах как в период 20 – 30-х годов, так и в настоящее время. И из приведенной в работе статистики хорошо видно, что количество беспризорных детей и детей-сирот сегодня приближается к количеству таких детей на исследуемом историческом этапе. Для борьбы с этим неблагоприятным общественным явлением в 20 – 30-е годы создавалось большое количество учреждений социальной защиты для сирот и беспризорников. Во многих из таких учреждений работали талантливые педагоги, создавшие достаточно прогрессивные системы воспитания, включающие в себя детское самоуправление, трудовое и коллективное воспитание и т. д. Создание подобных учреждений актуально и на современном этапе. Перенесение педагогических идей того времени для работы с детьми-сиротами, безнадзорными и беспризорными детьми в современных условиях может в какой-то степени решить проблему беспризорности сегодня. Литература 1. Беляков В. В. Сиротские детские учреждения России. // Исторический очерк. М., 1993. – 84 с. 2. Беспятова Н. К. Коммунары тридцатых годов. Педагогика, 1996. - № 4. – 97 с. 3. Большая советская энциклопедия в 4 томах /Под ред. О. Ю. Шмидт. М., 1931. – Т. 5; 21. 4. Борьба с детской беспризорностью». /Под ред. Я. А. Перель и А. А. Любимова. М. – Л., 1932. – 142 с. 5. Бреева Е.Б. Дети в современном обществе. М., 1999. – 368с. 6. Детская беспризорность. Предупреждение и борьба с ней. /Под ред. Тизанова С. С. М., 1923. – 72 с. 7. Детская беспризорность и борьба с ней. //Тезисы докладов. М., 1926. – 4 с. 8. Детская беспризорность и детский дом. //Сборник. /Под ред. С. С. Тизанова, В. Л. Швейцер, В. М. Васильевой. М., 1926. – 240 с. 9. Детские дома: практика работы. //Сборник. /Сост. З. И. Мелина, В. А. Мичурин, А. Л. Меленевский, А. М. Рябцев, С. И. Якимюк. М., 1927. – 102 с. 10. Детский дом: уроки прошлого. //Сборник. /Сост. Мыльникова Г. М., 1990. – 191 с. 11. Зареченова Е. А. В. Н. Сорока-Росинский о воспитании. Пятигорск, 2000. – 22 с. 12. Кабо Любовь. Жил на свете учитель. М., 1970. – 96 с. 13. Педагогика современного детского дома. //Сборник. /Под ред. С. С. Тизанова, В. М. Васильевой, И. И. Донюшенко. М., 1927. – 148 c. 14. Педагогическая энциклопедия. /Под ред. Калашникова А. Г. в 4-х т. М., 1927. – Т. 1; 2. 15. Педагогическая энциклопедия в 4-х т. М., 1964 – Т. 1; 2; 4. 16. Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Дети без семьи. М., 1993. 17. Рябинина Н. В. Детская беспризорность и преступность в 1920-годы. Ярославль, 1999. – 124 с. 18. Сироты России: право ребенка на семью. М., 2001. – 205 с. 19. Словарь-справочник по социальной работе. М., 1997. – 417с. 20. Сорока-Росинский В. Н. Педагогические сочинения. М., 1991. – 204 с. 21. Сорока-Росинский В. Н. Школа Достоевского. М., 1970. – 64 с. 22. Трудные дети и подростки и методы работы с ними в детучреждениях. /Под ред. Бем О. Л. и Куфаева В. И. М., 1934. – 93 с. 23. Утевский Б. С. Детский дом. М., 1932. – 12 с. 24. Философия, политология, экономика. //Словарь. Ярославль, 1997. – 206 с. 25. Философский словарь. /Под ред. М. М. Розенталя и П. Ф. Юдина. М., 1963. – 544 с. 26. Холостова Е. И. Генезис социальной работы в России. М., 1995. – 424 с.