Каталог :: Международное публичное право

Курсовая: Права человека на защиту своих прав в Европейском Суде

Содержание.
     Введение. 3
     Глава 1. Право  человека  на защиту своих  прав  в  Европейском Суде. 5
     Глава 2. Процесс в Европейском Суде. 21
     Заключение. 30
     Список использованных нормативных актов и литературы. 31
     

Введение.

Развитие международного сотрудничества в области закрепления и защиты прав и свобод человека шло по двум направлениям. Первое характеризовалось разработкой и принятием общих и специальных актов в области закрепления прав человека. Второе сотрудничеством государств в области создания реального механизма защиты прав человека и контроля за их соблюдением. Создание комплексной системы обеспечения и защиты, зафиксированных в международно-правовых актах и во внутри государственном законодательстве прав и свобод человека и системы международных органов, наделенных функциями международного контроля за деятельностью государств в сфере обеспечения прав и свобод человека, является важнейшей функцией МГП. Одной из характерных особенностей развития сотрудничества государств в области прав человека на современном этапе является создание системы международного контроля за претворением в жизнь взятых ими на себя юридических обязательств. Его учреждение и функционирование, как на функциональном, так и на peгиональном уровне является одним из одним из наиболее значительных достижений в международном регулировании прав человека второй половины двадцатого века. Субъектами указанных направлений сотрудничества в области за крепления и защиты прав и свобод человека являются в основном государства и международные и межправительственные организации. Ведущая роль государств в таком сотрудничестве проявляется прежде всего в том, что они играют решающую роль в разработке и принятии международно-правовых актов в области прав человека, а также в создании как специализированных международных межправительственных организаций, занимающихся вопросами защиты прав человека, так и универсальных международных организаций, одним из направлений деятельности которых является защита прав человека. Ни что не препятствует государствам добровольно передавать на обсуждение международных организаций вопросы, касающиеся нарушения прав человека. Обычно это делается на основе международных договоров. Соответствующие положения содержатся в первом Факультативном протоколе к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966г., Европейской конвенции о защите прав человека и о основных свобод 1950 г., Американской конвенции прав человека 1969 г. Все эти договоры предусматривают возможность рассмотрения в международных организациях так называемых частных жалоб. Роль международных контрольных органов, созданных государствами в современных условиях постоянно возрастают. Все большее внимание уделяется их функциям и полномочиям в деятельности ООН и в различных универсальных и региональных соглашениях. Как известно, в международных отношениях нет надгосударственной власти, которая могла бы контролировать осуществление принципов и норм международного права, в необходимых случаях принудительно претворять их в жизнь или налагать санкции за нарушение взятых обязательств. Поэтому государства и предусмотрели создание международного контрольного механизма, возникшего в результате рассмотрения международного правотворчества, усложнения межгосударственных связей, появление глобальных проблем, затрагивающих судьбы всего человечества. В этом процессе значительную роль играет и то обстоятельство, что отдельные вопросы традиционно отнесенные к внутренней компетенции государств, ныне регулируются и нормами международного права[1] Рассмотрим защиту прав и свобод человека в региональной организации, а именно в Совете Европы.

Глава 1. Право человека на защиту своих прав в Европейском Суде.

Как предусматривается ч. 3 ст. 4 6 Конституции РФ [2], «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся средства правовой защиты». В сфере ООН существует шесть основных конвенций в области прав человека: Международный пакт о гражданских и политических правах; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах; Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации; Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания: Конвенция о правах ребенка. Эти, равно как и другие международно-правовые документы, предусматривают разнообразные меры содействия осуществлению соглашений по правам человека, защиты этих прав. Международные процедуры в области прав человека по методам осуществления и источникам получения информации подразделяются на различные группы и включают: рассмотрение докладов государств о выполнении и мм своих обязательств в области обеспечения прав человека, рассмотрение претензий государств друг к другу на нарушения таких обязательств, изучение и расследование ситуаций, связанных с предполагаемыми или установленными на внутригосударственные средства правонарушениями прав человека, составление специальных списков, содержащих информацию о лицах, виновных в нарушениях прав человека, возбуждение вопроса об индивидуальной уголовной ответственности, рассмотрение жалоб отдельных лиц, групп или неправительственных организаций на нарушения их прав. Гражданин РФ имеет возможность выбора разнообразных процедур и организаций, куда следует обращаться в случае нарушения прав и свобод. С точки зрения реализации положений ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, представляется наибольший интерес, в связи с вступлением в Совет Европы, анализ Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека [3], где в первом разделе (ст. 2-13) содержатся права и свободы, подлежащие международной защите, а именно: - право на жизнь - запрещение пыток и бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания; запрещение рабства, подневольного состояния и принудительного или обязательного труда; - право на свободу и безопасность; - право на независимый и беспристрастный суд и демократические процессуальные права; - право уважение личной и семейной жизни; - неприкосновенность жилища и тайны переписки; - свобода мысли, совести и религии; - свобода мирных собраний и ассоциаций; - право вступать в брак: - право на действенные средства нарушенных прав. Перечень прав и свобод, закрепленных в Европейской Конвенции по защите прав и свобод человека, расширен следующими протоколами. Первый протокол от 20 марта 1952 г. содержит право собственности, право на образование, обязанность государств-участников периодически проводить свободные выборы при тайном голосовании. Четвертый протокол от 16 сентября 1963 г. расширяет круг прав и обязанностей, предусмотренных Конвенцией и первым протоколом. Это запрещение лишения свободы из-за невозможности выполнения договорных обязательств, право свободно передвигаться по территории страны и свободно избирать место жительства, право покидать любую страну, включая собственную, запрещение изгнания из страны гражданина и безусловного права въезда на территорию страны своего гражданства, запрещение коллективного изгнания иностранцев. Шестой протокол отменяет смертную казнь. Седьмой протокол от 22 ноября 1984 г. устанавливает порядок выписки иностранцев, право обжаловать решения нижестоящих судов в судах высшей инстанции, право на возмещение убытков, причиненных неправомерным наказанием, установление равноправия супругов. Девятый протокол от 6 ноября 1990 г. (вопросы рассмотрения докладов; процедуры подачи петиций, передачи их в Европейский Суд). Десятый протокол от 25 марта 1992 г. и одиннадцатый протокол от 11 мая 1994 г., вносящие структурные изменения в созданный контрольный механизм. Участие в Конвенции еще не означает участия во всех протоколах к ней или одним из них. С другой стороны, присоединиться к протоколам может только государство-участник. Особого внимания заслуживает практика Европейского суда но поводу определения «гражданских прав». Несмотря на то, что Европейский Суд и Европейская комиссия неоднократно анализировали «концепцию гражданских прав и обязанностей», она в полном объеме еще не сформулирована и приводится лишь в качестве примеров для общей ориентации. Принципиальным положением является то, что понятие «гражданские права», употребляемые в международных документах, не совпадает с узкоотраслевым понятием. Европейский Суд и Европейская комиссия считают, что имеют значение лишь «характер права», а не характер законодательства, определяющего отраслевую классификацию, и не характер органа, компетентного рассматривать данный вопрос. В деле «Ригейзен Против Австрии» (Австрийская комиссия по купле-продаже недвижимости отказалась утвердить акт покупки сельскохозяйственного угодья, в результате чего договор о продаже оказался недействительным) Европейский Суд решил, что здесь применима ст. 6 Европейской Конвенции, так как она покрывает все судопроизводство, результат которого может затронуть права индивида, и что характер законодательного акта, применимого в данном случае (гражданского, административного права и т.д.), и характер органа, под юрисдикцию которого подпадает данное дело (суд, административный орган и т.д.), не имеют существенного значения[4]. Понятие "гражданские права" включает как частноправовые отношения, так и широкий спектр публично-правовых отношений, способных затронуть права индивида. В деле "Кониг против Германии" Европейский Суд признал, что статья 6 Конвенции применима и в том случае, когда государство действует в своем суверенном качестве. Только характер правоотношения в данном случае имеет значение при решении вопроса о том, является ли нарушенное право "гражданским». По поводу "гражданского" характера прав практика свидетельствует о том, что классификация, а также решение о нарушении или соблюдении права на справедливое судебное разбирательство приводится в соответствии с «содержанием и влиянием права», а не с его определением по государственному праву, все права, которые рассматривают как «личные», считают в данном отношении "гражданскими". Если определенная деятельность требует административного разрешения, то сам этот факт не лишает эту деятельность ее частноправового характера, и споры, связанные с ней, также подлежат разбирательству в суде. Если право определено как публичное согласно национальной правовой системе, то суд взвешивает в кон тексте содержания и последствий дела "публичный" и "гражданский" элемент и классифицирует это право соответственно. Важно понимать, что в ст. 6 Европейской Конвенции речь идет о защите прав человека и его интересов, которые охраняются законом. Поэтому споры об интересах, не охраняемых законом, а также вопросы, которые находятся в исключительном ведении определенных лиц или органов, суды разрешать не вправе. В частности, отмечается, что к определению "гражданские права и обязанности", подлежащие судебной защите, не относятся: - споры, касающиеся гражданства; - право на въезд в страну; - ходатайство заключенного о временном освобождении до суда (речь идет о льготе, а не о жалобе на незаконное содержание под стражей); - право на работу в тюрьме; право на помилование; - установление налоговых ставок и налоговых льгот; - дисциплинарное производство по делам служителей культа; - право на пользование пенсионными и страховыми фондами в том случае, когда соответствующее лицо не вносит взносы в эти фонды; получение учебным заведением «разрешения» от правительства на обучение иностранных учащихся: - дисциплинарное производство по делам государственных служащих. Все вышеназванные ограничения на судебную защиту относятся к ст. 6 и не распространяются на ст. 13 Европейской Конвенции, где сказано, что «каждый, чьи права и свободы, как они и заложены в настоящей Конвенции, нарушены, имеет, действенные средства защиты перед национальными властями» [5]. Практика показывает, что любой гражданин (независимо от его дееспособности) имеет возможность обратиться в Европейские структуры по защите прав и свобод человека в том случае если он считает, что правительство нарушило его права и свободы, закрепленные в Европейской Конвенции и протоколах к ней с учетом интерпретации их содержания Европейским Судом. В отличие от процедур, предусмотренных Факультативным протоколом Международного Пакта о гражданских и политических правах. Европейские структуры по защите прав и свобод предусматривают петиции не только от лиц, чьи права уже нарушены. Дело в том, что Страсбургское "прецедентное право" ввело понятие «потенциальной жертвы», нечто вроде доктрины вероятностного нарушения прав человека» [6]. Это означает, что индивид может заявить, что его права нарушены, если ему известно, что есть законодательство, допускающее нарушения таких прав. Достаточно, чтобы угроза нарушения прав была вполне реальной, отражалась бы на жизни потенциальных жертв и носила бы в отношении их непосредственный характер. Например, в решении от 25 февраля 1982г. о возможности телесного наказания детей в шотландских школах признается, что уже сам факт посещения школы, в которой применялись телесные наказания, свидетельствует о наличии у детей возможности подвергнутся наказанию и чтобы они считались «жертвой» по смыслу ст. 25 Конвенции. Этот Суд вовсе не сентиментален, а европейские бюрократы немногим лучше своих российских собратьев. Понятно, что к жалобам россиян они будут относиться особенно придирчиво и настороженно. Кстати, Россия ратифицировала Конвенцию не безоговорочно. В соответствии со статьей 64 Конвенции были сделаны оговорки и заявления о том, что положения пунктов 3 и 4 статьи 5 Конвенции не препятствуют применению следующих положений законодательства Российской Федерации: а) санкционированного абзацем вторым пункта 6 раздела 2 Конституции Российской Федерации 1993 года временного применения установленного частью 1 статьи 11, частью 1 статьи 89, статьями 90, 92, 96, 96; 962, 97, б) основанных на пункте 2 статьи 26 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" от 22 января 1993 года статей 51 -53 и 62 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 года, устанавливающих арест с содержанием на гауптвахте в качестве меры дисциплинарного взыскания, налагаемой во внесудебном порядке на военнослужащих - солдат, матросов, сержантов, старшин, прапорщиков и мичманов. В переводе на доступный восприятию простого смертного язык это означает, что, хотя согласно Конвенции никого нельзя бросить за тюремную решетку без надлежащего судебного контроля, российской власти очень не хочется лишиться такого привычного и удобного для нее способа общения со своими подданными. Стремясь сгладить возможное негативное впечатление, которое может произвести на новых друзей-европейцев эта оговорка, российский законодатель торопливо добавляет, что "срок действия этой оговорки ограничен периодом, который потребуется для внесения в законодательство Российской Федерации изменений, полостью устраняющих несоответствия указанных выше положений положениям Конвенции". Вероятно, это будет долгий период. Но европейские государства проявляют достаточную снисходительность к России. Как это ни забавно, уже при ратификации Конвенции Россия допустила ее нарушение. И европейцы это проглотили. Речь идет как раз о сделанной Россией оговорке. Дело в том, что статья 64 Конвенции гласит: "1. Любое государство при подписании настоящей Конвенции или при сдаче на хранение ратификационной грамоты может сделать оговорку к любому конкретному положению Конвенции о том, что тот или иной закон, действующий в это время на его территории, не соответствует этому положению. Настоящая статья не предусматривает оговорок общего характера. 2. Любая оговорка, сделанная в соответствии с положениями настоящей статьи, должна содержать краткое изложение соответствующего закона" Как видим, обязательное требование к оговорке состоит в кратком изложении в ней норм того закона, который не соответствует Конвенции. В целом же Конвенция - это, безусловно, величайшее достижение в области международной защиты прав и свобод человека. Ее ратификация позволяет россиянину наконец реализовать гарантированное статьей 46 Конституции России, но с момента ее принятия более трех лет остававшееся необеспеченным право в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Какие права и свободы защищает совет Европы? Прежде всего обратим внимание на следующее важное обстоятельство. Права человека нарушались в России всегда. Но в Законе о ратификации Конвенции Россия признает компетенцию Суда в отношении лишь тех жалоб, где утверждается о случаях, когда предполагаемое нарушение прав или свобод имело место после вступления Конвенции в действие в отношении Российской Федерации. Закон о ратификации вступил в силу 17 апреля 1998 года, и после сдачи ратификационной грамоты на хранение Конвенция вступила в силу для России. Поэтому первое условие успеха жалобы - обжалуемое правонарушение должно произойти после этой даты. Такое же правило Россия предусмотрела в отношении юрисдикции Суда по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Но это ограничение, в отличие от предыдущего, для отдельного гражданина существенного значения не имеет[7]. Перейдем к защищаемым Конвенцией правам и свободам. Часто этим правам и свободам корреспондирует обязанность участников Конвенции соблюдать установленные в ней запреты. В их числе право на жизнь и запрещение пыток, право на свободу и безопасность, запрещение рабства и принудительного труда, право на справедливое судебное разбирательство и применение наказания исключительно на основании закона, право на уважение частной и семейной жизни, свобода мысли, совести и религии, свобода выражения мнения, свобода собраний и ассоциаций, право на вступление в брак, право на эффективные средства правовой защиты и запрещение дискриминации, запрещение злоупотреблений правами, право на беспрепятственное пользование имуществом, право на образование, право на свободные выборы, запрещение лишения свободы за долги, свобода передвижения и запрещение высылки, право на апелляцию по уголовным делам, право на компенсацию в случае судебной ошибки, право не привлекаться к суду или повторному наказанию, равноправие супругов. Многие из этих прав упомянуты в Конституции, Гражданском, Гражданском процессуальном, Уголовном и Уголовно- процессуальном кодексах Российской Федерации. Как видим, перечень установленных в Конвенции прав и запретов на их нарушения достаточно широк. Для защиты названных прав и свободы необходимо представлять, какое содержание вкладывает них Конвенция. Уяснить это позволяет как сам текст Конвенции и Протоколов к ней, так и анализ решений Суда по конкретным делам. Проведем небольшой обзор этих прав и свобод. Заметим, что приведенная ниже классификация прав и свобод достаточно условна. Так, например, запрещение пыток направлено на охрану не только здоровья, но и достоинства личности, а запрещение рабства имеет целью охрану как независимости, так и личной свободы человека. Тем не менее эта классификация способствует лучшему восприятию положений Конвенции. Жизнь и здоровье. Статья 2 Конвенции предусматривает, что право каждого лица на жизнь должно охраняться законом. Первоначально Конвенция предусматривала а качестве единственного законного основания для намеренного лишения жизни смертный приговор, вынесенный судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание. В связи с принятием Протокола № 6 это основание отпадает, так как в статье 1 этого Протокола провозглашается отмена смертной казни и устанавливается, что никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен. Между тем по-прежнему сохраняет силу предусмотренный в пункте 2 статьи 1 Конвенции перечень случаев, когда лишение жизни не рассматривается как нарушение права на жизнь в смысле статьи 1 Конвенции. Так, лишение жизни признается правомерным, если оно является результатом применения силы, не более чем абсолютно необходимой: - для защиты любого лица от противоправного насилия; - для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях; - в случае действий, предусмотренных законом, для подавления бунта или мятежа. Статья 3 Конвенции, охраняя здоровье и достоинство человека, запрещает применение в отношении него пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. Под унижающим достоинство обращением и наказанием понимается, в числе прочего, ненадлежащие условия содержания под стражей, психическое и физическое воздействие на подозреваемого, обвиняемого или осужденного, неоказание ему медицинской помощи и т.п. В современных российских реалиях условия содержания в следственных изоляторах и тюрьмах таковы, что можно ожидать целой волны жалоб от лиц, содержащихся под стражей (разумеется, если российская судебная система окажется неспособна эффективно защитить их права). Достоинство, независимость и равноправие. Пункт 1 статьи 4 Конвенции запрещает содержание человека в рабстве или подневольном состоянии. Эти формы угнетения человека предполагают всеобъемлющую зависимость человека от другого лица. При этом человек оказывается в роли объекта либо права собственности (рабство), либо иного права, обеспечивающего подневольное состояние. Пункт 2 той же статьи запрещает привлечение человека к принудительному или обязательному труду. Такой труд не включает в себя: любую работу, которую обычно должно выполнять лицо, находящееся в заключении согласно статье 5 Конвенции или условно освобожденное от такого заключения, - любую военную службу в странах, где е качестве законного признается отказа от военной службы на основании вероисповедания; службу, назначенную вместо обязательной военной службы (альтернативную гражданскую службу); - любую службу, обязательную в случае чрезвычайного положения или бедствия, угрожающих жизни или благополучию населения; любую работу или службу, которые входят в обычные гражданские обязанности. Суд, устанавливая содержание понятий принудительного или обязательного труда, исходит из определения, содержащегося в статье 2 Конвенции Международной организации труда № 29 «О принудительном или обязательном труде». 8 этой норме под принудительным или обязательным трудом понимается всякая работа или служба, для выполнения которой лицо не предложило своих услуг добровольно, но тем не менее принуждается к ее выполнению под страхом применения какого-либо наказания. Особый интерес для российских граждан в связи с существующей ситуацией в законодательстве может представить вопрос об альтернативной службе. Право на замену обязательной военной службы альтернативной гражданской гарантировано статьей 59 Конституции России, но на практике граждане испытывают сложности при его реализации. Новый Федеральный закон о воинской обязанности и военной службе вступил в силу 2 апреля 1998 года. В нем также предусмотрено право граждан на замену воинской службы альтернативной в соответствии с Конституцией и федеральным законом, который пока не принят. Поэтому не исключены коллизии, которые могут являться нарушением статьи 4 Конвенции. В соответствии со статьей 8 Конвенции каждый имеет право на уважение его частной и семейной жизни, его жилища и корреспонденции. Вмешательство государственных органов в осуществление этого права не допускается, за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Исходя из анализа решений Суда, для квалификации союза людей в качестве семьи существенно осознание ими себя в качестве семьи, совместное проживание и ведение общего хозяйства. Юридическое оформление семейных связей не имеет решающего значения для целей применения статьи 8 Конвенции. Одно из личных неимущественных прав человека - это право на вступление в брак и создание семьи. Поэтому статья 12 Конвенции предусматривает право мужчин и женщин, достигших брачного возраста, вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством. В России порядок и условия вступления в брак регулируются Семейным кодексом РФ. Важнейшее значение имеет статья 14 Конвенции, направленная на недопущение дискриминации. Запрещается установление каких-либо предпочтений или ограничений при обеспечении возможности осуществления человеком предусмотренными в Конвенции прав и свобод по признакам пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или иным признакам. Статья 5 Протокола №7 направлена на обеспечение равноправия супругов в отношениях между собой и в отношениях со своими детьми, в том, что касается вступления в брак, во время состояния в браке и при его расторжении. В Семейном кодексе РФ также есть нормы, устанавливающие равенство прав родителей. Однако анализ российской судебной практики показывает, что зачастую суды по-прежнему необоснованно оказывают предпочтение матерям при разрешении споров о передаче детей на воспитание. Сохранение таких традиций в судебной практике может создать основания для обращения в Европейский суд. Развитие и свобода самовыражения. На обеспечение свободы мысли, совести и религии направлена статья 9 Конвенции. Это право включает свободу менять свою религию или убеждения, исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и совместно с другими лицами, публичным или частным порядком, а богослужении, учении и отправлении религиозных и ритуальных обрядов. Ограничениям может быть подвергнута лишь свобода исповедовать свою религию или свои убеждения. Такие ограничения устанавливаются только законом и лишь в той мере, в какой это необходимо в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свободы других лиц. Со свободой мысли тесно связана и свобода выражения мнения. Согласно статье 10 Конвенции каждый имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ. Однако введение государством лицензирования радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий не рассматривается как ограничение свободы выражения мнения. В статье 10 Конвенции констатируется, что осуществление этих свобод налагает обязанности и ответственность. Поэтому оно может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или штрафными санкциями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, защиты здоровья, нравственности, репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. Каким ограничениям подвержена свобода распространения мнений и убеждений с точки зрения российского законодательства? Некоторые ограничения установлены в пункте 2 статьи 29 Конституции России, где запрещается распространение убеждений, возбуждающих чувства социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти, вражды или превосходства. Означает ли это, что за указанными пределами свобода выражения мнений и убеждений, в том числе и в средствах массовой информации ничем не ограничена? Врядли. Общий принцип ограничения в осуществлении прав и свобод установлен в пункте 3 статьи 17 Конституции: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Поэтому абсолютны лишь установленные Конституцией запреты - например, запретна принуждение гражданина к выражению своих мнений или отказу от них, а дозволения ограничены пределами, установленными в пункте 3 статьи 17 Конституции, обеспечивающей необходимый баланс между интересами личности и общества. Поэтому, в частности, пределы свободе выражения мнения ставит пункт 1 статьи 21 Конституции: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления». Любое выраженное мнение имеет определенную форму и содержание. Содержанием служит умозаключение лица, и его выражение вовне не подвержено никаким ограничениям, кроме установленных в пункте 2 статьи 29 Конституции. Иначе обстоит дело с формой выражения мнения. Во-первых, она не должна унижать честь и достоинство личности. Во-вторых, поскольку цель выражения мнения состоит в восприятии его третьими лицами, форма его выражения должна исключать возможность заблуждения здравомыслящих третьих лиц по поводу того, является ли сообщение выражением субъективного мнения или утверждением о факте. Если эти требования не выполняются, выразитель мнения должен нести связанные с их невыполнением возможные отрицательные последствия. Своеобразно преломляется свобода совести и религии в контексте статьи 2 Протокола от 20 марта 1952 года к Конвенции, где предусмотрено право каждого на образование. Эта статья не только запрещает отказ человеку в осуществлении права на образование, но и предусматривает обязанность государства уважать право родителей обеспечивать образование и обучение своих детей в соответствии со своими собственными религиозными и философскими убеждениями. Политические свободы. Статья 11 Конвенции предусматривает право каждого на свободу мирных собраний и свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в них для защиты своих интересов. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, защиты здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Допускается установление в законе ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции и государственного управления. На обеспечение свободного волеизъявления народа направлена статья 3 Протокола от 20 марта 1952 года, где предусмотрена обязанность участников Конвенции проводить свободные выборы с разумной периодичностью путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечат свободное волеизъявление народа в выборе законодательной власти[8].

Глава 2. Процесс в Европейском Суде.

Европейская конвенция о защите прав и свобод граждан предусматривает два типа процедур контроля, за исполнением ее положений: рассмотрение докладов и рассмотрение индивидуальных сообщений. Рассмотрение индивидуальных сообщений проходит два основных этапа: • определение приемлемости или неприемлемости жалобы, причем этот вопрос может возникнуть на любой стадии изучения спора; • решение вопроса по существу. Основными контрольными органами, созданными Европейской конвенцией, являются Европейская Комиссия по правам человека и Европейский Суд по правам человека. В системе контроля европейской конвенции функции Комиссии предполагают, что она выступает как бы фильтром на пути индивидуальных сообщений в Европейский Суд. Индивидуальное сообщение может быть подано в Комиссию лично или же адвокатом по поручению. Сообщение должно содержать имя петиционера, указание ответственного за нарушение правительства, объект претензии и, по возможности указание на те положения Конвенции, которые, как предполагается, были нарушены и на которые опирается петиционер. Важно знать условия приемлемости рассмотрения индивидуальных жалоб в Европейском Суде, так как при несоблюдении хотя бы одного из них жалобы не подлежат рассмотрению и соответственно не подлежат международной защите. Индивидуальное сообщение признается приемлемым при соблюдении следующих условий: 1. Государство, на которое подана жалоба, должно быть участником Европейской Конвенции и соответствующих протоколов; 2. Любое дело принимается к рассмотрению только тогда, когда исчерпаны все национальные средства и в течение шести месяцев после даты принятия последнего решения на национальном уровне; 3. Не принимаются анонимные жалобы, или жалобы, которые уже рассматривались Комиссией по правам человека и не содержат новых обстоятельств дела; 4. Индивидуальное сообщение будет признано неприемлемым, если Комиссия признает ее несовместимой с положениями Конвенции, явно необоснованной (ст. 27). Комиссия по правам человека не однократно подчеркивала, что ее авторитет и эффективность может пострадать, если она будет тратить время на «ничтожные» жалобы, отвлекающие ее от действительно серьезных дел. Наглядной иллюстрацией этой позиции является признание петиции неприемлемой, если в ней, например, заявитель пытался доказать, что наложенный на него штраф за нарушение правил дорожного движения оскорбляет его человеческое достоинство и должен расценивать как прямое нарушение ст. 3 Европейской Конвенции[9]. Что касается исчерпанности национальных средств защиты, то это наиболее сложный вопрос толкования, когда решения принимаются с учетом особенностей конкретной правовой системы. В литературе начинают вырисовываться некоторые рекомендации в этой области применительно к России. Полагаем, что со временем сформируется соответствующая практика Европейского Суда с учетом российских особенностей судебной системы. Поэтому сейчас важно отметить лишь принципиальные подходы к проблеме, а именно: • При рассмотрении вопроса о том, исчерпал ли заявитель все внутренние средства защиты, Комиссия констатировала, что заявитель не обязан ссылаться в судебных органах своей страны на Европейскую Конвенцию о защите прав человека, если он сослался на национальные законодательные положения аналогичного содержания (Карло против Франции (1991 г.). Однако заявитель должен ссылаться на Конвенцию в том случае, если она является единственным юридическим основанием в данном случае (Девеер против Бельгии (1980 г.). • В решении от 11 мая 198 1 г. о приемлемости петиций №92 14-80, 9473-81. 9474-81 Комиссия прямо ссылается на свою собственную устоявшуюся практику, в соответствии с которой от частного лица не требуется прибегать к не эффективным средствам правовой защиты не дающих не каких шансов на успех. будучи государством-ответчиком, утверждала, что истец (Оцтюре) не исчерпал все внутренние средства защиты, так как не стал обращаться в федеральный Конституционный суд. Однако доводы ответчика были отвергнуты в связи с тем, что на тот момент когда заявитель юридически имел возможность обратиться в Конституционный суд, практика его была достаточно определена по данному вопросу и не оставляла потерпевшем; шансов на успех. С другой стороны, комиссия в своем решении № 712-60 признала следующее: «Если вопрос о том в состоянии ли конкретное средство правовой защиты по своей природу дать реальный шанс на успех, вызывает сомнения, этот вопрос должен Сыть передан на рассмотрение самих внутренних судебных органов» (С Р.т. 8, с.3 8). Для России особенно важна практика Комиссии, когда признается, что заявителю нет необходимости терять время в национальных судебных инстанциях, когда есть разъяснения верховных судебных органов начисто лишающих его шансы на выигрыш дела, или когда неблагоприятная для него позиция судов заведомо известна, так как другие физические и юридические лица, оказывавшиеся точно в таком же положении, неизменно получали отказ (решение Комиссии от 4 марта 1980 г. относительно приемлемости петиции № 8387 - 78-Р Д. т. 9 с. 23 3) или когда разбирательство дела затягивают сверх всякой меры (решение Комиссии от 2 8 сентября 19 76 г. относительно приемлемости петиции № 7 1 6 1 - 7 5 - Р Д, т. 7 , с . 100 и другие). Таким образом, обязанность обратиться в национальные органы по защите своих прав отсутствует у лица в случае их нецелесообразности. Заявитель освобождается от необходимости исчерпания всех национальных средств защиты, если не предоставляется возможность установить лицо, непосредственно виновное в нарушении прав человека или когда заявителю мешают обратиться в компетентные органы (находится в психиатрической лечебнице и т.д.)- Итак, доступность средств национальной защиты является другим важным принципом при определении исчерпанности средств защиты. Обращение в компетентные судебные инстанции в порядке прокурорского надзора и т.п. также не признаются доступными средствами национальной защиты. Так. в решении относительно приемлемости петиции № 115 9-61 Комиссия отказалась учесть ходатайство заявителя перед генеральным прокурором Австрии с просьбой в интересах правосудия передать проигранное им дело в кассационный суд [10]. Полагаем, что лицо, получившее решение первой инстанции, которое, по его мнению, нарушает то или иное право, содержащееся в Европейской Конвенции, может направить петицию в Европейскую комиссию. Важно лишь при рассмотрении дела в суде первой инстанции указать на те права, которые оно считает нарушенными в соответствии с Конвенцией. Такая рекомендация обусловлена тем, что пока достаточно сложно оно делить начало течения шестимесячного срока после вынесения окончательного решения, особенно когда спорный вопрос носит комплексный характер и различные его аспекты разбираются одновременно в разных инстанциях. До тех пор, пока не сформируется стабильная практика Комиссии относительно России, целесообразно отправлять петицию как можно раньше (ее отклонение по формальным основаниям не помешает заявителю подать ее еще раз) [11]. Следует подчеркнуть, что международно-правовой механизм защиты прав человека, в том числе предусмотренный Европейской конвенцией, — достаточно сложная система признанная быть устойчивой и постоянно демонстрирующей свои функции и правовое предназначение. В связи с этим подавляющее большинство обращений в Комиссию (как и в Комитет по правам человека ООН) признаются неприемлемыми из-за несоответствия предъявляемым критериям приемлемости (ст. ст. 25,26,27,29 Европейской Конвенции). Что касается Европейского Суда, то до него по различным причинам, в том числе по причине разрешения вопроса во внесудебном порядке в соответствии с Конвенцией, доходят, в общем-то, немногие обращения. Один из членов Комиссии, выступающий в качестве докладчика, составляет доклад о приемлемости сообщения. Он может затребовать информацию от петиционера заинтересованного правительства и сообщать информацию, поступившую от правительства, петиционеру ответных замечаний. Окончательно приемлемость сообщения устанавливается на пленарном заседании Комиссии. В соответствии со ст. 29 Конвенции, Комиссия может принимать решение о приемлемости сообщения в любой стадии его рассмотрения по существу. Комиссия считает, что сообщение приемлемо, она устанавливает факты, относящиеся к делу, и пытается достичь дружественного урегулирования спорного вопроса. В случае неудачи Комиссия составляет доклад, содержащий как изложение фактов, так и ее мнение относительно того, указывают ли эти факты на нарушение соответствующим правительством положений Конвенции. Доклад передается Комитету министров Совета Европы, после чего в течение трех месяцев спор может быть передан в Европейской Суд. Есть некоторые различия в процедурах рассмотрения жалоб для тех, кто присоединился лишь к протоколам № 1-8, и для тех, кто признал протокол № 9. В соответствии с процедурой, предусмотренной протоколами № 1-8. передавать дело в Суд могут только Комиссия по правам человека и государства-участники Конвенции. В соответствии же с Протоколом № 9 к Конвенции от 6 ноября 1990 г. правом передавать дело в Суд обладают Комиссия, государство, гражданин которого предположительно является жертвой; государство, которое передало дело на рассмотрении Комиссии; государство, против которого подана жалоба, лица, неправительственные организации или группа лиц, подавшие жалобу. Если этого не происходит, Комитет министров, в соответствии со ст. 32 Конвенции, решает, имело ли место нарушение Конвенции. Европейский Суд по правам человека состоит из судей, выступающих в личном качестве, число которых определяется по числу членов Совета Европы. На первой стадии рассмотрения спора стороны представляют секретарю различные письма и иные документы к публичным слушаньям. Заинтересованные государства являются сторонами в деле. В слушаниях принимает участие и Европейская комиссия по правам человека, направляя одного или более своих членов в Суд в качестве делегатов. Однако Комиссия не является стороной в споре, она оказывает Суду содействие в плане защиты «публичных интересов». В Уставе Суда записано, что индивид может заявить, о своем желании участвовать в слушании. Его интересы в Суде может представлять адвокат, который, как правило, уже принимал участие в данном деле. Суд выносит решение большинством голосов. Решение Суда окончательное и носит обязательный характер для заинтересованного государства. Если суд устанавливает нарушение Конвенции, то может обеспечить справедливую компенсацию потерпевшему. Статья 6 Европейской Конвенции предусматривает право на справедливое судебное разбирательство. Суд и Комиссия уделили пристальное внимание правильному толкованию этой статьи. По делу Делькур против Бельгии (1970г.) Суд специально определил: «По смыслу Конвенции право на справедливое отправление правосудия занимает столь важное место в демократическом обществе, что ограничительное толкование пункта 1 статьи 6 не соответствовало бы цели и смыслу данного положения». Значительное внимание в работе Суда и Комиссии уделяется улучшению правовых процедур. Так, рассматривая вопрос о праве на судебное разбирательство в течение разумного срока, если лицо находится под стражей (п. 3 ст. 5 Конвенции), Суд по делу Вемхофф против ФРГ (1968 г.) указал, что дело обвиняемого, находящегося под арестом должно пользоваться авторитетом по сравнению с делами обвиняемых, находящихся на свободе [12]. Статья 52 Европейской Конвенции предусматривает, что решение является окончательным. В ст. 53 закрепляется, что Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются выполнять решение Суда по любому делу, в котором они являются сторонами. В свою очередь, ст. 54 предусматривает, что решение Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его выполнением. До последнего времени не было оснований констатировать, что государства не выполняли решений. Суда. При этом необходимо учитывать, что некоторые из наиболее серьезных санкций предусмотрены не самой Конвенцией, а содержатся в Уставе Совета Европы. Статья 3, например, предусматривает, что уважение прав человека является основополагающим принципом участия в Совете Европы. Статья же 8 Устава Совета Европы уполномочивает Комитет министров приостанавливать членство и даже исключать из состава участников Совета Европы любое государство-участника, которое допускает серьезные нарушения прав человека. Механизм рассмотрения жалоб в соответствии с Европейской Конвенцией постоянно совершенствуется и, в общем-то, неоднороден применительно к различным государствам-участникам с учетом их присоединении к тем или иным конвенционным процедурам. Следует заметить, что Протоколом № 11 к Конвенции, который был открыт для подписания 11 мая 1994 г., предусматривается создание единого постоянного Суда, призванного заменить существующий контрольный механизм Конвенции. Согласно протоколу единственным органом европейского правосудия становится Суд, который действует на постоянной основе. Новая система защиты прав человека с Единым Европейским Судом начала функционировать с 1 ноября 1998 года. Эта система рационализировать действующий правозащитный механизм, сократить процессуальные сроки и повысить уровень защиты прав человека. Другим важным изменением является то, что новая судебная система обязывает государства признавать юрисдикцию единого Суда без истечения сроков давности. Число судей в новом составе Суда будет равно числу государств-участников Конвенции. Члены Суда будут избираться парламентской Ассамблеей Совета Европы из числа трех кандидатов, представленных каждым государством на срок шесть лет. По достижении 70 лет Судья должен уйти в отставку. Новый единый Суд будет рассматривать индивидуальные петиции и петиции со стороны государств. Его заседания будет проводить, как правило, палата из 7 судей, но комитет из 3 судей может единогласно принять решение о том, что дело не подлежит рассмотрению. Если петиция признана неприемлемой, то такое решение не подлежит обжалованию. Если комитет не смог принять решение единогласно, то вопрос о приемлемости жалобы решается Палатой, которая рассматривает спор по существу. С другой стороны, созданная палата в некоторых случаях может передавать дело на рассмотрение большой палаты из 17 судей. Большая палата рассматривает дела в тех случаях, когда поднимаются серьезные вопросы толкования Конвенции или протоколов к ней, либо имеется вероятность того, что ответ на стоящий перед палатой вопрос противоречит ранее вынесенному Судом решению. Решение о передаче дел в Большую палату может быть принято на любом этапе рассмотрения спора до вынесения решения по существу и при условии, если не одна из сторон в споре не возражают против этого. Председатель Суда, председатели палат и Судья, представляют, заинтересованное государство, имеют право участвовать в заседании Большой палаты, что бы обеспечить преемственность в прецедентной практике Суда. Они также могут участвовать в повторном рассмотрении наиболее важных судебных дел. Решение о том, подлежит ли чело рассмотрению большой палатой, будет приниматься коллегией из 5 судей. Постановление, вынесенное палатой, имеет окончательный характер, если одна из сторон в течение трех месяцев со дня оглашения постановления не обратиться с просьбой о передаче дела на рассмотрение большой палаты. Государство, в отношении которого вынесено решение, должно подчинятся окончательному постановлению, за выполнением которого следит комитет министров.

Заключение.

Международные процедуры важны в качестве гарантий и дополнительных стимулов в деле совершенствования аналогичных внутригосударственных структур. Необходимо разработать ряд мер, направленных на реализацию конституционного права граждан на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, гак как это далеко не автоматический процесс координационным центром в нем мог бы стать Верховный Суд России. Во-первых, целесообразно признать не только Европейскую Конвенцию, но и решения Европейского Суда источником российского права. Пленум Верховного Суда мог бы стать той нормативной базой, которая позволила бы судам всех уровней в своих решениях ссылаться на Страсбурге кое прецедентное право. Его использование в практике российских судов позволило бы обезопасить государство от лавины решений Европейского Суда, принятых не в пользу российского правительства. Во-вторых, необходимо систематически обучать судей применять прецеденты Европейского Суда, так как порой для них затруднен доступ не только к страсбургскому праву, но и к международным документам, ратифицированным РФ. Распоряжением Президента Российской Федерации от 13 февраля 1996 г: «О первоочередных мероприятиях, Связанных с вступлением Российской Федерации в Совет Европы» было предусмотрено положительное решение о подписании по вступлении в силу федеральных законов о присоединении к международным договорам, касающимся участия в Совете Европы, Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и протоколов к ней. Ратификация этой Конвенции подымет защиту прав и свобод человека на качественно новый уровень в нашей стране.

Список использованных нормативных актов и литературы.

1. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Сборник международных документов «Права человека». М., 1990. 2. Конституция РФ. М., 1994. 3. Жеребцов А. И. «Международное Гуманитарное право». Курс лекций. Краснодар., 1998. 4. Колосов 11. М. Конституционное право граждан на обращение в международные организации по защите прав и свобод человека // Право и экономика. М., 1997. .V.-7-8. 5. Обращение в международно-правовые органы, как средство защиты прав и свобод человека. Манов Б., Манов А., Москаленко К. // Законность. М, 1996. №6. 6. Энтин М. Л. Международные гарантии прав человека. М., 1992. 7. Эрделевский А. Жалуемся в Европейский Суд: Юридическая консультация // Человек и закон. – 1999. - №8.
[1] Жеребцов Л. П. «Международное Гуманитарное право». Куре лекций. Краснодар.. 1998. С. 42-43. [2] Конституция РФ. М., 1994 [3] Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод., Сборник международных документов «Прав человека». М., 1990. С. 85-117. [4] Дело Ригейзен. Решение Европейского Суда по правам человека от 21 февраля 1971.. серия А. п. 13. [5] Европейская Конвенция о защите основных прав и свобод. Сборник международных документов «права человека». VI.. 1990.С. 89. [6] Энтим М. Л. Международные гарантии прав человека. М.. 1992. С. 37-40. [7] Эрделевский А. Жалуемся в Европейский Суд: Юридическая консультация // Человек и закон. – 1999. - №8. С. 56-57. [8] Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Сборник международных документов «Права человека». М., 1990. [9] Сборник решений Европейской Комиссии по правам человека. Т. 27.С. I 17. [10] Сборник решений Европейской комиссии по правам человека. Т. 8.С. 128. [11] Энтин М. Л. Междунаро шые гарантии прав человека. М.. 1992. С. 21-32 [12] Обращение в международно-правовые органы, как средство защиты прав и свобод человека. Манов Б., Манов Л. Москаленко К. Законность. М..1996. №6. С. 12-18.