Каталог :: Международное публичное право

Курсовая: Кыргызстан-Китай

                                  План:                                  
     Введение 
     Глава 1.  Кыргызстан в структуре внешней политики Китая.
     Глава 2. Китай во внешней политике Кыргызстана
     Глава 3. Кыргызстан-Китай: пути сотрудничества.
     Глава 4. Посол о Китае, о Кыргызстане и о себе
     Заключение
     Список использованных источников
Введение 
Китай – один из приоритетных партнеров Кыргызстана на международной арене.
Качественно новый этап в кыргызско - китайских отношениях восходит ко времени
провозглашения государственной независимости в 1991 году. Китайская Народная
Республика одной из первых нашу независимость (27 декабря 1991 г.) и
установила с ними дипломатические отношения (5 января 1992 г.). Кыргызстан и
Китай — соседи, и это определяет сердцевину их отношений. Более выпукло, чем
раньше, предстали истори­ческая роль этой страны, влияние плеяды китайских
мыслителей, ученых, философов и поэтов на формирование человеческой
циви­лизации и, конечно, величие фигур Мао Цзедуна и Дэн Сяопина, оказавших
огромное влияние на историю XX века.
Основываясь на анализе многовековой истории кыргызско-китайских отношений и
особенно развития этих отношений в де­сятилетие после провозглашения
независимости Кыргызстана, я все больше убеждаюсь в том, что на наших южных
рубежах мы имеем надежного соседа, дружбу с которым мы должны хранить как
зеницу ока и активно развивать во имя наших национальных интересов.
Проблемы пограничного урегулирования, делимитации и де­маркации
межгосударственных границ являются традиционны­ми в международной практике.
Такие проблемы неизбежно всплывают при возникновении новых государств.
Разумеется, при распаде Советского Союза и рождении на постсоветском
пространстве пятнадцати новых государств проблемы погранич­ного размежевания
вышли на одно из первых мест в их диплома­тической деятельности.
Общая протяженность государственной границы Кыргызстана составляет около 4767
км, а с КНР — 1072 км. Основой делимита­ции границы между Кыргызстаном и КНР
служили основные рос­сийско-китайские документы по разграничению пределов
между Российской и Китайской империями на среднеазиатском участке,
заключенные более ста лет назад.
Кыргызстану достались в наследство участки приграничных с Китаем территорий,
по которым не было достигнуто согласие об их принадлежности ни во времена
Российской империи, ни во времена существования Советского Союза.
     Глава 1.  Кыргызстан в структуре внешней политики Китая
XIV съезд Компартии Китая констатировал, что "добрососедские и дружественные
связи Китая с сопредельными государствами на­ходятся в самом благоприятном
времени с момента образования Китайской Народной Республики". Наличие
дружественных, добро­соседских отношении с соседями является приоритетным
направ­лением внешней политики КНР.
На XV съезде КПК в свой актив записала заметное повышение международного
статуса КНР за последнее десятилетие. В оценках ситуации в мире и отношений
Китая с зарубежными странами про­явилась преемственность его внешней политики
и неизменность принципиальных подходов к вопросам международной жизни.
Акцентирование нарастающей тенденции многополярности и раз­нообразия
современного мира сочетается в анализе съезда с при­зывами борьбы против
гегемонизма и силовой политики, за созда­ние нового международного порядка.
Среди приоритетов Китая -добрососедство с сопредельными государствами,
солидарность и сотрудничество с "третьим миром", дальнейшее улучшение
отноше­ний с развитыми странами.
Сопредельные страны, в соответствии с традиционными пред­ставлениями
китайцев, не обязательно должны были входить в сфе­ру влияния Китая, однако,
хотя бы формально, обязаны были от-фиксировать свою лояльность к
существовавшему в Китае режиму, не предпринимать в одиночку либо вкупе с кем-
либо нечто враждеб­ное против Китая. Во II половине XVIII это
дефиницировалось как "необходимость иметь губы (сопредельные страны и
народы), что­бы прикрыть зубы (граница Китая)". Важнейшей задачей
внешнепо­литической деятельности Китая на современном этапе является поиск,
использование, а порой и инициирование рациональных, де-идеологизированных
форм и направлений во взаимоотношениях с другими государствами, в том числе и
Кыргызстаном.
Место Кыргызстана в структуре геополитической и региональной стратегии Китая,
во многом, зависит от ряда важных факторов и ус­ловий. Прежде всего на него
влияют три статусные позиции Кыр­гызстана: 1) Кыргызстан как политический
партнер; 2) как экономи­ческий партнер; 3) как военный партнер.
Основополагающим, конеч­но, является статус экономического партнера. С этой
точки зрения в ближайшей перспективе Кыргызстан как непосредственный
производитель товаров, технологий, услуг и т. д., вряд ли может представить
интерес для Китая, но, как небольшая транзитная инфраструк­тура — несомненно.
В этой связи следует подчеркнуть, что эконо­мика Китая с точки зрения
интеграции в мирохозяйственные связи в большей степени ориентирована на Запад
на АТР. В настоящее время военное партнерство, контакты по линии
соответствующих министерств, в значительной степени, осуществляются как через
участие Кыргызстана и Китая в деятельности "Шанхайской органи­зации
сотрудничества" так и на очень хорошем двустороннем уров­не. В международной
сетке взаимоотношений Кыргызстан может стать весьма важным партнером Китая в
области обеспечения ре­гиональной безопасности. Созданный шестью странами в
2001 г. в Шанхае механизм конкретного взаимодействия в.областях,
пред­ставляющих взаимный интерес, благоприятствует полному выяв­лению
потенциала многостороннего сотрудничества. По многим важнейшим позициям
мнения двух стран не только близки, но и практически идентичны (вопросы
сепаратизма, религиозного экст­ремизма, терроризма и организованной
преступности и т. д.). При этом китайцы, естественно, учитывают достаточно
высокий авто­ритет Кыргызстана в регионе, поддерживаемый многими ведущи­ми
странами мира. Подытоживая вышеизложенное, взаимоотно­шения Китая с
Кыргызстаном будут не только в высокой степени политизированы, но и
ориентированы на экономическое сотрудни­чество. Однако, политическое
партнерство будет определять всю систему взаимоотношений с Кыргызстаном.
Необходимо сказать о факторах, которые могут способствовать, либо тормозить
весь комплекс сотрудничества Китая с Кыргызстаном:
1.  пограничное урегулирование. С подписанием дополнительно­го соглашения о
кыргызско-китайской государственной границе и кыр­гызско-казахско-китайского
соглашения о стыке государственных границ в ходе Бишкекского Саммита были
окончательно урегулиро­ваны пограничные вопросы;
2. отсутствие серьезных инвестиционных, торгово-экономических емкостей в
Кыргызстане;
3. деятельность уйгурских сепаратистов;
4. религиозный экстремизм, терроризм и организованная преступ­ность;
5.  совпадение экономических платформ — прорыв из бедности путем
экономических реформ с использованием и внедрением ры­ночных механизмов;
6.  поддержка Кыргызстаном позиции КНР по тайваньскому, ти­бетскому вопросам,
а также по ряду позиций по проблеме прав че­ловека и поддержка КНР усилий
Кыргызстана по укреплению суве­ренитета и территориальной целостности и т. д.
7. отсутствие взаимной потенциальной военной угрозы.
     Глава 2. Китай во внешней политике Кыргызстана
Внешнеполитическая стратегия Кыргызстана зиждется на внут­риполитических
приоритетах страны, таких как демократия, рыноч­ная экономика и безопасность.
Внешняя политика, являясь в общем-то, продолжением внутренней, определяется
как обслуживающий инструмент. Важнейшей задачей внешнеполитической работы
есть и будет создание благоприятных внешних условий для внутреннего развития.
Тем не менее, с полной ответственностью осознается и обратное влияние внешней
политики на внутреннюю, при этом рост и значение этого явления обратно
пропорционально размерам, эко­номическому положению, уровню развития
государства (означаем ли мы столько для мира, сколько он для нас).
В геополитическом измерении приоритеты Кыргызстана можно расчленить на три
большие группы, при этом первостепенная зна­чимость той или иной группы
зависит от конкретной ситуации и кон­кретных задач, которые ставятся
руководством. Первая: страны СНГ (надо иметь в виду, что говоря об СНГ
зачастую приходится иметь ввиду прежде всего Россию и страны
Центральноазиатского регио­на), с которыми Кыргызстан, в силу известных
причин, сохраняет и будет сохранять самые тесные контакты по всем
направлениям и во всем объеме. Вторая: страны, являющиеся непосредственными
со­седями Кыргызстана, от уровня и качества взаимоотношений с кото­рыми
зависит многое в судьбе кыргызского государства. Третья: стра­ны, независимо
от геограсрического расположения, но имеющие со­впадающие или близкие
приоритеты как во внутренней, так и во внеш­ней политике.
В функциональном отношении во внешнеполитической страте­гии Кыргызстана
приоритет отдается двум важнейшим аспектам — безопасности и торгово-
экономическому сотрудничеству. Очевидно, что важное значение придается
деиделогизации внешних связей Кыргызстана с любым государством мира.
С точки зрения глобалистики настоящее и будущее Кыргызстана е только как
независимого государства, но и монолитной этнополитической, этноэкономической
и этнокультурной единицы и, соответственно, сохранения и развития ареала
обитания, во-многом и преж­де всего зависит от двух гигантов: России и Китая
и, в определенной степени, от их взаимоотношений друг с другом. Образно
говоря, Россия и Китай рассматриваются как два огромных крыла, которы­ми надо
научиться управлять. При этом конструкции сотрудниче­ства с Россией и Китаем
нельзя рассматривать как заданность, как статичную, неподвижную модель.
Многие другие политические и экономические компоненты и факторы, в
зависимости от общего развития ситуации и конкрет­ной обстановки, играют и
будут играть значительную роль в жиз­ни Кыргызстана. И все же, рассуждая о
России и Китае, внешне­политическая концепция и конкретная черновая
дипломатия, ви­димо, должна основываться на необходимости иметь хорошие
отношения и с Россией, и с Китаем, искать и использовать свои выгоды как в
рамках взаимоотношений с ними, так и в российско-китайских взаимосвязях.
Политический курс КНР, направленный на сохранение стабильности по периметру
границ, поддержание мира и стабильности в регионе, укрепление независимости и
су­веренитета стран Центральной Азии открывает достаточно ши­рокое
пространство для реализации национальных интересов Кыргызской Республики,
способствует созданию стабильной бе­зопасной обстановки в Центральной Азии,
благоприятной для эко­номических взаимоотношений.
На сегодняшний день Китай является единственной страной, с которой Кыргызстан
имеет объем взаимоотношений, превышающий по уровню связи Кыргызстана со
многими странами СНГ. Кыргызс­кими экспертами, политологами Китай
рассматривается в следую­щих своих ипостасях, имеющих важное значение для
развития Кыр­гызстана:
1)  Китай как великая держава, постоянный член СБ ООН, член «ядерного клуба»,
который имеет огромное влияние в мире.
2)  Китай как экономический партнер Кыргызстана. В данном ас­пекте Китай
сегодня, а в будущем его значение будет перманентно возрастать, является
одним из важнейших торгово-экономических партнеров. Первое — Китай необходимо
рассматривать как непос­редственного торгово-экономического партнера. Второе
— Китай как транзит в зону АТР.
По мнению большинства синологов есть все основания рассмат­ривать Китай в
качестве одного из лидеров (по совокупной мощи)
мира в XXI столетии. В азиатско-тихоокеанском регионе Китай, как динамично
развивающаяся страна планеты, имеет колоссальный вес и авторитет. Поскольку мир
в настоящее время пошел по пути обра­зования мощных экономических союзов (ЕЭС,
Североамериканская зона свободной торговли и т. д.), то в мировой печати в 
отношении стран Азии активно муссируются две идеи. Первая — создание
вос-точноазиатского экономического блока, участниками которого стали бы Китай,
Корея, Япония, страны АСЕАН. Вторая — образование зоны "китайского процветания"
с участием Китая, Тайваня, Гонкон­га, Сингапура. При этом надо иметь ввиду, что
идет процесс пере­лива торгово-экономической массы в зону АТР.
С этой точки зрения, используя Китай как непосредственного тор­гово-
экономического партнера и как транзитный коридор, Кыргыз­стану необходимо
суметь зацепиться за "восточноазиатский эконо­мический экспресс", при этом
это можно осуществить вкупе с центральноазиатскими соседями и Россией.
3) Китай как военный партнер, прежде всего в контексте совме­стной борьбы
против нарастающей волны международного тер­роризма, сепаратизма и других
форм организованной преступно­сти.
4) Китай как партнер по международным вопросам. Кыргызстан, как и его
соседей, серьезно беспокоит проблема афганского узла напряженности. В этом
отношении Китай может играть более актив­ную роль в урегулировании конфликта.
Не должны остаться вне сферы сотрудничества и другие важные проблемы
глобального и регионального значения, в том числе, экологические,
экономичес­кие и пр.
Резюмируя изложенное выше, с учетом всех факторов, условий и обстоятельств,
Китай является не просто приоритетной страной в структуре внешнеполитической
стратегии Кыргызстана, но и приори­тетным направлением. Более чем очевидна
необходимость даль­нейшего укрепления дружественных добрососедских отношений
с Китаем. Необходимы новые формулы, новый качественный уровень торгово-
экономических связей. Необходимо взаимодействие двух государств в области
обеспечения региональной безопасности с выходом на формирование ее целостной
системы.
     Глава 3. Кыргызстан-Китай: пути сотрудничества
Исходя из приоритетов внутренней и внешней политики Кыргыз­стана, с учетом
факторов как позитивных, так и негативных, общемировой и региональной
политической и экономической ситуации, актуальности развития и укрепления
добрососедских взаимоотно­шений с Китаем внешнеполитический курс Кыргызстана
в отноше­нии КНР должен преследовать следующие цели:
1)  Китай может стать одним из крупнейших партнеров Кыргыз­стана в торгово-
экономическом плане. Основной смысл кроме об­щепринятых в мировой практике
норм и обычаев, заключается в том, что Китай, как одна из наиболее быстро
развивающихся стран мира, при должной постановке вопроса со стороны
Кыргызстана и его ре­шении, дает шанс Кыргызстану, приближаясь к планке
экономичес­кого развития КНР в рамках двустороннего экономического
сотруд­ничества, стать динамично развивающейся страной.
2) Китай и Кыргызстан не должны дать возможности определен­ным силам стать
источником угрозы друг для друга.
3)  Китай должен быть равноправным политическим партнером, способным в силу
своих преимуществ стать гарантом стабильности и развития в
центральноазиатском регионе.
Изложенное выше должно рассматриваться в качестве стратеги­ческих целей, при
этом разумеется, что есть и текущие, и перспек­тивные, и иные цели.
Для достижения этих целей необходима тщательная выработка методологии,
механизма, основных направлений, форм сотрудни­чества с КНР.
С точки зрения разработки методологии сотрудничества важной проблемой
является укрепление взаимопонимания, что, в принципе означает не просто
совпадение или взаимодополняемость (либо дополняемость) общегосударственных,
национальных интересов, но и этнопсихологическая, этноэкономическая
совместимость двух го­сударств и народов с учетом исторического прошлого,
реалий на­стоящего и прогнозирования будущего, укрепление доверия друг другу
не только путем официальных заявлений, но и конкретных мер и акций на всех
уровнях.
В организационно-методологическом отношении Кыргызстану необходима прочная
синологическая база и соответствующая инф­раструктура, которая включала бы в
себя научные, учебные, торго­во-экономические, внешнеполитические учреждения
и ведомства. Несомненна полезность научно-практических, "лабораторных"
про­работок.
Важным атрибутом механизма взаимодействия является межпра-
вительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-тех­ническому
сотрудничеству, которая должна стать координирующим и направляющим органом,
органом осуществляющим конкретную экономическую политику. Важно определить
"системы координат", синтезируя которые можно было бы строить и развивать
весь комп­лекс взаимоотношений с КНР. В частности, в аспекте торгово-
эконо­мического и научно-технического сотрудничества можно выделить следующие
направления:
1. отраслевые
2. территориальные (региональные)
3. международного разделения труда и кооперации
4. транспортно-информационные
5. научно-практические
6. договорно-правовые
7. военно-технические.
Исходя из внутриэкономических приоритетов Кыргызстана в ас­пекте отраслевого
сотрудничества главное внимание необходимо уделить программному
сотрудничеству в области сельского хозяй­ства, пищевой, легкой
промышленности, топливно-энергетического комплекса, туризма. Надо иметь
ввиду, что все эти отрасли народно­го хозяйства в достаточно хорошей степени
развиты в Китае и имен­но им руководство КНР также придает первостепенное
значение.
В отношении межрегионального сотрудничества следует упомя­нуть о программе
экономического развития северо-западных регио­нов Китая, примыкающих к странам
СНГ, в том числе Кыргызстану. Программа предусматривает ускоренное развитие
северо-запада страны, вырабатываются масштабные проекты по привлечению
ино­странных инвестиций, средств международных экономических орга­низаций,
подъема и развития нефтеносных районов, легкой, пище­вой промышленности,
сельского хозяйства и туризма. Вторым важ­ным элементом "межрегиональной
системы партнерства" является необходимость серьезного прорыва Кыргызстана на
юго-восток Ки­тая, в наиболее развитые районы страны (в экономическом
отноше­нии). Это заслуживает внимания и с точки зрения мощного развития зоны
Восточной, Юго-Восточной Азии. Международные эксперты чредсказывают блестящее
будущее этому региону. И уже сейчас, эсмотря на имеющиеся колоссальные
трудности, было бы жела-ельным "протоптать кыргызскую тропинку" в
упомянутый район мира. В этой связи можно было бы рассмотреть проект "цепочки
опорных пунктов" пути в АТР-Бишкек-Урумчи-Пекин-Гонконг или Шанхай — страны
АТР. Имеет смысл установления и развития пря­мых связей между крупнейшим
торгово-экономическим, финансо­вым, научным, промышленным центром Китая городом
Шанхаем и Кыргызстаном.
Важнейшее значение имеет эффективное использование имею­щихся транспортных
коридоров, связывающих Кыргызстан с регио­ном через территорию Китая, а также
продвижение отвечающих на­ших интересам проектов развития транспортных
коммуникаций.
В целом интенсификация, укрепление тесных двусторонних кыр­гызско-китайских
отношений на всех направлениях отвечает инте­ресам обоих государств и
народов.
     Основные направления политики КНР в отношении стран Центральной Азии.
     (изложены в выступлении Премьера Госсовета КНР Ли Пена 18 апреля 1994 года в
Ташкенте)
     I. Курс на добрососедство, дружбу и мирное сосуществование.
а)  Китай и центральноазиатские страны имеют общие границы или являются
соседями;
б) Добрососедство и дружба с народами Центральной Азии пол­ностью отвечает
основным интересам Китайского народа, который прилагает усилия для
строительства своей страны;
в)  Китаю требуется долгосрочная, стабильная и мирная между­народная
обстановка, особенно в районе его границ;
г) Китай не преследует каких-либо корыстных целей в отношении Центральной
Азии и не формирует сферы своего влияния;
д)  Китай и в дальнейшем, когда станет могущественной держа­вой, не будет
стремится к гегемонизму, не будет прибегать к силе;
     II. Курс на взаимовыгодное сотрудничество в целях содействия общему процветанию.
а) Китай будет строго придерживаться принципов равноправия и взаимной выгоды
в экономическом сотрудничестве с центрально-азиатскими странами, не будет
обставлять это сотрудничество ни­какими политическими условиями;
б)  Китай стремится со всеми центральноазиатскими странами постоянно улучшать
условия сотрудничества, расширять его сфе­ру, повышать его уровень и идти по
пути совместного развития на основе учета взаимных интересов.
     III. Курс на уважение выбора народов всех стран, невмешательство во
внутренние дела других государств.
а) Китай и страны Центральной Азии имеют право на самостоя­тельный выбор
своего общественного строя, концепции ценностей и пути развития, в
соответствии со своими конкретными условиями.
     IV. Курс на уважение независимости и суверенитета, содействие региональной
стабильности.
а)  Китай надеется, что в центральноазиатском регионе будет сохраняться
долгосрочный мир и стабильность;
б)  Китай приветствует и поддерживает усилия стран Централь­ной Азии по
защите государственной независимости и суверените­та, развитию дружбы и
сотрудничества в регионе.
     v. Основные позиции КНР по развитию торгово-экономических связей с
центрально-азиатскими странами
     (изложено в речи Премьера Госсовета Ли Пена 25 апреля 1994 года в Алматы)
1. Соблюдение принципов равентсва и взаимной выгоды.
2.  Разнообразие форм сотрудничества.
3.  Использование местных ресурсов.
4.  Совершенствование транспортных условий (новый шелковый путь).
5.  Предоставление Китаем экономической помощи странам Центральной Азии.
6.  Развитие многостороннего сотрудничества и содействие сов­местному развитию.
     Глава 4. Посол о Китае, о Кыргызстане и о себе
     Беседа с Чрезвычайным и Полномоченным Послом Кыргызской Республики в Китае
Муратбеком ИМАНАЛИЕВЫМ "Кутбилим", 1995г.
     Что вы могли бы сказать о современном состоянии отноше­ний между Кыргызстаном
и Китайской Народной Республикой?
Прежде чем говорить о современном состоянии отношений меж­ду Китаем и
Кыргызстаном, хотел бы вернуться коротко в недалекое историческое прошлое,
когда мы начинали, как самостоятельное государство, наши взаимоотношения с
Китаем. Сейчас мы на дан­ном этапе имеем открытые, две крупные страницы
нашего сотруд­ничества с Китайской Народной Республикой. Первая страница этой
исторической книги открывается визитом Президента Кыргызской Республики
А.Акаева в мае 1992 года. Это было начало периода знакомства двух стран друг
с другом, поскольку до этого нам не уда­валось общаться как двум
самостоятельным субъектам междуна­родной жизни. И как ни парадоксально
звучит, к сожалению, была ситуация, когда мы как союзные республики, имеющие
более чем 1000-километровую границу с Китаем фактически ничего не знали об
этой стране. Естественно, и в Китае было мало информации о Кыргызстане.
Вторая страница нашего сотрудничества — визит Премьера Гос­совета КНР Ли Пэна
в октябре 1994 г. Этим визитом завершился так называемый этап «вежливости» и
начался этап плодотворного со­трудничества между нашими республиками. Говоря
о современном состоянии сотрудничества, надо выделить несколько моментов
прин­ципиального характера. Область политического сотрудничества на
сегодняшний день имеет самую благоприятную обстановку, благо­приятную
политическую атмосферу, которая позволяет нам решить многие проблемы. Почему
мы характеризуем обстановку как благо­приятную? Во-первых, потому что
контакты между нашими страна­ми на самом высоком уровне. Они имеют
позитивный, доверитель­ный характер между руководителями наших стран по
многим про­блемам, которые являются весьма существенными для Кыргызста­на и
Китая. По вопросам внешней и внутренней политики, наши по­зиции во многом
совпадают и очень близки. Отчетливо просматриваются, формируются
взаимовыгодные кыргызско-китайские отно­шения, которые позволяют с оптимизмом
говорить о наших буду­щих взаимоотношениях. Второе, имеющее немаловажное
значение - это состояние торговли, экономическое сотрудничество между нашими
республиками. Конечно, есть определенные трудности, про­блемы, связанные со
структурной перестройкой в нашей республи­ке, с реформами, происходящими
сейчас в Китае. Все это требует постоянного внимания, заботы, постоянных
изменений в лучшую сто­рону. Региональное сотрудничество, развитие отраслевых
направ­лений партнерства сейчас складываются весьма позитивно. Китай — это
государство, с которым Кыргызстан имеет хороший объем торговли, самое большое
количество совместных предприятий, до­статочно динамично и продуктивно
работающих в Кыргызстане. Если говорить о нашем сотрудничестве, которое может
сложиться в бли­жайшем будущем, то здесь я убежден, что перед нами
открываются весьма широкие перспективы. Немаловажный фактор, который
спо­собствовал бы дальнейшему развитию наших экономических свя­зей — это то,
что определенные области народного хозяйства и Кыргызстана, и Китая взаимно
дополняют друг друга. Китай, на се­годняшний день одна из наиболее динамично
развивающихся стран в экономическом отношении. Недаром, многие западные
ученые-экономисты говорят, что Китай на сегодняшний день — локомотив
Азиатской экономики. Думаю, что для Кыргызстана повернуться ли­цом к Азии и
сотрудничать как с Китаем, так и с другими азиатскими государствами, весьма и
весьма выгодно.
     Со дня открытия посольства Кыргызской Республики в Пе­кине прошло уже около
двух лет. Какая работа за это время уже сделана и какую предстоит сделать?
Во-первых, усилиями дипломатов Посольства была проведена работа по подготовке
визитов глав государств на самом высоком уровне. За полтора года Китай
посетили Президент, Министр инос­транных дел, Торага Жогорку Кенеша и другие
руководители мини­стерств и ведомств нашей республики. И в то же время в
Кыргызс­кой Республике побывали китайские руководители и большое коли­чество
различных делегаций на различном уровне. Наиболее зна­чительным был визит
Премьера Госсовета КНР Ли Пэна в апреле прошлого года. Посольство принимает
участие во всех мероприяти­ях, связанных с этим направлением нашей работы.
Это и диплома­тическое, и информационное обеспечение политического
сотрудничества. Идет и будет расширяться активный поиск новых китайских
партнеров в области экономического сотрудничества и торговли. Посольство
приложило немало усилий для организации совмест­ных производств в Кыргызской
Республике. Было достаточно много предложений передано в Кыргызстан по
различным аспектам сотруд­ничества для наших министерств и ведомств. 1994 год
был весьма плодотворным в отношении того, что мы впервые начали прямое
ре­гиональное сотрудничество. По инициативе Посольства и с его учас­тием было
подписано соглашение между провинцией Хубэй и Чуйс-кой областью, торгово-
экономические делегации Китая и Кыргызста­на приняли участие в Азиатско-
Тихоокеанской ярмарке. Задача По­сольства состоит не только в том, чтобы
найти партнеров, но и пре­одолевать те проблемы и трудности, которые
возникают в рамках со­трудничества. Не все и не всегда зависит от
деятельности Посоль­ства. Если у нас в республике нет адекватной реакции на
наши пред­ложения, нет стремления сотрудничать с китайскими партнерами, то
Посольство вряд ли что-либо сможет сделать. Мы готовы оказать лю­бое
содействие, но еще раз повторюсь, что нужна конкретная работа, которая должна
проводиться в самом Кыргызстане. Планов очень много: планы по официальным
визитам, по политическому сотрудни­честву, по расширению торгово-
экономической работы с КНР. Сей­час ставится задача сотрудничества не только
с северо-западными регионами Китая, но активно продвигаются Посольством наши
пред­ложения, наши проекты на юго-восток, в приморские провинции Ки­тая,
которые более развиты в экономическом отношении.
     Какие качества китайского характера вы высоко цените, а какие, быть может,
если не осуждаете, то, по крайней мере, они вам чужды, вы их не применяете?
В каждом народе есть свои специфические черты, которые при­сущи только этому
народу. Есть, конечно, определенные черты, ко­торые являются типичными для
всего человечества. Китайцы, что мне нравится и что я очень ценю, - это
нация, которая имеет какое-то свойство или способность к новаторству, к
критическому освое­нию новых, возникающих в процессе истории, моментов как
глобаль­ного масштаба, так и конкретных типов. Важная черта, присущая этому
народу — это честность, терпение, трудолюбие и верность. Хочу отметить, что
китайцы умеют быть верными друзьями. У меня, сейчас достаточно много друзей,
людей готовых сделать все в рам­ках того, что принято считать дружбой. Мне
очень трудно выделить
те черты, которые мне не нравятся, которые я не приемлю. Но ду­маю, что нужно
обращать внимание на те черты характера, на те особенности, которые являются
позитивными, которые благоприят­ны для общения.
     Уважаемый посол, вы не просто очередной, а первый посол Кыргызстана в Китае.
У вас не было предшественника, который мог бы оставить вам в качестве
наследства собственное виде­ние Китая. Однако, в любом случае вы готовились к
этой рабо­те, а значит интересовались тем, что такое Китай. Вы и сами вид­ный
ученый-китаевед. Вы одним из самых первых представили наш суверенный Кыргызстан
в Пекине. Совпадают ли сложив­шиеся ранее представления с действительностью?
Я хотел бы привести слова покойного Президента США Р.Никсо­на, который
сказал, что Китай — это университет, который никогда нельзя закончить,
университет, который нет возможности завершить. До прибытия в Пекин, у меня
были собственные представления об этом народе, его характере, о многих других
вещах, с которыми я был более или менее знаком по литературе, по книгам и
рассказам. Но непосредственное общение с китайцами внесло весьма серьез­ные
коррективы в мое мировоззрение. Изредка мне удается бывать в различных
районах этого большого государства. Китайцы, прожи­вающие в других регионах,
имеют особенности местного характера, и это привносит свой колорит, новое
понимание этого народа. Для меня Китай — по сей день остается страной,
которую полностью объять и понять практически невозможно, сколько бы лет ты
здесь не прожил. Быть может через много лет, приехав в Пекин, я по-ново­му
открою его для себя, я увижу новый Китай, новую нацию. Чем дольше живешь в
Пекине, чем больше общаешься с китайцами, тем больше появляется вопросов,
касающихся понимания и изучения этого народа, этой нации.
     Как вы считаете, должен ли дипломат любить страну, в ко­торую он направлен
работать, или же он должен сохранять некоторую протокольную дистанцию?
Суть работы дипломата заключается в том, чтобы налаживать доб­рососедские,
хорошие, доверительные взаимоотношения. Если дипло­мат прибыл сюда не с этой
целью, то он не дипломат. Для того, чтобы изучать страну с других позиций,
есть другие специальности, другие люди. Работа дипломата направлена на то,
чтобы создать благоприятные ус­ловия для нормального, добрососедского
сотрудничества. Я, конечно не могу говорить о том, что каждый дипломат обязан
любить страну, в которой он работает, но враждебное отношение к народу, среди
которо­го он живет, для дипломата должно быть исключено.
Что касается меня, то я долгое время занимаюсь Китаем, про­блемами Китая. Мне
очень нравится этот народ.
     Крупнейшие державы прогнозируют, что 21-й век будет ве­ком Китая и называют
его одной из влиятельных сил в третьем тысячелетии. Что, по-вашему, дает
основания для такого про­гноза?
В целом, с подобного рода прогнозами я в принципе согласен, но с некоторыми
оговорками. Китай не только будет, но и сейчас влияет на развитие мировой
политики, мировой экономики. Сейчас, с нача­лом реформ и укреплением
экономики этого государства, есть все основания говорить о том, что в третьем
тысячелетии Китай будет одним из развитых, мощных государств. Если искать
какие-либо се­рьезные основания для этого, то достаточно таких вещей, как
состоя­ние экономики. Есть стремление нации, стремление народа Китая к
самосовершенствованию, к саморазвитию и в экономике, и в полити­ке, и в
культуре. Одним из наиболее серьезных направлений разви­тия Китая, как одной
из самых крупных, наиболее сильных в экономи­ческом отношении держав мира
является то, что планы, которые ста­вит руководство государства, реальны,
прагматичны и осуществимы. Они не делают пятилетку за три дня, они не
пытаются построить ком­мунизм в течение десяти лет, они хотят достичь
нормального эконо­мического развития в пределах возможного и в прогнозируемые
сро­ки. Китайцам присущ прагматизм. Это народ, который реально смот­рит на
свои возможности и реально прогнозирует свое будущее.
     Руководители нашей республики проводят экономическую ре­форму, с помощью
которой хотят вывести страну из глубокого кризиса. И у нас сейчас много говорят
о феномене реформ с «ки­тайской спецификой». Скажите, пожалуйста, что
необходимо Кыргызстану, чтобы совершить «китайское экономическое чудо»? Мог бы
Кыргызстан извлекать опыт Китая?
Использовать китайский опыт необходимо, как и опыт других стран. Но самое
важное, избежать механического переноса китайс­кого опыта и опыта других
стран на кыргызскую почву. Механичес­кий перенос опыта не даст реальных и
плодотворных результатов, В этом направлении китайским руководством найден
оптимальный вариант развития государства. Китайцы никогда не строят планы
на приблизительность, на какой-то расплывчатый конечный резуль­тат. Результат
работы прогнозируется с точностью до доли про­цента, любой шаг проверяется,
предварительно проводятся экспе­рименты и уже затем внедряются по всей
стране. Это тоже нема­ловажный момент, которому нам следовало бы поучиться. Я
ду­маю, что весьма серьезно нужно отнестись к опыту Китая, в част­ности, по
вопросам подготовки кадров. У нас в республике подго­товка кадров совершенно
хаотична, без учета наших потребностей и возможностей. Этот вопрос в
Кыргызстане, к сожалению не осво­ен. В Китае не отправляют людей на 2-3
недели куда-нибудь учить­ся. Если говорить о реформах Китая, то здесь есть
весьма серьез­ные направления, которые нужно поизучать, "пощупать
собствен­ными руками». Я бы хотел, чтобы наши специалисты, прежде все­го
экономисты, юристы, социологи, дипломаты, работники внеш­неторговых
организаций чаще бывали здесь, изучали, смотрели, как это делается. В Китае
развито сельское хозяйство, здравоох­ранение, народное образование и многие
другие отрасли. Необхо­димо сотрудничать с ними, создавать совместные
программы, раз­рабатывать проекты, и на основе этого, поднимать экономику,
про­рываться вперед.
     Какова роль компартии Китая и ее руководителей в прове­дении экономических
реформ?
В Китае экономикой руководят не партийные лидеры, а эконо­мисты-
профессионалы, знающие толк в этом деле. Политическое руководство Китая
направлено на сохранение политической ста­бильности, развитие и укрепление
государства. Конкретными эко­номическими программами и проектами занимаются
специалисты. Задача же государства в том, чтобы программировать, планиро­вать
развитие экономики, стимулировать развитие тех отраслей, которые выгодны на
сегодняшний день, контролировать решение стратегических проблем.
Государственное урегулирование долж­но быть связано с проблемами
ценоообразования, укреплением финансово-кредитной, банковской систем,
оказания помощи част­ным предпринимателям, что и делается на современном
этапе в Китае.
     Поскольку речь зашла об экономике, скажите, Муратбек Сансызбаевич, есть ли у
Вас свое личное видение выхода Кыр­гызстана из экономического кризиса, и в чем
заключается ос­нова пути к лучшей жизни кыргызстанцев?
Уровень экономической культуры кыргызской нации практически очень низок.
Становление, развитие, совершенствование экономи­ческой культуры — важная
задача, которой должны заниматься все наши общественно-политические партии,
экономисты, ученые, ру­ководители министерств и ведомств. В чем состоит, на
мой взгляд, формирование национальной экономической культуры? Прежде все­го,
нужно исходить из тех географических особенностей, в которых мы живем. Я не
согласен с теми людьми, которые говорят, что Кыр­гызстан находится в некоем
экономическом тупике. Наоборот, он на­ходится на пересечении очень важных
торгово-экономических, фи­нансовых, банковско-кредитных путей. Это одно из
наиболее преиму­щественных качеств нашей географии. В развитии экономической
куль­туры немаловажным является необходимость разработки общенацио­нальной
идеи, идеи, которая включает в себя вопросы экономического развития страны.
Экономическая идея должна стимулировать появле­ние и развитие четко
обозначенных приоритетов и проблем ее безо­пасности. Речь идет о
строительстве национального кыргызского госу­дарства, без чего невозможна
национальная экономика.
Что такое экономика? Я не экономист, но могу сказать лишь то, что экономика в
принципе — это производство и потребление. Задача, ка­залось бы, проста для
нашего государства. Это накормить, обуть, одеть и дать жилье. Далее, граждане
нашего государства должны войти в третье тысячелетие здоровыми и
образованными людьми. Все это в совокупности называется экономическим
развитием. На этом должны строиться наши экономические планы и программы. К
сожалению, мы живем в мире определенных иллюзий. Иллюзии должны быть
ликви­дированы из нашего сознания.
Что такое кадровое обеспечение подъема экономики? Это необ­ходимость наличия
специалистов. Я ратую за то, чтобы была созда­на программа подготовки кадров,
экономистов, юристов, предпри­нимателей, управленческого персонала, которые
должны учиться в лучших университетах мира. И деньги на это жалеть не надо.
Нельзя посылать людей за границу на год, на два, на три месяца, чтобы он
посетил страну с туристическими целями.
Есть очень серьезная проблема, на которую нужно обратить осо­бое внимание.
Людям, обучающимся за рубежом, в США и Канаде, по возвращении необходимо
создавать нормальные, оптимальные условия работы. В качестве примера приведу
следущее. Африкан­ские юноши, которые изучали экономику в развитых странах,
вернувшись домой, не находили себе работы. Не было соответствую­щих
предпосылок, соответствующих условий и многого другого, для того, чтобы
работал по-европейски образованный человек. Каждый гражданин нашей
республики, независимо от национальной при­надлежности, должен быть патриотом
своей страны. Родина там, где хорошо кормят — это девиз для людей, не имеющих
нормаль­ных устоев. Родина там, где ты родился, где ты живешь, где
похо­ронены твои предки. Никто из наших граждан не должен ощущать себя
человеком второго сорта. Мы должны относиться друг к другу с пониманием.
Представители других национальностей должны по­нимать, что Кыргызстан для
кыргызского народа — это единствен­ное место, где он может развивать свою
кыргызскую письменность, язык, культуру, экономику и национальную идеологию.
Если для русских есть Россия, для немцев — Германия, для корейцев — Ко­рея,
то для кыргызов единственное пристанище на этой планете — только Кыргызстан.
И это представители некыргызских национальностей должны со­вершенно четко
сознавать.
Также как и кыргызы должны помогать другим. Мне вспоминают­ся слова
Е.А.Евтушенко: «Любовь только к своей нации, без любви к другим народам,
может превратиться в национальный эгоизм».
     За последние три года между Кыргызстаном и Китайской На­родной Республикой
был подписан ряд межправительствен­ных соглашений. Как идет реализация
подписанных докумен­тов? Что, на Ваш взгляд, мешает их выполнению?
Между Кыргызстаном и КНР подписано более 30 различных до­говоров, соглашений
и других нормативных документов, которые со­здают договорно-правовую базу
сотрудничества между нашими стра­нами. Ряд их серьезно и активно работает в
пользу нашего государ­ства. Это соглашения по автомобильным дорогам, по
железнодо­рожному транспорту, по воздушному сообщению. Есть соглашения между
Министерствами народного образования, которые сейчас ра­ботают весьма
успешно. Китайская сторона дает нам 10 мест для обучения наших студентов в
китайских вузах. Уже третий год у нас идет интенсивный обмен студентами. Я
уверен, что через 5-7 лет с помощью ребят, которые закончат китайские вузы,
мы сможем со­здать весьма солидную для Кыргызстана научную, правовую,
эконо­мическую базу сотрудничества. Есть соглашения, которые подписаны, но
практически не работают. Это соглашения по туризму, несколько отстает от
подписанных документов состояние дел в обла­сти здравоохранения.
     Как Вы оцениваете в нынешних условиях возможности ино­странных, в частности,
китайских инвестиций в Кыргызстане?
Говоря об инвестициях, нужно сказать в общем об инвестици­онном климате,
который существует в Кыргызстане. Для того, что­бы привлечь инвестиции из-за
рубежа, нужны серьезные экономи­чески и технически подготовленные
инвестиционные емкости, про­граммы, проекты, которые привлекли бы внимание
зарубежных инвесторов. Их привлекает то, что наше государство является
го­сударством, которое идет по пути демократических преобразова­ний, идет по
пути укрепления рыночных механизмов в народном хозяйстве. Если говорить
конкретно о китайских инвестициях, то китайские предприниматели готовы к
сотрудничеству с нашим го­сударством, с нашими предпринимателями. Китайские
предпри­ниматели создали уже несколько тысяч подобных предприятий в таких
развитых странах, как США, страны Западной Европы и др. Думаю, что и
Кыргызстан может стать местом, куда китайские ин­весторы могут вкладывать
свои деньги. Я надеюсь, что наши эко­номисты и предприниматели разработают
конкретные программы и проекты.
     Правительство КНР безвозмездно предоставило Кыргызста­ну материальные
средства в сумме 1 мил. 500 тысяч китайских юаней. Помощь дается под конкретные
проекты? Контролиру­ет ли китайская сторона использование этих денег? Прошу
пра­вильно понять мое беспокойство, ибо часть гуманитарной по­мощи не доходит
до конкретного адресата, попадая в руки го­сударственных коррупционеров.
Эта безвозмездная помощь была сделана во время визита Пре­мьера Госсовета Ли
Пэна в Кыргызскую Республику. К сожалению, я не знаю о дальнейшей судьбе
этого подарка во-первых, потому что мне не поручали заниматься этим вопросом,
во-вторых, я не могу это контролировать, потому что нахожусь слишком далеко
от Кыргызстана, в-третьих, поскольку это подарок, то вопросами конт­роля и
распределения занимаются сотрудники наших ведомств. То, что она не попадает к
конкретному адресату — наша вина. Наши структуры должны заниматься этими
вопросами, должны быть со­ответствующие контролирующие государственные
органы, которые
знают, куда потрачена эта помощь. Я думаю, что это должно прохо­дить в
условиях гласности.
     Какова нынешняя политика руководства Китайской Народ­ной Республики в
отношении экономических реформ в целом, их законодательного регулирования,
финансовой системы?
1994 год, как и предыдущие годы, был годом не только колос­сальных успехов в
экономике Китая, но и годом определенных, весь­ма серьезных проблем, в
частности, в банковско-кредитной систе­ме. Китайское правительство работает в
этом отношении, как мне кажется, результативно и четко. Реформам, которые
проводятся в Китае, уделяется огромное внимание со стороны руководства.
По­литика открытости — это основа китайской экономики. Без реформ, как
говорится, нет развития, без развития нет реформ. Китайские реформы в
экономике стали не только политикой государства, но и смыслом жизни всего
населения. Китайский парламент большое внимание уделяет укреплению
законодательной базы. «Нормаль­ному развитию экономики страны необходима
крепкая законодатель­ная база» — говорит руководитель китайского парламента
Цяо Ши.
     Каковы приоритеты Китая в международной политике?
Самым главным приоритетом внешней политики Китая является мир и развитие. Это
основы внешнеполитической концепции китай­ского руководства. Важный аспект,
на который они обращают боль­шое внимание — это сотрудничество с окружающими
государства­ми. Китайское руководство на уровне ведомств и министерств
нео­днократно заявляло о том, что Китай не представляет военной угро­зы для
окружающих его государств. Руководство Китая заявляет о создании безъядерного
мира, о прекращении ядерных испытаний всех видов. Это очень важная и очень
серьезная инициатива, кото­рую выдвигает китайское руководство.
     После развала коммунистической партии в Европе и в быв­шем Союзе широко
открылась дорога к многопартийной систе­ме, в результате чего сейчас в
Кыргызстане официально заре­гистрировано 12 партий и общественных движений. Как
вы ду­маете, не повторит ли Коммунистическая партия КНР судьбу Компартий бывших
социалистических стран? Существует ли в Китае многопартийная система?
Коммунистическая партия Китая не повторит судьбу КПСС, пото­му что есть
существенное, принципиальное отличие между этими партиями. Мудрость Дэн
Сяопина в том, что он понял необходимость экономических реформ, подъема
жизненного уровня населения, по­нял то, что ортодоксальный коммунизм
большевистского типа из­жил себя, показал свою недееспособность. Последние 15
лет про­водятся серьезные реформы в Коммунистической партии Китая. Мар­ксизм,
ленинизм - это не догмы, это теории, которые постоянно дол­жны находиться в
развитии. Принципиальное отличие в том, что идеология должна отвечать
современным требованиям. Определен­ные реформы сделаны не только в научном
коммунизме, как идео­логической основе, но и в политэкономии социализма.
Для китайской коммунистической партии — это вполне реальные, органично
переплетающиеся понятия. Коммунистическая партия Китая движется к третьему
тысячелетию с пониманием того, что социализм как общественная система, как
экономическая структура должен находиться в постоянном развитии, в постоянном
поиске того, что полезно для государства.
В Китае, кроме коммунистической партии существует еще 8 партий. Сейчас многие
видные деятели некоммунистических партий в Китае занимают солидные,
руководящие посты, принимают актив­ное участие в разработке государственных
проектов. Например, за­меститель Председателя КНР Жун Ижень не является
членом КПК, он член совершенно другой партии. Все партии Китая объединены в
Единый фронт, включая коммунистическую партию. Задача Народ­ного
политического консультативного совета Китая заключается в том, чтобы путем
консенсуса, выработки единых позиций решать все вопросы развития Китайской
Народной Республики.
     Сегодня в Кыргызстане идет спор о том, нужна ли нам наци­ональная идеология.
В чем должна заключаться наша нацио­нальная идеология?
Национальная идеология — это одна из основ развития нации, развития
экономики, развития культуры государства. Без националь­ной идеологии не
существует ни одного государства. Идеология должна прежде всего заключаться в
том, что мы носители нацио­нального патриотизма. С точки зрения
межнационального согласия кыргызское государство должно представлять собой
содружество наций и народов. Содружество наций и народностей в Кыргызстане -
это реальная политическая конструкция, которую нужно развивать дальше. Если
говорить об экономике, то тут речь должна идти о том, что мы хотим построить?
И не обязательно речь должна идти о ком­мунизме или капитализме. Это не
важно. Мы должны поставить за­дачу обеспечения населения теми условиями, в
каких можно нор­мально жить и нормально развиваться. Одним из важных
компонен­тов национальной идеологии является проблема экономической культуры
кыргызской нации, всего народа. Это очень важная про­блема. Я сторонник того,
чтобы каждая идеология имела какой-то образ. Например, образ Манаса. Создание
и поклонение образу Манаса не как воину, а Манасу, как Созидателю, строителю,
госу­дарства, защитнику интересов народа. Манас как строитель госу­дарства,
как апологет национальной культуры, национального един­ства — образ, который
нам нужен, который мы должны создавать.
     Уважаемый Муратбек Сансызбаевич, вы сами являетесь чле­ном какой-либо партии?
Нет, я не являюсь членом какой-либо партии в Кыргызстане. Воз­можно, в
Кыргызстане будет создана партия и я приобщусь к ее де­ятельности, если она
будет устраивать меня с политической точки зрения. Я убежден, что такие
партии появятся.
     Побывав в Пекине я встретился с несколькими китайскими кыргызами, которые
обучаются в вузах КНР. Как живется нашим 140 тысячам соплеменников среди
миллиардного китайского на­селения?
Жизнь китайских кыргызов сейчас получила заметное развитие, улуч­шение.
Сейчас существуют телевидение и радио на кыргызском языке, создаются школы,
готовятся мероприятия к открытию ВУЗа с препода­ванием на кыргызском языке.
Например, эпос «Манас» в Китае офици­ально объявлен одной из трех жемчужин
устного творчества этой стра­ны. Эпос переводится на китайский язык и другие
языки КНР. С точки зрения образования и культуры здесь сделаны весьма
солидные шаги. Достигнуто хорошее развитие. Кызыл-Суу — Кыргызский автономный
округ активно развивает собственную экономику. Я знаю очень мно­гих кыргызов,
занимающих высокие посты в руководстве Синьцзян-Уйгурского автономного
района, Кызыл-Суу — Кыргызского автономного округа. Есть кыргызы, которые
работают здесь, в Пекине, в различных учреждениях.
Учитывая, что советско-китайские договоренности в принци­пе были основой для
продолжения пограничных переговоров, кыргызская сторона в 1992 году в рамках
совместной делегации включавшей в себя правительственные делегации
Кыргызстана, Казахстана, России и Таджикистана, в ходе длительных
перегово­ров вышла на компромиссные решения по «спорным» или
«несо­гласованным» участкам в отдельности, и по линии государствен­ной
границы в целом.
Была достигнута договоренность о том, что Китай обретает контроль над
местностями Жаны-Жер и Бозайгыр-Ходжент, а Кыргызстан получает местность
около Иркештама. В политичес­ком и историческом плане было принципиально
важно, что Кыр­гызстану удалось отстоять пик Победы и пик Хан-Тенгри. Это
на­ши национальные символы.
По итогам переговоров 4 июля 1996 года Президент Кыргыз­ской Республики и
Председатель КНР подписали Соглашение меж­ду Кыргызской Республикой и
Китайской Народной Республикой о кыргызско-китайской государственной границе.
Участок, распо­ложенный западнее перевала Бедель (водосбор р. Узенгу-Кууш),
вошел в соглашение с особым статусом, по которому стороны до­говорились
продолжить переговоры. Это соглашение в установ­ленном Конституцией порядке
ратифицировано Жогорку Кене-шем Кыргызской Республики и вступило в силу 27
апреля 1998 го­да со дня обмена ратификационными грамотами.
После 1996 года вопрос о прохождении линии государствен­ной границы на
участке «западнее перевала Бедель» стал основ­ным предметом переговоров между
Кыргызстаном и Китаем. По­сле неоднократных межгосударственных и
межправительствен­ных консультаций, в результате сложных и многочисленных
пере­говоров в 1999 году было найдено взаимоприемлемое решение о прохождении
линии кыргызско-китайской государственной границы. По Дополнительному
соглашению между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой о
кыргызско-китайской государственной границе 70% спорного участка в мест­ности
Узенгу-Кууш (район перевала Бедель) перешли Кыргызста­ну, 30% — Китаю. Это
соглашение было подписано Президентом Кыргызстана и Председателем КНР 26
августа 1999 года в нашей столице Бишкеке. Заключение данного соглашения
ознаменовало семилетний период непростых переговоров с Китаем по
погра­ничному размежеванию. Надо было выходить на этап ратифика­ции
заключительного соглашения в Жогорку Кенеше.
К сожалению, вынесенное на ратификацию Жогорку Кенеша Дополнительное
соглашение от 26 августа 1999 года по Бедельскому участку границы весной 2001
года натолкнулось на фронталь­ную атаку со стороны оппозиции. Более того,
была сделана попыт­ка денонсации заключенного в 1996 году договора о границе,
по которому уже в 1998 году произошел обмен ратификационны­ми грамотами.
К сожалению, наша дипломатическая служба в ходе парламент­ских дебатов не
сумела в полной мере выполнить свою задачу по вопросу о пограничном
урегулировании с Китаем.
Пограничное размежевание с Китаем — это проблема, достав­шаяся Республике в
наследство от Советского Союза. Спорные тер­ритории на кыргызско-китайской
границе существуют. Отрицать это — означало бы не признавать очевидного. При
этом Кыргыз­стан не может не учитывать, что речь идет об урегулировании
спо­ра с великим и дружественным соседним государством.
Вопрос надо решать на цивилизованной здравомыслящей ос­нове, без
искусственной затяжки, и опираясь на наши государст­венные интересы. То, что
происходит в вопросе о пограничном размежевании, это не распродажа исконной
кыргызстанской земли, как это пытаются представить безответственные силы, это
не капитулянт­ство перед могущественным Китаем. Это абсолютно традицион­ная в
международной практике, хотя и тяжелая, переговорная си­туация, в которой обе
стороны призваны решать вопросы на осно­ве компромисса.
     

Заключение

Предки кыргызстанцев завещали нам руководствоваться мудростью и здравомыслием. Именно на этой основе они провели народ через многовековые испытания к независимому суверенному на­циональному государству. После ратификации 17 мая 2002 года Собранием народных представителей Дополнительного соглашения тема пограничного урегулирования с Китаем окончательно закрыта с большой поль­зой для нашей страны. Результаты не заставили себя ждать. Бук­вально спустя четыре дня после ратификации КНР торжественно открыла контрольно-пропускной пункт на границе в районе Иркештама. Это был праздник дружбы, нового этапа развития сотруд­ничества с нашим великим другом и соседом! Отныне граница с Китаем стала границей дружбы и сотрудничества. Возродилась еще одна ветвь Великого Шелкового пути. Китай открыл дорогу экспорту наших товаров. И что важно — угля, ведь для юга страны это важнейшая экспортная статья. В будущем КНР намерена заку­пать миллионы тонн нашего угля. Это оживит угольную отрасль республики, возродит шахтерские города, появятся тысячи рабочих мест, будут валютные поступления. Не говорю уже о других вы­годах от ратификации соглашения, в частности, скоро откроется картонно-бумажная фабрика в Токмоке, реализуется еще ряд про­ектов. Это и есть следствие разумной, правильной политики в от­ношении великого Китая. Официальный визит Президента КР в Китай в июне 2002 года был треть­им по счету. В ходе первого визита в 1992 году было подписано Совместное коммюнике, во время второго в 1998 году — Совмест­ная декларация о дальнейшем развитии и углублении дружбы и со­трудничества между Кыргызстаном и КНР. Договор 2002 года увен­чал десятилетие государственных отношений, основанных на добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Подписанный 24 июня 2002 года в Пекине Договор юридически закрепил линию прохождения государственной границы между двумя странами, что зафиксировано в нем отдельной статьей. Она гласит: «Договаривающиеся Стороны, с удовлетворением отмечая полное урегулирование пограничных вопросов между двумя стра­нами, преисполнены решимости превратить границу между ними в границу вечного мира и дружбы, передаваемую из поколения в по­коление, и прилагают для этого активные усилия. Договаривающие­ся Стороны неукоснительно соблюдают положения соответствую­щих соглашений о границе, подписанных между двумя странами». Договор, бессрочный по своему временному измерению, явля­ется примером и моделью сотрудничества, установившегося между Кыргызстаном и Китаем. Этот пример мы намерены использовать во взаимоотношениях и с другими сопредельными государствами. Достигнут прогресс в переговорах по строительству транскон­тинентальной железнодорожной магистрали, которая соединит Шанхай и Париж через Центральную Азию. Этот проект назван проектом столетия, возрожденным из глубин веков, открывающим странам нашего региона, как это было во времена Великого Шелко­вого пути, выход в широкое экономическое пространство. Цент­ральная Азия в состоянии вернуть свое былое историческое значе­ние — служить посредником между различными культурами и та­ким образом содействовать всеобщему миру и стабильности. В 2001 году была достигнута договоренность о выборе север­ного варианта железнодорожной магистрали, проходящей по маршруту Кашгар-Торутарт-Джалал-Абад-Андижан. В свете при­оритетности данного маршрута для развития экономики Кыр­гызстана, я высоко оценил решение Правительства КНР, поддер­жавшего позицию Кыргызстана. Строительство железной дороги создаст необходимые дополнительные условия для развития торгово-экономических отношений между нашими странами, а также послужит расширению связей Кыргызстана и Китая со странами Запада и Востока. Приоритетным является торгово-экономическое сотрудничество между Кыргызстаном и Китаем в энергетической и других отраслях. Список использованных источников: 1. М. Иманалиев «Очерки о внешней политике Кыргызстана», Бишкек 2003 г. 2. Аскар Акаев «История, прошедшее через мое сердце», Бишкек 2003 г. 3. Энциклопедия «Кыргызстан». – Бишкек 2001 4. Этапы становления и развития кыргызской государственности: сборник материалов Международной научной конференции в RUYE (май 2002). – Бишкек 2002