Каталог :: Литература

Сочинение: Все прогрессы реакционны, если рушится человек

15 Декабря 1998 г.
Бутузов Пётр
                                                                            12А.
             «Все прогрессы реакционны, если рушится человек»             
                                                                  А.Вознесенский
Человечество всегда двигается вперёд, исчезают старые государства,
от­крываются новые земли, совершенствуются орудия  труда, делаются новые
от­крытия. Любое новое открытие в науке порождает новые открытия, и этот
про­цесс бесконечен. Меняются  люди, образ мысли, то, что казалось
невероятным одному поколению, становится обыденным для следующих. И возникает
во­прос, не уничтожит ли человечество себя своим же прогрессом.
Всегда, во все эпохи были люди, которые боялись прогресса, в новых знаниях,
понятиях всегда видится угроза спокойствию, власти. Всегда люди ви­девшие мир
иначе, чем другие, подвергались в лучшем случае непониманию, обывателям в
массе своей всегда спокойнее верить в то, что очевидно, прави­тели же видели
в любых изменениях угрозу спокойствию своего существова­ния.
Но что такое «прогресс»? Ответ на это вопрос настолько очевиден, на­сколько
непрост. Слово «прогресс» происходит от латинского progressus, что
значит― движение вперёд. Но что заставляет человечество двигаться
вперёд, совершенствовать орудия  труда и убийства? Я считаю что, прежде
всего, одна из главных причин, заставляющая людей созидать нечто новое, это
вечная кон­куренция  людей между собой и природой. Большое количество людей
на огра­ниченной площади послужило причиной для развития инструментов, а с
ними и ремёсел, а затем и науки. К сожалению, прогресс техники, науки всегда
был не­отрывно связан с оружием и убийствами себе подобных. Даже Архимед,
когда возникла необходимость, использовал свои знания для борьбы с Римом, он
соорудил совершеннейшие для своего времени орудия убийства.
Конец XIX, начало XX века ознаменовалось огромным рядом научных открытий,
причём в отличие от открытий, совершавшихся в средние века, от­крытия конца
XIX века представляют не только чисто научный, но и практиче­ский интерес. В
связи с тем, что «плоды науки» стали всё глубже проникать в жизнь людей, всё
больше творческих людей стали проявлять всё больше озабо­ченности
относительно будущего человечества в свете всё большего совершен­ствования
техники. Многие писатели и поэты на стыке  веков пытались пред­сказывать
будущее развитие жизни, техники. Причём их прогнозы, что непри­ятно, иногда
сбывались.
Давал такие прогнозы и Блок,  его стихотворение «Авиатор», написанное в 1910-
1914 годах, описывает так авиацию:
                                                      «Летун отпущен на свободу.
                                                        Качнув две лопасти свои,
                                                      Как чудище морское в воду,
                                                    Скользнул в воздушные струи.
. Иль отравил твой мозг несчастный
Грядущих войн ужасный вид:
                                                 Ночной летун, во мгле ненастной
                                                         Земле несущий динамит?»
Можно заметить, что Блок описывает самолёт гораздо совершеннее тех, которые
существовали в момент написания стихотворения. Более того, я могу заметить,
что первые попытки использования авиации в войне имели           место только
во время I мировой войны. Более того, в строчке «Земле несущий дина­мит»,
явно прослеживается нечто похожее на бомбовые удары, оружие, которое
использовалось даже не во время первой, а во время II мировой войны. Кстати,
Альфред Нобель, изобретатель динамита, считал, что после изобретения такого
мощного оружия, войны будут невозможны, но как показывает история, он да­леко
не мог предполагать как велико желание людей к войне.
Теперь попытаемся сравнить мир в конце XX века с миром в конце XIX века.
Безусловно, в технике произошёл огромный прогресс, больший, чем среди лю­бых
других аналогичных отрезков в истории. Высокие технологии вошли во все сферы
нашей жизни, средства передвижения достигли фантастических для прошлого века
скоростей, телекоммуникации позволяют видеть друг друга лю­дям с разных
континентов, компьютерные технологии достигли невероятных высот даже для
середины двадцатого века. Но вместе с тем обстановку на пла­нете трудно
назвать прекрасной, постоянно бушуют локальные войны, народы недовольны
правительствами, правительства народами. Даже если отставить в сторону
африканские госсударства, где войны исторически были одним из ос­новный
занятий людей, то и в Европе, являющейся одним из самых развитых регионов
планеты, уже который год бушует война в бывшей Югославии (при­чём проблема
этого региона очень не нова, достаточно сказать только то, что события именно
в этом регионе стали поводом для начала I мировой войны), и не верится, что
противоречия враждующих сторон настолько глубоки, что их нельзя было за все
эти годы решить мирным путём. Поэтому можно заметить, что наиболее сложные
проблемы прошлого века, и в конце нашего остались не­решенными.
Но опасность прогресса лежит не только со стороны стремления челове­чества к
самоуничтожению. Нужно рассмотреть и другую опасность. Учитывая современный
уровень развития компьютерной и робо-техники, можно предста­вить, что рано
или поздно (если конечно человечество не уничтожит само себя и не найдёт
ответы на терзающие мир проблемы) человек будет полностью ис­ключён из
товарно-изготовительного процесса. То есть можно будет получать любые товары,
услуги без приложения каких-либо усилий. Несомненно с пер­вого взгляда такая
ситуация является совершенной идиллией, но если призаду­маться, то в подобной
ситуации у большинства людей полностью исчезнут ка­кие-то не было мотивы к
созидательной или иной другой деятельности. Ко­нечно, можно предположить, что
в такой утопии будет рассвет творчества, но я думаю, что этого не будет, так
как творчество всегда отражало проблемы чело­вечества, а если нет проблем, то
и творчество становится бессмысленным.
Я считаю, что прогресс технологий без изменения человека, приведёт к
катаст­рофе, причём не так важно, будет ли эта катастрофа быстрой или
медленной. Наверное, именно это хотел сказать Вознесенский
в своих словах.