Каталог :: Литература : русская

Курсовая: Василий Денисов в романе Война и мир

Среди героев «Войны и мира» есть исторические, реально существовавшие лица:
Кутузов, Наполеон, Алек­сандр I, Багратион, Вейротер... Толстой рисует
каждого из них так, как он видит,— иногда вовсе необъективно; например,
Наполеон, конечно, был на самом деле не таким, как его изобразил Толстой.
Многих героев романа писатель выдумал, но что зна­чит — выдумал? В старом
князе Болконском, в Андрее и Пьере, в Наташе, в князе Василии и Долохове
соединились черты многих людей, которых знал Толстой. Считается, что Николай
Ильич Ростов и Марья Ни­колаевна Болконская в какой-то мере списаны с
родителей Толстого, но это не точные портреты, и многое в Ни­колае и княжне
Марье вовсе не похоже на отца и мать писателя.
Только у одного человека в романе есть вполне опре­деленный прототип — у
Денисова. Он «списан» с извест­ного поэта-партизана, героя войны 1812 года
Дениса Давыдова. Даже именем подчеркнута связь между лите­ратурным героем и
живым человеком: Давыдова звали Денис Васильевич, у Толстого в романе —
Василий Де­нисов.
Но, описывая в четвертом томе партизанскую войну, Толстой упомянет никак не
связанную с Денисовым деятельность Дениса Давыдова — и этим как бы отделит
его от героя романа.
И, кроме того, так ли уж важно нам, читающим роман сегодня, какого живого
человека имел в виду Толстой? Люди, описанные в романе, так ясно живут в
нашем воображении, что князь Андрей оказывается бо­лее знакомым и более
живым, чем, например, реально существовавшие декабристы Батеньков или
Фонвизин, и Пьер ближе мне, чем, скажем, Сергей Григорьевич Волконский, и жен
декабристов я понимаю через Ната­шу... Поэтому мы будем говорить о Василии
Денисове — таком, каким видим его в романе, не пытаясь сравнивать его с
прототипом и решать, что Толстой взял из жизни, а что выдумал.
     
«Денисов был маленький человечек с красным лицом, блестящими черными глазами,
черными взлохмаченными усами и волосами».
Лихой кавалерист, рубака, азартный игрок и мастер выпить, он в то же время
романтически влюблен в жен­щину, именуемую «она», и рассказывает Ростову в
самых возвышенных выражениях: «Ей пишу... Мы спим, пока не любим. Мы дети
праха... а полюбил — и ты бог, ты чист, как в первый день созданья...»
Для Ростова Денисов — образец, идеал настоящего мужчины: храбрый, отчаянный
человечек с открытой ду­шой. В бою он «чертом» вертится под пулями на своем
лихом скакуне; денег у него никогда нет — он их про­пивает и проигрывает, но
когда Телянин украл его коше­лек, Денисов готов последним пожертвовать, лишь
бы сохранить честь полка.
После Аустерлица Денисов вместе с Ростовым едет в отпуск в Москву — по
дороге, конечно, напивается и, еле-еле продрав глаза, присутствует при
встрече Нико­лая с родными. Когда вошла старая графиня и припала лицом к
груди сына, «Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял тут же и,
глядя на них, тер себе глаза».
В отличие от Долохова он — хороший человек. Просто хороший человек, добрый и
умеющий чувствовать, умею­щий думать о других людях. Поэтому во время дуэли,
где он был секундантом Долохова, он, не выдержав, крикнул Пьеру:
«Закройтесь!», поэтому медлил, пытаясь оттянуть начало дуэли.
Встретив Денисова на войне, мы видим его глазами Ростова — любуемся его
отвагой; скрепя сердце, согла­шаемся с его заботой о чести полка. Но мы еще
не знаем этого смелого и чистого человека; он откроется перед нами в Москве,
когда ни с того ни с сего, так же отчаянно, как он скакал в бой, вдруг
сделает предло­жение Наташе.
Сам перед собой и перед всеми людьми он делает вид, что шутливо ухаживает за
молоденькой девочкой, и не понимает, что девочка эта всерьез завладела его
мыслями. Вот он с Ростовым на детском бале покро­вительственно оглядывает
танцующих:
«— Как она мила, красавица будет,— сказал Де­нисов.
—  Кто?
—  Графиня Наташа,— отвечал Денисов.
—  И как она танцует, какая грация! — помолчав не­
много, опять сказал он.
—  Да про кого ты говоришь?
—  Про сестру про твою, — сердито крикнул Дени­сов».
Толстой несколько раз замечает, что Денисов востор­гался пением Наташи,
«восторженными глазами смотрел на нее», «весь бал не отходил от нее» после
того, как Наташа уговорила его танцевать мазурку.
«Только на коне и в мазурке не видно было ма­ленького роста Денисова, и он
представлялся тем самым молодцом, каким он сам себя чувствовал». А мы всегда
видим его молодцом — и потому нестерпимо жал­ко его, когда он — вероятно,
неожиданно сам для себя — делает Наташе предложение.
Мать Наташи, старая графиня, не поверила своим ушам.
«—  Наташа, полно, глупости! — сказала она, еще на­деясь, что это была шутка.
— Ну вот, глупости! Я вам дело говорю, — сердито
сказала Наташа. — Я пришла спросить, что делать, а вы
мне говорите: «глупости»...
Графиня пожала плечами.
—   Ежели правда, что мосье Денисов сделал тебе
предложение, хотя это смешно, то скажи ему, что он
дурак, вот и все.
—   Нет, он не дурак, — обиженно и серьезно сказала
Наташа».
Графиня права в своем возмущении, «что осмели­лись смотреть, как на большую,
на ее маленькую На­ташу». Но напрасно она так насмешливо говорит о Де­нисове:
«мосье», напрасно называет его дураком; Наташа сердцем понимает Денисова
лучше, чем ее мать. Этот отчаянный человек ищет и ждет чистой любви так же
нетерпеливо, как наглый Долохов. Все его романтиче­ские влюбленности — только
поиски, только ожидание на­стоящей любви. И вот он встретил девушку, о
которой мечтал, но она — еще ребенок; за что ему, такому храб­рому и доброму,
выпало это тяжкое испытание?
Это поймет позже князь Андрей: встретясь с Денисо­вым уже после разрыва с
Наташей, он, гордый и рев­нивый князь Болконский, с нежностью вспомнит
расска­зы Наташи об этом хорошем человеке, о его любви к ней; и не боль, не
злобу вызовет у него мысль, что они с Денисовым любили одну женщину, но
грустное сожаление.
А впереди у Денисова еще много печалей, именно потому, что он добр и честен.
Он торопится в полк — зачем ему теперь оставаться в Москве. Он торопится в
полк — там он нужен, там его любят, там его место. Но в полку многое
изменилось.
За то время, что Денисов был в отпуске, Наполеон успел вступить в войну с
Пруссией, разбить за несколь­ко дней прусскую армию и двинуть свои войска
на­встречу русским. Положение русских войск было ужасно прежде всего потому,
что они стояли в разоренных дотла немецких дерев­нях.
«Павлоградский полк в делах поте­рял только двух раненых; но от голоду и
болезней потерял почти половину людей».
Вернувшись в полк и увидев, что солдаты голодают, Денисов отправил­ся на
дорогу и попросту силой от­бил  у  пехотинцев  обоз  с  провиан­том. Этот его
поступок имел самые серьезные последствия, потому что в провиантском
ведомстве, куда Денисова послали объяс­няться, он увидел... Телянина! Вот
когда оказалось, что напрасно офицеры Павлоградского полка пощадили Теля­нина
— он-то не даст Денисову пощады.
Но прямой и честный Денисов не в состоянии понять всего, что с ним произошло.
Он же взял провиант, «чтобы кормить своих солдат», а Телянин сидит в
провиантском ведомстве, «чтобы класть в карман»! Не сдержавшись, Денисов
избил Телянина — теперь ему грозит суд «за разбой».
По законам офицерской чести Денисов прав, и то­варищи его понимают это. Но по
законам бюрократи­ческой машины он виноват; в полк приходят бумаги, запросы —
и Денисов, скрепя сердце, решается поехать с легкой раной в госпиталь, чтобы
избегнуть необходи­мости являться к начальству.
Сцена в госпитале, куда Ростов приехал проведать Денисова, очень грустна. Не
случайно здесь же оказы­вается потерявший руку капитан Тушин — мы помним, как
в глазах Багратиона Жерков оказался более надеж­ным офицером, чем Тушин. И
теперь он смотрит своими большими грустными глазами  на Денисова, опасаясь за
него.
Денисов еще ничего не понимает и не хочет просить о помиловании: «Ежели бы я
был разбойник, я бы про­сил милости, а то я сужусь за то, что вывожу на
чистую воду разбойников. Пускай судят, я никого не боюсь; я честно служил
царю и отечеству и не крал!»
Но Денисов уже не тот, что прежде. Судебное дело подкосило его — он уже не
спрашивает Ростова о това­рищах, о делах полка; его интересует только тяжба с
провиантским ведомством. Сломили Денисова. И, самое обидное, не враги
сломили, не в бою, а свои же. И еще товарищи уговаривают, чтобы он перестал
бороться за справедливость, написал царю прошение о помиловании.
«— Видно, плетью обуха не перешибешь,— сказал он, подавая Ростову большой
конверт. Это была просьба на имя государя... в которой Денисов, ничего не
упоминая о винах провиантского ведомства, просил только о по­миловании.
— Передай, видно...— Он не договорил и улыбнулся болезненно-фальшивой улыбкой».
Но и это не помогло. Царь отклонил прошение.
Теперь он на долгие годы — опальный, мрачный не­удачник. До сих пор жизнь
представлялась ему ясной: будь честен и храбр — и ты заслужишь уважение и
почет. Все оказалось совсем не так просто. Никто не вспомнил его заслуг, его
храбрости — Телянин победил, а он осужден.
Несчастная любовь к Наташе тоже сыграла свою роль в глубоком отчаянии
Денисова. Оказалось: можно чисто и преданно полюбить девушку, но этого еще
недоста­точно, чтобы она тоже тебя полюбила.
Главное же, что сломило Денисова,— несправедли­вость того мира, в котором еще
недавно все было просто и ясно.
И все-таки Денисов останется верен тому нравствен­ному идеалу, о котором
мечтал с юности. В 1812 году он забудет свои обиды, не до них; он пойдет в
пар­тизаны и станет защищать не царя — отечество.
После войны он опять будет никому не нужен, снова станет брюзжать, но однажды
скажет Пьеру: «Бунт — вот это так!» — и, может быть, он тоже придет на
Се­натскую площадь, потому что очень разными путями при­дут туда разные люди,
объединенные только одним — мечтой о справедливости.