Каталог :: Криминология

Контрольная: Криминалистическое прогнозирование

Содержание

1.Структура и типология личности преступника. 2 2.Понятие криминологического прогнозирование и его значение в борьбе с преступностью.. 9 Литература. 15

1.Структура и типология личности преступника

Практически вся жизнь любого общества характеризуется наличием отклонений. Социальные отклонения, то есть девиации присутствуют в каждой социальной системе. Поэтому умение выявлять причины таких отклонений, находить пути преодоления их негативных форм должно быть свойственным каждому современному человеку. Определение причин девиаций, их форм и последствий - важный инструмент социального контроля и управления обществом. В недалеком прошлом термин «социальное отклонение» был связан в нашем сознании только с криминальными явлениями - преступлениями, пьянством, наркоманией, проституцией и др. И это неслучайно, ибо они практически везде и всегда считаются отклонениями от существующих социальных норм. Но в этой связи возникает вопрос: только ли подобные явления можно назвать социальными отклонениями и что представляет собой девиация ? Поведение является важнейшей социальной характеристикой личности. В зависимости от формы выражения, оно может быть вербальным и реальным . Первое складывается из различных высказываний, оценок, суждений и дает нам представление о внутреннем мире человека. Второе содержит определенные действии людей. На основании сопоставления этих действий с представлениями о должном и неправильном, которые зафиксированы в моральных правилах, эстетических канонах, в иных социальных предписаниях, человеческое поведение расценивается положительно, если оно не противоречит общепринятым эталонам поступков, а человек руководствуется ими в своей повседневной жизни. И, наоборот, поведение людей, не совпадающее с нормами "нарушающее общественные правила, трактуется как девиантное (отклоняющееся) и антиобщественное. Возникновение концепции отклоняющегося поведения связано с именем французского социолога Э.Дюркгейма, который в течение всей своей деятельности придавал особое значение выявлению причин порядка и беспорядка в обществе. Социальная интеграция существует, когда члены общества или его группы придают важное значение его нормам и руководствуются этими нормами в своей жизни. Если индивид не желает соблюдать общие нормы, возникает аномия, то есть такое состояние общества, при котором значительная часть его членов, зная о существовании объязывающих их норм, относится к ним негативно или равнодушно. Эта ситуация может быть результатом любого резкого изменения социальной структуры, например, при неожиданный экономических подъемах или кризисах. Определяя категорию девиации, необходимо подчеркнуть, что направленность отступлений от установленных норм может быть разной. Эти отступления могут охватывать как полезные отклонения, так и дезорганизующие поступки, социальную патологию - наиболее стойкие, опасные для общества и личности. Таким образом, девиация (социальное отклонение) - это поступки, деятельность людей, социальных групп, не отвечающие установленным в данном обществе нормам или признанным шаблонам и стандартам поведения. При этом, под социальной нормой следует понимать характеристику таких явлений и процессов, которые являются закономерными для данной общественной системы. Для того чтобы индивидуальные негативные отклонения от норм приобрели качество социальных необходимы следующие условия: 1)одинаковая направленность таких отклонений в похожих группах людей в одинаковых условиях; 2)близость или даже единство причин, из которых они возникают; 3)наличие определенной повторяемости, стойкости названных явлений. То есть социальные отклонения - это не случайные факты, а процессы, которые приобрели определенное распространение в обществе или выявляют к этому тенденцию. Социальные отклонения изучаются на индивидуальном и массовом уровне. На индивидуальном уровне рассматривается конкретный поступок определенного человека ( либо акт деятельности коллектива, государственной акции в международных отношениях); на массовом - совокупность актов такого вида, система нарушений социальных норм. Рассматривая структуру индивидуального отклонения от социальной нормы, прежде всего необходимо подчеркнуть: если социальную норму принять как эталон поступка, то отклонение от этого эталона должно происходить в разных направлениях. Поступок может не отвечать социальной норме по: объективным или субъективным признакам; целям и мотивам, прямым и побочным результатам. Он может быть новаторским или консервативным, полезным или вредным, случайным или типичным и т.д. На уровне массового явления социальные отклонения выступают уже как элемент общественной жизни, как одна из его сторон, как нежеланный социальный процесс. Определить является ли тот или иной поступок девиацией нелегко. Это связано с тем, что стандарты, типы, шаблоны (социальные нормы) - неоправданны и часто обуславливают разногласия. Наиболее яркие примеры девиации - нечеловеческие поступки, вызывающие почти всегда осуждение (например, убийство, изнасилование). Однако только на этом основании трудно дать точное определение девиации. Даже убийство оправдано (например, во время войны). Кроме того, ожидания, определяющие степень девиантного поведения, со временем изменяются (например, отношения к курильщикам, которые сегодня, в отличие от начала столетия, отождествляются с наркоманами). Вторая проблема, возникающая при определении девиации, связана с неопределенностью поведенческих ожиданий. Иногда правила не совсем понятны. Так, всегда ли является девиацией неосторожный переход через улицу? С одной стороны, это запрещено законом, а с другой - очень распространено, и считается полулегальным до тех пор, пока не нарушится работа транспорта и никто не пострадает. Если же правила или нормы поведения сформулированы неясно, среди населения могут возникнуть разногласия относительно их законности и правильности. То есть, в плюралистическом обществе девиантное поведение, с точки зрения одного человека, может считаться нормальным для другого человека. Таким образом, всегда важно выяснить реакцию так называемой «публики» на разнообразные виды поведения - речь идет о людях, определяющих, что конкретно является девиантным или недевиантным. То есть люди, с которыми тот или иной человек общается ежедневно - они непосредственно оценивают его или его поведение, а также организации или органы власти, контролирующие его поведение. Все эти факторы - относительная природа девиации, неопределенность ожиданий, противоречия в вопросах о правилах - свидетельствуют о недопустимусти навешивания ярлыка девиантности на какой-либо тип поведения при всех обстоятельствах. Но некоторые типы поведения почти всегда считаются такими. Например, почти во всех обществах, человек, отказывающийся разговаривать с другими людьми в течение длительного времени (если это не связано с религиозным ритуалом), считается девиантом. Причинный комплекс преступности, складывающийся из причин и условий, становится во главу угла в криминологических исследованиях. Однако криминологов интересуют и другие виды детерминации этого социально негативного явления: корреляция, системно - структурная связь и т.д. Различные по источникам, содержанию, механизму действия и другим признакам. Детерминанты преступности изучаются в криминологии применительно: а) ко всей совокупности преступлений; б) к их отдельным видам (группам, категориям); в) к индивидуальным актам преступного поведения. Существуют различные определения понятия личности преступника, криминологическое же учение исходит из того, что личность как целостное образование представляет собой социальное качество человека. Оно формируется в процессе общественных отношений, т.е. является продуктом социализации человека, а не приобретается с момента рождения. При этом в человеке уживаются социальное и биологическое начала. И в соотношении социального и биологического, биологическое находится в подчиненном отношении к социальному и выступает в нем в преобразованном, «очеловеченном» виде. Из этого можно сделать вывод, что природа и сущность человека - не тождественные понятия. Ведь, в то время как первое включает в себя генетические и социальные связи человека, второе охватывает лишь существенные социальные признаки. Хотя нельзя отрицать, что социальные признаки включают в себе особенности биологического, психологического порядка. Как уже говорилось ранее, личность включает в себя совокупность сторон внутренней (сознание) и внешней (деятельность). Подобный подход к определению сущности личности сформировался в философии давно. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что личность человека представляет собой систему социально-психологических свойств и качеств, в которых отражены связи взаимодействие человека с социальной средой посредством практической деятельности. Прежде всего, конечно, личность преступника представляет научный интерес. В изучении личности преступника в советский период возникали трудности и теоретического плана. Идеология того времени была ориентирована на изучение отношений между большими группами людей: классами, социальными слоями, организациями и нивелировала отношения индивидуальные, личностные, представляя их зачастую лишь как отражение межклассовых отношений, с неизбежностью порождаемых преступность именно ими. Вместе с тем, в ходе дискуссий о социальном и биологическом компонентах в генезисе преступного поведения ученые сходились во мнении о том, что целый ряд биологических характеристик (пол, возраст, особенности нервной системы, аномалии психики и др.) играют определенную роль при совершении преступлений лишь, будучи опосредованными социальными факторами. Безусловно, социальная среда – важнейший фактор формирования личности, однако в последнее время не отрицается и то, что биологически обусловленные особенности человека совместно с социальными условиями обуславливают совершение преступлений. Ведь конкретное преступление всегда совершается конкретным человеком и выражает его волю, взгляды, стремления, привычки, потребности и т.д. Понятно, что без учета этих особенностей личности преступника, преступного поведения нельзя правильно оценить причиненный комплекс преступности в целом, отдельных ее видов и конкретного преступного акта. Изучение личности преступника, "почерка" индивидуального преступного поведения позволяет найти и общие криминологические закономерности, определяющие характер и другие показатели преступности и разрабатывать меры противодействия ей. В настоящее время проблема личности преступника приобретает особую актуальность и значимость в связи с тем, что в последние годы: - во-первых, наблюдается количественный рост лиц, совершающих преступления; - во-вторых, преступления все чаще носят агрессивный оттенок, т.е. несут в себе отпечаток жестокости, озлобленности и особой дерзости, а это связано с личностными качествами; - в третьих, наблюдается вливание в преступную среду людей из нетрадиционных социальных групп населения, из которых преступниками раньше люди становились очень редко. В каком же смысле следует говорить о личности преступника? Это человек, просто совершивший преступление, или же это человек, чьи личностные качества, являясь результатом как непосредственных, так и опосредованных влияний окружающей социальной действительности нашли свое выражение в совершенном преступном акте? С точки зрения уголовного права, преступник – это физическое, вменяемое, достигшее определенного возраста, лицо, виновно совершившее общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом. Такая совокупность признаков образует содержание понятия "субъект преступления". Именно это уголовно-правовое понятие обычно имеется в виду, когда употребляется термин "личность преступника". В таком (широком) смысле личность преступника – это личность любого человека, совершившего уголовно наказуемое деяние. Иными словами, личность преступника в широком смысле слова – это уголовно-правовое понятие. Как же следует понимать личность преступника в узком смысле, т.е. как криминологическое понятие. Необходимо учесть, что, во-первых, уголовно-правовое и криминологическое понятие личности не совпадают по объему содержания, во-вторых, уголовно- правовое понятие личности преступника объединяет всех лиц, совершивших уголовно наказуемое деяние, в – третьих, криминология стремиться определить специфическую для преступников систему личностных свойств, выявить различия между личностью преступника и личностью законопослушного члена общества. Подобная специфическая для преступника совокупность свойств и представляет собой содержание понятия " личность преступника" в криминологическом (узком) смысле. Многие криминологи эту систему специфических свойств личности преступника именуют антиобщественной установкой, асоциальным типом личности, асоциальной направленностью, дефектным правосознанием и т.п. В основе такого суждения лежит предположение, что сам факт совершения преступления определенным лицом является необходимым и достаточным подтверждением существования принципиальных различий между личностью виновного и личностью гражданина с правомерным поведением. Например, Лейкина Н.С. отмечает, что "наличие антиобщественных взглядов, отрицательных черт и их проявление в соответствующей ситуации в виде преступления характерно для всех преступников"1. Вместе с тем, известно, что преступность включает в себя самые разные преступления (убийство, грабежи, изнасилования, обман потребителей, хищения, нарушение правил безопасности и др.), значит, и понятие личности преступника в познавательном смысле должно объединять всех лиц, совершивших преступление, в том числе и совершивших криминальные деяния по неосторожности. Личность преступника отличается от других людей общественной опасностью, степень которой определяется глубиной деформации ее нравственно-психологических свойств и качеств. Общественно-опасная личность формируется до совершения преступления. Именно осознание, устойчивое отношение в обществе, ценностные ориентации и мотивации поведения, взгляды, убеждения и идеалы составляют направленность личности. Но не следует считать, что стойкие антиобщественные взгляды и ориентации присущи всем без исключения лицам, совершившим преступления. О такой стойкости могут свидетельствовать неоднократное негативное, социально- порицаемое поведение, которое называют еще "отклоняющимся" (от нормы), которое не обязательно должно быть преступным. Представляемая собой индивидуальную форму бытия общественных отношений, личность преступника аккумулирует в себе их негативные стороны, что, естественно, не означает, что эта личность испытывает лишь отрицательные влияния. Исходя из вышесказанного, личность преступника можно определить как личность человека, виновно совершившего преступление вследствие присущих ему антиобщественных взглядов, отрицательного отношения к общественным интересам и выбора общественно опасного пути для реализации своего замысла или направления необходимой активности в предотвращении преступного результата. Следует отметить, что какой-либо заранее данной "личности преступника" не существует. О личности преступника можно говорить с момента совершения им преступления до момента отбытия им уголовного наказания (хотя существуют и другие точки зрения). Личность преступника с точки зрения криминологии - это термин, предназначенный для обозначения человека, совершившего общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, но не только. Следует заметить, что криминология изучает личность преступника на индивидуальном, групповом и обобщенном уровнях. · Обобщенный (общее понятие личности преступника). · Групповой (различные категории и типы преступников). · Индивидуальный, здесь изучается конкретный субъект преступления. На обобщенном уровне разрабатывается общее понятие личности преступника – как личности, виновно совершившей общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой уголовного наказания. Общее понятие личности преступника характеризует все социально-психологические черты и признаки, связи и отношения свойственные всем преступникам. На групповом уровне рассматриваются общие признаки и свойства, связи и отношения, присущие различным категориям и типам преступников (например, личность вора, убийцы, хулигана, грабителя, вымогателя и т.д.). На индивидуальном уровне изучается конкретная личность, как лицо, виновно совершившее данное преступление. На этом уровне, имеется возможность влиять больше индивидуальных признаков личности преступника, разобраться в механизме совершения преступления. Изучая признаки, которые в сочетании с определенными условиями и обстоятельствами повлияли на совершение данным лицом общественно опасного посягательства, мы получаем возможность наиболее полного выявления и устранения причины такого поведения. Здесь уместно вспомнить слова известного русского юриста Познышева С.В., который писал: "Для того, чтобы мстить и пугать, не надо много изучать человека, но для того, чтобы воспитательным образом серьезно повлиять на преступника, нужно знать многое такое о его личности, что дается лишь систематическим научным наблюдением"1. При этом решаются следующие задачи: 1) установление условий нравственного формирования личности (в семье, школе, на производстве, среди ближайшего бытового окружения, связей, знакомств и т.п.) и оздоровление этих условий; 2) выявление криминологических обстоятельств конкретной жизненной ситуации, повлиявшей с учетом особенностей данной личности на совершение преступления, и устранение подобных обстоятельств; 3) анализ социально-психологических свойств субъекта (взгляды, навыки, привычки, содержание и уровень интересов и потребностей, особенности характера и т.п.) и индивидуальное перевоспитание данного лица. Что дает такой уровневый подход к изучению личности преступника? Он помогает дифференцировать задачи, пределы и методы криминологического изучения личности преступника. Поэтому необходимо изучение: а) для решения теоретических проблем криминологии – причин преступности, классификации преступников, системы мер предупреждения преступности и критериев их эффективности и т.д.; б) для разработки методики анализа состояния преступности и мер борьбы с ними для практических органов (прокуратуры, органов внутренних дел, ФСБ и др.); в) для непосредственного планирования и организации борьбы с преступностью или преступлениями определенных видов в пределах определенной территории, отрасли, отдельного объекта и т.п.; г) для устранения причин и условий конкретных преступлений, индивидуальной профилактики. Разрабатывая теоретические основы изучения личности преступника, криминология формирует тем самым исходные положения для решения процессуальных, криминалистических, уголовно-правовых и уголовно-исполнительных проблем, связанных с личностью преступника. Исходя из вышеизложенного, вытекает, что личность преступника является одним из центральных вопросов криминологии. По своему содержанию проблема личности, в т.ч. и личности преступника –многопланова, поэтому она является объектом изучения ряда наук. Криминология стоит на позициях учения о личности, которое: а) рассматривает личность как социальную сущность человека, включенного в систему общественных отношений; б) устанавливает, что личность – категория общественно-историческая. Это означает, что при изучении личности не надо отрывать ее от социальной деятельности, конкретно-исторических условий; в) знакомит с биопсихологическими, фрейдистскими, бихевиористскими, социологическими и другими учениями, стремящимися понять природу человеческой личности, в том числе и личности преступника. Классификация преступников может быть построена по различным основаниям, среди которых следует выделить две большие группы признаков: социологических (социально-демографических) и правовых. К первой из них относятся: пол, возраст, уровень образования, уровень материальной обеспеченности, социальное положение, наличие семьи, социальное происхождение, занятость общественно полезным трудом, род занятий, наличие специальности, места жительства. Ко вторым – характер, степень тяжести совершенных преступлений, совершение преступлений впервые или повторно, в группе или в одиночку, длительность преступной деятельности, объект преступного посягательства, форма вины. Отдельную группу составляют признаки, характеризующие состояние здоровья преступников. В этой связи могут быть выделены здоровые, а также лица, страдающие соматическими или психическими расстройствами. Конечно, приведенный перечень признаков (критериев) классификации преступников не является исчерпывающим и может быть дополнен другими. Здесь многое зависит от того, для чего осуществляется классификация, каким конкретным целям она подчинена. Например, социально-психологическую классификацию предложил А.Г. Ковалев на основе изучения лиц, отбывающих лишение свободы, он выделили три типа: 1) глобальный преступный тип, для которого характерна "полная преступная зараженность" (особо опасные рецидивисты и др.); 2) парциальный тип, т.е. "с частичной преступной зараженностью". Личность этих людей как бы раздвоена, в ней уживаются черты нормального социального типа и черты преступника (например, лица, систематически совершающие хищения на производстве); 3) предкриминальный тип, охватывающий людей, которым присуща большая эмоциональная возбудимость, недостаточное самообладание и т.п. В конфликтной ситуации они способны на преступление (хулиганство, убийство из ревности и т.д.). Личность преступника является закономерной социальной фигурой для конкретного общества настолько, насколько закономерно существование преступности на данном этапе развития общества. Поэтому можно говорить о личности преступника как временном социальном типе только в связи с преступностью, представляющей собой преходящее социальное явление. Это временный тип, как и преступность в целом, обладает, однако, устойчивыми чертами и свойствами, позволяющими выделить его в качестве самостоятельного. Если криминология – это наука о природе, причинах преступности и мерах ее предупреждения, то и изучение личности преступника как более частный по отношению к ней проблемы осуществляется в тех же целях. Следовательно, типология личности преступника должна подчиняться общей криминологической задаче, т.е. она должна изучаться для того, чтобы знать причины и механизмы преступного поведения в целях его предупреждения. При определении структуры личности преступника следует иметь в виду, что прежде всего она представляет собой совокупность ее социально-значимых свойств, сложившихся в процессе разнообразных взаимодействий с другими людьми и делающих в свою очередь ее субъектом деятельности, познания и общения. Этот аспект личности наиболее важен для криминологии, поскольку он позволяет рассматривать личность как члена общества, социальных групп или иных общностей, как носителя социально типичных черт. Апи этом необходим максимальный учет индивидуальных психических особенностей, и биологически обусловленных свойств, которые отражаются на механизме человеческого поведения, включая преступное. Их выделение в структуре личности преступника вовсе не означает психологизации или биологизации причин совершения преступлений хотя бы потому, что многие психические особенности и биологически обусловленные свойства находятся под определяющим влиянием социальных факторов. Причиной совершения преступлений являются, как известно, лишь социально приобретенные отрицательные черты личности. Неблагоприятные особенности отдельных психических процессов, состояний и биологически обусловленных свойств могут лишь способствовать действию этой причины. С учетом сказанного в структуре личности преступника выделяется ряд подструктур: -одна из них включает в себя такие социально-демографические признаки, как социальное происхождение и положение, семейное и должностное положение, национальная и профессиональная принадлежность, а также уровень материальной обеспеченности; -уровень умственного развития, культурно-образовательный уровень, знания, умения и навыки; -в третью входят нравственные качества, ценностные ориентации и стремления личности, ее социальные позиции и интересы, потребности, наклонности, привычки; -четвертую образуют психические процессы, свойства и состояния личности; -пятая объединяет такие биофизиологические признаки, как пол, возраст, состояние здоровья, особенности физической конституции и т.д. (причем имеются социальные проявления этих признаков). Изъятие любой из подструктур разрушает целостность всей структуры, поскольку ни одна из них не может существовать самостоятельно. Следовательно, все они находятся в определенных взаимоотношениях и взаимосвязи, благодаря чему мы имеем дело не с их простой суммой, а со сложной совокупностью элементов, образующих в целом личность преступника. Могут быть предложены и другие варианты структуры личности преступника. В частности, известна следующая схема, включающая: -социально-демографические и уголовно-правовые признаки; -социальные проявления в различных сферах общественной жизни; -нравственные свойства; -психические особенности. Надо сказать, что любая такая схема не будет содержать в себе каких-либо специфических черт, присущих именно личности преступника, ибо она отличается от личности вообще не отсутствием или наличием каких-либо компонентов своей структуры, а прежде всего содержанием, направленностью определенных компонентов этой структуры. Вот почему мы говорим об антиобщественной направленности взглядов, интересов, потребностей, привычек, которые и выступают причиной совершения конкретного преступления. Поэтому криминологию особенно интересуют нравственные качества, ценностные ориентации и т.д., равно как и психологические особенности. Это, конечно, не означает игнорирования других подструктур. Напротив, надо знать и учитывать все особенности личности преступника, поскольку они влияют на индивидуальное поведение. Направленность личности представляет собой характеризующее данного человека и своеобразно переживаемое им избирательное отношение к действительности, влияющее на его деятельность. Направленность - ведущий элемент в психологической структуре личности. Она оказывает определяющее влияние на другие ее элементы - объем знаний, характер проявления биологически обусловленных свойств (темперамент, задатки). Направленность имеет решающее значение для определения социального типа личности. То обстоятельство, что выбор преступного поведения порождается определенным своеобразием самой личности, обусловлено многими криминологическими исследованиями. Эта направленность и определяет выбор лицом соответствующего варианта преступного поведения. В предупредительной работе многие из названных черт личности преступника должны быть объектом воздействия. В наибольшей степени это относится к нравственным характеристикам, подлежащим коррекции. Однако часто бывает так, что изменить поведение человека очень трудно, если не принять меры к повышению его профессионального уровня, овладению новыми специальностями, упрочению материальной обеспеченности, лечению соматических заболеваний и психических расстройств. Одной из коренных проблем изучения личности преступника является проблема соотношения социального и биологического. Она имеет принципиальное практическое и правовое значение. От ее решения во многом зависят объяснение причин преступности и определение главных направлений борьбы с ней. Оценка роли биологических факторов часто представляет собой тот рубеж, который разделяет многие криминологические теории.

2.Понятие криминологического прогнозирование и его значение в борьбе с преступностью

Эта­пу раз­ра­бот­ки про­фи­лак­ти­че­ских мер, по­сле ана­ли­за ка­че­ст­вен­но-ко­ли­че­ст­вен­ных ха­рак­те­ри­стик обя­за­тель­но пред­ше­ст­ву­ет кри­ми­но­ло­ги­че­ское про­гно­зи­ро­ва­ние, пред­став­ляю­щее со­бой про­цесс по­лу­че­ния, об­ра­бот­ки и ана­ли­за не­об­хо­ди­мой для про­гно­за ин­фор­ма­ции. Кри­ми­но­ло­ги­че­ский про­гноз пре­ступ­но­сти - это ве­ро­ят­но­ст­ное су­ж­де­ние о бу­ду­щем со­стоя­нии (уров­не, струк­ту­ре) пре­ступ­но­сти, ее де­тер­ми­нант и воз­мож­но­стей про­фи­лак­ти­ки че­рез оп­ре­де­лен­ный пе­ри­од вре­ме­ни, вклю­чаю­щее ка­че­ст­вен­ную и ко­ли­че­ст­вен­ную оцен­ки пред­по­ла­гае­мых из­ме­не­ний и ука­за­ние их при­мер­ных сро­ков. Не­об­хо­ди­мо знать, что кри­ми­но­ло­ги­че­ское про­гно­зи­ро­ва­ние яв­ля­ет­ся: - раз­но­вид­но­стью со­ци­аль­но­го пред­ви­де­ния; - от­рас­лью юри­ди­че­ско­го про­гно­зи­ро­ва­ния и - са­мо­стоя­тель­ным ви­дом про­гно­зи­ро­ва­ния. Разумеется, прогнозы выявляют вероятностную картину ожидаемых событий. Но их ценность состоит в том, что они обладают необходимой достоверностью, которая обеспечивается выбором правильных методов прогнозирования и надежной исходной первичной информацией. Во многих экономических, философских исследованиях проблемам прогнозирования уделяется значительное внимание, подчеркивается необходимость и важность познания будущего. Основной целью прогнозирования преступности является установление наиболее общих показателей, характеризующих развитие (изменение) преступности в будущем, выявление нежелательных и положительных тенденций, закономерностей и отыскание способов изменения или стабилизации этих тенденций и закономерностей в нужном направлении. Степень вероятности прогноза преступности в значительной мере зависит от числа различного рода факторов, используемых при прогнозировании. Необходимо учитывать и изучать не только данные о преступности, но и данные, характеризующие развитие (изменение) других социальных явлений, так или иначе влияющих на преступность: социально-политические явления, организационно-правовые, экономические, демографические и т.д. Конечно, при таком положении чрезвычайно сложно добиться абсолютного точного прогноза в данной области, да и вряд ли это будет возможно в будущем. Однако это не означает нецелесообразности составления прогнозов преступности. Даже прогноз, который лишь частично оправдывается, полезен и нужен. В литературе правильно отмечается, полезен и нужен. В литературе правильно отмечается, что “даже плохой прогноз лучше хорошей неопределенности”. Основная задача прогноза состоит в том, “ чтобы найти хорошее или даже наилучшие решения в условиях неопределенности”. Прогноз преступности должен опираться на учет: общих причин преступности причин, обусловливавших отдельные виды преступлений. К ним, в частности, относятся демографические данные об изменении населения, его численности, состава по полу, возрасту, образованию и др., миграции, в которой следует различать как внешнюю, так и внутреннюю. Во внутренней миграции, необходимо выяснение соотношения механического и маятникового /сезонного/ прироста населения. Важным обстоятельством, влияющим на прогноз, выступает урбанизация, характерной чертой которой является увеличения доли скрытого населения, т.е. населения, проживающего в сельской местности, но работающего в городах. Кроме того, урбанизации свойственны и отдельные своеобразные стороны, нередко имеющие криминогенный характер /например, ослабление социальных связей в городах/. Нельзя не учитывать изменения, вносимые в уголовное законодательство. Так, в истекшем десятилетии имела место интенсивная законодательная деятельность в области совершенствования борьбы с преступностью. На основе новых законодательных актов активизировалась борьба с многими видами преступлений, что повлекло увеличение числа регистрируемых преступлений. При прогнозе преступности следует обращать внимание и на преступность, ее характер и виды в зарубежных странах, которые в определенной мере могут оказывать свое влияние на преступность и ее характер в нашей стране в целом и в отдельных регионах в частности. Необходимость увязки прогнозирования преступности с другими социальными причинами обуславливается многообразными социальными связями и взаимозависимостью самого объекта прогнозирования - преступности. Про­цесс кри­ми­но­ло­ги­че­ско­го про­гно­зи­ро­ва­ния по сво­ей су­ти дол­жен быть не­пре­рыв­ным, тре­бую­щим по­сто­ян­но­го сис­те­ма­ти­че­ско­го уточ­не­ния по ме­ре на­ко­п­ле­ния но­вых дан­ных. Т.е. стрем­ле­ние к за­кон­чен­ным, не ну­ж­даю­щим­ся в уточ­не­нии про­гно­зам мо­жет при­вес­ти к не­на­деж­ным ре­зуль­та­там или да­же к лож­ным вы­во­дам. Так­же не­об­хо­ди­мо знать, что су­ще­ст­вую­щая “про­бле­ма не­оп­ре­де­лен­но­сти” по­зво­ля­ет про­гно­зу быть толь­ко при­бли­зи­тель­ным, а не аб­со­лют­но точ­ным. В са­мом сло­ве “про­гноз” уже за­ло­же­на не­воз­мож­ность точ­но­го “про­гно­зи­ро­ва­ния”. Но важ­но пом­нить в этом слу­чае, что “да­же пло­хой про­гноз луч­ше хо­ро­шей не­оп­ре­де­лен­но­сти”. Ис­точ­ни­ка­ми про­гно­за яв­ля­ют­ся не толь­ко дан­ные, от­ме­чен­ные как ка­че­ст­вен­но-ко­ли­че­ст­вен­ные ха­рак­те­ри­сти­ки пре­ступ­но­сти, но и, так на­зы­вае­мая, “опе­ре­жаю­щая ин­фор­ма­ция”. На­при­мер, от­сле­жи­ва­ние бу­ду­ще­го из­ме­не­ния уго­лов­но­го за­ко­но­да­тель­ст­ва, обя­за­тель­но вне­сет кор­рек­ти­вы в про­гноз пре­ступ­но­сти и со­от­вет­ст­вен­но в сис­те­му ее пре­ду­пре­ж­де­ния. Це­ли кри­ми­но­ло­ги­че­ско­го про­гно­зи­ро­ва­ния фор­му­ли­ру­ют­ся сле­дую­щим об­ра­зом: - об­щая цель - ус­та­нов­ле­ние наи­бо­лее об­щих по­ка­за­те­лей, ха­рак­те­ри­зую­щих раз­ви­тие (из­ме­не­ние) пре­ступ­но­сти в пер­спек­ти­ве, вы­яв­ле­ние на этой ос­но­ве не­же­ла­тель­ных тен­ден­ций и за­ко­но­мер­но­стей и оты­ска­ние спо­со­бов из­ме­не­ния этих тен­ден­ций и за­ко­но­мер­но­стей в нуж­ном на­прав­ле­нии. Об­щая цель пре­до­пре­де­ля­ет ос­нов­ные це­ли сле­дую­ще­го уров­ня: - обес­пе­че­ние всех об­стоя­тельств, имею­щих су­ще­ст­вен­ное зна­че­ние для раз­ра­бот­ки пер­спек­тив­ных пла­нов; - при­ня­тие для­щих­ся управ­лен­че­ских ре­ше­ний; - вы­ра­бот­ку об­щей кон­цеп­ции борь­бы с пре­ступ­но­стью; - вы­бор оп­ти­маль­но­го пу­ти со­вер­шен­ст­во­ва­ния дея­тель­но­сти ор­га­нов, ве­ду­щих борь­бу с пре­ступ­но­стью; - ус­та­нов­ле­ние воз­мож­ных из­ме­не­ний в со­стоя­нии, уров­не, струк­ту­ре и ди­на­ми­ке пре­ступ­но­сти в бу­ду­щем; - оп­ре­де­ле­ние воз­мож­но­стей по­яв­ле­ния но­вых ви­дов пре­сту­п­ле­ний и “от­ми­ра­ния” имею­щих­ся в на­стоя­щем, а так­же при­чин и ус­ло­вий, спо­соб­ных по­вли­ять на это; - ус­та­нов­ле­ние воз­мож­но­го по­яв­ле­ния но­вых ка­те­го­рий пре­ступ­ни­ков. Пе­ре­чис­лен­ные це­ли кри­ми­но­ло­ги­че­ских про­гно­зов яв­ля­ют­ся ос­нов­ны­ми. Дру­гие це­ли со­от­вет­ст­ву­ют на­зван­ным, вы­те­ка­ют из них и со­от­но­сят­ся с ни­ми как ча­ст­ное с об­щим. Все они (це­ли) долж­ны по­сто­ян­но уточ­нять­ся, кон­кре­ти­зи­ро­вать­ся, об­нов­лять­ся в свя­зи с не­пре­рыв­но­стью са­мо­го про­цес­са про­гно­зи­ро­ва­ния. В за­ви­си­мо­сти от це­лей про­гно­зи­ро­ва­ния, объ­ек­та ис­сле­до­ва­ния и сро­ков про­гно­зи­ро­ва­ния оп­ре­де­ля­ют­ся и за­да­чи про­гно­зи­ро­ва­ния. Ос­нов­ны­ми за­да­ча­ми яв­ля­ют­ся: - по­лу­че­ние ин­фор­ма­ции об изу­чае­мом бу­ду­щем; - со­от­вет­ст­вую­щая об­ра­бот­ка этой ин­фор­ма­ции; - обоб­ще­ние всех по­ка­за­те­лей “бу­ду­щей” пре­ступ­но­сти; а са­мая ос­нов­ная за­да­ча со­сто­ит в том, что­бы на ос­но­ве вы­яв­лен­ных по­ка­за­те­лей оп­ре­де­лить в про­гно­зи­руе­мом пе­рио­де наи­бо­лее важ­ные и эф­фек­тив­ные пу­ти (сред­ст­ва и ме­ры) борь­бы с пре­ступ­но­стью. Конечно, криминологическое прогнозирование - условное и довольно рискованное занятие, ибо на преступность, как ни на какое другое социальное явление, влияют подчас неожиданные повороты в экономической, социальной либо политической сферах. Более того, изменения преступности нередко происходят на первый взгляд “на ровном месте”. И лишь тщательный анализ длительного отрезка времени, предшествующего периоду ”неожиданных” изменений, может пролить свет на причины сложившегося положения. Еще более непредсказуемо индивидуальное преступное поведение людей. Поэтому к проблеме прогнозирования, не отвергая его, следует подходить осмотрительно и н увлекаться, как это нередко имеет место, умозрительными математическими выкладками и формулами, выглядящими научно, но подчас не имеющими под собой реальной почвы. Прогнозирование социальных процессов, особенно в тех случаях, когда они, в числе прочего, складываются из суммы (совокупности) актов поведения конкретных людей, вообще чрезвычайно трудно. При этом следует иметь в виду, что преступность - явление, имеющее свои закономерности и подчиняющееся им. Но цифра преступности складывается стихийно. Предупреждение преступности может и должно планироваться. Планирование предупредительной работы в государстве имеет свои уровни. В борьбе с преступностью нет и не может быть однозначных рекомендаций, исключая, конечно, лозунговые, типа: усилить профилактическую работу.., обязать прокурора (прокуроров) усилить надзор за соблюдением законов.., обязать МВД разработать планы усиления индивидуальной профилактики силами участковых инспекторов... и т.д., к чему привыкли и чем пестрит практика ”борьбы” с преступностью в нашем государстве, оборачивающаяся наличием пустых, неконтролируемым и невыполнимых ”планов”. Причем наша практика страдала и продолжает страдать неоправданной гигантоманией и глобальностью планов. Криминология, имея составной частью своего предмета предупреждение преступности и исходя из сложности преступности как явления, выработала рекомендации, относящиеся как к разным уровням социальных и государственных структур, так и к видам преступности. Криминологами были разработаны примерные планы профилактики преступлений на предприятиях и в организациях, в районе, городе, области, республике, рецидивной преступности несовершеннолетних и т.д. Среди криминологов по поводу грандиозных планов нет единого мнения. Поскольку общественное мнение было подготовлено к тому, что планы эти - чуть ли не панацея от всех бед, их составили, однако в них реальна (и то при наличии денежных средств в кармане государства) лишь та часть, где речь идет о материально-техничесоком обеспечении правоохранительной системы. Другие же рекомендации слишком общи и неконкретны. Это - главный недостаток всех глобальных планов, которых было немало у нас в стране (например, продовольственная Программа) и которые постоянно не выполнялись. Кроме того, планы (как и здания, образно говоря) должны строиться с фундамента а не с крыши. Поэтому начинать планирование борьбы с преступностью следует с первичных ячеек общества, где все конкретно, все проверяемо и может быть обеспечено организационно и т.п. Такие планы могут быть составной частью планов региональных. Но чем выше будет идти планирование, тем более общий и менее конкретный характер оно будет приобретать. Борьба с преступностью, ее планирование, координация между регионами, внутри них и органами, ведущими эту борьбу, необходима, ибо преступность границ не признает (тяжкие формы особенно). Поэтому предупреждение преступности есть деятельность, требующая скоординированной работы прежде всего правоохранительных органов на территории всей страны. Разобщенность недопустима и ничего, кроме вреда, принести не может. Целям координации могут служить специально создаваемые для этого организационные структуры. Таким образом, составная часть предмета криминологии - предупреждение преступлений - сама по себе сложная теоретическая проблема, реализуемая в многообразных практических мерах как общесоциального плана, вплоть до конкретных технических мер, так и специально-криминологических и правовых, включая предложения по совершенствованию законодательства. Поскольку преступность - явление социальное (одно из социальных явлений), необходимо исходить из того, что успешной борьба с ней может быть лишь тогда, когда подход к ней будет комплексным, как при ее изучении, так и при разработке мер предупреждения. Поэтому борьба с преступностью в широком общесоциальном плане (в криминологии это, в первую очередь, связано с идеей предупреждения преступлений) есть использование мер экономических, социально-культурных, воспитательных , и наконец, правовых. При этом очевидно, что политическая атмосфера в обществе - это то, что может свести на нет любые формы и методы руководства обществом, довести их до хаоса и развала, либо, напротив, привести к стабилизации общественного (и государственного) организма. к общесоциальным видам предупреждения преступности относятся: а) развитие и совершенствование экономических отношений, технологических процессов и технического оснащения производства - промышленного, сельскохозяйственного, что неразрывно связано с повышением жизненного уровня и материального благосостояния людей; б) повышение уровня культуры членов общества, улучшение их образования, а следовательно, воспитанности, установления нравственных взглядов, основанных на всем том лучшем, что накопило человечество в данной области за весь период своего развития. Эти меры, конечно, не прямо направлены на борьбу с преступностью. Более того, развивая, скажем, культуру и искусство, люди меньше всего думают о борьбе с преступностью, но высокая культура и воспитанность - надежные гаранты уменьшения преступности (хотя и не гаранты ее исчезновения, с чем люди, вероятно, должны смириться). Названные меры косвенно влияют на состояние преступности, и чем выше уровень экономического, технического, культурного состояния общества, тем больше оснований полагать, что преступность в таком обществе будет ниже, нежели в обществе, прозябающем в экономической разрухе, социальной и политической неустойчивости, в обществе, где забота о людях декларируется (даже является спекулятивным политическим лозунги) но не претворяется в жизнь. Криминология, улавливая эти общесоциальные процессы (их негативное выражение), рекомендует, как следовало бы поступить в тех или иных ситуациях. Такие рекомендации тогда эффективны, когда даются с учетом реальных возможностей общества (экономических, финансовых и т.д.), а не абстрактно теоретически. В то же время криминология острее видит отрицательное влияние на жизнь общества тех или иных, скажем, экономических экспериментов (чего, к сожалению, не хотят признавать многие экономисты и политики). Поэтому ее рекомендации далеко не сразу воспринимаются, и тем более, реализуются. Если криминология указала на криминогенность тех или иных явлений в экономике, социальной сфере и т.д. и высказала общие рекомендации, что следовало бы сделать для уменьшения их негативного эффекта, то дальнейшая конкретизации необходимых для предупреждения преступности мер - прерогатива других конкретных наук, областей знания, социальной и экономической практики. В этом случае криминолог может превратиться в консультанта, который подскажет, что реально для исполнения, а что нет, какие сроки решения проблемы реальны, а какие - нет. Специально-криминалистические меры предупреждения преступности могут быть общими и конкретными. Они, хотя и затрагивают, допустим, сферу управления, однако являются такими, которые не требуют совершенствования крупных ее блоков, а требуют изменения каких-то частей, например изменения учета и отчетности денежных средств либо материалов в какой-либо отрасли производства или управления, что снимет (на определенный период времени) опасность хищений или иных злоупотреблений. Конкретные рекомендации - еще более узки по своей целенаправленности, например меры организации охраны материальных средств на конкретном предприятии. Криминологи за годы своего “вторжения” в социальную жизнь наработали немало практически значимых рекомендаций по предупреждению преступлений в различных отраслях промышленности и сельского хозяйства. Меры по предупреждению преступности касаются как организации производственных процессов (с точки зрения их криминогенной уязвимости), так и воспитательной работы с разными категориями работающих, а также методов учета, охраны материальных средств и т.д. Эти рекомендации могли появиться на свет лишь в результате длительного и всестороннего изучения конкретных отраслей народного хозяйства. Такое направление в криминологии неисчерпаемо, ибо формы хозяйствования, их структуры меняются, соответственно меняются и условия, способствующие совершению преступлений, а значит, должны совершенствоваться предупредительные меры. Меры предупреждения различны и для различных видов преступлений (например, для корыстных и насильственных, убийств и изнасилований, краж и мошенничества и т.д.). “Блоки” преступности тоже требуют специфических мер (скажем организованная преступность - одних мер, рецидивная - других, женская - третьих и т.п.). Внутри же этих общих блоков различны и многочисленны виды конкретных преступлений, требующие конкретных для их предупреждения мер. Деление преступности на уровни определяет особенности индивидуальной практики, ибо отдельные преступления совершаются людьми, каждый из которых неповторим, и воспитательная работа с ним требует индивидуального подхода. В этой своей части криминология вступает в контакт прежде всего с такой наукой, как психология (не случайно среди юридических наук прочное место завоевала ныне криминальная (правовая) психология). Криминальная (правовая) психология изучает не только личности тех, кто совершает преступления, предмет ее значительно шире, но связь ее с криминологией органична. Криминологическая типология личности нужна не сама по себе, не просто как теория, позволяющая глубже изучить причины конкретных преступлений в связи с особенностями личности, а как предпосылка преступлений, в частности индивидуальной профилактики преступлений. Практический анализ и важность прогнозирования преступности для Смоленской области я покажу на двух примерах: - влияние миграционных процессов на криминогенную обстановку - преступность несовершеннолетних Криминологический прогноз экономической преступности на 1997-2002 гг. определяется устойчивой тенденцией ее роста в предшествующем пятилетии. Воздействие криминогенных факторов в совокупности с уровнем латентности экономических преступлений, определяемым экспертами в пределах 90-97%, дает основание прогнозировать реальный рост преступности в полтора-два раза. Появившаяся же устойчивая тенденция общего роста выявляемости экономических преступлений в истекшем пятилетии, по всей видимости, сохранится до конца прогнозируемого периода и может составлять ежегодную величину в пределах 20- 40%. Независимо от вариантов прогнозирования общих, видовых и территориальных тенденций выявления и раскрытия экономических преступлений прогностическая оценка сводится к тому, что реальных позитивных изменений криминогенной ситуации в экономике к 2002 году не произойдет. Основной вклад в рост преступности в ближайшие годы будет вносить общая нестабильность и разбалансированность экономики, в первую очередь кризис потребительского рынка, спад производства, прогрессирующий рост цен, которые усилят дифференциацию населения по доходам и имущественному признаку, падение жизненного уровня большинства граждан, сокращение расходов на социальные программы. Крайне отрицательное воздействие на социальную стабильность окажет сокращение рабочих мест, что повлечет формирование новых слоев населения с высоким криминогенным потенциалом.

Литература

1. Криминология., /под ред. Академика В.Н. Кудрявцева и д.ю.н., профессора В.Е. Эминова, М., изд. “Юрист”, 1999 г. 2. Криминология. /под ред. Д.ю.н., профессора А.И. Долговой., М., изд. “Норма- ИНФРА-М”, 1999 г. 3. Аванесов Г.А.Вицин С.Е. Прогнозирование и организация борьбы с преступностью. М., 1972. 4. Криминология: Учебник. М., 1997. Гл.6-7; 5. Криминология и организация предупреждения преступлений: Учебное пособие. М., 1995. Гл.5-9; 6. Криминология и профилактика преступлений. М., 1989. Гл.10; 7. Кудрявцев В.Н.,ред. Курс советской криминологии: предупреждение опасности. М. 1986 8. Пастушеня А. Н. К методологии криминологического мониторинга // Проблемы укрепления законности и борьбы с преступностью на региональном уровне (наркотики и преступность): Материалы междунар. науч.-практ. конф. Смоленск, 4-5 марта 1999 г. / Юрид. ин-т МВД России, Смол. фил.; Под общ. ред. М.А. Соловьева. М.; Смоленск, 1999. С. 119.