Каталог :: Криминология

Книга: Типология личности преступника и ее виды

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По предмету: «Криминология»

Тема: "Типология личности преступника и ее виды" План. 1. Вступление. 2. Личность преступника и необходимость типологии. 3. Типология преступников и особенности преступного поведения. 4. Виды типологии. 5. Заключение. Вступление. На протяжении последних лет в Украине сложилась и сохраняется крайне сложная криминальная ситуация. Вместе с ростом преступности наблюдается изменение ее характера. Преступность приобретает новые качества – вооруженность, криминальный профессионализм, организованность и т.д.Изменение преступности в настоящее время определяют не только и не столько традиционные причины и условия, сколько многочисленные факторы, вытекающие из современной кризисной ситуации в социально-экономической сфере. При изучении преступлений центральной проблемой всегда является личность преступника. В личности отражаются все признаки преступления. Именно поэтому личность и её преступное поведение представляют собой единый объект криминологического исследования. Классификация преступников является одной из наиболее актуальных криминологических проблем. Это со­ставная часть исследовательской работы по изучению преступника. Классификация преступников способствует более глубокому анализу личности преступника, причин преступной деятельности, научному предвидению возмож­ностей преступной деятельности (предикации) и разработ­ке мер, применяемых к преступникам. Каждая классифи­кация таит в себе опасность неточности, схематичности, так как границы между отдельными типами и группами можно определить лишь приблизительно. Развитие кри­минологических исследований, постепенное углубление и уточнение научных знаний служит базой для классифика­ции преступников. Личность преступника и необходимость типологии. Понятие «личность» характеризуется применительно к опреде­ленной области исследования. Хотя проблема личности имеет об­щезначимый характер, непосредственно касается всего общества, она изучается многими науками, но каждой наукой — с позиций своего предмета. Для криминологии объектом по­знания является особый тип личности — личность преступника. Это понятие условное и его следует рассматривать особо. Любая личность свободна выбирать поведение. Криминология «отбирает» таких личностей, которые совершают преступления, они и являются для этой науки объектом исследования. Личность преступника, как и человек вообще, оценивается как деятельное существо, образ жизни которого накладывает решаю­щий отпечаток на весь ее облик. Человек, не способный совершать осознанные действия, отвечать за свои поступки, лишен необхо­димых свойств, характеризующих его именно как личность. У лич­ности любого типа, в том числе и у личности преступника, скла­дываются взаимоотношения с окружающими людьми. Благодаря деятельной натуре человека, вокруг него складываются обществен­ные отношения, между личностью и обществом всегда существует связь. В системе этих общественных отношений надо видеть и от­ношения, характерные для личности преступника. Преступление (преступное поведение личности), как и всякое социально значимое действие, есть результат собственной дея­тельности человека. В каждом конкретном случае сама личность, и только она принимает решение о совершении преступления. Такое решение «существует» в личности как собственное внут­реннее убеждение и как сознание. Но все ли здесь связано с лич­ностью и только с нею? Думается, что нет. Представляется, что признание социальной сущности личности логически приводит к следующему выводу: для изменения человека надо преобразовать общественные отношения и социальные условия, в которых он живет. На наш взгляд, нельзя изучать личность преступника вне ее связи с обществом, а главное — обусловленности социальной сущности данной личности общественными отношениями. Уче­ные верно указывают: социальное в личности преступника — это то общее и существенное, что непосредственно детерминировано общественными отношениями. Именно такое социальное начало, как отмечают эти же ученые, выражает неразрывную связь лич­ности преступника с обществом. Но сказанное лишь одна сторона вопроса. Другая же заключается в том, что социальное в личности преступ­ника — это процесс, в основе которого лежит превращение «внешних» общественных отношений во «внутреннюю» структуру человека: его потребности, интересы, цели, взгляды, установки, направленность поведения и т.д. Все это в личности преступни­ка существует объективно, а потому личность создает самою себя. Преступление всегда есть выражение индивидуальности. В нем активно проявляются личность и ее криминальные свойства. Понятие «личность преступника» может употребляться в двух смыслах: как родовое понятие, характеризующее определенный тип людей, и как понятие, содержащее указание на то, что речь идет о человеке, совершившем преступление. Самое важное здесь — это особенности данной личности и специфика ее преступного поведения. Массив преступлений складывается из многочисленных инди­видуальных актов преступного поведения. Чем вызваны такие поступки людей? Как влияют на преступное поведение крими­ногенные факторы? Для ответа на эти вопросы необходимо про­анализировать механизм именно индивидуального преступного поведения, выяснить, как образуется такое поведение, какая существует связь с личностью. Отсюда и значение изучения лично­сти преступника. Изучение личности пре­ступника — важная и необходимая предпосылка научно-обосно­ванной профилактики преступного поведения. В литературе часто ставится вопрос о личности преступника и смежных понятиях. При этом под «смежностью» понимаются: субъект преступления (уголовно-правовое понятие), осужден­ный (пенитенциарное понятие) и т.д. В общем, однако, имеется в виду личность преступника. Ведь в любом случае речь идет о лицах, совершивших преступления. Для конкретизации же по­нятий нужна типология преступников. Типология преступников и особенности преступного поведения. Идея типологии (типизации) лиц, совершающих преступле­ния, исходит из необходимости сведения их в однородные (од­нотипные) группы. Для того, чтобы более глубоко изучить лич­ность преступника и ее структуру надо ее познать и типичное в такой личности. Как видно, существует связь между типологи­ей и структурой личности. В основе исследования лежит струк­тура, ибо нельзя понять механизм преступного поведения, не познав структуру личности. Прежде всего надо отметить, что все свойства человека уклады­ваются в две основные подструктуры: психологическая, опреде­ляющая индивидуальность личности, и социальная, определяемая ее социальными ролями и опытом деятельности в той или иной социальной среде. Элементами психологической подструктуры (структуры) личности являются ее психологические свойства и особенности, часто именуемые — чертами личности. Психологиче­ские (взаимосвязанные) подструктуры одновременно являются и уровнями личности: первый — биологически обусловленная под­структура (природные свойства типа нервной системы, возрастные, половые, некоторые препатологические и даже патологические свойства психики, темперамент); второй уровень — все индивиду­альные свойства отдельных психологических процессов, ставшие именно свойствами личности, придающие ей особенность (инди­видуальность проявления памяти, эмоций, ощущений, мышления, восприятий, чувств и воли); третий — социальный опыт, в кото­рый входят приобретенные личностью знания, навыки, умения и привычки (все это базируются на элементах предшествующих под­структур); четвертый уровень — направленность личности, оцени­ваемая с позиций социально-психологического анализа (направ­ленность, взятая как целое, раскладывается на влечения, желания, интересы, склонности, идеалы, индивидуальное мировоззрение и миропонимание и высшая форма направленности — убеждения). Исследуется, таким образом, целостный человек — личность. Соответственно, когда изучается личность преступника, выделяется и криминологический уровень. Особо исследуется преступная направленность личности, ее личностная установка. При рассмотрении же структуры личности преступника выделяются три основные группы признаков: общие признаки личности; особые признаки; индивидуализирующие признаки конкретной личности, виновно совершившей преступление. Изу­чая эти признаки, как отмечается в литературе, можно ответить на вопросы о том, из чего в целом складывается личность преступни­ка, а также определить, какие характеризующие преступника свойства образуют в своей совокупности эту личность, какова структура данной совокупности. Криминология выделяет в структуре лично­сти преступника такие компоненты, как мотивы поведения, уста­новки и ориентации и т.д. А исходит криминология при этом из того, что элементы личностной структуры су­ществуют не наряду с другими ее компонентами, такими, как по­требности, цели, интересы, ценности и т.д., а проникают во всю сложную систему элементов сознания и самосознания человека. В определенных условиях потребности или интересы, как и другие элементы психики личности, могут становиться мотивами или да­же установками действий личности, или ее ориентациями. Это и принимается во внимание при изучении структуры личности пре­ступника. Но это не есть какая-то сумма тех или иных отрицатель­ных свойств личности, наиболее распространенных среди преступ­ников. Данная проблема решается путем сведения индивидуаль­ного в личности преступника к социальному и наоборот. При этом не только познается общее и особенное в личности, но и выявля­ются сходные, необходимые и существенные свойства в конкрет­ном человеке. Об этом К.Е. Игошев пишет так: «Какая бы кон­кретная личность ни изучалась, какой бы вид преступной деятель­ности ни рассматривался, во всех случаях, как во всяком отдель­ном, единичном, в них обнаруживаются черты и свойства общего порядка, входящие в характеристику преступника как социального типа». Здесь, по мнению Г.А. Аванесова, речь идет о том, что из­менения в системе преступных проявлений связаны с изменения­ми в социально-психологическом облике личности преступника как типа, детерминированного общественными отношениями. Вне общественных отношений, подчеркивает Г.А. Аванесов, недопус­тимо говорить о какой бы то ни было личности преступника. Лю­бой социальный тип личности, продолжает свою мысль Г.А. Ава­несов, не может быть ничем иным, как обобщенной формой отра­жения общественных отношений, выраженных в потребностях, интересах, ориентациях и направленности индивида. В этом смысле, как мне представляется, тип преступника есть существо, структура которого содержит различные социально-психоло­гические образования. На осно­вании типологии (типизации) можно говорить о различных на­правлениях изучения личности преступника, причем примени­тельно не только к общему типу, но и конкретным категориям лиц, когда учитываются признаки частного порядка. Вполне до­пустимо, следовательно, выделять такие типы, как личность реци­дивиста, личность несовершеннолетнего преступника и т.д. Особо криминология изучает и такой тип преступников, которые совер­шают насильственные преступления. Исследуя личность преступника в соответствии с типизаци­ей, ученые обычно выделяют следующие направления научного анализа: социологический аспект типологии; типология в рам­ках социально-психологического обобщения; типология отдель­ных категорий преступников. Однако ученые обращают внима­ние на то, что главный типообразующий признак — такой, ко­торый определяет взаимоотношения между личностью и обще­ством. При этом устанавливается: степень «отчужденности» личности преступника от общества и окружающей его социаль­ной среды, устойчивость способов поведения данной личности и т.д. Могут выделяться также привычные, злостные, профес­сиональные и случайные преступники. Признаки же частного порядка, связанные с различными уровнями структуры лично­сти, характеризуют преступника, как указывают ученые, не в целом, а лишь по отдельным его свойствам. Учет этих призна­ков позволяет получить более детализированную характеристику личности преступника, конкретнее и глубже раскрыть элементы ее социального и социально- психологического содержания. Думается, что именно такая характеристика имеет большое практическое значение, она, на наш взгляд, может увязываться с разработкой конкретных мер профилактики преступного пове­дения. Ведь в основе такой профилактики лежит изучение осо­бенностей личности преступников и их типология. Имея в виду практический аспект, необходимо, исследуя лич­ность преступника с позиций типологии, изучать взаимозависи­мость между типом личности и типом совершенного им преступ­ления. Здесь следует исходить из того, что преступление, совершенное определенным образом, не только дает возможность говорить о «почерке» преступника, его индивидуаль­ной манере, но и указывает на тип личности преступника. Иначе говоря, «следы» преступления могут свидетельствовать о принад­лежности преступника к тому или иному типу личности. Здесь типология самым тесным образом связана с классификацией преступлений и преступников. Очевидно, методы типизации и классификации, используемые в единстве, приводят к лучшим результатам. Но их нельзя смешивать. Как от­мечается в литературе, они взаимосвязаны, но не тождественны. Криминология, как и криминалистика, в известной мере как и некоторые другие уголовно-правовые науки, изучая личность преступника, исходит, по сути дела, из следующего: признаки, которые имеют общий характер для всех однородных преступле­ний, объединяют их в группы, различные по объему, например, все разбои, или только разбойные нападения с применением ог­нестрельного оружия, или только разбои, совершаемые несовер­шеннолетними и т.д. Криминалисты, указывая на данное обстоя­тельство, пишут, что общие для группы признаки, соответствую­щим образом систематизированные или типизированные, состав­ляют криминалистическую характеристику данного рода, вида или даже подвида преступлений. На это же обращают внимание и криминологи, акцентируя внимание, однако, на типологии преступников. Криминалисты, как и криминологи, пишут в та­ком случае о типичном «портрете» преступления (и преступника), опираясь при этом на то общее, что объединяет множество кон­кретных преступлений. По существу речь идет об информацион­ной модели типичного преступления конкретного вида или рода, в которой особое место занимает личность преступника. Это также связано со способом совершения преступления. Следует обратить внимание на то, что криминологическая характеристика преступлений и лиц, их совершающих в целом представляет собой отражение типичного. Нет и не может быть характеристики абсолютно отдельного, конкретного преступле­ния (это уже не криминологическая проблема и иной уровень анализа, что более всего относится к уголовному праву и уго­ловному процессу). Криминологическая характеристика, ис­пользуемая для исследования преступлений и преступников, как и жертв преступных посягательств, обладает достаточно слож­ной структурой, в ней чаще всего различают: • характеристику типичной исходной информации об объ­ектах исследования; • данные о конкретных преступлениях, типичных способах их совершения, когда это связано с механизмом деяния, и ти­пичных их последствиях; • сведения о личности преступника, типичных мотивах деяния, что связано со способом совершения преступления, це­лях, намерениях, потребностях; • данные о потерпевшем как о типичном объекте преступ­ного посягательства; • иные данные — о типичных причинах и условиях пре­ступлений, криминогенных и антикриминогенных факторах, типичных обстоятельствах совершения преступлений. Здесь не затрагиваются проблемы преступности как явления. Не изучаются при этом и закономерности преступности, как и какое-либо конкретное преступление или отдельно взятая лич­ность преступника. Речь идет лишь о типологии и классифика­ции, когда изучаются схожие между собой отдельные виды и категории преступлений, однородные группы преступников. Особенность типологии состоит в том, что предметом позна­ния она имеет не преступность как явление и не отдельную лич­ность или отдельное преступление, а единство сущности образую­щих личность свойств и признаков, обусловленных объективными условиями. Типология проникает в сущность самой личности пре­ступника, но при этом ее интересует именно типичное. Она связана с изучением таких свойств личности, как сознание и психика, тем­перамент, эмоции, воля, навыки, умения, привычки, направлен­ность, установка, потребности и т.д. На этой основе и определяют­ся отличные друг от друга типы личностей. Именно в связи с этим говорится о таком понятии, как криминологическая типизация. Классификация, в отличие от типологии, представляет более устойчивую группировку лиц, совершающих преступления, по их атрибутным признаком, неотъемлемым свойствам. По сравнению с классификацией типо­логия — более высокий уровень. Однако научное исследование личности преступника связано с использованием как типологии, так и классификации. Эти методы дополняют друг друга. Оба они вместе позволяют на различных уровнях обобщения изучать наиболее характерные свойства личности преступника. Надо иметь в виду, что деятельность по предупреждению преступности на личностном уровне зависит от разработки не только научно обоснованных критериев классификации престу­плений, но и достоверных сведении о типологии преступников. Практика свидетельствует о том, что как классификация, так и типология являются основой дифференциации и индивидуали­зации мер профилактики преступного поведения. Виды типологии В криминологической литературе можно встретить много ва­риантов типологии личности преступника. В основном они свя­заны с решением практических задач. Первый вариант типологии: преступники дифференцируются в зависимости от характера личностно-мотивационных свойств, проявляющихся в совершенном преступлении. При этом выде­ляются насильственные преступники, корыстные, рецидивисты и т.д. Главное здесь — мотивация преступного поведения. Второй вариант объединяет типологии, в которых преступ­ники дифференцируются исходя из характера взаимодействия криминогенной личности с разной степенью выраженности с факторами ситуации совершения, преступления или только в зависимости от степени выраженности криминогенных искаже­ний личности. Основное здесь — личность и ситуация. Третий вариант включает типологии, в которых критерием типологизации выступает социальная направленность личности преступника. Что касается именно преступника, то речь идет именно о негативной направленности поведения. Основываясь на этих вариантах, а также на многих других положениях, связанных с типологией преступников, ученые вы­деляют, как правило, следующие типы: особо опасный тип, профессиональный, привычный, ситуативный, неустойчивый, небрежный, случайный, неосторожный. И еще: по признакам негативной направленности поведения в основу типологии лич­ности положены отношения преступников к различным соци­альным ценностям. Рассмотрим эти вопросы. Типология по признакам антиобщественной направленности личности и ее поведения: 1. Негативно-пренебрежительное отношение личности пре­ступника к человеку и его важнейшим благам, как правило, свя­занное с насилием и жестокостью. Такое отношение лежит в основе умышленных агрессивно-насильственных преступлений. 2. Корыстно-частнособственические черты личности, свя­занные с такими ее свойствами, как стяжательство, жадность, алчность и т.д. Совершая соответствующие преступления, такие типы стремятся удовлетворить свою корыстную страсть. 3. Индивидуалистическое и эгоистическое отношение лич­ности к различным социальным традициям, обычаям, установ­кам и предложениям, к общегражданским, служебным, семейно-бытовым обязанностям. Подобное отношение и антиобщест­венные черты личности обусловливают, наряду с другими, со­вершение преступлений с проявлением эгоизма. 4. Легкомысленно-безответственное отношение личности к установленным социальным ценностям и своим обязанностям по отношению к ним, проявляющееся в неосторожных преступ­лениях. Типология по степени общественной опасности личности и совершаемых ею преступлений: 1. Особо опасные преступники — это, как правило, много­кратно судимые рецидивисты, лица, устойчивое преступное по­ведение которых носит ярко выраженный криминальный харак­тер. Здесь существует тесная связь с профессиональным и зло­стным типом преступника. 2. Профессиональный тип — самый опасный тип личности (именно особая общественная опасность). Направленность лич­ности деформирована и представлена в виде преступной на­правленности. Отличается правовым нигилизмом, весьма низ­кой общей и моральной культурой, преступной установкой. Яв­ляется действительно профессионалом преступной деятельно­сти, как правило, относится к типу «воров в законе» и является проповедником соответствующей субкультуры. Два указанных типа могут быть названы и злостными пре­ступниками. 3. Привычный тип преступника характеризуется значитель­ной деформацией в структуре социальной направленности, соци­ально-психологические свойства личности неустойчивы и проти­воречивы, позитивный компонент слабо выражен. Обладает дур­ными привычками, от которых не может и не желает избавиться, однако многие из них приводят к нарушениям закона. Сам пре­ступный образ жизни также является привычным, а в силу этого и необходимым. Новые преступления совершает с легкостью, также легко переносит всю «процедуру» от задержания до отбытия нака­зания. Легко попадает под влияние более опасных преступников. 4. Случайный тип преступника — проблема спорная. С одной стороны, не хочется верить, что есть такие пре­ступники, с другой стороны, жизнь многообразна и все бывает. Думается, что случайные и небрежные типы связаны с соверше­нием только неосторожных преступлений. Здесь важно точно ус­тановить, было ли совершенное преступление случайностью или, наоборот, явилось результатом укоренившихся взглядов и устано­вок. Для изучения лиц, совершивших случайные преступления, деяния по небрежности, для их типологии необходима классифи­кация неосторожных преступлений. Характер случайностей раз­личен. Человек, в силу своих привычек, поведения, сам часто «идет навстречу» неосторожного преступления. Здесь может быть проведена аналогия с виктимным поведением. Случайность мо­жет быть определена как неучитываемое или непредвиденное на­ступление некоего события (чистая, ничем не объяснимая слу­чайность). В то же время можно наблюдать объективно, закономерно обусловленные случайности. В первом случае люди совер­шают преступление действительно неосторожно, вопреки общей положительной направленности их поведения. Во втором случае преступление допускается в результате легкомысленного, не­брежного, безалаберного поведения. Здесь вызывает сомнение существования «случайного» преступника. Исследуя личность преступника, возникает весьма сложный вопрос: что положить в основу типологии, с целью раскрытия причин преступного поведения применительно к отдельным од­нородным группам преступников? Как отмечается в литературе, ответ может быть только один: то, что является личностной причиной совершения преступления. Нами разделяется такое мнение. Мы согласны и с тем, что такой ответ не означает иг­норирования иных, внешних факторов (причин), способствую­щих преступному поведению, роль которых в механизме такого поведения может быть значительной. Но коль скоро речь идет о личности преступника и проблемах типологии, необходима именно личностная оценка. Основное здесь — это мотив преступного поведения. В нем отражается то, ради чего совершаются преступные действия, в чем их личностный смысл для преступника. В мотиве, как заме­чают некоторые авторы, опредмечиваются потребности и инте­ресы, он формируется под влиянием влечений и эмоций, по­требностей, установок. В ходе удовлетворения потребностей мо­тивы могут изменяться и обогащаться. Поведение обычно полимотивировано, т.е. определяется рядом мотивов, но они не рав­нозначны. Одни являются ведущими, основными, другие высту­пают в роли дополнительных. Личность руководствуется, как правило, основными (господствующими, доминирующими) мо­тивами. Именно в таких мотивах больше всего отражена лич­ность преступника. Она такова, каков мотив ее преступного по­ведения. Ведь мотив — явление личностное, связанное с инди­видуальными особенностями человека. Иногда в литературе вопрос ставится так: существуют ли специфические мотивы преступного поведения, отличные от всех других мотивов? Думается, что такие мотивы есть. Возможно, подавляющее большинство мотивов преступлений не является специфическими и могут вызывать иные действия. Все зависит от направленности черт личности, предопределяющих выбор цели и средства ее дос­тижения. Обычно в литературе указывается на то, что в основу типологии преступников должны быть положены мотивы их уголовно наказуемых поступков. При этом, однако, имеются в виду главным образом насильственные и корыстные преступления. Нельзя сбрасывать со счета и другие мотивы — месть, ревность и т.д. Они также могут быть связаны с насилием и корыстью. Применительно к разным типам преступников можно указать на более или менее характерные для них статистически распро­страненные черты. Имеется в виду сугубо количественные оцен­ки. Но если объединить весь массив лиц, совершающих преступ­ления, то, по сути дела, кроме вменяемости и так называемого возрастного критерия у них будет лишь одно общее свойство, притом юридического порядка: каждый из них нарушил уголов­ный закон. Столько же разнообразны и разновидности механизма преступного поведения. В большинстве случаев преступление не происходит спонтанно, оно почти всегда подготовлено более или менее длительным процессом формирования личности, принятия решения и выбора средств для его осуществления. Следователь­но, преступлению предшествует ряд этапов психической деятель­ности личности, которые постепенно формируют направленность преступного действия и его фактическое осуществление. Именно в этом процессе и происходит вычленение преступного поведе­ния из всех других форм поведения. Специфика преступного по­ведения заключается вовсе не в том, что в нем участвуют (или не участвуют) какие-то особые психические или физиологические механизмы, не характерные для общественно полезного поведе­ния, — механизмы одни и те же. Специфика состоит не в форме, а в содержании функционирования этих механизмов. Любое по­ведение, в том числе и преступное, есть форма взаимодействия личности со средой, суть которого следующая: • формирование личности с преступной ориентацией; • мотивация преступного поведения; • принятие конкретного решения о совершении преступ­ления; • реализация этого решения, включая совершение престу­пления и наступление его последствий. Когда совершается преступление, личность занимает свое ме­сто в криминальной ситуации, находится в условиях неблагопри­ятных жизненных обстоятельств и ее формирование происходит под влиянием негативных явлений и в результате — отрицатель­но. С мотивацией же связаны потребности и интересы личности, возможности их удовлетворения. Взаимодействие личности со средой происходит в виде оценки, осознания окружающей обста­новки, т.е. личность моделирует среду и собственное поведение, а потом принимает решение. При этом личность воздействует на ситуацию в негативном, нежелательном для государства и обще­ства направлении. В итоге совершается преступление, что вызы­вает ответную реакцию государства и общества. Это — особого рода противостояние, противодействие. Личность преступает за­кон, государство наказывает ее за это. Преступное поведение, его мотивация, потребности человека и их удовлетворение всегда связаны с тем, что личность кон­фликтует со средой, с обществом. Потребности могут быть самы­ми различными, но при изучении преступного поведения важное значение имеет анализ извращенных потребностей. Многие из них входят в те же группы, что и нормальные потребности, но отличаются от них по содержанию или интенсивности. Напри­мер, когда мотив поведения корыстный, извращенными потреб­ностями являются стяжательство, жадность, накопительство и т.д. (это сфера материальных интересов). А если взять, к примеру, сферу социального общения, то можно говорить о таких извра­щенных потребностях, как стремление к превосходству над окру­жающими, честолюбие, карьеризм и т.д. К мировоззренческой сфере относятся, скажем, эгоцентризм и/ фанатизм, специфиче­скими извращенными потребностями становятся у некоторых лиц алкоголизм, наркомания и даже определенного рода половая страсть. Особо выделяется (что относится к сфере социального общения) потребность в насилии над личностью. С насилием связаны весьма специфические формы поведения. Любое поведение личности рассматривается в системе обще­ственных отношений, а отсюда такая проблема, как обязатель­ность поведения. Как пишут ученые, без обязанности вести себя определенным образом нет общественных отношений. Речь идет об общественно значимом поведении; это — поведение, регули­руемое социальными нормами и направляемое в интересах как самой личности, так и общества. Основу общественных отноше­ний составляет, наряду с другим, и поведение людей. Именно поэтому содержание общественных отношений можно определить как социально значимое поведение (включающее все виды и формы поведения). Каковы общественные отношения, таково и поведение членов общества. Не соблюдая нужного поведения, личность (люди) вступает в противоречия с обществом. Поведе­ние людей, таким образом, и есть общественные отношения. Ре­гулирование последних — это регулирование поведения. Исследуя данные проблемы, следует исходить еще и из того, что в социальной практике вырабатываются и поддерживаются определенные нормы поведения людей; поведение, следующее этим нормам, именуется нормативным. Отношение к норме, степень соответствия ей — важная характеристика поведения. Люди сами устанавливают правила поведения. Из этого склады­ваются общественные отношения. Но сами же люди и наруша­ют эти правила. Происходит это главным образом в результате несовпадения интересов личности и общества. Возникающие таким образом противоречия и вызывают необходимость соци­альной регламентации поведения — с помощью норм: социаль­ных, в том числе моральных и правовых. Обязательность необ­ходимого поведения закрепляется в норме, представляющей со­бой веление, закрепляемое в виде правила. Однако поведение людей часто оказывается неравноценным, т.е. отклоняющимся от установленных норм. Это такое поведение, при котором лич­ность допускает различные отклонения от социальных норм, в том числе моральных и правовых, совершает проступки и пра­вонарушения. Естественно, это противоречит интересам тех людей, которые не допускают нарушений, а отсюда и соответст­вующие социальные последствия. Появляется необходимость предупреждения отклоняющегося поведения. Особо следует сказать о преступном поведении. Оно явно противоречит интересам общества. Имея в виду именно преступ­ное поведение, в системе правовых норм следует выделять нормы уголовного права. Они и только они непосредственно связаны с оценкой преступного поведения. Оценивая преступное поведение, надо иметь в виду прежде всего то, что оно не обусловлено образом жизни, в целом харак­терного для общества, а представляет собой аномалию, патоло­гию, отклонение от общепринятых правил. Для личности, веду­щей преступный образ жизни, характерна именно преступная направленность, установка на совершение криминальных дейст­вий. В общем, не детализируя понятия, такую личность мы и называем личностью преступника. Преступное поведение — это своего рода социальный антипод, оно противоречит принципам, требованиям и установкам системы общественных отношений. Это — неприемлемое для общества по­ведение. Оно наиболее тяжкое отклонение от нормального образа жизни, который в данном случае рассматривается именно как по­веденческая категория, как поведение, отвечающее требованиям общества. Преступное поведение реально существует прежде всего в форме особого мотива. Следует иметь в виду, что мотив означает и глубокую личную причину преступного поведе­ния. Он помогает ответить на вопрос о том, почему личность ведет себя преступно. Мотив раскрывает соотношение между внутрен­ним и внешним миром личности, между ее потребностями и воз­можностями (способами) их удовлетворения, являясь именно лич­ностной детерминацией преступного поведения. Мотивы преступ­ного поведения всегда тесно связаны с потребностями и интереса­ми личности преступника. Суть отличия преступного поведения в интересах, потребностях, мотивах, целях, взглядах личности. А главное — это потребности и мотивы; это движущие силы пре­ступного поведения. Преступное поведение, как уже отмечалось, характеризует саму личность. Мотивация преступного поведения и личность преступника взаимосвязаны. Личностные черты преступ­ника накладывают отпечаток на мотивацию, а мотивы преступного поведения, закрепившись в уголовно наказуемых действиях, деформируют личность преступника. Все это, однако, не означает, что личность зеркально отражается в мотивации поведения, а мо­тивация существует в виде обратной проекции на личность. Связь между мотивацией и личностью, как правило, не прямая, а опо­средованная. Отсюда и их взаимообусловленность. Еще два аспекта исследования: уголовно-правовой и социологический. Личность должна не только усваивать и хорошо знать уголовно-правовые нормы, но и строго следовать их требованиям. Эти нормы имеют практическое значение для формирования личности хотя бы потому, что «предписывают» ей именно не­преступную форму поведения. Основное внимание следует обратить на правильное воспри­ятие, глубокое усвоение личностью социальных ценностей, представляющих собой явления общественной жизни. И это имеет практическое значение. Социальные ценности должны рассматриваться личность с точки зрения того значения, кото­рое им придается обществом. Заключение В настоящее время в условиях усиления криминального влияния на общество остро стоит вопрос защиты личности и общества от преступных посягательств. Здесь следует говорить о такой защите, в систему которой входит как социальная, так и правовая профилактика. Профилактическая защита личности от преступных посягательств интегрируется в в систему криминологии, следовательно, социологии и права. Очень важно предупредить возможность личности стать на преступный путь. Занимаясь профилактикой преступности, очень важно выявить преступника, но еще важнее установить того, кто еще не дошел до преступления, но замышляет его и готовится к нему, реально способен его совершить, в силу свойств своей личности. Профилактика преступности основывается на изучении преступления и личности преступника на основании типологии преступной личности. В этом проявляется важность изучения и развития типологии для общества Литература. 1. Абельцев С.Н. Личность преступника и проблемы криминального насилия. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2000. 2. Аванесов Г.А. Криминология. – М., 1984. 3. Зелинский А.Ф. Криминология: Курс лекций. – Харьков, 1996. 4. Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. Горький. – 1974. 5. Конституція України. – К., 1996. 6. Криминология. Под ред. Незкусил И., перевод с чешкого. М.:Прогресс, 1982. 7. Криминология: Учебник/Беляев Н.А., Волгарева И.В., Кропачев Н.М. и др.; Под ред. В.В. Орехова. – СПб.: Издательство С.-петербургского университета, 1992. 8. Фокс В. Введение в криминологию. – М.: Прогресс, 1980.