Каталог :: История

Реферат: Аграрный вопрос в России 19 начале 20 века

     Министерство образования и науки Российской Федерации
     Марийский государственный технический университет
     Кафедра истории и психологии
     реферативная работа по истории
     Аграрный вопрос в России XIX 
     начале XX века
                                                Выполнил: Новосёлов М. Н.
                                                             УИТС 11 РТФ 
                                              Проверил: Канд. ист. наук, 
                                                  ст. преп. Васенин Д. В.
                                Йошкар-Ола                                
                                                  2004
                                Оглавление                                
     стр.
     Введение ......................................3
     1. Социально- политическое и экономической положение в России ........... 4
     на рубеже 19-20 веков. Идеология реформирования                                                                 
     2. Аграрная реформа: "богатое крестьянство                        
     служит везде лучшей опорой порядка" 
     2.1. Столыпин и Дума................................7
     2.2. Сущность столыпинской аграрной реформы ....................11
     2.3. Содержание столыпинской аграрной реформы ....................12
     2.4. Методы столыпинской аграрной реформы .....................15
     2.5.  Причины неудачи  аграрной реформы.......................15
     2.6. Итоги реализации аграрной реформы ........................16
     2.7. Аграрная реформа советской власти. «Декрет о земле» ..............18                   
     Заключение ................................... 21
     Список используемой литературы ..........................23
                                 Введение                                 
Проблема реформирования Российского государства в большей или мень­шей
степени заботит почти каждого гражданина нашей страны. Вопросы пре­одоления
переходного периода вызывают, скажем прямо, противоречивые толки...
Как изучить, понять со всей объективностью реформистский курс сего­дняшнего
руководства страны? Ведь уже давно подмечено, что реальные  ре­зультаты
реформ, как и наиболее объективные их оценки, появляются не сразу, а спустя
некоторый промежуток времени. Отсюда проистекает вся их трудность для понимания
в период, когда реформы только развертываются, только наби­рают темпы.
Между тем исторический опыт представляет собой представляет со­бой
неисчерпаемый источник ценнейшей информации: конкретно- историче­ских примеров.
Если речь идет о реформаторской деятельности, то можно с уверен­ностью сказать,
что на основе этих примеров можно в какой- то мере прибли­зиться к пониманию
реформ современных, а в определенных случаях и предска­зать, спрогнозировать
принципиальные направления их развития в бу­дущем. Здесь уместно добавить, что,
к сожалению, ценный исторический опыт иногда остается невостребованным: мы
снова и снова повторяем ошибки про­шлого, чтобы наши потомки в свою очередь и в
свое время забыли об ошибках  наших. Быть может это замкнутый круг? Не знаю, но
хочется верить, что мак­симально использовать опыт предыдущих поколений
все-таки возможно. В этом ключе я решил остановить свой выбор на данной теме.
Стоит упомянуть о том, насколько хорошо данная тема исследована нау­кой. На
мой взгляд, довольно основательно. Причем особенно много пуб­лика­ций было
сделано за последние 10 лет - понятно, почему. Как я уже сказал, ин­терес к
реформаторам прошлого повышается в связи с неудачами(хочется ве­рить-
временными) реформаторов современности.
Необходимо остановится на композиции реферата: в ее структуре на пер­вый план
выходит глава, посвященная аграрной реформе П. А. Столыпина. И это, на мой
взгляд, справедливо, т. к. именно аграрная реформа Столыпина, рас­положенная в
самом центре программы преобразований, является основной аг­рарной реформой со
времён отмены крепостного права и до 1921. В печати часто можно встретить
словосочетание "столыпинская реформа", под которой разумеется лишь аграрная
реформа. Но так как мы имеем дело с программой, т. е. своего рода
упорядоченной системой, то совершенно необходимо рас­смот­реть аграрную
реформу в ее неразрывной связи с некоторыми другими направ­лениями
реформирования, а также с проблемами, которые так или иначе имеют к ней
отношение: к примеру, вопрос о соотношении реформы и Думы.
В дополнение я хотел бы сказать несколько слов о принципах, которые я
мысленно заложил в реферат мысленно и попытался, насколько это удалось,
реализовать на практике. Первый принцип- это связь с современностью.
Неко­торые проблемы, рассмотренные в реферате, имеют свои прямые аналоги в
на­стоящем. Второй- использование исторических параллелей реформы 1906 г., к
примеру, реформы 1861 г., а также их краткая сравнительная характеристика.
Это позволит, на мой взгляд, рассмотреть проблему, не вырывая ее из
истори­че­ского контекста, а в тесной связи с ним.
     1. Социально- политическое и экономической положение в Рос­сии на ру­беже
веков. Идеология реформирования.  
На  рубеже 19 и 20  века  общество  вступило  в  новую фазу своего разви­тия:
капи­тализм  стал мировой системой.   Россия,  вступившая  на путь
капи­тали­стического разви­тия позже стран запада, попала во вторую группу,
куда входили такие страны как  Япо­ния, Турция, Германия, США.
В начале 90-х гг. 19 в. в России начался промышленный подъем, который
продолжался несколько лет и шел очень интенсивно. Особенно высокими тем­пами
развивалась тяже­лая промышленность, которая к концу века давала почти
половину всей промышленной про­дукции в ее стоимостном выражении. По об­щему
объему продукции тяжелой   про­мыш­ленности  Россия  вошла в число первых
стран мира.
Промышленный подъем был подкреплен хорошими урожаями в течение ряда лет.
Оживление в промышленности сопровождалось бурным железнодорожным
строительст­вом. Правительство верно оценило значение железных дорог для
будущего экономики и не жалело денег для расширения их сети. Дороги свя­зали
богатые сырьем окраины с про­мышленными центрами, индустриальные города и
земледельческие губернии - с мор­скими портами.
Главной причиной промышленного подъема 90-х гг. явилась экономиче­ская
политика правительства, одной из составных частей которой стало уста­новление
таможенных по­шлин на ввозимые в Россию товары и одновременно устранение
препятствий на пути проникновения в страну иностранный капи­та­лов. Эти меры,
по замыслу их инициаторов, должны были избавить молодую отечественную
промышленность от губительной конку­ренции и тем самым спо­собствовать ее
развитию, которому помогали заграничные деньги. В эко­номиче­ской политике
царизма конца 19 - начала 20 века, было немало силь­ных сто­рон. В те годы
Россия уверенно завоевала позиции на рынках Дальнего и Сред­него Вос­тока,
тесня там своих соперников. Однако, эта политика остава­лась внут­ренне
противоре­чивой. И не только потому, что в ней преобладали администра­тивные
меры и недооцени­валось значение частного предпринима­тельства. Главное
заключалось в том, что самому курсу правительства не хва­тало
сбалан­сированности между потребностями промышлен­ности и сельского
хозяйства.
Несбалансированность хозяйства стала  одной   из причин   экономи­ческого
кризиса начала 20 столетия, который затем сменился  длительной  "депрессией"
1904-1908 годов.  С 1909 по  1913  год  начинается   экономиче­ский   подъем.
Объем промышленного про­изводства вырос в 1,6 раза, процесс монополизации
экономики получил новый импульс, в результате кризиса сла­бые, маленькие
предприятия разорились, что и ускорило процесс концентра­ции промышлен­ного.
В 80 - 90 годы временные предпринимательские объеди­нения замещаются крупными
монополиями;  картелями,  синдикатами (Про­дуголь, Проднефть  и т.д.).
Одновременно с этим идет  укрепление  банков­ской системы (Русско-Ази­атский,
Петербургский  международный  банки).
Вывоз капитала из России не получил особого размаха, что объяснялось как
недостат­ком финансовых средств, так и потребностями освоения огром­ных
пространств страны, но в конце концов Россия включилась в борьбу за сферы
влияния, что и повлекло за со­бой войну с Японией, одной из стран вто­рого
эше­лона.
В   начале 20  века Россия  являлась  средне  развитой   страной. Наряду  с
высоко  разви­той  индустрией    в  экономике страны  большой удельный   вес
принадлежал    раннекапиталистическим   и   полуфеодальным  формам хозяй­ства
-   от мануфактур­ного  до   патриархально-натурального.  Русская  де­ревня
как  в зеркале отражала пере­житки  фео­дализма:  крупные  помещичьи
земле­владения,  отработки,  являющие собой прямой пе­режиток  барщины.
Крестьян­ское  малоземелье, община с её переделами  тор­мозили
мо­дерниза­цию    кре­стьянского   хозяйства.
Социально - классовая  структура   страны   отражала   характер   и уровень
её  эко­номического  развития.  Наряду  с формированием  классов буржуазного
общества (бур­жуазия, мелкая буржуазия, пролетариат), в нем продолжали
суще­ствовать и  сослов­ные деления  -  наследие  феодальной эпохи. Буржуазия
за­нимает ведущую роль  в эконо­мике страны 20 века. До этого она  не играла
ка­кой-либо  самостоятельной  роли в обще­ственно-поли­тической жизни страны,
так как  она  была  полностью зависима  от само­дер­жавия и оставалась
аполи­тичной и консервативной силой.
Дворянство,  которое сосредоточило более 60% всех земель, было главной опорой
самодержавия,  хотя  в  социальном  плане  оно  теряло свою  однород­ность,
сближаясь с буржуазией.
Крестьянство включало  около 75% населения страны. Оно  состояло из:  кулаков
(20%), середняков (30%), бедняков (50%).  И,  естественно,  между  ними
возникали  про­тиворечия.
Наемные рабочие, в начале 20 века, составляли  около 17  млн. чело­век.  Этот
класс был не однороден. Большая часть  рабочих  состояла из не­давно
пришедших  в  город  кре­стьян,  еще  не  потерявших  связь с землёй. Ядром
этого класса стал фабрично-заво­дской пролетариат, насчитывавший более трёх
миллионов человек.
Политическим  строем в России оставалась абсолютная  монархия. Хотя в  70ых
го­дах 19  века  был  сделан шаг по пути превращения  государст­венного строя
в буржуаз­ную монархию, царизм сохранил все атрибуты абсо­лютизма.  Закон
гласил: " Император российский есть монарх самодержавный и неогра­ниченный ".
Высшим судебным органом был сенат. Исполнительная власть осуще­ств­лялась
двумя   министерствами,    контролируемыми      комитетом  мини­ст­ров.
Особой проблемой в эти годы был национальный вопрос.  Около 57%  на­селения
России были не русского происхождения, они  подвергались вся­кого рода
дискримина­ции со стороны русских чиновников. В этих отношениях Рос­сия не
только притесняла те или иные народы, но и сталкивала их между собой. Многие
под давлением русскоязыч­ного населения эмигрировали в бли­жайшие страны
запада, причём заметную часть эмиг­рантов составляли люди  , которые целью
своей жизни ставили борьбу с царизмом.
К сожалению, верхи не редко не совсем верно оценивали реальную соци­ально-
поли­тиче­скую ситуацию в обществе и из-за этого совершали непопра­ви­мые
ошибки. Оче­редная попытка уйти от реформ посредством "маленькой
по­бедоносной войны" с Японией не только не удалась, но и привела к тому, что
страна сорвалась в революционную бездну.
С поражением в войне в стране нарастает революционная ситуация ( 1905-1907
года ). России требовались как политические, так и экономические ре­формы,
которые смогли бы укрепить и оздоровить экономику.
1905- 1907 гг. со всей очевидностью показали нерешенность аграрного и других
на­сущ­ных вопросов тогдашней России. Вопрос о земле неоднократно возникал в
течение всей истории России, но особенно остро он встал в XIX веке. Этот
вопрос стал причиной спо­ров исторических и общественных деяте­лей, ко­торые
предлагали порой диаметрально противоположные его решения. В исто­рии на шей
страны было много политических те­чений, представители которых считали
основной целью своей деятельности - решение наболевшего вопроса о земле.
Неразрешенность аграрного вопроса тормозила развитие страны и обусло­вило
от­ставание России от ведущих капиталистических держав. И это по­нимали как
наши госу­дари, так и другие политические деятели. Александр I и Николай I
признавали серьез­ность и актуальность этого вопроса и уделяли ему внимание.
Подтвер­ждение этому указ о "Вольных хлебопашцах" и ре­форма графа Кисе лева.
Ключевым вопросом аграрных отношений является вопрос собственности не землю.
В России, остававшейся до конца 19 века крестьянской страной, проблема
собственности была особенно острой и драматичной. В 13-15 веках крестьяне
России имели землю в соб­ственности при одном существенном условии. Они были
вправе продать свой участок только жителю той же деревни и никому дру­гому.
Укрепление великокняжеской власти и церкви привело к поглоще­нию феодалами
крестьянской общины и интенсивному росту феодального землевла­дения. В стране
сложилось крепостное право: право частной собст­венности по­мещика на землю и
крестьян. Крепостное право, отмененное в 1861 году, по­зво­лило половину
помещичьей пахотной земли вновь передать крестьянам в об­щинное владение.
Личное ос­вобождение крестьянства от кре­постной зависимо­сти имело огром­ное
значение. Сущест­вуют различные оценки этого периода в жизни страны. Часть
исто­риков считает, что ре­форма была проведена исключи­тельно в интересах
дворянства, дру­гие историки, час­тично признавая это, гово­рят о главном:
Россия совершила скачок в своем экономиче­ском раз­витии. Ре­формы 60-70 гг.
XIX века ускорили развитие про­цесса первоначального накоп­ления капитала в
России.
Аграрный капитализм мог развиваться по "прусскому" пути, при котором
крестьяне осво­бождаются без земли или с малыми наделами, могут в любой
момент избавиться от нее и уйти в наемные работники, а помещики получают от
государства значительные суммы и кредиты для перевода своих хозяйств на
ка­питалистические рельсы.
Но не исключался и "американский" путь развития капитализма, при кото­ром
помещичье землевладение отсутствует, а крестьяне получают крупные уча­стки
земли и свободно ею распоряжаются. Оба эти пути представляли со­бой
значительный прогресс по сравнению с прежними аграрными отноше­ниями, в
основе которых лежали внешне экономическое принуждение кре­стьян, отсутст­вие
свободного рынка рабочей силы, земли, капиталов.
Вожаком реформ которые обязаны были сделать Россию великой должен был быть
чело­век,  для которого важна была судьба России. Им стал Пётр Ар­кадьевич
Столыпин.
     2. Аграрная реформа:
     "богатое крестьянство служит везде лучшей опорой порядка"
                                                               Столыпин. 
     2.1  Столыпин   и   Дума.
Столыпин был назначен министром внутренних дел 26 апреля 1906 года. Депутаты
I Думы были приняты царем на другой день - 27 апреля. Нет сомне­ний, что
Столыпин по­лучил свой пост под Думу в том смысле, что ему было до­верено
проложить политиче­ский курс в новых исторических условиях - обеспе­чить
сожительство дотоле ничем не стесненного самодержавия с "на­родным
представительством". Вскоре Столыпин сменяет Горемыкина на посту
предсе­дателя Совета министров. И здесь судьба I Думы оказалась
взаимосвя­занной с судьбой Столыпина. Роспуск I думы произошел в день
назначения Столыпина премьером - 8 июля 1906 года.
За короткое время своего существования Дума закидала правительство
за­просами. Обсу­ждались вопросы о конфискации земель у помещиков,
отстра­не­ние администрации, от­мены смертной казни для политических
заключен­ных, нужно сказать, что не только в Думе , но и в кабинете министров
не было согла­сия. Столыпин не считал, что сила прави­тельства проявится лишь
в том случае, если оно будет выносить свои решения "объеди­ненным"
министерст­вом и этим облегчит работу государю.
П.А. Столыпин  начал политику успокоения народа. Меры были очень строгие -
введение военно-полевых судов, где кучка офицеров решала судьбу человека.
Частое применение армии "в помощь гражданской власти" На "ус­по­коение" были
брошены все силы прави­тельства и временно удалось пода­вить революционное
движение. Столыпин, проводя та­кую политику, был  про­сто не­обходим
дворянству и классу имущих.
Политика Столыпина была не по  душе агрессивно настро­енным пар­тиям, тем же
кадетам. Это вылилось в террористический акт, кото­рый произошел 12 ав­густа
1906 года. В результате взрыва погибло 27 человек. Пострадали и дети
Столыпина, который сам не пострадал, в момент взрыва он находился в своем
рабочем кабинете, ко­торый находился в противоположном конце дачи.
Память о взрыве часто тревожила Столыпина, он приписывал всю вину себе за
кровь и слезы, за искалеченные жизни людей, пострадавших от взрыва. Но вскоре
он нашел в себе силы, не прерывая работы ни на один день, стал го­товить
новые разработки по спо­собам подавления революционного движения. После 12
августа престиж Столыпина под­нялся среди министров. Для всех он стал
примером моральной силы. Реальным результа­том этого жестокого акта явилась
быстрая и более жестокая реакция правительства, Сто­лыпин сделал максимум
усилий для этого. 24 августа 1906 года была опубликована пра­ви­тельственная
программа, которая состояла из двух частей - репрессивной и ре­формист­ской.
В ней говорилось, что правительство противопоставит наси­лию силу. В
местностях, объявленных на военном положении, вводились во­енно-по­левые
суды ("скоро-реши­тельные"). В центре реформистской про­граммы был знаменитый
указ 9 ноября 1906 года, о возможности выхода из общины. Цель данного закона,
который подписал  смертный приговор извеч­ной крестьянской общине - повернуть
аграрную проблему другой сторо­ной, вместо того чтобы отбирать землю у
помещиков, обезземеливалась община, так как принадлежав­шие общине земли
распределялись между кре­стьянами. Однако требовалось разрешение последних на
разрушение этого ин­ститута, только укрепившегося в ходе революционных
событий. За то время пока составлялись крестьянские за­просы и проходили
земельные бунты - об­щина утвердилась как настоящий ор­ган крестьянского
самоуправления.
Земельный вопрос, оставшийся нерешенным, с собраний I Думы, автомати­чески
появился на собравшемся заседании II Думы 20 февраля 1907 года. Нужно
отметить, что предвыборная компания прошла не без вмешательства и давления на
избирателей со стороны властей. Сенатские "разъяснения" исклю­чили из числа
избирателей большие группы крестьян и рабочих. Преследова­лись левые
выборщики, запрещались избирательные собрания, масса манипу­ляций была
предпринята и пущена в ход по части рассылок избирательных по­весток,
назна­чение дня и места выборов. Но несмотря на это, и хоть выборы проходили
в об­становке спада революционного движения, II Дума оказалась более левой,
чем первая.
Левые фракции в Думе получили в совокупности 222 мандата (43% общего числа
избранных депутатов). Народники разных направлений - 157 мест. Со­циал-
демократическая фракция насчитывала 65 депутатов. В то же время "центр" -
кадеты потеряли 80 мандатов. Одновременно усилились правые и ок­тябристы, они
заняли в Думе 54 места (10%). Резкое ослабление кадетского "центра" и столь
же явное усиление левого крыла уже говорило о том, что воз­можность
соглашения между правительством и Думой стала еще более при­зрачной. Уже 6
марта Столыпин выступил перед депутатами с правитель­ствен­ной программой.
Список открывал знаменитый указ 9 ноября, далее пе­речисля­лись другие
аграрные мероприятия. Во всей остальной части речи Столыпин четко дал понять,
что правительство для реализации этой про­граммы готово со­вместно с
законодательными учреждениями приложить все усилия, оратор сразу пояснил,
какое правительство он имеет в виду: прави­тельство, которое "хранит
исторические заветы России", то есть самодер­жавно-монархическую власть.
Концовка речи явно провоцировала левую часть Думы на резкие выступления.
Столыпин говорил с особо выразительной интонацией, его слова были напол­нены
силой и чувством особенного достоин­ства. Речь была короткой, но слова,
произнесенные в ней, стали историче­скими: “Все ваши нападки рассчитаны на
то, чтобы вызвать у власти и прави­тельства паралич воли и мысли; Все они
сво­дятся в двум словам :"Руки вверх!" На эти слова правительство с полным
спо­койствием и с сознанием своей правоты , может ответить тоже только двумя
словами "Не запугаете!”. Как ни тяжело было впечатление, произведенное на
него заседанием 16 марта, Столыпин еще не допускал  и мысли о роспуске Думы.
В это время в Думе шли дебаты по двум вопросам: аграрная политика и принятие
чрезвычайных мер против революционеров. Правительство требовало осуждения
революци­онного терроризма, но большинство депутатов отказались это сделать.
Более того, 17 мая Дума проголосовала против "незаконных дейст­вий полиции".
Уже ни у кого не оставалось сомнения, что скоро II Дума прекра­тит свое
существо­вание, искался только предлог для роспуска думы. И вскоре предлог
нашелся. С помощью двух провокаторов, агентов охранки было состря­пано
обвинение социал-демократической фракции II Думы, в подготовке ею во­енного
заго­вора, который был направлен против царя и всего государства. На этом
осно­вании Столыпин 1 июня 1907 года потребовал отстранения 55 депута­тов и
лишние 16 из них депутатской неприкосновенности, чтобы их можно было
немедленно арестовать. Через несколько месяцев на страницы печати "вы­плыли"
две фамилии - Шорникова и Бродский. Они признавались, что "заго­вор" был
организован по заданию охранки.
3 июня Николай II сам объявил о роспуске думы и назначил созыв на 1 но­ября
1907 года. В манифесте, провозгласившим роспуск Думы, было объяв­лено о
коренных изменениях в законе о выборах. Акт 3 июня 1907 года был справед­ливо
назван государственным переворотом, он был совершен в нару­шение ма­нифеста
17 октября 1905 года, согласно которому ни один закон не может быть принят
без санкции Государственной Думы. Надежды Столыпина на то, что может удастся
склонить "центр", который был приемлем правитель­ству, но уже с первых дней
стало понятно, что надежда нереальна.
Мысль о необходимости изменения избирательного закона стала главной задачей
не только для правительства и царя, но и для всей буржуазии. В это время
начались разработки проектов. Он был разработан Советом объединен­ного
дворянства спустя всего лишь неделю после открытия II Думы, на засе­да­нии 27
февраля 1907 года. Проекты избирательного закона вышли из октяб­рист­ской
среды. Таким образом, царь и Столыпин, встав на путь государст­венного
переворота, опирались на поддержку не только черносотенцев и по­местного
дворянства, но и большую часть цензовой "общественности", вклю­чая не  только
октябристов, но и группу прогрессистов, хотя они предпочитали свое
со­чувствие взятому правительством курсу открыто не афишировать. При
разра­ботке нового избирательного закона, были полностью перераспределены
квоты выборщиков в пользу буржуазии и помещиков. I и II Думы явно не
впи­сывались в самодержавную систему, и надо было создать новую Думу, более
"поклади­стую", а для этого все средства хороши.
Теперь, избавившись от оппозиционной думы, Столыпин мог проводить политику
авторитарную и консервативную, основанную на твердой решимо­сти обновить
страну и укрепить власть. Почва для этого была подготовлена новым
избирательным законом.
Думский справочник 1916 года рисует такую картину: дворяне, состав­лявшие, по
переписи 1897 года, менее 1% населения, получили в III думе 43% мест от
общего числа, то есть 66 мест, примерно 15% мест получили поме­щики . Лица
либеральных профессий 84 (19,4%), торговцы -36 (7,5%), священ­ники и
миссионеры получили 44 места, что примерно (10%) от общего числа. Рабочие и
ремесленники получили всего 11 мест. Таким образом, Дума получи­лась такой,
какая нужна была Столыпину.
16 ноября 1907 года Столыпин выступает перед Думой с правительствен­ной
декларацией. Первая и основная задача, как он говорил, это не  реформы, а
борьба с революцией, которая может сорвать все, что было задумано им. По­сле
принятия указа 9 ноября Думой он с внесенными  поправками поступил на
об­суждение Государственного совета и также был принят, после чего по дате
его утверждения царем стал именоваться законом 14 июня 1910 года. По сво­ему
экономическому содержанию это был либеральный буржуазный закон, который
способствовал развитию капитализма в деревне. Конечно же это был
прогрес­сивный закон.
Столыпин не ограничивался реформами в сельском хозяйстве, он об­думы­вал
реформы местного управления, образования для малоимущих и кре­стьян. Речь, в
которой затрагивались эти вопросы прозвучала в Думе 9 ноября 1908 года.
Вскоре в Думе возник "Польский вопрос", он появился в 1910 году в связи с
вопросом о западном земстве и выборах от западных губерний в
Го­сударст­венный совет.
Законопроект был принят 29 мая 1910 года.  Но, несмотря на быстрые темпы,
срок введения земства в западных губерниях в  законопроекте при­шлось
передвинуть на год:  Государственный совет уже не успевал принять его до 1
июля,  то есть  до  срока выборов.
Законопроект о выделении из Царства Польского  Холмщины  был по-на­стоящему
первым выходом нового столыпинского "центра". Законопроект о Холмщине был
принят 26 апреля 1912 года  правооктябристским большинст­вом.  4  мая его
передали в Государственный   совет, а уже 23 июля того же года утвердил царь
и  законопроект  стал законом.
Между тем, к осени с полной очевидностью обнаружилось, что  реформ  не
будет.  Это  привело к резкому обострению противоречий всех звеньев сис­темы
- между правой  и  либеральной частью Думы.
Столыпин в интервью одной из немецких газет суть случившегося  с За­падным
земством объяснял следующим образом: Дума "еще     слишком юна и чересчур
нестройна по духу  политической  подготовке своих  членов,  чтобы  ее
взгляды и решения считались без дальнейших справок непогрешимыми".
     2.2. Сущность столыпинской аграрной реформы.
Я упоминал о том, что во главу угла своих преобразований Сто­лыпин ста­вил
изменения в сфере экономики. С чего начать в ней? Премьер был убежден, и его
выступления свидетельствуют об этом, что начинать необ­ходимо с аграр­ной
реформы. И сам Столыпин, и его оппоненты подчеркивали главную задачи реформы -
создать богатое крестьянство, проникнутое идеей собственности и потому не
нуждающееся в революции, выступающее как опора правительству.  Здесь четко
проступают политические соображения аг­рарной реформы: без кре­стьянства
никакая революция в России была невоз­можна.  5 декабря 1908 года в речи о
"земельном законопроекте и землеустрой­стве крестьян" Столыпин ут­верждал, что
"настолько нужен для переустрой­ства нашего царства, переуст­ройства его на
крепких монархических устоях, крепкий личный собственник, настолько он является
преградой для развития революционного движения.  Из трудов последнего съезда
социалистов- революционеров, проходившего в Лон­доне в сентябре настоящего
года... вот то, что он постановил: <<правительство, подавив попытку
открытого восстания и за­хвата земель в деревне, поставило себе целью распылить
крестьянство уси­ленным насаждением личной частной собственности или хуторским
хозяйст­вом. Всякий успех правительства в этом направлении наносит серьезный
ущерб делу революции>>
Кроме политических устремлений, в закон 9 ноября правительство зало­жило и
экономический смысл. Столыпин утверждал в речи перед Госу­дарствен­ным
Советом 15 марта 1910, что "...именно этим законом заложен фундамент,
основание нового социально- экономического крестьянского строя".
Экономи­ческие аспекты реформ основывались на том, что без нормального
аграрного фундамента, без про­цветающего сельского хозяйства, без
выплескивания из села на рынок труда миллионов бывших крестьян, дешевой
рабочей силы, про­мышленность России будет обречена на чахлую жизнь при
постоянной "под­кормке" в виде казенных заказов.
Действительно, согласно концепции Столыпина, модернизация страны тре­бовала
нескольких условий: первое- сделать крестьян полновластными собст­венниками,
чтобы "крепкие и сильные", освободившись от опеки об­щины, могли обойти
"убогих и пьяных". И второе - добиться усиленного роста про­мышленности,
подкрепленного развитием внутреннего рынка.
Аграрная реформа включала в себя ряд взаимосвязанных проблем, и все их
решения пронизывала  красная нить- упор не на общину, а на едино­личного
собственника. Несомненно, это был полный разрыв с идеологией ре­формы 1861
года, когда упор был сделан именно на крестьянскую общину как на главную
опору, базу самодержавия и, соответственно, государственности в целом.
Разрушению крестьянской общины способствовал не только указ от 9 но­ября 1906
года, но и другие законы 1909- 1911 гг., предусматривающие рос­пуск общины и
возможность его проведения решением простого большинства, а не 2/3, как это
было раньше. После принятия указа 9 ноября Государствен­ной Ду­мой он
поступил на обсуждение Государственного совета и также был принят, после чего
стал именоваться законом 14 июня 1910 года. По своему экономиче­скому
содержанию это были, безусловно, либеральные буржуазные законы,
способствующие раз­витию  капитализма в деревне и, следовательно,
прогрес­сивные. Разные ис­следователи дают различную сущностную
характеристику этих законов.
Так, согласно концепции А. Я. Авреха, закон "обеспечивал прогресс по худшему,
прусскому образцу, тогда как революционный путь открывал "зеле­ную улицу"
"американскому", фермерскому пути, максимально эффективному и быстрому, в
рамках буржуазного общества".
Г. Попов рассматривает сущность столыпинской аграрной реформы и,
сле­довательно, сущность ее основных нормативных актов, по- иному. Вот ход
его рассуждений. Еще Ленин считал, что реформа Столыпина - прусский путь
раз­вития капитализма, нечто, выгодное помещикам. Но ведь опора прусского
пути- юнкера, помещичьи хозяйства. Столыпин же искал опору среди бога­того
кре­стьянства. Ленин допустил ту же ошибку, что и Чернышевский, кото­рый
считал реформу 1861 года помещичьей. На самом деле все конкретные решения
ре­формы 1861 года отвечали в первую очередь интересам сохранения царя и его
бюрократии. И Столыпин тоже думал о сохранении бюрократии, в широком смысле
слова - о сохранении российского государства. В 1861 году с этой целью
отвергли и помещичий вариант реформы(освободить крестьян без земли) и
кре­стьянский вариант(освободить, отдав крестьянам всю землю). Вы­брали
общин­ный вариант освобождения. Именно он позволил сохранить госу­дарственную
машину России и Российскую империю. Уже тогда стало ясно, что царя больше
интересует российское государство, чем помещики. Столы­пин тоже искал путь
сохранения прежде всего российского государство, кото­рое он отождествлял с
правительством и царем. Столыпин ближе не к юнкер­скому, а к американскому
пути. В США Линкольн открыл дорогу на запад всем, желавшим стать ферме­рами.
Почти то же пытался сделать Столыпин, только дорогу он открыл на Вос­ток. По
существу он пытался соединить аме­риканский путь развития экономики
капитализма с сохранением аппарата бю­рократии самодержавия.
     2.3. Содержание столыпинской аграрной реформы    
Конкретные меры аграрной реформы Столыпина достаточно хорошо из­вестны.
Согласно 1 статьи закона 14 июня 1910 года "каждый домохозяин, вла­деющий
надельной землею на общинном праве, может во всякое время требо­вать
укрепления за собой в личную собственность причитающейся ему части из
означенной земли". Более того, закон разрешил ему оставить за со­бой излишки,
если он за них заплатит общине по более низкой выкупной цене 1861 г. По
тре­бованию выделившихся община была обязана выделить им вза­мен
черезполо­сых земель - отдельный компактный участок- отруб. Дополне­нием к
закону 14 июня 1910 года был принятый обеими палатами 29 мая 1911 года закон
о земле­устройстве. В соответствии с ним для проведения землеуст­ройства не
требова­лось предварительного укрепления земли за дворохозяе­вами. Селения,
где были проведены землеустроительные работы, автоматиче­ски объявлялись
перешед­шими к наследственно- подворному владению. Зем­леустроительные
комиссии были наделены широкими полномочиями, которые они пускали в ход,
чтобы насадить как можно больше хуторов и отрубов.
Важным инструментом разрушения общины и насаждения мелкой част­ной
собственности был кредитный банк. Посредством него государство помогало
многим крестьянским семьям в приобретении земель. Банк продавал в кредит
земли, скупленные ранее у помещиков, или принадлежащие государ­ству. При этом
кредит для единоличного хозяйства был вдвое ниже, чем по кредитам об­щине.
Между 1905 и 1914 гг. в руки крестьян перешли таким пу­тем 9,5 млн. га земли.
Необходимо, однако заметить, что условия продаж были довольно жест­кими- за
просрочку платежей земля у покупщика отбиралась и возвращалась в банковский
фонд для новой продажи. По свидетельству Н. Верта, эта политика была весьма
разумной в отношении наиболее работоспо­собной части крестьян, она помогла
им, но не могла решить аграрный вопрос в целом(крестьяне- бед­няки не могли
приобрести земли). Более того, выделение в отдельное хозяйство обычно не
давало участки, достаточные для эффектив­ной работы и даже кре­диты дела
существенно не меняли, и Столыпин взял курс на переселение кре­стьян на
свободные государственные земли. По мне­нию Н. Эйдельмана массо­вое
переселение было организовано для того, чтобы, не наделяя крестьян
поме­щичьей землей(радикализм), обогатить одних кре­стьян за счет других,
распус­тив общину и облегчив переход того, что принад­лежало беднякам в
собствен­ность зажиточных мужиков. Оставшихся без земли должен был во-первых
при­нять город, а во- вторых окраины, куда орга­низуется переселение. С этой
точки зрения Столыпин старался достичь ком­промисса общественных сил, чтобы,
с одной стороны, не ущемлять законных прав помещиков на землю, а с другой -
обеспечить землей наиболее созна­тельную часть крестьянства , как
предполага­лось, опору самодержавия.
Перед тем как продолжить исследование  переселенческой политики П. А.
Столыпина, необходимо, на мой взгляд, провести поверхностный анализ
заслу­живающей внимания статьи кандидата исторических наук В. Пантелеева
"Си­бирская одиссея Столыпина".
В конце августа начале сентября 1910 года П. Столыпин и главноуправ­ляющий
землеустройством и земледелием А. Кривошеин совершили поездку по Сибири. По
окончанию делегации был составлен отчет, с учетом  которого Сто­лыпин и
Кривошеин выдвинули комплексную программу приватизации сибир­ской земли. В
короткий срок был разработан пакет законопроектов и постановле­ний,
направленных на введение частной собственности на землю в Сибири. Уже в
ноябре 1910 года Главное управление землеустройства и земле­делия направило в
Государственную думу главнейший из тех документов- "По­ложе­ние о поземельном
устройстве крестьян и инородцев на казенных землях си­бирских губерний и
областей". Суть его была весьма решительна: без всякого выкупа предоставить
землю сибирским сельским обывателям в собственность.
Проведение законопроекта в жизнь встретилось с немалыми трудно­стями: во-
первых землеустроительные работы в Сибири не завершились(из- за не­хватки
государственных землемеров), а во- вторых не хватало средств.
Как еще одну причину можно выделить парадоксальную на первый взгляд проблему,
которая, как показала история, имела очень важные последствия для всей
Российской империи в целом: Сибирь, будучи "страной крестьян­ской" за правые
партии на выборах в Государственную думу не голосовала(!). Состав сибирских
депутатов был представлен исключительно оппозицион­ными то­гдашнему
политическому режиму партиями и оказал большое влияние на ха­рактер
обсуждения законопроекта о землеустройстве крестьян Сибири. Почему я
акцентировал внимание на этой проблеме, назвав ее общегосу­дарственной?
Для ответа на этот вопрос необходимо отвлечься от общего хода
повест­во­вания... Еще раньше, на выборах в первую Государственную думу вчера
еще патриархальный мужик избрал думу без единого правого(!). Именно здесь и
произошел первый серьезный прокол в испытанном лозунге "Царь и народ". Это
означало, в свою очередь, крах новой политики государства, за­ключающейся в
том, чтобы воплотить идею единения царя с народом в жизнь, найти опору
са­модержавию в виде патриархального крестьянского населения, "банкротство
це­заризма". Не трудно догадаться о тех последствиях, которые, быть может
только назревали в тот период, были незаметны, но которые обя­зательно дадут
о себе знать немного позже...
Итак, вышеуказанный проект о землеустройстве оказался сибирским де­пу­татам
не по душе: они мотивировали это тем, что "сибирские старожилы, живя своей
жизнью, никакого землеустройства не простят". Обсуждение зако­нопро­екта
затянулось безрезультатно вплоть до прекращения деятельности IV
Госу­дарственной думы. Правда, до смерти Столыпина работа шла сравни­тельно
споро, но потом, как известно, после смерти премьера, законопроект лишился
главной своей заводной пружины и работа затянулась.
Однако, еще в 1908 г. правительство приступило к размежеванию наделов
крестьянских общин в Сибири. Интересно отметить один циркуляр, отправ­лен­ный
премьер- министром сибирским губернаторам: "не допуская каких- либо насилий
над волею самих старожилов или новоселов, содействовать тому, чтобы сельские
общества с общинным землепользованием перешли к владению личному". Местным
чиновникам в беседах с населением рекомендо­валось про­являть служебный такт
и благожелательную настойчивость. Несо­мненно в этом предписании отразились
новые подходы в попытках правитель­ства провести фермеризацию России. Ведь в
центральных областях насилие при создании ху­торов и отрубов было обычной
практикой.
В Европейской России попытки выделиться на хутора и отруба обычно вы­зывали
сопротивление середняцкой части деревни(многие крестьяне психоло­ги­чески не
могли освободится от общинного уклада жизни). В Сибири же об­щина была
заметно слабей, и крестьяне охотно шли на отделение. Именно от­носи­тельная
незрелость сибирской общины во многом делала коренного дере­вен­ского мужика,
не говоря уже о переселенцах, надежным сторонником сто­лы­пинских
преобразований.
Итак, вернемся к проблеме переселенческой политики. В задачу
пересе­лен­ческого управления, как это уже было сказано, входило разрешение
насущного вопроса перенаселенности центральных губерний России.  Основ­ными
рай­онами переселения были Сибирь, Средняя Азия, Дальний Восток и Северный
Кавказ. Правительство всячески поощряло заселение данных регио­нов: были
устранены все препятствия и создан серьезный стимул для пересе­ления в
осваи­ваемые районы страны.  Кредиты, отпускаемые переселенцам, увеличились в
четыре раза по сравнению с периодом 1900-1904 гг. Проезд был бесплатным,
специальные по конструкции, "столыпинские" вагоны, позволяли везти с собой
скот и имущество.
     2.4. Методы столыпинской аграрной реформы.
До Столыпина правительство тоже старалось помогать богатым крестья­нам -
достаточно вспомнить льготные кредиты Крестьянского банка. Заметим, что
Столыпин, напротив, отводил главенствующую роль в деле госу­дарственного
поощрения не кредитам(т.е. денежным средствам), а говоря со­временным
язы­ком, вещественным рычагам. Действительно, деньги крестья­нин мог попросту
пропить, стать жертвой дельцов, финансовых воротил и чи­новников. Именно
поэтому Столыпин старался реализовать помощь в нату­ральном виде. Во-
пер­вых, путем создания развитой инфраструктуры: в зонах переселения
правитель­ство строило железные дороги, водохранилища, ко­лодцы, школы. Так,
к при­меру, только медицинских пунктов было открыто около 500.
Крестьянин также получал помощь в виде семян, скота, инвентаря- все это можно
было использовать только в хозяйстве: продать все это в Сибири было некому. В
связке "государство- крестьянин" исключался перекупщик- торговец.
Говоря о методах проведения реформы нельзя не отметить, что они опи­ра­лись
на нажим аппарата, чиновников, полиции.(Ведь это была револю­ция сверху!). Я
уже упоминали, реформа реализовалась в то время, когда в стране царила
обстановка расстрелов, виселиц, прямого насилия властей. Пре­ступник он и
есть преступник, но то, что сама власть с помощью военно-по­левого суда, в
состав которого Столыпин запретил включать юристов, рас­стреливает своих
граждан- это было невиданно. За период с 1905 до 1909 года число казненных
революционеров не превышало 2,4 тыс. человек (сравните с 2,7 тыс. убитых
представителей власти) , но это нанесло огромный моральный удар по властям.
Столыпин создал прецедент: право власти карать без объяс­нений.
Столыпин утвердил и право власти вмешиваться в сугубо экономиче­ские
отношения. Право государства на насилие в экономике впервые
проде­монстри­ровано в общероссийском масштабе именно Столыпиным в ходе его
реформ.
     2.5  Причины неудачи  аграрной реформы.
Ряд внешних обстоятельств (смерть Столыпина, начало войны) пре­рвали
столыпинскую реформу.
Всего 8 лет проводилась аграрная реформа, а с началом войны она была
ос­ложнена - и, как оказалось, навсегда. Столыпин просил для пол­ного
рефор­миро­вания 20 лет покоя, но эти 8 лет были далеко не спокой­ными.
Однако не
крат­ность периода и не смерть автора реформы, убитого в 1911 году рукой
агента охранки в киевском театре, были причиной кра­ха всего предприятия.
Реформа не достигла ни политических, ни экономических целей, которые пе­ред
ней ста­вились. У крестьян не было достаточно материальных средств для того
чтобы поднять свое хозяйство, чтобы купить новую технику, которая по­зволила
бы повысить производительность, но столыпинский аграрный курс провалился и
политически. Дело в том, что крестьяне не смогли забыть о по­мещичьей земле,
даже "кулаки" ,грабя общинную землю, держали в уме и по­мещичью. Ко всему
прочему, социальная напряженность в деревне не спала, а усилилась до предела.
Опасность состояла в том, что брожение ушло в глубь и был неизбежен новый
взрыв. Введение частной подворной собственности на землю вместо общинной
удалось ввес­ти только у четверти общинников. Не удалось и территориально
оторвать от "мира" зажиточных хозяев, т.к. на ху­торских и отрубных участках
по­селялись менее половины кулаков. Переселе­ние на окраины так же не
уда­лось организовать в таких размерах, которые смогли бы существенно
пов­лиять на ликвидацию земельной тесноты в центре. Все это предвещало крах
реформы еще до начала войны, хотя ее костер про­должал тлеть, под­держиваемый
огром­ным чиновничьим аппаратом во главе с энергичным при­емником Столыпина
-  главным  управляющим  землеустрой­ством и земледелием А.В. Кривошеиным.
Причин краха реформ было несколько: противодействие крестьянс­тва,
не­достаток выделяемых средств на землеустройство и переселение, плохая
ор­га­низация землеустроительных работ, подъем рабочего движения в 1910-1914
гг. Столыпинская аграрная реформа проводилась  в условиях сохранения
по­ме­щичьего землевладения. Но главной причиной было сопротивление
кресть­ян­ства проведению новой аграрной политики.
     2.6. Итоги реализации аграрной реформы
Каковы же были итоги столыпинского аграрного курса, который был по­следней
ставкой царизма в борьбе за существование? Удалась ли аграрная ре­форма по
Столыпину? Историки в основном считают, что результаты были очень далеки от
ожидаемых... По мнению В. Бондарева, реформирование аг­рар­ных отношений,
наделение  крестьян правом частной собственности на землю удалось лишь
частично, при этом сохранилось антагонистическое про­тиворечие между
крестьянами и помещиками; проведение землеустроитель­ных работ, от­деление
крестьян он общины удалось в незначительной мере- около 10% кре­стьян
выделилось из хутора; переселение крестьян в Сибирь, Среднюю Азию, на Дальний
Восток в какой- то степени удалось. Это- выводы, для объективной оценки
необходимо обратится к основным цифрам и фактам.
Примерно за десять лет только 2,5 млн. крестьянских хозяйств удалось
ос­вободится от опеки общины. Движение за упразднение "мирского" правле­ния
на селе достигло наивысшей точки между 1908 и 1909 гг. (около полмил­лиона
за­просов ежегодно). Однако впоследствии это движение заметно сокра­тилось.
Случаи полного роспуска общины в целом были крайне ред­кими(около 130 тыс.).
"Свободные" крестьянские землевладения составили лишь 15% общей
площади обрабатываемой земли. Едва ли половине работав­ших на этих землях
крестьян (1,2 млн.) достались отруба и хутора, закреплен­ные за ними
постоянно, в частную собственность. Собственниками смогли стать лишь 8%
общего числа тружеников, но они терялись в масштабах страны.
Землеустроительная политика не дала кардинальных результатов. Столы­пинское
землеустройство, перетасовав надельные земли, не изменило земель­ного строя,
он остался прежним- приноровленным к кабале и отработ­кам, а не к новейшей
агрокультуре указа 9 ноября.
Деятельность крестьянского банка также не дала желаемых результа­тов. Всего
за 1906- 1915 гг. банк приобрел для продажи крестьянам 4614 тыс. деся­тин
земли, подняв цены с 105 руб. в 1907 г. до 136 руб. в 1914 г. за деся­тину
земли. Высокие цены и большие платежи, налагаемые банком на заем­щиков, вели
к разорению массы хуторян и отрубников.  Все это подрывало до­верие крестьян
к банку, и число новых заемщиков пошло вниз.
Переселенческая политика наглядно продемонстрировала методы и итоги
столыпинской аграрной политики. Переселенцы предпочитали обосно­вываться в
уже обжитых местах, таких как Урал, Западная Сибирь, нежели за­ниматься
освоением безлюдных лесных зон. Между 1907 и 1914 гг. 3,5 млн. человек
вы­ехали в Сибирь, около 1 млн. из них вернулись в европейскую часть России,
но уже без денег и надежд, ибо прежнее хозяйство было продано.
Одним словом, реформа не удалась. Она не достигла ни экономических, ни
политических целей, которые перед ней ставились. Деревня в месте с хуто­рами
и отрубами оставалась такой же нищей, как и до Столыпина. Хотя, необ­ходимо
привести цифры, которые приводит Г. Попов- они показывают, что кое- какие
сдвиги в положительную сторону наблюдались: с 1905 по 1913 гг. объем
еже­годных закупок сельхозтехники вырос в 2-3 раза. Производство зерна в
России в 1913 г. превышало на треть объем производства зерновых в США,
Канаде, Ар­гентине вместе взятых. Российский экспорт зерна достиг в 1912 г.
15 млн. тонн в год. В Англию масла вывозилось на сумму, вдвое боль­шую, чем
стоимость всей ежегодной добычи золота в Сибири. Избыток хлеба в 1916 г.
составлял 1 млрд. пудов. Не правда ли, обнадеживающие показатели? Но все же,
по мнению Попова, главную задачу- сделать Россию страной фер­меров- решить не
удалось. Большинство крестьян продолжали жить в общине, и это, в частности,
предо­пределило развитие событий в 17 году. Дело в том, и я уже кратко
касался этой проблемы, когда говорили о результатах выборов в Государственную
думу, что столыпинский курс  провалился политически. Он не заставил
крестьянина забыть о помещичьей земле, как рассчитывали ав­торы указа 9
ноября. Новоис­печенный реформой кулак, грабя общинную землю, держал в уме и
помещичью, как и остальные крестьяне. К тому же он становился все более
заметным эконо­мическим конкурентом помещика на хлебном рынке, а порой и
политическим, прежде всего в земстве. К тому же новая популяция "сильных"
хозяев, на кото­рых рассчитывал Столыпин, была недостаточной, чтобы стать
опорой  ца­ризму...
Здесь ярко проявляется основная причина неудач буржуазных реформ- по­пытка
их проведения в рамках феодальной системы. К слову, скажем, что можно
встретить утверждение, будто Столыпиными реформам просто не хва­тило времени
для положительных результатов. На мой взгляд, эти реформы по своей сущности
не могли быть реализованы эффективно в той ситуации. Этого времени у них
попросту не могло быть: на каком-либо этапе они попросту за­вязли бы. Опять
повторим, что невозможно, не меняя надстройки, изменить ба­зис- социально-
экономические отношения и, следовательно, проводить буржу­азные реформы в
рамках абсолютизма (даже с избранием представи­тельного ор­гана  сущность
власти мало чем изменилась) не представляется возможным. Здесь конечно я имею
в виду максиму преобразований. Можно допустить, что сто­лыпинские реформы,
если бы они продолжались, скажем, еще лет 10, принесли бы определенные
результаты, главным из которых было бы создание слоя мелких крестьянских
собственников- фермеров, да и то в том случае, по выражению Ленина, если
"обстоятельства сложились исключи­тельно благопри­ятно для Столыпина". Но
разве не эти самые фермеры в США стали базой для появления одной из наиболее
антибюрократических форм де­мократической республики? На мой взгляд самым
реальным результатом было бы создание общественной силы, которая неминуемо
привела бы в конце кон­цов не к рево­люции. Но не социалистической, а лишь
буржуазной. Но разве можно считать такой итог успешным с точки зрения
абсолютизма, в рамках и во имя которого претворялась в жизнь аграрная
реформа!?
Итогом первой русской революции явилось то, что в деревне установились
отношения со­ответствующие условиям капиталистического развития: были
от­менены выкупные пла­тежи, сократился помещичий произвол, понизилась
арендная и продажная цена на землю; крестьяне приравнивались к другим
со­словиям в праве на передвижение и места житель­ства, поступления в вузы и
на гражданскую службу. Чиновники и полиция не вмешива­лись в работу
кресть­ян­ских сходов. Однако в главном аграрный вопрос не был решен:
крестьяне не по­лучили земли.
В результате, в канун революции 1917 г., земельный вопрос продолжал
ос­таваться нерешенным.
     2.7. Решение аграрного вопроса советской властью. 
Споры между политическими группировками о путях решения земельного вопроса не
прекращались и в канун октябрьского переворота 1917 г. Партии правого толка
были за эволюционный путь решения этой проблемы. Левые эсеры, отражавшие
интересы середняков и бедняков, предлагали пойти по пути социализации земли,
превращение ее в общенародное достояние, а также пред­лагали развивать
кооперацию.
Отчуждение помещичьей земли за счет государства с вознаграждением по
справедливой оценке и организацию государственной помощи переселенцам
предлагали кадеты. Социал-демократы (меньшевики) выступали за
муниципа­лизацию земли, за развитие различных форм землевладения и за
уничтожение помещичьего землевладения. У партии большевиков не было своей
про­граммы решения аграрного вопроса.
Одним из первых законов Советской власти был "Декрет о земле". Подго­товил
его В. И. Ленин. Был принят вторым Всероссийским съездом Советов 26 октября
1917 года. При работе над декретом Ленин использовал наказ, состав­ленный
редакцией «Известий Всероссийского Совета крестьянских депута­тов», на
основании 242 местных крестьянских наказов (его раздел «О земле» целиком
вошел в текст декрета).
В целом "Декрет о земле" включал основные положения эсеровской про­граммы по
аграрному вопросу. В. И. Ленин по этому поводу сказал: "В духе ли в нашем, в
духе ли эсеровской программы, не в этом суть.
Декрет отменял помещичью собственность на землю немедленно без вся­кого
выкупа и передавал помещичьи, удельные, монастырские, церковные земли со всем
инвентарем и постройками в распоряжение волостных земель­ных комитетов и
уездных Советов крестьянских депутатов, на которые возла­галась обязанность
строжайшего соблюдения порядка при конфискации по­мещичьих имений. При этом
какая бы то ни было порча конфискуемого иму­щества, при­надлежащего отныне
всему народу, объявлялась тяжким преступ­лением. Такие преступления карались
революционным судом (трибуналом), которые состояли из председателя и 6
очередных заседателей, избиравшихся губернскими и го­родскими Советами.
Уездные Советы крестьянских депута­тов должны были принять все необходимые
меры для соблюдения строжай­шего порядка при кон­фискации помещичьих имений.
То есть крестьянство по­лучило твердую уверен­ность в том, что помещиков в
деревне больше нет, что пусть сами крестьяне решают все вопросы, пусть сами
они устраивают свою жизнь...
Вошедший в декрет наказ о земле определял новые принципы землевладе­ния и
землепользования; право частной собственности на землю отменялось,
за­прещалось продавать землю, сдавать ее в аренду и в залог, вся земля
обра­ща­лась во всенародное достояние. Все полезные ископаемые (руда, нефть,
уголь, соль и т.д.), а так же леса и воды переходили в пользование
государства. Зе­мельные участки с высококультурными хозяйствами, питомниками,
конные за­воды и пр., а так же весь хозяйственный инвентарь конфискованных
земель пе­редавались в исключительное пользование государства или общин;
право поль­зования землей получали все граждане при условии обработки ее
своим трудом, семьей или в товариществе без применения наемного труда, на
основе уравни­тельного землепользования при свободном выборе форм
землепользо­вания, в том числе и артельной. Земледельцы, утратившие
вследствие старости или ин­валидности возможность обрабатывать землю, теряли
право на пользо­вание ею, получали от государства пенсионное обеспечение.
Конфискация ин­вентаря не касалась малоземельных крестьян, устанавливалось
также, что земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфискуются. По
отчуждении земля поступала в земельный фонд, который периодически должен был
под­вергаться переделам в зависимости от демографических изменений и поднятия
производительности и культуры сельского хозяйства.
В тексте декрета сказано, что вопрос о земле во всем его объеме, , а так же
вопросы о выкупах могут быть разрешены только всенародным Учредитель­ным
собранием, а положения декрета являются как бы напутствием, т.е. как лучше,
как должно быть. Государство брало на себя обязанность организовать
пересе­ление и покрыть расходы, связанные с ним, а так же расходы по
снаб­жению ин­вентарем.
Декрет завершается положением о том, что этот документ носит лишь вре­менный
характер. Он будет проводиться в жизнь вплоть до созыва Учреди­тель­ного
собрания.
По декрету крестьяне России получали бесплатно свыше 150 млн. десятин земли,
освобождались от уплаты 700 млн. рублей золотом ежегодно за аренду земли и от
долгов за землю, достигших к этому времени 3 млрд. рублей.
На самом же деле, земля переходила в государственную собственность, то есть
национализировалась. Насильственными методами отнимали земли у по­мещиков,
грабили поместья. Но все же уравнительного перераспределения нельзя было
достигнуть. Фактически крестьянство было обмануто.
Основной чертой хозяйственного строя, созданного коммунистической по­литикой
до 1921 года, была национализация продуктов крестьянских хозяйств. С помощью
вооруженных продовольственных отрядов и комитетов у крестьян отбирались все
"излишки", убивая у крестьян охоту сеять и выращивать более того, что нужно
собственной семье. По мере того как воздвигалось здание этой системы
хозяйства, производственные силы России падали все более и более.
Глубочайший кризис охватил все стороны общественной жизни, промыш­ленность,
сельское хозяйство. Сократились посевные площади, понизились урожаи. Рвались
традиционные связи между городом и деревней. Росло сопро­тивление крестьян
продразверстке. Однако осознание большинством руково­ди­телей страны глубины
кризиса еще не наступил. Для этого потребовались вос­стания крестьян и
восстание военных матросов в Крондштате. В. И. Ленин по­нял пагубность
коммунистической поли тики, и на съезде в марте 1921 года вы­ступил с
предложением отказаться от нее и перейти к новой экономической по­литике.
Он признал на этом съезде, что к перемене политики его толкает основное
экономическое соображение - "увеличить количество продуктов. Мы нахо­димся в
условии такого обнищания, разорения, переутомления и истощения главных
производственных сил рабочих и крестьян, что этому основному со­ображению -
во что бы то ни стало увеличить количество продуктов - прихо­дится на время
подчинить все. " В. И. Ленин также признал, что крестьянство недовольно
су­ществующей формой отношений, и дальше оно так существо­вать не будет.
                                Заключение                                
В абсолютистской монархии - как и любой другой тоталитарной системе- очень
сложно проводить реформы: старый режим, защищая себя, не позволяет
сформироваться силам, заинтересованным в реформах. Он все подавляет. Именно
поэтому движущей силой может стать только сам режим, вернее та его часть,
ко­торая решилась на реформы. Меры, которые предпринял Столы­пин в ходе своих
реформ были половинчатыми. Он хотел осуществить реорга­низацию вне
демо­кратическим путем. Вопреки ему Струве писал: « Именно его аграрная
политика состоит в кричащем противоречии с его остальной по­литикой. Он
изменяет эко­номический фундамент страны,  то время как вся ос­тальная
политика стремится сохранить в возможно большей неприкосновен­ности
политическую "надстройку" и лишь слегка украшает ее фасад».
Итак, реформа с самого начала была ослаблена тем, что ее вело не первое лицо
пирамиды власти.   Но эта реформа еще более ослабла, поскольку у нее не было
и достаточной поддержки в обществе. Столыпин во многом переоце­нил
ак­тивность той части крестьян, которая хотела разбогатеть. Богатые
кре­стьяне еще не стали в селе самостоятельной силой. Соответственно, они не
смогли стать опо­рой столыпинской реформы. В перспективе, конечно, слой
самостоятельных кре­стьян-фермеров стал бы мощным фактором политической жизни
России. Но это в перспективе. А в начале все зависит от активности ее
инициаторов. Однако дли­тельным начатое сверху быть не может- успех ре­форм
зависит от быстрого фор­мирования их социальной базы. Столыпин так и не сумел
найти способ, который позволил бы силам бюрократии в ходе аграр­ной реформы
опереться на актив­ность крестьянства. Оно, к сожалению, оста­валось лишь
материалом, который реформировали. Лишенная социальной опоры, столыпинская
реформа оставалась комплексом административных мер. А в политической жизни
страны по-преж­нему действовали силы, выступав­шие против реформы - и справа,
и слева. В этой социальной и политической изоляции состоит, кстати, главное
отличие реформы 1906 г. от реформы 1861 г.
Конечно же, Столыпин был выдающимся деятелем и политиком, но при
существовании такой системы, которая была в России, все его проекты
"раска­лы­вались" о непонимание или о нежелание понять всю важность его
начина­ний. Надо сказать, что без тех человеческих качеств, таких как:
смелость, це­леустрем­ленность, напористость, политическое чутье, хитрость -
Столыпину вряд ли уда­лось сделать хоть какой  вклад в развитие страны.
Крах столыпинской реформы, невозможность срастить тоталитаризм и
ав­то­ритаризм с самостоятельностью, крах курса на крестьянина- фермера стал
уроком для большевиков, которые предпочли опереться на колхозы.
Путь Столыпина, путь реформ, путь предотвращения октября 17 года был
отвергнут. И теми, кто революции не хотел. И теми, кто к ней стремился.
Столыпин понимал и верил в свои реформы. Он был их идеологом. Это - сильная
сторона Столыпина. Будем объективными: как политик он совершал ошибки - но
почему бы нам не поучиться на них?
Революция показала огромный социально-экономический и политический разрыв
между народом и властью. Стране требовались радикальные реформы, ко­торых не
последовало. Можно сказать, что страна в период столыпинских реформ
переживала не конституционный кризис, а революционный. Стояние на месте или
полу реформы не могли решить ситуацию, а только наоборот расширяли плацдарм
для борьбы за кардинальные преобразования. Только уничтожение цар­ского
режима и помещичьего землевладения могли изменить ход событий.
Таким образом, мы видим, что аграрный вопрос в России в начале XX в. не был
разрешен. Это было плохо вдвойне, так как в стране не был завершен
про­мышленный переворот и Россия оставалась аграрной страной, где
кресть­ян­ство составляло более половины населения страны.
                      Список используемой литературы                      
1.   Г. Попов. О столыпинской реформе., Наука и жизнь, N Х, ХХХХ.
2.  Румянцев М. Столыпинская  аграрная  реформа: предпосылки, задачи и итоги.
//   История СССР   №10.- М.-1990
3. Кузнецов Н.В. Споры  вокруг  Столыпина  и его  политики // Специалист.-
1994.- №3.
4.  В. Бондарев. Кто есть кто и почему., М., 1995.
5.  Н. Верт. История советского государства., М.: ИПА, 1995.
6.  Н. Эйдельман. "Революция сверху" в России., М.: "Книга", 1989.
7. А.А. Косулина, Данилов Л.Г. История России, ХХ век. – М., 1995.
8. К.Ф.Шацилло. Нам нужна великая Россия.-М.1991.