Каталог :: Исторические личности

Реферат: Брежнев Л.И.

Оглавление

Биография. 3 Штрихи к характеру. 4 Заключение. 7 Список используемой литература: 9

Биография

Леонид Ильич Брежнев родился 19 декабря 1906 года в семье рабо­чего- металлурга. Однако, несмотря на рабочее происхождение и раннее на­чало трудовой деятельности (в 1921 году 15-ти лет от роду), он не зареко­мендовал себя активным общественным деятелем. Только в 25-летнем воз­расте Брежнев вступает в партию, имея за плечами оконченный в 1927 году Курский землеустроительно-мелеоративный техникум, а так же определён­ный стаж руководящей работы. В 1927-1930 годах он работал землеустрои­телем в Оршанском округе Белорусской ССР и в Курской губернии, началь­ником землеустроительной группы, заведующим районным земельным от­делом и заместителем председателя райисполкома, а затем и заместителем начальника управления Уральской области. В 1935 году Брежнев оканчивает Металлургический институт в городе Днепропетровске и некоторое время работает по специальности, инженером на металлургическом заводе, потом директором техникума. Таким образом, Л. И. Брежнев оказывается на передовых рубежах ре­волюционных преобразований в стране. Конец 20-х, переход к коллективи­зации, и землеустроитель Брежнев находит своё место в претворении в жизнь политики партии, пусть и не имея партийного билета. Затем - первые пятилетки. Соответственно меняется его профессиональная деятельность. Впрочем, подобное начало пути характерно для многих наших руководите­лей партии и государства, выдвигавшихся и работавших рядом с Л. И. Бреж­невым. В 1937 году начинается его политическая карьера. В мае он стано­вится заместителем председателя исполкома Днепродзержинского горсо­вета, а через год оказывается в обкоме партии в Днепропетровске. Трудно сейчас сказать, покровительствовал ли ему кто-нибудь в это время, но вся последующая карьера Л. И. Брежнева происходит при самой активной под­держке тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Украины, а потом и секретаря ЦК ВКП (б) Н. С. Хрущёва. В1939 году Л. И. Брежнев занимает пост секретаря Днепропетровского обкома партии, в период Великой Оте­чественной войны и до 1946 года - заместитель начальника политуправле­ния фронта, начальник политотдела армии, начальник политуправления фронта, округа. Затем Л. И. Брежнев возвращается на гражданскую партий­ную работу, становясь в 1946 году первым секретарём Запорожского, а в 1947 году Днепропетровского обкомов Компартии Украины. Здесь он обрёл немало своих будущих ближайших сотрудников на высших постах в партии и государстве. Некоторые из них последовали за Л. И. Брежнев в Молдавию, когда в 1950 году он стал первым секретарём Компартии этой республики. Здесь к их числу присоединился, занимавший тогда должность заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК Компартии Молдавии К. У. Черненко. Попадал ли Л. И. Брежнев в трудные ситуации в эти неспокойные времена? Учитывая его осторожность, верность (в то время) своему покро­вителю, вряд ли. Безудержной храбростью, любовью к новациям он также не отличался и оценка его деятельности со стороны первых лиц государства была для него чрезвычайно важна. Сейчас стало известно, как на одном из совещаний от грубого окрика Л. М. Кагановича Л. И. Брежнев чуть не ли­шился чувств. После XIX съезда партии Брежнев становится кандидатом в члены Президиума ЦК, секретарём ЦК КПСС, а после смерти Сталина оказывается в Главном политуправлении Советской Армии и ВМФ. Далее, чем выше поднимались акции Хрущёва, тем сильнее становились позиции Брежнева. Его новый взлёт начинается уже с февраля 1954 года, когда он избирается сначала вторым, а затем и первым секретарём Компартии Казахстана. В 1956 году Брежнев вновь кандидат в члены Президиума ЦК и секретарь ЦК КПСС. В 1958 году, после устранения с политической арены всех соперни­ков Хрущёва, он назначается заместителем председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР, затем, с мая 1960 по июль 1964 года, является Председателем Пре­зидиума Верховного Совета СССР, причём с июня он одновременно и сек­ретарь ЦК. Таким образом, к октябрьскому (1964 г.) Пленуму ЦК Брежнев был вторым лицом в партии и государстве, что, конечно же, облегчило ему захват власти.

Штрихи к характеру

Брежнева встречали на различного рода партийных активах гораздо более приветливо, чем Хрущева, приезд которого обычно воспринимался как визит строгого ревизора. Визиты Брежнева были своеобразной демонстрацией единства между ним и партийно-государственной бюрократией на местах. Опираясь на поддержку этой бюрократии, Брежнев постепенно удалял из Политбюро людей с политическими амбициями. Так были удалены А. Н. Шелепин, Г. И. Воронов, К. Т. Мазуров, П. Е. Шелест, Д. С. Полянский. Оказавшись во главе партии и государства, Брежнев, как можно судить по его поведению, постоянно испытывал комплекс неполноценности. В глубине души он все же понимал в первые годы своей власти, что ему не хватает многих качеств и знаний для руководства таким государством, как Советский Союз. Его помощники уверяли его в обратном, ему стали льстить, и чем с большей благодарностью Брежнев воспринимал эту лесть, тем более частой и непомерной она становилась. Постепенно она стала нужна ему, как постоянная доза наркотиков. Стали создаваться и различного рода мифы, особенно вокруг военной биографии Брежнева. Как политработник Брежнев не принимал участия в наиболее крупных и решающих сражениях Отечественной войны. Один из наиболее важных эпизодов в боевой биографии 18-й армии - это захват и удержание в течение 225 дней плацдарма южнее Новороссийска в 1943 г., получившего название "Малая земля". В боях на Малой земле принимала участие не вся армия, а лишь ее десантные части. Штаб армии и ее политотдел находились на Большой земле в относительной безопасности. Как можно судить по небольшой книжке Брежнева, он был на Малой земле всего два раза; один раз с бригадой ЦК партии, другой раз для вручения партийных билетов и наград солдатам и офицерам. В большой документальной повести Г. Соколова "Малая земля", автор которой, как говорится в предисловии, "все семь долгих месяцев находился на Малой земле", мы можем найти всего два упоминания о Брежневе - "худом полковнике с большими черными бровями". Однако со второй половины 70-х годов этот героический, но малозначительный в общем масштабе войны эпизод стал безмерно увеличиваться, о нем писали и говорили больше, чем о других действительно великих сражениях войны. Книжечку Брежнева включили в список обязательной литературы для изучения в средней школе, в вузах и системе партийного просвещения. Непомерно преувеличивалась и роль самого Брежнева в боях на Малой земле. Конечно, поездки на Малую землю были сопряжены с большой опасностью. Как писал еще в 1958 г. С. Борзенко: "Однажды сейнер, на котором плыл Брежнев, напоролся на мину, полковника выбросило в море, и там его в бессознательном состоянии подобрали матросы". В книге Г. Соколова можно также прочесть: "Солдаты сказали мне,- продолжал Зеленцов, - что в сейнер, на котором плыл сюда Брежнев, попал снаряд, полковника взрывной волной сбросило в море. Моряки нырнули, спасли. Без сознания был... - Молодцы моряки! - с явной гордостью произнес Петраков". В своей книжке "Малая земля" сам Брежнев лишь мимоходом упоминает об "апрельских боях", последовавших за памятной переправой, "когда мне пришлось искупаться в воде". Но в огромном потоке статей, брошюр и воспоминаний о Малой земле можно было позднее найти описание того, как сброшенный взрывной волной в море полковник Брежнев не только сам выбирается на корабль, но и помогает выбраться из воды контуженному матросу. Торжественные церемонии, присвоение Новороссийску звания города-героя, открытие громадного мемориала, организация музеев, посвященных именно боевому пути 18-й армии, - все это настолько превышало разумную меру, что дало пищу многочисленным насмешкам, которые рождались и в военной среде. Даже участок под Москвой, где была выстроена большая дача Брежнева, а рядом дачи его дочери, сына и внучки, окрестные жители называли "Малой землей". Не уважение, но только насмешки вызывала и удивительная склонность Брежнева к мишуре внешних почестей и наград. Я уже писал, что после войны на груди генерал-майора Брежнева было всего четыре ордена и две медали. После войны еще при Сталине Брежнев был награжден орденом Ленина. За 10 лет хрущевского руководства Брежнев был награжден орденом Ленина и орденом Отечественной войны 1 степени. Однако после того, как сам Брежнев пришел к руководству страной и партией, награды стали сыпаться на него как из рога изобилия. К концу своей жизни он имел орденов и медалей гораздо больше, чем Сталин и Хрущев, вместе взятые. При этом он очень хотел получать именно боевые ордена. Ему четыре раза было присвоено звание Героя Советского Союза, которое по статусу может присваиваться только три раза (лишь Г. К. Жуков был исключением). Десятки раз он получал звания Героя и высшие ордена всех социалистических стран. Его награждали даже орденами стран Латинской Америки и Африки. Брежнев был награжден высшим советским боевым орденом "Победа", который вручался только крупнейшим полководцам, и при этом за, выдающиеся победы в масштабах фронтов или групп фронтов. Естественно, что при таком количестве высших боевых наград Брежнев не мог удовлетвориться званием генерал-лейтенанта. В 1976 г. Брежневу было присвоено звание маршала СССР. На очередную встречу с ветеранами 18-й армии Брежнев пришел в плаще и, войдя в помещение, скомандовал: "Внимание! Идет маршал!" Скинув плащ, он предстал перед ветеранами в новой маршальской форме. Указав на маршальские звезды на погонах, Брежнев с гордостью произнес: "Дослужился!" Во время похорон советских лидеров принято нести их награды, приколотые к небольшим бархатным подушечкам. Когда хоронили Суслова, пятнадцать старших офицеров несли за гробом его ордена и медали. Но у Брежнева было больше двухсот орденов и медалей! Пришлось прикреплять на каждую бархатную подушечку по нескольку орденов и медалей и ограничить почетный эскорт сорока четырьмя старшими офицерами. Не обладая даже малейшей долей ораторского таланта, Брежнев стремился чуть ли не еженедельно выступать с речами или докладами, которые транслировались телевидением по всей стране или включались в специальные выпуски кинохроники. Разумеется, все это только вредило его репутации, но могло служить и наглядной иллюстрацией деградации ораторского искусства у руководителей, Известно, что Ленин никогда не писал заранее текстов своих речей и даже докладов на съездах партии. Он составлял лишь общие планы этих выступлений. Сталин готовился к своим выступлениям достаточно долго и тщательно. У него был слабый голос и сильно выраженный грузинский акцент, и далеко не все слова и фразы в его докладах были понятны слушателям. И хотя льстецы называли его великим оратором, он знал, что это не так. Поэтому он выступал очень редко, особенно в 30 - 40-е годы. Но, во всяком случае, его доклады и речи были его собственными произведениями. Брежнев был простым чтецом подготовленных для него речей и докладов. Но даже и такое чтение давалось ему с большим трудом, он делал много ошибок при произношении слов. Брежнев терялся на публике или перед телевизионными камерами. Без бумажки он не мог произнести даже краткой приветственной речи при вручении ордена своим коллегам по Политбюро. Только однажды, в октябре 1971.г., во время государственного визита во Францию, где так высоко ценится ораторское искусство, Брежнев на приеме в Елисейском дворце произнес свою речь без бумажки. Я слушал прямую трансляцию этой церемонии по радио, и было очевидно, что Брежнев старательно выучил заранее свою небольшую речь. Однако от волнения он забывал произнести отдельные слова или предложения, что делало непонятными или бессмысленными некоторые фразы, Конечно, переводчик из советской делегации выучил текст этой речи лучше Брежнева, и потому французы не заметили никаких ошибок.

Заключение

"История повторяется дважды,- говорил Гегель, - один раз как трагедия, другой раз как фарс". К. Маркс любил повторять зти слова. Сталинщина была трагедией. Брежневщина была, конечно, фарсом, но с примесью трагедии. Было бы странным, если бы этот уродливый фарс не вызвал оппозиции. В то время как открытая оппозиция слабела от репрессий, становилась все более сильной оппозиция скрытая, во главе которой оказались столь разные люди, как Ю. В. Андропов, Д. Ф. Устинов и М. С. Горбачев. История этой трудной борьбы, которая не вполне завершилась и сегодня, еще не написана, и, возможно, не скоро будет написана. Но не сказана еще даже малая часть правды о злоупотреблениях не только Брежнева, но даже Рашидова, Гришина, Романова, Кунаева и Черненко. Критика звучит очень резко, но она касается всей эпохи застоя, а не отдельных и наиболее видных ее представителей и создателей. Популярный писатель Д. Гранин отмечает характерные черты поздней "брежневщины": "Истовая работа спецов, подхалимов всех рангов ограждала от жизни народной, приносила плоды прежде всего им самим. Угодничество настаивало: великая страна должна иметь великого вождя. И стали изготавливать великого. Дутые заслуги соответствовали дутым сводкам, цифрам. Это усваивали по ступенькам, этаж за этажом. Благие намерения, с каких все началось в 1965 - 1966 гг., постепенно сменялись бесконечными речами. Механизмы печального этого процесса стоило бы подробнее разобрать историкам". Историки работают долго, и я думаю, что политики их опередят. Режим Брежнева пугал всех своей иррациональностью: трудно доверять политической группе, которая управляет великой страной по принципу "после нас хоть потоп". Фиэическая смерть Брежнева проходила долго и мучительно на глазах всего мира. Теперь пришло время его политической смерти. Но это не повод для того, чтобы молчать о Брежневе. Чтобы окончательно покончить с его наследием, недостаточно только снять вывески с его именем с улиц городов, площадей и районов. Поэтому я только могу присоединиться к призыву простого рабочего Н. К. Козырева: "Нужно открыть форточку не только в страшные 30-е, но и в удушливые 70-е годы".

Список используемой литература:

1. Рой Медведев – г. Москва, изд-во «Новости». Личность и эпоха. 2. Л.И. Брежнев – г. Москва 1977г. Политиздат. Краткий биографический очерк. 3. История России XX век.