Каталог :: Исторические личности

Реферат: Аристотель

Содержание
1.         Введение
2.         Жизнь и труды Аристотеля
3.         Первая философия, или метафизика
4.         Вторая философия
5.         Спор титанов (критика Платоновской теории идей).
6.         Заключение
1 .Введение
Аристотель - пример великой, выдающейся личности не только в истории
философии, но и в истории человечества. Он - гений. Значение слова «гений»
часто принижают. Что он собственно означает в данном случае? Он означает, что
этот человек обладал такими способностями, которые дали ему возможность
выполнить свою миссию философа - раздвинуть границы познания, установленные
до него. Термин «гений» включает понятия: выход за пределы, открытие,
созидание. Если философия является искусством жить и если Аристотель сделал
попытку конкретно видоизменить это искусство, изменяя людей, не значит ли
это, что люди после Аристотеля не будут уже тем, чем они были до него?
2.Жизнь и труды Аристотеля
Аристотель родился в Стагире, греческом городе Фракийского побережья, в 384
году до н. э. (Платон старше его на 43 года). Он провел детство в столице
Македонии Пелле, где его отец, Никомах был врачом и другом царя Аминты, отца
Филиппа Македонского. Аристотель, принадлежал к одной из ветвей рода
Асклепиадов, о которых Галей рассказывает, что врачи из этого рода всегда
обучали своих сыновей делать вскрытие трупов. Но Аристотель слишком рано
потерял отца, поэтому его не коснулся этот обычай, сохранившийся в его памяти
лишь как семейная легенда.
/
Семнадцати лет Аристотель прибыл в Афины чтобы получить там образование. Он
поступил в Академию, школу Платона. Аристотель преклонялся перед старым
учителем, престарелым, но вечно юным; он горячо любил его, что однако не
мешало ему
критиковать Платона. О разногласиях между двумя философами древние сложили
немало .вздорных анекдотов, но они же извлекли их этих   разногласий
великолепное   изречение,   приписываемое Аристотелю: «Amicus Plato, set
magis arnica Veritas» («Платон мне друг но истина дороже»). «Жеребенок лягает
свою мать», - шутя говорил Платон по поводу критики Аристотеля.
Впрочем, чтобы заслужить расположение старого учителя, достаточно было
обратиться к его теории идей. Сам Платон, несмотря на свои 60 с лишним лет,
не оставлял в покое собственную философию и непрестанно перерабатывал ее,
либо подтверждая, либо опровергая значимость ее положений. В этой-то обоюдной
критике учителя и ученика, то единодушной, то полной разногласий, - корни их
нерасторжимой дружбы. Аристотель представил Платону и другое доказательство
своей верной дружбы: он не порвал связи с Академией  и  всегда принимал
участие  в  академических собеседованиях, вплоть до смерти Платона, когда
самому Аристотелю было 38 лет. Ведь это факт, что Платон, чрезвычайно
ценивший Аристотеля и называвший его «чистым разумом»», доверил ему
преподавание в своей школе, возможно даже -преподавание риторики.
В 347 году до н. э. Платон умер, и Аристотель покинул Афины. Аристотель
никогда не принимал активного участия в политической жизни, тем не менее на
его судьбе не раз контрударом тяжело отражалась та борьба, в которую были
вовлечены Афины и Македония. В 347 году до н. э. отношения между противниками
все еще оставались враждебными, несмотря на кажущийся мир. Аристотель не
питал ни малейшей симпатии к политическому строю Македонии и в своих
политических работах никогда не отдавал предпочтения авторитарной монархии
Филиппа. Тем не менее он не
удержался в Афинах, где царила атмосфера холодной войны по отношению к
чужестранцам, где он был подозрительной личностью из-за сохранившихся у него
дружественных отношений с македонским двором.
В 343 году до н. э. Аристотель был приглашен Филиппом (царем Македонии)
воспитывать его четырнадцатилетнего сына Александра. Так будущий «владыка
мира» получил в качестве наставника величайшего ученого своего времени,
беспримерного эрудита, того, кого пятнадцать веков спустя лучший поэт
средневековья с полным основанием прославил в своей поэме «Ад» как «учителя
тех, кто познает». В последствии Александр якобы сказал: «Я чту Аристотеля
наравне со своим отцом, так как если отцу я обязан жизнью, то Аристотелю -
тем , что дает ей цену». Воспитание Александра закончилось, когда последний
стал соправителем Македонии.
В 335 году до н. э. вернулся в Афины и создал там свою школу (Ликей, или
перипатетическую школу). Аристотель собрал в Ликее при поддержке Александра,
чрезвычайно ценные коллекции, а так же библиотеку, которая после библиотеки
Еврипида была первым собранием книг принадлежащих частному лицу. Аристотель
преподавал в Ликее около двенадцати лет. После смерти Александра он вынужден
был покинуть Афины, настолько там велика была ненависть к Македонии и ее
друзьям. Умер он спустя год в Халкиде на Эвбее.
Дошедшие до нас сочинения Аристотеля делятся по содержанию на 7 групп.
Логические трактаты, объединенные в своде начал «Органон»: «Категории» (рус.
пер., 1859, 1959), «Об истолковании» (рус. пер., 1891), «Аналитики первая и
вторая» (рус. пер., 1952), «Топится» Физические тпактаты: «Физика». «О
пооисхождении начал
и уничтожении», «О небе», «О метеорологических вопросах». Биологические
трактаты: «История животных», «О частях животных» (рус. пер., 1937), «О
возникновении животных» (рус. пер., счета 1940), «О движении животных», а
также трактат «О душе» (рус. пер., 1937). Сочинения по «первой философии»,
рассматривающее сущее как таковое и получившее впоследствии название
«Метафизики» (рус. пер., 1934). Этические сочинения- т. н. «Никомахова этика»
(посвященная Никомаху, сыну Аристотеля; рус. пер., нее, 1900, 1908) и
«Эвдемова этика» (посвященная Эвдему, ученику Аристотель). Социально-
политические исторические сочинения: «Политика» (рус. пер., 1865, 1911),
«Афинская политая» (рус. пер., 1891, 1937). Работы об искусстве, поэзии и
риторике: «Риторика» (рус. пер., 1894) и дошедшая не полностью «Поэтика»
(рус. пер., 1927; 1957).
3. Первая философия, или метафизика
Согласно Аристотелю, философия изучает не природу -«природа есть только
отдельный род существующего)^ 1,62), а некую самостоятельную причину,
сверхъестественную сущность. Такие сущности позднее стали называть
метафизическими, а науку о них -метафизикой. Сам Аристотель называл их
«божественными предметами», а науку о них - «наиболее божественной». Владеть
ею пристало скорее богу, чем человеку. В шестой книге «Метафизики» Аристотель
вводит термин «теология» и отождествляет теологию с первой философией,
которая «идет впереди» физики, потому что ее предмет, по его мнению, ценнее
математики (там же, 108). Однако
''"
было бы неправильным сводить метафизику Аристотеля к рациональной или
естественной теологии. Она лишь аспект философии Аристотеля, которая имеет
своим предметом не одного
бога и не одни метафизические сущности, но прежде всего все сущее. Б
На вопрос, «имеет ли первая философия общий характер, или она подвергает
рассмотрению какой-нибудь один род бытия и какую-нибудь одну сущность» (там
же, 116), Аристотель в «Метафизике» отвечает, что «первая философия» имеет
предметом своего исследования «сущее вообще», «сущее как таковое», «сущее
просто», что она исследует общую природу сущего как такового, и рассматривает
«некоторые собственно ему принадлежащие свойства» (там же, 61). Однако «о
сущем говорится в нескольких значениях» (там же, 109), поэтому предмет
«первой философии» как поисковая область весьма обширен.
Вся метафизика Аристотеля - это попытка разобраться в сущем, уточнить его
понятие. «Первая философия», по Аристотелю, изучает «начала и причины (всего)
сущего поскольку оно «берется как сущее» (там же, 107). Аристотель называет
эти причины «высшими», а начала - «первыми». Такое понимание предмета
философии шире, чем «метафизическое», о котором говорилось выше, ибо в самой
постановке вопроса предполагается, что в качестве таковых начал должны
оказаться не только сверхчувственные, неподвижные, вечные сущности, но и
материя, ведь бог лишь «одно из начал». Для того чтобы  определить  начала,
установить  их  число  и  их взаимоотношения, необходимо осознать то, что
Аристотель называет аксиомами, и прежде всего ту из них, в которой он видит
«начало для всех других аксиом» (там же, 63). Назовем ее «первоаксиомой».
Первоаксиома кратко формулируется следующим образом: «Вместе существовать и
не существовать нельзя», а полно: «Невозможно, чтобы одно и то же вместе было
и не было присуще одному и тому же и в одном и том же смысле» (там же). По
нашему мнению, переход от краткой формы к полной можно представить так. Пусть
первое суждение имеет вид: «Невозможно, чтобы существование было и не
было присуще одному и тому же», т. е. здесь бытие и небытие выступают в
разных смыслах, двояко - в качестве связки и в качестве предиката.
В своей «Метафизике» Аристотель так же подверг критике учение Платона об
идеях и дал решение проблемы об отношении в бытии общего и единичного.
Единичное - то, что существует только «где-либо» и «теперь», оно чувственно
воспринимаемо. Общее - то, что существует в любом месте и в любое время
(«повсюду» и «всегда»), проявляясь при определенных условиях в единичном,
через которое оно познается. Общее составляет предмет науки и постигается
умом.
Для объяснения того, что существует, Аристотель принимал 4 причины: сущность
и суть; то, из чего что-либо возникает (материальная причина); движущая
причина - начало движения;
целевая причина -то, ради чего что-либо осуществляется. Рассмотрим эти
причины подробнее.
     Сущность. Представление Аристотеля о сущности - наиболее трудная для
понимания проблема его метафизики. На познание сущности, а не чувственного мира
направлено все внимание философа, у которого «вопрос о том, что такое сущее,
сводится к вопросу, что представляет собой сущность» (там же, 114). Проблеме
сущности специально посвящены VII и частично VIII книги «Метафизики».
Аристотель далек от древних физиков, сводивших сущность к той или иной форме
существования вещества; сущности также не идеи и не числа. Философ не согласен
и с теми, кто «сущностью признают субстрат, суть бытия и то, что из них
состоит, а также всеобщее» (там же, 133). Вообще же «о сущности говорится если
не в большем числе значений, то в четырех основных во всяком
^ттл/исца- тл n-v^rt. (^t-TTMti и л^тттрр vi пптт ггпиимл/гятпт чя
nvTTTT-rnnTi, т»гяупй
вещи, и рядом с ними, в-четвертых, (лежащий в основе вещи субстрат» (там же,
114-115). Из этих двух отрывков можно извлечь по крайней мере шесть возможных
определений сущности: 1) субстрат;
2) суть бытия; 3) то, что состоит из сути бытия и субстрата; 4) всеобщее; 5)
общее и 6) род.
     Материя. Субстрат («подлежащее») определяется Аристотелем как «то, о чем
сказывается все остальное, тогда как сам он уже не сказывается о другом» (там
же, 115). Субстрат «лежит в основе двояким образом, или как эта вот отдельная
вещь, или как кости» (там же, 133).
Материя Аристотелем понимается двояко. Во-первых, это бесформенное вещество:
«То, что само по себе не обозначается ни как определенное по существу, ни как
определенное по количеству, ни как обладающее каким-либо из других свойств,
которыми бывает определено сущее» (там же,115). Такова первая материя. Во-
вторых, в более широком смысле слова, материя-это «то, из чего вещь состоит»
и «из чего вещь возникает» (там же, 101; 121). Такое понимание включает в
себя и первый смысл, ведь в конечном счете все возникает и все состоит из
первой материи. Отдельные же вещи (исключая четыре стихии) возникают и
состоят из уже предварительно оформленной «своей», «специальной», или
«последней» материи. Поскольку материя - то, из чего все состоит, то и «форма
из материи, однако из материи, свойственной форме» (там же, 101). Будучи
бесформенной, «первая материя» и есть искомый субстрат.
Аристотель подчеркивает, что «для чувственно воспринимаемых единичных
сущностей, нет ни определения, ни доказательства», ибо они «наделены
материей, природа которой такова, что она может быть и нет: вследствие чего и
подвержены уничтожению все остальные вещи, принадлежащие сюда» (там же, 135).
Поэтому «суть
бытия не будет находиться ни в чем, что не есть вид рода» (там же, 117).
Обратимся   теперь   к   Аристотелевскому   пониманию взаимоотношения
материи  и   формы.   Каждая  чувственно воспринимаемая сущность есть нечто
составное: она слагается из материи и формы (сути бытия, сущности, первой
сущности). «Индивидуальная», или «составная» сущность вторична, материя и
форма первичны. Вещь преходяща, тогда как материя и форма вечны. При этом,
материя и первоматерия едина, форм же много: их столько, сколько низших,
ближайших к вещам видов, т. е. таких видов, которые уже далее на виды не
распадаются. Необходимо подчеркнуть, что форма-это не качество, не
количество, не отношение, а то, что несет в себе суть вещи. Аристотель
допускает, что и другие категории имеют свою суть бытия (например, можно
поставить вопрос, что такое «белое»), но «не в основном смысле». Форма же -
это суть бытия в основном смысле, а в этом смысле «суть бытия имеется у одних
только сущностей» (там же, 119). Форма вечна и неизменна; «никто не создает и
не производит, но вносит ее в определенный материал, и в результате
получается вещь », состоящая из формы и материи» (тамже.144).
Какова же роль материи? Во-первых, хотя сама материя вечна, вещи дает она
временность, преходящесть, ведь природа материи такова, что она может быть и
может не быть. Во-вторых, материя-источник индивидуализации. Как ни стремится
Аристотель сблизить форму, суть бытия вещи и саму вещь, форма остается общим,
и философ, говоря об индивидуализации, ссылается на материю: «...то, что по
числу образует множество, все имеет материю», «предметы различаются по
материи» (там же, 214; 204), и даже Каллий и Сократ различны «благодаря
материи», а вместе с тем одно и то же по виду
(ибо вид неделим). Но если Каллий и Сократ различны лишь благодаря материи,
то они тождественны по своей сущности, сути бытия, форме. Получается, что
Аристотель не видит существенной разницы между одним человеком и другим. К
тому же остается неясным, как материя-то, что не имеет своей определенности,
- может быть источником индивидуализации.
Отношение, между формой и материей углубляется и конкретизируется Аристотелем
при помощи таких введенных им в философию понятий, как возможность и
действительность. «Возможность» выражается у Аристотеля словом «дюнамис», а
«действительность»  -  «энергейа».  Эти  понятия  позволяют представить
отношение материи и формы динамически, в движении.
Таким образом по Аристотелю, всякая реально существующая единичная вещь есть
единство «материи» и «формы», причем «форма» - присущий самому веществу
«вид», принимаемый им. Один и тот же предмет чувственного мира может
рассматриваться и как «материя» и как «форма». Медь есть «материя» по
отношению к шару («форме»), который из меди отливается. Но та же медь есть
«форма» по отношению к физическим элементам, соединением которых, по
Аристотелю, является вещество меди. Вся реальность оказывалась, таким
образом, последовательностью переходов от «материи» к «форме» и от «формы» к
«материи». Движение же, по Аристотелю, есть переход чего-либо из возможности
в действительность. Он различает 4 рода движения: качественное, или
изменение;
количественное - увеличение и, уменьшение; перемещение-пространственное
движение;  возникновение и уничтожение, сводимые к первым двум видам.
     Энтелехия, Телеология.  «Осуществление»  выражается у Апистотеля
лпевнегоеческим словом «энтелехейа» (или «энтелехия» V
Аристотелевское мировоззрение телеологично - В его мировоздании все процессы
обладают внутренней целенаправленностью и потенциальной завершенностью.
«Обусловленность через цель» существует, подчеркивает Аристотель, не только
«среди поступков, определяемых мыслью», но и «среди вещей, возникающих
естественным   путем»   (там   же,   193).   Осуществленность
целенаправленного процесса он и называет энтелехией. Например, Аристотель
говорит, что яйцо является птенцом в возможности, но не энтелехиально.
Мыслитель не мог тогда знать, каким образом в яйце формируется птенец. Он
рассуждал умозрительно. И у него получалось, что «формальный» птенец
предшествует самому птенцу, ибо с точки зрения сущности действительность идет
впереди возможности» (там же, 159). При этом форму никто не создает, она
вечна и вносится в соответствующую материю, которую форма определяет,
выступая, таким образом, как цель, внутренне заданная той или иной последней
материи, как программа ее дальнейшей структурализации. Цель - это также и
благо: каждая стремящаяся реализоваться потенция стремится тем самым к своему
благу. В понятии цели - «того, ради чего»-Аристотель находит третью, после
материи и формы, причину всего сущего.
     Движущая причина. Четвертую, и последнюю, причину Аристотель определяет
как движущую. Он говорит, что «всякий раз изменяется что-нибудь действием
чего-нибудь и во что-нибудь» (там же, 205). Говоря об источнике движения как
движущей причине. Аристотель исходит при этом из догмы,, согласно которой
«движущееся (вообще) должно приводиться в движение чем-нибудь» (там же, 212).
Материя у Аристотеля пассивна. С другой стороны, философ допускает, что
«сущность и форма, это - деятельность» (там же, 159). Однако это деятельность
не самодовлеющая. Она имеет
источник в высшей сущности и форме. Это некий перводвигатель:
«Чем вызывается изменение? Первым двигателем. Что ему подвергается? Материя.
К чему приводит изменение? К. форме» (там же, 205).
Четыре первых начала, или причины. Свое рассуждение о причинах, которые в
качестве первоначальных являются предметом первой философии (который, правда,
к ним не сводится). Аристотель резюмирует так: «О причинах речь может идти в
четырех смыслах:
одной такой причиной мы признаем сущность и суть бытия... другой причиной мы
считаем материю и лежащий в основе субстрат;
третьей-то, откуда идет начало движения; четвертой - причину, противолежащую
(только что) названной, а именно «то, ради чего» (существует вещь), и благо
(ибо благо есть цель всего возникновения и движения)» (там же,23).При этом
разъясняется, что суть бытия -основание, делающего вещь такой, какова она
есть, восходящее в конечном счете, к понятию вещи как некоторой причине и
началу. В другом месте «Метафизики» сказано: "Причина одном смысле обозначает
входящий в состав вещи [материал], из которого вещь возникает... В другом
смысле так называется форма и образец, иначе говоря- понятие сути бытия...
Далее, причина, это-источник, откуда берет . свое первое начало изменение или
успокоение... Кроме того, о причине говорится в смысле цели; а цель-это то,
ради чего...» (там же, 79). Это означает, что у одной и той же вещи несколько
причин. Например, у статуи причинами являются и ваятельное искусство, и медь,
первая из них - источник движения, а вторая - материя. Но статуя имеет и две
другие причины; ваятельное искусство придает статуе определенную форму, и эта
форма присутствовала в сознании скульптора как цель, определяющая всю его
деятельность, и это была не просто деятельность, а деятельность
энтелехиальная, подчиненная
замыслу. В сущности, Аристотель приписывает природе факторы человеческой
деятельности. В его учении о причинах и началах всего сущего проявляется
свойственный всякому идеализму отвлеченный антропоморфизм, уподобление
мироздания человеку.
Подытоживая учение Аристотеля о четырех причинах, скажем, что таковыми
являются: 1) материальная, 2) формальная, 3) движущая и 4) целевая причины.
Первая отвечает на вопрос «из чего?», вторая-«что это есть?», третья-«откуда
начало движения?», четвертая - «ради чего?». При этом три последние причины
Аристотель сводит в одну: ««что именно есть» и «ради чего»-одно и то же, и
«откуда первое движение» - по виду одинаково с ними» (25, 34-"35). Так же,
можно заметить что, хотя Аристотель и признавал материю одной из первых
причин и считал ее некоторой сущностью, он все же видел в ней только
пассивное начало (возможность стать чем-либо), всю же активность приписывал
остальным трем причинам, причем сути бытия - форме - приписал вечность и
неизменность, а источником всякого движения считал неподвижное, но движущее
начало - бога.
Бог Аристотеля - «перводвигатель» мира, высшая Цель всех развивающихся по
собственным законам форм и образований. Таким образом, учение Аристотеля о
«форме» сеть учение объективного
идеализма.
Итак, единой первопричиной в трех смыслах у Аристотеля оказывается бог. Так
«первая философия» Аристотеля оборачивается теологией. Этот термин известен
Аристотелю, более того, он, по-видимому, и ввел его в философский словарь.
Именно бог -вместилище  сверхприродных,  обособленных от материи  и
неподвижных, т. е. метафизических, сущностей. И сам бог есть
С/ТТРУПТППЯСТ    rVTTTT-ТПГТТ,    RfT-П-ГЯЯ     НДППЛКИЖНЯЯ    И
ПТТТЙТТЙМТ-ТЯЯ    ОТ
чувственных вещей» (5, 211). В боге, таким образом, сходятся формальная,
целевая и движущая причины. Нет в нем только материи. Поскольку материя - это
возможность, то лишенный материи бог - чистая действительность и
осуществленность, энтелехия. Вместе с тем Аристотель говорит, что «бог есть
живое существо», что «жизнь, без сомнения, присуща ему» (там же). Но под
жизнью бога Аристотель понимает деятельность...разума бога. Собственно
говоря, бог и есть чистый деятельный разум, самодовлеющее, само на себе
замкнутое мышление. Это разум, который «мыслит сам себя и мысль (его) есть
мышление о мышлении» (там же, 215). В боге, поскольку В нем нет материи,
предмет мысли и мысль о предмете совпадают: «Поскольку, следовательно,
предмет мысли и разум не являются отличными друг от друга в тех случаях, где
отсутствует материя, мы будем иметь здесь тождество, и мысль будет составлять
одно с предметом мысли» (там же). Это совпадение субъекта с объектом -
решающий признак абсолюта. Бог Аристотеля отделен от чувственного мира, ибо
это для него предмет недостойный: «Лучше не видеть иные вещи, нежели видеть
[их]» (там же). Бог Аристотеля - идеальный философ. Он мыслит самое
божественное и самое ценное. Бог мыслит и формы бытия, и формы мысли. Он и
онтолог и логик. Бог не подвергается изменению, ибо вся кое изменение для
Бога - к худшему. Божественное самомышление является также перводвигателем,
который сам неподвижен. Так движет человеком предмет его мысли, желания и
любви: «Есть нечто, что движет, не находясь в движении, нечто вечное и
являющее собою сущность и реальную активность. Но движет так предмет желания
и предмет мысли: они движут, (сами) не находясь в движении» (там же, 210).
Бог также и высшая цель: «А что цель имеет место в области неподвижного - это
видно из анализа:
цель бывает для кого-нибудь и состоит в чем-нибудь, и в последнем случае она
находится в этой области, а в первом- нет. Так вот, движет она, как предмет
любви, между тем все остальное движет, находясь в движении [само]» (там же).
Таким образом, бог побуждает все к движению как цель стремления и предмет
мысли.
В учении о познании и его видах Аристотель различал «диалектическое» и
«аподиктическое» познание. Область первого -«мнение», получаемое из опыта,
второго - достоверное знание. Хотя мнение и может получить весьма высокую
степень вероятности по своему содержанию, опыт не является, по Аристотелю,
последней инстанцией достоверности знания, ибо высшие принципы знания
созерцаются умом непосредственно. Цель науки Аристотель видел в полном
определении предмета, достигаемом только  путем соединения дедукции и
индукции: 1) знание о каком либо отдельном свойстве должно быть приобретено
из опыта; 2) убеждение в том, что это свойство - существенное, должно быть
доказано умозаключением особой логической  формы -  категорическим
силлогизмом. Исследование   категорического   силлогизма,   осуществленное
Аристотелем в    «Аналитике», стало наряду с учением о доказательстве
центральной частью его логического учения. Связь трех терминов силлогизма
Аристотель понимал как отражение связи следствия, причины и носителя причины.
Основной принцип силлогизма выражает связь между родом, видом и единичной
вещью. Совокупность научного знания не может быть сведена к единой системе
понятий, ибо не существует такого понятия, которое могло бы быть предикатом
всех других понятий: поэтому для Аристотеля оказалось необходимым указать все
высшие роды - категории, к которым сводятся остальные роды сущего.
15
4. Вторая философия
Первая философия не единственная наука, изучающая сущее. Этим занимаются и
другие науки. Они будучи «частными» исследуют ту или иную «часть его», «то
или другое бытие», «какую-нибудь отдельную область»', и «не дают никакого
обоснования для сути предмета»( 1,5 8; 107).
Космология Аристотеля при всех достижениях (сведение всей суммы видимых
небесных явлений и движений светил в стройную теорию) в некоторых частях была
отсталой в сравнении с космологией Демокрита и пифагореизма. Влияние
геоцентрической космологии Аристотеля сохранялось вплоть до Коперника.
Аристотель руководствовался планетной теорией Евдокса Книдского, но приписал
планетным сферам реальное физическое существование:
Вселенная состоит из ряда концентрических сфер, движущихся с различными
скоростями и приводимых в движение крайней сферой неподвижных звезд.
«Подлунный» мир, т. е. область между орбитой Луны и центром Земли, есть
область беспорядочных неравномерных движений, а все тела в этой области
состоят из четырех низших элементов: земли, воды, воздуха и огня. Земля как
наиболее тяжелый элемент занимает Центр, место, над ней последовательно
располагаются оболочки воды, воздуха и огня. «Надлунный» мир, т. е. область
между орбитой Луны и крайней сферой неподвижных
,'•
звезд, есть область вечно равномерных движений, а: сами звезды состоят из
пятого - совершеннейшего элемента - эфира.
В области биологии одна из основных заслуг Аристотеля - его учение  о
биологической  целесообразности,  основанное  на
наблюдениях над целесообразным строением живых организмов. Здесь, для того
чтобы представить образ Аристотеля более полно и конкретно, следует упомянуть
о нем как об естествоиспытателе.
Ближе всего Аристотелю, как исследователю, изучение живых существ. Значение
биологии в общем ансамбле его работ прежде всего измеряется фактическим
объемом биологических трактатов:
они составляют около одной трети сохранившегося собрания его сочинений. В
трех больших работах Аристотель предстает как необычайно крупный
исследователь в области биологии. Приведем суждение высказанное о нем
величайшим биологом нового времени. «Линней и Кювье были моими богами, -
пишет Дарвин, - хотя и совсем по разному: но они только школьники, если их
сравнить со стариком Аристотелем».
В начале биологического собрания сочинений Аристотеля помещена удивительная
работа, совершенно неожиданная в этом плане, работа «О душе». Это сочинение в
действительности является биологическим трактатом, служащим как бы введением
к изучению животного мира в целом. Термин душа не имеет того
спиритуалистического значения, какое придают ему обычно современные философы.
Аристотель недвусмысленно выступает также против философов, разумеющих под
этим термином исключительно душу человека. Для него «душа» составляет
первопричину животной жизни в целом. Трактат Аристотеля «О душе» можно было
бы озаглавить «О жизни ее главнейших функциях и ее первопричине». Правильнее
сказать, Аристотель изучает не животных, он изучает отдельное животное
(включая и человека) во всех его аспектах. Изучая животных, он изучает живое
существо.
Его толкование души не содержит в себе метафизической точки зрения, оно
одинаково хорошо совместимо как с материалистической
так и со спиритуалистической философией. Сказать, что биолог изучает душу, -
это значит сказать, что он изучает организацию и деятельность всего живого,
что он познает подлинную жизнь. Образцы целесообразности в природе Аристотель
видел в таких фактах, как развитие органических структур из семени, различные
проявления целесообразно действующего инстинкта животных, взаимная
приспособленность их органов и т. д. В биологических работах Аристотеля,
служивших долгое время основным источником сведений  по  зоологии,  дана
классификация  и  описание многочисленных видов животных. Материей жизни
является тело, формой - душа, которая по существу является ее «энтелехией».
Соответственно трем родам живых существ (растения, животные, человек) .
Аристотель различал три души, или три части души:
растительную, животную (ощущающую) и разумную.
В этике Аристотель выше всего ставится созерцательная деятельность разума,
которая, по его мысли, заключает в себе ей одной свойственное наслаждение,
усиливающее энергию. В этом идеале сказалось характерное для
рабовладельческой Греции 4 в. 31 до н. э. отделение физического труда,
составлявшее долю раба, от умственного, составлявшего привилегию свободных.
Моральным идеалом Аристотель является бог - совершеннейший философ, или
«мыслящее себя мышление». Эта, добродетель ( под которой Аристотель понимал
разумное регулирование своей деятельности), он определял как середину между
двумя крайностями (метриопатия). Например,   щедрость   -   середина   между
скупостью   и расточительностью. Сказанное хорошо отображается на следующей
схеме(3,149).
16
     
На основе своей этической и психологической концепции Аристотель развил
теорию воспитания «свободнорожденных граждан». Трем видам души, по
Аристотель, соответствуют три взаимосвязанные стороны воспитания -
физическое, нравственное и умственное. Цель воспитания состоит в развитии
высших сторон души - разумной и животной (волевой). Природные задатки, навыки
и разум - таковы, по Аристотель, движущие силы развития, на которые опирается
воспитание. Аристотель сделал первую в истории педагогики попытку дать
возрастную периодизацию. Рассматривая воспитание как средство укрепления
государства строя, он считал, что школы должны быть только государственными и
в них все граждане, исключая рабов, должны получать одинаковое воспитание,
приучающее их к государственному порядку.
Искусство Аристотель рассматривал как особый, основанный на подражании вид
познания и ставил его в качестве деятельности, изображающей то, что могло бы
быть выше исторического познания, имеющего   своим   предметом
воспроизведение   однократных
индивидуальных событий в их голой фактичности. Взгляд на искусство позволил
Аристотелю - в «Поэтике» и «Риторике» - развить глубокую, сближающуюся  с
реализмом  теорию  искусства,  учение  о художественной деятельности и о
жанрах эпоса и драмы.
Аристотель различал три хорошие и три дурные формы управления государством.
Хорошими он считал формы, при которых исключена возможность корыстного
использования власти, а сама власть служит всему обществу; это - монархия,
аристократия и «полития» (власть среднего класса), основанная на смешении
олигархии и демократии. Напротив, дурными, как бы выродившимися, видами этих
форм Аристотель считал тиранию, чистую олигархию и крайнюю демократию. Будучи
выразителем полисной идеологии, Аристотель был противником   больших
государственных  образований.   Теория государства Аристотеля опиралась на
огромный изученный им и собранный в его школе фактический материал о
греческих городах-государствах.
Свое   экономическое  учение   Аристотель   основывал   на предпосылке, что
рабство - явление естественное и всегда должно быть основой производства. Он
исследовал товарно-денежные отношения и вплотную подошел к пониманию различий
между натуральным хозяйством и товарным производством. Аристотель установил 2
вида богатства: как совокупность потребительских стоимостей и как накопление
денег, или как совокупность меновых стоимостей. Источником первого вида
богатства Аристотель считал производство. земледелие и ремесло и называл его
естественным, поскольку оно возникает в результате производственной
деятельности, направлено на удовлетворение потребностей людей и его размеры
ограничены этими потребностями.   Второй   вид   богатства  Аристотель
называл плотивоестественным. т. к. оно возникает из обоашения. не состоит из
предметов непосредственного потребления и размеры его ничем не ограничены.
5. Спор титанов (критика Платоновской теории идей).
«...Хотя Платон и истина мне дороги, однако священный долг велит отдать
предпочтение истине»,-говорит Аристотель (1, 7). Он критикует учение Платона,
указывая как гносеологические корни, так и историке - философские источники
его объективного идеализма. Аристотель показывает, что платоновское учение об
идеях вырастает из не которых предшествующих ему философских взглядов как бы
естественным образом. В большинстве вопросов Платон примыкал к пифагорейцам.
Для возникновения платонизма имел большое значение и сократовский поиск
«общих определений». Однако решающий шаг был, сделан самим Платоном: он и его
последователи и ученики- это «те, кто делает число самостоятельным», «если
взять пифагорейцев, то в этом вопросе на них никакой вины нет» (1, 245).
Также и Сократ «во всяком случае (это общее) не отделил от единичных вещей»
(там же, 237), за что Аристотель его одобряет. Решающим для возникновения
объективного идеализма Платона было противоречие между двумя его учителями -
гераклитовцем Кратилом и Сократом. Первый учил, что «нельзя дать общего
определения для какой-нибудь из чувственных вещей, поскольку вещи эти
постоянно изменяются», второй же считал, что именно на достижение общих
определений должно быть направлено внимание философов. Приняв положение
Кратила и усвоив также взгляд Сократа на предмет философии, Платон пришел к
мысли, что общие «определения имеют своим предметом нечто другое, а не
чувственные вещи», и, «идя указанным путем, он подобные реальности назвал
идеями» (гам же, 29).
Аристотель прежде всего критикует платоновское понимание отношения между
идеями и вещами. У Платона «все множество вещей
существует в силу приобщения к одноименным [сущностям]», но «самое это
приобщение или подражание идеям, что оно такое, -исследование этого вопроса
было оставлено в стороне» (там же). Аристотель разбирает аргументы «академиков»
в пользу существования идей и находит их несостоятельными и противоречащими
друг другу. Согласно «доказательствам от наук», идеи будут существовать для
всего, что является предметом науки. На основании «единичного, относящегося ко
многому», должны быть идеи и для отрицаний, а исходя из «наличия объекта у
мысли по уничтожении вещи» - для преходящих вещей: ведь и о них имеется у нас
некоторое представление. Аристотель указывает и на противоречивость самой
теории идей: согласно духу платонизма, должны быть только идеи сущностей, но на
самом: деле у Платона получаются идеи и многого другого, например идеи качеств,
в том числе, например, цветов. Но приобщение к таким идеям было бы случайным,
ведь качество изменчиво. Таким образом, идеи должны выражать только сущность.
Но «у сущности одно и то же значение и в здешнем мире, и в тамошнем» (там же,
35). Поэтому платоновские идеи ничего не объясняют, в учении Платона происходит
лишь удвоение мира. Но «ведь покажется, пожалуй, не- возможным, чтобы врозь
находились сущность и то, чего она есть сущность; поэтому как могут идеи,
будучи сущностями вещей, существовать отдельно от них?» (там же), - задает
Аристотель ри-кг ..лческий вопрос. Аристотель показывает, что ошибка. Платона в
тим. ;го он придает самостоятельное существование тому, что самостоя те.. о и о
не существует; позже это стали называть гипостазирован нем. Например,
прекрасное - только качество, и, будучи таковым, оно ii. существует отдельно от
сущности, а сущность не существует oi;.--ibsio от единичных вещей. Аристотель
подверг платонизм кр!1:л;<е в основном уже после смерти Платона, когда
лрйг.ткпря пн iin\i с.' «як-плймиуи^- ("'пр.вг.ипп ТСгрнттят и лп '")то бмп
поздний платонизм, он сильно отличается от того, что мы находим в известных нам
диалогах Платона: в конце жизни автор учения склонился от теории идей к теории
чисел. Изложению этого близкого пифагорейскому учения Платона и других
«академиков» Аристотель уделяет много места. Мы узнаем, что Платон ввел единое
как сущность и двоицу (болыиое и малое) как некое подобие материи, из которой
рождаются через пр и общение их к единому числа и идеи, которые в свою очередь
выступают как причины чувственных вещей. «Большое и малое» Аристотель
сравнивает с «апейроном» пифагорейцев. При этом единое и идеи, поскольку идеи
приобщены к этому единому и участвуют в нем, - причина добра, а «материя»
(двоица) и идеи. поскольку они приобщены к вещам и участвуют в них, -причина
зла. «Все это неразумно и находится в конфликте и само с собой, и с
естественным ьероятем, и как будто мы здесь имеем ту «словесную канитель», о
ки.ирои говорит Симонид; получается словесная канитель. как она бывает . рабов,
когда в их словах нет ничего дельного. И кажется, что c..\.oie элементы -
большое и малое- "кричат" громким голосом.), слоь.х. их тащат насильно: они не
могут ведь никоим образом породить числа') (гам же, 246). Аристотель решителен
в своей критике. «С эйдосами мо: :ио распроститься: ведь они только пустые
звуки»,-сказано у нег\; i о «Второй аналитике» (35, 2, 295). Он говорит, что
«предполагать, чго [общее] есть нечто существующее помимо частного. потому что
о>,о означает нечто единое, нет никакой необходимости» (там же, 302).
6.Заключение
Сегодня искренне восхищает основная страсть, горевшая в Аристотеле, чуждая
какого бы то ни было анекдотичного оттенка, - это его жажда гкгзнать мир в
целом и овладев им, познать природу и существа, которые она вмещает себе,
проникнуть в смысл природы и передать это другие людям... Светоч науки (какая
старая банальная метафора!). Аристотель был одним из первых, кто основал
науку, одним из тех, кто с честью пронес по пути человечества светильник
знания.
Весь грандиозный путь Аристотеля - хотя исследуемые им пути, направления l
раскрываемые области могут показаться лишенными общей внутренней связи -
свидетельствует о его страстном желании познавать и распространять знания, а
это первостепенный дар каждого ученого и в то же время его последнее свершение.
Итак, у Аристотеля логика и био-иси ия, метафизика и этика, психология и
теология - не разрозненные завоевания науки как это может показаться на первый
взгляд. Аристотель объединяет их в такую стройную систему, что каждая часть не
только занимает в рамках целого надлежащее ей место. но и сохраняет '): 
о место для себя одной.
Литература.
1.         Аристотель «Метафизика»//соч. в 4 т. М., 1976, т.1
2.         А. Бонна? «Греческая цивилизация» изд. «Феникс», 1994, т.2
3.         А.Н. Чанышев «Аристотель» М., изд. «Мысль» 1981
4. О.А. Донских, Н. Кочергин «Античная философия» изд. МГУ, 1993