Каталог :: Экономика

Курсовая: Место России в мировом хозяйстве

                                      План.                                      
Введение.
1.     Современные тенденции в развитии международного  разделения труда.
2.     Усиление экономической и технологической ориентации взаимного
сотрудничества.
3.     Укрепление материально-технической базы качественного преобразования
важнейших отраслей экономики стран Совета Экономической Взаимопомощи. (СЭВ).
4.     Развитие международной кооперации производства.
Заключение.
Литература.
                                    ВВЕДЕНИЕ                                    
В современной публицистике и научной литературе прочное место заняли работы,
посвященные проблемам, связанным с экономическими и социальными последствиями
крупнейше­го технологического переворота, основные черты которого отчетливо
просматриваются уже сегодня. Для оценки этих последствий, видимо,
недостаточно ограничиваться простым суммированием тех результатов, которые
можно ожидать в обозримой перспективе от реализации тех или иных от­крытий,
внедрения принципиально новых технологических решений, возникновения новых
сфер хозяйственной деятель­ности.
Не менее важно и то, что, решая научно-производствен­ные задачи, страны
обеспечивают все более тес­ную взаимозависимость экономического и ду­ховного
прогресса общества, вносят растущий позитивный вклад в решение глобальных
проблем современности. Россия кровно заинтересованы в мире. Во имя этой цели
мы будем стремиться к расширению сотрудничества со все­ми странами. Всемерно
развивая и углубляя сплоченность и сотрудничество со странами содружества —
во всех сферах, включая, конечно, и такую важную сферу, как экономическая,—
мы тем самым вносим большой вклад в дело мира, прогресса и безопасно­сти
народов. Крупные дополнительные возможности ускорения техни­ческого прогресса
заложены в модернизации системы меж­дународного разделения труда, дальней­шем
усовершенствовании его структуры и конкретных форм реализации.
Завершая введение, следует отметить, что затрагиваемые в монографии
экономические и социальные проблемы совре­менного технологического переворота
исключительно слож­ны и многообразны. Их фундаментальное исследование мо­жет
быть осуществлено лишь коллективными усилиями спе­циалистов различного
профиля. Задача данной работы ограничивается в основном анализом процессов и
явлений в мировом хозяйстве, оказывающих воздействие на изменение конкретных
форм, динамики и направлений развития меж­дународного разделения труда, на
повышение роли страны в деле упрочения прогрессивных тенденций в мировой
экономике и политике в условиях перераста­ния научно-технической в научно-
производственную рево­люцию.
        СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ МЕЖДУНАРОДНОГО  РАЗДЕЛЕНИЯ ТРУДА        
Важнейшая внешнеэкономическая предпосылка повыше­ния отдачи крупнейшего
научно-технического и производ­ственного потенциала стран СЭВ заключается в
после­довательном согласовании национальных структурных и научно-технических
политик, в выработке и реализации в конечном счете их согласованной
экономической поли­тики в целом.
На основе согласованной долгосрочной политики мож­но, в частности,
рациональнее использовать националь­ные научно-технические и производственные
потенциалы путем дальнейшего развития устойчивого разделения труда и
кооперации в решении задач по ускоренному созданию и внедрению в производство
передовых технологий, техники и новых материалов; повысить согласованность
действий за­интересованных стран СЭВ в области внешних научно-тех­нических
связей.
Это будет содействовать предотвращению не только чи­сто коммерческих потерь,
но и возникновению своего рода “импортируемого параллелизма” — организации в
ряде стран однотипных производств на базе разнородной техники и тех­нологии,
разных стандартов, затрудняющих развитие аван­гардных направлений
технического прогресса коллективны­ми усилиями стран  содружества.
Координация патентно-лицензионной политики — это в конечном счете одна из
предпосылок решения более общей проблемы — упрочения технико-экономической
неуязвимости содружества. Такого рода неуязвимость не имеет ничего общего с
научно-технической автаркией, экономической автаркией вообще. Речь здесь идет
о таком развитии производственного и научно-технического потен­циала
содружества, который, обеспечивая потребности стран в новейшей технике,
позволял бы одно­временно повышать надежность и эффективность их уча­стия в
мировом экономическом и технологическом обмене.
Согласованная экономическая политика, как и отдельные ее компоненты (научно-
техническая, структурная политика и т. д.), должна опираться на систему
внутрихозяйствен­ных мер, обеспечивающих единство  экономиче­ских и
технологических задач, неразрывность цикла “нау­ка—техника—производство”
(включая тиражирование ново­введений), органическую увязку планов развития
науки и техники с другими разделами народнохозяйственных пла­нов. Понятно,
что если заблаговременно не предусмотрены соответствующие средства, не
подготовлены необходимые производственные мощности, не согласованы конкретные
ме­роприятия по научно-техническому и производственно-эко­номическому
сотрудничеству, то это скажется на эффектив­ности практического использования
его конечных резуль­татов.
Изменение положения в данной области предполагает по­вышение действенности
“внедренческих” стимулов как в отдельных странах, так и на международном
уровне в инте­ресах роста эффективности производства и технического
со­вершенствования продукции, усиление дифференциации внутренних цен на
“рядовые” изделия и изделия, вопло­щающие новейшие научно-технические
достижения. Речь идет в конечном счете о том, чтобы на деле превратить
дол­госрочную научно-техническую политику в узловое звено экономической
интеграции, в фактор, оп­ределяющий важнейшие структурные и качественные
сдвиги в экономике содружества стран СЭВ и в системе разделе­ния труда между
ними на перспективу. Реализация этого принципиального положения,
предусмотренного Комплексной программой, стала в условиях перерастания
научно-техниче­ской в научно-производственную революцию неотложной
практической задачей.
     
     
  УСИЛЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ ВЗАИМНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА.  
При анализе направлений углубления разделения и коопе­рации труда стран —
членов СЭВ в области науки, техники и производства в интересах решения
выдвигаемых на каждом этапе экономических задач необходимо учитывать ту
конкретно-историческую обстановку, которая обусловила состояние взаимного
сотрудничества на данный момент. Последнее характеризуется, естественно, не
только крупнейшими достижениями, но и определен­ными проблемами, инерционными
моментами, необходи­мость преодоления которых диктуется потребностями
дальнейшего развития экономики.
С содержательной (а не с формальной) точки зрения этапы развития научно-
технического сотрудничества могут быть определены укрупненно следующим
образом: этап об­мена имеющимися в отдельных странах научно-технически­ми
достижениями; этап формирования системы разделения и кооперации труда в
области науки и техники, а также практического внедрения их результатов в
производство; этап, характеризующийся постепенным переходом к единой
(согласованной) научно-технической политике в соответст­вии с долговременными
направлениями развития и изме­няющейся структурой экономических и
техноло­гических потребностей содружества.
При выделении этапов научно-технического сотрудниче­ства, как и
сотрудничества стран СЭВ в целом, нужно учи­тывать те конкретные социально-
экономические цели, кото­рые решаются на их протяжении. Применительно к
современному этапу речь должна идти, видимо, не только о коллективном
управлении техническим прогрессом, но и о коллективном предвидении ближайших
и отдаленных последствий фронтального технологического пере­ворота.
Учет социально-экономических факторов и последствий технического прогресса
осуществлялся в той или иной мере и ранее. Достаточно отметить, что
сотрудничество некоторых стран в области науки и техники на всех этапах
своего развития строилось на качественно иной по сравне­нию с
капиталистическим хозяйством экономиче­ской основе. Конкретными проявлениями
новых принципов взаимодействия в этой сфере стали ее планомерное развитие,
обеспечение равного и беспрепятственного доступа всех стран СЭВ к современной
технологии, которой располагало их содружество в целом, отказ от любых форм
монополизации научно-технических достижений, эффективное содействие менее
развитым странам в формировании собственного науч­но-технического потенциала.
В то же время конкретные формы использования этих принципов не могли быть
неизменными на различных эта­пах развития содружества.
Как известно, в послевоенные годы страны СЭВ распо­лагали крайне
неблагоприятными внутренними и внешними предпосылками для формирования
рациональной системы взаимного разделения труда в области науки и техники.
Речь идет как о крайней слабости научно-технической базы большинства из них,
так и о технологической блокаде со стороны развитых капиталистических
государств.
Требовалось, следовательно, сконцентрировать усилия па форсированном
формировании и развитии научно-техниче­ских потенциалов во всех странах СЭВ
на той базе, которой располагает Россия, а также некоторые другие
государства. По сути дела, необходимо было главным образом расширенное (в
географическом плане) воспроизводство наличного науч­но-технического
потенциала, а не объединение уже сложив­шихся национальных потенциалов.
Наиболее подходящей формой широкого распространения уже имевшихся в рамках
содружества научно-технических решений стал безвозмездный обмен
соответствующей доку­ментацией, дополняемый содействием в подготовке
нацио­нальных кадров для системы научно-исследовательских и проектно-
конструкторских организаций.
В итоге использования этой формы сотрудничества (с не­которыми модификациями
она используется и в настоящее время) были получены важные положительные
результаты, выразившиеся в первую очередь в научно-техническом обес­печении
крупнейших структурных преобразований в народ­ном хозяйстве стран СЭВ и в
формировании основ научно-технического комплекса в тех странах, которые
практиче­ски не располагали в прошлом собственной научно-техниче­ской базой.
Вместе с тем в силу отмеченных выше ограничений кон­кретно-исторического
характера эти результаты оказались далеко не однозначными. Во-первых,
совместное использова­ние результатов научно-технической деятельности не
сопро­вождалось  соответствующей  интернационализацией  ее базы — системы
НИИ, ПКБ, опытных производств и т. п., поскольку для этого еще не сложились
объективные предпо­сылки — развитая система разделения и кооперации труда в
производстве, науке и технике.
Во-вторых, возникла определенная обособленность между сотрудничеством в
научно-технической и производственной сферах как по существу (на базе общего
фонда научно-технических достижений в отдельных странах СЭВ развива­лись
относительно автономные производства), так и по экономической форме
(перемещение между странами про­дуктов, произведенных по предоставлявшейся на
безвозмезд­ной основе технологии, осуществлялось на условиях внешне­торговых
сделок).
С использованием безвозмездного обмена научно-техни­ческими результатами были
связаны и два побочных след­ствия — производственный параллелизм,
возникновение ко­торого облегчалось возможностью использования готовых
решений, а также уменьшение стимулов к собственным раз­работкам и к их
передаче другим партнерам, поощрение в какой-то мере выжидательной позиции в
данной области (в расчете на то, что кто-то из партнеров получит необхо­димый
результат раньше и его можно будет использовать без вложений собственных
средств).
Кроме того, обмен конечной (пригодной к непосредствен­ному производственному
использованию) продукцией науч­но-технической сферы ослаблял стимулы к
кооперации на стадии исследований и разработок, а тем самым к реальному
интернациональному обобществлению научно-технической деятельности.
Все это потребовало известного уточнения экономических основ сотрудничества,
применения наряду с безвозмездными платных форм, позволяющих строить его на
началах эконо­мического расчета, соизмерения реального вклада отдельных стран
со степенью использования ими полученных резуль­татов.
С середины 60-х годов начал осуществляться переход от обмена готовыми
результатами научно-технической деятельности к координации важнейших научных
и технических исследований, проводимых странами СЭВ на базе разработки
сводных многосторонних планов. Наряду с этим стала про­водиться двусторонняя
координация исследовательских пла­нов, получили развитие непосредственные
научно-техниче­ские связи министерств и ведомств, исследовательских
организаций и коллективов. Все это привело к тому, что при­мерно треть всех
исследовательских работ стран СЭВ стала осуществляться по скоординированным
планам и согласован­ным (естественно, с различной степенью детализации)
про­граммам.
Центр тяжести развития научно-технических связей СЭВ стал во все большей мере
перемещаться из сферы обмена го­товыми результатами в область
непосредственного объедине­ния усилий ученых и специалистов сотрудничающих
стран, формирования рационального разделения труда между ними, концентрации
сил и средств на решении наиболее важных научно-технических проблем.
Следует отметить, что эти новые направления и обслужи­вающие их формы
сотрудничества не распространились в равной степени на прикладные и
фундаментальные иссле­дования. В области фундаментальных исследований, по
су­ществу, продолжает действовать принцип фактического меж­дународного
обобществления (формой реализации которого выступает безвозмездный обмен).
Высокоразвитая система фундаментальных исследований в Росси, дополняемая
вкла­дом других стран СЭВ (главным образом по линии сотруд­ничества
институтов академий наук), служит общим источ­ником новых знаний.
Сложившееся на практике устойчивое разделение труда между Россией и
зарубежными странами СЭВ выражается в значительно большей по сравнению с
другими странами СЭВ специализации советской науки на фундаментальных
иссле­дованиях, что позволяет им экономить значительные ресур­сы и
концентрировать преобладающую долю своих нацио­нальных научно-технических
потенциалов на прикладных исследованиях и разработках. Что касается последних
иссле­дований и разработок, то направления совершенствова­ния сотрудничества
стран СЭВ в данной сфере на совре­менном этапе можно сформулировать вкратце
следующим образом.
Во-первых, постепенное преодоление экономической обо­собленности научно-
технических связей от других форм со­трудничества путем внедрения элементов
экономического ра­счета, совместного финансирования ряда проектов.
Во-вторых, все более тесное смыкание научно-техниче­ского сотрудничества с
производственным. Это направление получило известное развитие уже в начале
60-х годов, когда начали создаваться совместные ПКБ для разработки тех или
иных образцов машин и оборудования, технологических про­цессов,
производственное освоение которых планировалось осуществлять в кооперационном
режиме.
Наиболее общая характерная черта научно-технического сотрудничества на
современном этапе — усиление его ори­ентации на совершенствование системы
международного разделения труда как в межотраслевом, так и во
внутриотраслевом аспекте. Это связано с повышением роли науки и техники в
развитии современного производст­ва в целом, в преодолении ресурсных,
экологических и дру­гих ограничений экономического роста. Достаточно
отме­тить, что существующая во многих странах СЭВ напряжен­ность балансов
минерального сырья и топлива, трудовых ре­сурсов и т. п. связана в первую
очередь с недостаточ­ным развитием современной техники и технологии, что
вле­чет за собой повышенные удельные затраты труда и мате­риалов.
В условиях современного фронтального технологического переворота генеральное
направление развития научно-техни­ческого сотрудничества стран СЭВ на
перспективу заключа­ется, очевидно, в обеспечении его все более тесного и
непо­средственного смыкания с решением узловых проблем в сфе­ре материального
производства. Это предполагает, в частно­сти, четкую сопряженность между
затратами на научные исследования и инвестиционными затратами, необходимыми
для практического внедрения их результатов.
Исходная предпосылка планомерности научно-техниче­ского прогресса —
обеспечение определяющей роли экономических целей и задач по отношению к его
темпам, направлениям и результатам, подчинение развития науки и техники
сложившимся и предвидимым общественным по­требностям.
Как справедливо отмечает А. И. Анчишкин, экономические цели и задачи
формируют направления на­учно-технического прогресса, точнее, их
сравнительную зна­чимость, приоритетность. Можно назвать по меньшей мере три
главных объективных источника образования таких при­оритетов. Например, чем
ограниченнее какой-либо вид ре­сурса (включая территориально-транспортный
аспект его ограниченности), тем в большей мере научно-технический прогресс
должен быть сконцентрирован на прямой экономии и на замещении данного вида
ресурса.
Другой источник формирования приоритетов — “точки роста”, новые процессы и
явления, отражающие возникнове­ние новых общественных потребностей и
возможностей их удовлетворения. В этом случае основой формирования
прио­ритетов может быть принципиально новая технология, по­рождающая новые
потребности. Первоначальный толчок ис­ходит здесь от самого научно-
технического прогресса, а бла­гоприятные социально-экономические условия
превращают такой импульс в приоритетное направление развития науки и техники.
Приоритеты могут складываться также в резуль­тате воздействия социальных
ограничений, связанных со здо­ровьем человека, необходимостью поддерживать
экологиче­ское равновесие.
Наряду с обеспечением взаимодействия стран — членов СЭВ по приоритетным
направлениям технического прогрес­са одна из наиболее важных задач научно-
технического со­трудничества заключается в обеспечении быстрого внедре­ния
результатов научных исследований и конструкторских разработок в производство
путем рационального распределения производственных программ между партнерами.
Практика сотрудничества стран СЭВ уже знает ряд при­меров комплексного
решения вопросов технического прогресса и производственного сотрудничества.
Одним из таких примеров может служить углубление взаимодействия науч­но-
технического и производственного сотрудничества стран в области
вычислительной техники. На ос­нове реализации межправительственного
соглашения было осуществлено объединение сил научно-исследовательских и
проектно-конструкторских   организаций,   промышленных предприятий ряда
отраслей, производящих средства вычис­лительной техники. Обеспечено
взаимодействие многотысяч­ных коллективов в странах — участницах соглашения
на ос­нове специализации и кооперации в производстве средств электронизации
народного хозяйства.
В последние годы министерства, ведомства, объединения и комбинаты стран —
членов СЭВ стали значительно больше внимания уделять комплексному решению
научно-техниче­ских и производственно-экономических задач, в особенности в
таких областях, как производство оборудования для АЭС, микропроцессоры,
робототехника.
Подобные примеры подчеркивают необходимость последо­вательного учета
проблематики научно-технического разви­тия и сотрудничества в соглашениях о
международной спе­циализации и кооперации производства. В этой области
возникла, видимо, необходимость разработки нового типа соглашения, которое
могло бы охватить в комплексе условия научно-технической подготовки
производства, выпуска спе­циализированной и кооперированной продукции, а
также ее последующего технического усовершенствования.
Разработка такого рода комплексных соглашений особен­но актуальна в условиях,
когда страны СЭВ совместно оп­ределяют первоочередные объекты
производственной и науч­но-технической кооперации с целью содействия развитию
приоритетных видов производства, определяющих техниче­ский прогресс и
эффективность многих отраслей и народного хозяйства в целом.
Материализация любой научной идеи требует эффектив­ного взаимодействия всех
звеньев единого цикла “наука-производство”. Попытки внедрять в “сыром виде”
достиже­ния науки в народное хозяйство ведут к значительным до­полнительным
затратам при производстве и использовании новой техники, препятствуют ее
широкому распространению, часто дискредитируют правильную научную идею.
Поэтому каждое направление научно-технического прогресса, рассчи­танное на
массовое использование его результатов в народ­ном хозяйстве должно включать
в обоснованном соотно­шении научно-исследовательские и проектно-
конструкторские организации, технологические институты и опытные
производства; назрела также необходимость создания спе­циализированных
внедренческих организаций (“инженерных фирм”).
Эти фирмы наряду с обслуживанием потребителей новой техники должны заниматься
и организацией процесса внед­рения (управленческие услуги по внедрению
техники, “ав­торский надзор”, “привязка” техники и технологии к мест­ным
условиям и т. п.).
Интенсификация научных исследований означает в со­временных условиях
осуществление принципа приоритетно­сти в развитии науки, концентрации
ресурсов науки на ре­шающих направлениях. В условиях, когда замедляется
эк­стенсивное расширение всех видов ресурсов, в том числе научно-технических,
такая концентрация может потребовать систематического перераспределения
ресурсов между на­правлениями развития науки, большего приспособления к новым
условиям организации науки и подготовки научных кадров.
На основе расширенного и пропорционального воспроиз­водства всех звеньев
НИОКР и концентрации научно-техни­ческих ресурсов должно быть обеспечено
сокращение про­должительности цикла “наука—производство” и тем самым ускорен
оборот научно-технических ресурсов. Для этого, по­мимо названных условий,
необходимо повышать оснащен­ность труда ученых, его эффективность на основе
форсиро­ванного развития научного приборостроения; моделировать и
автоматизировать научные эксперименты на основе исполь­зования ЭВМ, что
позволит как сократить время и трудоем­кость экспериментов, многократно
увеличить их число, так и учесть еще на стадии научных исследований возможные
условия фактического использования нововведений; значи­тельно ускорить
проектные и конструкторские работы на основе автоматизированного поиска и
выбора уже имею­щихся стандартных решений, широкого использования ЭВМ и
соответствующей периферийной техники.
В наибольшей мере усиление планомерного характера научно-технического
прогресса в условиях содружества должно проявиться в возрастающих масшта­бах,
скорости и эффективности внедрения и распростране­ния (тиражирования)
нововведений в народном хозяйстве. Для этого необходимо целенаправленно
формировать усло­вия как для вертикального (разработка—внедрение), так и для
горизонтального перемещения технологии (охват новой техникой все новых и
новых объектов, сфер ее применения).
Все более важными критериями результативности взаим­ного сотрудничества на
современном этапе становятся такие показатели, как степень его воздействия на
качественное преобразование отраслей и производств; осуществление сдви­гов в
ассортиментной структуре продукции; повышение “ско­рости перемещения”
технических новинок по стадиям про­цесса их научно-технической разработки и
освоения произ­водством.
В итоге деятельности стран и органов СЭВ в области ускорения технического
прогресса синтез научно-техническо­го и производственного сотрудничества
приобретает качест­венно новое содержание. Естественно, этот процесс еще не
завершен. Он, как отмечено в документах СЭВ, нуждается в дальнейшем
ускорении, в усилении ориентации на конечные производственные результаты.
Решение этого вопроса предполагает реализацию комп­лекса мероприятий как на
макро, так и на микроэкономи­ческом уровне: согласованное изменение
соотношения меж­ду капиталовложениями на новое строительство и модер­низацию;
налаживание выпуска оборудования, необходимого для осуществления модернизации
и реконструкции; создание необходимых экономических и организационно-правовых
предпосылок для оперативного распространения растущего потока инноваций в
масштабах содружества стран СЭВ.
Здесь многое зависит и от преобразований в области эко­номического механизма
сотрудничества. Так, рациональное международное разделение труда в области
науки и техники нельзя себе представить на современном этапе, а тем более в
перспективе без его органического соединения с коопера­цией в сфере
производства. Последовательное решение этой проблемы зависит от многих
факторов. В их числе развитие производственной и научно-технической
кооперации, созда­ние условий для расширения непосредственных (прямых) связей
национальных хозяйственных организаций, для фор­мирования совместных фирм,
для объединения ресурсов со­циалистических стран в других формах. Эти условия
вклю­чают в себя не только материальные, но и организационно-правовые
предпосылки, в том числе необходимую степень унификации норм национального
хозяйственного права.
Учитывая возросший научно-технический потенциал стран СЭВ и разветвленную
систему их научно-технического сотрудничества, представляется целесообразным
усилить на­учно-техническое обоснование решений, принимаемых в области
специализации и кооперации производства, а также при определении объемов и
структуры взаимных внешнетор­говых поставок. Для этого предстоит разработать
уже давно получившую признание в теоретическом плане систему практических
мероприятий, обеспечивающих единство и не­разрывность цикла “наука — техника
— производство — тира­жирование новой техники и технологий—обмен”.
Например, уже сегодня, на наш взгляд, правомерна по­становка вопроса об
ускоренном формировании новой, до­статочно самостоятельной области
производственной и на­учно-технической кооперации — совместного внедрения
по­лучаемых по линии взаимного сотрудничества, а также в итоге НИОКР в
отдельных странах результатов научных ис­следований в производство. При таком
подходе появляется реальная возможность скорейшего освоение новшеств (в том
числе в рамках совместных фирм) на основе скоординиро­ванного или совместного
использования капиталовложений для совместного строительства дополнительных
производст­венных мощностей, расширения или реконструкции сущест­вующих
предприятий с ориентацией на развитие экспортно­го производства.
УКРЕПЛЕНИЕ МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ БАЗЫ КАЧЕСТВЕННОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ
ВАЖНЕЙШИХ ОТРАСЛЕЙ ЭКОНОМИКИ СТРАН СЭВ
В России была принята программа применительно к экономической сфере была
определена такая ключевая задача, как кардинальное повышение
производительности труда с ориентацией на до­стижение высшего мирового
уровня.
Страны СЭВ в совокупности обладают для решения этой важнейшей задачи
крупнейшим научно-техническим потен­циалом, развитым машиностроением. У них
имеется возмож­ность не только самостоятельно разрабатывать новую техни­ку и
технологию, но и обеспечивать их материализацию в основных фондах
производственной и непроизводственной сферы, создавать тем самым предпосылки
для более актив­ного участия в международном технологическом обмене.
В то же время при укреплении материально-технической базы, необходимой для
качественного преобразования важ­нейших отраслей экономики стран СЭВ,
возникает ряд слож­ных задач. Первая из них — активизация многостороннего
сотрудничества по авангардным направлениям техническо­го прогресса путем
разработки и реализации крупных совме­стных программ, проектов, приоритетов.
Это, безусловно, на­иболее эффективный путь международной концентрации
ре­сурсов. В то же время возможности его использования отнюдь не
беспредельны. Число крупных международных программ (даже при тщательно
отлаженном механизме их осуществления) должно определяться с учетом не только
ресурсных, но и управленческих возможностей обеспечения их реализации.
Возможности многостороннего сотрудничества расширя­ются, когда в качестве
организатора реализации междуна­родной программы выступает предприятие или
объединение той или иной страны, далее всего продвинувшееся в разра­ботке или
освоении новой техники и технологии. Суть этой разновидности многостороннего
сотрудничества можно оха­рактеризовать как выполнение национальной
хозяйственной организацией функции технологического интегратора — го­ловной
организации, налаживающей международную науч­но-производственную деятельность
хозяйственных организа­ций заинтересованных стран.
Тут возникает вторая проблема: по ряду экономических и организационных причин
эта разновидность многосторон­него сотрудничества реализовывалась на практике
преиму­щественно лишь путем ее преобразования в первую разно­видность
(например, посредством заключения межправи­тельственных соглашений,
генеральных соглашений по специализации и кооперации и т. п.). Она
практически не стала его самостоятельной формой. Эту задачу еще предстоит
решить в полном объеме.
Третья проблема связана с широким распространением (тиражированием)
инноваций, имеющихся в отдельных странах. Тут может быть использован самый
широкий арсе­нал форм сотрудничества — прямые связи, использование кредитных
ресурсов для наращивания производства на со­ответствующих национальных
предприятиях. Но и здесь в качестве обязательного условия должна выступать
много­сторонность сотрудничества (по крайней мере в таких обла­стях, как
унификация, стандартизация, нормализация и т. п.).
Рассмотрим в качестве иллюстрации ряд конкретных примеров решения новейших
научно-технических проблем в странах СЭВ с использованием различных
конкретных форм сотрудничества. Следует подчеркнуть прежде всего, что их
крупнейший научно-производственный потенциал вовсе более широких масштабах
используется для качествен­ного преобразования важнейших отраслей и
производств на коллективной основе. Так, в числе крупнейших многосторон­ний
соглашений, находящихся в процессе реализации, мож­но назвать Соглашение о
международной специализации и кооперировании производства и взаимных
поставках обору­дования для атомных электростанций.
Оно предусматривает строительство атомных электро­станций в европейских
странах — членах СЭВ. При решении этой задачи осуществляется ши­рокое
сотрудничество в области научно-исследовательских и проектно-конструкторских
работ, создания специальных ма­териалов, самых современных видов
оборудования, строи­тельства необходимых производственных мощностей.
Страны — участницы соглашения осуществляют, в част­ности, переход к освоению
производства оборудования для атомных электростанций нового поколения с
реакторными установками мощностью 1 млн. кВт. Все это обеспечивает выполнение
программы расширения производства электро­энергии на атомных электростанциях
в странах — членах СЭВ. На перспективу намечена имеющая важное
народно­хозяйственное значение разработка реакторных установок большой
мощности на быстрых нейтронах, а также исполь­зование атомной энергии на
атомных теплоэлектроцентралях и в атомных котельных.
На основе сложившейся кооперации и с учетом возмож­ностей стран было
подписано Соглашение о сотруд­ничестве при проведении научно-
исследовательских и опыт­но-конструкторских работ по проблеме “Разработка
реактор­ных установок большой мощности на быстрых нейтронах (с натриевым
теплоносителем и использованием в качестве теплоносителя диссоциирующих
газов) ”.
Программа работ по реализации соглашения включает в себя такие темы, как
разработка методов и программ для физических расчетов новых реакторов;
экспериментальные и теоретические исследования теплофизики и гидроди­намики
активной зоны; оптимизация отдельных систем и технических решений по
реакторной установке; разработка отдельных видов оборудования (парогенератор,
арматура); разработка контрольно-измерительных приборов, системы
автоматического регулирования, управления и защиты. Ве­дутся также поисковые
работы по созданию опытной реак­торной установки на быстрых нейтронах с
диссоциирующим теплоносителем.
Со­глашение о многосторонней специализации и кооперирова­нии в разработке
новых средств вычислительной техники, в соответствии с которым объем взаимных
поставок этих средств возрастет примерно вдвое и достиг­нет 15 млрд. руб.
Россия и другие страны СЭВ намерены реализовать крупные программы, связанные
с освоением новейших достижений современной науки и техники. В этих целях, в
частности, Комитетом СЭВ по сотрудничеству в об­ласти плановой деятельности
принят перечень ко­ординируемых на многосторонней основе проблем
экономи­ческого сотрудничества  и более длитель­ный период в увязке с научно-
техническим сотрудничеством. В первом (межотраслевом по своей сути) разделе
перечня содержится 29 крупных согласованных проблем.
Помимо решения таких важных народнохозяйственных задач, как
ресурсосбережение, совершенствование топливно-энергетического баланса,
решение продовольственной про­блемы, механизация погрузочно-разгрузочных
работ и т. п., страны СЭВ уделяют растущее внимание переходу от руч­ного,
дистанционного, механического управления машинами, механизмами и
технологическими процессами к системам автоматического управления с помощью
электроники. Они решают задачи, связанные с использованием микроэлектрони­ки,
робототехники, налаживают широкое взаимное сотрудни­чество в данной сфере.
Одним из главных преимуществ новых технических средств выступает то, что они
создают возможности для внедрения гибких систем автоматизации производства,
для преодоления ограничений, связанных с доминирующей до настоящего времени
так называемой одномерной или одно-целевой автоматизацией производства,
основанной на ис­пользовании негибких фиксированных систем изготовления
продукции, приспособленной к условиям массового произ­водства с низким
коэффициентом обновления выпускаемых изделий.
В области микроэлектроники и робототехники, на наш взгляд, особенно отчетливо
проявляются как преимущества, так и масштабы “неосвоенных резервов” взаимного
сотруд­ничества. Например, согласованности действий стран СЭВ в этой области
наряду с многосторонними соглашениями со­действуют такие организационные
формы, как Совет глав­ных конструкторов по робототехнике при Комитете СЭВ по
научно-техническому сотрудничеству, Межправительствен­ная комиссия по
сотрудничеству в области вычислительной техники и др.
В то же время в отдельных странах СЭВ реализуются национальные программы,
которые, способствуя решению общей задачи, пока что все же в ряде случаев
недостаточно синхронизированы друг с другом.
Весьма динамичная национальная программа роботиза­ции принята, в частности, в
НРБ. Эта программа базируется в основном на строительстве новых объектов
представляющий собой усовершенствованный вариант аналогичного комплекса фирмы
“Фанук”.
В России свыше 200 модификаций роботов разработа­ли 50 НИИ и ПКБ различных
министерств и ведомств. Многие из них были быстро освоены производством.
Наряду с этим создаются специализированные центры по. производству различных
типов роботов (технологических, сварочных, разливочно-литейных и т. д.),
созданные при крупнейших и добившихся лучших технических решений комбинатах.
Эти центры будут распространять прогрессив­ный опыт, вести работу по
типизации и стандартизации их конструкций.
Ожидается, что в скором времени парк роботов в странах СЭВ достигнет 200 тыс.
шт. Этот парк станет результатом реа­лизации совместной программы,
обеспечивающей странам-участницам крупный экономический эффект. Ее
практи­ческое осуществление предполагает не только выработку единой
технической политики в данной области, но и наи­более рациональное разделение
производственных программ между отдельными странами — членами СЭВ.
На основе научно-технического задела по промышленным роботам, созданного в
странах СЭВ, был разработан и под­писан договор о многосторонней
международной специали­зации и кооперировании производства роботов-
манипулято­ров различного назначения. В нем предусмотрена специали­зация
стран по производству 59 типов промышленных роботов-манипуляторов. Тем самым
было положено начало многостороннему сотрудничеству в данной области.
Подписано Генеральное соглашение о многостороннем сотрудничестве и
организации специализи­рованного и кооперированного производства промышленных
роботов, неотъемлемой частью которого является программа организации
сотрудничества в области разработки и органи­зации сотрудничества по
робототехнике на базе унифициро­ванных узлов и деталей, специализированного и
коопериро­ванного производства автоматических манипуляторов с про­граммным
управлением (промышленных роботов) для раз­личных отраслей народного
хозяйства.
Но в этой области отчетливо вырисовываются две слож­ные проблемы. Первая —
уже в текущей пятилетке в машино­строении европейских стран СЭВ работало
около 130 раз­личных моделей манипуляторов с программным управле­нием. Такой
“разброс” можно преодолеть лишь на базе создания специализированных
роботостроительных произ­водств в сочетании с выпуском унифицированных (на
кол­лективной основе) модулей.
Вторая проблема — тесная зависимость качества роботов - от микропроцессорной
техники, потребности робототехники в которой должны удовлетворяться в полной
мере. Это тем более сложный вопрос, если учесть быструю динамику раз­вития и
широкий диапазон применения микроэлектроники. Микроэлектроника стала
своеобразным показателем технического и экономического уровня развития
промышленных стран. Ее применение, в особенности использование
микро­процессорной техники, затрагивает практически все области:
машиностроение, автоматизацию в самом широком смысле этого слова, сельское
хозяйство, химию, строительство и т. д.
Микропроцессоры и созданные на их основе системы развиваются быстрыми
темпами. Практически каждые два года появляется новое поколение
микропроцессоров, и эта техника морально устаревает за 3—4 года. Прогресс,
кото­рый осуществляется в рассматриваемой области, открывает широкие
возможности для их использования в самых раз­личных областях. Согласно
некоторым оценкам, микропро­цессоры найдут применение более чем в 200 тыс.
самых различных видах оборудования промышленного и другого назначения.
Перспективность и высокая эффективность микропроцес­сорной техники
предопределяет ее быстрое развитие. Предполагается, что к 2000 г. их
количество увеличится до 5—10 млрд.
В странах СЭВ развитию и использованию микропро­цессорной техники уделяется
большое внимание. В ряде стран были приняты и успешно реализуются программы
комплексной электронизации народного хозяйства. Вместе с тем для ускорения
научно-технического прогресса в данной области необходимо все более тесное и
эффективное объеди­нение усилий многих стран. Микроэлектроника как по
народнохозяйственному значению, так и по специфи­ке производства стала одной
из приоритетных областей сот­рудничества стран СЭВ.
Первое место в развитии микроэлектроники в содружест­ве стран СЭВ занимает
Россия, выпускающий не только ши­рокий ассортимент этой продукции, но и
технологическое оборудование, необходимое для ее массового изготовления.
Россия стала поставщиком многих видов такого оборудования как в страны СЭВ,
так и во многие другие стра­ны мира.
Микропроцессорная техника и накопленный опыт по ее применению открывают
возможности для перехода от авто­матизации отдельных операций, участков к
автоматизации технологических комплексов, целых предприятий с непре­рывным и
дискретным характером производства. Решается задача всеобъемлющего охвата
автоматизацией всех техно­логических переделов промышленности.
Предполагается, что системы массового производства с рабочими-сборщиками
перестанут или почти перестанут сущест­вовать.
Как известно, в одно из пионерных предприятий в дан­ной области намечено
превратить Московский завод мало­литражных автомобилей, реконструируемый на
принципи­ально новой технологической основе. В отрасли приборо­строения и
средств автоматизации первыми автоматизиро­ванными предприятиями станут:
Первый и Второй московские часовые заводы. Здесь будут действовать
много­уровневые распределительные системы управления с охва­том всех
технологических и производственных процессов. Эти предприятия станут
своеобразным опытным полигоном для создания широкой сети производств, которые
должны быть полностью или частично автоматизированы в следую­щей пятилетке.
Опыт такой глобальной автоматизации поз­волит в дальнейшем перейти к созданию
безлюдных произ­водств.
Вместе с развитием микроэлектроники и производства необходимого
технологического оборудования возникает не­обходимость в международной
кооперации в более широком смысле этого слова. Если Сое­диненные Штаты и
Япония постепенно вытесняют ФРГ, Великобританию и Францию с занимаемых ими
позиций в производстве микроэлектроники, то в рамках СЭВ осущест­вляется
планомерное разделение труда в этой области меж­ду отдельными странами. Тем
самым для всех стран содружества создаются возможности активного участия в
процессе развития микроэлектроники.
Приведенный выше иллюстративный материал по микро­процессорам и робототехнике
в ряде стран СЭВ показывает, что, по сути дела, в рамках СЭВ формируется
новая об­ширная сфера международного обмена. Вопрос заключается в том,
насколько велика будет ее роль в формировании по­токов товаров и услуг, какие
конечные последствия следует ожидать от налаживания сотрудничества в данной
сфере.
Одно из предвидимых последствий — ускорение темпа обновления
взаимопоставляемой продукции. Накопленный в России опыт внедрения систем
автоматизации проектно-конструкторских работ (САПР) показывает их высокую
эффектив­ность в тех отраслях, где сложность и быстрая сменяемость изделий
новой техники заставляют вести опытно-конструк­торские работы на высоком
уровне и в сжатые сроки.
Ускоряется продвижение стран СЭВ и по другим аван­гардным направлениям
научно-технического прогресса (био­ника, создание новых видов конструкционных
материалов, новых видов топлива и т. п.). Если оценить общее состоя­ние
научно-технического прогресса в странах СЭВ, то мож­но сделать вывод, что
основной проблемой осуществления современного технологического переворота
выступает не столько дефицит новых технических решений, сколько их
повсеместное внедрение в практику. Это не только позволило бы обеспечивать
содружеству громадную экономию ресурсов, но и содействовало бы существенному
упрочению его тех­нологических позиций в современном мировом хозяйстве.
Даже весьма укрупненная оценка объема технических новинок, созданных в
странах СЭВ за последние годы, по­казывает крупнейший масштаб резервов,
заложенных в их собственном инновационном потенциале. На современном этапе в
странах СЭВ ускоряется не только процесс разра­ботки и внедрения новых
технических решений, но и их широкой “диффузии” в самые различные отрасли и
сферы хозяйственной деятельности. Это характерно, в частности, для
микропроцессорной техники, которая, по сути дела, уже приобрела универсальный
характер.
Как отмечает О. Т. Богомолов, показателем высокой оценки и широкого признания
научных и технических до­стижений России, других стран стороны ученых,
специалистов и деловых кругов  служит постоянный рост интереса, прояв­ляемого
на Западе, к возможности приобретения лицензий и использования новых
процессов и технологии производст­ва, разрабатываемых как русскими учеными,
так и их коллегами из стран содружества. Так, по оценке американских
экспертов, только за последнее де­сятилетие компании США приобрели в России,
и странах Вос­точной Европы более 126 лицензий.
Россия и другие страны СЭВ распола­гают большими резервами в народном
хозяйстве, которые заключены в ускорении научно-технического прогресса,
ши­роком и быстром внедрении в производство достижений нау­ки, техники и
передового опыта. Все более важную роль в этом процессе играет углубление
экономи­ческой интеграции, выступающей в качестве наиболее важ­ного внешнего
условия ускорения научно-технического раз­вития стран СЭВ и упрочения их
позиций в мировом обмене технологией. Их растущий вклад в мировой научно-
технический про­гресс выступает материальной основой для дальнейшего
раз­вития взаимовыгодного обмена техникой и технологией го­сударств с
различным общественным строем. Такое сотруд­ничество, как свидетельствуют
факты,— отнюдь не “улица с односторонним движением”. Любые попытки
“исключить” содружество стран СЭВ — мощный технологический центр из мирового
обмена технологией неизбежно отразятся и на их инициаторах.
Экономическое совещание на высшем уровне еще раз подтвердило твердое
намерение стран СЭВ развивать пло­дотворные торгово-экономические и научно-
технические свя­зи со всеми странами, которые проявляют готовность к этому.
Эти связи целесообразно расширять прежде всего на основе долгосрочных
программ и соглаше­ний, применения различных взаимовыгодных форм
сотруд­ничества, включая, в частности, содействие в техническом оснащении и
строительстве объектов, промышленную коопе­рацию, совместную разработку
научно-технических проблем и др.
                                                                              
     
                 РАЗВИТИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ КООПЕРАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА                 
В интересах дальнейшей интенсификации общественного производства на основе
научно-технического прогресса стра­ны СЭВ реализуют меры по углублению и
повышению эф­фективности сотрудничества, в первую очередь в сфере
ма­териального производства, науки и техники.
Особое место в системе этих мер принадлежит конкрет­ным шагам, направленным
на углубление международной специализации и особенно кооперации производства.
В ус­ловиях развертывания научно-производственной революции, осуществления
фронтального технологического переворота объединение производственных и
науч­но-технических потенциалов стран СЭВ становится уже не просто условием
повышения эффективности их использова­ния, но и общим условием экономического
роста, базирую­щегося на современной технической базе.
Каждый новый этап в развитии производительных сил представляет собой в то же
время новый этап в развитии разделения (в том числе международного) труда. С
этой точ­ки зрения вполне закономерен тот интерес, который прояв­ляется в
последнее время к вопросам кооперации произ­водства. Объективно сущест­вует
известная общность хозяйственной жизни стран, характеризующаяся, в частности,
наличием общих экономических пропорций, общих хозяйственных и
произ­водственных организаций и институтов, международного рынка взаимной
торговли.
Важнейшим направлением развития новых форм партнерства, свободным от
противоречий централизации и концентрации производства, выступает
использование фундаментальных свойств произ­водственной кооперации,
позволяющих объединять на деле производственные аппараты  стран на ос­нове
равноправного и взаимовыгодного сотрудничества, рез­ко ускорять
распространение инноваций, обеспечивать кон­центрированное и наиболее
рациональное использование всех видов ресурсов.
Поэтому одним из ключевых аспектов экономической интеграции является
дальнейшее расширение пространственных рамок кооперации про­изводства, что
влечет за собой, естественно, и существенную модификацию этой кооперации,
возникновение ее нового межгосударственного уровня.
Международная (главным образом научно-производствен­ная) кооперация на
современном этапе — наиболее динамич­ный фактор развития международного
разделения труда, ро­ста объемов мировой торговли продукцией обрабатывающей
промышленности, с чем тесно связаны сдвиги и в структуре и в соотношении
международного внутри- и межотраслевого разделения труда.
Вместе с тем констатация возросшей роли международ­ной кооперации может
служить лишь отправным пунктом для анализа конкретных направлений ее
воздействия на международное производственное сотрудничество и мировую
торговлю, а также для уяснения масштаба и характера са­мого рассматриваемого
явления, тем более что кооперация выступает в реальной практике внешних
связей отнюдь не всегда в чистом виде. Она может быть их органическим
ком­понентом, основным мотивом или же, напротив, лишь сопут­ствующей связью,
придающей им лишь внешние атрибуты кооперационных отношений.
Кроме того, кооперация труда и производства может иметь как непосредственный,
так и косвенный характер. В последнем случае особенно отчетливо проявляется
принудительное воздействие на раз­витие кооперации потребностей производства.
Косвенная, непрямая кооперация представляет собой технологически
детерминированную связь между “само­стоятельными” агентами производства,
которые участвуют на деле в одном и том же производственном процессе. Тем
самым разделенные между собой виды труда взаимно до­полняют друг друга.
В отличие от косвенной, непрямой непосредственная ко­операция предполагает
единство организационно-экономи­ческой структуры, в рамках которой
осуществляется данный производственный процесс.
Приведенный выше термин “единство организационно-экономической структуры” —
не оговорка. Здесь важно не единство собственности (она может быть долевой,
акцио­нерной, т. е. так или иначе разделенной), а единство той конкретной
производственной ячейки (или производствен­ной системы), в рамках которой
осуществляется кооперация.
Кооперация труда и кооперация производства могут трактоваться как различные
категории. В то же время раз­личие между ними достаточно условно. Эта
специализация пассивности, т. е. уничтожение са­мой специализации труда как
таковой, “является характер­ной чертой машинного труда. Еще более условной
ста­новится эта грань при развитии так называемой “безлюдной технологии”,
вступления производства в “технотропную” эпоху.
В условиях планового хозяйства имеются широкие воз­можности для превращения
непрямой кооперации в непо­средственную. В этом заключен огромный
потенциальный эффект, связанный с тем, что масштабы непрямой коопера­ции, но
сути дела, неограниченны. Ее объектом может стать, например, выпуск самой
широкой гаммы потреби­тельских товаров, рассчитанной на удовлетворение спроса
населения сотрудничающих стран, систем машин, обеспечи­вающих переработку
исходного сырья в конечную продук­цию (по вертикали), и т. п.
Превращение непрямой кооперации в разновидность не­посредственной позволяет
также снять противоречие между специализацией производства (разделением) и
его коопера­цией (синтезом). В рамках кооперационной системы специа­лизация
выступает как подчиненное отношение, как резуль­тат потребностей синтеза.
Сближение по конечным результатам производственных систем, основанных на
прямой кооперации, и кооперацион­ных систем, основанных на трансформированной
непрямой кооперации, представляет собой дальнейшее стирание гра­ни между
двумя разновидностями кооперации производства, хотя существенные различия
между ними, естественно, со­хранятся. Производственную систему конституирует
участие партнеров в производстве определенного изделия или гаммы изделий,
жесткая технологическая взаимосвязь.
Непрямую кооперационную систему характеризует уста­новление упорядоченного
взаимодействия между специали­зированными производствами, располагающими
относитель­но большой степенью свободы. Это, по сути дела, межотрас­левая
система. Здесь, правда, следует принять во внимание также определенную
условность деления производств на “отраслевые” и “межотраслевые”. На деле
межотраслевые производства сами превращаются в отрасли, а оформлен­ные в
отрасли производства обслуживают потребности мно­гих отраслей народного
хозяйства.
Как в производственных, так и в кооперационных систе­мах существует очевидное
противоречие между технологи­ческим единством производственного процесса и
экономиче­ской обособленностью его агентов (тем более расположен­ных в
различных странах). То, что в непрямой кооперационной системе, построенной по
вертикали, это про­тиворечие выражается с формальной точки зрения в
“раз­мытой” форме, не меняет сути дела. Напротив, в ряде слу­чаев, когда,
например, промежуточный продукт предназна­чен для многих потребителей, оно
может проявляться более рельефно, чем в рамках производственных систем.
Напри­мер, данному предприятию отрасли или народнохозяйственному комплексу в
целом необходимо постоянно приспосаб­ливаться к меняющимся требованиям
предприятий или от­раслей   (в  том  числе  зарубежных),  потребляющих
полуфабрикат, а последним — к изменению свойств мате­риалов и других
промежуточных изделий, поступающих в последующую фазу производственного
процесса. Иными словами, здесь нужна надежная система прямых и обратных
связей между всеми участниками кооперационной системы.
Есть и противоречие другого рода. Несмотря на высокую эластичность систем,
основанных на кооперации, эта эла­стичность на каждом данном этапе имеет свои
пределы. Производственная или кооперационная система обладает собственным
инерционным моментом. В тех случаях, когда потребности преобразования,
инноваций не укладываются в пределы эластичности этой системы, она
превращается в фактор, сдерживающий темпы научно-технического про­гресса.
Следовательно, при выборе конкретного типа междуна­родных кооперационных
связей (кооперационная или произ­водственная система) необходимо принимать во
внимание вопрос, при каком из них это противоречие разрешается с меньшими
затратами. Кроме того, необходимо рассматривать данный вопрос и применительно
к различным видам собст­венно кооперации. В отличие от существующей
классифика­ции к этим видам следует отнести наряду с поузловой, по детальной
и технологической кооперации по выпуску гото­вых изделий, входящих в системы
машин (или даже по взаимосвязанным системам машин), а также модульную
ко­операцию.
Последний вид кооперации изучен пока что слабо. Но это один из наиболее
обещающих ее видов (модули могут комбинироваться в различных сочетаниях и в
то же время непрерывно совершенствоваться). Можно предположить, что при
модульной кооперации технологическая связь “ком­понент—готовый продукт”
становится, видимо, наиболее гибкой, эластичной.
Отдельно следует рассмотреть проблемы разрешения про­тиворечий кооперации
применительно к разным типам на­роднохозяйственных комплексов и различными
уровням их общего развития.
Современный уровень развития промышленности стран СЭВ обусловливает все более
широкое вовлечение в меж­дународное сотрудничество промежуточных
производственных процессов. Углубляется специализация производства
определенной номенклатуры узлов и деталей, что ведет к росту обмена ими на
кооперационной основе как на нацио­нальном, так и на международном уровнях.
Это в первую очередь относится к машиностроению, где около 80% за­трат на
выпуск конечной продукции падает на стоимость комплектующих узлов и деталей.
Масштабы и глубина участия страны в международной кооперации производства
зависят в первую очередь от уров­ня развития национальной специализации
производства. Од­нако эта взаимосвязь не прямолинейна. Она обусловлена
многими специфическими особенностями национальной структурной политики и
развития. Отдельные страны СЭВ подходят к проблематике развития международной
по детальной, поузловой и технологической кооперации производства с учетом
характера своих экспортно-импортных связей, на­личия у потенциальных
партнеров по кооперации соответст­вующей производственной и научно-
технической базы и т. п. Ряд стран стремятся сохранить и расширить предметную
экспортную специализацию, максимально развивая внутри­хозяйственную
специализацию и концентрацию производства деталей и узлов, идущих на
комплектацию “финальных” экспортных изделий. В таком случае центр тяжести
между­народной поузловой и по детальной кооперации переносится на практике на
обмен узлами и деталями общепромышлен­ного применения.
В современных условиях оптимизация производства конечной продукции немыслима
без упрочения общей тех­нологической основы взаимного сотрудничества. Лишь
тогда возможен переход к единой элементной базе, позволяющей на основе
унифицированных узлов, деталей, компонентов, модулей выпускать широкую гамму
конечных изделий (мо­дифицируя их в случае необходимости). Промежуточные
изделия должны в таком случае воплощать новейшие до­стижения науки и техники,
во все большей мере определять технический уровень конечных изделий. Речь
идет в первую очередь о расширении производства так называемых актив­ных
компонентов, которые зачастую непосредственно опре­деляют этот уровень.
Создание унифицированной модульной и элементной базы и расширение выпуска
активных компонен­тов изделий, производимых на основе кооперации, позволя­ют
устранить ряд проблем (например, проблему престиж­ности), связанных с
участием партнеров из разных стран в международных производственных системах.
Упрочение технологических предпосылок развития меж­дународных
производственных систем тесно связано с фор­мированием структурных
предпосылок, заключающихся в вычленении в качестве самостоятельных отраслей и
подот­раслей производств, выпускающих продукцию межотрасле­вого применения
(например, микропроцессоры, подшипники качения, гидравлику и т. п.).
Дальнейшее развитие сотруд­ничества стран СЭВ в производстве продукции
межотрасле­вого применения, как и в производстве высококачественных
материалов, потребляемых многими отраслями народного хозяйства, представляет
собой одну из наиболее сущест­венных предпосылок рационализации структуры
народнохо­зяйственных комплексов
Как уже неоднократно отмечалось, внутриотраслевая спе­циализация и кооперация
лишь формально выступают в ка­честве таковых, поскольку они предполагают по
общему правилу включение в процесс производства продукции ряда других
отраслей и межотраслевых производств. Развитие по­следних позволяет решить
противоречие между внутриотрас­левой по форме и межотраслевой по сути
специализацией и кооперацией производства. Поэтому межотраслевые
произ­водства превращаются на современном этапе в важный объ­ект
согласованной структурной политики стран СЭВ.
В перспективе предстоит уделять большее внимание и такому вопросу, как
неравномерное участие отдельных от­раслей в международной специализации и
кооперации произ­водства. Практика показывает, что здесь имеются большие
резервы повышения интенсивности кооперационных связей. Это в первую очередь
касается таких важных отраслей и сфер хозяйственной деятельности, как
производство товаров народного потребления, агропродовольственный комплекс,
отрасли инвестиционного комплекса. Следовательно, разра­батывая новые
направления специализации и кооперирова­ния в машиностроении и других
отраслях, где в данной об­ласти уже накоплен значительный опыт, необходимо
одновременно “подтягивать” к ним те, которые пока харак­теризуются
относительно невысоким уровнем кооперацион­ных связей.
Особого внимания заслуживают вопросы управления ко­операционными связями.
Кооперация — это отнюдь не внутриотраслевая проблема, хотя данная конкретная
коопе­рационная связь и может осуществляться в чисто отраслевых рамках. Но
именно в силу своей универсальности кооперация (например, по
микропроцессорной технике) не “вмещается” в рамки любого отраслевого звена
хозяйствен­ного управления. Поэтому ее универсальность имеет и обо­ротную
сторону. Потребности развития кооперационных свя­зей не “персонифицируются” в
интересах какого-либо ве­домства,  а  следовательно,  и  в  интересах
органов межведомственного сотрудничества ".
Внутрихозяйственные системы управления коопераци­ей — это специальная крупная
проблема. Если говорить о международном уровне, то можно выделить четыре
ключе­вые проблемы управления. Первая — это выбор действитель­но важных
объектов для организации многосторонней и двусторонней кооперации. Вторая —
обеспечение организа­ционно-правовых и экономических условий надежности
ко­операционных связей. Третья проблема — это формирование определенной
организационной структуры управления коопе­рацией на международном уровне,
поиск наиболее подходя­щих форм развития международных производственных
си­стем, основанных на кооперации. К последней проблеме тесно примыкает и
четвертая — проблема “организационно­го синтеза” — соединения воедино
различных уже найден­ных организационных форм, рекомендаций организационно-
правового порядка, нормативной базы сотрудничества в широком смысле этого
понятия, с тем чтобы создать опти­мальные условия не просто для развития
кооперационных связей, но и для “выхода” их на высокопроизводительные
производственные комплексы, ориентированные на выпуск технически совершенной
продукции. В этом ключе стоит рассмотреть целесообразность существования в
автономном режиме международных организаций, центров научно-техни­ческого
сотрудничества, систем соглашений, включая согла­шения о совместном
планировании, соответствующих норм.
     
     
                                   ЗАКЛЮЧЕНИЕ                                   
Рассмотренные в работе некоторые новые технологические и экономические
тенденции в развитии мирового хозяйства свидетельствуют в пользу перерастания
научно-технической в научно-производственную революцию. И речь здесь идет
отнюдь не о каком-то новом термине, а о прин­ципиально новом явлении в
мировой хозяйственной жизни.
Как уже отмечалось в той или иной форме выше, речь идет по крайней мере о
следующих существенных признаках этого нового явления.
Во-первых, осуществляется все более непосредственное сращивание, органический
синтез науки и производства, в итоге которого последнее приобретает такие
имманентные НИОКР черты, как непрерывный поиск нового, изменчи­вость,
гибкость, а вместе с ними и повышение значения фак­торов роста
неопределенности хозяйствования, риска при принятии тех или иных решений, в
первую очередь долго­срочных. Негативное воздействие этих факторов может быть
сведено к минимуму лишь при условии организации четкого планомерного
взаимодействия государств, что облегчает как реализацию коллективно
разработанных решений, так и последовательный учет их непосредственных  и
отдаленных результатов.
Во-вторых, со­временный технологический переворот приобретает фрон­тальный в
полном смысле этого понятия характер. Револю­ционизируется не только
собственно производство и связан­ная с ним управленческая деятельность.
Технический про­гресс все шире вторгается в непроизводственную сферу. Он
преобразует также условия быта и отдыха людей. Изменя­ется, преобразуется
характер труда, и расширяется число видов деятельности, получающих не только
общественную, но и экономическую оценку.
В-третьих, современный технологический переворот, име­ющий глобальный
характер, затрагивает как социалистиче­ский, так и капиталистический мир,
вносит много новых моментов в решение проблем слаборазвитое, равного доступа
всех стран и регионов мира к новейшей технике и технологии. Он создает
предпосылки для радикальной пере­стройки сложившейся в предшествующие
десятилетия схе­мы международного разделения труда.
Глобальный характер технологического переворота, общ­ность для стран двух
социально-экономических систем ряда авангардных направлений научно-
технического прогресса, естественно, не означает создания каких-либо
предпосылок для конвергенции двух экономических систем на “общей” технической
базе. Такая трактовка была бы неверна.
На деле “общность” технической базы двух систем ока­зывается весьма и весьма
условной, поскольку как эта база в целом, так и отдельные ее компоненты
используются в качественно иных целях.
В-четвертых, научно-производственная революция связа­на с небывалыми по своим
масштабам экономи­ческими последствиями.
Возможность системного подхода  всем комплексом инноваций резко повышает их
совокупный эко­номический эффект, устраняет почву для та­ких свойственных
явлений, как столкновение интересов различных стран и корпораций, углубление
дис­пропорций в процессе международного разделения труда. Весомым
подтверждением преимуществ в усло­виях фронтального технологического
переворота стала мо­дернизация системы взаимного разделения труда стран СЭВ,
которая осуществляется на полностью добровольной и рав­ноправной основе путем
согласования как стратегических, так и тактических решений в данной области.
В укреплении единства стран заклю­чен важный резерв повышения эффективности
их действий в условиях “вызова” предстоящих десятилетий. Как показал
практический опыт стран СЭВ, их экономические достижения, упрочение отношений
дружбы и сотрудничест­ва между ними оказывают растущее позитивное воздействие
на мировое развитие. Последовательно реализуя на практике принципы
межгосударственных отношений нового типа во взаимном сотрудничестве, а также
в связях с другими госу­дарствами, они вносят действенный вклад в перестройку
международных экономических отношений на справедливой и демократической
основе.
Участники Экономического совещания подчеркнули, что дальнейшее развитие и
совершенствование сотрудничества, углубление специализации и кооперации между
странами СЭВ поможет решению совместными усилиями актуальных проблем их
экономического развития.
                                   ЛИТЕРАТУРА.                                   
1.     "О социально-экономическом положении России",  Экономика и жизнь,
номер 6 за 1994 год;
2.     Деловой мир, 1995 год;
3.     Коммерсант, 1995 год;
4.     Вопросы Экономики, 1994 год;
5.     Экономика и жизнь, номер 5 за 1994 год.
6.     Ю.А. Григорьев "Практика внешнеэкономической деятельности",
Москва "Паимс" 1993 г.
7.     Заставенко,  Райзберг "Государственные программы и рынок", Экономист,
№ 3, 1991.
8.     И.П.Мерзляков "О становлении рыночной экономики",  Финансы, № 1, 1994.
9.     Е.Чувилин,  В.Дмитриева "Государственное регулирование и контроль цен
в капиталистических странах",  Москва, "Финансы и статистика", 1991.