Каталог :: Экономика

Диплом: Возникновение древнерусского права

                       ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ                       
                              ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ                              
                  Кафедра теории и истории государства и права                  
                       Возникновение древнерусского права                       
                                Дипломная работа                                
Научный руководитель
Доцент
                                      Омск                                      
                                      2005                                      
                                   ОГЛАВЛЕНИЕ                                   
     
Введение..........................3
Глава 1. Источники древнерусского права.............6
1.1. Обычное право....................6
1.2. Нормативно-правовые акты. Русская Правда.......9
1.3. Каноническое право..................27
1.4. Международное право................33
Глава 2. Преступление и наказание в древнерусском государстве.........................37
2.1. Эволюция понятий преступления и наказания в древнерусском праве...................37
2.2. Виды преступлений и наказаний............43
Глава 3. Формирование вещного права и его основных институтов...........................53
Заключение.........................68
Список использованной литературы...............71
Нормативные акты.......................75
Введение Изучение процесса происхождения права имеет не только чисто познавательный, академический, но и политико-практический характер. Оно позволяет глубже понять социальную природу права, особенности и черты, дает возможность проанализировать причины и условия возникновения и развития. Государство и право появились в результате возникновения частной собственности и эксплуатации человеком человека, разделения общества на бедных и богатых. Государство феодального типа обеспечивало диктатуру феодалов, охраняло их привилегии, собственность на средства производства, и в первую очередь на землю, устанавливало неполную собственность на производителей материальных благ - крестьян. Вместе с государством появилось и право. Причины, которые привели к возникновению права, обычаи, выражавшие ранее волю всего рода, перерождались, изменялись по своему содержанию. Они стали выражать волю господствующего класса. Одновременно государство снабдило обычаи принудительной санкцией, стало поддерживать их своей силой. Второй путь - это правотворчество государства. Право складывалось в результате издания государством специальных документов, содержащих правовые нормы. Существенную роль в создании юридических норм сыграли и судебные органы. Правовые нормы часто связывались с моральными и религиозными нормами. Со словом «право» мы встречаемся часто. Обычно оно употребляется для обозначения возможностей, которые имеет (или не имеет) тот или иной человек. Право является необходимым и неизбежным результатом экономического строя данного классового общества. Без права, как и без государства, господствующий класс не может сохранить и упрочить свое господство. Право позволяет закрепить, ввести в ранг неприкосновенных господствующие отношения собственности, основные устои данного социального строя, обеспечить охрану общественных отношений, соответствующих интересам господствующего класса. Классовость права проявляется в том, что в обществе с антагонистическими классами оно исполняется как орудие классового господства и в том, что оно выступает в качестве инструмента общесоциального регулирования. Право является одним из средств проведения политики государства. Классовый характер права в условиях феодального строя ничем не завуалирован. Целью дипломной работы является изучение возникновения древнерусского права в IХ-ХII вв. Задачи исследования дипломной работы: 1. Выявить и рассмотреть основные источники древнерусского права, показать их роль и соотношение в регулировании общественных отношений; Проанализировать становление замечательному памятнику по истории древней Руси. В. Н. Татищев знал только краткую редакцию памятника. Но уже в том же XVIII в. была опубликована и его более полный вариант - Пространная Правда. Так, большое значение в своем фундаментальном историческом труде – «История государства Российского» - придавал Русской Правде Н.М. Карамзин. Рассмотрению этого документа посвящена у него отдельная глава. Исследователи Б.Д. Греков и С.В. Юшков установили взаимосвязь отдельных источников древнерусского права, в частности, доказано, что в основу русско-византийских договоров были положены законы и обычаи Древней Руси. Глава 1. Источники Древнерусского права 1.1. Обычное право Процесс возникновения права так же сложен, как и процесс возникновения государства. И протекают оба этих процесса одновременно. Если отталкиваться от положения, что реали­зация права обеспечивается государством, то приходится признать, что право не может возникнуть раньше государства. Естественно, и в догосударственный период имелись нормы, регулировавшие отношения в обществе: нормы морали, религиозные нормы, нормы обычаев. Они соблюдались, прежде всего, благодаря авторитету традиций, общественного мнения и религиозных верований. Эта сила была, пожалуй, сильнее угрозы на­казания со стороны государства. По мнению Т.В. Кашаниной и С. Салтыковой, отношение государства к обычаям пле­менного строя и периода военной демократии было неодинако­во. Одни обычаи регулировали отношения, в которые государ­ство не считало источник права — обычное право. Итак, нормы догосударственного периода как бы плавно врас­тают в право. Примечательно, что право у славян обозначалось общим термином «правда»[1]. Древние обычаи, воспринятые государством в качестве правовых и ставшие древнейшим источником права, хотя и не были записаны, достаточно хорошо сохранились в памяти на­рода. Подобно обычаям племенного строя, нормы обычного пра­ва были облечены в форму поговорок, пословиц, песен, сказа­ний, как отмечают С.А. Чибиряева, В.П. Портнов и другие исследователи. И.Д. Беляев и Зуев М.Н. считают, что в сфере уголовного права нормы обычного права действо­вали достаточно долго. В начале XI века Ярослав законодатель­ным путем закрепил правовой обычай кровной мести, внеся в него свои изменения и дополнения. Регулирование имущест­венных отношений нормами обычного права осуществлялось тоже в течение достаточно длительного времени, поскольку го­сударство не спешило вмешиваться в сферу частных отноше­ний. Длительное время законодатель не купцами. Купцы были связаны единством профес­сиональных интересов. Внутри их сообщества складывались свои нормы поведения, основанные на солидарности интересов, вза­имном доверии. В ряде случаев купцы не пользовались сугубо формальными способами заключения договоров. Так складыва­лись обычаи торгового оборота. Значение купечества в жизни государства заставляло законодателя учитывать эти обычаи, а суды опираться на них при разрешении споров. В результате из норм обычаев, действовавших в среде купечества, создава­лось торговое обычное право. В ряде случаев государство изда­ет специальные нормативно-правовые акты, включающие нор­мы торговых обычаев. Из обычаев торгового оборота, норматив­но-правовых актов, принятых на их основе, постепенно начинает складываться торговое право, являющееся подотраслью гра­жданского.[2] На взгляд многих исследователей (С.Н. Соловьева, С.В. Юшкова, Н.И. Костомарова и других), семейно-брачные отношения до Крещения Руси регулиро­вались исключительно обычным правом. Христианство с его серьезным отношением к браку и семье вступило в непримири­мую борьбу с семейно-брачными обычаями дохристианского общества. Однако вытесненные из права обычаи времен языче­ства еще долго (если не до наших дней) соседствовали с норма­ми церковного права, регулировавшими семейно-брачные отно­шения в христианской Руси. Совершенно особой сферой дейст­вия норм обычного права было регулирование внутри- и ме­жобщинных отношений.[3] Здесь правовой обычай сохранялся длительное время в неизменном виде. В области публичного права (помимо сферы уголовного права) нормами обычного права определялись требует урегулирования тех отно­шений, которые были неизвестны ранее или способ регулиро­вания которых в силу изменившихся обстоятельств должен измениться. Здесь обычное право как источник права не подхо­дит: его нормы складываются слишком медленно, а изменить старые практически невозможно. Вот тогда и появляется новый источник права — нормативно-правовой акт. 1.2. Нормативно-правовые акты. Русская правда Будучи вторым, после право­вого обычая по времени возникновения, нормативно-правовой акт постепенно вытесняет его и становится первым по значе­нию источником древнерусского права. Первоначально норма­тивно-правовой акт опирался на правовой обычай, но в даль­нейшем используется судебная практика; при регулировании семейно-брачных и в какой-то степени имущественных отно­шений происходит заимствование норм иностранного права, главным образом болгарского и византийского.[4] По мнению Б.А. Рыбакова, нормативно-правовой акт как источник права обладал не­оспоримыми преимуществами: он очень гибок — его нетрудно отменить или изменить. Письменная форма облегчала уяснение его содержания и давала возможность проконтролировать пра­вильность исполнения. Первые нормативно-правовые акты, вероятно, регулиро­вали отношения, не урегулированные нормами обычного права. Исходя из этого, в качестве первых нормативно-правовых ак­тов можно назвать акты, устанавливавшие порядок с точки зре­ния современного юриста. Так, в Русской Правде полностью отсутствует норма о порядке заключения договора мены. Это естественно для древнего законодательства: зачем записывать то, что и так известно. К важнейшим нормативно-правовым актам Древнерусско­го государства относятся: договоры Руси с Византией (или Руси с Греками), Русская Правда, церковные уставы, а также сборники церковных законов, пришедшие к нам из Византии [5]. Упоминания о договорах Руси с Византией и тексты неко­торых из них содержатся в Повести Временных лет под 907, 911, 944, 971 гг. Подлинность их в настоящее время не вызывает сомнений. Оспаривается лишь факт заключения договора в 907 году. Ряд исследователей (М.Ф. Владимирский-Будановский, В.О. Ключевский и другие) предполагает, что в 907 году было заключено предварительное соглашение, а в 911 году разви­вающий и дополняющий его договор. Договоры Руси с Византи­ей заключались после окончания военных походов Руси на Ви­зантию. Успех похода влиял на содержание договора. Договоры регулировали широкий круг отношений: определяли внешнюю политику государств, имущественные отношения; много норм посвящено преступлению и наказанию. Такие нормативно-правовые акты, как церковные княже­ские уставы и Русская Правда, — документы сложного состава. Как отмечает М.Б. Свердлов, в их основе лежит распоряжении нормативно-правовые акты, располагает их в том порядке, который считает наиболее удачным, иногда вносит дополнения и редакторскую правку. [6] Обратимся к истокам, к корням писаного права Древней Руси – к Русской Правде, чтобы, проанализировав содержание этого уникального памятника древнерусского права, сравнить изложенные в нём правовые нормы с ныне действующими, проследить за их развитием, трансформацией, отмиранием некоторых из них. На данный момент в нашей исторической литературе господствует убеждение, что частная юридическая жизнь древней Руси наиболее полно и верно отразилась в древнейшем памятнике русского права – в Русской Правде. Насколько мне позволяет знание изучаемого материала, я полностью согласна с этим утверждением, ибо в Русской Правде охвачены чуть ли не все отрасли тогдашнего права. Русская Правда сохранилась в большом количестве (свыше 110) списков XIII-XVIII вв. Все тексты Правды находятся в составе каких-либо сборников или летописей. По своим особенностям списки Правды могут быть разделены на три основных памятника: 1) Краткую, 2) Пространную и 3) Сокращенную Правду. [7] Списки первой, или краткой, редакции немногочисленны, известно только два древних списка, относящихся к половине XV в. Краткая Русская Правда находится в составе Новгородской 1-й летописи младшего извода, где она помещена под 1016 г. Оба списка Краткой Правды (Академический и Археографический) [8] по своему тексту чрезвычайно близки друг к другу и, по-видимому, произошли от общего источника или протографа. Сохранилось и несколько списков Краткой Правды, переписанных в XVIII в., которые, впрочем, восходят к тексту, приготовленному к печати В.Н. Татищевым в 1738 г., и дают мало дополнительных сведений о древнем тексте Правды. В списках Краткой Правды текст написан сплошь без разделения на статьи. Однако вторая часть Правды выделена начальной буквой П ("Правда оуставлена" и т.д.), написанной красной киноварью. [9] Списки Пространной Правды сохранились в наибольшем количестве (свыше 100). Пространные списки в четыре или пять раз по тексту длиннее кратких и заключают Историческом музеев Москве в составе б. Синодального или Патриаршего собрания рукописей и в науке известна под названием Синодальной или Новгородской. Синодальный список Русской Правды отличается от всех других списков Пространной Правды расположением статей во второй его части. Можно думать, что эта особенность расположения статей зависит от того, что в одном из предшествующих списков, которые послужили источником для Синодального, листы были перепутаны. Текст Синодального списка имеет близкое сходство с другим древним списком - Троицким, находящимся в составе Мерила Праведного второй половины XIV в. Под названием "Мерила Праведного" известен юридический сборник, возникший на русской почве, вероятнее всего, в начале XII в., переработанный и дополненный в конце XIII в. В известном нам составе сборник возник в Суздальской Руси как руководство для судей.[10] Мерило Праведное состоит из двух частей. В состав первой части входят поучения на тему о праведных судах. Вторая часть Мерила Праведного основана главным образом на материале Кормчей и включает 30 глав, состоящих из различных юридических памятников, заимствованных из Кормчей, а также из Русской Правды. Текст Троицкого списка Русской Правды отличается особой исправностью, и поэтому его принято издавать в первую очередь. Впрочем, в тексте Троицкого пергамена. Весь сборник носит заголовок: "Суд Ярослава князя. Устав о всяцих пошлинах и о уроцех". В состав сборника входят статьи: 1) Увещание к судьям; 2) Русская Правда; 3) Закон судный людем; 4) Избрание из законов Моисеевых; 5) Договор Смоленска с Ригою в 1229 году; 6) Устав Ярослава о мостех. [11] Увещание к судьям представляет собой выдержку из Слова о судьях и клеветах, встречающегося в более полном виде в различных сборниках. Закон судный людем, или Судебник царя Константина, является юридической компиляцией, возникшей, по-видимому, в Болгарии в Х в. на основе болгарского права и византийских юридических памятников. Закон судный людем встречается в краткой редакции в составе Кормчих. В Пушкинском списке Закон судный людем сохранился в пространной редакции и дополнен некоторыми статьями, возникшими на русской почве. Избрание из законов Моисеевых представляет собой выдержку из библии в особой редакции. Оно помещено также в Кормчих, но в другой редакции, чем в Пушкинском сборнике. Русскими юридическими памятниками являются Смоленский договор 1229 года и Устав Ярослава о мостех, устанавливающий разверстку мостовой повинности в Новгороде. В сохранившейся редакции Устав появился не ранее второй половины XIII в. Состав Пушкинского сборника в настоящем его виде мог возникнуть не ранее конца XIII в., как это показывает помещенная в нем редакция Смоленского договора.[12] Известный нам состав Пушкинского сборника не был первоначальным. Как убеждает М.Н. Тихомиров, существует Археографический список Пространной Правды, который относится к XV в. и помещен в виде приложения к тексту Новгородской 1-й летописи в составе особого юридического статьи.[13] Однако основной материал Пространной Правды очень близок во всех трех названных видах. Поэтому при изучении Русской Правды удобнее сохранять деление на три основных памятника, которые имеют большие отличия друг от друга. К третьей редакции Русской Правды относятся два списка так называемой Сокращенной Правды. Оба они помещены в Кормчей особого состава, сохранившейся в списках XVII в. Однако Кормчая подобного состава возникла значительно раньше, вероятнее всего в XV в., и, по-видимому, в Пермской земле. Списки Сокращенной Правды близки по тексту к Пространной, но многие статьи в ней пропущены, а сохранившиеся статьи большей частью короче и иногда напоминают как бы выдержки из Пространной. Почти все исследователи на этом основании считают Сокращенную Правду простой выдержкой из какого-то списка Пространной. Однако, по мнению М.Н. Тихомирова, такое заключение преждевременно, так как текст Сокращенной Правды не может быть целиком выведен из какого-либо списка Пространной. Так, помимо других особенностей текста, Сокращенная Правда имеет статьи (о кровавом муже), отсутствующие во всех списках Пространной Правды. [14] Сокращенная Правда должна быть признана третьей особой редакцией Русской Правды. Как видим, под названием "Русская списках XV в., которые могли подвергнуться правке и изменениям именно языкового характера. Самое же содержание Краткой Правды с несомненностью говорит о ее раннем происхождении. По своему составу Краткая Правда явно делится, по крайней мере, на две части: первая может быть названа Правдой Ярослава, вторая - Правдой Ярославичей. При разборе терминологических особенностей обеих частей Краткой Правды между терминологией Правды Ярослава и Правды Ярославичей обнаруживается большое различие. Это является прямым указанием на то, что обе части Краткой Правды были составлены в разное время и в разных местах. [15] В Правду Ярослава входят первые статьи Краткой Правды, от начала памятника до слов: "Правда оуставлена Роуськои земли". В исторической науке шел длительный спор по вопросу о том, когда возникла Правда Ярослава. Л.К. Гетц, возвращаясь к мнению В.Н. Татищева, считал, что Правда Ярослава является памятником дохристианской эпохи, возникшим еще до Владимира Святославича и относящимся по крайней мере к Х в. Против такого взгляда можно выставить немало возражений. Так, прежде всего нам бросается в глаза значительная разница между юридическими нормами договоров Руси с греками и Правды Ярослава. Русская и колбягов, которыми они могли пользоваться в более раннее время. Эта часть Краткой Правды может быть названа "Древнейшей Правдой". Вторая часть Краткой Правды представляет собой, особый памятник, который принято называть "Правдой Ярославичей". В действительности, Правда Ярославичей не представляет собой единого памятника. В ней можно различать, по крайней мере, три части: собственно Правду Ярославичей, дополнительные статьи к ней, покон вирный.[16] А.Е. Пресняков и Б.Д. Греков считают, что Правда Ярославичей представляет собой устав княжеского домена, устанавливающий пени за убийство княжеских людей или нанесение вреда княжескому имуществу. Можно согласиться с тем, что Правда Ярославичей была написана для защиты людей в княжеских доменах, но возникла Правда Ярославичей в особых условиях. В Правде Ярославичей обнаруживаются черты, указывающие на ожесточенную классовую борьбу, в условиях которой она была создана. Такова ссылка на постановление Изяслава о пене в 80 гривен за убийство старого конюха при стаде, "его же оубиле Дорогобоудьци". Дорогобуж - город на Волыни, через которую шел Изяслав, возвращавшийся в Киев с польской военной помощью для подавления ичей - второй редакцией.[17] Но такое представление совершенно неправильно. В действительности Краткая Правда возникла не как механическое соединение двух или трех источников, а как единое целое, путем определенной редакционной обработки, притом обработки, сделанной не позднее конца XI или начала XII в. Местом возникновения Краткой Правды некоторые исследователи (Б.Д. Греков, С.В. Юшков и др.) считают Киев, другие (М.Н. Тихомиров) - Великий Новгород. Окончательное решение вопроса может быть сделано только после тщательных лингвистических и исторических изысканий. Доказательства М.Н. Тихомирова в пользу новгородского происхождения Русской Правды подверглись серьезной критике. К сожалению, доказательств в пользу киевского происхождения Краткой Правды, кроме общих соображений о значении Киева, как центра древней Руси в XI-XII вв., не было приведено вовсе. Между тем, Краткая Правда, за исключением Правды Ярославичей, особенно близка по своей терминологии к соответствующим новгородским памятникам. Поэтому предположение о новгородском происхождении Краткой Правды является пока наиболее вероятным. [18] Еще более сложным является вопрос о составе и происхождении Пространной Русской Правды. В рукописях Пространная Правда разделена на две части: первая часть начинается заголовком "Суд Ярославль Володимеричь. Правда Русьская", вторая - новым киноварным заглавием "Устав Володимерь Всеволодича". Следует отметить, что такое разделение имеется во всех древнейших рукописях. Существуют даже такие рукописи, в которых первая и вторая части Пространной Правды помещены не княжества". Но П.В. Голубовский не обратил внимания на то, что особенно близок к Пространной Правде не список договора 1229 г., а так называемый проект договора, относящийся, по новейшим исследованиям, к половине XIII в. В проекте договора имеются статьи, вполне сходные с текстом Пространной Правды. Следовательно, Русская Правда имела ближайшую связь с договорами Смоленска с немцами в XIII в., но возникла раньше их, так как тексты договора уже ссылаются на Правду и имеют более поздний денежный счет, чем в Пространной Правде. В своем исследовании М.Н. Тихомиров высказывал, что Пространная Правда возникла в начале XIII в. в Новгороде и связана была с тва. Эта особенность Пространной Правды указывает на довольно позднее время ее возникновения, когда уже развилось боярское могущество, но князь не потерял еще окончательно своего прежнего значения.[19] Большинство исследователей считают Сокращенную Правду памятником очень поздним, и притом простым сокращением одного из текстов пространной редакции. Однако, есть мнение, что Сокращенная Правда в современном своем виде относится примерно к XIV-XV вв., но в своей основе имеет памятник более раннего происхождения, повлиявший на создание Пространной Правды. [20] Так, Сокращенная Правда имеет ряд особенностей, которые не могут быть объяснены предположением, что она является простой выдержкой из Пространной Правды. Одна особенность Сокращенной Правды: в ее тексте пропущены почти все статьи Пространной Правды, заимствованные из Краткой. Никаких сколько-нибудь достоверных объяснений, почему из текста Сокращенной выброшена та или иная статья Пространной Правды, до сих пор не представлено. Попытка Н.А. Максимейко объяснить эти пропуски желанием составителя XVII в. выбросить из текста Правды явные анахронизмы не может быть признана удачной. Есть и другое обстоятельство, мешающее признать Сокращенную Правду выдержкой из какого-либо текста Пространной. Если признать, что Сокращенная Правда является простым сокращением Пространной Правды, то все статьи, заимствованные из Краткой Правды, перешли бы в Сокращенную Правду в менее ясном состоянии, чем в Пространную. На самом деле мы имеем обратное: статьи из Краткой Правды, имеющиеся в Сокращенной Правде, ближе к Краткой, чем статьи Пространной Правды. Между тем при всяком сокращении и, таким образом, удалении от подлинника увеличивается расхождение и между текстами памятников. Невозможно предположить, чтобы сокращенный памятник лучше сохранил текст первоначального источника по сравнению с тем, из которого он сокращался. Следовательно, надо думать, что Сокращенная Правда составлялась на основании памятника, который имел текст, излагающий отдельные статьи Правды в более древнем виде, чем Пространная.[21] В заключение следует добавить, что Сокращенная Правда имеет денежный счет, который, как указывал еще Ключевский, отличается большей древностью, чем счет Пространной Правды. В.О. Ключевский относит денежный счет Сокращенной Правды Правды, а сам по ней правлен. Вообще весь текст Царского III списка составлен по двум оригиналам, первоначальный текст был переправлен в том же XVII в. Это вполне понятно, если вспомнить, что названный список происходит из Пыскорского монастыря на Каме, т.е. из пределов Пермской земли, где, по нашему предположению, возникла Сокращенная Правда. 1.3. Каноническое право Особое место в системе права христианского государства занимает каноническое (церковное) право. Оно в каком-то смысле международное, поскольку многие его нормы общие для всех христианских народов и государств. Это объясняется тем, что материальным первоисточником таких норм служит Божест­венная воля Основателя Церкви. «Правовые заповеди Спасите­ля и постановления, изданные боговдохновенными апостолами, содержащиеся в Священном писании, а также заповеди, не во­шедшие в Писание, но хранившиеся в церкви изначально составляют, по общепринятой у канонистов терминологии, Боже­ственное право (jus divinum)». Таким образом, в Божественное право входят правовые нормы, содержащиеся в Священных Книгах (Ветхий и Новый Заветы) и в Священном Предании. [22] По мнению Н. Суворова, важное место в каноническом праве принадлежит и нор­мам, выработанным самой Церковью. К ним, прежде всего, отно­сятся Правила Святых апостолов, Вселенских и Поместных Соборов и Святых Отцов. Имеются и иные источники, которые подробно изучаются каноническим правом [23]. Однако христианская церковь, несмотря на свой Вселен­ский характер, существует в конкретных государствах. Право­вые нормы, принимаемые государством, могут регулировать как правовое положение церкви в государстве, так и наказания. В Устав Ярослава включены и нормы семейного права, в том числе основания для развода. В начале, в целях укрепления великокняжеской власти Владимир Святославич пытается сделать язычество государственной религией. В 980 году он ставит в Киеве шесть деревянных идолов. Во главе их стоит бог войны, молнии и грома Перун с серебряной головой и золотыми усами. Кроме него были ещё Семаргл, Даждьбог, Мокошь, Хорс, Стрибог. В святилище проводили пышные богослужения. Перуну иногда приносили человеческие жертвы [24]. Однако языческая религия не удовлетворила Владимира Святославича. Дело в том, что международные отношения зависят от принадлежности народа к определённому субэтносу. Определяющую роль в нём играла монотеистическая религия. Пока в Киевской Руси было язычество, то в соседних государствах притесняли русских купцов, короли и императоры спокойно нарушали клятвы данные князю – язычнику. В целом, Древнерусское государство не рассматривалось в качестве равноправного партнёра. Поэтому, Владимир Святославич, разочаровавшись в язычестве, решает обратиться к монотеистической религии.[25] Из таких мировых религий, как ислам и христианство, Владимир Святославич выбирает последнее, причём в его восточном варианте – православии. На выбор повлиял ряд факторов объективного характера. Как считает А.С. Павлов, католичество не подходило киевскому князю тем, что власть римского папы была очень христианства потерпели языческие священники – волхвы. Они потеряли экономическую нишу, которая обеспечивала им привилегированное положение. Православные священнослужители заняли их место. Волхвы поднимали народ в отдалённых племенах на бунты, которые с особой жестокостью подавлялись киевским князям. Постепенно волхвы, которых также звали колдунами, ведьмами, потеряли ореол святости, были вынуждены скрываться в глухих чащобах, передавая своё эзотерическое знание по наследству. Церковь обвинила их в связи с дьяволом и в использовании ими чёрной магии[26]. Как пишет Е.Е. Голубийский, православная церковь, кроме даров, подносимых народом, получила официальное право на десятую часть княжеских доходов, так называемую десятину. Кроме того, она обогащалась, получая вклады от князей и бояр, особенно от богомольных княгинь и боярынь. Пожертвования были не только денежными или в форме натурального продукта, но и земельными, часто с зависимым населением, прикреплённым к этому участку земли. Духовенство делилось на белое и чёрное. Белое духовенство – это священники, дьяконы, проводившие в церквях торжественные богослужения. Им позволялось один раз выбрать греческой жизни[27]. Если по своему положению русская митрополия подчиня­лась Константинопольскому патриарху, то вряд ли можно было ожидать подчинения Древнерусского государства византийско­му императору. Поэтому нормы канонического права действо­вали на Руси неукоснительно, императорские же указы по внецерковным делам теряли на Руси нормативно-правовой ха­рактер. 1.4. Международное право В IX-X веках на Руси действовала система норм устного, обычного права. Часть этих норм, к сожалению, не была зафиксирована в дошедших до нас сборниках права и летописях. О них можно лишь догадываться по отдельным фрагментам в литературных памятниках и договорах Руси с Византией x века. [28] Договоры с греками - совершенно исключительный по важности источник, как считают многие исследователи (В.О. Ключевский, А.Е. Пресняков и другие), позволивший исследователю проникнуть в тайны Руси IX-X веков. Договоры эти - ярчайший показатель высокого международного положения Древнерусского государства, они являются первыми документами средних веков. Само их появление говорит о серьёзности отношений между двумя государствами, о классовом обществе, а детали достаточно письменный договор между Византией и Русью. Этот договор открывался многозначной фразой: “Мы от рода русского... посланные от Олега великого князя русского, и от всех, кто под рукой его - светлых и великих князей и его великих бояр...” [29] В договоре подтверждены “мир и любовь” между двумя государствами. В 13-ти статьях стороны договорились по всем интересующим их экономическим, политическим, юридическим вопросам, определили ответственность своих подданных в случае совершения ими каких-либо преступлений. В одной из статей шла речь о заключении между ними военного союза. Отныне русские отряды регулярно появлялись в составе византийского войска во время его походов на врагов. Надо отметить, что между именами 14 вельмож, употребленных великим князем для заключения мирных условий с греками, нет ни одного славянского. Ознакомившись с этим текстом, можно подумать, что только варяги, окружали наших первых государей и пользовались их доверенностью, участвуя в делах правления. Договор 944 года упоминает всех русских людей для того, чтобы крепче подчеркнуть непосредственно следующую за этой фразой мысль об обязательности договоров для всех русских людей. Не от имени вече заключались договоры, а от имени князя и боярства. Сейчас мы можем не сомневаться, что все эти знатные и обличенные властью мужи были крупными землевладельцами, не со вчерашнего дня, а имеющими свою длительную историю, успевшими окрепнуть в своих вотчинах. Об этом говорит тот факт е), или проводятся принципы русского права- закона русского, как это мы наблюдаем в норме об ударах мечом или в норме о краже имущества. Они свидетельствуют о достаточно высоком развитии наследственного права на Руси. При Ярославе Мудром Киевская Русь упрочила своё международное положение. Показателем этого можно считать междинастические браки, заключённые детьми Ярослава с королями Франции, Венгрии, Норвегии. Внук Ярослава Владимир Мономах взял в жёны дочь последнего англосаксонского короля [30]. Глава 2. Преступление и наказание в древнерусском государстве 2.1. Эволюция понятий преступления и наказания в древнерусском праве Раздел, посвящённый преступлению и наказанию по Русской Правде, имеет важное значение в общей концепции работы, так как в ходе столкновения уголовной отрасли отразились многие характерные черты и особенности древнерусского права в целом. Современная наука уголовного права под термином «преступление» понимает общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, совершённое виновно (т.е. с умыслом или по неосторожности) лицом вменяемым, достигшим возраста уголовной ответственности.[31] А что же понималось под этим термином в далёкий период создания Русской Правды? На этот вопрос нам и придётся ответить в данной главе. С введением на Руси христианства, под влиянием новой морали происходит замена языческих понятий о социально поощряемом и социально-опасных норм в уголовном праве Древней Руси еще долго сохраняется частный характер древних христианско-византийских правовых норм, основанных на римском частном праве. Наиболее ясно такая замена выражается в княжеских уставах и в на территории верви. В этом разделе мы сталкиваемся с институтом дикой (повальной) виры. Она налагалась на всю общину в том случае, если на территории общины был обнаружен труп, а вервь либо не хотела выдавать убийцу, либо не искала его. Вира поступала в княжескую казну, а родственникам погибшего выплачивалось «головничество», равное вире. Однако, следует заметить, что общество только в том случае платит за своего члена, если он ранее участвовал в вирных платежах за своих соседей. Из всего, сказанного выше о дикой вире, можно сделать вывод, что она выполняла ярко выраженную полицейскую функцию, связывая всех членов общины круговой порукой. Также необходимо заметить, что в тексте ПП намечаются мотивы преступлений. Так, ст. ПП упоминает случай убийства «на пиру явно», а ст. – убийство «на разбое без всякой ссоры». В первом случае подразумевается неумышленное, открыто «за голову», т.е. родственникам убитого. Проанализировав ст.ст. – 10 ПП, можно сделать вывод об особенностях композиционной работы составителей ПП: используя нормы КП, переставляя и редактируя их, они стремились к тому, чтобы определённый тематический комплекс статей представлял собой композиционное целое. Ст. начинает следующий раздел (ст.ст. – 17 ПП), устанавливающий ставки штрафов за убийство представителей различных социальных групп, связанных с княжеским (и отчасти с боярским) хозяйством, начиная от высокопоставленных тиунов и кончая холопом. В этом разделе вводится следующая система штрафов за убийство: - огнищанин, тиун, конюший – 80 гривен; - княжеский отрок, конюх, повар – 40 гривен; - сельский тиун, ремесленник, кормилица – 12 гривен; - раба – 6 гривен; - смерд, холоп, рядович – 5 гривен[32]. В данном разделе заинтересовала ст., гласящая о штрафах за убийство ремесленника. Вероятно, поводом к созданию этой статьи и установлению высокого штрафа в 12 гривен послужило то, что значительное число предметов ремесленного производства в то время не покупалось, а производилось лично- зависимыми ремесленниками – холопами. Поскольку в XI – XII веках, т.е. на момент создания Пространной Правды, Древняя Русь переживала период подъёма и расцвета ремесленного производства, то неопровержимым становится факт возросшего значения ремесленников в хозяйстве и повышения их квалификации. Следующая группа статей (ст.ст. – 22 ПП) является заключением темы, посвящённой убийству. В этом разделе ПП мы знакомимся с понятием т.н. поклепной виры, т.е. с обвинением в убийстве в том случае, когда обвиняемый не пойман с поличным, или нет прямых доказательств совершения им преступного деяния. Как и другие средневековые Правды, сделать вывод, что по закону Древней Руси оскорбление было более тяжким преступлением, чем нанесение телесных повреждений. Ст. ПП расширяет состав преступления сравнительно со ст. КП, включая в разряд побоев также удар жердью. В данном случае прослеживается тенденция к снижению количества преступлений, подпадающих под классификацию оскорбительных действий. Вторая часть данной статьи говорит об изменении юридических прав иноземцев. Теперь варяги и колбяги должны были представлять такое же количество свидетелей, как и русские. Не стоит упускать из виду, что при составлении ПП законодатель не только использовал нормы КП, но и сохранял композицию её статей, когда это было целесообразно. Так, ст.ст. – 14 КП почти без изменений перешли соответственно в ст.ст. – 35 ПП. Так же, как и в КП, в Пространной редакции существует ряд статей (ст.ст. – 39 ПП) о своде по поводу украденного имущества. Источником этих статей являются ст.ст. – 16 КП, регулирующие порядок свода. С данным комплексом статей неразрывно связаны, и в то же время его продолжают статьи, посвящённые воровству (татьбе). Ст. ПП разрешает без всякого суда убить на месте преступления ночного вора «во пса место», тем самым дублируя ст. КП. Если же вора продержали до рассвета, и люди видели его связанным, то убить его нельзя, иначе придётся заплатить штраф в 12 гривен [33]. В случае, если вор был схвачен, и ему была сохранена жизнь, то на рассвете он должен быть передан на княжеский суд. Сравнив ст.ст. и 43 ПП о краже из закрытого помещения, (т.е. о краже специально охраняемого имущества), со ст.ст. и 45 ПП о краже «на поле», можно заметить, что в первом случае наказание предусматривается значительно более высокое. Из этого следует вывод о том, что Пространная редакция Русской Правды вводит новую норму, отсутствовавшую в КП и отражающую усиление охраны частной собственности на предметы потребления и средства производства. Более прогрессивная по сравнению с КП норма изложена в ст. ПП. Прогрессивность её состоит в том, что, в отличие от статей КП, пытавшихся досконально перечислить объекты хищения, эта статья позволяет потерпевшему возвратить украденное у него имущество, не конкретизируя объект хищения. Завершает же цикл статей, посвящённых краже, ст. ПП, в которой говорится о краже, совершённой ип деления на разделы по тематическому признаку. Говорится в основном об обязательственном праве Древней Руси, а преступлениям и наказаниям отводится совсем незначительное место. 2.2. Виды преступлений и наказаний В Древнерусском государстве преступление именовалось обидой. Под этим подразумевалось нанесение какого-либо вреда потерпевшему. Но вред, как известно, может быть причинен как преступлением, так и гражданско-правовым нарушением (деликтом). Таким образом, по мнению исследователей (Б.Д. Грекова, С.В. Юшкова и многих других) Русская Правда не чаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека. Субъективная сторона преступления включала умысел и неосторожность. Различалось убийство огнищанина в обиду (ст. 19 КП), неумышленное убийство в состоянии алкогольного опьянения (ст. 6 ПП), предумышленное разбойное действие (ст. 7 ПП).[34] Злостное истребление имущества каралось достаточно высоким штрафом в 12 гривен. «Русской правде» известен институт соучастия (нападение «скопом», кража, совершенная несколькими лицами), хотя, по мнению исследователей, он ещё весьма не развит. Не определены виды соучастия и роли соучастников. Все виновные лица наказывались одинаково, независимо от степени каждого из них в совершении преступления. В «Русской правде» определены смягчающие (состояние опьянения) и отягчающие (корыстный умысел) обстоятельства. Однако, не упоминается об обстоятельствах, освобождающих от наказания. Русская Правда знает лишь два родовых объекта преступления — личность человека и его имущество. Отсюда только два рода преступле­ний. Но каждый род включает довольно разнообразные виды преступ­ных деяний. Среди преступлений против личности следует назвать убийство, нанесение увечий, ран (телесные повреждения), побои, оскорбление действием. Кня­жеские уставы знают и оскорбление словом, где объектом преступле­ния является преимущественно честь женщины. В уставах князей Вла­димира Святославича и Ярослава можно встретить упоминания о по­ловых преступлениях.[35] Среди имущественных преступлений, как считает С.В. Юшков, наибольшее внимание Рус­ская Правда уделяет краже (татьбе). Наиболее тяжким видом татьбы счи­талось конокрадство. Известно и преступное уничтожение чужого иму­щества путем поджога, наказуемое потоком и разграблением, также имущественным преступлением являлись разбой и противозаконное пользование чужим имуществом (самовольная езда на чужом коне, укрывательство беглых холопов, присвоение краденого предмета, злостная , круг преступле­ний, подлежащих церковному суду. Это церковные уставы князей Владимира и Ярослава. · По этим уставам церковному суду подлежали преступления против веры и Церкви: совершение христианами языческих обрядов, волшебство, святотатство, осквернение храмов и святынь; а по "Кормчей Книге" также — богохульство, ересь, раскол, отступничество от веры. Епископский суд разбирал дела, связанные с преступлениями против общественной нравственности (блуд, изнасилование, противоестественные грехи), а также браки в запрещенных степенях родства, самовольный развод, жестокое обращение мужа с женой или родителей с детьми, неуважение детьми родительской власти. Святительскому суду подлежали и некоторые случаи убийства; например, убийство в кругу семьи, изгнание плода, или когда жертвами смертоубийства были лица бесправные — изгои или рабы, а также личные обиды: оскорбление целомудрия женщины грязной бранью или клеветой, обвинение невинного в еретичестве или волшебстве. Что касается духовенства, то оно по всем уголовным обвинениям, кроме "смертоубийства, разбоя и татьбы с поличным", отвечало перед святительскими судьями. Как пишет профессор А.С. Павлов, "в древнем русском праве заметно преобладание принципа, по которому юрисдикция Церкви определялась не · · ли гумна (ст.83 ПП).[36] Содержание этого вида наказания остается не вполне ясным. «Разграбление» безусловно, означало конфискацию всего имущества преступника. По поводу понимания того, что являлось «потоком», нет единого мнения. Существуют несколько точек зрения: изгнание из общины, превращение в холопы, смертная казнь. Большинство авторов считают, что на ранних этапах формирования государства применялось изгнание из общины. На последующем этапе преступников стали превращать в холопов. · Штраф – наиболее распространенный вид наказания. Существовала система двойных денежных взысканий: вира – головничество, продажа – урок. Вира – штраф за убийство, уплачивалась в пользу князя. Существовало несколько видов вир: 1. Одинарная – 40 гривен, полагалась за убийство свободного непривилегированного человека; 2. ; 3. Дикая вира – штраф, уплачиваемый общиной, на территории которой найден труп убитого, если община не разыскивает преступника. Головничество – штраф, уплачиваемый родственникам убитого в размере 12 гривен. Вира платится в случае отказа верви искать преступника или если преступник не найден. В уставной Чердынской грамоте 1553 г. говорится: «а случится у них душегубство, а не доищутся душегубства, то наместнику виры четыреста белок».. [37] О сущности верви в исторической литературе имеются различные суждения. Б.Д. Греков считает вервь крестьянской общиной, подобной марке, С.В. Юшков полагает, что «вервью называлась задруга, большая семья, а не сельская община». [38] С наибольшей за это отвечал только убийца. М.Н. Тихомиров связывает эту статью с новгородским восстанием 1209 г., когда посадника Дмитра обвиняли в том, что он берет дикую виру и на купцах.[39] Вира в 80 гривен установлена за княжеских людей. Соответственно увеличивается и отчисление вирнику. Слова: а за голову 3 гривны – относятся не только к вире в 80, но и в 40 гривен. Голова или головничество – плата родственникам убитого. Продажа – штраф за иные виды преступлений (нанесение побоев, посягательство на собственность, оскорбления), который уплачивался в пользу князя. Продажа взималась в двух размерах – 12 гривен и 3 гривны. Урок – штраф за иные виды преступлений, который уплачивался в пользу пострадавшего. Его размер зависел от характера обиды и от имущественного ущерба. Смертная казнь в «Русской правде» не упоминается. Но большинство исследователей считают, что на деле она применялась за антигосударственные преступления, участия в восстаниях и т.д. Как отмечал историк права профессор Н. П. Загоскин: «...Смертная казнь чужда правовому мировоззрению русского народа, как чуждо ему суровое отношение к преступнику вообще». После крещения Руси именно греческие епископы рекомендовали князю Владимиру заимствовать римско-византийскую карательную систему, широко применявшую смертную казнь. Но сам князь отнесся к их совету неодобрительно. Эта традиция не угасла и в дальнейшем: «Не убивайте и не повелевайте убивать, Оно может быть или полное состоящее в совершенном исключении преступника из числа членов Церкви, или неполное, когда виновный лишается только некоторых прав и благ, находящихся в церковном распоряжении» [40]. Великим отлучением, анафемой, поражают только за самые тяжкие преступления: ересь, вероотступничество, святотатство. Великое отлучение заключается в совершенном исключении преступника из Церкви. Но и анафема все-таки не утрачивает характера врачевания, ибо она не является неотменяемой карой. Если анафематствованный грешник раскается в содеянных им преступлениях, то он не может быть жестокосердно отвергнут Церковью. Особый вид церковного наказания — это лишение церковного погребения за самоубийство, совершенное намеренно, в здравом уме, а не в безумном состоянии или в беспамятстве.[41] По отношению к духовным лицам применяются особого рода наказания. Эти наказания налагаются на провинившихся или за нарушение ими своих служебных обязанностей, или за грехи и преступления, общие у клириков с мирянами. Два главных канонических наказания для духовных лиц — извержение из сана и запрещение священнослужения — параллельны двум основным прещениям по отношению к мирянам — всех низших степеней, лишение священства вообще. Если бы извергнутый из сана, пренебрегая приговором церковного суда, дерзнул на совершение священнослужения, то он за такое преступление подлежал бы анафеме. [42] Глава 3. Формирование вещного права и его основных институтов В русском праве периода Киевской Руси не было и не могло быть общего термина для обозначения права собственности, так как содержание этого права было различным в зависимости от того, кто был субъектом и что фигурировало в качестве объекта права собственности. Группа статей Русской Правды защищает такую собственность. Устанавливается штраф в 12 гривен за нарушение земельной межи, такой же штраф следует за разорение пчельников, бобриных угодий, за кражу ловчих соколов. [43] В древнерусской общине огромное значение имела собственность. Отношение к личности определялось в первую очередь именно наличием собственности. Человек, индивидуальная (частная) собственность играла решающую роль. Собственник по Русской Правде имел право распоряжаться имуществом, вступать в договоры, получать доходы с имущества. Требовать его защиты при посягательствах. Объектами права собственности выступает весьма обширный круг вещей - кони и скот, одежда и оружие, торговые товары и др. [44] Труднее обстоит дело с земельной собственностью, поскольку имеется лишь ограниченный круг статей ст. 70, 71, 72 ПП (ст. 34 КП), которые устанавливают штрафы в 12 гривен за нарушение земельной бортной межи и за уничтожение межевого знак (перетёса), сделанного на дереве. С точностью нельзя установить, чья это межа: крестьянина, коллектива или феодала. Следовательно, всякое сельское владение имело свои пределы, утвержденные гражданским правителем и знаки их были священны для народа. Статья 32 Правды Ярослава особо подчёркивает охрану княжеской собственности, установив штраф за порчу княжеской борти. Есть мнение, что высшая ставка штрафа есть указание на “дворовую границу с тыном” (забором), а в ст. 70 о “вервной” деревенской общине, большая ставка штрафа есть лишь показатель уважения законодательных прав землевладельцев. Другие источники свидетельствуют о наличии в рассматриваемый период индивидуального крестьянского хозяйства. Однако они указывают на существование сёл, погостов, вервей, весей - сельских населённых пунктов с компактными форма владения. Вероятно, это соседские общины с индивидуальной формой собственности, а дворовый участок и периодическими переделами пахотной земли. Внутрифеодальные договоры и бортовые, ролейные, дворовые межи), что дает основание говорить о дальнейшем развитии феодального хозяйства и прежде всего за счет общинных земель, росте случаев нарушения права частной собственности в условиях усиливающегося социального неравенства.[45] Формы собственности были различными. Помимо семейно-индивидуальных и общинных хозяйств имелись следующие. Княжеский домен представлял собой конгломерат земель, принадлежавших лично князю. Они взимали там оброки, налагали иные повинности, распоряжались землями по собственному распоряжению. Сведения о княжеских землях имеются уже в Х веке. Княгине Ольге принадлежали села: Олгинчи, Будутино. Владимир 1 владел селом Преславино и населённым пунктом Берестово с сотнями наложниц.[46] Большое значение имел фонд государственных земель, обложенных данью. Они формировались путём окняжения, военных захватов. Государственные земли охранялись на Руси столетиями и были важным источником пополнения казны. Учёные вели долгую полемику о принадлежности этих земель. Одни считали непосредственно государственной собственностью, другие - собственностью крестьян (или общин), имевших право распоряжаться землёй, но с сохранением повинностей при переходе к новому владельцу. Собственность феодалов возникла как частная и основанная на княжеских пожалованиях, в виде доменов, боярских и монастырских вотчин. Источником её приобретения первоначально была заимка, освоение свободных земель руками холопов и зависимых крестьян. Затем главным способом приобретения земли Правде нет сведений о землевладении феодалов, но в ней упоминаются лица, жившие на этих землях: тиун боярский (ст. 1), боярские холопы (ст. 46), боярские рядовичи (ст. 14) [47] Субъектами права собственности могут быть только люди не рабского сословия. Деление вещей на движимость и недвижимость не нашло юридического оформления, но статус движимости разработан в Русской Правде довольно обстоятельно. Собственность, её содержание и различные виды владения не нашли специальных обобщенных терминов, однако на практике законодатель различал право собственности и владения. Собственник имел право на возврат своего имущества из незаконного владения на основе строго установленной процедуры за причинённую “обиду”, назначался штраф в 3 гривны. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и разбиралось при необходимости перед “сводом из 12 человек” (ст. 13, 14, 15, 16 КП; ст. 34, 35 ПП). “Если кто чего взыщет на другом, и последний начнет запираться, то идти ему на извод 12 мужей”. В первом из списков Правды Ярослава сказано, что истец во всякой тяжбе должен идти с ответчиком на извод перед 12 гражданами, может быть присяжных, которые разбирали обстоятельства дела по совести, оставляя судье определить наказание взыскивать пеню. Так было и в Скандинавии, откуда сей мудрый указ пришел в Великобританию. Англичане наблюдают его поныне в судебных делах. Общий принцип защиты движимости и собственности заключался в том, чтобы вернуть её законному хозяину и заплатить ему штраф в качестве компенсации за убытки. Движимая собственность (включая холопов) считается в Русской Правде объектом полного господства собственника: при спорах о её возвращении государство не накладывает штрафов, стороны сами договариваются между собой. Доверившие имущество рабам и видов договоров. Стороны (субъекты) договоров должны отвечать требованиям возраста правоспособности и свободы. Однако в Русской Правде женщина выступает уже как собственник имущества, следовательно, она была вправе совершать сделки. В этом сборнике законов закреплено влияние на обязательства статуса свободы. Холоп не являлся субъектов правоотношений и не мог отвечать по обязательствам, всю имущественную ответственность за него нес хозяин. Имущественные последствия сделок холопа, совершённых по поручению господина, так же ложились на последнего. В Русской Правде доминирует имущественная ответственность. Однако закуп, в случае нарушения условий обязательств, мог обращаться в полного холопа, злостный купец- банкрот так же обращался в рабства. При неразвитости рабства зарождается принцип, согласно которому не выполняющий обязательства становился зависимым от кредитора на тот срок, в течение которого отрабатывал ему весь объём долга и убытков. В IX-XII веках письменная форма договора ещё не развилась, они совершались, как правило, в устной форме. Для устранения последующих взаимных претензий при заключении сделок должны были присутствовать свидетели, но суд принимал и любые другие доказательства, удостоверяющие договоры. Число известных Русской Правде сделок ещё не очень значительно. О существовании одного из самых древних договоров - договора купли-продажи говорят уже договоры с греками. Регламентировался он и в Русской Правде. Здесь, прежде всего, выделены порядок купли-продажи челядина (ст. 16 КП и ст. 38 ПП), а также порядок установления добросовестности приобретения вещи (ст. 37 и 39 ПП). Если продавец сбывал вещь, которая ему не принадлежала, то сделка считалась ничтожной: вещь переходила богатства, накопленные поколениями собственников, оставались в руках одного и того же класса. Уже договор Руси с Византией 911 года различал наследование по завещанию и по закону. Это различие закреплялось и в Русской Правде. В Русской Правде содержится целый ряд норм, определяющих правовое положение отдельных групп населения. По ее тексту достаточно трудно провести грань, разделяющую правовой статус правящего слоя и остальной массы населения. В Русской Правде мы не встречаемся со свидетельствами о приниженном положении женщины. По мнению нескольких исследователей, семья патриархального типа отражена в Русской Правде в понятии “вервь”, т.е. коллектива родственников, связанных общей ответственностью платежей “дикой виры”. Однако, как следует из ряда статей Русской Правды, посторонние лица могли вкладываться в общую виру, не будучи родственниками. В глубокой древности наследования осуществлялись на основе обычного права, с правом всего коллектива на какую- то часть имущества. Ранее всего индивидуализировалось наследование движимости (лук, топор и т.д.). В XI веке брак стал церковной прерогативой. В участии в судебных процессах о наследовании могли отказать лицам без соответствующих церковных свидетельств. С.В.Юшков считал, что он составлял 14-15 лет мужчин и 12-13 лет для женщин. Право родни на долю штрафов в случае убийства закреплено в статье 4 договора с Византией 911года. Видимо, родственники в любых случаях могли претендовать на часть имущества. В остальном, договор рисует картину развитого наследственного права, где действует первенство завещания над законом. Статья 13 гласит “Если кто из русинов умрёт не урядив своего имения, будучи на службе в Византии, а родственников там не имеет, то возвращается имущество близким родственникам на Русь. Если оставит завещание, то имущество идёт тому, в пользу кого составлено завещание”. Споры о наследстве возникали довольно часто церковные Владимира 1 и Ярослава Мудрого взяли эти тяжбы родственников под свою юрисдикцию. [48] Но поскольку положение церкви в это время было не достаточно прочным, норм на наследования имущества, вошедшие в Русскую Правду, расписаны очень подробно. Институт наследования в Русской Правде - один из наиболее разработанных. В Русской Правде идёт речь об индивидуальной семье (муж, жена, дети) с личным хозяйством. В статьях о “верви” подразумеваются коллективы родственников. В Пространной Правде имеется целый устав о наследстве (ст. 90-95, 98-106). Две первые статьи (ст. 90, 91) закрепляют древние ограничения в общинах смердов, имущество умершего, не оставившего сыновней переходит к князю, дочерям до замужества выделяется часть на приданное. В тоже время среди дружинников и бояр действовал иной прикрепленный к земле получал во владение средства производства, т.е. становился феодально-зависимым крестьянином.[49] Наиболее интересными являются статьи о наследстве смердов. Написание этих статей – 117 и 118 Пространной Правды в различных списках различно. Одно, “о задницехъ”, может быть отнесено ко всем следующим статьям, трактующим о наследстве, другие, “аже умреть смердъ”, ”о смердьи статке”, “о смердьи задници”, выделяют тему ближайшеготекста двух статей. В этом тексте М.Ф.Владимирский-Буданов печальное преимущество в порядке наследования смердов, отличавшее его от того, который существовал для бояр и людей. В.И.Сергиевич предпочитая чтение Дубенского списка (“аще умреть смердъ безажю, то князю задница”), признает это положение правило в судьбе выморочных имуществ, отрицая связь между ним и следующими словами о “части”, отдаваемой дочери. Существенные различия встречаются не только в взаимном отношении статей и широты их значения, но и самого сохранения матерью средств существования. В некоторых сферах наследственного права Русская Правда соотносится с областью церковной компетенции. В заключении можно сделать вывод, что законы всех времен и народов – прекрасный материал для изучения общественного строя, государственного механизма, формы государственного единства, различных отраслей права. Однако нельзя забывать, что в законе устанавливалась лишь должное поведение людей. Порой нормы, закрепленные в законе, и их реальное воплощение на практике были весьма различными. Тем не менее, сопоставление одного закона с другим и с иными историческими источниками, да и сам анализ того или иного закона, позволяют с высокой степенью достоверности восстановить истинную картину развития общества и государства. Заключение В заключение проделанной работы можно сделать следующие выводы: Государство и право появились в результате возникновения частной собственности и эксплуатации человеком человека, разделения общества на бедных и богатых. Государство феодального типа обеспечивало власть феодалов, охраняло их привилегии, собственность на средства производства, и в первую очередь на землю, устанавливало неполную собственность на производителей материальных благ - крестьян. Вместе с государством появилось и право. Причины, которые привели к возникновению права, в общем, те же, что и причины образования государства. Это рост производительности труда, создание избыточного прибавочного продукта, возникновения частной собственности, раскол общества на непримиримые классы. Бесспорно, Русская Правда является уникальнейшим памятником древнерусского права. Являясь первым писаным сводом законов, она, тем не менее, достаточно полно охватывает весьма обширную сферу тогдашних отношений. Она представляет собой свод развитого феодального права, в котором нашли ьного, физического или морального вреда какому-либо лицу или группе лиц. За эту обиду виновный должен был выплатить определённую компенсацию. Таким образом, уголовное правонарушение не отличалось в законе от гражданско- правового. Объектами преступления являлись личность и имущество. Государство не рассматривалось как объект преступления. Это было связано с ранним периодом существования государства и отсутствием в связи с этим абстрактного понятия о государстве и государственной власти. Преступления против княжеской власти рассматривались как преступления против князя как физического лица. Просто в таких случаях при­менялась непосредственная расправа без суда и следствия. Вспомнить хотя бы, как поступила княгиня Ольга с убийцами своего мужа. Кроме того, в Киевской Руси существовало и церковное право, регулирующие долю церкви в княжеских доходах, круг преступле­ний, подлежащих церковному суду. Это церковные уставы князей Владимира и Ярослава. Главными целями наказания по «Русской правде» являлись возмещение ущерба и возмездие. Система наказаний носила сословный характер, т.е. жизнь и имущество привилегированных категорий населения были защищены законом выше, чем жизнь и имущество простых людей. Смертная казнь в «Русской правде» не упоминается. Но большинство исследователей считают, ый собственности или промотавшей её, мог обеспечить имущественные связи с другими лицами единственным, что у него осталось - собственной личностью. Список использованной литературы 1. Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. М., 1858. 2. Бердников И.С. Краткий курс церковного права Православной Церкви. Вып. 1. Изд. 2-е. Казань, 1903. 3. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. М. 1995. 4. Владимирский-Буданов М.Ф. Русская правда. К., 1911. 5. Гальперин Г.Б. Древнерусское право // Советское источниковедение Киевской Руси. Л., 1979. 6. Голубийский Е.Е. История Русской Церкви. Т. 1. Пол. 1. Изд. 2. М., 1901. 7. Голубовский П. В. История Смоленской земли до начала XV столетия. Киев, 1895. 8. Горский А.А. Русь в конце Х-начале ХII вв. // Отечественная история. 1992.№4.С.154-162. 9. Греков Б.Д. Киевская Русь. Политиздат. 1953. 10. Грушевский М.С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до конца 14 века. К. Наукова Думка. 1991. 11. Древнерусские княжеские уставы XI–XV вв. М. 1976. 12. Древнерусское государство и право: Учеб. Пособие / Под ред. Г.В. Швеков. М., 1998. 13. Зимин А.А. Холопы на Руси. М.: Наука, 1937. 14. Исаев И.А. История государства и права России. М.: Юрист, 1993. 15. История государства и права России. Учебник для вузов /Под ред. Чибиряева С.А. М.: Былина, 1998. 16. История России с древности до наших дней / Под ред. М.Н. Зуева, М.: Высшая школа,1994. 17. История России с древнейших времен до конца 17 века. / Под ред. Сахарова А.Н. и Буганова В.И. М. Просвещение. 1997. 18. История государства и права / Под ред. М.И. Лепихова. М.: Былина, 1998. 19. Карамзин Н.М. История государства Российского. В 3 кн. СПб.: "Кристалл", 2000. Кн.1. 20. Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. Т.1. М.: Наука, 1991. 21. Кашанина Т.В. Происхождение государства и права. М., 1999. 22. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трёх книгах. М.: Мысль, 1993. 23. Ключевский В.О. Курс русской истории: часть 1. М.,1987. 24. Костомаров Н.И. Русская история кн.1. Господство Дома Святого Владимира 10-16 столетие. М.:Книга, 1912. 25. Мавродин В.В. Образование древнерусского государства и формирование древнерусской народности. М., 1971. 26. Никольский В. О началах наследования в Древней Руси. М., 1859. 27. Новосельцев А.П. Образование древнерусского государства и первый его правитель // Вопросы истории. 1991. № 2, 3. 28. Обнорский С.П. Русская правда как памятник русского литературного языка. «Изв. АН СССР», Серия VII. Отделение общественных наук, 1934. 29. Павлов А.С. Курс церковного права. Св. Троице-Сергиева Лавра, 1902. 30. Повесть временных лет // Памятники литературы Древней Руси. Начало русской литературы. X - начало XII в. М.,1978. 31. Покровский С.А. Общественный строй Древнерусского государства. - В кн.: Труды ВЮЗИ М.,1970, Том XIV. 32. Портнов В.П. История государства и права России. Лекции. Изд. МГУ им. М.В. Ломоносова, 1999. 33. Правда русская / Под ред., Б. Д, Грекова, М.,1947. Т. 11. 34. Пресняков А.Е. Княжое право в Древней Руси. Очерки по 10-12 веков. Л.1993. 35. Развитие русского права в XV - первой половине XVII века. М., 1986. 36. Рогов В.А. Государственный строй Древней Руси: учебное пособие. М. ВЮЗИ. 1984. 37. Рогов В.А. История государства и права России. М. 1995. 38. Российское законодательство Х-ХХ вв. Т.1. Законодательство Древней Руси. М., 1984. 39. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М., 1982. 40. Русская Правда по спискам: академическому, карамзинскому и троицкому. Под ред. Грекова Б.Д.М. 1934. 41. Салтыкова С. Зарождение древнерусского права // Российская юстиция.1997.№1. 42. Самоквасов Д.Я. Курс истории русского права. М.,1908. 43. Свердлов М.Б. От Закона Русского к Русской Правде. М.: Юридическая литература, 1988. 44. Свердлов М.Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. М. 1987. 45. Сергеевич В.И. Русские юридические древности. СПб., 1900. 46. Соболевский А.И. Материалы и исследования в области славянской филологии и археологии. СПб., 1910. 47. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т.1 М. 1959. 48. Суворов Н. Учебник церковного права. М., 1913. 49. Таганцев Н.С. Смертная казнь. СПб., 1913. 50. Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского университета, 1953. 51. . 52. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. Под редакцией Титова Ю.П. и Чистякова И.О. М. 1990. 53. Цыпин В.А. Церковное право. Православие и современность. Электронная библиотека. 54. Черепнин Л.В. Новгородские берестяные грамоты как исторический источник. М. 1969. 55. Черепнин Л.В. Древнерусские княжеские уставы. М.: Наука 1976. 56. 57. . 58. Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси 9-14 века. М. 1972. 59. Юшков С.В. Общественно-политический строй и право Киевкой Руси. М., 1950. 60. Юшков С.В. Русская Правда: Происхождение, источники, ее значение. М. 1950. 61. 62. 63. 64. 1952. 65. Юшков С.В. Русская правда / Под ред. О.И. Чистякова. М., 2002. 66. Янин В.Л. Законодательство Древней Руси. М. 1984. Нормативные правовые акты 1. Русская Правда. Краткая редакция // Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М.: Проспект, 1997. С.4-8. 2. Русская Правда. Пространная редакция // Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М.: Проспект, 1997. С.9- 26.
[1] Древнерусское государство и право: Учеб. Пособие / Под ред. Г.В. Швеков. М., 1998. С.178. [2] Покровский С.А. Общественный строй Древнерусского государства. - В кн.: Труды ВЮЗИ М.,1970, Том XIV. С.112. [3] Бердников И.С. Краткий курс церковного права Православной Церкви. Вып. 1. Изд. 2-е. Казань, 1903. С.74. [4] Янин В.Л. Законодательство Древней Руси. М. 1984. С.97. [5] Юшков С.В. Русская Правда: Происхождение, источники, ее значение. М. 1950. С. 15. [6] Ключевский В.О. Курс русской истории: часть 1. М.,1987. С.183. [7] Правда русская / Под ред., Б. Д, Грекова, М.,1947. Т. 11. С. 385. [8] Списки Русской Правды названы или по их владельцам или по месту их нахождения: Академический принадлежит библиотеке Академии Наук, Археографический – получил название от Археографической комиссии для издания древних документов. [9] Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского университета, 1953. С.44. [10] Шмелев Г.И. Суд в эпоху Русской правды / Под ред. Н.В. Давиар-Запольского. Т.1. 1904. С.96. [11] Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского университета, 1953. С.70. [12] Исаев И.А. История государства и права России. М.: Юрист, 1993. С.117. [13] Юшков С.В. Памятники русского права. М. 1952. С.49. [14] Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского университета, 1953. С.75. [15] Свердлов М.Б. От Закона Русского к Русской Правде. М.: Юридическая литература, 1988. С.78. [16] Древнерусское государство и право: Учеб. Пособие / Под ред. Г.В. Швеков. М., 1998. С.211. [17] Сергеевич В.И. Русские юридические древности. СПб., 1900. С.93. [18] Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского университета, 1953. С.61. [19] Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского университета, 1953. С.68. [20] Древнерусские княжеские уставы XI–XV вв. М. 1976.С.135. [21] Правда русская / Под ред., Б. Д, Грекова, М.,1947. Т. 11.С.156. [22] Цыпин В.А. Церковное право. Православие и современность. Электронная библиотека. [23] Юшков С.В. Русская Правда: Происхождение, источники, ее значение. М. 1950. С. 36. [24] Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси 9-14 века. М. 1972. С.54. [25] Фроянов И.Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической истории. Л., 1988.С.204. [26] Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. Т.1. М.: Наука, 1991. С.34. [27] Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси 9-14 века. М. 1972. С.63. [28] Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М., 1982.c.59. [29] Древнерусские княжеские уставы XI–XV вв. М. 1976.С.142. [30] Древнерусское государство и право: Учеб. Пособие / Под ред. Г.В. Швеков. М., 1998. С143. [31] Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т.1 М. 1959.С.152. [32] Русская Правда. Пространная редакция // Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М.: Проспект, 1997. С.20. [33] Русская Правда. Пространная редакция // Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М.: Проспект, 1997.С.28. [34] Греков Б.Д. Киевская Русь. Политиздат. 1953.С.87. [35] Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского университета, 1953.С.108. [36] Русская Правда. Пространная редакция // Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М.: Проспект, 1997. С.26. [37]Дмитриев И. Пермская Старина, вып.1. Пермь, 1889, С.191 [38] Юшков С.В. Русская правда / Под ред. О.И. Чистякова. М., 2002.С.11. [39] Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского университета, 1953.С.228. [40] Павлов А.С. Указ. соч. С. 419. [41] Цыпин В.А. Церковное право. Православие и современность. Электронная библиотека. [42] Цыпин В.А. Церковное право. Православие и современность. Электронная библиотека. [43] Греков Б.Д. Киевская Русь. Политиздат. 1953.С.179. [44] Юшков С.В. Русская правда / Под ред. О.И. Чистякова. М., 2002.с.89. [45] Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского университета, 1953.С.163. [46] Греков Б.Д. Киевская Русь. Политиздат. 1953.с.48 [47] Свердлов М.Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. М. 1987.С.59. [48] Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси 9-14 века. М. 1972.с.54. [49] Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М., 1982.c.72.