Каталог :: Экономика

Реферат: Внешние эффекты и права собственности

         Министерство высшего и профессионального образования РФ         
            КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ            
                            им. А. Н. Туполева                            
                             РЕФЕРАТ НА ТЕМУ:                             
              "ВНЕШНИЕ ЭФФЕКТЫ И ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ"              
                             Выполнил: Павлов С. А.                             
                                                       Принял:______________    
                               КАЗАНЬ 1999                               
     
     
                               СОДЕРЖАНИЕ:                               
ВВЕДЕНИЕ.......................................................................3
Внешние эффекты. Роль государства в регулировании внешних эффектов.............4
Внешние эффекты................................................................4
Корректтирующие налоги и субсидии.......................................... 6
СОБСТВЕННОСТЬ КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ................. 8
Теорема Коуза.................................................................10
Практическое применение теоремы Коуза Борьба с загрязнением окружающей
среды........................................................................
...... 12
Теоретическое значение теоремы Коуза.................................... 14
Разгосударствление и приватизация....................................... 14
Причины приватизационного процесса..................................... 14
Приватизация и субъект хозяйствования................................ 17
ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................................................20
ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА.....................................................21
     
       

ВВЕДЕНИЕ

В отличие от других социальных идей и политических ориентаций демократическое правовое государство при верховенстве правового закона и приоритете прав человека и гражданина практически воспринято общест­вом как будущее государственного строя России. Решение этой задачи связано не только с созданием современного законодательства, обеспече­нием законности деятельности государства и его органов, муниципальной системы и общественных формирований, надежной, быстрой и справедливой юстиции, независимого правосудия, но с преодолением достигшего опасных пределов правового ингилизма, находящегося ныне на грани беспредела во всех сферах государственной и общественной жизни, и, главное, формиро­вание высокого уровня правовой культуры общества и каждого человека. Необходимым условием развития этих процессов является их правовое сопровождение и обеспечение государством - единственной на территории страны политической организации, осуществляющей суверенитет,источник которого - народ России. Но государство и право имеют не только инс­трументальное значение и " самостоятельную ценность. Одновременно это право жить цивилизованной жизнью и средство обеспечить человеку соот­ветствующие свободы". К этой цели общество придет только через повыше­ние ответственности, возложенной " на институты государственной влас­ти", решительные действия по экономическому, политическому и социаль­ному реформированию, созданию качественной " правовой базы для таких действий". Это потребует высокопрофессионального состава юристов и достаточ­ной правовой грамотности государственных служащих и других лиц, заня­тых юридической деятельностью. Общественная полезность и престижность этой деятельности значительно возрастает в период революционных преоб­разований, социальной конструкции общества, его новых экономических и политических ориентаций. Профессионализм юриста заключается в его знании и умении ориенти­роваться в различных отраслях права. Гражданское право занимает веду­щее место среди остальных отраслей права,так как в повседневной жизни между гражданами возникают постоянно гражданско-правовые отношения и любой юрист обязан знать как по закону разрешать споры возникающие при этих отношениях. Внешние эффекты. Роль государства в регулировании внешних эффектов

Внешние эффекты

В ряде случаев рыночная система сталкивается с так называемыми внешними эффектами. Внешние эффекты, экстерналии (externalities) - это издержки или выгоды от рыночных сделок, не получившие отражения в ценах. Они называются “внешними”, так как касаются не только участвующих в данной операции экономических агентов, но и третьих лиц. Возникают они в результате как производства, так и потребления товаров и услуг. Внешние эффекты делятся на отрицательные и положительные. Отрицательные эффекты связаны с издержками, положительные - с выгодами для третьих лиц. Таким образом, внешние эффекты показы­вают разность между социальными издержками (выгодами) и частными издержками (выгодами): MSC = МРС + МЕС, где MSC - предельные общественные издержки (marginal social cost); МРС -предельные частные издержки (marginal private cost); МЕС - предельные внешние издержки (marginal external cost). Отрицательный внешний эффект (negative externality) возникает в случае, если деятельность одного экономического агента вызывает издержки для других. Покажем это на примере. Цсллюлозно-бумажный комбинат осуществляет сброс недостаточно хорошо очищенной воды в реку. Допустим, что сброс сточной воды пропорционален объему производства. Это означает, что по мере роста производства растет объем загрязнения окружающей среды. Поскольку целлюлозно-бумажный комбинат не осуществляет полной очистки воды, его предельные частные издержки оказываются ниже предельных общественных издержек, так как не включают расходы на создание дополнительной системы очистных сооружений. Это приводит к тому, что количество выпускаемой продукции превышает эффективный объем выпуска (рис 1). Без очистных сооружений количество выпускаемой продукци составляет Q1 тонн бумаги при цене Р1. Рыночное равновесие устанавливается в точке е1, в которой предложение, равное предельным частным издержкам МРС, пересекается с кривой спроса, равной предельны общественным выгодам MSB, т. е. МРС = MSB. Между тем предельные социальные издержки равны сумме, предельных частных издержек плюс предельные внешние издержки. Следовательно, если бы удалось превратить внешние издержки во внутренние, эффективный объем выпуска сократился бы до Q2 пр росте цены до Р2. В точке Е2 предельные общественные выгоды равнялись бы предельным общественным издержкам MSB = MSC. Рис. 1. Отрицательный внешний эффект Обратим внимание на то, что и в точке Е2 не устраняются полностью последствия загрязнения окружающей среды (ведь в нашем случае выпуск сточных вод пропорционален объему производства, а объем производства целлюлозно-бумажного комбината в точке Q2 отнюдь не равен нулю). Однако ущерб от загрязнения существенно уменьшается. Площадь треугольника АЕ1Е2 показывает потери эффективности, связанные с тем, что предельные частные издержки оказались ниже предельных социальных издержек. Таким образом, при наличии отрицательного внешнего эффекта экономическое благо продается и покупается в большем по сравнению с эффективным объеме, т. е. имеет месте перепроизводство товаров и услуг с отрицательными внешними эффектами. Положительный внешний эффект (positive externality) возникает в случае, если деятельность одного экономического агента приносит выгоды другим: MSB = МРВ + МЕВ, где MSB - предельные общественные выгоды (marginal social benefit); МРВ - предельные частные выгоды (marginal private benefit); МЕВ - предельные внешние выгоды (marginal external benefit). Развитие образования дает прекрасный пример достижения положительного внешнего эффекта. В обществе каждый его член выигрывает от того, что сограждане получают хорошее образование. Однако каждый из нас, принимая решение о получении образования, вряд ли задумывается о тех выгодах, которые получает общество в целом. Принимая решение, рациональный потребитель соотносит затраты, связанные с получением хорошего образования, и те выгоды, которые могут быть в результате этого получены. Неудивительно, что инвестиции в человеческий капитал могут быть ниже оптимальных для общества (рис. 2). Рыночное равновесие Е1 устанавливается в точке пересечения предельных частных выгод и предельных социальных издержек: МРВ = MSC. Рис. 2. Положительный внешний эффект Между тем предельные социальные выгоды больше предельных частных выгод на величину предельных внешних выгод. Поэтому эффективное для общества равновесие достигалось бы в точке пересе­чения предельных социальных выгод и издержек, т. е. в точке Е2. Эффективность увеличивается на площадь треугольника АЕ1Е2. Таким образом, при наличии положительного внешнего эффекта экономическое благо продается и покупается в меньшем по сравнению с эффективным объёме, т. е. имеет место недопроизводство товаров и услуг с положительными внешними эффектами.

Корректтирующие налоги и субсидии.

Для того чтобы сократить перепроизводство товаров и услуг с отрицательными внешними эффектами и восполнить недопроизводство товаров и услуг с положительными внешними эффектами, необходимо трансформировать внешние эффекты во внутренние. Трансформация внешних эффектов во внутренние (internalization of an externality) может быть достигнута путем приближения предельных частных издержек (и соответственно выгод) к предельным социальным издержкам (выгодам). А.С. Пигу в качестве решения данной проблемы предложил использо­вать корректирующие налоги и субсидии. Корректирующий налог (corrective tax) - это налог на выпуск экономических благ, характеризующихся отрицательными внешними эффек­тами, который повышает предельные частные издержки до уровня предельных общественных. В нашем примере с целлюлозно-бумажным комбинатом налог (tax-T), равный предельным внешним издержкам Т = МЕC, мог бы приблизить рыночное равновесие к эффективному: MSB = MSC. Корректирующая субсидия (corrective subsidy) - это субсидия производителям или потребителям экономических благ, харак­теризующихся положительными внешними эффектами, которая позво­ляет приблизить предельные частные выгоды к предельным общественным. В случае с обучением корректирующая субсидия, равная предель­ным внешним выгодам (S = МЕВ), могла быть предоставлена студен­там, что повысило бы их спрос на услуги образовательных учреждений до уровня, при котором MSB = MSC. Корректирующие налоги и субсидии не могут решить полностью проблем, возникающих благодаря существованию внешних эффектов. Во-первых, в реальной практике довольно трудно точно исчислить предельные издержки и выгоды. Во- вторых, размеры ущерба опреде­ляются в ходе юридических и политических дискуссий весьма приблизительно. И наконец, отнюдь не последнюю роль играет то обстоятельство, что корректирующие налоги, которые платят производители благ, характеризующихся отрицательными внешними эффектами, не всегда достигают поставленной цели. Все это предопределило критику корректирующих налогов и субсидий и попытки нахождения принципиально новых путей решения проблемы.

СОБСТВЕННОСТЬ КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

Собственность принадлежит к числу таких понятий,вокруг которых на протяжении многих веков скрещиваются лучшие умы человечества.Однако борьбой в теоретическом плане дело не ограничивается.Социальные потря­сения,от которых порой содрогается весь мир,одной из главных своих причин имеют,в конечном счете,попытки изменить сложившиеся отношения собственности,утвердить новый строй этих отношений.В одних случаях эти попытки приводили к успеху,в других терпели крах.Бывало,что общество действительно переходило на новую,более высокую степень своего разви­тия.Но случалось,что в результате ломки отношений собственности об­щество оказывалось отброшенным далеко назад и попадало в трясину,из которой не знало,как выбраться. В нашей стране на протяжении двадцатого века дважды происходила ломка отношений собственности.Первая началась в октябре 1917 года и завершилась невиданной катастрофой,последствия которой будет расхлебы­вать еще не одно поколение.Вторая происходит в наши дни.Ее основная цель - вернуть отношениям собственности их подлинное содержание,сколо­тить достаточно широкий слой частных собственников,который стал бы со­циальной опорой нынешнего режима.Так что же такое собственность? В самом первом приближении собственность можно определить как от­ношение индивида или коллектива к принадлежащей ему вещи как к сво­ей.Собственность покоится на различении моего и твоего.Любой тип и лю­бая форма собственности,как бы высок в том или ином конкретном случае ни был уровень обобществления или,что то же самое,уровень коллективи­зации собственности,могут существовать лишь при условии,что кто-то от­носится к условиям и продуктам производства как к своим,а кто-то к чу­жим.Без этого вообще нет собственности.С этой точки зрения любая форма собственности является частной,какой бы идеологической мишурой,пресле­дующей вполне прозаические цели,это ни прикрывалось. Из элементарного определения собственности,которое дано,следу­ет,что собственность - это отношение человека к вещи.К этому,одна­ко,содержание собственности не сводится.Поскольку собственность немыс­лима без того,чтобы другие лица,не являющиеся собственниками данной вещи,относились к ней как к чужой,собственность означает отношение между людьми по поводу вещей.На одном полюсе этого отношения выступает собственник,который относится к вещи как в своей,на другом - несобс­твенники,т.е. все третьи лица,которые обязаны относиться к ней как к чужой.Это значит,что третьи лица обязаны воздерживаться от каких бы то ни было посягательств на чужую вещь,а следовательно,и на волю собс­твенника,которая воплощена в этой вещи.Из определения собственности следует,что она обладает материальным субстратом в виде.Собственности присуще и волевое содержание,поскольку именно суверенная воля собс­твенника определяет бытие принадлежащей ему вещи. СОБСТВЕННОСТЬ - это общественное отношение.Без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отноше­ния к ней самого собственника как к своей.Содержание собственности как общественного отношения раскрывается при посредстве тех связей и отно­шений,в которые собственник необходимо вступает с другими людьми в процессе производства,распределения,обмена и потребления материальных благ. Итак,СОБСТВЕННОСТЬ - это общественное отношение,которому присущи материальный субстрат и волевое содержание.СОБСТВЕННОСТЬ - это иму­щественное отношение,причем в ряду имущественных отношений она занима­ет главенствующее место.Этого,однако,для характеристики собственности недостаточно.Необходимо показать,в каких конкретных формах могут выра­жаться волевые акты собственника в отношении принадлежащей ему ве­щи.Разумеется,речь не идет о том,чтобы выстроить в ряд перечень таких актов.Это и невозможно,ибо в принципе собственник может совершать в отношении своей вещи все,что не запрещено законом либо не противоречит социальной природе собственности.Воля собственника в отношении принад­лежащей ему вещи выражается во владении,пользовании и распоряжении ею.К ним,в конечном счете,сводятся конкретные акты собственника в от­ношении вещи. ВЛАДЕНИЕ означает хозяйственное господство собственника над вещью.Во владении выражается статистика отношений собственности,зак­репленность вещей за индивидами и коллективами.ПОЛЬЗОВАНИЕ означает извлечение из вещи полезных свойств путем ее производительного и лич­ного потребления.РАСПОРЯЖЕНИЕ означает совершение в отношении вещи ак­тов,определяющих ее судьбу,вплоть до уничтожения вещи.Это и отчуждение вещи,и сдача ее внаем,и залог вещи,и многое другое.В пользовании и распоряжении выражается уже динамика отношений собственности. С учетом сказанного конкретизируем данное ранее определение собс­твенности.СОБСТВЕННОСТЬ - это отношение лица к принадлежащей ему вещи как к своей,которое выражается во владении,пользовании и распоряжении ею,а также в устранении вмешательства всех третьих лиц в ту сферу хо­зяйственного господства,на которую простирается власть собственника. В социально-экономической литературе,в том числе и юридичес­кой,широко распространено определение собственности как присвоения ин­дивидом или коллективом средств и продуктов производства внутри и пос­редством определенной общественной формы или как самой общественной формы,посредством которой совершается присвоение.Определение собствен­ности с помощью категории присвоения восходит к работам К.Маркса,в ко­торых категории собственности и присвоения действительно увязываются друг с другом.Особенно рельефно эта связь прослеживается во введении "К критике политической экономии".Такой подход к определению собствен­ности в принципе возможен.Следует,однако,учитывать,что понятие присво­ения нуждается в конкретизации,а потому едва ли может быть использова­но для раскрытия содержания собственности без определения его самого.К тому же в понятие присвоения исследователи,в том числе и К.Маркс,вкла­дывали различное содержание.С этой точки зрения владение,пользование и распоряжение,как более конкретные экономические категории,обладают не­сомненными преимуществами по сравнению с предельно абстрактной катего­рией присвоения.Коэффициент полезного действия указанных категорий в определении собственности неизмеримо выше,чем категории присвоения. Собственность как экономическая категория человеческому обществу на протяжении всей его истории,за исключением,пожалуй,тех начальных его этапов,когда человек еще не выделился из природы и удовлетворял свои потребности с помощью таких более простых способов присвоения,как владение и пользование.Разумеется,на протяжении многовековой истории человечества собственность претерпевала существенные изменения,обус­ловленные,главным образом,развитием производительных сил,иногда до­вольно бурным,как,например,это имело место в период промышленной рево­люции или имеет место сейчас в эпоху научно-технической революции. Принято различать первобытно-общинный,рабовладельческий,феодаль­но- крепостнический и капиталистический типы собственности.До недавнего времени в качестве особого выделяли также социалистический тип собс­твенности,для чего,по-видимому,достаточных оснований не было.Ни в од­ной из стран мира,входивших некогда в социалистическое содружество,со­циализм на самом деле построен не был.Непосредственные производители в этих странах по- прежнему подвергались эксплуатации,воссоединения средств производства с работниками производства в действительности не произошло.Тот тип собственности,который в условиях тоталитарного режи­ма (иногда неприкрытого,но в ряде случаев завуалированного) в этих странах утвердился,причудливо сочетал в себе характерные черты,свойс­твенные типам собственности как предшествующих эпох,так и ныне сущест­вующих. Признание собственности особой и в то же время исторических из­менчивой экономической категории при всех различиях в подходах к ней является господствующим как в политико-экономической,так и в юридичес­кой науке.Есть на сей счет и другое мнение,представленное главным об­разом в трудах экономиста В.П.Шкредова.Он полагает,что речь о ней мо­жет идти только как о категории правовой.Основанием для столь катего­рического вывода для автора послужило то,что собственность выражается во всей системе производственных отношений,а потому и вычленение ее как самостоятельной экономической категории,якобы,невозможно.Проявле­ние собственности во всей системе производственных отношений не вызы­вает сомнений.Однако именно поэтому оправдано вычленение собственности из этой системы.Только идя таким путем,можно раскрыть сущность собс­твенности.В противном случае мы рискуем подменить сущность собствен­ности внешними формами ее проявления,чего не избежал и В.П.Шкредов.

Теорема Коуза

Р. Коуз исходил из того, что рассматриваемая проблема носит обоюдоострый или, как он говорит, “взаимообязывающий” характер: “При избегании ущерба для В мы навлекаем ущерб на А. Действительный вопрос, который нужно решить, это - следует ли позволить А наносить ущерб В или нужно разрешить В наносить ущерб А. Проблема в том, чтобы избежать более серьезного ущерба”. Ответ не очевиден до тех пор, пока не удалось определить ценность того, что мы в результате этого приобрели, и ценность того, чем пришлось ради этого пожертвовать. Таким образом, решение, предложенное A.C.Пигу, не использует концепцию альтернативных издержек и подходит к факторам как к вещественным, а не правовым явлениям. Анализ проблемы социальных издержек привел Коуза к выводу, который Дж. Стиглер назвал “теоремой Коуза” (Coasе theorem). Суть ее заключается в том, что, если права собственности всех сторон, тщательно определены, а трансакционные издержки равны пулю, конеч­ный результат (максимизирующий ценность производства) не зависит отизменений в распределении прав собственности (если отвлечься от эффекта дохода). Эту же мысль Дж. Сгиглер выразил следующим образом: “...в условиях совершенной конкуренции частные и социаль­ные издержки равны”. Сравнение системы ценообразования, включающей ответствнность за ущерб от отрицательных внешних эффектов, с системой ценообразования, когда такой ответственности нет, привело Р. Коуза к парадоксальному на первый взгляд выводу о том, что если участники могут договориться сами, и издержки таких переговоров ничтожномалы (трансакционные издержки равны нулю), то в обоих случаях в условиях совершенной конкуренции достигается максимально возможная ценносгь производства. Р.Коуз приводит следующий пример. По соседству расположены земледельческая ферма и скотоводческое ранчо: земледелец выращивает пшеницу, а скотовод разводит скот, который время от времени стравливает посевы на соседних землях. Налицо экстернальный эффект. Однако, как показывает Р. Коуз, эта проблема может быть yспешно решена без участия государства. Если скотовод несет ответ­ственность за ущерб, возможны два варианта: “либо скотовод уплатит фермеру за необработку земли, либо он решит сам арендовать землю, заплатив фермеру за необработку земли чуть больше, чем платит сам фермер (если фермер сам арендует ферму), но конечный результат будет тем же и будет означать максимизацию ценности производства”. Если нет ответственности за ущерб, размещение ресурсов оказы­вается таким же, как и раньше. Различие состоит лишь в том, что теперь платежи будет осуществлять фермер. Однако “конечный результат (который максимизирует ценность производства) не зависит от право­вой позиции, если предполагается, что ценовая система работает без издержек”. При нулевых трансакционных издержках и у фермера, и у скотовода будут экономические стимулы увеличения ценности производства, так как каждый из них получит свою долю в приросте дохода. Однако при учете трансакционных издержек желаемый резуль­тат может быть и не достигнут. Дело в том, что высокая стоимость получения необходимой информации, ведения переговоров и судебных дел может превысить возможные выгоды от заключения сделки. К тому же при оценке ущерба не исключены значительные различия пот­ребительских предпочтений (например, один оценивает тот же самый ущерб гораздо больше, чем другой). Чтобы учесть эти различия, в формулировку теоремы Коуза позднее была введена оговорка относительно эффекта дохода. Экспериментальные исследования показали, что теорема Коуза верна для ограниченного числа участников сделки (двух-трех). При возрастании численности участников резко увеличиваются тран­сакционные издержки и предпосылка о их нулевом значении перестает быть корректной. Любопытно отметить, что теорема Коуза доказывает значение трансакционных издержек “от противного”. В реальной действитель­ности они играют огромную роль и удивительно то, что неоклассичес­кая экономическая теория до недавнего времени их совсем не замечала. Практическое применение теоремы Коуза Борьба с загрязнением окружающей среды Теорема Коуза помогает выработать правильную стратегию в борьбе с загрязнением окружающей среды Эффективная политика в области контроля за загрязнением окружающей среды - это такая политика, которая позволяет сбалансировать предельные общественные выгоды контроля с предельными общественными издержками, необ­ходимыми для его проведения в жизнь. Пересечение кривой предельных общественных выгод MSB с кривой предельных общественных издер­жек MSC позволяет определить эффективный для данног общества уровень вредных выбросов (рис. 3). Дело в том, что по мере снижения процента загрязняющих окружающую среду выбросов предельные социальные затраты резко возрастают, поэтому каждый дополнитель­ный процент снижения обходится все дороже и дороже. Существуют три основных пути сокращения вредных выбросов в окружающую среду: 1) установление норм или стандартов по вредным выбросам; 2) введение платы за выбросы; 3) продажа временных разрешений на выбросы. Стандарты по вредным выбросам (emissions standards) - это установленные законом пределы концентрации вредных веществ в промьииленных отходах.

Такие стандарты приняты во многих странах. В США, например, за их выполнением следит Управление пэ охране окружающей среды. Превышение установленных правительственными органами стандар­тов влечет крупный штраф или уголовное наказание. Рис. 3. Определение эффективного уровня выбросов Практика установления стандартов имеет, однако, свои очевидные нёдостатки. Прежде всего они разрешают в определенных пределах бесплатно сбрасывать вредные вещества. При установлении единых для страны норм не учитываются разная степень остроты экологических проблем в разных регионах, а также существенные различия предельных частных издержек отдельных фирм. Поэтому затраты, связанные с достижением единого уровня загрязнения, могут приводить к значительным потерям отдельных фирм и общества в целом, так как игнорируются существующие в частном секторе сравнительные преимущества. И наконец, что особенно важно, стандарты не стимулируют производителей к снижению существующего уровня загрязнения. Большей гибкостью обладает плата за выбросы. Плата за выбросы - это плата, взимаемая с фирмы за каждую единицу загрязняющих окружающую среду выбросов. Такая система способствует сокращению общего объема вредных выбросов, о чем наглядно свидетельствует опыт применения ее в Германии. Однако полной уверенности в том, что стандарты загрязнения не будут нарушены, при такой системе нет. Рис. 4. Права на загрязнение окружающей среды: роль движения “зеленых” В последнее время получают все более широкое применение новые методы борьбы с загрязнением окружающей среды. Среди них такая своеобразная форма, как продажа прав на загрязнение природной среды. Государство определяет объем вредных выбросов, допустимый в дан­ной области, и продает его в форме лицензий с аукциона. Предпо­ложим, оно желает сократить объем вредных выбросов с 1500 до 1000 кг, тогда государство продает лицензий не 1500, а 1000 шт., каждая из которых дает право на выброс 1 кг (рис. 4). Поскольку предложение абсолютно неэластично, равновесие установится в точке Е. В этом случае цена одной лицензии на право сброса 1 кг загрязняющего вещества в день будет равна 100 тыс. руб. Если местное общество партии защитников окружающей среды (“зеленых”) решит улучшить эко­логическую ситуацию в области, оно может купить часть лицензий с тем, чтобы изъять их из обращения. Если эта часть составит 100 лицензий, то цена одной лицензии повысится до 120 тыс. руб. Таким образом, продажа прав на загрязнение является гибким средством в борьбе за улучшение экологической ситуации в стране.

Теоретическое значение теоремы Коуза.

Итак, из теоремы Коуза следует несколько важных выводов: Во-первых, что внешние эффекты носят не односторонний, а обоюдоострый характер. Фабричный дым наносит ущерб близлежащим фермам – это очевидно, поскольку промышленник навязывает дополнительные издержки фермерам без их согласия. Он получает благо за счет причинения ущерба другим, не имея на это права. Но, с другой стороны, запрет на выбросы оборачивается убытками для хозяина фабрики, а стало быть – для потребителя продукции. Поэтому с экономической точки зрения речь должна идти не о том, “кто виноват”, а о том, как минимизировать величину совокупного ущерба. Во-вторых, теорема Коуза раскрывает экономический смысл прав собственности. Четкое их распределение среди хозяйствующих субъектов ведет к тому, что все результаты деятельности каждлго субъекта касаются только его, в результате чего любые внешние эффекты превращаются во внутренние. Поэтому главная функция прав собственности состоит в том, чтобы давать стимулы для большей интернализации экстерналий. Четкое распределение прав собственности ведет к минимизации внешних эффкетов. В-третьих, теорема Коуза сняла обвинение с рынка о его “провалах”. По мнению Р. Коуза, ключевое значение для успешной работы рынка имеют трансакционные издержки. Если они малы, а права собственности четко распределены, то рынок сам способен устранять внешние эффекты: заинтересованные стороны смогут самостоятельно прийти к наиболее рациональному решению. При этом не будет иметь значение, кто именно обладает правом собственности, скажем, фермеры на чистый воздух или хозяин фабрики на его загрязнение. Участник, способный извлечь из обладания правом большую выгоду, просто выкупит его у того, для кого оно представляет меньшую ценность. Для рынка важно не то, кто именно владеет данным ресурсом, а то, чтобы хоть кто-то владел им. Тогда появляется возможность для рыночных операций с этим ресурсом. Сам факт наличия прав собственности и четкого их разграничения важнее вопроса о наделении ими того, а не другого участника.

Разгосударствление и приватизация

Причины приватизационного процесса

Рассмотрим причины приватизационного процесса на примере факторов, которые инициировали процесс западной приватизации в 80-х годах. Она началась в западноевропейских странах в конце 70-х начале 80-х годов и стала возможной и необходимой в результате развития в экономике нескольких долгосрочных процессов. Во-первых, за сорок военных и послевоенных лет был достигнут высокий уровень централизации частных капиталов. Распространение мощных в финансовом отношении транснациональных корпораций, которые в свое время лежали в основе национализации капиталоемких видов производства. Частным финансовым группам сейчас по плечу мобилизовать крупные денежные капиталы, достаточные для самостоятельного осуществления большинства новых промышленных проектов и модернизации старых отраслей. Всего лишь несколькими десятилетиями ранее, в 40-е-50-е годы, многие базовые и новые отрасли (железнодорожный и воздушный транспорт, металлургическая и добывающая связь) можно было создать или реорганизовать только благодаря массированной бюджетной поддержке правительства. С тех пор изменились также условия конкуренции и организация межфирменных хозяйственных связей. В свое время важным аргументом в пользу национализации и прямого государственного контроля было обвинение “трестов” - крупных корпораций - в регулярной монополистической практике на рынках сбыта и сырья, в торможении научно-технического прогресса, в полном игнорировании интересов наемного труда. В 50-70-е годы произошли решающие перемены, связанные с формированием нового типа развития на основе непрерывного совершенствования техники и технологии, расширения и диверсификации рынков в едином мировом экономическом пространстве. Интернационализация производства и обращения практически ликвидировала опасность “загнивания” экономической жизни. Несмотря на невиданные ранее темпы концентрации и централизации капитала, в большинстве отраслей были созданы устойчивые режимы эффективной конкуренции. Даже крупные банковские, торговые, промышленно-финансовые группы сейчас неспособны установить контроль над мировыми отраслевыми рынками. Отпала острая необходимость противостоять административными мерами тенденции к картелизации рынков, которая в 30-е годы была настоящим бичом свободного предпринимательства и ощутимой преградой на пути научно-технического прогресса. Третья группа причин, повернувших вспять тенденцию к огосударствлению экономической жизни, теоретически обоснованной Кейнсом, марксистами и институционалистами. Она непосредственно связана с последствиями кризиса 1974-1975 гг. Кризис преподал неожиданный урок теоретикам и практикам “государства благосостояния”, опиравшимся на теоретическую схему кейсианства. Кейсианская схема предполагает воздействие на поведение предпринимателей путем изменения параметров платежеспособного спроса, в частности, через бюджетную политику, то есть через макроэкономическую сферу. Выяснилось, что в периоды резких изменений структуры отраслевых издержек производства и платежеспособного спроса (именно это случилось после скачкообразного повышения нефтяных цен в 1973 г.) эффективным способом преодоления экономического кризиса может быть только стратегия всеохватывающего внедрения в производство результатов научно-технического прогресса. Проводить такую стратегию должны, прежде всего, предприятия - только им известны вкусы и намерения потребителей и реальное наполнение их кошелька. Эффективно стимулировать научно-технический прогресс на отдельных предприятиях государство неспособно. Мобилизация крупных финансовых ресурсов путем налогообложения, которая успешно использовалась в свое время при создании атомного оружия и баллистических ракет, покупателем которого было само государство, здесь явно не оправдывает ожиданий. Но если производительность общественного труда не повышается вследствие форсированного государством инвестирования, рушится вся цепочка народнохозяйственных зависимостей, отраженных в кейнсианской модели (в соответствии с которой прирост бюджетных расходов и дешевых кредитов расширяет потребительский и инвестиционный платежеспособный спрос, что, в свою очередь, стимулирует производство). Между тем вся философия “государства благосостояния” привязана к идее увеличения спроса ради расширения высокоэффективного производства. В 30-х годах такая зависимость действовала. Казалось, что она приносила свои плоды и в послевоенный период. “Нефтяной кризис” изменил направление причинно-следственных связей. Можно утверждать, что необходимость государственного присутствия в производственной сфере в качестве предпринимателя, остро ощущавшаяся в 40-е годы, к началу 80-х годов отпала в состав правительственных мероприятий, направленных на поддержание экономической активности, разгосударствление и приватизацию. Произошло это не сразу после “нефтяного кризиса”, а спустя 5-7 лет, на протяжении которых текущая экономическая политика оставалась кейнсианской. В рамках этой политики преодоления кризиса государственные предприятия, вопреки их стратегическим интересам, активно использовались своим владельцем как инструмент поддержания глобального спроса. Правительства наложили на государственные предприятия ряд обязательств, от которых частный сектор был освобожден: формирование инвестиций за счет увеличения задолженности, сохранение уровня занятости ради облегчения ситуации на национальном рынке труда и вопреки производственной целесообразности, сдерживание роста цен на продукцию, чтобы индексы национальной инфляции не поднимались слишком быстро и т.д. Государственное предпринимательство было поставлено в заведомо неравные условия и несло убытки, которые не должно было бы нести, будь политика правительства одинаковой по отношению ко всем экономическим субъектам на микро уровне. Работая и раньше в режиме, как правило, нулевой прибыльности государственный производственный сектор вышел из кейсианского этапа антикризисной и антиинфляционной политики с глубоко расстроенными финансами. И консервативная критика поспешила обвинить во всем “безответственных” государственных менеджеров, которые якобы по природе своей неосмотрительны, так как над ними не висит дамоклов меч банкротства. Любой менеджер как лицо наемного труда не обязан владеть собственностью управляемой им компании, будь она частной или государственной. Мотивы его эффективного поведения как управляющего определяется рынком менеджеров. А на этом рынке все равны, так как оценка зависит от успешности предыдущего профессионального опыта. Кризис, развивающийся в условиях широкой интернационализации и проницаемости национальных экономических границ, остро поставил проблему конкурентоспособности хозяйствующих агентов. Начался пересмотр принципов государственного вмешательства в экономику. Предпринимательский класс потребовал и добился от государства, с одной стороны, отказа от большинства избирательных методов воздействия, когда объектом государственного вмешательства становилась отдельная компания или отрасль, а с другой стороны, резкого сокращения общих макроэкономических накладных расходов в виде разветвленной социальной политики, высоких потолков для минимальных заработных плат, вольготных выплат по причине безработицы, временной нетрудоспособности и т.д. Время “государства благосостояния” закончилось. Вместе с ним закончилась и миссия государственного сектора, занимавшего в структуре правительственных социальных структур определенное место. В конце 70-х годов западный капитализм вступил в период широкой приватизации. Нельзя забывать и о том факте, что приватизация оказалась чрезвычайно выгодной в политическом плане. Переводя на уровень предприятий решение непопулярных, но неотложных и неизбежных экономических проблем (сокращение занятости в силу производственной необходимости, уменьшение бюджетных дотаций путем повышения цен на продукцию государственных предприятий, сдвиг всей совокупности отношений “трудовой коллектив - правительство” в сферу отношений “трудовой коллектив - частный собственник”), консерваторы снимали с себя как представителей государственной власти ответственность за социально- экономическое положение в стране. Тем самым они политически переиграли социалистов и радикалов, призывавших голосовать за себя именно потому, что они якобы знали, как справиться с кризисом. Политический интерес удачно совпал с идеологическим. Сам факт обращения к приватизации после долгих десятилетий господства государственного капитализма реабилитировал капиталистическую систему хозяйствования.

Приватизация и субъект хозяйствования

Двигатель любой реформы - не только общие соображения о благе народа, нации или страны. Конкретный вариант выбора траектории к достижению сформулированной в общих терминах цели определяется соотношением специфических интересов социальных групп и представляющих их политических образований. Конкретные программы приватизации обычно преследуют несколько целей. Во- первых, путем продажи государственной собственности облегчить бремя государственного бюджета, ликвидировав дотации предприятиям и увеличив поступления в доходную часть бюджета. Во-вторых, создать конкурентные условия в тех отраслях, где все предприятия, будучи государственными, управлялись из единого административного центра. В-третьих, воспользоваться изменением формы собственности и провести предварительную рационализацию структуры крупных государственных корпораций до их превращения в частные. В-четвертых, осуществить приватизацию и акционирование так, чтобы контроль над крупными корпорациями попал в руки тех частных лиц или институтов, которые заинтересованы в развитии производства, а не в спекулятивной перепродаже собственности. В-пятых, воспользоваться приватизацией для максимального “распыления” акций среди рабочих и мелких служащих. Эта мера рассматривается как составной элемент общей социальной политики, стимулирующей участие трудящихся в капитале или управлении предприятия. Содержание западного процесса приватизации становится более понятным из дискуссий, которые велись и ведутся вокруг ее отдельных аспектов. Активно обсуждался вопрос о природе средств, мобилизуемых для покупки государственной собственности, и в этой связи - о народнохозяйственном назначении полученной правительством выручке. Купля-продажа имущества относится к операциям с капиталом и поэтому финансируется из сбережений населения и предприятий. Но тогда и выручку от продажи государственной собственности, утверждают ригористы, следует направлять на инвестиции, а не на погашение бюджетных дефицитов. Последние, как правило, образуются в результате грубых нарушений финансовой дисциплины государственной администрацией, и путь к без дефицитности надо искать в наведении порядка в самом бюджетном хозяйстве. Любое превращение капитала (сбережений) в не накапливаемый текущий доход рассматривается как проедание капитала, как принесение в жертву интересов будущего нации. Защищаясь от таких обвинений, западные правительства, как правило, создавали специальные фонды, в счетах которых отражалось назначение финансовых средств, полученных от приватизации. Еще одна дискуссия велась по поводу разукрупнения отраслевых корпораций, государственный статус которых в свое время объяснялся естественной монополией. Связь, железнодорожный транспорт, электро- и газораспределительные сети - все эти отрасли или сразу создавались как государственные или национализировались по причине их технологически обусловленного общественного характера. Огосударствление таких отраслей всегда считалось оправданным, так как при прочих равных условиях наблюдается прямая положительная зависимость между цельностью их технологического процесса, управлением отраслью из единого центра и уровнем ее эффективности и рентабельности. Разукрупнение подобных естественных монополий, передача отдельных частей разным корпорациям чревата ухудшением экономических показателей функционирования единого комплекса. А это противоречит здравому смыслу бизнеса, заинтересованного в минимизации издержек. Естественная монополия остается монополией независимо от того, осуществляется ли она государственным или частным собственником. Что же касается злоупотребления монопольным положением, то его можно ожидать скорее от частной корпорации, чем государственной. Выход был найден в очень оригинальной схеме приватизации: права на получение дохода продавались в виде акций частным лицам и институтам, а контроль над хозяйственной деятельностью частной корпорации сохранялся в руках государственной администрации. С этой целью ей вручалась “золотая акция” или принимался закон о социальном статусе такого рода дельцов. Идея создания “твердого ядра” из части акционеров новых частных компаний также стала предметом острых политических и теоретических споров. Смысл этой идеи в том, чтобы сосредоточить контрольный пакет акций в руках небольшого числа “дружественных” банков и промышленных компаний, которые могли бы совместно разработать и провести в жизнь долгосрочную стратегию развития бывшей государственной корпорации. Таким образом удается обеспечить единство управления и предотвратить распродажу единого технологического или эффективного хозяйственного комплекса по частям, исходя только из спекулятивных соображений его владельцев. Проблема приватизации и ее субъекта, пожалуй, ключевая для всего этого процесса, смысл которого - получить, в конечном счете, компетентного “хозяина”, способного взять на себя ответственность за поддержание и повышение эффективности производства. Одна только смена собственников, замена государства частным лицом или группой частных лиц не гарантирует успеха. Ведь конечная мотивация любого собственника не производство, а прибыльность, рентабельность. Обеспечить последнюю можно разными способами, среди которых совершенствование технологии, организации и управления далеко не всегда самый легкий и надежный. В период общего нарушения экономических пропорций, разрыва и переключения технологических связей обычная спекуляция часто оказывается более выгодным и спокойным делом. При выборе методов максимизации прибыли собственник-предприниматель руководствуется своим предыдущим опытом, профессиональными и общими знаниями. Идеального случая чистой конкуренции, при которой цены заданы, а прибыль зависит исключительно от предпринимательской хватки, в современной промышленной экономике почти не встречается. Участие в эффективной конкуренции предполагает обширные специальные знания. В нашем случае первоначальный капитал коммерческих структур образован почти исключительно путем спекулятивно-торговых операций перераспределительного характера. Владелец такого капитала - будущий собственник промышленных и других производственных предприятий - психологически не готов включится в предпринимательскую деятельность западного типа, так как ее успех покоится на непрерывном повышении производительности труда или качества выпускаемой продукции, на постоянных переворотах в технологическом базисе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Грядущий век и тысячелетие требуют определения новой глобальнойидеи. Невероятно возросшее и колоссальными темпами возрастающее могущество Человека, вытекающее из возможностей информационной революции, вряд ли сможет использовать в качестве двигателя прогресса идею искупления первородного греха или идею прощения человеком невольных и вольных грехов своих недоброжелателей... Скорее всего глобальной идеейследующего века станет идея Гармонии. Попробуем сделать некоторые выводы. Человек не может жить без определенного минимума собственности. Истинная частная, т. е. индивидуальная, собственность человека - то, что принадлежит ему бесспорно. Впервую очередь, это право на материальные условия жизни, предметы первой необходимости, жилье, продукты индивидуального труда данного субъекта и т. п. Все, что произведено не одним человеком, не его семьей, а большим количеством работников, в ходе совместной производственной деятельности, быть частной собственностью отдельного человека не может ине должно, потому что остальные люди, участвовавшие в создании крупного предприятия, такого присвоения не примут. В результате неприятиявозникнет тот или иной уровень социального напряжения, от скрытого недовольства до революционных конфликтов. Для общества, также как и дляотдельного человека, естественной и выгодной ситуацией является состояние согласия, консенсуса, конвенции.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Борисович, В. М. Полтерович, В. И. Данилов и др. М., “Экономика”, “Дело”, 1992. 2. Гражданское право. Часть 1. Учебник/ Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева.- М.:Издательство ТЕИС,1996. - 292-300с. 3. Коуз Р. “Фирма, рынок и право” М., Дело ЛТД, 1994. 4. Кузнецов В. Рынок и приватизация. М.,МЭиМО. 1992. № 7. 5. Нуреев Р. И. “Основы экономичесокй теории: Микроэкономика” М., “Высшая школа”, 1996 6. Основы разгосударствления и приватизации. М.,1991. 7. Политологический словарь. - К.: ИнноЦентр. - 1991. 8. Приватизация: чему учит мировой опыт. под ред. Болотина. М.,1993. 9. Рубинфельд Д. "Микроэкономика" Сокр. пер. с англ./ Науч. ред.: В. Т. Кирова., Издательство “АСА”, 1995. 10. Юридический энциклопедический словарь. - М.: СЭ. - 1984. Пиндайк Р.,