Каталог :: Экономика

Реферат: Неоклассический синтез Самуэльсона

План:

1. Введение.

2. Основы неоклассического синтеза.

3. Неоклассический синтез в действии. 4. Жесткая фискальная политика в сочетании с политикой кредитно-денежной экспансии. 5. Оговорки к неоклассическому рецепту роста. 6. Cинтез денежного анализа и анализа дохода. 6.1 Кредитно-денежная политика воздействует прежде всего на инвестиции. 6.2 Влияние кредитно-денежной политики на определение уровня дохода. 6.3 Фискальная политика и определение уровня дохода. 7. Синтез в действии: технологическая безработица? 8. Неоклассический синтез. 9. Роль государственной и частной политики в развитии процессов, определяющих капиталообразование.

10. Список литературы.

Введение.

П. А. Самуэльсон, родился 15 мая 1915 г. в США, - выдающийся экономист, наиболее известной работой является учебник “Экономикс”, впервые изданный в 1951 г. и выдержавший уже 13 изданий. На русский язык было переведено 5-е издание учебника в 1964 г. Лауреат Премии Нобеля по экономике 1970 г. Одна из основных работ “Основание экономического анализа” (1947г.).

Основы неоклассического синтеза.

П.А. Самуэльсон является одним из видных пропагандистов и создателей “неоклассического синтеза”. В начале 50-х годов он выступил с обоснованием необходимости объединения неокейнсианства и неоклассической школы в некое единое направление. Он писал: " Моя точка зрения сводится к общей неоклассической теории, которая включает в классическую традицию всякую часть кейнсианского и неокейнсианского анализа, представляющуюся пригодной для современной экономики”. Особое место идея о неоклассическом синтезе заняла в третьем издании учебника П. Самуэльсона (1955 г.), где он выражал надежду на то, что такой синтез “устранит брешь между агрегативной макроэкономикой и микроэкономикой и сведет их к взаимодополняющему единству”. Самуэльсон говорит: " На протяжении всей книги я систематически проводил то, что называю “великим неоклассическим синтезом”. Иными словами, это сочетание здорового ядра современной теории распределения дохода с классическими экономическими принципами. Основным принципом этого синтеза является следующий принцип: разрешая ключевые проблемы денежной и фискальной политики с помощью категорий теории дохода, мы тем самым возрождаем классические истины и придаем им законную силу. Этот неклассический синтез имеет не менее важное значение для преподавателей экономики. Он ликвидирует разрыв между обобщающим понятием макроэкономики и традиционной микроэкономикой, создавая из них взаимодополняющее единство. По-моему он в значительной степени повышает ценность подхода с позиции национального дохода к вводному курсу в экономику, и я хотел бы только, чтобы первым изданиям моей книги так же было присуще преимущество неизменной верности этому принципу”. Теоретики неоклассической школы, как и неокейнсианской, стремятся найти такие количественные зависимости процесса воспроизводства, которые могли бы быть использованы в экономической политике государственно- монополистического капитализма в целях обеспечения более или менее бесперебойного процесса воспроизводства общественного капитала, повышения эффективности производства, прогнозирования его результатов. Конкретно- экономический характер (в отличие от социально-экономического, собственно политэкономического) такого рода исследований довольно рельефно представлен в определении производственной функции П. Самуэльсоном, рассматривающим ее как “технологическую взаимосвязь между любыми данными производственными затратами... и размерами продукции, которую можно изготовить с их помощью”. Основой процесса неоклассического синтеза является соединение кейнсианской теории “эффективного спроса” и неоклассической теории производства и распределения, т.е. главного содержания данных концепций. В качестве первого шага к неоклассическому синтезу И.М. Осадчая рассматривает своего рода разделение труда между неокейнсианской и неоклассической теориями экономического роста. “Кейнсианство, - пишет она, - “специализируется ” на исследовании проблем “эффективного спроса”, условий реализации, определяющих реальный уровень производства... Неоклассическая теория “специализируется” на факторах, определяющих потенциально возможный (оптимальный) уровень производства...” Каков же тот общий знаменатель на основе которого стали возможны сближение и синтез неокейнсианской и неоклассической теорий экономического роста, в течение длительного времени ведущих между собой полемику? В первую очередь таким знаменателем является единство предмета исследования у этих течений буржуазной экономической мысли. Особенность синтезируемых течений в том, что предметом их являются количественные функциональные зависимости капиталистического воспроизводства. И неокейнсианство, и неоклассическая теория роста, и эконометрика, и теории конъюнктуры под различными углами зрения изучают функциональный аспект процесса воспроизводства. Различия между ними в значительной мере носят исторический характер. Но немалую роль в таком синтезе играет и то обстоятельство, что как кейнсианство, так и неоклассическая школа представляют собой различные течения буржуазной политической экономии, имеющие в целом общую классовую базу, во многом схожие методологические установки и теоретические позиции. Процесс синтеза этих течений и есть процесс отпочкования от традиционной буржуазной политической экономии функционального макроэкономического аспекта исследования. Иного пути образования макроанализа в буржуазной экономической науке и не могло быть. Таким образом, сам факт синтеза течений макроанализа есть подтверждение процесса дифференциации буржуазной политической экономии на два главных ее направления: исторические концепции (теория неокапитализма, трансформация капитализма и т.п.) и функциональные концепции (теория государственно- монополистического регулирования капиталистической экономики). Вместе с тем формирование неоклассического синтеза свидетельствовало о неудовлетворительности кейнсианства и неокейнсианства в качестве теоретической основы государственно- монополистического регулирования капиталистической экономики, о поисках дополнительных теоретических конструкций, которые могли бы существенно повысить их практическую действенность. С “великим неоклассическим синтезом” буржуазные теоретики и политики связывали “великие надежды” на устранение кризисных процессов в политической экономике, приобретающих все более острый характер. Самуэльсон видел задачу “неоклассического синтеза” в “существенном сокращении как безработицы, так и инфляции в демократических обществах...”. Другим аспектом “неоклассического синтеза” являлась попытка решить важную идеологическую задачу - преодолеть раздробленность течений и направлений буржуазной политической экономии и создать наконец единую экономическую теорию. Однако “неоклассический синтез” оказался неспособным решить эти задачи. Нарастание как экономических, так и социальных противоречий капитализма во второй половине 60-х годов заставило и главного пропагандиста “неоклассического синтеза” несколько поубавить тон. Американский экономист Дж. Фейвел не без иронии отмечает, что после 6-го издания “Экономики” П. Самуэльсона, вышедшего в 1964 г., он все реже и глуше упоминает о “неоклассическом синтезе”. “В последующих изданиях неоклассический синтез исчез, - пишет он. - В одиннадцатом издании (1980 г.) он не упомянут в предметном указателе; он не назван по имени, но представление о нем существует в значительно более слабой форме”. Неоклассический синтез в действии. Существует способ, при помощи кото­рого, как можно рассчитывать, смешанная экономика ускорит темпы своего роста. Должным образом сочетая фискальную и кредитно-денежную политику, страна со смешанной экономикой может рассчитывать на то, что ей удастся изменить структуру своего чистого национального продукта в условиях высокой занятости в сторону увеличения капиталообразования и уменьшения текущего потребления. Она может рассчитывать таким способом изменить темпы своего роста. Если бы оказалось, что этот неоклассический способ неэффективен, тогда элементарная честность потребовала бы от наблюдателя признания, что способность смешанной экономики к изменению темпов роста очень ограниченна. Что, собственно, представляет собой этот регулирующий механизм, о котором идет речь? Федеральная резервная система, может при помощи кредитно-денежной политики способствовать прекращению инве­стиционных расходов и капиталообразования, что проводит к стеснению и очень сильному удорожанию кредита; экспансии ускорит темпы капиталообразования путем облегчения кредита и снижения процентных ставок. Инвестиции в фабрику, которые не были бы доходными при процентной ставке в 10% годовых, могут оказаться прибыльными, если процентная ставка будет снижена до 6% с соответствующим уменьшением издержек. Или возьмем корпорацию, у которой настолько истощились собственные средства, что она вынуждена отвергнуть требования своих инженеров о введении дополнительных усовершенствований, которые обещают окупиться по истечении нескольких лет или еще ранее. Как только перед этой корпора­цией откроется возможность получить в изобилии денежные средства от банков, покупателей облигаций, страховых обществ и людей, желающих стать акционерами, — она благодаря облегченному кредиту может приступить к осуществлению такого рода вложений производительного капитала. Эксперт казначейства Соединенного Королевства Ральф Хоутри несколько десятков лет назад назвал весь этот процесс, в ходе которого общество неуклонно увеличивает капиталообразование по мере все большего снижения процентных ставок и все большего облегчения кредита, «развитием капитала вглубь». Процесс развития капитала вглубь имеет чрезвычайно важное значение. Как мы увидим далее, он не всегда может развертываться гладко в смешанной экономике; но посмотрим, как он действует согласно оптимистической неоклассической модели. Жесткая фискальная политика в сочетании с политикой кредитно-денежной экспансии. Предположим, что впредь будет поддерживаться высокий уровень занятости. (Это может означать, что с учетом лиц, временно не занятых в связи с переходом с одного места работы на другое, удельный вес занятых рабочих составляет 97% или какой-либо другой высокий процент.) Часть продукции, созданной в условиях высокой занятости, может быть изъята из сферы потребления и выделена на капиталообразование при помощи сочетания двоякого рода мероприятий: ü С одной стороны, надо проводить политику кредитно-денежной экспансии, способствующей развитию капитала вглубь и значительным масштабам капиталообразования. ü С другой стороны, тенденция к возникновению инфляционного разрыва в результате такого увеличения инвестиционных расходов должна быть нейтрализована при помощи жесткой фискальной политики, предусматривающей достаточно высокие налоговые ставки (и достаточно низкие прави­тельственные расходы). Это должно привести к такому сокращению доходов, остающихся у населения (после уплаты налогов), чтобы заставить его сократить потребление и, таким образом, высвободить средства для инвестиций, не вызывая при этом инфляции. Посредством такого сочетания мероприятий — и не прибегая в сущности к каким- либо другим мерам — свободное общество может рассчитывать изменить эффективные темпы капиталообразования и экономического роста. Экономический эксперт Йельского университета проф. Джемс Тобин заострил этот вопрос следующим образом. Если США хотят ускорить свой рост, они должны суметь перейти от экономики полной занятости, выделяющей 65% своего валового националь­ного продукта на частное потребление, к экономике полной занятости, выделяющей на потребление только 60%, высвободив добавочные 5% на цели капиталообразования и тем самым значительно ускорив темпы чистого капиталообразования1. 1 Фискальная политика, направленная на поощрение роста, влияла бы на потребление при помощи коли­чественных размеров налогообложения. Можно было бы также видоизменить налоговую систему качественно, чтобы она благоприятствовала инвестициям в целях стимулирования роста. Хотя восстановление более регрессив­ной системы налогообложения едва ли было бы популярно среди широких кругов избирателей, можно было бы провести определенные мероприятия в целях стимулирования инвестиций. Из этих мероприятий наиболее важное значение имела бы ускоренная амортизация, — предоставление фирмам разрешения списывать амортизацион­ные отчисления в размерах, значительно превышающих действительный износ зданий и оборудования. При этом снижается сумма налога, поскольку амортизация входит в издержки. Многие другие страны испробовали на опыте такие программы и проявили при этом большую щедрость, чем мы, не только разрешая фирмам ускоренную амортизацию, но даже предоставляя им льготы за инвестиции, когда фирмы приобретали новые капитальные блага. Проблема, связанная со всеми этими субсидиями на цели инвестирования, заключается в том, что часто преимущества предоставляются тем, кто так или иначе инвестировал бы и без того, и даже тем, кто сумеет получить налоговые льготы, не производя новых инвестиций. Подобные способы могут рассматриваться как «налоговые лазейки», понимая под этим не что-либо незаконное, но, скорее, постановления, имеющие целью предоставить преимущества определенным группам. Независимо от того, проведены или нет качественные изменения системы налогообложения в целях непосредственного поощрения инвестиций, неоклассическая программа в значительной мере полагалась бы на здоровое расширение инвестиций благодаря более низкой общественной норме процента. В экономическом докладе президента Эйзенхауэра за 1960 г., составленном при участии Совета экономических экспертов при президенте, были выражены те же взгляды. В докладе указывалось, что в подобных условиях нестесненный кредит не должен рассматриваться как инфляционный до тех пор, пока он соответствующим образом сочетается с антиинфляционной фискальной политикой. Для того чтобы предвосхитить критику со стороны профсоюзов, долгое время боровшихся за то, чтобы увеличить, а не уменьшить конечную склонность общества к потреблению, можно добавить следующее: мы не допустим, чтобы возросшая в результате этих мероприятий бережливость стала.— бесплодной, где рассматривается «парадокс бережливости»; не допустим, чтобы сокращение потребления поставило под угрозу сохранение полной занятости или другого намеченного уровня высокой занятости, потому что положитель­ное сальдо бюджета при жесткой фискальной политике образуется лишь при условии, что увеличение инвестиционных расходов, вызванное облегченным кредитом, действи­тельно имело место. Если описанный выше процесс нельзя привести в действие, тогда способность смешанной экономики к ускорению собственного роста весьма ограниченна. В этом случае страна должна более или менее примириться с темпами роста, предначертанными ей судьбой. Объективный ученый должен быть готов признать эту возможность, если она существует. Какие же соображения приводятся в доказательство сомнительности успеха описанной программы, сочетающей нестесненный кредит с жесткой фискальной полити­кой в целях обеспечения желательных темпов роста? Оговорки к неоклассическому рецепту роста. 1. Приостановки в процессе развития капитала вглубь. Сомнения по поводу успеха оптимистической неоклассической политики форсирования роста сводятся к следующему. Что произойдет: а) если кредитная экспансия не приведет в течение короткого времени к ускорению процесса капиталообразования или же б) если мы предположим, что эта политика приведет в короткий срок к созданию больших мощно­стей и нового оборудования, но что наличие этих избыточных мощностей не позволит в последующие годы поддерживать высокие темпы капиталообразования? Коротко говоря, что произойдет, если ортодоксальная политика экспансии, прово­димая центральными банками, окажется не в силах вызвать желательное развитие капитала вглубь на уровне, который может быть сохранен? Такая возможность существует; можно представить себе, что увеличение количества капитальных благ сверх некоторого критического уровня, стоящего в известной пропор­ции к текущей продукции и наличной рабочей силе, сделало бы этот добавочный капитал бесполезным. Если новое инвестирование наверняка приведет к быстрому снижению дохода от всего капитала до нуля (или ниже минимальной нормы прибыли, оправдыва­ющей риск), тогда развитие капитала вглубь станет невозможно и вся оптимистическая неоклассическая политика с первых же шагов потерпит крушение. Однако, когда рассматриваешь плановое хозяйство, такое, как в СССР убеждаешься в существовании технических способов использования дополнительного капитала, а также в возможности применения более окольных процессов; даже в тех случаях, когда в какой-либо отрасли уже имеется достаточно мощностей, все же есть возможность осуществить инвестиции, которые снижают издержки производства и могут окупиться при наличии заемных средств, предоставляемых по достаточно низким процентным ставкам. Изучение технологии позволяет также сделать вывод о существовании многих альтернативных способов использования дополнительного капитала. Вот доводы, которые приводят неоклассические оптимисты. Однако они вынуждены признать, что американская экономика не является плано­вой. Вследствие того, что при капитализме воображению отдельного предпринимателя представляются определенного рода риски, может наступить момент, когда одно только облегчение кредита и снижение процентных ставок не вызовет требуемого развития капитала вглубь, несмотря даже на то, что такое углубление является физически осуществимым. Если бы дело всегда обстояло так, то неоклассики должны были бы сказать: «В этом случае ортодоксальную экспансионистскую политику центральных банков необходимо будет дополнить смелыми новыми программами субсидирования посредством налоговых льгот и финансирования; программами, которые включали бы разного рода государственные гарантии от рисков, как они представляются бизнесменам, и убедили бы последних продолжать углубление капитала, могущее способствовать росту». По этому вопросу нельзя сделать определенный вывод. Достаточно сказать, что, согласно большинству оценок, доходы (до уплаты налогов!) от новых капиталовложений составляют 15% или больше в год и что пока еще нет принасыщенности капиталом. (Если это время наступит, тогда не будет необходимости в четкой фискальной политике и неоклассическое предписание не нанесет вреда.) 2. Проблемы инфляции, вызванной ростом издержек производства. Наконец, один из факторов, в наибольшей степени затрудняющих политику планирования роста, — это возможность существования механизма «инфляции издержек» в современной смешанной экономике. Если бы речь шла просто о предотвращении инфляционного или дефляци­онного разрыва, обусловленного спросом, тогда власти могли бы увеличить или сократить денежные и фискальные расходы, зная все время, в каком направлении надлежит проводить здоровую политику. Но, явления роста издержек действительно могут очень затруднить выбор правильной линии, поскольку наличие инфляционного повышения цен в периоды низкой деловой активности вызывает сомне­ния в том, какая правительственная политика лучше: направленная на увеличение или же на уменьшение экспансии. Синтез денежного анализа и анализа дохода. В то время раздавались требования... большего количества бумажных денег... Я был за их развитие, будучи убежден, что первая небольшая сумма, выпущенная в 1723 г., дала много хорошего, у величин торговлю, занятость и число жи­телей провинции, ибо, как мне стало известно, все старые дома заселены и строится много новых... Полезность этих бумажных денег с течением времени и накоплением опыта стала столь очевидной, что позднее она уже никем серьезно не оспаривалась... Хотя... здесь есть предел, за которым рост их количества может быть вредным. Бенджамин Франклин В этой части работы соединяются два анализа: как пересечение кривых сбережения и инвестиций определяет уровень национального дохода и как изменение политики Федеральной резервной системы может воздействовать на денежную массу в стране. Денежный анализ вполне согласуется с современной теорией определения уровня дохода. Создана платформа для политики стабилизации: денежной политики центрального банка и государственной фискальной политики (государственных расходов и налогообложения, создающих либо бюджетный дефицит, либо активное сальдо). Эта кредитно-денежная и фискальная политика координируются с целью достижения прогрессирующей экономики, которая будет иметь разумную стабильность цен и будет двигаться к полному использованию своего произ­водственного потенциала. В настоящей главе показано, как действуют и взаимодействуют различные моменты политики стабилизации. Кредитно-денежная политика воздействует прежде всего на инвестиции. Рис. 1 использует инструмент анализа дохода, чтобы показать, как действует политика дешевых денег. Отметьте сдвиг вверх кривой инвестиций, что сопровождается умноженным ростом совокупной денежной массы. Центральный банк удешевляет кредит с целью повышения инвестиций: Рис. 1 . Как дешёвые деньги влияют на распределение уровня дохода. Предоставляя банкам больше резервов и побуждая их понижать процент и делать кредит более доступным. Происходит сдвиг кривой инвестиций, что вызывает умноженное расширение дохода. Предположим, что экономика находится перед лицом инфляционного разрыва, причем кривая инвестиций имеет тенденцию пересекать кривую сбережения вправо от уровня полной занятости. Можете вы показать, как политика сокращения денежной массы может вернуть доход назад, к желаемому уровню полной занятости без инфляции цен1? Влияние кредитно-денежной политики на определение уровня дохода. Кредитно-денежная политика Федеральной резервной системы, направленная на уве­личение дохода, занятости и цен, состоит из следующей последовательности мероприятий. 1. Путем операций на открытом рынке или других главных средств «Фед» увеличи­вает количество денег М. (банковые резервы и многократный рост депозитов.) 2. Увеличение М подразумевает рост курсов облигаций, поскольку «Фед», банки- члены и население используют свое новое М для покупки облигаций. Они откажутся от этого способа использования нового М лишь в том случае, если курс облигаций слишком вырастет, а получаемые ими проценты сократятся настолько, что население и банки сочтут разумным удержать у себя новые суммы денег. В этом процессе снижаются не только проценты по облигациям. Банки, обладая большим количеством денег, будут стремиться к увеличению объема ссуд, тем самым снижая уровень ссудного процента и облегчая получение займов. Снизятся также проценты по закладным, и будет облегчен ипотечный кредит. Увеличатся возможности получения средств финансовыми компаниями2, которые будут предоставлять больше кредитов при меньшем их обеспечении. Промышленные компании смогут выпускать на рынок новые облигации или обыкновенные акции. Их инженеры обнаружат, что администрация более благосклонно относится к новым проектам переоборудования предприятий или новых инвестиций. Короче говоря, все это означает, что уровень процента i упадет, и это падение повлечет за собой тот факт, что кредит станет легче получить. Прим. 1 - Некоторые экономисты надеялись, что кредитно-денежная политика а дополнение к воздействию на инвестиции окажет также благоприятное влияние не соотношение сбережения и потребления. Высокая норма процента, как они надеялись, будет стимулировать сбережение и сокращать потребление. Иначе говоря, они надеялись, что рост процента будет сдвигать вверх изображенную на рис. 1 кривую сбережения и тем самым усиливать эффект, вызванный сдвигом вниз кривой инвестиций. По мнению современных экономистов, облегчение кредита — за исключе­нием того, что оно может увеличить доступность кредита для потребителей, рассчитывающих на приобретение товаров в кредит, — играет весьма малозначительную роль, чтобы вызвать подобный сдвиг кривой сбережения (SS). Прим. 2 - Финансовые компании — компании, специализирующиеся на финансировании потребительского кредита. 3. С облегчением и удешевлением кредита могут вырасти инвестиции I. Будут размещены заказы на ранее нерентабельные машины. Появятся источники финансиро­вания мотелей и пригородных торговых центров. Глава семьи узнает, что сможет получить от банка кредит под закладную при меньшем начальном платеже, с рассрочкой на больший срок и сможет, наконец, построить такой дом, о котором он мечтал. И, что более важно, строительная фирма сможет начать строительство новых домов, зная, что ее агенты по сбыту будут уже в состоянии продать эти дома покупателям, которые и раньше хотели их купить, но не могли осилить это бремя, пока не снизился размер первого платежа и ежемесячных платежей по погашению закладной. Помимо этого благоприятного воздействия, непосредственно оказываемого на расхо­ды более низким i (уровень процента), имеет место тот факт, что теперь все активы населения — облигации, земля, средства производства — повысились в цене, поскольку снизился уровень процента. А раз люди обладают большим богатством, они смелее инвестируют и их кривая СС (потребление), возможно, сдвинется вверх вместе с кривой II (инвестиции). Наконец, вспомните, что инвестиции штатных и местных властей могут также вырасти, когда снизится процент по муници­пальным облигациям. 4. И последняя стадия нашего процесса — это знакомое нам смещение вверх точки пересечения NNP, когда сдвигается вверх кривая С + I + С. Резюме. Эти четыре стадии воздействия кредитно-денежной политики на определение уровня дохода можно приблизительно выразить в виде следующей цепи причинной зависимости: Рост М падение i рост I рост NNP. (Сокращение M вызывает обратный процесс.) На этом, в сущности, заканчивается рассмотрение синтеза кредитно-денежной политики и определения уровня дохода. Теперь можно сразу перейти к аналогичному анализу фискальной политики. Фискальная политика и определение уровня дохода. Кроме центрального банка, правительство имеет другие пути воздействия на расхо­ды. Как часть своей фискальной политики оно может повысить свои расходы: строить полезные общественные дороги и школы, нанимать больше гражданских чиновников, повышать расходы на оборону, делать тысячу и одну полезных или глупых вещей с целью расширения совокупных расходов. Это может быть показано на графике сбережения и инвестиций, подобном рис. 1. Но еще лучше вы можете показать расширение государственных расходов как сдвиг вверх компонента G графика С + I + G, который мы в свое время использовали как альтернативный путь показа равновесия дохода. Первая часть рис. 2 показывает, как рост государственных расходов вызывает рост дохода. Аналогичный график может показать другую сторону фискальной политики — изменение уровня взимаемых налогов. Чтобы повысить чистый национальный продукт, фискальные власти снижают налоги: это дает населению дополнительный доход на потребление, то это значит, что оно будет больше потреблять. Как можно показать рост потребления на втором графике рис. 2 ? Мы можем показать эффект понижения налогов как сдвиг вверх кривой потребления (СC, вычер­ченной против NNP и являющейся главным компонентом кривой С + I + G. При низких налогах мы меньше вычитаем из каждого данного уровня NNP, чтобы получить соответствующий уровень чистого дохода. А при более высоком чистом доходе, соответ­ствующем каждому данному уровню NNР, мы должны показать более высокое потреб­ление, то есть более высокий уровень кривой СС. Рис. 2. Рост государственных расходов сдвигает С +I + G вверх до С + I +G'. Точ­ка Е' отмечает полученный в результате этого более высокий доход. Понижение налогов оказывает аналогичное воздейст­вие на доход. Низкие налоговые сборы оставляют вам больше чистого дохода из NNР и, следовательно, сдвигают вверх кри­вую потребления. В результате новой кри­вой С' + I + G имеет место переход от Е к Е'. (1 долл. сокращения налога оказывает несколько меньший эффект, чем доллар роста G. Почему? Потому что некоторая часть того дополнительного дохода, кото­рый получен в силу сокращения налога, сберегается и не используется для сдвига вверх кривой СС. Если предельная склон­ность к потреблению (МРС) равна 2/3, то сокращение налогов на 10 единиц сдвинет кривую СС вверх на 2/3 * 10 = 6 2/3 ) Итак, мы можем суммировать эффект фискальной политики. Возросшее G, повышая GG-компонент С+I+G, повышает доход. Уменьшенные налоги повышают СС — другой компонент С+I+G. Оба вместе — что означает также дефицитное финансирование или сокращение активного сальдо бюджета — имеют споим результатом еще больший сдвиг вверх кривой С+I+G и точки равно­весия дохода. В противоположном случае, когда фискальная политика направлена на сокращение расходов, кривая смещается вниз.
Синтез в действии: технологическая безработица? Чтобы оценить действительное значение современных средств анализа дохода и денежной политики, при­меним их к одной из величайших проблем нашего времени. Важное значение в наши дни имеет развитие «автоматизации». Чем будет для человечества эта «новая промышленная революция», в которой машины играют новую роль, — проклятием или благом? В частности, не поставит ли она современную экономику перед угрозой массовой безработицы? Наша теория позволяет нам дать оптимистический ответ, но этот оптимистический ответ совершенно отли­чен от прежнего мнения, заключавшегося в простом утверждении, что хотя новые изобретения и ликвидируют потребность в рабочей силе в одних местах, они обязательно создают новый спрос на неё в других. Подобное мнение основывалось на не подкрепленной знаниями вере и было неубедительным. В одних случаях действительность подтверждала его, в других — опровергала. Короче говоря, результат попросту зависел от удачи. Наш современ­ный оптимистический ответ явно оптимистичнее старого. Что такое автоматизация. Термин «автоматизация» был введен в 1947 г. вице-президентом компании Форда Д. Хардером для обозначения «автоматической связи между отдельными частями прогрессивных производственных процессов». Примерно в это же время инженер Дж. Дайболд сократил это слово. Дайболд обратил особое внимание на применение контрольных устройств, действующих на основе «обратной связи». Слово «автоматизация» имеет и другие значения. Гигантские электронно-счетные машины, действующие в миллионы раз быстрее ручных машин, упростили обработку данных и учет. Одна изящная машина выполняет работу 100 еще более изящных девушек. Некоторые современные вычислительные машины могут выиграть в шашки у хорошего игрока, но ни одна не может победить чемпиона. Ни одна машина пока еще не может хорошо играть в шахматы, но более простые игры машина может освоить в совершенстве. Записанные на магнитной ленте. числа, управляя фрезерным или токарным станком заставляют их выдавать точные копии оригинала, как бы ни был он сложен. Вытеснение рабочих? Независимо от того, считать ли автоматизацию совершенно новым процессом или же ускоренным развитием того, что уже было известно в принципе до войны, все согласны, что она представляет собой силу, с которой нужно считаться. Очевидно, автоматизация повышает производительность труда, иначе она не вводилась бы. Означает ли это, что она сократит общую потребность в рабочей силе и создаст термин «автомати­зация», существовало опасение, что наступит «технологическая безработица». Не возникнет ли снова беспокой­ство, что сам современный человек окажется «устаревшей машиной»? Профессор математики Масса Массачусетского технологического института Норберт Винер, который ввел термин «кибернетика» (от греческого слова «рулевой») , высказался по этому вопросу довольно драматично: «Завод будущего... будет управляться чем-то вроде современной быстродействующей счетной машины... Можно ожидать внезапного и окончательного прекращения спроса промышленности на труд, выполняющий повторя­ющуюся работу... промежуточного переходного периода разрушительных беспорядков... В промышленности появится большое количество новых машин, способных приносить немедленные прибыли безотносительно к тому вреду, который они могут принести в будущем... Совершенно ясно, что это создаст такую безработицу, по сравнению с которой современный спад и даже депрессия 30-х годов покажутся приятной шуткой» . Взгляд в будущее. Любое повышение производительности труда, если не вырастет производство, действи­тельно выбросит рабочих на улицу. В период Великой депрессии люди с готовностью верили, что общий объем производства останется неизменным, что он не будет расти с ростом производительности. Такая точка зрения заставляет смотреть на безработицу следующим образом: «Почему вон те рабочие потеряли работу? Какие именно машины их вытеснили?» И так далее. В наше время ученые, занимающиеся вопросами определения у ровня дохода, выбирают более плодотворный путь. Они говорят: «Независимо от причин, по которым эти люди потеряли работу, почему для них нет новых рабочих мест? Какие мероприятия фискальной и кредитно-денежной политики необходимы для создания новой покупательной способности, чтобы они были наняты вновь?» Знаменитый бейсболист Пейдж, по прозвищу «Сатчел (Сумка)», однажды сказал: «Никогда не оглядывайся; может быть, тебя у же догоняют». Это хороший совет и для экономистов. Не смотрите назад, отыскивая, что вызвало увольнения; смотрите вперед, чтобы найти, что нужно сделать для восстановления высокой занятости. Это принесет значительно больший успех. Более того, этот подход означает, что вам не нужно размышлять, правы ли пессимисты, заявляющие, что технический прогресс ликвидирует больше рабочих мест, чем создаст новых. Не все ли равно? В любом случае мы знаем, что высокая занятость без инфляции потребует мероприятий кредитно-денежной и фискальной политики в необходимых масштабах. Графическое изображение равновесия высокой занятости. Чтобы применить этот плодотворный подход, мы можем использовать наши кривые расходов «потребление+инвестиции+правительство» и посмотреть, где окажет­ся точка пересечения кривой С+I+G с вспомогательной линией, проведенной под углом 45°, характеризующей равновесие дохода. Обратимся за иллюстрацией к рис. 3. Диаграммы определения уровня дохода до и после автоматизации. Допустим, что автоматизация повышает производительность труда на 30%. Это означает, что то же коли­чество рабочих при полной занятости может произвести на 30% больше реального национального продукта; следовательно, линия полной занятости FF на рис. 3 сдвигается вправо на 30% в положение F'F'. Сделаем наихудшие допущения, что 1. расходы правительства G остаются без изменений; 2. новые машины настолько дешевы и имеют настолько короткий срок функционирования, что они

могут быть введены целиком за счет амортизации действующего оборудования; поэтому чистые инвестиции I не увеличиваются; наконец,

3. автома­тизация дает населению то же самое по более низким ценам, но не возбуждает аппетита к приобретению новых товаров, что означает, что кривая склонности к потреблению (и к сбережению) останется в точности такой же, как и раньше, поскольку речь идет о находящемся в распоряжении чистом доходе.

Короче говоря, мы допускаем, что ни один компонент графика С+I+G не

Рис. 3а. Полная занятость утрачена. Если тех­нический прогресс повышает производитель­ность на 30%, линия РР сдвигается на 30%, вправо в положение F`F`. Если бы С, I и G не изменились, точка пересечения была бы по-прежнему в Е, однако уже при наличии 30-про­центной безработицы.

сдвинулся в результате автомати­зации. Тогда точка пересечения Е всей системы останется на том же месте, что и раньше. В то время как прежде эта точка Е характеризовала равновесие полной занятости, теперь она представляет 30- процентную безработицу. Значительная часть населения совершенно не имеет работы, а многие работают лишь неполное время. Если бы это происходило в действительности, кто смог бы сомневаться, что профсоюзы и правительство стали бы агитиро­вать за сокращение рабочей недели и препятствовать введению новых машин и методов производства? Даже этот наихудший случай может быть преодолен при помощи соответствующих мероприятий. А именно пусть Федеральная резервная система борется с этим спадом, облегчая и удешевляя кредит. (покупки на открытом рынке, снижение резервных требований, снижение учетного процента.) Что произойдет с кривой I в результате этого? Она сместится вверх. В то же самое время пусть правительство уменьшит тяжесть налогов, характерную для периода полной занятости. Это увеличит чистые доходы населения, увеличит их расходы на потребление и, следовательно, сдвинет вверх компонент С графика С+I+G. (Возможно, кривая I сдвинется вверх еще больше.) Не увеличивая прямо правительственные расходы, мы все же можем передвинуть всю кривую С+I+G достаточно далеко вверх, пока новая кривая С'+I'+G' не пересечет вспомогательную линию 45° на новом уровне полной занятости в точке Е'. Или же программы общественных работ или другие средства расширения О могут применяться для смещения кривой С+I+G до необходимого уровня, если будет решено, что это нужнее, чем увеличе­ние С и I. Рис.3б. Полная занятость восстановлена. В результате кредитно-денежной политики, на­правленной на увеличение количества денег, увеличится I. Аналогичная фискальной полити­ка снизит налоги, повысит чистый доход и сдви­нет вверх кривую потребления. Равновесие пол­ной занятости восстанавливается в точке Е', где кривая С' + Г + G' переместилась вверх и достиг­ла нужных величин. На рис. 3б показано, как восстанавливается равновесие полной занятости в результате этого смещения кривых. Проводя правильную политику, мы превратили .машину из проклятия и благо. Люди теперь получают на 30% больше товаров. Им не нужно стоять в очередях за хлебом. Их не заставляют работать сокращенное время или брать выходной в понедельник (помимо воскресенья), чтобы каждый имел свою долю ограниченного объема работы. Им не нужно бросать портсигары в рабочие части новых машин, чтобы защитить свою работу и заработную плату. Неоклассический синтез. Критики считают классические принципы экономики устаревшими. Посматривая через окно на длинные очереди безработных за благотворительной помощью и на человека, продающего яблоки на углу улицы, они заявляют: «Зачем говорить о редкости благ, или о производительности, или о росте, или о справедливости? Выбросьте в мусор ваши инструменты анализа спроса и предложения, ваши хитроумные теории рыночного ценообразования. Порвите ваши руководства. Мы живем в новую эру, когда все перевернуто вверх дном: попытки сберегать уничтожают инвестиции, ураган или война есть благо, создающее работу и дающее пищу умирающим с голода безработным». Как современные экономисты отвечают на все это? Они говорят:«Вы правы, подвергая сомнению классические принципы. Все принципы должны быть подвергнуты строгой проверке как с точки зрения их логики, так и в отношении их соответствия фактическим данным. Аргументы классиков были слишком упрощены, и по общему признанию, они не отвечают фактам жизни XIX и XX столетий. Однако опыт начиная с 1932 г. и кропотливые логические рассуждения убеждают в том, что вам лучше отказаться от ваших ложных выводов. Повсюду в свободном мире правительства и центральные банки показали, что они могут преодолеть резкий спад. Они имеют оружие фискальной политики (расходы и налоги) и кредитно-денеж­ной политики (операции на открытом рынке, дисконтная политика, регулирование нормы законных резервов), с помощью которых могут воздействовать на факторы, определяющие национальный доход и занятость. Подобно тому как мы отказались от позиции покорного примирения с болезнями, нам нет необходимости мириться с массовой безработицей. Посколь­ку это так, вы найдете классические принципы вновь применимыми: но теперь они применимы потому, что наша макроэкономика подтверждает их посылки адекватного спроса, а не потому, что мир настолько счастлив, что они применяются автоматически и на все времена», Это смелый ответ. И, как сказало бы сегодня большинство экономистов, по существу, правильный ответ. Но давайте не будем слишком высокомерными, слишком самодоволь­ными по поводу нашей победы над нестабильностью экономики. Давайте спокойно. добавим следующие положения. Наиболее тяжелые проявления экономических циклов, которые, как было показано, мучили капитализм с эпохи его возникновения, очевидно, являются делом прошлого. Но это вовсе не означает, что сама проблема цикла снята: мы будем еще иметь небольшие «рецессии на базе товаро-материальных запасов», будем еще иметь трудные переходные периоды от войны к миру и от одного рода бума к другому. Различие будет заключаться в следующем: старая тенденция системы к колебаниям все еще остается, но никогда больше мир не допустит, чтобы эти колебания, подобно снежному кому, переросли в широкую депрессию или галопирующую» инфля­цию. Никогда больше мы не допустим крушения нашей банковой системы и того, чтобы наш народ снова прошел через мучительную дефляцию долгов и эпидемию банкротств. Надо принять за данное, что в демократической стране все формы политического давления действуют в направлении, делающем хронический глубокий спад маловероятным. Но можем ли мы быть уверены также и в том, что эти формы давления будут предотвращать слабую инфляцию? Даже если фискальная и кредитно-денежная политика могут предотв­ратить подобную хроническую слабую инфляцию, измеряемую ростом цен на пару процен­тов в год, уверены ли вы, что она будет использована для достижения этой цели? Выводы. 1. Кредитно-денежная политика центрального банка является важным средством смещения кривых сбережений и инвестиций или же всего графика «потребление плюс инвестиции плюс правительственные расходы». 2. Цепь причинной зависимости начинается с увеличением количества денег и идет к более низкому проценту и более доступному кредиту, к росту расходов на инвестиции (а возможно, и к росту расходов местных властей и потребителей). Это приводит к росту занятости, доходов и иногда цен. Вкратце эти стадии можно выразить в виде формулы М i I NNР, причем этот процесс применим как к периодам расширения, так и к периодам сжатия. (В периоды глубокой депрессии, когда у банков имеются большие излишние резервы, уровень процента настолько низок, что его трудно снизить, еще больше, и объем инвестиций совершенно не реагирует на доступность и дешевизну кредита, — в этих условиях мероприятия Федеральной резервной системы могут оказаться значительно менее успешными; однако, если политика стабилизации проводится со всей решитель­ностью, такие периоды должны быть весьма редкими.) 3. Под фискальной политикой понимается правительственная политика налогообло­жения и расходов. Она также воздействует на определение уровня дохода, сдвигая кривые расходов. Рост расходов на товары и услуги непосредственно увеличивает компонент G графика С+I+G , сдвигая, таким образом, вверх точку равновесия. Налоги оказывают противоположное действие: снижение налогов, сдвигая кривую СС вверх и влево, поднимает суммарную кривую С+I+G; повышение налогов ведет к обратному резуль­тату, уменьшая потребление, причем в обоих случаях изменение налогов менее эффек­тивно, чем изменение правительственных расходов, по той причине, что изменение чистого дохода на 1 долл. соответствует изменению расходов на потребление лишь на 1 долл., если предельная склонность к потреблению МРС равна 2/3. 4. Существенный случай нововведений в технике показывает, как путем сочетания фискальной и кредитно-денежной политики современная экономика может восстановить равновесие высокой занятости даже в худшем случае, когда автоматизация снижает потребность в рабочих для выполнения любого данного объема работы, не вызывая одновременного расширения денежного спроса в других сферах. 5. Современные демократические страны располагают как фискальными и кредит­но-денежными инструментами, так и политической возможностью использовать их, чтобы преодолеть хронические резкие спады и «галопирующие» инфляции. Это приводит нас к неоклассическому синтезу — классические принципы ценообразования, изложен­ные в дальнейших главах, подтверждаются успешным использованием инструментов, анализируемых в предшествующих главах. Благодаря соответствующему использованию денежной и. фискальной политики общество в настоящее время может успешно бороться против таких бедствий, как массовая безработица и инфляция. Полагая, что достижение более или менее стабильной полной занятости является вполне осуществимой задачей, современные экономисты могут использовать концепцию «неоклассического синтеза», основанную на сочетании современных принципов, объясняющих процесс образования доходов, и положений классической политической экономии . Как это ни парадоксально, однако правильное применение этих принципов, объясняющих процесс формирования доходов, действительно дает возможность преодолеть денежную оболочку, маскирующую реальные экономиче­ские процессы. Использование указанных принципов позволяет вскрыть противоречивость такого анализа, кото­рый допускает сумбурное смешение целого с его отдельной частью и порождает в связи с этим бесчисленное множество ошибок, заключающихся в том, что свойства системы выводятся из свойств ее единичного элемента. Эти принципы позволяют, наконец, подтвердить правильность важнейших положений классической политиче­ской экономии и разъяснить парадокс бесплодного сбережения. Роль государственной и частной политики в развитии процессов, определяющих капиталообразование. Как же конкретно неоклассический синтез позволяет нам использовать важнейшие элементы традиционной теории? Ниже приводятся наиболее существенные с этой точки зрения положения неоклассического синтеза. Фискальная и денежная политика вступает во взаимодействие с процессом сбереже­ния, осуществляемым частными лицами, и тем самым определяется, насколько быстро общество формирует новый капитал. Так, например, представим себе графическое изображение равновесия, которое достигнуто в условиях полной занятости, когда не происходит инфляции. Для этого требуется, чтобы кривые сбережения и инвестирования капитала пересекались в точке, соответствующей значению полной занятости, чтобы не существовало ни инфляционного, ни дефляционного «зазора». На рис. 4 приведены два соответствующих примера. Кривая, характеризующая склонность общества к сбережению из текущих доходов, в огромной степени будет зависеть от характера фискальной политики, воплощенной в государственном бюджете. Чтобы понять это, предположим, что ставки налогов очень высоки; благодаря этому бюджетные поступления, собранные в условиях полной заня­тости, оказываются очень большими в сравнении с расходами, причем бюджет в данном случае сводится с превышением доходов над расходами. Предположим также, что бремя налогов оказывается наиболее тяжелым для тех групп населения, которые располагают сравнительно Рис. 4. Сочетание денежной политики определяют темпы накопления капитала: При ограничительной фискальной и экспансионистской денежной политике, то есть в первом случае размеры сбережений и капиталовложений, соответствующие полной занятости, достигают равновесия в точке Е при быстрых темпах капиталообразования. Во втором случае, когда осуществляется экспансионистская фискальная политика (низкие ставки налогового обложения и дефицита) в сочетании с ограничительной денежной политикой, равновесие, соответствующее полной занятости, достигается в точке Е', при более низком уровне сбережений и капиталовложений (высокий уровень потребления). более низкими доходами и поэтому откладывают меньшие сбережения. В таком случае кривая, характеризующая склонность населения к потреблению, при любых размерах национального дохода, в том числе и при таких размерах, которые соответст­вуют полной занятости, окажется понизившейся. Количество продукции, которое в связи с этим не будет потреблено (оно равно чистым личным сбережениям плюс превышения правительственных доходов над расходами), окажется теперь очень большим при любых размерах национального дохода. И, что нас в этом вопросе особенно интересует, оно будет велико и при том уровне доходов, который соответствует полной занятости, как это показано на рис. 4а. Вызовет ли такой депрессивный уровень потребления безработицу? Нет, если верить положениям неоклассического синтеза. Решительное воздействие на экономику с по­мощью политики, облегчающей условия кредита (закупки ценных бумаг на открытом рынке, снижение резервных требований, сокращение учетной ставки процента, возмож­но, более решительные программы расширения отдельных видов кредита и т. д.), подтолкнут вверх кривую инвестирования капитала населением. В результате жесткая фискальная политика в сочетании с чрезвычайно экспансионистской денежной полити­кой обеспечивает нам такие размеры доходов, которые соответствуют полной занятости; эти доходы характеризуются очень высоким уровнем капиталообразования и относитель­но низким уровнем потребления (см. рис. 4 а). Мы можем разработать также и противоположный вариант, когда ограничительная кредитная политика сочетается с такой фискальной политикой, которая направлена на облегчение налогового бремени. В таком случае доходы населения достигнут таких размеров, которые соответствуют полной занятости, причем уровень личного потребле­ния окажется высоким, а уровень капиталообразования — низким, как это и показано на рис. 4 б. Наши графики показывают альтернативные темпы капиталообразования в двух странах, в которых частные лица откладывают в качестве сбережений одинаковую долю своего дохода (как это показывают обследования семейных бюджетов, проводимые по каждой группе личных доходов за вычетом налога) и которые отличаются друг от друга лишь по характеру правительственной политики. Обратите внимание на возникающие вследствие этого различия в процессе капиталообразования; вспомните, что в тон стране, где осуществляются более значительные капиталовложения, действие закона убывающей доходности должно приводить к более быстрому снижению уровня процента, если только указанному движению не противодействует развертывающийся в этой стране особенно быстрый технический прогресс. Серьезная ответственность за проведение правительственной политики. В заключение ограничимся двумя напоминаниями. Неоклассический синтез позволяет нам понять парадоксальную ситуацию, когда сбережения могут оказаться бесплодными, и в этом смысле он может подтвердить правильность классических представлений о процессах капиталообразования и производительности капитальных благ. С другой стороны, современное общество обязательно осуществляет тот или иной тип денежной и фискаль­ной политики; и именно такая государственная политика оказывает важное влияние на окончательное формирование процессов личного потребления и инвестирования капита­ла, соответствующих высокому уровню занятости. Такая возможность правительственного воздействия на процессы накопления капи­тала во всем обществе должна вызывать в любом демократическом государстве чувство серьезной ответственности у избирателей. Выводы: 1. Мы можем использовать первичные факторы производства — землю и труд — в более сложных производственных процессах, применяя, кроме того, опосредствующие факторы производства, которые называются капитальными благами. При этом следую­щие факты предполагаются относящимися уже к самой технике производства: подобное «усложнение производства» обеспечивает чистую производительность, выражающую­ся в избытке выпускаемой продукции над издержками по замене использованных в указанном производстве капитальных благ; такая чистая производительность капиталь­ных благ, измеряемая годовой ставкой процентного дохода, подвержена обычному действию закона убывающей доходности. (Внимательно перечитайте еще раз точное определение чистой производительности капитальных благ, поскольку это очень важное понятие.) 2. Уровень процентной ставки является тем орудием, которым общество пользуется при выборе различных вариантов капиталовложений; сравнение процентных ставок позволяет отобрать самые безотлагательные и наиболее экономичные проекты. Когда уровень процента оказывается высоким, то в этих условиях могут предприниматься лишь те варианты капиталовложений, которые обладают наиболее высокой чистой производи­тельностью. Постепенно, по мере того как интенсивное накопление капитала в предше­ствующий период вызовет к жизни действие закона убывающей доходности, процентные ставки станут снижаться. Это послужит сигналом для осуществления тех проектов капиталовложений, которые характеризуются более низкой чистой производительно­стью1. 3. Бережливость, понимаемая как воздержание от потребления накопленных в предшествующий период капитальных благ и ожидание потребительских товаров в будущем вместо текущего потребления, во взаимодействии с технической чистой произ­водительностью капитальных благ определяет изменяющуюся систему процентных ставок и ход капиталообразования. Следует признать, что денежная и фискальная политика также относится к числу важных факторов, определяющих характер этого процесса. 4. В связи с тем, что традиционное изложение теории капитала носит слишком упрощенный характер, необходимо сделать ряд важных оговорок. К числу таких необходимых оговорок относится следующее положение: отсутствие совершенных средств предвидения означает, что кривая чистой производительности капитальных благ явля­ется чрезвычайно подвижной, она меняет свое положение в зависимости от изменений в ожиданиях, в технике производства и в уровне дохода. Следовательно, классическая теория, игнорирующая те изменения в размерах национального дохода, которые озна­чают отклонения от полной занятости, действительно нуждается в исправлении. 1 Более низкий процент означает более высокую текущую дисконтированную стоимость, что позволит в будущем окупить первоначальную стоимость более дорогих дополнительных вариантов производственных капи­таловложений.

Список литературы.

1. П. Самуэльсон, “Экономикс”, Москва, Прогресс, 1994 г. 2. В.С. Афанасьев, “Буржуазная экономическая мысль 30-80-хх годов XX века”, Москва, 1986 г.