Каталог :: Философия

Контрольная: Немецкая классическая эстетика

     СОДЕРЖАНИЕ
Введение                                                    3
1.     И. Кант                                                  4
2.     Ф. Шиллер                                             6
3.     Г.В.Ф. Гегель                                        8
Заключение                                                          13
Список литературы                                   14
     Введение
Немецкая классическая эстетика ХУШ-Х1Х вв. — важнейший этап в развитии
мировой эстетической мысли. Наиболее выдающимися ее представителями были
Кант, Фихте, Шиллер, Гегель, Фейербах. Их главной заслугой является понимание
эстетической науки как органичной и необходимой части философии и включение
ее в свои философские системы.
Диалектический метод исследования немецкие философы ус­пешно применяли не
только к изучению эстетических проблем, но и к анализу всего мирового
художественного процесса.
Классики немецкой философии видели связь эстетических проблем и искусства с
важнейшими задачами данного историческо­го периода, постоянно подчеркивая их
тесное взаимодействие с жиз­нью общества и человека.
Эстетические концепции содержали в себе гуманистические тенденции, ибо
опирались на диалектический метод исследования и рассматривали художественную
культуру исторически. Немецкая классическая эстетика оказала сильнейшее
влияние на развитие эс­тетических теорий Англии, Франции, Италии, России.
     1.     И. Кант
Основоположником немецкой классической эстетики был вы­дающийся философ И.
Кант (1724-1804). Главным сочинением Канта по эстетике стала »Критика
способности суждения» (1790). Вслед за «Критикой чистого разума» (1781)и
«Критикой практического ра­зума» (1778), она представляет собой третью часть
его теории позна­ния, излагающую три основных вида «общих способностей души».
Эстетическая часть «Критики способности суждения» состоит из двух разделов:
«Аналитика прекрасного» и «Аналитика возвы­шенного». В «Аналитике прекрасного»
Кант объясняет природу эс­тетического суждения, которое, по его мнению, отлично
от логичес­кого суждения. Эстетическое суждение является «суждением
вку­са», в то время как логическое имеет своей целью поиск истины. Особым
видом эстетического суждения вкуса является прекрасное.
Кант определяет четыре момента субъективного восприятия прекрасного:
1. прекрасное свободно от практического интереса;
1.     прекрасное носит всеобщий характер и имеет значение для каждо­го;
2.     красота есть форма целесообразности предмета, поскольку она
воспринимается в нем без представления о цели;
4. прекрасное есть то, что нравится без понятия, как предмет необходимого
любования.
Во второй части «Критики способности суждения» — в «Ана­литике возвышенного»
— Кант развивает свое учение о возвышен­ном. Философ подчеркивает, что
возвышенное обладает теми же че­тырьмя характеристиками, что и прекрасное.
Возвышенное также свободно от интереса, оно имеет значение для всех, оно
целесообраз­но и необходимо. Между тем Кант показывает и различие. Он
выде­ляет два типа возвышенного: «математически возвышенное» и «ди­намически
возвышенное». Примером первого являются величины, имеющие протяженность во
времени и пространстве: небо, океан;
второе — выражает величины силы и могущества: наводнения, зем­летрясения,
ураганы. В обоих случаях возвышенное подавляет наше воображение.
В «Критике способности суждения» Кант уделяет внимание и двум другим основным
категориям эстетики — трагическому и ко­мическому. Правда, о них он
говорит гораздо меньше, скорее пытаясь показать их во взаимосвязи, в
координации с прекрасным и возвы­шенным.
В своем анализе искусства философ сосредоточивается на двух вопросах: природа
и воспитание гения и классификация ис­кусств.
Кант формулирует четыре качества художественного гения:
- гений абсолютно оригинален;
- творчество гения должно быть образцовым;
- гений — это способность создавать правила;
- гений встречается лишь в искусстве.
В ходе своего дальнейшего рассуждения философ приходит к выводу о том, что 
гений нуждается в воспитании и образовании, ибо без этого любая одаренность
вырождается.
Другая проблема, к которой Кант обращается в своем учении об искусстве, — это
систематизация и классификация его видов. Все искусства философ разделил на:
словесные (красноречие и поэзия), изобразительные (пластика, живопись) и
искусства «изящной игры ощущений» (музыка и искусство красок). Ведущим видом
искусства Кант считает поэзию, которая «... эстетически возвышается до идеи»
(Кант И. Критика способности суждения. Соч. В 6-и тт. Т. 5.— С. 345). По
способности вызвать «душевное волнение» после поэзии идет му­зыка. 
Среди изобразительных искусств предпочтение отдавалось живописи.
Заканчивая изложение эстетики классификацией изящных искусств, Кант производит
эту систематизацию «по суду разума». И он твердо уверен в том, что то
искусство, которое ничего не дает для идеи — деградирует.
     2. Ф. Шиллер
К числу ярчайших представителей немецкой классической эстетики принадлежит
поэт и философ Ф. Шиллер (1759-1805). В своем творческом становлении он
прошел ряд этапов. Первона­чально его деятельность была тесно связана с
литературно-художе­ственным движением просветительского характера «Буря и
натиск». Это движение зародилось в 70-80- е гг. XVIII в. в Германии, как
идеологическое наступление демократической мо­лодежи («бурных гениев») на
существовавшие каноны в духовной культуре. Лидером организации был И. Г.
Гердер, а среди тех, кто   се­бя   активно   проявлял, были
И. В. Гете, Ф. Шиллер, Ф. М. Клингер и др.
« Штюрмеры» (так они себя называли сами от немецкого назва­ния движения)
выдвинули ряд важнейших эстетических положе­ний, которые стали
принципиальными в их теоретическом наследии:
1)        исторический подход к литературе и искусству. Искусство долж­но
рассматриваться с точки зрения соответствия его произведений «духу своего
времени»;
2)        зависимость искусства от естественной (природной) и социальной Среды;
3)        каждый народ должен иметь свою художественную культуру, пронизанную
национальным ду­хом;
4) «новое прочтение» мирового культурного наследия.
Под влиянием эстетических идей «Бури и натиска» Шиллер в первых теоретических
сочинениях «О современном немецком те­атре» (1782), «Театр, рассматриваемый
как нравственное учрежде­ние» (1784) — выдвигает на первый план театр, как
наиболее мощ­ное средство пропаганды новых идей и воспитания нравственности.
В своих ранних статьях и драмах Шиллер выступает против пра­вил классицизма,
нарушая все привычные каноны классицистского театра, обосновывает свободу и
универсальность художествен­ного гения.
Наиболее полно эстетические взгляды Шиллера представлены в работе «Письма об
эстетическом воспитании» (1793-1795). Здесь фило­соф формулирует концепцию
эстетического воспитания личности, ак­центируя внимание на мирном,
нереволюционном пути буржуазно-де­мократического преобразования общества.
Анализируя современную эпоху, Шиллер признает неизбежность антагонистических
классовых противоречий, объясняя это «отвратительными нравами культурных
классов»,и также «грубостыо и беззаконными инстинктами низов». Преодоление
противоречий действительности Шиллер видал только в ис­кусстве, в эстетическом
воспитании. Все содержание «Писем» и состоит в попытке доказать осуществимость
этой утопии. Человек, пишет Шил­лер, двумя путями может удалиться от своего
назначения: стать жерт­вой «грубости» или «изнеженности и извращенности».
«Красота должна вывести людей на истинный путь из этого двойного хаоса» (Шиллер
Ф. Письма об эстетическом воспитании. Собр. соч. В 7-и тт. Т. 6.— М., 1955.— С.
314). В дальнейших рассуждениях Шиллера особое значение получа­ют два понятия: 
«игра» и «эстетическая видимость». Игра, по мнению философа, имеет большое
значение в жизни человека. Она представля­ет собой деятельность, свободную от
всяких практических целей. В игре человек реализует себя наиболее гармонична В
процессе игры создает­ся «эстетическая видимость», которая отличается как от
самой реально­сти, так и от воображения и фантазии. Шиллер вместе с Гете,
Лессингом, Гердером и Винкельманом стояли у истоков рождения нового
европейского идейного и художе­ственного движения — романтизма.
     Романтизм — это мощное художественное направление, в ос­нове которого
лежал творческий метод, провозглашавший своим главным принципом абсолютную
и безграничную свободу личнос­ти. Сутью романтического мировосприятия
является признание драматического неразрешимого противоречия между низменной
действительностью и высоким идеалом, несовместимым с нею, а под­час и вообще
нереализуемым.
Для романтизма как художественного стиля характерно про­тивопоставление
«подражанию природе» творческой активности художника, отрицание нормативности
в создании произведений ис­кусства и обновление художественных форм. Понимая
искусство как высшую реальность, романтизм стимулирует ассоциативность
художественного мышления и взаимопроникновение различных ви­дов и жанров
искусства. Произведения романтиков наполнены чув­ствами восторга и
разочарования, воодушевления и отчаяния. Эти душевные колебания создавали
ощущение непостижимости дейст­вительности,  вечной загадки мира, признания
невозможности его полного духовного постижения. Гетерогенность романтического
сти­ля породила неустойчивость всей художественной системы в целом.
Романтическая эпоха — время небывалого расцвета музыки (Ф. Шопен, Г.
Берлиоз, Ф. Шуберт, Ф. Лист), живописи (Э. Делакруа, Т. Жерико, Д.
Констебл, О. Кипренский) и литературы (В. Скотт, А. Дюма, Э. Гофман, М.
Лермонтов). В романтическую эпоху люди по­чувствовали движение времени,
общественные перемены, что со­провождалось небывалым интересом к народной
культуре, ее исто­кам и к росту национального самосознания во многих
европейских странах. Романтизм нашел свое выражение не только в сфере
идео­логии, но и в сфере общественной психологии, выступив как опреде­ленное
мироощущение и мировосприятие эпохи.
     3.     Г.В.Ф. Гегель
Теоретическое наследие Г. В. Ф. Гегеля (1770-1831) стало свое­образным итогом
развития немецкой классической эстетики. Фило­софу удалось не только обобщить и
систематизировать наиболее су­щественные идеи своих предшественников, но и
ввести в рассмотре­ние эстетических проблем историзм и диалектику.
Свое эстетическое учение Гегель излагает в лекциях, прочи­танных в
Гейдельбергском (1817-1818) и Берлинском (1820-1829) университетах.
«Эстетика» Гегеля состоит из введения, учения о прекрасном или идеале, учения о
трех формах существования искусства и тео­рии отдельных его видов (архитектуры,
скульптуры, живописи, му­зыки, поэзии). Остановимся на тех страницах
гегелевского сочинения, которые раскрывают природу искусства, специфику его
обще­ственного функционирования, противоречие идеологических и гу­манистических
тенденций в нем.
В своей «Эстетике» Гегель последовательно провел историче­ский принцип
рассмотрения искусства, подчеркнув огромное соци­альное значение этого
явления. Согласно его грандиозной по своему идейному богатству эстетической
концепции искусство проходит три стадии, характеризующие изменение
соотношения содержания и формы: символическую, классическую, романтическую.
     Символическая форма искусства (которой соответствует ис­кусство Древнего
и отчасти средневекового Востока) — есть его на­чальная стадия. Ей предшествует
так называемое «предыскусство», то есть басни, притчи, аллегории, дидактические
поэмы. Символиче­ская форма характеризуется тем, что в ней идейное содержание
еще не обладает особой индивидуальностью, которая и является предпо­сылкой
«идеала». Однако эта еще неясная идея не может найти адек­ватную форму
выражения. Это приводит к символизму, который способен создать только «внешнюю
среду» для идеи. Как следствие этого наблюдается отсутствие единства между
содержанием и фор­мой, более того ощущается преобладание формы над содержанием.
Принципу символической формы искусства более всего соответст­вует, по мысли
Гегеля, архитектура.
     Классическая форма искусства включает в себя единство со­держания и
формы. Путь к этому единству отражен в борьбе старых и олимпийских богов
античной Греции и в победе последних. Идея, получившая в образах классического
искусства черты индивиду­альности, выступает как идеал.
Эстетический идеал в классическом искусстве Греции порож­дает гармоническое
единство содержания и формы, что получило наиболее полное выражение в
античной классической скульптуре. Между тем, очеловечивание облика античных
богов постепенно при­вело к умножению случайных черт в их реальном облике.
Это, в свою очередь, стало причиной их гибели, как носителей классического
идеала. Подобное разложение классического искусства и способст­вовало
переходу к романтической его форме.
     Романтическая форма искусства утверждала приоритет ду­ховного содержания
над чувственной формой. В свою очередь, изжи­вание формы ведет и к
самоуничтожению искусства, ибо оно по сво­ей природе нуждается в чувственной
форме. Романтической форме искусства по этапам восхождения к духовному
соответствуют живо­пись, музыка, поэзия.
Изложенная выше эволюция, по Гегелю, есть реализация ис­кусством его основной
социальной функции — познавательной, по­скольку искусство есть форма
самопознания абсолютной идеи.
«Именно искусство, — подчеркивал Гегель, — доводит до сознания истину в виде
чувственного образа, который в самом своем явлении имеет высший, более
глубокий смысл и значение» (Гегель Г. В. Ф. Эс­тетика. Т. 1.—М, 1968.—С.
109).
Все другие функции искусства в «Эстетике» Гегеля рассмат­риваются в зависимости
от познавательной функции и потому не имеют самостоятельного значения.
Обращение к абсолютному духу, в котором, якобы, искусство должно найти свою
цель, показывает желание Гегеля увидеть прежде всего общечеловеческое
содержа­ние художественного творчества, его возможность быть одним из
способов «... познания глубочайших человеческих интересов, все­объемлющих истин
духа» (Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории филосо­фии. Соч. В 14-и тт. Т. 12— М.,
1958— С. 33).
Идея развития искусства по некоторым, различающимся друг от друга в
содержательном плане ступеням, включала в себя существенный зародыш историзма
в понимании функций искус­ства: от преобладания общечеловеческих аспектов и
мотивов в направлении все более заметного усиления классовых,
идеологи­ческих. Наиболее полно познавательные возможности искусства, по
Гегелю, выявляются тогда, когда общечеловеческое и классо­во-идеологическое в
его содержании как бы сливаются в единстве чувственного и рационального,
предметно-образной и идеальной формы. Это слияние он увидел в искусстве
античности. Но Гегель был далек от абсолютизации искусства Древней Греции.
Более то­го, он испытал сильное влияние романтической культуры своего
времени.
Гегель понимал, что исторически изменяется не только худо­жественный способ
воплощения идеала, но изменяется и сам обще­ственный идеал, становясь все
более сложным по своему нравствен­ному смыслу. Философ видел, что выражая
идеалы нового времени, искусство встает перед задачами, которые искусству
древности бы­ли бы очевидно не под силу. Отсюда вытекало сомнение Гегеля в
по­знавательных возможностях современного ему искусства и даже ис­кусства
будущего. Поэтому-то, считает он, гедонистическая и дидак­тическая его
функции становятся все более и более заметными в художественной жизни
общества.
Гегель, разумеется, видел начало кризисных явлений в соци­альном
функционировании современного ему буржуазного общест­ва. Искусство как бы
раздваивалось: его предметно-чувственное и духовно познавательное начала
теряли между собой их первона­чальную естественную связь. Первое уже не могло
играть той роли какую оно играло в искусстве древности. Человечество
поднялось на слишком высокую ступень в рациональном познании мира. Но,
поскольку духовное содержание ушло вперед, стало столь сложным, что не могло
быть уже воплощено в адекватную чувственно-образ­ную форму, познавательная
функция искусства теряет и свое преж­нее значение.
В самом искусстве, как средстве познания, начинают играть все большую роль
философские, рационалистические структуры. Считая упадок искусства в
индустриальную эпоху исторически не­избежным и разумным, Гегель оправдывал
противоречия капитали­стического развития. Он звал человечество навсегда
примириться с условиями индустриальной цивилизации, которые он рассматри­вал
как вечные, единственно разумные условия жизни.
По существу, Гегель подошел к мысли не о том, что искусство должно отмереть
вообще, а о том, что его социальные функции ко­ренным образом изменяются,
идеологизируются и усложняются. Познавательная функция уже не может быть
столь специфична ис­кусству как на его первых двух исторических ступенях. Но
далее, констатировал Гегель, искусство не соответствует более «духу
вре­мени». «Дух нашего современного мира, — писал он в своей «Эстети­ке», —
точнее говоря, дух нашей религии и нашей, основанной на разуме культуры,
поднялся, по-видимому, выше той ступени, на ко­торой искусство представляет
собой высшую форму осознания абсо­лютного» (Гегель Г. В. Ф. Эстетика. Т. 1.—
С. 16).
И хотя историчность и диалектичность мышления Гегеля под­водили его к
пониманию многофункциональности искусства, опре­деляющим стало стремление
видеть в искусстве лишь специфичес­кое чувственное выражение некоего
универсально-логического иде­ала. «Искусство имеет своей задачей, —
подчеркивал Гегель в «Лекциях по истории философии», — раскрыть истину в
чувствен­ной форме, в художественном оформлении» (Гегель Г. В. Ф. Лекции по
истории философии // Гегель Г. В. Ф. Т. 12. С. 60). При этом исклю­чалась
возможность обнаружить прямую зависимость искусства от материальной жизни
общества. Более того, по мысли Гегеля, обще­человеческие, гуманистические
тенденции в содержании искусства вступают в противоречие с идеологическими
нормами существовав­ших в тот исторический момент социальных отношений.
В своей «Эстетике» Гегель глубоко анализирует древнегрече­скую трагедию,
скульптуру и архитектуру, средневековый эпос, ви­зантийскую живопись,
искусство Ренессанса, классицизма, тем са­мым оказывая воздействие и на
осмысление теории художественно­го творчества.
Огромное влияние оказала гегелевская эстетика и на совре­менников великого
философа. Это способствовало появлению новых имен, эстетических школ и
направлений, в основном позитивистско­го плана. Неогегельянцами называли себя
К. Розенкранц, автор «Эс­тетики безобразного» (1835), А. Руге, написавший
«Новую предварительную школу эстетики» (1837), и Ф. Г. Фишер, чей труд
«Эстетика или наука прекрасного» представляет собой достаточно развернутое
сочинение.
     

Заключение

Немецкая классическая эстетика конца XVIII — начала XIX вв. внесла существенный вклад в развитие мировой эстетической мыс­ли. Ее главными достижениями, бесспорно, являются рассмотрение проблем эстетики и искусства с точки зрения историзма, активнос­ти и диалектичности сознания.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ: 1. Асмус В.Ф. Иммануил Кант. – М., 1973. – 216 с. 2. История эстетической мысли. В 6-и тт. Т. 1-4. – М., 1984 – 1987. – 288 с. 3. Либинзон З.В. Фридрих Шиллер. – М., 1976. – 304 с. 4. Радугин А.А. Эстетика: Учеб. пос. для вузов. – М.: Центр, 1998. – 240 с.