Каталог :: Философия

Реферат: Философия информационной цивилизации

           Министерство общего и профессионального образования           
         Забайкальский государственный педагогический университет         
                             имени Н.Г.Чернышевского                             
                            Кафедра философии                            
                                 РЕФЕРАТ                                 
                  Философия информационной цивилизации.                  
         Выполнил: асс. преподавателя кафедры ИТ ЗИП СКА ПК  Бабий И.А.         
Научный руководитель: профессор
Кобылянский В.А.
                               Чита 1997 г.                               
                                                                              
     
                                   ПЛАН                                   
         Реферата на тему: Философия информационной цивилизации.         
1. Введение.
2.Философия информационной цивилизации.
2.1.   Роль информации в жизни современного общества.
2.2.   Основные черты информационной цивилизации.
2.3.   Нелинейность процессов развития общества.
2.4.   Новая концепция спирали развития.
2.5.   Обоснование сходящейся спирали развития.
3. Заключение.
Любая цивилизация сильна культурой труда, умением ра­ботать. В основе этого
лежит научное (не умозрительно-догматиче­ское, а проистекающее из опыта
человечества) мировоззрение, непрерывное обновление знаний. Десятилетия
тоталитарного еди­номыслия и застоя, а также 
невостребованность знаний и уравни­ловка отучили подавляющую часть советских
людей мыслить и работать, а руководителей — принимать компетентные решения.
Поэтому экономическая реформа в стране и духовное возрожде­ние общества идут
крайне медленно.
В то же время человечество в лице множества развитых стран стремительно меняет
свой социальный облик. В эпоху НТР этому
способствует величайший по глубине процесс бурного развития науки. Происходит
пересмотр кардинальных научных концепций, расширяющий границы нашего познания.
Кибернетика и синерге­тика позволили глубже и по-иному осмыслить процессы
самоорга­низации материи и ее ноосферы. Возрастание динамизма социаль­ных
процессов и их эволюция, крушение коммунистической идео­логии и выход передовых
стран в качественно новую цивилизацию требуют объяснений, философских обобщений
и новых мировоз­зренческих ориентиров.
Смену мировоззрения на рубеже третьего тысячелетия
подгото­вила революция в области коммуникаций и
информации, достигшая таких масштабов, каких не
могли себе представить предшествующие поколения. Массовая компьютеризация,
внедре­ние и развитие новейшей информационной технологии привели к
впечатляющему рывку вперед в сферах образования, бизнеса, про­мышленного
производства, научных исследований и социальной жизни. Информация превратилась
в глобальный, в принципе не­истощимый ресурс человечества, вступившего в новую
эпоху раз­вития цивилизации — эпоху интенсивного освоения этого
инфор­мационного ресурса и неслыханных возможностей феномена уп­равления.
Именно информация, управ
ление и организация, как могучие локомотивы 
прогресса, умчали развитые страны в новую цивилизацию. Этот переход нач
ался в 60-х и завершился (для этих стран) к середине 80-х годов, совпав по
времени с годами застоя в нашей стране. Теперь мы
оказались уже в глубоком социально-экономическом тупике. И одна из причин этого
-- догматическое, оторванное от науки и социальной практик
и заскорузлое мировоззрение. Вспом­нив 
булгаковское «разруха не в клозетах, а в головах», обратим свой взгляд на
сегодняшнее состояние нашей философии. Такое состояние нашей философской науки
можно охарактеризовать одним сло­вом -- стагнация. Она является следствием
длительной антиинтел­лектуальной атмосферы, воцарившейся в обществе в 
послеленинский период. Уже в середине 20-х
годов, особенно после высылки из страны целой группы видных философов, таких,
как И. А. Ильин, Н. А. Бердяев, С, 
Л. Франк, С. Н. Булгаков и другие, философия
лишилась жизненно необходимой для ее развития
свободы дискус­сий. Философия стала рассматриваться не как область культуры, а
как всего лишь форма выражения классовых интересов, как иде­ология правящего
класса.
При И. В. Сталине принцип партийности философии был
перене­сен вообще на науку и превращен в средство политических обви­нений и
дискредитации не только честных ученых, но и целых научных направлений --
кибернетики, генетики и др. В сферу фи­лософии пришли недостаточно
образованные, а порой и просто малограмотные люди, превратившие философию в
идеологиче­скую дубину, с помощью которой вершился разгром философской мысли,
велась борьба с островками независимых теоретических исканий
. Черное крыло репрессий, колесница смерти и убийств подмяли под себя
философскую мысль.
В целом 20-80-е годы стали годами комментаторства 
работ клас­сиков (включая Сталина, роль которого все возвеличивалась) и решений
партии. Были и позитивные работы по истории филосо­фии, отдельные успехи в
разработке методологии частных наук, в углублении теории отражения. Однако при
этом реализовывался относительно простой уровень интерпретации
философии—абст­рактно-всеобщий, основанный на понятиях материи вообще и ее
развития «от простого к сложному» (без раскрытия внутренних механизмов
самоорганизации, ускорения темпов), законов диалек­тики вообще и т. 
п.
Марксизм утвердился как парадигма на все времена. Наряду с этим в социальной
жизни общества, в экономике, культуре, мора­ли, да и в международном рабочем
движении накапливались все более серьезные проблемы и противоречия. Философия
была ли­шена возможности проводить объективный анализ существующей социальной
практики, формулировать рекомендации по корректи­ровке курса.
И в теоретическом плане за все эти годы советская философ­ская мысль не
выдвинула ни одной крупной идеи, которая сыграла бы революционизирующую роль в
развитии естественных, техниче­ских и общественных
наук. Остались неразработанными целые пласты проблем, весьма актуальных как
в научном, так и практи­ческом планах. А именно: самоорганизация материи и
социума; механизм уск
орения темпов прогресса;
диалектика скачков и макродинамика 
процессов развития; нелинейность реальных процес­сов, являющаяся всеобщей
закономерностью и т. д.
Кибернетика и синергетика, внесшие наибольший концептуаль­ный вклад в
современное миропонимание, еще не вплетены долж­ным образом в ткань
материалистической диалектики. В учебниках не из
лагается сущность важнейших философских и социальных феноменов -- управления,
организации и информации, не говоря уже об энтропии. Информация до сих пор не
признана философ­ской категорией. А ведь информация и энтропия сегодня стали
основополагающими понятиями теории самоорганизации и теории развития.
По мере развития и углубления познания обнаруживается необходимость
постижения системно-динамического характера складывающейся картины мира.
Материалистическая диалектика, теория отражения, современный уровень
естественнонаучных зна­ний служат теоретико-методологический предпосылкой для
по­строения логически стройной единой развивающейся картины ми­ра на базе
информации.
Статистическая теория информации и кибернетика существенно расширили понятие
информации: информация стала объектной 
характеристикой материальных систем и их взаимодействия. 
При­менение теории информации в науках о неживой природе приве­ло к пересмотру
представления об информации как о свойстве только кибернетических систем. Это
свойство оказалось присущим не только общественным, живым и техническим
системам, но и вообще всем материальным системам, в том числе и объектам
неживой природы.
Информация, как и материя, существовала и существует всегда. Она неотъемлемый
атрибут материи и движения. Памятуя, что движение—способ существования
материи, можно утверждать, что информация реализует этот способ, являя собой
меру измене­ний, которыми сопровождаются все протекающие в мире про­цессы.
Никакая социальная жизнь невозможна без информации, без общения и
коммуникаций. Информация выступает в качестве дви­гателя общественного и
технического прогресса, а также в каче­стве узлового пункта познания, выявляя
всеобщие и конкретные, многогранные связи с действительностью как отражение
этой дей­ствительности. Существуя независимо от познающего субъекта,
ин­формация проявляется в процессе познания.
По своему онтологическому статусу информация не отличается от пространства,
времени, энергии, массы и т.п. В то же время понятие информации существенно
шире, многоаспектнее каждой из этих философских
категорий. Будучи наиболее связанной с категорией
отражения, она является объективной естественнонаучной характеристикой всех
материальных объектов и их взаимодействий на всех уровнях организации материи.
В частности, именно информация лежит в основе процессов саморегулирования и
управления в живой при­роде и в человеческом обществе.
Сказанное выше позволяет взять за основу построения развивающейся
естественнонаучной картины мира такую философскую категорию, как информа
ция, для интеграции различных научных концепций в единую картину мира.
Качественное своеобразие процессов отражения на разных уровнях организации
материи зависит от качества (вида) соответ­ствующей информации. Поэтому,
принимая за основу классифика­цию, предложенную В. А. 
Полушкиным, а также учитывая ра­боты других
авторов и соблюдая принцип историзма, представим виды информации в
хронологическом порядке и информационные структуры в их историческом развитии.
Соответственно трем основным видам оперативной информа­ции—элементарной,
биологической и социальной — мы различаем три крупных класса информационных
структур:
·      естественно возникшие информационные структуры неорга­нической природы;
·      естественно возникшие информационные структуры органи­ческой природы;
·      искусственные информационные структуры,
созданные целе­направленной деятельностью человека (так называемая вторая
природа или ноосфера).
Идея развития на основе
отражения и усложняющегося упорядо­чени
я функциональн
ых связей как всеобщего принципа доказывает о
бщность происхождения всех живых организмов, населяющи
х Землю. Более того, изучение последовательно
проте­кающих процессов саморазвития материи, от ее
низших форм к высшим, способствует не только
правильному видению развиваю­щегося мира в целом, 
но и научному обоснованию суждений об условиях возникновения и возможности
внеземной жизни.
На современном этапе характерной чертой развития 
диалектико-материалистического воззрения является синтез знаний и пере­ход
от локальных идей к объединяющей, 
«сквозной» идее диалекти­ческого развития на
базе понятий отражения и информации, ох­ватывающей все ступени развития
объективного мира. В то же время в отечественной философской литературе при
обсуждении вопроса о содержании и месте категории развития в системе
материалистической диалектики высказываются разли
чные точки зрения, начиная с односторонних 
узколокальных интерпретаций развития, понимания его как частного процесса,
частного вида движения, присущего лишь некоторым формам реал
ьности. Диску­тируются в основном три взаимоисключающие трактовки развития:
·      мирового круговорота материи;
·      необратимых качественных изменений;
·      бесконечного движения от низшего к высшему.
Рассмотрение взаимосвязей и исторической эволюции уровней орг
анизации материи позволяет преодолеть
многообразие взглядов на сущность развития. Информационная картина мира дает
воз­можность синтезировать отмеченные нами трактовки в целостную диалектическую
концепцию развития от низшего к высшему, от простого к сложному. Что касается
круговорота материи и необ­ратимых качественных изменений, то это лишь
со­ставные части процесса развития.
Некоторые зарубежные философы диалектике противопоставля­ют детерминизм, пытаясь
отрицать принцип отражения, сыгравший большую роль в развитии гносеологии. Наши
философы в содру­жестве с болгарскими многое сделали для дальнейшего развития
теории отражения. Важно укрепить эту теорию, разработав ин­формационную картину
мира. Постановка такой задачи логически обусловлена не только бурным развитием
естественных наук, но и «информационной 
революцией», открывшей путь к качественно новой цивилизации на Земле.
Предложенная информационная картина мира является лишь первым приближением к
решению этой задачи, но уже по­зволяет наглядно и целостно представить всеобщие
связи и взаи­мообусловленность явлений в процессе исторического развития. С ее
помощью диалектика воспринимается и как процесс
восходяще­го развития форм отражения и видов информации, т. 
е. как воз­никновение все более сложных, упорядоченных взаимодействий, с
одной стороны, и исторического накопления разнообразия — с другой.
Информационная картина мира особенно наглядно подтверждает последовательное
развитие всей материи, как преемственное на­копление информации, разнообразия.
Причем разные формы дви­жения соотносятся друг с другом не т
олько по степени иерархи­ческого усложнения, но и по порядку генет
ического порождения одних форм другими.«Это последовательное движение
материи, — писал П.К.Анохин,—коренным образом
повлияло на всю эволю­цию приспособительных форм
живых организмов»[1].
Непрерывно и поступательно развивалась и наука, обогащая че­ловечество
материально и нравственно. Взрыв научной мысли в XX в. был подготовлен, как
утверждал В. И. Вернадский, всем про­шлым биосферы и имел глубочайшие корни в
ее строении. Кар­тина Вселенной, основанная на известных 
физикалистском и массоэнергетическом 
представлениях, здесь заменяется более общим па­раметром — уровнем организации.
Именно возрастание уровня ор­ганизации на базе накопления информации,
разнообразия свиде­тельствует о направленности развития от низшего к высшему.
Таким образом, информационная картина мира не что
иное, как развитие объективного мира, как единый закономерный процесс
зарождения и расцвета жизни и разума, необходимо проходящий всю
последовательность ступеней (форм) материи, включая неор­ганическую природу,
флору, фауну (представленные огромным множеством видов) и, наконец, Человека и
человеческое обще­ство.
Информационная картина мира обращена и в будущее, указывая перспективу
дальнейшего развития материи через общение с вне­земными цивилизациями.
Достижения науки и техники XX в. (на­пример, в области ракетно-космической
техники, радиосвязи, ЭВМ) являются предпосылкой для реализации такого
общения. Оно откроет новые перспективы для дальнейшего познания мате­рии.
Благодаря успехам космонавтики научный эксперимент уже вышел в космос, что
способствует преодолению естественнонаучного геоцентризма и выявлению
закономерностей, не тождествен­ных земным. Стала принципиально возможной и
преобразующая деятельность людей вне Земли.
Если на Земле жизнь развернула несметное многообразие форм, как бы стремясь
найти все более совершенные, то логично
пред­положить, что при наличии описанных выше усл
овий она дала в масштабах Галактики бесчисленные
побеги, стремящиеся вверх, к разуму. Однако мы не имеем сигналов от
предполагаемых разумов во Вселенной. В худшем случае, если человечество
дейст­вительно одиноко в космосе, это неизмеримо повышает, с одной стороны,
ответственность человека за сохранение живой природы и условий жизни на Земле,
а с другой — значение исторической миссии Человека:
перед человечеством встают колоссальные
кос­мические задачи—перенести искру ж
изни, достижения нашей ци­вилизации на другие
небесные тела, оживить и очеловечить весь
беспредельный мир.
Понимание этой задачи может наполнить радостью и
гордостью сердца и умы, стать исто
чником вдохновения и оптимизма
. Но успешно решить эту задачу сможет только обобществившееся человечест
во, освободившееся от бремени бессмысленных
затрат на гонку вооружений, от угрозы ядерной 
катастрофы, способной уничто
жить, погасить, быть может единственную, 
искорку жизни.
     Человечество оказалось в XX в. в беспрецедентной
ситуации реальной опасности самоуничтоже­ния. Результатом большой термоядерной
войны может быть лишь гибель цивилизации, смерть и страдания миллиардов людей,
соци­альная и биологическая деградация оставшихся в живых и их потомков. Не
исключена гибель всего живого на поверхности суши.
Не менее грозной является многоликая экологическая опас­ность —
прогрессирующее отравление среды обитания средствами интенсификации
сельскохозяйственного производства и отходами химических, энергетических,
металлургических производств, транспорта и быта, уничтожение лесов, истощение
природных ресурсов, необратимое нарушение равновесия в живой и неживой
природе и — как апогей всего — нарушение генофонда человека и других живых
существ. Мы, возможно, уже вступили на путь, ведущий к экологической гибели.
«Грядущая информационная цивилизация должна стать и экологи­ческой, причем
именно на основе массовой информатизации воз­можно решение экологических
проблем, без создания
баз данных и знаний экологической информации,—утверждает 
А.Д.Урсул,— без полного развития экологической гласности нельзя будет
пе­рейти к планетарному управлению экоразвитием... 
Близкая угроза экокатастрофы с особой остротой
ставит вопрос об ускорении информатизации общества»[
2].
В связи с этим возникает острая необходимость интенсификации информационных
процессов, основными составляющими которой, как показало изучение хода
общественного развития в системно-кибернетическом плане, являются:
·      неуклонное возрастание скорости передачи сообщений;
·      увеличение объема передаваемой информации;
·      ускорение обработки информации;
·      все более полное использование обратных связей;
·      увеличение объема добываемой новой информации и ускоре­ние ее внедрения;
·      наглядное отображение информации в процессах управления;
·      рост технической оснащенности управленческого труда.
Информационный подход к проблеме ускорения развития чело­веческого общества
объективно выводит на измерение, оценку времени циркуляции информации в
механизме управления, причем последний выступает своего рода объединяющим
«императивом» при исследовании поставленной проблемы.
Рассмотрим динамику роста перечисленных выше составляющих интенсификации
информационных процессов и от­ветим на вопрос: что же существенным образом
меняется в харак­тере взаимодействия между объектом и субъектом трудовой
дея­тельности в историческом разрезе?
     Возрастание скорости пер
едачи сообщений. Только связь делает возможной социальную жизнь,
ибо связь, коммуника­ции означают взаимодействие и организацию. Медленные темпы
общественного прогресса до XVIII в. определялись в основном крайне низким
уровнем коммуникаций и средств связи. Сообще­ние, доставленное гонцом или
.почтовой каретой, зачастую позво­ляло лишь констатировать уже совершившийся
факт без возмож­ности срочных ответных действий. Это означало отсутствие (или
недостаточность) обратной связи, неуправляемость множества процессов.
Развитие транспортных средств на механической тяге и, далее, создание
летательных аппаратов существенно повысили скорость доставки сообщений,
печатной и иной продукции.
Изобретение телеграфа в XIX в. и продолжающаяся в XX в. массовая
телефонизация повысили скорость передачи сообщений в тысячи раз и сделали
доступным взаимное общение для все боль­шего круга людей.
С изобретением радио скорость передачи информации достигла предельного
значения—скорости света. Люди получили мгновенные передатчики любых сведений,
знаний, политических идей, литературных и музыкальных произведений до любого
пунк­та земного шара. Информация стала доступна
широким массам, миллионам людей, а главное—появилась возможность управлять
огромным числом процессов, ранее не доступных управлению.
     Увеличение объема передаваемой информации. Наря­ду с
возрастанием скорости передачи сообщений по мере разви­тия техники,
совершенствования технологии и создания новых технических устройств неуклонно
возрастал объем передаваемой информации. Штейнбух К. с помощью математического
аппарата теории информации дал сравнительный анализ трех важнейших видов
передачи сообщений. Соотношение пропускной способности каналов связи следующее:
телеграфа—1; телефона—333; телеви­дения—550000(в условных единицах).
Телевидение, ставшее в наше время всего за одно-два 
десятиле­тия массовым явлением, внесло то новое в интенсификац
ию ин­формационных процессов, что многократно увеличило объем и коэффициент
полезного действия передаваемой информации, де­лая
людей не только слушателями, но и очевидцами (и как бы  
соучастниками) событий, где бы они ни происходили.
Например, в последние годы вся страна, превратившись в многомиллионную
аудиторию, затаив дыхание, слушала и смотрела трансляции съездов народных
депутатов СССР и РСФСР, живо реагируя тысячами ответных писем и телеграмм.
Народ воочию видел своих избранников в рабо­те, узнавая, кто есть кто, кто им
руководит. Это формирует общественное мнение, обогащает тезаурус, активизирует
общественное сознание народа на пути к демократии, к правовому
государству. То есть телевидение позволяет не только обозревать,
но и управлять (в реальном масштабе времени) труднодоступными про
цессами, а также удаленными на тысячи километров объектами  (например, 
луноходными аппаратами).
Инженеры связи буквально изменили размеры и форму мира. Если раньше новости
доходили до  считанных единиц людей и с большим опозданием, то ныне 
информация буквально заливает земной шар,
проникая в его самые отдаленные уголки. Это
приводит к качественным сдвигам в эко­номике, науке, общественной жизни и
культуре, вносит дух со­трудничества в человеческие отношения. Пробуждается
националь­ное самосознание ранее отсталых народов, и в результате этого  
рушатся последние устои колониализма и тоталитаризма. Передовые идеи века
сплачивают и поднимают угнетенные народы на борьбу
за национально независимость и демократию, за
социаль­ные преобразования своей жизни.
Искусствоведы пишут об удивительной по своей интенсивности музыкальной
диффузии, которая благодаря радио и телевидению происходит ныне между
странами, народами, нациях и континен­тами. Мелодии, ритмы разных народов
каждый день, каждый час облетают весь земной шар, становятся понятными другим
народам. Музыкальный словарь каждого отдельного человека незаметно для него
самого становится шире и богаче.
Средства связи стали наиболее бурно развивающейся
отраслью науки, техники и промышленности. Одно из генеральных направ­лений
новейшей техники связи — разработка интегральных опти­ческих схем, позволяющих
эффективно перерабатывать информа­цию, поступающую по световым каналам. Созданы
микроминиатюр­ные лазеры для систем связи. Лазер размером менее 1 мм спосо­бен
генерировать до полумиллиарда световых импульсов в секунду, что означает
возможность передачи, например, содержания всей БСЭ 
(30 томов) за несколько секунд!
Большой вклад в дело создания волоконно-оптических линий связи внесли советские
ученые (во главе с академиками В. М. Тучкевичем и
Ж.И.Алферовым), разработавшие впервые в мире по­лупроводниковые лазеры для
оптических линий связи, для систем оптической записи и воспроизведения
информации.
Мы являемся свидетелями новой технической революции в системах связи. В 80-х
годах на смену морально стареющему медному кабелю пришла волоконная оптика,
обладающая огромной пропу­скной способностью. Так, по стеклянному волокну
диаметром все­го лишь 0,1 мм возможно передать тысячу цветных телепрограмм
или 50 тыс. телефонных разговоров. Волоконная оптика замеча­тельна еще и тем,
что она не подвержена радиопомехам. Это озна­чает качественный скачок и в
надежности связи в условиях все большей насыщенности «эфира»
электромагнитными излучениями.
С освоением космоса (60 -- 70-е годы) появились новые громадные возможности по
ускорению сбора и передачи информации. Причем актуальность и
народнохозяйственное значение новых систем свя­зи все возрастают. Метеоспутники
обеспечивают быстрый сбор ог­ромной массы
информации практически из всех районов земного шара. Разнообразные научные
исследования в космосе, изучение пла­нет Солнечной системы, разгадка тайны
земного магнетизма и гло­бальная разведка природных ресурсов Земли,
осуществляемая за счи­танные сутки, — новый
качественный скачок в росте объема инфор­мации.
Применение космической техники для геологических целей мно­гократно ускоряет
изучение закономерностей строения земных недр и поиск полезных ископаемых. Так,
с помощью искусственных спутников Земли был
и выявлены районы Казахстана, перс­пективные для поиска нефти и газа, изучен
гидрологический режим Каспийского моря, пересмотрены карты землеполь
зования ряда ре­гионов страны. Ускорение разведки подземных богатств т
олько на 5 % дает, по оценкам ученых, для народного хозяйства ежегодный 
экономический эффект в 2 млрд. руб., в ценах 80-х годов и именно здесь
коммуникационные спутники стали приоритетными. 
Они позволили создать глобальные системы связи и навигации.
В стране создана космическая система изучения природных ре­сурсов Земли 
(ИПРЗ), разработаны математические модели опти­мальной съемки природных
объектов. Они весьма перспектив­ны и для
экологического контроля состояния планеты.
Наконец, спутники военного назначения, оснащенные различной 
разведывательной аппаратурой, за короткие
промежутки времени собирают большие объемы информации и передают ее на Зем
лю для обработки, анализа, принятия оперативных решений.
В результате объем научной, экономической,
статистической и прочей информации стал столь
велик, что возникла существенная диспро­порция
между скоростью получения информации и
возможностями ее обработки. Это привело к необходимости самого широкого
при­менения ЭВМ для оперативной обработки и анализа информации.
     Ускорение обработки информации.
Принятию реше­ний почти всегда предшествует обработка информации. Основу этой
обработки составляют вычислительные операции, скорость которых до второй
половины XX в. была весьма ограниченной.
Уже первые ЭВМ, например, ЭНИАК (США, 1946 г.) по
своей производительности так превзошли обычные ариф
мометры и логарифмические линейки, что 
первоначально создателям казалось, что для удовлетворения п
отребностей науки и про­изводства, даже в такой стране, как 
США, будет достаточно иметь всего несколько таких машин.
Однако насущные нужды технического прогресса и объективная производственная
необходимость (а в основе их — та же биологи­ческая и социальная активность
человека) потребовали не только создания сотен тысяч новых ЭВМ, но и
повышения (и значитель­ного) скорости вычислительных работ на них.
Скорость вычислений современными ЭВМ уже приближается к предельному значению,
ограниченному скоростью света (в оптиче­ских ВМ) и
равному миллиардам операций в секунду. А оптиче­ская запись информации в памяти
(в виде голограмм) открывает путь практически
неограниченному увеличению оперативной памя­ти, плотность записи которой может
достигать 10 бит/см.
С начала 70-х годов бурно развивается производство микропро­цессоров (МП). Их
использование чрезвычайно упростило конст­рукцию компьютера. В промышленности
они дали жизнь гибким технологическим системам и роботам, что открыло
качественно новый этап развития производительных сил.
Производство компьютеров -- феномен мировой
экономики XX в. Это единственная отрасль, которая вот уже несколько
деся­тилетий не знает кризиса. Новый импульс этому буму придало производство
персональных ЭВМ (ПЭВМ), начатое в 1975 г. в США. К 1993 г. парк ПЭВМ в США
насчитывал около 20 млн. машин, что открыло неви
данно широкий доступ к информации, к знаниям и способствовало созданию м
иллионов но­вых рабочих мест. В период перехода к информационной
цивили­зации экономика США создала более 42 млн. новых рабочих мест, доказав
необоснованность предсказаний массовой безработицы вследствие внедрения ЭВМ и
роботов.
Сегодня персональными ЭВМ в США пользуются свыше 20 % семей и не менее 25 %
фермеров. ПЭВМ широким потоком хлы­нули и в школы. При этом рынок США остается
самым емким в мире, страна ежегодно ввозит миллионы компьютеров и не может
насытить спрос. Весьма показателен и колоссальный
рост затрат на ЭВМ: в 1976 г.—35 млрд. долл.; в 1980 г.—90, в 198
3 г.— 139 млрд. долл.
Законы конкуренции и рынок обеспечили неуклонн
ое повыше­ние качества и быстродействия ЭВМ при непрерывном уменьше­нии их
габаритов, массы, энергопотребления и, соответственно, себестоимости. Если
сравнивать эксплуатационные параметры, то картина такова: микроЭВМ в 40 раз
мощнее первых ламповых ЭВМ, при этом в 10 тыс. раз дешевле, в 18 тыс. раз легче
по массе, в 1,5 тыс. раз меньше по объему и в 2,8 тыс. раз меньше по
энергопотреблению.
Важнейшее значение ЭВМ состоит в том, что он
и позволили развить новые научные фундаментальные направления, так
ие, как космические исследования, познание
строения микромира. Иссле­дованиям стали доступны сложные, высокоорганизованные
систе­мы со многими параметрами, вероятностные системы и т.
п. ЭВМ принципиальным образом изменили прежде всего саму постановку
эксперимента, позволив многократно сократить сроки проведения циклов измерений
и обработки результатов. Такая интенсифика­ция
открыла доселе неизвестные возможности в исследованиях, в частности,
динамическое моделирование процессов.
Следует отметить, что именно моделирование на ЭВМ
возмож­ных последствий ядерной войны, осуществленное совместно совет­скими и
американскими учеными, и полученные результаты, изве­стные как «ядерная зима» с
гибелью всего живого на Земле, спо­собствовали пониманию бесперспективности
военной конфронта­ции, сокращению военных программ и открыли путь к гуманизму в
международных отношениях.
В целом компьютеры, установленные в домах и на рабочих местах миллионов людей во
всем мире, создают не только новые условия труда, но и новую среду обитания с
выходом на громад­ный информационный ресурс человечества, т. 
е. новый тип отно­шения человека с миром. Это мощные ростки новой
цивилизации, с которыми человечество вступает в XXI в. -- век информации.
Что касается нашей страны, то ее катастрофическое ныне от­ставание в
микроэлектронике, в частности, в производстве персо­нальных ЭВМ, было заложено
еще в 50-х годах, когда идеологи-монополисты решили, что нашему ко
ллективному обществу с цен­трализованной экономикой эти личные ЭВМ ни к
чему: настроим по всей стране вычислительные центры, соедин
им их в единую государственную сеть, -- и никаких проблем.
К тому же внедрение ЭВМ в управление подрывало
основы бюрокра
тии, ибо требовало открытости информации,
ясности во всем (начиная с наличия мест в гостиницах), компетентных, быст­рых и
ответственных реакций. Еще более глубокие причины
-- отсутствие предпринимательства, конкуренции, частной собствен­ности, рынка и
подлинного бизнеса -- привели страну к самому страшному отставанию --
интеллектуальному.
     Негэнтропийная роль ЭВМ в общественном производстве
до сих пор недостаточно понята руководителями государства. Мизерны инвестиции.
Производство ЭВМ в нашей стране составляет всего ~ 1 % от уровня США. Нет
настоящего компьютерного рынка. В СНГ нет национальной стратегии
компьютеризации. Беспорядоч­ный импорт дешевых машин приводит к 
дестандартизации техники, к ее несовместимости не только с зарубежными
технологиями, но и с отечественными, затрудняя
создание столь необходимых локальных сетей.
Пребывая вне конкурентной борьбы на мировом рынке, мы не знаем и конъюнктуру
современной информационной цивилизации в этой области. Наряду с массовым
внедрением ПЭВМ Запад ныне переходит на суперЭВМ 
очередного поколения. Состоявшиеся в 1991-1992 гг. в Москве Международные
компьютерные форумы показали «наше беспросветное отставание по всем
направлениям, включая и программирование», где мы
еще недавно считались сильными. О собственных ЭВМ уже и не мечтаем, пишет далее
обозреватель, к тому же отпугиваем и серьезных
партнеров: без­думное, коммерческое распространение чужих программ «достиг­ло
фантасмагорических масштабов», причем это осуществляется по-пиратски, без
соблюдения права интеллектуальной собственно­сти.
Разумеется, нам следует вступить в Бернскую конвенцию по охране авторских прав,
соблюдать все законы цивилизованного мира и занять в нем достойное место.
Сейчас для этого открыва­ется благоприятная
возможность: из-за значительного роста мощ­ностей ЭВМ намечается кардинальная з
амена программного обес­печения. Требуются принципиально новые идеи, новая
математика, свежие алгоритмы — у отечественных компьютерщиков, програм­мистов,
математиков появляется шанс найти место в крупнейшей мировой индустрии новейших
средств производства.
     Все более полное использование обратных связей. Одним из
важнейших направлений интенсификации информацион­н
ых процессов является использование обратных связей. Чем пол­нее и оперативнее
используются в функциональных системах обратные связи, тем (при прочих равных
условиях) система устойчивее, управление оптимальнее и темп развития выше.
Неотъемлемым атрибутом саморазвития является самообучение, в основе которо­го
лежит обратная связь.
Открытие принципа обратной связи явилось выдающимся собы­тием не только для
развития техники, но и имело исключительно важные последствия д
ля понимания сущности процессов адапта­ции, управления и самоорганизации.
Обратные связи являются ос­новным фактором в формировании системных свойств и
тезауруса систем, в целенаправленном поведении. Принцип обратной связи 
Н. Винер называл «посохом слепого» и «секретом
жизни», а фран­цузский
биолог П.Латиль—«секретом всеобщей упорядоченности
(организованности)». Любая функциональная система
при эффек­тивном использовании отрицательной обратной связи становится 
самосовершенствующейся, развивается эволюционно и не нуждается в
перестройках.
Наше народное хозяйство на протяжении десятилетий и
гнориро­вало сигналы обратной связи, сколь бы тревожно они ни били в колокола.
Так, применявшиеся для оценки работы заводов и фаб­рик валовые показатели
надолго стали главной целью в планиро­вании роста производства, хотя тормозили
технический прогресс. Потребителю нужны, например, тонкостенные трубы,
экономич­ные профили, современные неметаллоемкие машины, колхозам — легкие
трактора, а заводам невыгодно их производить, ибо плано­вые органы, пресловутый
«вал» требовали увеличения продукции в тоннах, в рублях. Рубль, который призван
был быть лишь единым всеобщим измерителем (элементом статистического учета, не
бо­лее), стал абсолютным показателем, главной целью в пл
анировании роста производства, заслонив собой конкретные изделия нужного
качества. В результате неоправданно утяжелялись конструкции ма­шин и
оборудования, страна теряла сотни тысяч тонн металла в год.
Если в живых организмах и технических системах (авторегуля­торах) обратные связи
используются в полной мере (без них они нежизнеспособны, и это весьма
показательно), то в экономических и социальных сферах имеются громадные
неиспользованные резер­вы интенсификации и самосовершенствования множества
систем в части эффективного -- в полную меру и
оперативного -- исполь­зования обратных связей в процессах управления. Сюда
относится и использование ценнейшего исторического опыта других стран в решении
социальных и экономических проблем (земельная реформа, налогообложение,
приватизация и т. п.), где мы продолжаем 
упорно идти своим, «особым» путем.
Рассмотрим такую отрасль, как наука. Мировой опыт
показывает эффективность малых научных коллективов.
Мы же при острей­шем дефиците бюджета продолжаем
содержать громадные НИИ, годами не выдающие ни научных открытий, ни 
разработок на уровне изобретений. Почему бы не использовать опыт хотя бы
соседней Финляндии, небольшой страны с населением в 5 
млн. человек, добившейся заметных успехов в НТП. 
В этой стране большинство ученых работают по
контракту с предприятиям в 
составе небольших временных групп, по конкретным темам, 
фун­даментальные исследования ведутся в
университетах, и это отлич­но сочетается с учебным процессом, делая его
интеллектуально более привлекательным, конкретным и эффективным.
     Рост объема добываемой новой информации и уско­рение ее внедрения
. Важным направлением интенсификации об­щественного производства является
широкое применение накоп­ленных научных знаний и
технических достижений. Широкая ин­форматизация производства и
интеллектуализация общества харак­теризуются, особенно в эпоху современной
научно-технической революции, невиданным расширением фронта исследований,
на­правленных на добывание новой информации. Об этом свидетель­ствует
нарастающий поток научно-технической информации.
Добытые новые идеи, научные открытия или изобретения, одна­ко, еще ничего не
дают обществу пока не воплощены в практи­ческую деятельность, не реализованы в
виде технологических про­цессов или действующих устройств. Причем реализация,
внедрение новой информации требуют еще более целеустремленной органи­заторской
деятельности, так как связаны не только с затратой сил, времени и средств, с
преодолением консерватизма мышления, но и с ломкой старого, перестройкой уже
материализованных, фун­кционирующих структур или с их заменой. Поэтому хотя
поток научно-технической информации и увеличивается
по нарастающей, но внедрение ее в практику происходит по-разному в различных
странах. Если взять, например, нашу страну, то внедрение новинок идет трудно,
вяло. Ценнейшие отечественные изобретения, способ­ные дать народному хозяйству
многомиллионные прибыли, годами и десятилетиями остаются не внедренными.
Нередко они находят воплощение за рубежом и возвращаются к нам в виде готовых
изделий, оплачиваемых валютой.
Истина заключается в том, что любая функциональная система тем
могущественнее, чем больше она накопила информации и чем полнее и оперативнее
ее использует. Передовые руководители используют не только свой, но и чужой
опыт, информацию со стороны. В этом плане показателен японский феномен:
крутому подъему экономики послевоенной Японии, ее техническому про­грессу
способствовали сбор, интенсивное внедрение изобретений и технологических
знаний, добытых в других странах (последние своевременно их не использовали).
Одно из ключевых направлений интенсификации общественного производства связано с
системой образования. Здесь нам опять следует обратить внимание на зарубежный
опыт, учитывая подходы и приоритеты. В меморандуме Президента США (декабрь 1991
г.) об образовании стратегия образования названа стратегией нации
.  Действительно, на нужды образования в США выделяются огром­ные суммы —
до 260 млрд. долл. ежегодно. Если к этому добавить колоссальные инвестиции на
информатику (превосходящие сум­марный вклад в энергетику, сырьевые и
перерабатывающие отрасли), то ясно, что речь идет о беспрецедентном увеличении
интел­лектуальной мощи личности и страны в целом. Только то государ­ство может
обеспечить достойную жизнь своим гражданам, счита­ет американский Президент,
которое выделяет необходимые сред­ства на образование и науку. Инвестиции в
сферу образования оказываются самым выгодным вложением капитала.
Другая выгодная сфера вложения капитала—информатика. В промышленно развитых
странах сложившиеся к началу 80-х годов социально-экономические условия
отражают тенденцию к возра­станию относительной ценности информационных
ресурсов по сравнению со всеми остальными национальными ресурсами. В этом плане
могучим средством ускорения прогресса являются создание
и совершенствование общедоступных банков данных 
(ОБД) в раз­витых странах. Это стало возможным благодаря интегральным се­тям
связи и массовому внедрению ЭВМ, информационно-поиско­вых систем 
(ИПС). Легкий (с домашнего дисплея) доступ к любой информации с ее
отображением на экране произвел революцию в информационном обеспечении
общественного производства, спо­собствовал расцвету малого бизнеса, развитию
соцкультбыта. Осо­бенно интенсивно развивается маркетинг информационных услуг и
информации. Проектирование, продажа и эксплуатация банков данных и знаний имеет
тенденцию, к самому стремительному росту. Это вместе с тем и наиболее доходная
в коммерческом отношении сфера деятельности.
В области информационных технологий, средств и систем связи и, особенно,
общедоступных банков данных наше отставание от передовых стран продолжает
стремительно увеличиваться. И если в ближайшее время положение не изменит­ся,
«то разрыв уже на протяжении первой половины этого десяти­летия -- как
утверждает А. И. Ракитов -- превратится в пропасть, отставание станет
необратимым»[3].
После развала Союза ССР положение в СНГ осложнилось мно­жеством других проблем.
Государства эти, если не предпримут срочных радикальных мер, неизбежно должны
попасть в особую зависимость от промышленно развитых стран СПРС, зависимость
информационную. Она ведет к их превраще­нию и 
особые информационные
колонии, которые в лучшем слу­чае смогут поставляя
сырьевые и энергетические ресурсы, слу­жить рынками сбыта для продукции
государств, вступивших в стадию информационного общества, но никогда не смогут
обеспе­чить своему населению современный уровень жизни, культуры,
цивилизованности, образования, здоровья и благосостояния даже при помощи и
содействии высокоразвитых стран.
     Наглядное отображение информации в
про­цессах управления. Наглядное 
отображение информации являет­ся той составляющей
интенсификации, которая активизирует свой­ство отражения («отражательную
способность») материальных объ­ектов. Щиты контроля и управления поэтому стали
непременной принадлежностью каждого управляемого объекта, технологическо­го
процесса, испытательного стенда.
В условиях все большего усложнения технических систем и бурного нарастания
потоков информации в эпоху НТР значение средств
наглядного отображения информации существенно возра­стает. Этим объясняется
создание информационных моделей энерго­систем,
технологических процессов, космических систем и т.п., адекватно и избирательно
отображающих оператору состояние и функционирование
системы, ускоряющих оценку ситуации и при­нятие оптимальных решений по
управлению (за минимальные от­резки времени).
Фантастически быстро растет производство универсальных уст­ройств отображения
информации -- дисплеев (мониторов), одного из выдающихся изобретений на
шего века. Его называют «окном в ЭВМ». Дисплеи позволяют отображать
результаты обра­ботки информации, следить за ходом научных экспериментов, в
нужный момент активно вмешиваться, изменять программу и т. п.
Таким образом, средства отображения выступают как
активное связующее зв
ено между человеком и техникой, способствующее ин­тенсификации информационных
процессов при принятии реше­ний -- ответственейшем моменте управленческого
процесса.
В философском плане феномен отображения информации пред­ставляется нам широким,
еще недостаточно исследованным полем. Все виды мышления и познания опираются на
наглядные образы, формирующиеся на базе восприятий и, особенно, представлений.
Наглядный образ ситуации как бы вбирает в себя всю сумму знаний об объекте, как
бы сжимает и синтезирует ее. «Существу­ет лишь иллюзия, -- писал А. В. Славин,
-- будто возможно мышле­ние без наглядности»[4].
Говоря о роли наглядного отображения информации в
более широком плане, следует отметить, что
графические иллюстрации. наглядные схемы занимают все большее место и в
печатных изда­ниях (в стандартах, учебниках, монографиях), существенно
облег­чая восприятие и запоминание текстовой информации. По-видимо­му, этот
процесс не обойдет и философию, поможет стать ей более понятной и доходчивой
для широких масс. Об этом мечтал еще Д. Дидро: «Философия должна стать понятной
народным мас­сам, если она хочет быть прогрессивной. Поэтому надо стремиться к
тому, чтобы сделать философию популярной»[5].
     Бурный рост технической оснащенности управленче­ского труда. 
Огромный потенциал эффективности, заложенный в организации как на макроуровне
общества, так и на первичном уровне конкретных систем, может быть реализован
при соответ­ствующей технической оснащенности процессов управления.
Орг­техника, упорядочивая и облегчая трудовую деятельность человека (в
частности, по передаче и получению необходимой информации, размножению и
движению технической документации), позволяет экономить время и существенно
повышать эффективность процес­сов управления.
С 1950 г. начался качественно новый этап развития управленче­ской техники — на
базе электроники. В настоящее время произ­водство управленческой техники
(различных счетно-клавишных и пишущих машин, множительных аппаратов и т. 
п.) стало одной из ведущих и быстроразвивающихся отраслей во всех пере­довых
в промышленном отношении странах. Прогноз, высказанный экономистами в начале
70-х годов, оправдался: во второй полови­не XX в. на первое место по эф
фективности производства вышли те государства, которые в наибольшей мере
смогли «использовать все возможности управленческой техн
ики».
Эта оценка ныне подтверждается опытом современной Японии, где широкая
автоматизация делопроизводства позволила в несколько раз повысить
эффективность конторской работы, многократно расширить ее объем без
увеличения числа служащих и поднять каче­ство продукции. Персональными
компьютерами сегодня располага­ют 84% японских компаний, копировальными
машинами 83%, про­цессорами текстуальной обработки 89%, факсимильными
аппара­тами 98%! Сняв со многих работников управленческого аппарата
монотонную часть труда, управленческая техника дала им возмож­ность
переключиться на дела, связанные с принятием решений, их оптимизацией.
Автоматизация управления благотворно сказывается и на общем уровне научно-
технических знаний страны, упорно и неустанно рвущейся вперед по пути научно-
технического про­гресса.
Информационная революция открыла новую эпоху в про­грессе человечества, эпоху
информационной цивилизации. Она характеризуется 
существенными переменами как в промышленном производстве, так и в
социаль­ной сфере. Основные из них следующие.
1.    Сокращается число занятых в промышленном производстве и сельском
хозяйстве. Так, например, если в американском сель­ском хозяйстве в 60-х годах
было занято около 4 %, то ныне, по свидетельству
А. Тоффпера — известного исследовате
ля -- фу­туролога, занято лишь 2 % всей рабочей
силы страны. Анало­гичная тенденция имеет место и в промышленности, где
интен­сивно внедряются безлюдные технологии. Однако
уменьшение числа работников у станка приводит не к упадку производства, а к
росту его эффективности за счет применения передовых технологий, роботизации и
повышения квалификации работающих. Эффективный труд увеличивает массу
свободного времени граждан —для досуга, туризма,
по­вышения культуры, для самообразования.
2. Благодаря нарастающей интенсификации информационного обеспечения производства
снижается потребность во многих традиционных видах сырья, что способствует 
природосбережению и решению экологических проблем. Информация стано­вится
новым ресурсом человечества, позволяя создавать
высо­коэффективные материалы часто из ничего, из дешевых ком­понентов. Знание
действительно и в полной мере становится силой, материально подтверждая
крылатое выражение англий­ского мыслителя Ф. 
Бэкона спустя более 150 лет.
3. Наукоемкие производства с минимальным
использованием сырья и энергии позволяют даже малым государствам, многие из
которых не имеют и собственных природных ресурсов, добиваться впечатляющих
успехов в экономике. Примеров то
му достаточно много: Голландия, Дания, Тайвань. Островное государство
Сингапур, по объему валового национального про­дукта вошедшее в число двадцати
богатейших стран мира, известно изобилием самых дешевых в мире товаров и
стреми­тельным ростом уровня жизни. Феномен сингапурского чуда привлекает
внимание социологов как предвестник цивилизации будущего, где жизнью правят
интеллект, знания, высокооргани­зованный труд, где нет безработицы и
национальных проблем (несмотря на смешение многих
наций и рас), где народ гор­дится своим умным 
(демократически избираемым) правительст­вом, своей страной и доволен жизнью.
4. Государство в новой цивилизации отнюдь не
отмирает. Напро­тив, как сложная самоорганизующаяся 
система, оно еще более совершенствует свою структуру. 
Опыт развитых стран, уже вступивших в информационную цивилизацию и достигших
впе­чатляющих успехов в НТП, экономике и качестве
жизни, показывает, что правовое демократическое государство долж­но строиться
по принципу пяти колец. Государство может иметь 
процветающую экономику и прогресс в социально-культурном плане лишь при 
взаимодействии пяти независимых властей: законодательной, исполнитель­ной,
судебной, власти информации и власти интеллекта, -- при­чем последние две
власти должны п
ронизывать все остальные. Здесь власть ин­формации озна­чает свободу 
печати,  гласность, обилие общедо
ступных банков данных; реализу
ется, в частности, через системы спутникового
телевидения, осуществляющие всемирный круглосуточный поток    новостей. Власть
интеллекта реализуется жестким отбором в руководя­щие звенья всех уровней
наиболее подготовленных, компетен­тных специалистов -- во всех сферах:
законодательной, испол­нительной, судебной и информационной. Нам
предоставляется возможность примерить этот прин­цип к нашей 70-летней истории,
к ее разным этапам. Была ли независимой законодательная (исполнительная,
судебная) власть или она подчинялась диктату одного
человека, не имевшего отношения к понятию интеллекта? Совместима ли была
бюрок­ратия с информацией? Кто и как нами правил?
5. Невиданно возрастает динамизм экономики. Создаются глобаль­ные рыночные
механизмы, включающие не только материаль­ное производство, но и банковское
дело, научные исследова­ния, систему образования. Все элементы этой системы,
обме­ниваясь все увеличивающимися потоками данных, информации и знаний
, на путях безбумажной технологии управления
созда­ют новый, более динамичный базис экономического прогресса. Массовая
компьютеризация и бум малого бизнеса открыли не­виданные в прошлом возможности
быстрой перестройки про­изводства и создания совершенно новых предприятий. В
целом, открылась возможность сверхвысокого функционирования экономического
механизма, дальнейшего повышения его эф­фективности.
6. Происшедшие за последние десятилетия перемены в сфере материального
производства ослабляют, а порой сводят на нет значение ряда известных
социальных категорий , а также деле­ние мира на
капиталистический и коммунистический. Но воз­никают, как утв
ерждает А. Блинов, «новые водоразделы, новые дисбалансы — между «быстрыми» и
«медленными» экономиками с опасностью растущего
отрыва первых от вторых». Здесь вновь во весь рост
встают факторы времени и компетентности. Тем, кто стремится не допустить своего
дальнейшего отставания, «следует прежде всего уяснить особую новую роль знаний
в производстве материальных благ и во всех других видах чело­веческой
деятельности»[6].
7. В хорошо поставленные системы образования и 
здравоохранения   вкладываются все большие капиталы для их
совершенство­вания.
8. Несомненны успехи в охране природы.
Было бы наивным доказывать, что в странах Запада в условиях многолетних рыночных
отношений уже воцарилось всеобщее бла­годенствие и
все перечисленные выше тенденции новой цивилиза­ции в равной мере уже
реализованы. Жизнь есть борьба добра со злом, порядка с хаосом. Естественно,
что есть и преступность, забастовки и еще множество нере­шенных проблем.
Уменьшение энтропии в одном месте часто ве­дет к её росту в другом. Но
неоспорим тот факт, что либерализм и демократия в мире создали гораздо большие
возможности для развития человека и общества, чем тоталитарные типы устройства,
что оптимизация управления и все более широкое использование нарастающего
объема знаний обес­печивают прогрессивную самоорганизацию общества как наиболее
общую тенденцию.
Неоспоримо, что осознание трансформации, реорганизации общества, всей
цивилизации в целом, влечет за собой пересмотр процессов, закономерностей
развития человечества.
Одной из таких закономерностей является нелинейность процессов. Она еще не
осмыслена философами, не нашла отражения в концептуальном аппарате
материалистической диалектики.
Идея всеобщности нелинейных закономерностей впервые была высказана 
Л. И. Мандельштамом более 50 лет тому назад.
Вскоре она подтвердилась в работах академика Р. В. 
Хохлова по нелиней­ной оптике и нелинейной акустике. Исследования,
проведенные членами Римского клуба (Мидоузом 
Д., Форрестером Д. и
др.), показали, что и глобальные процессы —демографические, истоще­ния
ресурсов, загрязнения окружающей среды — суть проявления всеобщности нелинейных
закономерностей. Идеи нелинейности широко вошли в современную физику, в
частности, в физику плазмы, в квантовую теорию поля, в квантовую электронику,
обес­печив успешное развитие лазерной техники. Выступая на 
Ш Все­союзном совещании по философским вопросам современного ес­тествознания
(Москва, 1982), академик Н. Г. Басов указал на
насто­ятельную необходимость философского осмысления нелинейных
закономерностей, ибо ныне «мир в целом вышел за рамки линей­ного приближения»
.
Развитие производительных сил и науки в наше время сплошь и рядом сталкивается с
явлениями насыщения, с одной стороны, и с истощением ресурсов—с другой. В то же
время у экономистов еще живучи линейные представления. Это и линейный подход к
фонду накопления, и многолетняя практика линейного наращива­ния пл
ановых цифр от достигнутого.
В философской литературе уже достаточно накопилось данных о нелинейном характере
процессов макроэволюции. Например, Л. Берталанфи 
пытался графически изобразить изменения в систе­ме, находящейся в некоторой
отдаленности от состояния энтропии и стремящейся еще более отдалиться от него.
Это «отдаление», как выяснилось, достигается
внесением информации, требует за­трат энергии и
всегда ограничивается областью насыщения, т. е. с
ущественно нелинейно. В целом для функциональных систем ха­
рактерно явление «сходимости» к определенному
оптимуму в области 
неравновесной устойчивости и насыщения информацией.
Оно обусловлено наличием цели, стремлением к
устойчивости, к кото­рой система стремится, 
адаптируясь и совершенствуя свою струк­туру по
мере накопления информации.
Но как подойти к философскому осмыслению нелинейности? Какое конкретное
воплощение она может найти в концептуальном аппарате 
диалектики?
Объясняя процессы развития, философы обычно
заключают, что в целом развитие происходит по раскручивающейся вверх спирали с
бесконечным чередованием скачков. Так ли это?
Поиски наглядного образа самодви­жения вели многие
мыслители прошлого. Так, например, 
Либих писал, что «п
рогресс есть круговое движение, радиус которого
все возрастает».
Своеобразно представлял форму спирали развития В. Г.
Белинский: «Человечество движется не прямою линией
и не зигзагами, а спиральным кругом, так что
высшая точка пережитой им исти
ны в то же время есть уже и точка поворота его
от этой истины, — правда, поворота не вверх, а вниз: но д
ля того вниз, чтобы очертить новый, более
обширный круг и стать в новой точке, выше прежней и потом опять идти, понижаясь
кверху»[7].
Стасов В. В., говоря о роли науки в обществе,
считал, что «дело ученого... близко идти с своим народом, поднимать его
незаметно вьющейся спиралью на трудные крутизны истины»
[8].
Образ спирали в философии возник как диалектическое отрица­ние и синтез двух
метафизических образов процесса развития — образа поступательного движения по
пологой прямой и образа движения по замкнутому кругу. Эти положения диалектики,
осо­бенно понятие отрицания, являющееся одним из важнейших в философии Гегеля,
привели его к мысли о спиралевидной форме , 
процессов развития: «Мы должны рассматривать природу
как сис­тему ступеней, каждая из которых необходимо вытекает из дру­гой»
[9].
В одной из своих ранних работ Ф. Энгельс сравнил
развитие общественной жизни со свободной, от руки начерченной спи­ралью:
«Медленно начинает история свой бег с невидимой точки, вяло совершая вокруг нее
свои обороты, но круги ее все растут, все быстрее и живее становится полет...»
[10].
Этот метафорический образ, в сочетании с представлениями о восходящем характере
развития, привел философов к мысленной модели в виде расширяющейся вверх
спирали. Став хрестоматийной на полтора столетия, она, никем не исследован­ная,
до настоящего времени повторяется из учебника в учебник , переходит из словаря
в словарь. Ею по
льзуются эконо­мисты, публицисты и вожди, упоминая о новом витке спирали.
Несомненно, тезис о спиралевидности развития
материального мира, в отличие от гегелевской триады духа, является шагом 
вперед, большой заслугой Энгельса. И как отражение 
диалектического подхода сохраняет свое 
значение и сейчас. Но форма спирали требует пересмотра с учетом современных
представлений естествознания, результатов новых исследований. Системные
исследования показывают неадекватность общеизвест­ной спирали развития
объективной реальности:
·      бесконечное чередование скачков—это линейное, 
ошибочное п
редставление. В зальной действительности нет
непре­рывного чередования скачков. Процессы
самоорганизации материи 
носят сходящийся характер, ибо возрастание уровня 
организации любой системы имеет свой предел, область насы­щения, или, можно
сказать, свой оптимум, определяемый це­левой функцией и возможностями
дальнейшего накопления информации в данной структуре;
·      такие фундаментальные понятия, характеризующие любой   процесс развития,
как мера упорядоченности, энтропия и фактор времени, в расширяющейся спирали не
представлены. Поэтому модель не имеет физической интерпретации и не выполняет
гносеологические функции. По ней невозможно судить ни об уровне организации, ни
о темпах развития сис­темы;
·      раскручивающаяся форма спирали не согласуется , не корре­лирует с
понятиями устойчивости, тогда как для процессов
развития характерно стремление к негэнтропийной 
устойчи­вости.
Нам предстоит доказать, что в действительности и форма спира­ли иная, и содержа
ние ее значительно богаче, что процесс позна­ния здесь открывает новые
глубины диалектики. Но предваритель­но следует
уяснить понятие энтропии — эволюцию и современное содержание этого общенаучного
понятия.
Проблема формального описания процессов самооргани­зации, обоснования
количественных критериев уровня организа­ции, обладающих большой общностью, и,
главное, проблема созда­ния мысленной модели
процессов самоорганизации, синтезирующей диалектические законы с современными
естественно-научными представлениями о процессах развития, приобретают особое
зна­чение. При этом количественный информационный
критерий яв­ляется достаточно универсальным и адекватно описывает процес­сы,
которые в нашей философской литературе излагаются как процессы перехода от
простого к сложному, от менее организо­ванного к более органи
зованному.
Как мысленная модель процесса самоорганизации,
сходящаяся спираль более адекватна современным представлениям о процес­сах
развития, ибо она:
·      показывает, что формирование новой структуры начинается не с непонятной
невидимой точки, а с макси
мальной, реально
существующей, энтропии (хаоса, неопределенности);
·      строится в координатах информации -- энтропии и 
отображает возрастание уровня организации объекта во времен
и;
·      объясняет ограниченность числа витков спирали этапом пере­ходного
процесса, носящего явно выраженный спиралевидный характер;
·      как отображение процесса самоорганизации, сходящаяся спи­раль имеет
определенное сходство с колебательным процессом в устойчивых системах
авторегулирования. «Гомеостат, — писал У. Эшби, —
в некотором смысле не делает ничего, кроме того, что дв
ижется к состоянию равновесия»[12]. С этим
фундамен­тальным положени
ем как нельзя лучше согласуется именно схо­дящаяся форма спирали. Речь у Эшби
идет о равновесии в смысле негэнтропийной у
стойчивости
неравновесной системы, отдалившейся от уровня максимальной энтропии 
(равновесия);
·      отображает нелинейность процессов самоорганизации.
В конце процесса самоорганизации, когда «архитектура» объекта в основном
определилась и наступает насыщение информа
цией, сходящаяся спираль постепенно выпрямляется, отображая пере­ход объекта
в эволюционную стадию развития.
Каждый этап развития в реальных процессах имеет свою внут­реннюю диалектику.
Например, экономическим формациям харак­терны восходящие и нисходящие линии
развития. Пока производ­ственные отношения данной формации более или менее
соответ­ствуют уровню производительных сил, последние развиваются ус­коренно,
по восходящей линии. А когда устоявшиеся производст­венные отношения начинают
тормозить продолжающийся рост производительных сил,
тогда наступает застойная или даже нисхо­дящая стадия в развитии этой формации,
что в итоге подводит общество к революционной ситуации,
к новому скачку в развитии.
Приведем еще несколько суждений в поддержку предл
о­женной концепции спирали развития.
1. Сходящаяся спираль, как отображение процесса самоорганиза­ции устойчивых
структур, имеет, как уже отмечалось, опреде­ленное сходство с колебательным
переходным процессом в устойчивых системах авторегулирования. Эта аналогия
касает­ся и сущностной стороны этих явлений, и 
внешнеописательной. Кроме того, философская,
познавательная сторона этой аналогии — еще одно подтверждение единства материи.
2. Новая концепция спирали отражает самую существенную сто­рону процесса
развития—возрастание уровня организации, связанное с уменьшением
неопределенности по мере накопле­ния информации. Это положение находит
многочисленные подтверждения в объективной диалек
тике. Так, говоря об об­щих признаках строения организма, И. И. 
Шмальгаузен писал:«Чем выше уровень организации, 
тем меньше свобода комбинирования, тем больше
связанность организации и тем меньше ее неопределенность».
3. При обсуждении новой концепции спирали развития в
Инсти­туте философии, АН СССР (1977 г.) весьма интересное сообра­жение высказал
биолог, д-р философских 
наук В. И. Кремянский, ука­зав на связь уровня
организованности живого с количеством видов биологических форм: «Из биологии
известно, что число возможных одноклеточных всегда
намного больше, чем число реализаций, причем по мере возрастания уровня
организации это число уменьшается. Низших биологических форм 
множество, а Человек—одн
и. Это также 
подтверждает сходящуюся форму спирали развит
ия».
4. Пробивает себе дорогу и рассмотрение процессов разви
тия в «энтропийном поле». Говоря о средствах массовой информа­ции, Ю.
А. Шерковнин так описывает, например, процесс орга­низации газетного
номера:«Движение от максимальной началь­ной до минимальной конечной энтропии
выражает собой и сущность процесса создания
газетного номера, радио- или те­лепрограммы. Высокая неопределенность
содержания и офор­мления номера или выпуска
начинает уменьшаться на редакци­онной летучке и достигает минимума с выходом
газеты в свет, а радио- и телепрограммы—в эфир»[
13].
Некоторыми оппонентами высказывалось мнение, что известную спираль развития
никто всерьез не принимает, что эта спираль лишь ал
легория, метафорический образ, приблизительное
сравне­ние и вряд ли является актуальной как предмет исследований. 
Поэтому-де ее никто и не исследовал.
На этот счет можно сказать следующее. Понимание сущности и причин спиралевидного
характера развития имеет большое теоре­тико-познавательное значение. Так, 
спиральность -- одна из квантовых характеристик элементарных частиц,
определяемая как протекция частицы на направление
ее движения (на импульс). В биологии структура молекулы ДНК так­же имеет форму
спирали (двойной спирали). Явления спиралевидности 
имеются и в космологии. Так что феномен спиралевидности 
в природе заслуживает глубокого изучения и 
философского ос­мысления.
Философами прошлого спиралевидность развития также
подчер­кивалась как одна из фундаментальных, существенных черт 
процесса развития.
Следует к этому добавить, что наглядные обра
зы представляют одну из важ
нейших форм научного по
знания. Так, М. 
Борн высоко ценил модели, считая их представ
ителями реаль­ных вещей. Воспроизводя в какой-то
степени закономерности оригинала, мысленная модель дает возможность глубже
понять и познать оригинал.
Такова и сходящаяся спираль. Актуальность ее исследовани
я не вызывает сомнений. Так, Б. С. Грязнов 
(ИИЕиТ АН СССР, зав. сек­тором логики развития науки) в своем отзыве (1974
г.) писал
: «Если в нашей литерату
ре идея спиралевидного развития, как пра­вило,
носит не вполне ясный характер, то автор делает ее не только наглядной, но
более того, превращает идею о спиралевид­ном характере развития в идею, которая
может выполнять и функции прогнозирования». Эта
оценка философа подтвердилась при прогнозе нами путей развития ЭВМ.
Как и всякое новое, изложенная концепция,
естественно, требу­ет не замалчивания, а уточнений,
непредвзятого подхода и заин­терес
ованного обсуждения. Отвергнуть эту модель вследствие ее недостатков, без
предложения конкретных, должным образом обоснованных альтернатив было бы
равносильно высказыванию, что процесс познания может быть остановлен.
Новая научная концепция требует всестороннего обосно­вания. Возьмем процесс
мышления и зададимся вопросом: которая из двух альтернативных  моделей ему
более адекватна?
Любой творческий процесс, как правило, начинается с неопре­деленного
множества образов, с неупорядоченных, отрывочных данных, то есть с
максимальной энтропии. Относительно длительное время мозг осуществляет поиск
и отбор из памяти и окружающей среды, в процессе активного взаимодействия с
ней, нужного ма­териала, пытается связать его в определенные комбинации.
Мысль рождается и закрепляется в виде отдельных фрагментов искомого в
процессе внутреннего диалога  между  мыслителем и его «собесед­ником».
В начальной стадии этого диалога отбрасываются и большие куски материала,
накопленного разнообразия. Так, изобретатель, конструируя машину, часто
выбрасывает или переделывает целые узлы, пока не
добьется их опти
мального устройства и сочета­ния.
По мере дальнейшего накопления и переработк
и информации происходят ускорение развит
ия темы, отработка идеи; возникают новые
находки, так называемые озарения, которые «скачк
ами» все четче вырисовывают архитектуру искомого объекта, создаваемого
произведения.
В процессах познания ярко проявляется действие
законов диа­лектики. Например, при поиске новых и
дей, технических решений или при разработке теории
ясность понимания часто наступает внезапно, скачком и как бы случайно. Но чаще
всего этому пред­шествуе
т целеустремленный поиск «на по
дходах», долгие месяцы и даже годы неустанных опытов, 
размышлений и отработк
и всевозможной информации
, т. е. качественный
скачок наступает в ре­зультате количественного
роста разнообразия.
Чем более совершенен мозг в части объема памяти, организа
ции и интенсивности информационных процессов, тем выше его ассо­циативные и 
симультанные способности и тем более совершенен продукт мысли.
Примечательно, что завершающий этап и здесь эволюционный: «шлифовка» и
«доводка» полученного результата. Сле­довательно, процесс мышления более
адекватно отображается спи­ралью развития сходящейся формы.
В заключении необходимо отметить значение нового подхода к рассмотрению
процессов развития общества на современном этапе. Как известно, в истории
мировой культуры известно три пика ее расцвета. Это -- Древняя Греция, эпоха
Возрождения и Россия XIX века, давшая миру блестящую плеяду писателей,
ученых, поэтов, художников, композиторов. На новом витке спирали развития
ожидается новый пик -- восход новой цивилизации -- информационной, которая
требует особого подхода к рассмотрению всего спектра вопросов, связанных с
ней. Новые информационные технологии воздействуют не только на аспекты
цивилизации, связанные с производством материальных ценностей, но и на
духовную сферу общества, изменяя самое самосознание и процесс мышления
Человека. Поэтому информационная цивилизация требует своей особой философии,
философии будущего.
                    Список использованной литературы.                    
1.      Анохин П.К. Предисловие. // Эшби У. Конструкция мозга. Москва.:
Издательство иностранная литература. 1962г.
2.      Урсул А.Д. На пути к информационно- экологическому обществу. //
Философские науки. 1991 №5.
  3.      Ракитов А.И. Философия компьютерной революции. Москва.: Мысль. 1991г.  
4.      Славин А.В. Наглядный образ в структуре познания. Москва.:
Политиздат. 1971г.
5.      Дидро Д. Избранные философские произведения. Москва.: Госполитиздат
1941г.
6.      Блинов А. Качественно новая цивилизация. // Известия. 1991г. 20 марта.
7.      Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. Т.12. Москва.: Издательство
АН СССР 1926г.
8.      Стасов В.В. Собрание сочинений. Т.3. СПб 1894г.
9.      Гегель Г.В.Ф. Сочинения .Т. 29. Москва.: Издательство АН СССР 1956г.
10.  Маркс К. Энгельс Ф. Из ранних произведений. Москва.: Госполитиздат. 1956г.
11.  Абдеев Р.Ф. Философия Информационной цивилизации. Москва.: ВЛАДОС. 1994г.
12.  Эшби У. Введение в кибернетику. Москва.: Издательство иностранная
литература. 1970г.
13.  Шерковин Ю.А. Психологические проблемы массовых информационных
процессов. Москва.: Связь. 1973г.