Каталог :: Философия

Контрольная: Философские подходы к анализу общества

Министерство общего и профессионального образования
Ухтинский Государственный Технический Университет
                                Кафедра Философии                                
                              Контрольная работа №2                              
                                 Тема 31                                 
                 «Филосовские подходы к анализу общества»                 
                                                           Студента II курса ФБО
                                                               Специальности ЭАП
     Шифр 002531                                                                   
                                                    Поповцева Константина
                                                              Валериевича
                                                          Домашний адрес:
                                                         169200 г. Емва, 
                                              ул. Пионерская, д.25, кв.11
                                  План:                                  
Введение ......................................................................3
Глава 1. Общество как философская категория....................................4
1.1. Элементы общества.........................................................4
     1.2. Подсистемы общества, сферы общественной жизни..................5
1.3. Функционирование и развитие общества............................... 6
Глава 2. Жизнь в новом обществе и его проблемы.................................8
2.1. Культура в новом обществе.................................................8
2.3. Проблемы нового общества.................................................10
Заключение....................................................................13
Список использованной литературы:.................................... 15
     
     
                                Введение.                                
Вся жизнь мировоздания оказывается чрезвычайно ко­роткой, если со­поставлять
время существования Метагалактики со временем существования ее составляющих
(например, Солнца). История эво­люции Космоса измеряется жизнью всего
двух поколений “населения” Метагалактики. Эволюция самой Земли и
органической природы оказывается также быстрой и короткой. За время
существо­вания Земли она вместе с солнцем сделала всего 23 оборота во­круг
центра галактики, а вместе с человеком, ею была пройдена 1/130 часть этой
космической ор­биты. Если предположить, что земля су­ществует 24 часа, то время
существования человека составит около 1 минуты, а ис­тория человека
современного типа займет одну секунду.
Как неопровержимо свидетельствуют факты, было время, когда на Земле людей не
существовало. Но с появлением людей появилось и человеческое об­щество. Люди
вне общества существовать не мо­гут. Еще Аристотель (IV в. до
í.ý.) называл человека политическим животным, то есть живущем в
государ­стве (политике), в обществе.
А. Фергюсон в труде “Очерк истории гражданского обще­ства” (1767 г.)
писал, что “Человечество следует рассмат­ривать в группах, в которых оно
все­гда существовало. История отдельного человека–лишь единичное проявление
чувств и мыслей приобре­тенных им в связи с его родом и каждое иссле­дование,
относящееся к этому предмету, должно исходить из целых обществ, а не
от­дель­ных людей”.
Совместная жизнь людей–сложное системное образова­ние. Общество относится к
числу само развивающихся, дина­мичных сис­тем, “которые, сохраняя свою
качественную опреде­ленность, спо­собны самым существенным образом менять её
состоя­ния”.[1] Общество представляет
собой общественное бы­тие (“Бытие”–мир, который существует как непреходящее
единство вне и независимо от воли и сознания человека. Это действительность,
которая имеет внутреннюю логику своего существования, развития, и реально
предзадана сознанию, действию отдельных индивидов и поколений людей) людей;
объективную реальность, своего рода социальную мате­рию, ре­зультат
функционирования, эволюции и дифферен­циации биосферы в рамках более широкой
целостности–разви­вающейся Вселенной. Как особый  уровень организации мате­рии,
человеческое общество существует благодаря деятельно­сти людей и включает в
качестве обязательного условия своего функциониро­вания и разви­тия духовную
жизнь. Благодаря дея­тельности людей предметы, ко­торые охвачены практической
деятельностью людей, становятся ча­стью со­циального мира.
Общество–продукт совместной деятельности людей способ­ных собст­венными
усилиями создать необходимые усло­вия сущест­вования. Даже в клас­совом
обществе, где возникают социальные конфликты, находятся объектив­ные общие
инте­ресы, цели, требую­щие совместных усилий, направленных на поддержание
единства противоположностей.
И так, приступим к рассмотрению данной темы. Для начала я хотел бы
рассмотреть общество как философскую категорию, а затем его новый этап –
информационное общество.
     
      

Глава 1. Общество как философская категория.

1.1. Элементы общества

Первым необходимым элементом социальной деятель­ности явля­ются живые человеческие индивиды–субъекты дея­тельности, с ко­торыми связаны её пусковые и регуляторные ме­ханизмы. Несмотря на то, что человек представляет целый и целостный “микрокосмос”, он является элементом деятельности, т.е. её простейшим, далее неделимым образованием. Вторым элементом является объект социальной дея­тельности. Объекты социальной деятельности можно разделить на два класса: 1. Вещи, “орудия” с помощью которых люди оказывают воздействие на окружающий их реальный мир. С по­мощью этих вещей люди осуществляют адаптивную деятельность, приспосабливаясь к среде путем её веще­ственно–энергетической переделки, целенаправлен­ного преобразования. 2. Символы, знаки (книги, картины, иконы, и др.). Эти предметы служат не непосредственному изменению ре­альности, а изменению наших представлений о мире. Они воздействуют на наше сознание, стремления, цели, и через них, опосредовано, воздействуют на отличную от сознания реальность. Необходимость символов связана с тем, что любые идеи, образы, чувства, призванные по­влиять на поведение людей, могут сделать это, и лишь в том случае обретут некоторую “телесную оболочку” становясь материальными проводниками, “перевозчиками смысла”.[2] Если вещи служат прямым орудием адаптации, то символы обеспечивают целенаправленность человеческой деятельности. Механический набор людей, вещей и символов не соз­даёт целостное системное образование–общество. Для его существования необходима сложная совокупность внутренних связей между всеми классами социальных предметов.

Элементы общества

Человек-субъект социальные предметы

деятельности Класс вещей Класс символов Предметы труда Орудия труда Устойчивые, воспроизводимые связи между совместно действующими людьми называются общественными отноше­ниями. Эти отношения связывают людей как в процессе обще­ственной деятельности на основе разделения функций, так и при разделении совместно созданных результатов труда: готовых продуктов труда и средств их создания. Подобные отношения владельцами земли, станков и пр. и людьми лишенных необхо­димых средств труда, К. Маркс называл производственно–эко­номическими отношениями, отводя им важнейшую роль в орга­низации общественной жизни людей.

1.2. Подсистемы общества, сферы общественной жизни.

Любой акт совместной деятельности возможен при на­личии взаимосвязанных людей, вещей, символов. Для жизни людей, которым присуще активное приспо­собление к среде, необходимы соответствующие вещи, созда­нием которых занимается материальное производство. Матери­альное производство создает средства деятельности, которые используются во всех её видах, позволяя людям физически из­менять природную и социальную реальность. Производя необходимые вещи, люди создают опреде­ленную систему общественных отношений. (Использование но­вой производительной техники в Европе нового времени при­вело к зарождению и утверждению капиталистических отно­шений, которые создали не политики, а работники материаль­ного производства). В процессе материального производства люди создают и закрепляют определенный тип ментальности, способ мышле­ния и чувствования. Общественная жизнь предполагает сложнейшую сис­тему социальных связей, соединяющих воедино элементы об­щественной жизни. В некоторых случаях они возникают сти­хийно, в качестве “пробного продукта”, например материаль­ного производства. Однако большей частью их нужно создавать целенаправленной специализированной деятельностью, тре­бующих реальных усилий. Это регулярный тип деятельности. Высшей формой этой деятельности является политическая дея­тельность. Политическая сфера общественной деятельности имеет сложную внутреннюю структуру, где главным звеном является Государство. Государство в свою очередь представляет собой сложнейший инструмент, имеющий множество функций, свя­занных с законодательной, исполнительной, судебной властью, армией, аппаратом принуждения, ... За создание и воссоединение элементов общества–сим­волических и людей, отвечают духовный и социальный типы деятельности. Продуктом духовной деятельности (наука, культура, ис­кусство) людей является информация, адресованная человече­скому сознанию–идеи, образы, чувства. Так, к созданию (в ши­роком его понимании, охватывающем всю область человеческой деятельности) относятся отличные от рефлексов идеальные по­буждения, которые относятся к сфере неосознанного. Зигмунд Фрейд показал, какую огромную роль играют в человеческом поведении мутные желания и неосознанные влечения. В сферу социальной жизни включается огромный и раз­нообразный мир человеческого быта. Именно в этой сфере рож­дается человек, происходит его первичная социализация–вос­питание детей воспитание детей в семье и средствами семьи. Однако последнее слишком важное и сложное дело, чтобы об­щество могло всецело передоверить его индивидам и первич­ным социальным группам. Рано или поздно оно берет на себя многие функции семьи. Общество активно включается в про­цесс воспитания и профессиональной подготовки.

Подсистемы общественной жизни

(типы совместной деятельности людей)
Материальное Регулятивная Социальная Духовная Производство Деятельность Деятельность Деятельность

1.3. Функционирование и развитие общества

Каким образом система, состоящая из многих частей, способна существовать и изменяться как единое целое, как воз­никают интегральные средства целого, которых лишены его части? Представители монистического течения считают, что на каждом “этаже” социальной структуры можно видеть главный системообразующий фактор, который воздействует на все про­чие явления (т.е. части системы находятся в субординационной зависимости). Сторонники плюралистического направления убеждены в том, что части любой общественной единицы, находятся между собой в координационной зависимости: взаимно влияя друг на друга, они не разделяются на определяющие и определяемые. Также различные точки зрения на эту проблему у мате­риалистов (К. Маркс) и идеалистов (П. Сорокин). “Интегральная концепция” П. Сорокина исходит из идеи безусловного сознания в общественной жизни людей, характер социальных предметов и процессов определяется идеями, целями, а не вещественно–энергетическими средст­вами, используемыми для их воплощения. Духовное всецело определяет материальное в жизни общества. Рассуждая о строении общества, Сорокин выдвигает два уровня организации: уровень культурных систем (совокупность взаимосвязанных идей) и уровень собственно социальных сис­тем (совокупность взаимосвязанных людей). Причем второй уровень всецело подчиняется первому. Сорокин различает от­ношения субординации между культурным и материальным уровнями и отношения координации (взаимовлияния) между важнейшими составляющими Культуры. В истории существуют, попеременно сменяя два основных вида мировоззрения–“духовный ” и “чувственный”, каждому из которых соответствует свой тип общественного устройства (“социокультурная супер­система”). Люди, которые живут в обществах первого типа, исходят из убеждения в том, что окружающая их реальность имеет духовное, божественное происхождение. Соответственно смысл своего существования они видят в подчинении божественному абсолюту, с презрением или снисхождением относясь ко всему мирскому, переходящему. Поэтому материальное производство в таких обществах имеет по существу поддерживающий характер. Основным объектом воздействия считается не природа, а человеческая душа, которая должна стремиться к слиянию с Богом. Прямо противоположные характеристики свойственны обществам второго типа, основанным на материалистическом восприятии мира, акцентирующие чувственные стороны человеческого бытия. Наконец Сорокин допускает существование промежуточного типа социокультурной организации–идеалистического, стремящегося гармонично сочетать принципы духовности и чувственности “даже общая культура индивида (как самого маленького культурного ареала) не является полностью интегрированной в одну причинно–смысловую систему. Она представляет собой сосуществование множества культурных систем–частично гармонирующих друг с другом, частично нейтральных и частично противоположенных друг другу–плюс, сосуществование множества скоплений, каким-то образом попавших в общую культуру индивида и осевших там.” Историческое развитие человечества автор книги “Социологические теории современности” рассматривает как постоянную циклическую смену “социокультурных супер­систем”. Причину постоянной смены систем Сорокин видит в неспособности найти идеальный баланс ценностей существова­ния, который мог бы обеспечить гармоничное развитие обще­ства. К. Маркс, в свою очередь, вполне признаёт тот факт, что отличие истории от природных процессов связано именно с на­личием сознания, способностью человека “строить в голове” то, что потом будет построено в реальности. К. Маркс утверждает, что первопричиной любых человеческих действий является объективные т.е. не зависящие от желаний людей потребности, указывающие на то, что необходимо людям для существования и развития. В теории Маркса потребности понимаются как свойство человеческой природы, отношение человека к необхо­димым условиям существования, которое отлично от сознания и предшествует ему: ”Сознание никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием, а бытие людей есть реальный процесс их жизни”. Рассматривая сознание как реальную причину социальных изменений, Маркс категорически отказывается признать их пер­вопричиной, как это делали и делают философы–идеалисты (например, П. Сорокин). Идея первенства объективных потребностей перед отра­жающим их сознанием последовательно проводится К. Мар­ксом. Поэтому в основе выделения подсистем общества у него оказываются не важнейшие идеи (добро, справедливость, Кра­сота,–у П. Сорокина ), а важнейшие потребности общества в продуктах материального и духовного производства, производ­ства непосредственно человеческой жизни и “форм общения“ людей, т.е. общественных отношений. Практическое в жизни общества определяет духовное. Но и в самой практике Маркс выделяет определяющую форму деятельности–материальное производство, которое тем самым становится основой функцио­нирования и развития общества в целом. Закон определяющей роли материального производства имеет различные проявления. Прежде всего, он связан с особой значимостью продуктов такого производства. Прежде чем быть способным заниматься политикой, наукой или искусствам, люди должны есть, пить, одеваться, потребляя то, что создаёт материальное производство. В результате все виды деятельно­сти, а не только духовная вынуждены подстраиваться под тре­бования материального производства, служить средством его оптимизации, постоянного развития и совершенствования. Подобная ситуация характеризует как древние, так и со­временные общества–даже радикальная научно-техническая революция не в состоянии опровергнуть определяющей роли материального производства. Однако не только с важностью продуктов связывает Маркс определяющую роль материального производства. Эта роль проявляется и в том, что в процессе создания вещей люди вступают в особые производственные отношения, которые оп­ределяют весь образ их жизни, формируют их в качестве соци­альных существ. Имеются в виду производственно–экономиче­ские отношения собственности. Характер собственности не слу­чаен, и зависит от уровня развития производительных сил (средств производства, соединенных с рабочей силой) и про­фессионального разделения труда. Собственность на средства производства играет, по убеж­дению Маркса, важнейшую роль в его развитии. Собственность оказывает важнейшее влияние и на общественную жизнь, взятую в целом. Связанные с экономикой особенности практической жизни людей воздействуют, в конечном счете, и на характер присущего им мышления и чувствования. Стереотипы поведения, представления о приличном и неприличном, достойном и недостойном, эстетические пристрастия, общий тип культуры, по Марксу, разняться у представителей различных слоев общества. Рассуждая о наиболее глубоких источниках общественных изменений, Маркс связывает их не со сменой “форм социокультурной духовности”, а с неуклонным ростом общественного производства–прежде всего, производства материального. Однако мы видим, что современная история, нарушив однозначную связь между собственностью на средства производства и благосостоянием людей, их имущественным статусом, существенно корректирует тем самым идею Маркса о зависимости между “базисом” общества и социальным укладом общественной жизни. Мы не можем напрямую выводить образ жизни людей, способ их само воспроизводства из положения в системе производственно–экономических отношений.

Глава 2. Жизнь в новом обществе и его проблемы.

2.1. Культура в новом обществе

О.Тоффлер:

“Мы живем в мире блип-культуры. Вместо длинных “нитей” идей, связанных друг с другом, - “блипы” информации: объявления, команды, обрывки новостей, которые не согласуются со схемами. Новые образы и представления не поддаются классификации - отчасти потому, что они не укладываются в старые категории, отчасти потому, что имеют странную, текучую, бессвязную форму. ...Люди “третьей волны” чувствуют себя свободнее, именно сталкиваясь с “блипами” - информационными сообщениями, отрывком из песни или стиха, заголовком, мультфильмом, коллажем и т.д. Ненасытные читатели дешевых изданий и специализированных журналов, они короткими приемами поглощают огромное количество информации. Но и они стремятся найти новые понятия и метафоры, которые позволили бы систематизировать или организовать “блипы” в более широкое целое. Однако вместо того, чтобы пытаться втиснуть новые данные в стандартные категории и рамки “второй волны”, они хотели бы все устроить на свой собственный лад... Словом, вместо того, чтобы просто заимствовать готовую идеальную модель реальности, мы теперь сами должны снова и снова изобретать ее. Это тяжкое бремя, но оно вместе с тем открывает большие возможности для развития индивидуальности, демассификации личности и культуры. Некоторые, правда, не выдерживают, ломаются или отходят в сторону. Другие превращаются в постоянно развивающихся, компетентных индивидов, способных подняться в своей деятельности на новый, более высокий уровень. Но в любом случае человек перестает быть стандартным, легко управляемым роботом, каким его изображали писатели “второй волны”.[3] Комментарий: Тоффлер одним из первых подметил произошедшие за последнее время коренные изменения в культуре общества, особенно западного. Нарастающая сила потока информационного обмена между людьми породила новый тип культуры, в которой все подчинено необходимости классификации, унификации с целью наибольшей компрессии и повышения эффективности при передачи от человека к человеку, будь то лично или через средства массовой информации.

Х.Сколимовски:

“Под угрозой излишней инстументализации культура находит различные противодействия, отдушины. Выход за пределы ограничивающих ее рамок может быть осуществлен посредством наркотиков или через экскурсы в восточную философию. Возникновение философии техники - другое противодействие культуры опасности быть задушенной излишней инстументализацией, ибо, повторяю, дебаты о природе техники - это споры о будущем человека...”[4] Комментарий: См. ниже к цитате А.Этциони.

А.Этциони:

“Движение контр культуры еще глубже подорвало рациональное мышление и легитимацию основного проекта. Оно поставило под вопрос как ценности плательщиков, высокий жизненный уровень, так и достоинства потребления, упорного труда и бережливости. Оно открыто и прямо бросило вызов достоинству отсроченного вознаграждения, самоорганизованности и рациональности. Оно возвысило до уровня добродетели психологическое удовлетворение от небольшой работы, скромного потребления и открытых отношений с другими, природой и самим собой, отношений, не измеряемых вещами. Подлинный рост усматривают не в экономике, а в гармоничных отношениях и более глубоком понимании себя и других. В какой бы то ни было форме - «цвет детей», культура наркотиков, «коммуны», определенные культы - контркультура видела в непосредственном удовольствии, в свободном проявлении порывов, в нерациональном или иррациональном поведении, в заботе скорее о личностных, чем производственных нуждах именно ту жизненность, которую люди теряли в конце длинной цепи рационально скомбинированных средств, составляющих основу материалистских усилий. Техника, наука и управление расценивались не лучше, чем экономические стремления. Хотя наиболее очевидные носители контркультуры - секты хиппи - быстро выгорели и скоро исчезли, подобно другим крайним сектам в прошлой социальной истории, их культурный и психологический вклад продолжал существовать. Контркультуру питало отступление рациональности и видение альтернативного мира” [5]. Комментарий: Две вышеприведенные цитаты трактуют о сравнительно недавно возникшем явлении “контркультуры”. Однако следует отметить, что во время разработки этой темы их авторами концепция “информационного общества” не была еще столь разработана, как сейчас, и вопрос о подавлении, “обездушении” человека техникой стоял гораздо острее. Контркультура рождалась как протест именно против механистичности и отсутствия культуры и вовсе не стремилась стать конкурентом “блип”- или иной информационной культуре вследствие различной предназначенности.

2.3. Проблемы нового общества

Ж.Эллюль:

“Сегодня мы переживаем феномен, породивший много надежд. Это - преображение техники. Мне хотелось бы уточнить, что вплоть до 70-х годов нашего столетия техника была монолитной силой, ориентированной лишь в одном направлении. Она была действительно системой, и имело только одну мыслимую цель - рост во всех направлениях, развертывание мощностей, производства и т.д., хотя некоторые наблюдатели начинали уже ставить под сомнение этот рост. Сегодня автоматизация и информатизация способны мало-помалу сменить ориентацию техники. Сама по себе техническая мутация, информатизация техники, не вызовет никакого изменения в положении пролетариата, неимущих масс, никакого освобождения человека не принесет, если не будет решимости, сознательного выбора, воли, способной использовать технику в этом направлении. Назовем ее политической волей... Информатизация позволила бы выбраться из технической системы... Но сегодня для этого необходима подлинная революция по отношению к государству и автономизировавшейся технике. На мой взгляд, сейчас... мы вышли к развилке исторического пути, к месту возможного пересечения между свободным социализмом и кибернетизацией общества. Дело еще не проиграно. Главное, чтобы мир информатики, пусть даже самым невинным и немакиавеллистским образом, не стал агентом технической системы, увенчав свое движение к концентрации, к всепроницающему контролю. Когда такое кибернетизированное государство “схватится”, как схватывается ледяная шуга или бетон, то будет, строго говоря, уже слишком поздно” [6]. Комментарий: Данная цитата из работы французского социолога и политолога Ж.Эллюля свидетельствует о тех трудностях, которые ждут человечество на пути к информационному обществу. Собственно говоря, эта проблема - “дамоклов меч”, которые будет вечно висеть над человечеством, ибо даже в “информационном обществе” опасность появления информатизированно-бюрократической машины остается.

Д.Белл:

“Сейчас становится все более очевидной угроза полицейского и политического наблюдения за индивидами с использованием изощренной информационной техники... Все это элементарно подтверждает один из старейших... политических трюизмов: когда какое-либо агентство, облеченное властью, устанавливает бюрократические нормы и стремится, во что бы то ни стало насаждать их, создается угроза злоупотреблений. Другой не менее важный момент заключается в том, что контроль над информацией чаще всего выливается в злоупотребления, начиная с сокрытия информации и кончая ее незаконным обнародованием, и что, дабы предотвратить эти злоупотрблениия, необходимы институциональные изменения, прежде всего в сфере информации”[7]. Комментарий: Мнение Д.Белла перекликается с предупреждение Ж.Эллюля о возможности срастания информатики и бюрократии в мощную единую систему. Возможность поставить человека под контроль техники - это второй “дамоклов меч”, который будет вечно висеть над головами жителей “информационного общества”.

К.Ясперс:

“Все возрастающая доля труда ведет к механизации и автоматизации деятельности работающего человека. Труд не облегчает бремя человека в его упорном воздействии на природу, а превращает человека в часть машины. Вследствие уподобления всей жизненной деятельности работе машины общество становится похоже на одну большую машину, организующую всею жизнь людей. Бюрократия Египта, Римской империи - лишь подступа к современную государству с его разветвленным чиновничьим аппаратом. Все, что задумано для осуществления какой-либо деятельности, должно быть построено по образцу машины, т.е. должно обладать точность, предначертанностью действий, быть связанным внешними правилами... Следствия этой машинизации проистекают из абсолютно превосходства механической предначертаннсти, исчисляемости и надежности. Все, связанное с душевными переживаниями и верой, допускается лишь при условии, что оно полезно для цели, поставленной перед машиной. Человек сам становится одним из видом сырья, подлежащего целенаправленной обработке. Поэтому тот, кто раньше был субстанцией целого и его смыслом - человек, - теперь становится средством... Люди в своей массе уподобляются песчинкам и, будучи лишены корней, могут быть, поэтому использованы наилучшим образом. Ощущение жизни служит обычно рубежом между пребыванием на работе и частной жизнью. Однако частная жизнь становится пустой, механизируется, и досуг, удовлетворение превращаются в работу” [8]. “Поэтому человек живет либо в состоянии глубокой неудовлетворенности собой, либо отказывается от самого себя, чтобы прерваться в функционирующую деталь машины, не размышляя, предаться своему витальному существованию, теряя свою индивидуальность, перспективу прошлого и будущего, и ограничиться узкой полоской настоящего, чтобы, изменяя самому себе, стать легко заменяемым и пригодным для любой поставленной перед ним цели, пребывать в плену раз и навсегда данных, непроверенных, неподвижных, недиалектических, легко сменяющих друг друга иллюзорных достоверностей. Тот же, кто таит в себе неудовлетворенность, проявляющуюся в вечном беспокойстве, постоянно ощущает внутренний разлад. Он вынужден всегда носить маску, менять эту маску в зависимости от ситуации и от людей, с которыми он общается. Он перестает постигать самого себя, так как, нося постоянно маску, он, в конце концов, сам уже не знает, кто он” [9]. Комментарий: Ясперс несколько драматизирует ситуацию “удрученности” человека в новом обществе, но делает это невольно, беря за точку отсчета сегодняшний или завтрашний день, а не общественные отношения “информационного века”. И хотя он предупреждает о тех же опасностях, что Эллюль и Белл, тем не менее, он сгущает краски, забывая о двунаправленном свойстве информации - она размножается вне зависимости от того, откуда исходит.

Р.Коэн:

“Мы вправе допустить, что нынешние времена, по крайней мере, в двух важнейших отношениях отличаются от прошлого. Во-первых, определенный количественный рост достиг критической точки, за которой, как принято говорить, количество переходит в качество, рост вступает в некоторую новую фазу... Вторая жизненно важная характеристика нашего времени... это всемирный характер социальных и технических проблем, или, как сказал бы молодой Маркс, обнаружение... «родовой сущности» этих проблем, среди которых выделяются следующие: 1) политические и экономические препятствия к тому, чтобы техника использовалась для ликвидации нищеты; это относится даже к самым промышленно развитым странам, не говоря уже о странах «третьего мира», где бедность ставит людей на грань вырождения; 2) неспособность социальных наук - и эмпирических исследований в их историческом аспекте, и исследований современных общественных изменений, равно как и методологии общественных дисциплин, - решать свои главные практические и теоретические задачи; 3) недостатки образования и воспитания во всем мире, препятствующие решению указанных проблем, мешающие здоровому, творческому пониманию науки и техники как составной части гуманистического воспитания в эпоху научно-технического прогресса; это относится и к подготовке специалистов, и к общему образованию большинства людей (к тому же подготовка специалистов страдает культивируемым этилизмом); 4) неспособность многих стран разрешить проблемы своего индустриального развития за счет использования внутренних ресурсов либо путем справедливого перераспределения капиталов и ресурсов между развитыми капиталистическими (а также социалистическими, в первую очередь СССР) странами и странами “третьего мира”, а также использования избыточного сырья, добываемого в развивающихся странах (за исключением нефти и некоторых ископаемых руд в ряде районов планеты); 5) неспособность научной и технической элиты преодолеть свою национальную ограниченность, элитаристское сознание, если не считать нескольких героических исключений (например, Пагуошское движение или ВОЗ), в особенности это касается неспособности противодействовать идеологическим наслоениям в науке; 6) фетишизм науки, идущий параллельно с фетишизмом потребления, вещизмом”[10]. Комментарий: Р.Коэн попытался в концентрированном виде представить читателю проблемы современного общества, которые неизбежно станут еще более значимыми по мере того, как мы будет входить в “информационный век”. Список из шести пунктов затрагивает многие области человеческой жизнедеятельности, однако, является далеко не исчерпывающим. Мне кажется, что любой человек может дописать в него еще по пункту и все равно список будет не полон.

Заключение

В данной разработке я рассмотрел структуру общества, его развитие, функционирование и проблемы на основе высказываний философов разных эпох. В 50-70-е годы стало очевидно, что человечество вступает в новую эпоху, дорогу к которой проложило бурное развитие техники и НТР в целом. Проблема существования и бытия человека в полностью “технизированном” и “информатизированном” мире не могла не занимать философов, общества. Таким образом, информация одновременно определяет и социо-культурную жизнь человека и его материальное бытие. В этом, по моему мнению, и состоит принципиальная новизна грядущего общества. Существует множество концепций, пытающихся объяснить, почему в истории все происходило так, а не иначе. Основными из них традиционно считаются “цивилизационная” (авторы - Тойнби, Данилевский) и “формационная” (знаменитая “пятичленка” Маркса). Первая из них кладет в основу развития человеческого общества социо-культурные типы, а вторая - производственно-хозяйственные отношения. Однако при всем многообразии воззрений на ход исторического развития можно проследить ряд общих характеристических черт у всех авторов: 1) история подразделяется на три основных глобальных этапа, которые условно можно назвать “сельскохозяйственный”, “индустриальный” и “постиндустриальный”; 2) разграничение между этапами проводится по признаку лежащих в основе рассматриваемой формации производственных отношений или взаимодействия человека с природой (соответственно - через орудия, через машину или технику и через информацию); 3) переход к следующему этапу осуществляется путем научно-технической революции, в ходе которой изменяется среда обитания, что, в свою очередь, влечет трансформации в сознании людей; 4) завершающим историческим этапом, который, по мнению одних философов, уже наступил, а, по мнению других, наступит в ближайшем будущем является «информационное общество». В связи с грядущим наступлением “информационного века”, основной задачей становится максимально ускорить и упростить передачу информации между людьми и повысить ее “усвояемость”. Именно поэтому она стандартизируется и классифицируется с тем, чтобы как можно сильнее ускорить процесс обработки информационного потока. Этот процесс воздействует на культуру двояко: с одной стороны, максимально сближаются духовная и материальная стороны жизни человека, а с другой стороны, происходит резкое разграничение эмоционального и информационного аспектов культуры. . Кроме того, мне хотелось бы отметить, что культура нового общества представляет собой весьма неоднородную массу, ибо находится в процессе формирования, завершения которого следует ждать, по всей очевидности, к середине XXI века. Любопытно будет рассмотреть бытие человека в новом обществе, разложив его на отдельные элементы. Дом и семья. Распад классической “нуклеарной” семья как “ячейки общества” на сегодня стал реальностью. Единство формы семьи заменяется на многообразие видов брака и совместного проживания. Естественность этой тенденции очевидна, и, согласно данным статистики, в США уже сегодня иные формы брака численно превышают количество “нуклеарных” семей. Дети и образование. Очевидно, что в настоящее время образование претерпевает огромные изменения, прежде всего, в плане специализации, диверсификации и индивидуализации. Политическая, социальная и общественная жизнь. В этой сфере я полностью согласен с идеями респондентного телевидения и реализации, высказанными Дайзардом и Мартином. Несмотря на некоторую утопичность попыток построения “настоящей” демократии, подобные технические нововведения служили бы как минимум надежной защитой против попыток тоталитарного возрождения.

5. Проблемы нового общества

В принципе, вопрос о проблемах затрагивался в каждой части разработки. Однако я счел уместным вынести его в отдельный параграф. Я привлекаю к этому внимание потому, что многие авторы (и это доказывают приведенные мною цитаты) пытались слить воедино три вида проблем: трудности настоящего момента, трудности перехода к новому обществу и собственно проблемы нового общества. Проблемы современного мира широко известны: экология, локальные войны, экономическая пропасть между Западом и странами “третьего мира” и т.д. Мы уже практически выяснили, что надо делать, но не всегда знаем, как - то есть остается открытым вопрос технологий. Кроме того, неясен вопрос о перестройке сознания людей для нового типа мышления.

Список использованной литературы:

1. Белл Д. Социальные рамки информационного общества. [4], с.330 2. В.И. Кузнецов “Что такое бытие” 3. Кан Г. Грядущий подъем: экономический, политический, социальный. [4] 4. Новая технократическая волна на Западе. Под ред. П.С.Гуревича. М.:Прогресс, 1986. 5. П.А. Сорокин “Социологические теории современности”. 6. Современная западная философия. Словарь. М.: Изд-во полит. литературы, 1991. 7. Тоффлер О. Смещение власти: знание, богатство и принуждение на пороге XXI века. М.: Изд-во АН СССР, 1991. 8. Тоффлер О. Третья волна. В жур.: США - экономика, политика, идеология. № 7-11 за 1982 год. 9. Философский словарь. М.:Политиздат, 1987.
[1] В.И. Кузнецов “Что такое бытие” [2] П.А. Сорокин “Социологические теории современности”. [3] Тоффлер О. Третья волна. [5] №7, с. 99 [4] Сколимовски Х. Философия техники как философия человека. [4], с. 242 [5] Этциони А. Масштабная повестка дня. Перестраивая Америку до XXI века. [4], с. 303 [6] Эллюль Ж. Другая революция. [4], с. 148-151 [7] Белл Д. Социальные рамки информационного общества. [4], с.340 [8] Ясперс К. Современная техника. [4], с. 144 [9] Ясперс К. Современная техника. [4], с. 121 [10] Коэн Р. Социальные последствия современного технического прогресса. [4], с. 212-219