Каталог :: Философия

Реферат: Работа и прогресс

Оглавление
Часть первая – Работа.
Введение.
1.    Работа как единство объективной и субъективной сторон.
2.    Формы практической деятельности.
3.    Техника и техническая работа.
Заключение.
Часть вторая – Прогресс.
Введение.
1.    Противоречивость общественного прогресса.
2.    Объективный критерий прогресса.
3.    Применение критерия общественного прогресса и конкретной истории.
4.    Свобода как продукт общественного прогресса.
Заключение.
Список использованной литературы.
Часть первая – Работа.
Введение.
Работа может быть представлена как слож­ная сеть различных актов
преобразования объектов, где продукты одной деятельности становятся исходными
компонентами другой.
Структурные характеристики элементарного акта практики можно выявить, если взять
за образец марксов анализ процесса труда. Рассматривая труд «в простых и
абстрактных его момен­тах», К. Маркс выделял следующие стороны (элементы)
процесса труда1: человека с его целями, знаниями и навыками,
осущест­вляемые человеком операции целесообразной деятельности; объ­екты,
включенные в ходе этих операций в определенные вза­имодействия. Объекты, в свою
очередь, расчленяются по своим функциям на предмет (исходный материал) труда,
средства труда (прежде всего орудия) и продукты, получаемые в результате
преобразования предмета труда.
=============================================
     1 См: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.23. С. 188-195.
1.    Работа как единство объективной и субъективной сторон.
Труд как преобразование чело­веком вещества природы предполагает
взаимодействие всех этих элементов указанных выше.
Марксову схему можно распространить на структуру практи­ческой деятельности,
которую можно представить как единство двух сторон: «субъектной» (человек с
его способностями, целями и целесообразными действиями) и «объектной»
(средства, исход­ные материалы и продукты, получаемые из исходных материалов
благодаря воздействию средств деятельности). Причем надо иметь в виду, что в
функции объекта практической деятельности или работы могут выступать не
только фрагменты природы, преобразуемые в производстве, но и люди, «свойства»
которых меняются, совершенствуются, развиваются. Поэтому человек может
выступать и как субъект и как объект работы. Взятая в качестве общественно-
исторического процесса, работа предстает как единство предметно-материального
изменения природы и изменения общественных отношений, в процессе которого
происходит развитие самого человека как субъекта работы.
2. Формы практической деятельности.
Исходной формой практической деятельности, лежащей в основе всех остальных
видов и форм жизнедеятельности человека  в целом, является материальная
производственная деятельность, способ производства материальных благ.
Развитие способа производства материальных благ является основной движущей
силой всего общественного развития. Именно возникновение материальной
производственно-практической деятельности явилось исход­ной предпосылкой
становления специфически человеческого от­ношения к миру, преодоления рамок
животного существования.
Преобразуя природу, созидая специфически человеческую сре­ду обитания, люди
одновременно строят свои собственные обще­ственные отношения, преобразуют
самих себя. Формирование и развитие общественных отношений также является
необходимой формой практически-преобразовательной деятельности, направ­ленной
уже не на окружающую людей природу, а на самих себя, на свои отношения с
другими людьми.
Важно еще раз подчеркнуть, что эта форма практики органи­чески связана с
материальной производственной практикой. “По существу, имеется единая
практическая деятельность, включаю­щая две стороны — отношение людей к природе
и отношение лю­дей к самим себе"1.
=============================================
     1 См: Материалестическая диалектика. Краткий очерк теории. 2-е изд.
М., 1985. Гл. 7. Арефьева Г.С. Общество, познание, практика. М., 1988. с. 78
Однако в процессе общественного развития эти стороны практической
деятельности дифференцируются. Дея­тельность, направленная на преобразование
общественных отно­шений — социальная, классовая борьба, революционное
движе­ние и т. д.,— выступает как особая форма практики.
Важнейшей формой социальной практической деятельности в современных условиях
является осуществляемая в нашем обще­стве перестройка. Перестройка носит
революционный характер и направлена на реальное практическое преобразование
условий нашей жизни, общественных отношений, самих людей.
Наряду с производственной и социальной практикой можно выделить также ее особую
форму, имеющую более узкую социаль­ную значимость, но тем не менее необходимую
в современном обществе. “В этом обществе все большую роль начинает играть
наука, превращающаяся в непосредственную производительную силу и становящаяся
средством управления социальными процес­сами"1. Научное познание по
своей природе нацелено не только на отражение уже существующих объектов,
которые могут быть полу­чены и воспроизведены в способах практической
деятельности. Оно обладает проективно-конструктивной функцией, то есть дает
знания о таких объектах, которые можно освоить в производ­ственной и социальной
деятельности только в будущем. “Проверка истинности знаний о таких объектах
требует особой формы прак­тики, в качестве которой выступает научный
эксперимент”2. Науч­ное экспериментирование, хотя оно и опирается на
возможности производства и социального опыта, достигнутые на данном этапе
развития общества, часто выходит за пределы существующего уровня и
предвосхищает принципы технологии и способов управ­ления и организации
общественной жизнедеятельности, которые могут быть реализованы в будущем.
Современное научное экспе­риментирование, таким образом, выступает в качестве
важнейшего средства осуществления проективно-конструктивной функции научного
познания.
Особое значение в современных условиях приобретает такая форма практики, как
техническая деятельность. Остановимся на ней специально.
============================================
     1 См: Бердяев Николай. Самопознание. М., 1990. с. 45
     2 См: Никитин Е. П. Открытие и обоснование. М., 1988. с. 237.
3. Техника и техническая деятельность
Хотя наше время по праву называют веком техники и эпохой научно-технического
прогресса, не все отдают себе полный отчет в том, что представляет собой
техника и какова ее глубинная роль не только в создании материальных благ и
искусственной среды обитания, особой техносферы, в которой живет современный
человек, но и в формировании мышления, культуры, мировоззре­ния.
Термин «техника» происходит от греческого «techne» — поня­тия, родственного
нашим понятиям «искусство», «навык», «уме­ние».
Оно двойственно по своему смыслу. Техника в первом смыс­ле — это совокупность
различных устройств, созданных человеком (машин, инструментов, строений,
транспортных средств и т. п.), предназначенных для создания различных
веществ, энергии и информации, их преобразования, хранения и использования в
це­лях развития производства и удовлетворения различных непроиз­водственных
потребностей. Техника в этом смысле может выступать и как средство
производства, и как его конечный продукт — результат производительной
деятельности людей. Она поэтому сос­тавляет важнейший элемент
производительных сил, определяющих в конечном счете характер и содержание
способа производства. Техника во втором смысле представляет собой
совокупность раз­личных навыков, устойчивых образцов деятельности, особого
рода умений. Примером этого рода может служить техника рисования, балетная
техника, техника программирования и т. д. Оба смысла понятия «техника» тесно
связаны и вырастают из одного корня. Те или иные устройства, созданные
человеком — артефакты,— могут практически применяться для соответствующих
целей лишь при наличии определенного уровня профессиональных умений. И
наоборот, навыки, профессиональная подготовка и умения определяются и
ограничиваются соответствующим типом и уров­нем развития артефактов и, в свою
очередь, содействуют или препятствуют их совершенствованию. Таким образом, в
самой сердцевине технической деятельности заложено диалектическое единство
между материальными артефактами, с одной стороны, и навыками, умениями,
стандартами деятельности и соответствую­щими техническими знаниями — с
другой.
“Техническая деятельность, особенно в условиях НТР, носит сложный,
противоречивый характер, в значительной степени обусловленный
противоречивостью, внутренней диалектичностью самих артефактов”1.
Эта противоречивость заметна даже в самых простых и исторически первых орудиях
труда.
===========================================
     1 См: Материалестическая диалектика. Краткий очерк теории. 2-е изд.
М., 1985. Гл. 7. Арефьева Г.С. Общество, познание, практика. М., 1988. с. 65.
Каменные зубила, скребок, костяная игла, деревянная палица, копье и т. д., с
одной стороны, приспособлены к взаимодействию с внешним миром, с
определенными природными объектами: обтесыванию камня, сшиванию шкур диких
животных, с необходимостью пронзить бегущую дичь, свалить ударом противника и
др. С другой сторо­ны, они учитывают физиологические и психологические
особен­ности человека: они приспособлены к человеческой руке, чело­веческому
глазомеру, к передвижению на задних конечностях, к групповой коллективной
деятельности, к разделению труда и т. д. Как бы далеко современные
космические корабли, компью­теры и лазерные приборы ни ушли от первобытных
орудий труда, они также несут на себе, точнее, включают в себя печать
изначаль­ной диалектической двойственности: учет свойств природных объектов и
материальной среды, в которой они действуют и кото­рую преобразуют, и учет
нейрофизиологических и психологи­ческих, социальных и культурных особенностей
человека.
Соотношение этих двух сторон исторически изменяется, и сегодня в условиях
НТР, человек все в большей мере передает артефактам функции, которые раньше
он выполнял сам. Совре­менная техника не просто является «продолжением» руки
чело­века, многократным «усилителем» его мускульной энергии, но и средством,
позволяющим выполнять с помощью компьютеров целый ряд интеллектуальных,
прежде всего вычислительных, операций. Вместе с тем благодаря возможностям,
связанным с автоматизацией самых разнообразных производственных про­цессов и
передачей ряда рутинных интеллектуальных действий компьютерам, человек
освобождается для осуществления специ­фически человеческой, творческой,
конструктивной и проектив­ной деятельности.
Техническая деятельность изначально связана с преобразова­нием самих
артефактов. Человек не находит эти артефакты го­товыми в природе, он создает
их, но по особым законам — зако­нам технической деятельности, то есть законам
преобразования одних предметов, видов энергии и информации в другие, в
соот­ветствии с заранее поставленной целью. Чем сложнее цели, чем больше
преобразований требуется для их достижения, тем выше уровень проектов,
охватывающих как эти артефакты, так и про­цесс их создания и использования.
Осуществление этих проектов требует развития конструктивных способностей и
особой конструк­тивной деятельности.
Таким образом, развитие техники и технической деятельности, с одной стороны,
совершается под сильным воздействием твор­ческой, конструктивной и
проективной деятельности человека, а с другой стороны, служит ее объективной
основой. Именно благо­даря этому труд в исторической перспективе должен
перестать быть проклятьем, тяжелой и изнурительной деятельностью по
добыва­нию хлеба «в поте лица своего», но должен, по словам К. Маркса,
превратиться в игру физических и духовных сил, в которой будут осуществляться
высшие творческие потребности и духовные возможности человека.
Значение техники и технической деятельности не сводится лишь к тому, что они
составляют ядро производительных сил общества и выступают как механизм
преобразования предмет­ной среды, в которой живет человек. Опосредованно,
через сис­тему общественных отношений, они влияют на весь образ жизни и
мировоззрение человека, причем это влияние многообразно и от­нюдь не может
быть оценено однозначно.
Так, в современной западной философии существуют разные, повидимости
противоположные, концепции техники. Одна из них, получившая название концепции
«технологического детерминиз­ма», считает технику и технологию решающими
факторами развития человечества. Политика, искусство, наука и культура
оказываются целиком подчиненными механизму научно-техни­ческого прогресса. Вся
власть в такой технологизированной циви­лизации сосредоточивается в руках
технической элиты — техно-кратии. Другая концепция — антитехницизм — выступает
как прямой антипод первой. Антитехницизм рассматривает технику, техническую
деятельность как злого демона, созданного человеком и подчинившего себе своего
создателя. Антигуманизм, нивелировка личности, одиночество людей, безработица,
создание примитив­ной массовой культуры — все это, с точки зрения
антитехницис-тов, — результат непомерного развития техники. “В многочисленных
философских эссе и произведениях научной фантастики представи­тели
антитехницизма рисуют чудовищные картины подчинения человека роботам и
наступления эры чисто технической цивилиза­ции"1. Поэтому рецепт
антитехницизма состоит в возврате «к естест­венному образу жизни», к
альтернативному, по существу ремес­ленному, способу производства, к отказу от
научно-технического прогресса, к бегству из современной городской промышленной
цивилизации на лоно природы.
Обе концепции, при всей их видимой противоположности друг другу, имеют общую
философскую предпосылку — призна­ние неразрешимости противоречия между
человеком с его притя­заниями на свободу и неповторимую индивидуальность, с
одной стороны, и техникой и технологией, уничтожающими индивидуаль­ность,
свободу и независимость,— с другой.
Следует отметить, что в этих концепциях в какой-то мере отражается реальная
противоречивость складывающихся соотно­шений между человеком и обществом, с
одной стороны, и совре­менными техническими и технологическими средствами — с
дру­гой. Непрестанно расширяя спектр возможностей человека, разви­тие техники
в то же время ставит перед людьми много новых, порой неожиданных и весьма
сложных проблем. Современная техника и технология требует в высшей степени
ответственного отношения к себе и сознательной дисциплины ото всех тех, кто
ее проектирует, разрабатывает и использует.
Наряду с этим все более важное значение приобретают про­блемы, связанные с
выбором направлений развития техники и технологии. Признание полной и
однозначной зависимости всей социальной и духовно-культурной жизни от уровня
техники и характера технической деятельности, свойственное и сторонни­кам
технологического детерминизма, и антитехницистам, нередко находит выражение в
так называемом «технологическом импера­тиве», согласно которому все, что
является технически возможным, находит свое практическое воплощение.
=============================================
     1 См: Никитин Е. П. Открытие и обоснование. М., 1988. с. 317.
Развитие техники с этой точки зрения осуществляется совершенно независимо от
челове­ческих идеалов и ценностей. Реально, однако, эти взаимоотно­шения
являются намного более сложными, и на современном витке научно-технического
прогресса наиболее прогрессивные технологии разрабатываются с сознательным
учетом экологических и гуманистических требований.
Материалистическое понимание общества исходит из призна­ния исторически
меняющегося, сложного, противоречивого взаимо­действия техники с социальными
структурами и культурой. Так, “развитие машинной индустрии делает возможным
промышленный капитализм, но капиталистический способ производства и
складывающиеся на его основе общественные отношения, и в особенности частная
собственность, в свою очередь, задают определенный тип технической
деятельности, оказывают обратное воздействие на отношения человека и техники”
1. В этом и проявляется подлинная диалектика процесса. Отчуждение человека
от техники и противо­стояние ей есть продукт определенных преходящих
исторических условий, и это отражается во внутренней противоречивости и
неоднородности культуры.
Сказанное имеет прямое отношение к тому социальному и культурному контексту, в
котором развивается техника в нашем обществе. Противостояние технократизма и
антитехницизма, хотя, как правило, они и не получают развернутого обоснования и
отчет­ливого выражения, является достаточно ощутимой реальностью в современной
общественной жизни ряда социалистических стран, включая и нашу. “Настроения
антитехницизма формируются как реакция на имевшие место серьезные
технократические перекосы, когда развитие техники и экономики подчас выступало
как самоцель, когда принимались и осуществлялись такие технические и
технологические проекты, которые шли вразрез с интересами людей, с их здоровьем
и благополучием”2. Однако такие антитех-ницистские настроения нельзя
признать адекватной реакцией. Дальнейшее — и притом ускоренное — развитие
техники является необходимой стороной общественного развития, без него
невозмож­но достижение такого качества и уровня жизни, которое было бы достойно
человека социалистического общества. Более того, только на базе развития новых
технологий можно рассчитывать на преодо­ление и выправление тех деформаций, к
которым привела техно­кратическая направленность в развитии производительных
сил общества.
=============================================
     1 См: Бердяев Николай. Самопознание. М., 1990. с. 102-103
     2 См: Никитин Е. П. Открытие и обоснование. М., 1988. с. 216.
Заключение.
На протяжении тысячелетий, создавая необходимые материаль­ные блага и
искусственную среду обитания человека, техника в качестве своих негативных
последствий приводила к разрушению естественной среды обитания и к
дегуманизации труда, особенно в условиях капитализма. Однако эта же техника в
новых общест­венных условиях может и должна служить базой для гуманиза­ции
технической деятельности, для использования современных наукоемких технологий
в качестве средства реабилитации и сох­ранения естественной среды и
освобождения человека от тяжелого рутинного, нетворческого труда. Быстрое
развитие информацион­ной технологии открывает невиданные возможности
гигантского повышения интеллектуального потенциала для каждого человека и
овладения такими навыками, которые раньше были доступ­ны лишь немногим. В
этом коренится возможность совсем иначе вписать технику в социально-
культурный контекст, видоизменить само содержание технологии, соединить
профессиональное, техно-югизированное мастерство с индивидуальным
творчеством, гар­монизировать и гуманизировать научно-технический прогресс.
                            Часть вторая – Прогресс.                            
     

Введение

В предшествующем изложении рассмотрено развитие способов материального производства как основы поступательного движения человечества от формации к формации, характерезуещего главную тенденцию прогресса. Представленная схема – это логическое обобщение всемирной истории, но, как всякая абстракция, она отражает не конкретно- эмпирическую историю человечества, тем более отдельных стран и народов, ее сущность и внутреннюю логику. Однако, руководствуясь этой объективной логикой, наука оказывается способной исследовать каждое конкретное общество в его исторической связи, сопоставить его с историческим процессом в целом. В этом одно из проявлений общего положения, что принципы исторического материализма не подменяют исследования реального исторического процесса, а служат методом его познания. В данном случае существенно то, что знание закона развития и смены формаций позволяет поставить на конкретную научную почву изучение проблемы общественного прогресса. 1. Противоречивость общественного прогресса Любой человек, хотя бы немного знакомый с историей, легко обнаружит в ней факты, свидетельствующие о ее поступательном прогрессивном развитии, о ее движении от низшего к высшему. Ношо sapiens (человек разумный) как биологический вид стоит выше на лестнице эволюции, чем его предшественники — пите-кантропы, неандертальцы. “Очевидным является прогресс техники: от каменных орудий к железным, от простых ручных орудий к машинам, колоссально увеличивающим производительность человеческого труда, от использования мускульной силы человека и животных к паровым двигателям, электрическим генераторам, атомной энергетике, от примитивных средств перевозки к автомобилям, самолетам, космическим кораблям”1. Прогресс техники всегда был связан с развитием знаний, а последние 400 лет — с прог­рессом в первую очередь научного знания. Человечество освоило, окультурило, приспособило к потребностям цивилизации почти всю землю, выросли тысячи городов — более динамичных по сравнению с деревней видов поселения. В ходе истории совершенствовались и смягчались формы эксплуатации, и с победой социализма эксплуатация человека человеком вообще ликвидируется. Казалось бы, прогресс в истории очевиден. Но это отнюдь не общепризнано. Во всяком случае, имеются теории, либо отри­цающие прогресс, либо сопровождающие его признание такими оговорками, что понятие прогресса теряет всякое объективное содержание, предстает как релятивистское, зависящее от позиции того или иного субъекта, от того, с какой системой ценностей он подходит к истории. И надо сказать, что отрицание или релятивизация прогресса не являются совершенно беспочвенными. Прогресс техники, ле­жащий в основе роста производительности труда, приводит во многих случаях к разрушению природы и подрыву естественных основ существования общества. Наука используется для создания не только более совершенных производительных сил, но и все возрастающих по своей мощности разрушительных сил. Ком­пьютеризация, широкое использование информационной техники в различных видах деятельности безгранично расширяют творче­ские возможности человека и в то же время таят для него массу опасностей, начиная с появления разного рода новых болезней (например, уже известно, что длительная непрерывная работа с компьютерными дисплеями отрицательно сказывается на зре­нии, особенно у детей, дает дополнительные психические нагрузки, способные вызвать у некоторых людей психические отклонения) и кончая возможными ситуациями тотального контроля над личной жизнью. Развитие цивилизации принесло с собой явное смягчение нравов, утверждение (во всяком случае, в сознании людей) идеа­лов гуманизма. Но в XX веке произошли две самые кровопролит­ные войны в истории человечества; Европу залила черная волна фашизма, объявившего во всеуслышание, что вполне правомерно порабощение и даже уничтожение людей, третируемых в качестве представителей «низших рас». =========================================== 1 Cм: Логика научного прогресса. М., 1965. с. 34. До сих пор в ЮАР цепко держится за свои привилегии система апартеида, также основанная на раз­делении людей на «высшую» и «низшие» расы. В XX столетии мир время от времени потрясают вспышки терроризма со стороны правых и левых экстремистов, для которых человеческая жизнь — разменная карта в их политических играх. Широкое распростра­нение наркомании, алкоголизма, преступности — организованной и неорганизованной — разве все это является свидетельством прогресса человечества? И разве все чудеса техники и достижение взаимодействия, закона, который выражает сущность исторического процесса, определяет его прогрессивную направленность его основные движущие силы И надо сказать, что отрицание или релятивизация прогресса не являются совершенно беспочвенными. Прогресс техники, ле­жащий в основе роста производительности труда, приводит во многих случаях к разрушению природы и подрыву естественных основ существования общества. Наука используется для создания относительного материального благополучия в экономически раз­витых странах сделали их жителей во всех отношениях более счастливыми. Кроме того, в своих действиях и оценках люди руковод­ствуются интересами, и то, что одни люди или социальные руины считают прогрессом, другие нередко оценивают с про­тивоположных позиций. Переход от капитализма к социализ­му для представителей марксистского мировоззрения есть безу­словный прогресс, несмотря на все сложности, возможные зиг­заги и противоречия. Но с точки зрения буржуазии, ее классо­вых интересов, этот переход прогрессивным вовсе не выглядит. Однако дает ли это основание сказать, что понятие прогресса целиком зависит от оценок субъекта, что в нем нет ничего объективного? 2. Объективный критерий прогресса Можно поставить вопрос так: существует или нет объектив­ный критерий общественного прогресса? Если он существует, значит, руководствуясь им, возможно, выявив направленность со­циальных изменений, показать, что их оценка как прогрессив­ных или регрессивных имеет объективные основания, независимые от позиции субъекта и характера его интересов. Если же такого критерия не существует, тогда оправдана релятивистская трак­товка прогресса, то есть его признание или отрицание произволь­но и зависит от субъективных оценок. С позиций материализма проблема эта решается вполне од­нозначно. Развитие общества — закономерный процесс. “Общая направленность исторического процесса обусловлена развитием производительных сил общества, включающих в себя человека и созданные им средства труда”1. Развитие производительных сил свидетельствует о степени овладения человеком силами приро­ды, о возможностях их использования в качестве материальных оснований человеческой жизнедеятельности, определяет смену производственных отношений. ============================================= 1 Cм: Производство как общественный прогресс. М., 1986. с. 63. Чем более широкими материаль­ными возможностями обладает человек в своей деятельности, тем выше уровень развития общества. Поэтому именно в развитии производительных сил следует искать объективный критерий об­щественного прогресса. В сопоставлении с ним определяется прогрессивность того или иного общественного строя. Развитие общественного человека в основной сфере ею дея­тельности — в производстве — есть база для его развития и во всех других сферах деятельности. Не случайно К. Маркс и Ф. Эн­гельс подчеркивали: «Какова жизнедеятельность индивидов, та­ковы и они сами. То, что они собой представляют, совпадает, следовательно, с их производством — совпадает как с тем, что они производят, так и с тем, как они производят»1. Человек — субъект, в отличие от других элементов производительных сил, и в общественном производстве лежат истоки всей его жизнедеятельности. Так, субъективные качества пролетариата, которые формируются в процессе его трудовой деятельности, сплоченность, чувство коллективизма, классовая солидарность и т. п., проявляют себя не только в производстве. Итак, высшим и всеобщим, объективным критерием обществен­ного прогресса является развитие производительных сил, вклю­чая развитие самого человека 2. 3. Применение критерия общественного прогресса к конкретной истории Важно, однако, не только сформулировать критерий общест­венного прогресса, но и определить, как им пользоваться. Если его неправильно применять, то можно дискредитировать и саму постановку вопроса об объективном критерии общественного прогресса. Следует учесть, что производительные силы определяют раз­витие общества: а) в конечном счете, б) во всемирно-историческом масштабе, в) в самом общем виде. Реальный же истори­ческий процесс протекает в конкретных исторических условиях и но взаимодействии многих общественных сил. Поэтому его рисунок отнюдь не задан однозначно производительными силами. С уче­том этого общественный прогресс нельзя трактовать как одноли­нейное движение. Напротив, каждый достигнутый уровень произ­водительных сил открывает веер различных возможностей, и по какому пути в данной точке социального пространства пойдет исто­рическое движение, зависит от многих обстоятельств, в частности от исторического выбора, сделанного субъектом социальной деятельности. Иначе говоря, путь прогресса в его конкретно исто­рическом воплощении изначально не задан, возможны различные варианты развития. Таким образом, чтобы не ошибиться в применении критерия развития производительных сил, обязательно нужно учитывать, что то абстрактный и весьма общий критерий, значение которого проявляется, когда рассматриваются большие периоды челове­ческой истории. =========================================== 1 См: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. В 9 т. Т.2. С. 15. 2 См: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 81 И говорит он об одном: те общественные отношения прогрессивны, которые соответствуют уровню производительных сил и открывают наибольший простор для их развития, для роста производительности общественного труда, для развития человека. Производительность труда, подчеркивал В. И. Ленин, главное для победы нового общества. Как и на основании общих законов, на базе общего критерия можно определить основную линию общественного прогресса в ту или иную историческую эпоху; но он далеко не всегда может служить непосредственно критерием оценки при сопоставлении тех или иных конкретных процессов. В этом случае должна приниматься во внимание вся совокупность требовании исторического подхода. Значение высшего и всеобщего объективного критерия обще­ственного прогресса, выполняемой им методологической функ­ции заключается в том, что с его помощью выявляется основная линия прогресса А это есть предпосылка и основа всех других оценок. “Применительно к современной эпохе магистральная линия общественного прогресса определяется становлением и развитием нового, гуманного и демократического, общества, поскольку совре­менные производительные силы создают материальные основания для утверждения общественных отношений, делающих самого труженика хозяином производства и способных подчинить общест­венную систему задачам развития человека"1. Такое общество мы представляем как последовательную реализацию социалистиче­ской идеи. Возможно, некоторые могут посчитать данное теоретическое положение не согласующимся с действительностью. Однако это кажущееся противоречие снимается, если учесть, что в настоящее время социализм находится лишь на начальных ступенях своего развития. Кроме того, в силу известных причин, затормозивших его прогресс, он пока не проявил полностью своих потенций, в то время как экономические механизмы монополистического капита­ла отлажены и действуют эффективно, что позволяет ему иметь в настоящее время более развитые производительные силы по срав­нению со странами социалистической системы. К тому же послед­ние, за отдельными исключениями (ГДР, Чехия, Словакия), не принадлежа­ли к моменту социалистической революции к государствам с вы­сокоразвитой экономикой. Но в перспективе социализм открывает очень широкие возможности для развития производительных сил, и прежде всего самого человека, ибо его основа — общественная собственность создает предпосылки для активного стимулирова­ния и высокой организации труда, роста его производительности. Однако нельзя недооценивать возможности эволюции системы, существующей в капиталистических странах. Выделение стержневой линии прогресса в современную эпоху позволило заложить прочную теоретика методологическую базу для подключения более конкретных критериев прогресса — эко­номических, социально политических, идеологических, гумани­стических, с помощью которых уже можно определить прогрес­сивность тех или иных социальных систем, политических режи­мов общественных движений, идейных течений и т д. ============================================= 1 Cм: Производство как общественный прогресс. М., 1986. с. 83-84. 4.Свобода как продукт общественного прогресса Становление нового общества — это скачок человечества из царства необходимости в царство свободы. Гегель полагал, что мировая история — это прогресс в созна­нии свободы. В отождествлении реальной свободы с сознанием свободы проявился его идеализм. Однако он был прав в том, что свобода не дана человеку изначально, что он должен ее по­степенно завоевывать. С точки зрения материалистического по­нимания, свобода есть продукт исторического развития челове­чества. Действия объективных законов человек избежать не может, и свобода вовсе не означает противопоставления субъекта этим за­конам или «освобождения» от них. Такой путь к свободе — иллюзия. Реальная свобода достигается посредством познания и овладения необходимостью, а не бегством от нее. Овладение при­родной необходимостью реализуется в развитии производитель­ных сил, и потому их прогресс можно интерпретировать как постепенный процесс освобождения человечества от подчинения стихийным силам природы, то есть рост свободы общества по отношению к природе. Ныне многие могут воспринять это поло­жение скептически в свете тех сложных экологических проблем, источником которых является производственная деятельность лю­дей. Но разрешения и этих проблем человечество сможет добиться лишь на путях дальнейшего развития науки, техники, производ­ства, установления гармоничных отношений с природой. Отношение к природе всегда опосредствовано определенной общественной формой, законами общественного развития. Общест­во свободно, если оно овладевает этими законами, ставит их действие под сознательный контроль, преодолевает господство социальной стихии. Марксизм считает, что, лишь опираясь на общественную собственность на средства производства и на высокое развитие производительных сил, человечество способно справиться с этой задачей. Заключение. Отдельный человек тоже не может быть полностью независим от внешних условий, как природных, так и общественных. Поэто­му он обладает лишь относительной свободой. Но, естест­венно, чем свободнее общество, в котором он живет, тем бо­лее свободен и он сам. Освобождение коллектива, писал Маркс, есть условие освобождения личности. С другой стороны, чем более развита личность, тем большей свободы она требует от общества. Так, переход от средневекового феодального сословногообщества к буржуазному с его формальным равенством, демокра­тией, политическими свободами явился значительным достиже­нием в утверждении личной свободы Дальнейшим шагом в деле освобождения личности является освобождение общества от экс­плуатации, от всех видов социального и духовного гнета. Но под­линная свобода личности состоит не просто в освобождении ее от чего то, а в положительной возможности всестороннего раз­вития и проявления своих способностей, сущностных сил и че­ловеческих качеств. Развитие личности — социальное, интеллек­туальное, нравственное — позволяет ей усвоить и использовать предоставляемые обществом возможности и реализовать их в своей свободной деятельности Поэтому свобода и развитие лич­ности органически связаны друг с другом. Таково философское решение проблемы социальной свободы, показывающее, в чем исторический смысл скачка из царства не­обходимости в царство свободы, о котором писали основополож­ники марксизма Список использованной литературы. 1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.23. М., 1981. 2. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. В 9 т. Т.2. С. 660 3. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 347. 4. Материалестическая диалектика. Краткий очерк теории. 2-е изд. М., 1985. с.564. 4. Бердяев Николай. Самопознание. М., 1990. с. 489 5. Никитин Е. П. Открытие и обоснование. М., 1988. с. 378. 6. Логика научного прогресса. М., 1965. с. 567. 7. Производство как общественный прогресс. М., 1986. с. 623.