Каталог :: Философия

Реферат: Консерватизм в России в XIX веке

                Особенности консерватизма в России                
                     во второй половине XIX в.                     
                                      План                                      
Введение
§ 1. Эволюция консервативных идей в России в XIX веке.
§ 2. Идеи консерватизма в творчестве Ф.М. Достоевского.
§ 3. Своеобразие консервативных идей К.Н. Леонтьева.
Заключение
Список литературы
                                    Введение.                                    
Ушел с исторической арены XX век, продемонстрировав возрастание динамики
социальной жизни, поразив наше воображение глубинными пе­ременами во всех
структурах политики, экономики, культуры.
Человечество ищет способы и возможности обустроить планету, предполагающие
устранение нищета, голода, преступности. Цель обустрой­ства, – превратить
нашу Землю в общечеловеческий дом, где каждому найдется достойное место под
солнцем, где судьба каждого станет за­ботой и болью общества, – давно перешла
в разряд утопий и фантазий. Неопределенность и альтернативность исторического
развития челове­чества поставила его перед выбором, вынудив его оглядеться и
заду­маться над тем, что же происходит в мире и с людьми.
Бурное развитие науки, техники, средств массовой информации и коммуникаций
привело к росту объема и повышению качества научного знания, его социального
статуса и – как результат – к возобновлению дискуссий о роли философии, ее
предмете и задачах, природе философ­ского знания и т.д. Философы во все
времена и эпохи брали на себя функций прояснения проблем бытия человека,
каждый раз заново ставя вопрос о том, что такое человек, как ему следует
жить, на что ориен­тироваться, как себя вести.
В современной России в условиях идущей переоценки ценностей, воз­рождения
духовности, национальной культуры и самосознания, усилива­ется позиции русской
православной церкви, идеи гуманизма и человеко­любия, которые всегда
присутствовали в творчестве русских философов, писателей и общественных
деятелей. Поэтому совершенно неудивительно, что в современном обществе так
велик интерес к трудам отечественных мыслителей, к более детальному изучению и
осмысление отдельных пери­одов и направлений русской философии. В настоящее
время особую акту­альность и важность приобрели идеи представителей прежде
всего кон­сервативного направления в России, т.к. именно в их трудах были
рассмотрены проблемы особенности исторического развития России, необхо­димость
выработки т.н. "национальной идеи", и национального само­сознания
общества, выбор пути его социально-экономического разви­тия. Долгое время
сочинения приверженцев консервативных взглядов находились в полном забвении,
т.к. официальная марксистско-ленин­ская философия объявила их "ненаучными" и
даже противоречащими историческому развитию страны. В трудах классиков
марксизма-лени­низма и их последователей можно встретить резко негативную
оценку всех инакомыслящих, и особенно консерваторов. Они объявлялись
"реакционерами", представителями идеалистической "помещичье-буржу­азной"
идеологии или "монархическим лагерем", а их труды – как не
представляющие никакой ценности для настоящей науки. И действи­тельно,
большинство русских идеологов консерватизма еще в Х1Х в. от­стаивали совсем
иную систему ценностей, отличную от революционных демократов, а в последствии
большевиков, а именно: понятия совес­ти, религиозности, патриотизма, т.е. свое
видение объективной реальности. Русские мыслители консервативного направления
выступали с предупреждениями, лейтмотив которых – запрет на любой социальный
проект, любой прогресс, если только они рассчитаны на принуждение, на насилие
над личностью, на ломку коренных устоев. Глубокие иссле­дователи, знатоки навей
отечественной философии Н.А.Бердяев, А.Ф. Лосев. Н.О. Лосский и др. всегда
подчеркивали, что способ и характер русского философствования не является чисто
рациональным и связы­вали его обычно с православием, с восточно-христианским
мировос­приятием и мироощущением славянской души.
             § 1. Эволюция консервативных идей в России в XIX веке.             
Само понятие "консерватизм" довольно многозначно. Многие ученые,
исследователи характеризуют это направление по-разному, вкладывают свой
особый смысл, наделяют его различными функциями. "Философский
энциклопедический словарь" /М., 1989/ консерватизм определяет как "идейно-
политическое учение, противостоящее прогрессивным тенден­циям социального
развития". Носителями идеологии консерватизма высту­пают различные
общественные классы и слои, заинтересованные в сохра­нении существующих
порядков. Характерные особенности консерватизма – враждебность и
противодействие прогрессу, приверженность традиционно­му и устаревшему,
/консерватизм в переводе с латинского – сохраняю/.
Распространено также т.н. "ситуационное" понимание консерватизма как системы
идей, используемой для оправдания и стабилизации любой общественной
структуры, независимо от ее значения и места в социально-историческом
процессе. В консерватизме обнаруживаются сходные идей­ные установки:
признание существования всеобщего морально-религи­озного порядка,
несовершенство человеческой природы, убеждение в при­родном неравенстве
людей, ограниченные возможности человеческого ра­зума, необходимость
классовой иерархии и др.
Консерватизм обозначает также философско-политическое понятие, при котором
его носители выступают как против любых радикальных, ле­вых течений, так и
против крайне правых сил, пытающихся остановить прогрессивное развитие
общества. Одна из важнейших функций консерва­тизма – социальная, которая
имеет следующие характеристики :
- сохранение и бережное отношение к национальному менталитету, моральным
традициям и нормам человечества ;
- недопустимость вмешательства человека в ход исторического развития,
насильственной ломки привычного образа жизни;
- трактовка общества как объективной реальности, которая имеет свою структуру
и собственное развитие.
В современной научной литературе можно встретить и иную функцию консерватизма,
которую можно назвать определенным типом или стилем мышления.
[1]
Теория консерватизма, ее основные положения были рассмотрены в работах Э.
Берка /ХVIII в./. Он и его многочисленные последователи были убеждены, что
социальный опыт передается из поколения в поколе­ние, человек не может его
сознательно прогнозировать и не в состоянии им поэтому управлять.
В России на протяжении всего ХIХ в. идеи консерватизма получили широкое
распространение и прошли долгий путь от славянофильства к религиозно-
этическому искательству. В философских и литературно-критических работах
этого периода рассматривались и осмысливались исторические события, связанные
с победой над Наполеоном /1812г./, восстанием декабристов /1825г./, отменой
крепостного права /1861г./, проведением буржуазно-либеральных реформ /б0-
70гг./. развитием капиталистических отношений и революционно-
демократи­ческого движения.
В первой половине ХIХ в. царское правительство пыталось разрабо­тать собственную
идеологию, на основании которой воспитать предан­ное самодержавию молодое
поколение. Главным идеологом самодержавия стал Уваров. В прошлом вольнодумец,
друживший со многими декабрис­тами, он выдвинул так называемую "теорию
официальной народности" /"самодержавие, православие, народность"/. Смысл ее
состоял в про­тивопоставлении дворянско-интеллигентской революционности и
пас­сивности народных масс, наблюдавшейся с конца ХVIII в. Освободительные идеи
представлялись как наносное явление, распространенное только среди
"испорченной" части образованного общества. Пассивность крестьянства, его
патриархальная набожность, стойкая вера в царя изображались в качестве
"исконных" и "самобытных" черт народного характера. Уваров утверждал, что
Россия "крепка единодушием бес­примерным – здесь царь любит Отечество в лице
народа и правит им как отец, руководствуясь законами, а народ не умеет отделять
Оте­чество от царя и видит в нем свое счастье, силу и славу".
[2]
Виднейшие представители официальной науки /например, историк М.П. Погодин/
были сторонниками "теории официальной народности" и в своих трудах восхваляли
самобытную Россию и существующие порядки. Эта теория на многие десятилетия
стала краеугольным камнем идеологии самодержавия.
В 40-50-х гг. ХIХ в. идейные споры велись в основном о будущих путях развития
России. Славянофилы выступали за самобытность России, которую они видели в
крестьянской общине, в православии и в соборности русского народа. Среди них
своим значительным фило­софским потенциалом выделялись И.В. Киреевский. К.С.
Аксаков, Ю.Ф. Самарин и особенно А.С. Хомяков. Они стремились опровергнуть
немец­кий тип философствования и выработать на основе исконно отечествен­ных
идейных традиций особую русскую философию.
Выступая с обоснованием самобытного, т.е. небуржуазного пути исторического
развития России, славянофилы выдвинули оригинальное учение о соборности,
объединении людей на основе высших духовных, религиозных ценностей – любви и
свободы. Главные особенности России они усматривали в крестьянской общине и
православной вере. Благодаря православию и общинности, доказывали
славянофилы, в Рос­сии все классы и сословия мирно уживутся друг с другом.
Реформы Петра I оценивались ими весьма критически. Считалось, что они
от­клонили Россию с естественного пути развития, хотя не изменили ее
внутренний строй и не уничтожили возможность возврата на прежний путь,
который отвечает духовному складу славянских народов.
Славянофилы даже выдвинули лозунг "Царю – власть, народу – мнение". Исходя из
нее, они выступали против всяческих нововведений в области государственного
управления, особенно против конс­титуции по западному образцу. Духовной
основой славянофильства было православное христианство, с позиций которого
они критико­вали материализм и классический /диалектический/ идеализм Ге­геля
и Канта.
Со славянофильством многие исследователи связывают начало са­мостоятельной
философской мысли в России. Особенно интересны в связи с этим взгляды
основателей этого течения А.С. Хомякова /1804-1860/ и И.В. Киреевского /1806-
1856/.
Для философского учения славянофилов основополагающим явля­ется понятие
соборности, которое впервые вводится А.С. Хомяковым. Под соборностью он
подразумевает особый род че­ловеческой общности, который характеризуется
свободой, любовью, верой. Алексей Степанович считал истинной христианской
религией православие: в католицизме есть единство, но нет свободы, в
протестантизме, напротив, свобода не подкрепляется единством. Только для
православия характерны соборность, или общинность, сочетание единства и
свободы, опирающееся на любовь к Богу. Со­борность, единство, свобода, любовь
– вот ключевые и наиболее плодотворные философские идеи Хомякова.
И.В. Киреевский соборность определяет как подлинную социальность, носящую
ненасильственный характер. Соборность, по его уче­нию, лишь качество русской
социально-культурной жизни, прооб­раз Царства Божия на земле.
В современной научной литературе, монографиях, коллективных ис­следованиях
последних лет особый акцент делается на изучение социальных идеалов
славянофилов. И Киреевский и Хомяков в качестве идеальной модели
общественного устройства видели общину, которая рассматривалась ими
единственное уцелевшее в русской истории социальное учреждение, в котором
сохранились нравственность как от­дельного человека, так и общества в целом.
В теории славянофильства наиболее стройная и логически обоснован­ная
концепция социального устройства общества принадлежит К.С. Акса­кову, сыну
известного писателя С.Т. Аксакова. Он сформулировал концепцию "земли и
государства", в которой доказывал особенность ис­торического пути русского
народа. В 1855г. Аксаков в своей записке "0 внутреннем состоянии России"
изложил собственные взгляды на идеальное социальное устройство. Он был
убежден, что следование им позволит избежать различного рода социальных
бунтов, протестов, даже революций, которые вспыхивали в это время в Европе.
К.С. Аксаков считал, что единственной приемлемой для России фор­мой
государственного правления, соответствующей всему ходу русской истории,
является монархия. Другие формы правления, включая демок­ратию, допускают
участие общества в решении политических вопросов, что противоречит характеру
русского народа. В обращении к Александру II он отмечал, что русский народ
"...не государственный, не ищущий участия в правлении, в желающий условиями
ограничивать пра­вительственную власть, не имеющий, одним словом, в себе
никакого политического элемента, следовательно, не содержащий в себе даже
зер­на революции или устройства конституционного...".
[3]
В России народ не рассматривает государя в качестве земного бо­га: он
повинуется, но не боготворит своего царя. Государственная власть без
вмешательства в нее народа может быть только неограни­ченной монархией. А
невмешательство государства в свободу духа народа, народа – в действия
государства и является основой жизни общества и государства.
Все последователи теории славянофильства считали, что в России ни в коем
случае нельзя вводить институты власти, подобные запад­ным, т.к. Россия
располагает собственными политическими моделями.
Идеологи славянофильства ратовали за возрождение допетровского сословно-
представительного строя, монархических и патриархальных нравов. В своем
творчестве славянофилы зачастую идеализировали черты русского национального
характера, образа жизни, верования. Они пытались вывести будущее России из
прошлого, а не из настоящего, по­этому в их взглядах много утопического.
Философия славянофилов строилась на основе русского понимания христианства,
воспитанного национальными особенностями русской духовной жизни. Своей
философской системы как таковой они не выработали, но им удалось установить
общий дух философского мышления в России. Ранние славянофилы выдвинули ряд
принципиально новых идей, но целост­ной философской системы у них не было. Не
удалось добиться успеха в этом деле , уже в 70- 80-е годы Х1Хв., также
поздним славянофилам, в частности, Н.Я. Данилевскому. Он прославился своей
книгой "Россия и Европа". Вслед за немецким историком Рюкертом, но ранее
автора известной книги "Закат Европы" Шпенглера и других получивших широкую
европейскую известность работ. Данилевский развивал кон­цепцию культурно-
исторических типов: общечеловеческой цивилизации нет, а есть определенные
типы цивилизаций, их всего 10, среди которых выделяется своим будущим
славянский историко-культурный тип. Поздние славянофилы были консерваторами и
отказались от утопизма своих предшественников.
Под влиянием славянофильства сложилось почвенничество, общественно-
литературное движение б0-х годов ХIХв. А.А. Григорьеву и Ф.Н. Достоевскому
была близка идея приоритета искусства – с учетом его органистической силы –
над наукой. "Почва" для Достоевского – это родственное единение с русским
народом. Быть с народом значит иметь в себе Христа, предпринимать постоянные
усилия по своему моральному обновлению. Для Достоевского на первом плане
стоит пости­жение последней правды человека, истоков действительно
положительной личности. Именно поэтому Достоевский – мыслитель
экзистенциального склада, путеводная звезда "экзистен­циалистов ХХ века, но в
отличие от них он не профессиональный философ, а профессиональный писатель.
Может быть, поэтому в творчестве Достоевского едва ли просматривается
сколько-нибудь четко сформулированная теория философская.
Выступающий с позиций почвенничества А.А. Григорьев /1822-1864/ в целом
признавал определяющее значение патриархальности и религи­озных начал в русской
жизни, но очень критично отзывался о романтическом мировоззрении классического
славянофильства: "Славянофильство верило слепо, фанатически в неведомую ему
самому сущность народной жизни, и вера вменена ему в заслугу"
[4]
В 60-90-е годы ХIХ в. Россия встала на путь капиталистическо­го развития. В
период после проведения либерально-буржуазных ре­форм 60-70-х гг.
капиталистический строй утверждался во всех сферах общественно-политической и
экономической жизни. Капиталистические отношения как в городе, так и в
деревне, переплетались с сильными пережитками крепостничества: осталось
помещичье землевладение, полуфеодальные способы эксплуатации крестьян.
Пре­обладал так называемый "прусский" тип капитализма в сельском хозяйстве,
характеризующийся сохранением помещичьей собственности и постепенным
превращением помещичьего землевладения в капиталистическое.
В связи с этими обстоятельствами и усложнением социальной структуры
общественно-политическое развитие России во второй по­ловине ХIХ века было
наполнено острыми противоречиями. Эти противо­речия в жизни пореформенной
России нашли свое отражение в борьбе различных течений и направлений русской
общественной мысли, в том числе и в области философии.
В это время в России, как и прежде, официально господствующим направлением
общественной мысли было монархическое направление, оп­лотом которого были
религиозная идеология и идеалистические тече­ния в философии, т.н.
"монархический лагерь". Оно основывалось на различных идеалистических учениях
– от наиболее религиозных течений до позитивизма. По своим социальным истокам
и сущности фи­лософский идеализм в России во вт. пол. ХIХ в. был выражением
ин­тересов господствующего класса – помещиков и либерально-монархической
буржуазии. Несмотря на то, что российская буржуазия была относительно молодым
классом и только укрепляла свои позиции, она не только не отличалась
революционностью, но, наоборот, страшилась революционного пролетариата и
искала союза с помещиками под эгидой самодержавия.
Поэтому одним из основных направлений философской мысли приверженцев
консерватизма в России была борьба с революционно-демократическим и
пролетарским движением, с материализмом.
В России во вт. пол. XIX в. в условиях зарождения и формирова­ния
капиталистических отношений приобретает консервативную функцию идеология
классического либерализма. Переход от прошлого к настоящему идеологами
консерватизма мыслился как стабилизация не подлежащей изменение социальной
формы. Консерваторы объявляют социальной утопией возможность вмешательства
субъекта в ход исторического процесса, скептически относятся к возможностям
во­левых решений социальных проблем.
Представители радикализма и революционеры все время ссылались на науку и
научный прогресс, и при этом подчеркивали, что они од­ни имеют право говорить
от имени науки. Таким образом, они предоставляли консервативным кругам как
раз те доводы, которые они искали. Ведь если наука, и особенно философия,
являются основой для того, чтобы разрушать весь существующий правопорядок, то
польза философии сомнительна, а ее вред очевиден. Для славянофи­лов это было
лишним подтверждением их убеждения в том, что вся западная мудрость – просто
духовный яд.
Было бы поистине неблагодарной задачей защищать науку и ее свободу, с одной
стороны, от революционных демократов и впослед­ствии большевиков, объявивших на
нее монополию, а с другой – от подозрений правых консерваторов. Задача эта
выпада на долю консервативных либералов, таких, например, как Чичерин или
Катков. Катков был убежден, что революционное учение, несмотря на свою
логическую обоснованность и стройность, ничего общего с наукой не имеет и что,
напротив, распространение этих взглядов является последствием подавления
научного мышления и научной свободы. В своей газете "Московские ведомости" /№
205, 1866/ Катков писал: "Все эти лжеучения, все эти дурные направления
родились и приобрели силу посреди общества, не знавшего ни науки , свободной,
уважаемой и сильной, ни публичности в делах...".
[5] Ему вторит Чичерин: "... эта бессмысленная пропаганда, клонившаяся к
разрушению всего существующего строя, учинялась в то время... когда на Россию
сыпались неоценимые блага, занималась заря новой жизни..."
/буржуазно-либеральные реформы 60 - 70-х годов ХIХ в. – авт./. И далее он
приходит к выводам что в России "искренним либералам при существующем порядке
остается поддерживать абсолютизм...".[6] 
Под абсолютизмом Чичерин подразумевал самодержавие в России. Довольно резко
отзывался он о демократической форме правления: "Всякий, кто не примыкает к
общему тече­нию или осмеливается подать голос против большинства, рискует
поплатиться имуществом, и даже самою жизнью, ибо разъяренная толпа способна на
все... Демократия представляет господство посредствен­ности: возвышая массу,
она понижает верхние слои и все подводит к однообразному, пошлому уровню".
[7]
Как показывает история философии, во второй половине XIX века русские
философы-идеалисты того времени были идеологами правящих классов,
стремившихся во что бы то ни стадо защитить и увеко­вечить существующий
порядок, искренне веря, что для России это единственный способ избежать
социальных потрясений и кровопролития. Консервативные настроения присутствует
в их творчестве, их трудах, их мыслях: они старались укрепить самодержавие,
влияние церкви, упрочить религиозное мировоззрение.
Представители русской консервативной мысли в XIX веке, особенно во второй его
половине, накопили богатейший материал к размышлению. Но в 1917 году в России
произошла социалистическая революция, и раз­витие свободного философского
процесса было прервано. Многие фило­софы так и не приняли Октябрьскую
революцию, не смогли смириться с существующим положением дел и вынуждены были
покинуть страну. И вообще, русская интеллигенция была объявлена
"идеологически чуж­дым классом", и многие из них отправились в эмиграцию в
целях собственной безопасности.
В то же время в социалистической России был насильственно положен конец
бывшему многообразию философских систем. Соответствующие государственные
органы позаботились о том, чтобы в стране возобладала, одна философская линия
– марксистко-ленинская. В советской науке сложился весьма тенденциозный
стереотип на твор­ческое наследие таких общественных деятелей, как, например,
Ради­щев, Герцен, Белинский, Чернышевский, и др. и явная переоценка мировой
значимости их философских систем. Единственно верным и пра­вильным считалось
учение классиков марксизма-ленинизма и труды их последователей, отечественных
государственных и общественных де­ятелей, которые издавались в стране
многомиллионными тиражами.
Ими настоятельно предлагалось руководствоваться во всех сферах че­ловеческой
жизни. Всяческое инакомыслие попросту запрещалось и да­же преследовалось. Само
слово "консерватор" у нас в стране было синонимом слова "реакционер", и их
самих, и их взгляды гневно клеймили в своих сочинениях как государственные
лидеры /например, В.И. Ленин: "Антинародный характер российского идеализма, его
идейный крах ярко проявляются и в политической эволюции его проповедников...
Катков – Суворин – "веховцы", все это исторические этапы поворота русской
буржуазии к защите реакции, к шовинизму и антисемитизму..."
[8]/, так и представители официальной науки /на­пример, Л. Коган:
"Российский идеализм, особенно в последней тре­ти XIX века, был органически
враждебен науке, всячески старался опорочить ее завоевания, ее
материалистические выводы, использовать в своих интересах противоречия и
трудности ее развития. При всем различии их взглядов, реакционер Данилевский и
либерал Катков сходились в ненависти к дарвинизму."/
[9]
В этом проявилась однобокость развития советских общественных наук, в
выпячивании одних сторон философского процесса и абсолют­ном замалчивании
других. Но ведь невозможно дать объективную оцен­ку творчеству тех же самых
Белинского, Чернышевского, Ленина и других, не зная мнения их оппонентов.
К сожалению, в России произведения представителей консервативного направления на
долгие десятилетия оказались попросту забыты, их мысли, взгляды – не
востребованы обществом. А ведь среди них были выдающиеся мыслители, ораторы,
лидеры в своих профес­сиональных сферах, высокую оценку которым дал Н.О.
Лосский: "Характернейшая черта русской философии состоит именно в том, что
множество лиц посвящают ей свои силы... Среди них... многие обла­дают большим
литературным талантом, поражают своей богатой эрудицией...".
[10]
             § 2. Идеи консерватизма в творчестве Ф.М. Достоевского.             
Глубокие социальные изменения, происходившие в России в середине и второй
половине ХIХ века, нашли свое отражение в художест­венном творчестве и
мировоззрении крупнейшего русского писателя Федора Михайловича Достоевского
/1821-1881/. Хотя сам Достоев­ский не был философом-профессионалом, открытая
им постановка острых вопросов разрушения старого и становления нового уклада
жизни имела важное значение для философии.
Философские взгляды Ф.М. Достоевского в настоящее время тем более требуют
подробного анализа , что советская официальная наука считала их "глубоким
заблуждением и реакционной стороной его мировоззрения"
[11] довольно продолжительное время.
Великий русский писатель Ф.М. Достоевский в весьма своеобраз­ной форме
выразил противоречия своей эпохи. Письма молодого Достоевского говорят о его
глубоком интересе к философии. Но в его философских воззрениях уже в то время
сказалось влияние религиозно-мистических идей. Основу бытия он видел в Боге и
"чистой духовности природы". Он считал, что человек – "противузаконное дитя"
высшей духовности и не может познать разумом все Божественные творения –
природу, душу, любовь и т.д., ведь это познается сердцем, а не умом, так как
ум – способность материаль­ная. Таким образом, искусство и философия для
Достоевского – это высшее откровение.
Но вопреки этим религиозно-идеалистическим настроениям, в ху­дожественном
творчестве писателя отчетливое сочувствие к "униженным и оскорбленным". Его
гуманизм сформировался под влиянием просветительских и свободолюбивых
традиций русской и мировой кла­ссической литературы. В этот период
Достоевский проявлял интерес к утопическому социализму. В 50-60-е гг. ХIХ в.
он делает поворот в сторону консерватизма и мистической философии, уповает на
самодержавие и православие в России. Внутренняя противоречивость
мировоззрения и творчества писателя зависела, прежде всего, от социального
положения тех мелкобуржуазных слоев, на стороне кото­рых были симпатии
Достоевского и жизненную трагедию которых он так блестяще описал в своих
произведениях.
Достоевский отвергал историческую роль революции, отрицал социализм как
единственный реальный путь изменения существующих ус­ловий жизни.
Поставленный перед свершившимся фактом развития капитализма в России после
буржуазно-либеральных реформ 60-70-х годов и не сумевший его оценить,
писатель искал выход в религиоз­но-нравственном совершенствовании личности. В
центре внимания Достоевского – мыслителя стояли не столько проблемы
гносеологии и онтологии, сколько вопросы этики, религии, эстетики и отчасти
со­циологии. Как идеалист, он считал, что путь личного нравственного
совершенствования ведет к изменению нравов общества. Для него не существовало
научной теории развития природы и общества. Разуму отводилось последнее
место, все надежды возлагались на чувство, на "сердце", на "живую
божественную душу человека". Корень нравственности, по его мнению, зависит от
веры в Бога и бессмер­тие души. Рост аморальности общества и преступности он
связывал с атеизмом, философским материализмом.
Этика Достоевского, проповедавшего христианские идеи "совер­шенствования
личности", была направлена против выдвигавшейся рус­скими революционными
демократами теории активной роли социальной среды и необходимости ее
преобразования для изменения взглядов лю­дей, их нравственности. Он видел в
этой теории ущемление свободы и значимости личности. Писатель пытался
наметить путь нравственного перерождения личности при помощи "деятельной
христианской любви". Станем сами лучше, тогда и среда изменится, – это смысл
его возражений философам-материалистам.
Достоевский не принял капитализм со всей силой страсти худож­ника и
мыслителя, но, разочаровавшись в идеалах утопического социализма, не смог
противопоставить буржуазной идеологии и морали ничего, кроме идей
первоначального христианства.
Мировоззрение Достоевского в 60-70-х годах было проникнуто объективным
идеализмом, перераставшем в мистику. В 60-е годы он на страницах журналов
"Время" и "Эпоха", которые издавал вместе со своим братом, пропагандировал
те­орию "почвенничества", своеобразную разновидность позднего сла­вянофильства.
Ее основной целью было примирение враждующих классов в России, возвращение
интеллигенции в лоно самодержавия и пра­вославной веры, обоснование терпения,
кротости. Свою теорию он фор­мулировал следующим образом
[12]: "Быть на почве, быть с своим народом, значит веровать, что через
этот-то именно народ и спасется все человечество и окончательная идея будет
внесена в мир, и царство небесное в нем". Именно в отрыве от этой "почвы" видел
Достоевский корни неверия, нигилизма, увлечения западными социалис­тическими
теориями. Самым, пожалуй, неприятным для социал-демократов и их вождей в
"почвенничестве" было отрицание научного социализма и яростные нападки на
материализм, за что впоследствии теория была объявлена "реакционной".
Последователями "почвенничества" были сотрудники редакции жу­рнала братьев
Достоевских – Н.Н. Страхов и А.А. Григорьев, а в начале XX века – "веховцы".
Идеи "почвенничества" нашли свое окончательное завершение в его последнем
выступлении – в речи "О Пушкине" /1880/. В обстановке назревания
революционной ситуации он призывал интеллигенцию "смириться", чтобы излечить
свою смя­тенную душу всемирной любовью, объединяющей человечество вокруг
православного "народа-богоносца".
С Достоевского /"Великий Инквизитор"/ в русской философии и литературе берет
начало жанр антиутопии, блестяще продолженный и развитый художниками и
мыслителями XX века. Этот жанр нередко требовал языка притчи, исповеди,
проповеди, отказа от ака­демических форм теоретизирования, от чисто
рационалистического способа доказательства и обоснования прочувствованных
сердцем, пе­режитых, выстраданных истин.
На протяжении всего XX века глубокая внутренняя противоречивость
мировоззрения и творчества Федора Михайловича Достоевского не раз приводила к
диаметрально противоположным оценкам его наследия. Естественно, что
консервативные идеи , его религиозность, неприятие теории о необходимости
социалистической революции в России, отрицание материализма, вера в
"божественную душу" че­ловека и т.п. были абсолютно неприемлемы для
революционных демократов, которые советской наукой именовались "передовыми
людьми России" того времени. Добролюбов, Салтыков-Щедрин, Писарев и др. в
своих произведениях нещадно критиковали религиозно-идеалистическую философию,
но в то же время высоко оценивали его как художника-реалиста.
Официальная советская наука, взяв на вооружение мысли В.И. Ленина, М.
Горького, Луначарского, Ольминского и др., выступала против "достоевщины" –
реакционных, на ее взгляд, идей философии Достоевского, осуждая его "глубокие
заблуждения", резко высказывалась об экзистенциальной природе его творчества.
Религиозно-мистические идеи Достоевского подхватывали и поднима­ли на щит
буржуазные либералы, реакционеры, церковники и прочие мракобесы. Они прикрывали
свое презрение и ненависть к народу "учением" Достоевского, реакционные стороны
которого они приспосабливали для борьбы с революцией, материализмом и атеизмом.
Вслед за Мережковским и Розановым, "веховцы" представляли Достоевского
богоиска­телем и богостроителем, проповедником всеобщей любви и страдания.
Современные буржуазные идеалисты, теологи, теософы берут из наследия
Достоевского все самое реакционное для своих философских систем, возрождающих
мистические учения прошлого, – самое распространенное мнение пролетарской
идеологии о философском наследии Достоевского. 
[13]
"Прочие мракобесы", кстати, тоже были не во всем солидарны с теориями
Достоевского, тоже указывали на "серьезные противоречия" в его творчестве
/например, К.Н. Леонтьев обвинял Достоевского в "розовом", т.е. милосердном,
христианстве/.
Но, тем не менее, В.И. Ленин говорил, что "Достоевский действительно гениальный
писатель, рассматривавший больные стороны современного ему общества", что "у
него много противоречий, изломов, но одновременно – и живые картины
действительности."[14] Художествен­ное
творчество Ф.М. Достоевского по праву вошло в золотой фонд русской и мировой
культуры."
              § 3. Своеобразие консервативных идей К.Н. Леонтьева.              
Константин Николаевич Леонтьев родился 13/25/ января 1831 г. в с. Кудиново
Калужской губернии в семье помещика. Отца потерял рано. Решающее влияние на
судьбу будущего писателя оказала мать, которую отличала глубокая
религиозность. С детства Леонтьева ок­ружала обстановка скромного, но
изящного быта. Вкус к прекрасно­му, замечательные тонкость и глубина
религиозности матери, твер­дые монархические убеждения, разделяемые членами
семьи, сыграли определяющую роль в формировании убеждений будущего мыслителя.
Получив домашнее воспитание, Леонтьев продолжил образование в Кадетском
корпусе, потом заканчивает медицинский факультет Московского университета.
Уже в студенческие годы первые сочинения молодого Леонтьева высоко ценил И.С.
Тургенев, который на протя­жении всей литературной карьеры внимательно следил
за ним. Желание зарабатывать на жизнь литературным трудом в столице
окончилось неудачей, но не сломило волю Леонтьева. Писатель вынужден искать
службу, которая давала бы не только кусок хлеба, но и свободный досуг. С 1863
г. он зачислен в Азиатский департамент МИДа, рабо­тает в должности консула в
различных городах европейских владений Турции. Внезапная тяжелая болезнь,
случившаяся с Леонтьевым в 1871 г., стала переломным моментом, с которым
связаны перемены в жизни писателя, в судьбе его творчества. Оставив служебные
обя­занности, он пытается постричься в монахи. С болезнью совпали еще два
тяжелых события в жизни писателя: смерть любимой матери и душевная болезнь
жены. Душевное смятение, испытываемое писате­лем, ищет выхода в попытке
обрести гармонию, в монашеском служе­нии. В 1891 г. он принимает тайный
постриг под именем Климента. В этом же году в Троице-Сергиевой лавре писатель
умирает.
Незадолго до смерти его здесь разыскал В.В. Розанов, который любил
"открывать" незаслуженно забытых писателей. Их переписка длилась почти год.
Это дало впоследствии возможность Василию Ро­занову изложить мировоззрение
Леонтьева в цикле журнальных статей под названием "Эстетическое отношение к
истории" и опубли­ковать переписку с ним.
Еще при жизни творчество К.Н. Леонтьева вызывало жаркие споры. Как противники,
так и сторонники его идей не могли простить ему его "негибкости", а по сути,
твердой позиции, занимаемой в от­стаивании своих взглядов. Интерпретации
сложного творчества Константина Леонтьева грешила излишней публицистичностью,
поверхностным подходом. Его считали последователем Н.Я. Данилевского, но с
творчеством этого мыслителя писатель познакомился, когда его убеждения уже
сформировались. С наиболее резкой критикой в адрес К.Н. Леонтьева выступил П.Н.
Милюков.[15] В своей известной лекции
"Разложение славянофильства. Данилевский, Леонтьев, Вл. Соловьев", вышедшей
вскоре отдельной брошюрой, он назвал все творчество писателя
реакционно-утопическим. Он полагал, что в основе умозаключений Леонтьева лежит
национальность, что, медик по образованию, Леонтьев, прикладывая биологическую
теорию развития организма к всемирной истории, склонен злоупотреблять
метафорическими сопоставлениями. Леонтьева роднит с Данилевским подход к
человеческой истории, полагал Милюков. Поэтому творчество Леонтьева на­ряду с
творчеством Данилевского и Вл. Соловьева можно определить как разложение
славянофильства.
Однако славянофилом Леонтьев никогда не был, а позиции неославизма резко
критиковал. Многие современные ученые, исследователи его творчества
[16] причисляют Леонтьева к стану консерваторов за присутствие в его
произведениях черт, характерных для данного те­чения. Во-первых, выражение
необходимости сохранения доставших­ся от предков традиций, негативное отношение
к радикальному от­рицанию ценностей и институтов, понимание общества как
организма, а политических проблем как религиозных и моральных в своей основе.
Во-вторых, неприятие идеи "естественных прав и свобод", "ес­тественной доброты
человека", "естественной гармонии интересов". /Так оценивает особенности
консерватизма К.Н. Леонтьева в своей монографии "Основные идеи русской
философии" Л.Г. Королева/.
Н.А. Бердяев[17] в своем сочинении
"Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX и начала XX века" замечает,
что в отличие от славянофилов, русских помещиков, просвещенных, гуманных, но
очень вкорененных в почву, которую они еще чувствовали под но­гами и не
предполагали грядущих социальных катастроф, Леонтьев был уже захвачен
катастрофическим чувством жизни. По иронии судьбы, замечает Бердяев,
революционер Герцен и реакционер Леонтьев одинаково восстают против буржуазного
мира и хотят ему противопос­тавить мир русский. Справедливо высоко оценивая
творчество Леонтьева, Николай Бердяев пишет, что он во много раз выше
Данилевского, что он один из самых блестящих русских умов, что "если
Данилевско­го можно считать предшественником Шпенглера, то К. Леонтьев –
пред­шественник Ницше".[18]
Леонтьев был глубоко православным мыслителем. Основной пафос его трудов – это
соотношение религии /в частности, православного христианства/ и личности,
культуры и религии, роли личности в ис­тории. Провозглашенные им идеи
получили свое развитие в консервативной теории "русского византизма". Выход
из исторической ситуации, сложившейся в России в середине XIX века, он видел
в отста­ивании национального "своеобычия", пропитанного, по его мнению,
древнеправославным духом, и, прежде всего, суровой ортодоксальной аскетикой.
В конфликте культуры и православия Леонтьев встал на сторону христианства и
высказал однажды такую мысль: более или менее удачная проповедь христианства
ведет к угасанию эстетики жизни на земле, т.е. к угасанию самой жизни.
К.Н. Леонтьев существенно дополнил теорию Н.Я. Данилевского пространственно-
временной локализации культур законом о триедином процессе их развития и
концепцией византизма. Эти его мысли были изложены в работе "Византизм и
славянство". Европа уже имела свою, почти оформившуюся, государственность и
не нуждалась в духовном опыте Византии. Политические и социальные основы
умирающей империи перенимали простые и неискушенные в государственном
строительстве восточнославянские племена. Писатель в работе подробно
формулирует закон о триедином процессе развития и упа­дка культур:
1. "Первичная простота". т.е. неразвитость и дискретность;
2. Пора "цветущей сложности", обособления и разнообразия форм ;
3. Упадок некогда ярких красок и обыденность причудливых ранее форм.
Историософская концепция К.Н. Леонтьева очень проста по своей сути. В среднем,
по его мысли, исторический срок развития народов – тысяча двести дет. Срок этот
и делится на три периода /см. выше/: первоначальной простоты, цветущей
сложности и вторичного упростительного смешения. Деление всей истории на три
периода очень услов­но, поскольку уместить все многообразие событий в него
очень сложно, вернее, практически невозможно. С.Н. Булгаков отмечал
[19], что Константин Леонтьев был недостаточно образован и знал
"сравнитель­но мало с тем, что требовала сила его ума", но что сама
историософская концепция, несмотря на ее крайне упрощенный биологический
характер, не была лишена последовательности и проницательности. Если в природе
нет места моральному моменту, значит, его не должно быть и в диалектике
исторического развития. Моральное же начало вносится в историю свыше промыслом
Божиим. Писатель делает из этого вывод: эгалитарный процесс в природе
разрушителен: форма есть деспотизм внутренней идеи, не дающий материи
разбежаться.
К.Н. Леонтьев - представитель "охранительной" линии в русской общественной
мысли. Ему характерны свойственные ей взгляды на роль духовной культуры в
обществе. Как Ф.М. Достоевский. А.А. Гри­горьев и др. в 50-60-е гг. ХIХ века,
а позднее В. Розанов и Д. Мережковский, он предупреждал, что сближение
искусства с жизню, индивидуального творчества – с историческим творчеством
масс чревато разрушением культуры как целого, понижением ее ценностей,
критериев оценки и норм.
Для Леонтьева в анализе русской истории основным было то, что в России
издревле первейшей обязанностью человека считались заботы о душе. Стремление
к совершенствованию своего внутреннего, духов­ного мира, в отличие от
европейского устроения внешнего, материального положения человека – вот
главная национально-психологи­ческая особенность России. По мнению мыслителя,
в России силь­ны три вещи: православие, родовое самодержавие и сельский
поземельный мир /община/. Более всего его смущало среди российских
особенностей исторического развития стремление принимать все в готовом виде.
Получив во владение византийское наследство, Россия не собиралась его менять
или приспосабливать осмысленно к своим национальным условиям и
обстоятельствам.
Привычки к преобразованиям не вырабатывалось, как и практических навыков их
осуществления. Это стало роковым обстоятельством в ее последующей
исторической судьбе. Стремясь доказать это анализом исторического развития
Европы. Леонтьев не просто констатирует факты, а обосновывает необходимость
индивидуального, своеобразного пути России. Не будучи поклонником славянства,
он считал, византизм движущей силой исторического развития России. Византизм
есть особого рода культура, имеющая свои отличительные признаки, свои начала,
свои последствия. В отличие от славизма, византизм не просто абстрактное
понятие. Византизм в государстве означает самодержавие, в религии –
христианство с определенными чертами.
Для сохранения национального своеобразия России необходимы не только коренные
внешнеполитические изменения, но и внутриполитические. Они должны привести к
появлению "особого стиля культурной государственности"
[20]. К.Н. Леонтьев выступал против национального нигилизма, предупреждая об
опасности денационализации культуры и господства одного всемирного культурного
стиля как гибельного для человечества, ведь отрыв от национальных истоков
грозит потерей народной самобытности.
                                   Заключение.                                   
Русская философия, ее история, на протяжении XIX - XX веков проели нелегкий,
во многом противоречивый путь. При господстве марксистко-ленинской теории в
советское время в нашей стране изучались и анализировались труды мыслителей
определенного скла­да, стоявших на позициях революционного демократизма или
им сочувствующих. Революции, война с фашизмом, грандиозный жесточайший
социалистический эксперимент, идеологическая монополия тоталитарной власти,
крушение ее и распад СССР – все это произошло на глазах одного поколения.
Официальной идеологией был провозглашен сталинизм, т.к. только сам Сталин
считался непогрешимым пророком. Его популярная брошюра "0 диалектическом и
историческом материализме" признавалась в СССР вершиной философского знания.
Малейшие отступления от этого ка­нона жестоко карались и преследовались.
В настоящее время современное общество волнуют те же вопросы, что и
мыслителей к. XIX - нач. XX веков: надо ли нам приобщаться к достижениям
мировой цивилизации в научно-тех­нической, экономической, социально-
политической и духовной областях или идти своим, самобытным путем? Должны ли
мы повто­рить все этапы, уже пройденные Западом или искать нечто свое,
особенное, соответствующее национальным традициям и менталите­ту нации? И в
этих условиях очень важно вновь не "изобретать велосипед", а обратиться к
философскому и творческому насле­дию выдающихся мыслителей ХIХ века,
блестящих умов и истинных патриотов своей страны.
                                Литература                                
1. Антология мировой философии в 4-х т. Т.4. Философия и социологическая
мысль народов СССР XIX в. – М., 1972
2. Дудзинская Е.А. Славянофилы в общественной борьбе. – М., 1983
3. Емельянов Б.В., Любутин К.Н. Введение в историю философии. – М., 1987
4. История русской философии. /Сост. Беленький И.Л., Серебряная Е.И. – М., 1990
5. История России с древнейших времен в 3-х т. Т.3. История России с XVIII до
к. XIX в. /Под ред. А.Д. Сахарова. – М., 1996
6. История философии в 6 т. Т.5. Философия России XIX в. /Под ред. М.А.
Дынника. – М., 1965
7. Канне В. Философия. – М, 1996
8. Королева Л.Г. Основные идеи русской философии XIX-XX вв. – Курск, 2001
9. Леонтович В.В. История либерализма в России 1762-1914. – М., 1995
10. Ленин В.И. Соч., Т18, 20
11. Лосский Н.О. История русской философии. –М., 1994
12. Русские философы к. XIX- сер. XX в. Сборник. /Сост. А.Л. Доброхотов и др.
– М., 1993
13. Русские философы к. XIX- сер. XX в. Сборник. /Сост. С.Б. Неволин, Л.Г.
Серебряная. – М., 1994
14. Философия. /Под ред. В.П. Кохановского. – Ростов н/Д., 2000
15. Философский энциклопедический словарь. –М., 1989
     
[1] Королева Я.Г. Основные идеи русской философии Х1Х-ХХвв. - Курск, 2001 [2] История России с ХVIII до ХIХв. /Под ред. А.Н. Сахарова М., 1996 [3] Королева Д.Г. Основные идеи русской философии XIX – ХХ веков. - Курск. 2001. Стр. 35. [4] Королева Л.Г. Основные идеи русской философии ХIХ-ХХ веков. - Курск. 2001. Стр. 38. [5] Леонтович В.В. История либерализма в России 1762-1914. - М., 1995. Стр.186. [6] Леонтович В.В. История либерализма в России 1762-1914. - М., 1995. Стр. 188. [7] Королева Л.Г. Основные идеи русской философии XIX - ХХ веков - Курск, 2001. Стр.74. [8] Ленин В.И. Карьера. Соч., т. 18. Стр. 251. [9] Коган Л. Буржуазно-дворянская идеалистическая философия 60 - 90-х гг. ХIХ в. / История философии. Под ред. М.А.Дынника. Т. 4. - М.. 1959. Стр. 87. [10] Лосский Н.О. История русской философии. - М.» 1994. Стр.8. [11] Антология мировой философии в 4-х т. Т. 4. Философская и социологическая мысль народов СССР Х1Хв. - М.. 1972 [12] Антология мировой философии в 4-х т. Т. 4. Философская и социологическая мысль народов СССР ХIХ в. - М.. 1972 [13] История философии в 6 т. /Под ред. М.А. Дынника. Т. 4. - М., 1959. стр. 211. [14] Ленин В.И. Приемы борьбы буржуазной интеллигенции против рабочих. Соч., т. 20, стр. 431. [15] Русские философы к. XIX - сер. ХХ вв. Сборник. /Сост. А.Л. Доброхотов и др. - М.. 1993. Стр. 290. [16] Королева Л.Г. Основные идеи русской философии XIX - XX веков. - Курск, 2001. [17] Русские философы к. ХIХ - сер. ХХ вв. Сборник. /Составитель А.Л. Доброхотов и др. - М.. 1993. Стр. 293. [18] Русские философы к. XIX - сер. ХХ вв. Сборник /Сост. А.Д. Доброхотов и др. - М.. 1993. Стр. 293. [19] Русские философы к. XIX - сер. XX века. / Сборник. Сост. С.Б. Неволин, Л.Г. Филонова.- М., 1994. [20] История русской философии. / Сост. И.Я. Беленький. Е.И. Серебряная. - М., 1990