Каталог :: Философия

Контрольная: Философия техники

                       МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ                       
               ТАМБОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ               
                           КАФЕДРА ИСТОРИИ И ФИЛОСОФИИ                           
                                                                              
     
     
                  Контрольная работа по философии на тему №29:                  
                           «Философия техники»                           
                                    Выполнил:                                    
студент ЮФ, гр. Ю-23
     Имя
Научный руководитель:
     Имя преподавателя
                                   Тамбов 2004                                   
Тема №29: «Философия техники».
План (список предлагаемых к теме вопросов):
1. Феномен техники, её назначение и сущность.
2. Основные этапы развития техники.
3. Техника в индустриальном обществе: изменение её социальной роли и статуса.
4. Система «человек- техника»: проблема возможного попадании человека в
зависимость от техники
5. Техницизм и антитехницизм о перспективе развития техники.
Глоссарий
Библиография
              1. Феномен техники, её назначение и сущность.              
«Одним ранним ноябрьским утром, первобытный человек, проснувшись после
непродолжительного ночного сна, томимый лёгким чувством голода, взял в правую
руку лежавшею неподалёку от него отпавшею ветку бука и начел интенсивно
копать землю».
                                                       Гипотеза одного фантаста.
Не будем критично относится к служителям пера. Может именно так начался
совместный путь человека и техники. Однако человеку свойственно стремится к
улучшению своёй жизни, приспосабливаться и приспосабливать мир под свои нужды
и техника в этом ему добрый друг, соратник, помощник и в некотором роде даже
господин.
Техника всегда привлекала внимания философов, и это легко объяснить. Дело в том,
что деятельность человека технична по своей природе. Выделившись благодаря
труду из мира животных, человек, по существу, превратил трудовую деятельность
и связанные с нею представления, навыки, способы и средства производства в
фундаментальные основания, базис своего бытия
[1].
Техника (от греч. techne — искусство, мастерство) в качестве по­нятия имеет
два смысла. В первом обозначает орудия и инструменты труда и любые
искусственные устройства (ар­тефакты), созданные человеком и используемые для
преобразования окру­жающей среды, выступающие как предметы труда, и создание
др. средств производства и предметов, необходимых для удовлетворения
различных потребностей. Во втором смысле обозначает систему навыков, уровень
мастерства  в реализации того  или  иного вида деятельности.
В философском анализе деятельности используется, как правило, второй смысл;
философия же техники    преимущественно    оперирует первым  смыслом.   Интерес
к  исследо­ванию   техники    как   к    философской проблеме отчетливо
проявляется уже у Аристотеля.    Новая    волна    интереса к технике в  первом
смысле связана  с развитием инженерного мышления эпо­хи  Возрождения,  а
позднее с бэконианской   и   картезианской   традициями
[2]. Рационалистическая   философия,   осо­бенно в лице просветителей, была
склонна видеть в технике и тех­ническом прогрессе решающее средство разрешения
всех социальных противо­речий  и  достижение  общего  благопо­лучия.
Современная человеческая жизнь невозможна без использования самой разнообразной
техники. С помощью машин человек обрабатывает землю, добывает нефть, руду,
прочие полезные ископаемые, передвигается, производит различные блага,
организует свой досуг и т.д.[3] Основным
свойством техники является её способность совершать полезную работу и
соответственно позволять не совершать эту работу человеку.
В технике человечество аккумулировало свой многовековой опыт, приёмы, методы,
познания и преобразования природы, воплотило все достижения культуры. В
формах и функциях технических средств своеобразно отразились формы
воздействия человека на окружающей его мир.
                   2. Основные этапы развития техники.                   
«12 августа 1996 года машины восстанут против людей.»
                                                К/ф «Терминатор 2. Судный день».
История техники — это объективная предпосылка чело­веческой деятельности.
Есть несколько концепций исторического развития техники. В классическом
марксистском видении ее история вы­ражена цепочкой последовательных ступеней:
ручные ору­дия, ремесленно-мануфактурный период, машинная техни­ка,
автоматизированные системы. Изменения в этой истории обусловлены переносом на
техническое устройство тех функций, которые ранее осуществлялись самим
дейст­вующим человеком. «Естественное» заменяется «искусственным», созданным,
расширяя тем самым возможности освоения человеком внешнего мира и глубин
собственной жизнедеятельности. Меняется тип связи между человеком и
техническими рабочими органами.
Современный мир — это «технизированное» пространст­во и «технологизированное»
время. Исчезни сегодня техни­ка— исчезнет и человек. Мы живем и действуем не
в перво­зданном мире природы, а в «техносфере».
Привлекательны и актуальны идеи о периодизации раз­вития техники, высказанные
американским философом и социологом Льюисом Мамфордом. Он полагал, что точкой
отсчета современной (а не древней) техники можно считать начало второго
тысячелетия нашей эры. Опираясь на опыт европейской истории, Л. Мамфорд
выделяет три техниче­ских эпохи.
Первая «эотехническая» (1000-1750 гг.) имеет в основе технологию «воды и
дерева». Вторая «палеотехническая» (от второй половины ХVIII.в. до середины
XX в.) опирает­ся на комплекс «угля и железа». И, наконец, третья,
«нео­техническая» (ныне длящаяся) использует комплекс «электричества и
сплавов»; Как видим, в основу периодизации положен используемый в технике
основной вид энергии и то «вещество», которое занимает центральное место в
созда­нии технических устройств.
Впечатляющую схему этапов технического развитая пред­ложил отечественный
исследователь Г.Ф. Сунягин. По пред­ложенной им исторической типологии этапы
изменения тех­ники заданы определенным типом труда. Древнейшая техни­ка с ее
«разрушительным» характером (в рамках охоты и собирательства) отражает
«присваивающий» способ отношения к природе. Земледельческая практика,
утвердившаяся в ходе неолитической революции, выявила моменты
конструк­тивности, собственно технические черты. Однако наиболее полно
качественные грани в истории техники обнаружились с появлением машинного
производства. По его мнению, выра­зительную роль в воссоздании
«технизированного» воззрения на мир сыграли такие технические новшества
позднего европейского средневековья, как часы, стекло и книгопечатание. Часы
позволили выйти из природных циклов, из органи­ческого времени. Они дали
возможность человеку «сгу­стить» время, подчинить его ритмам собственной
деятельно­сти, позволили осознать его необратимость. С тех пор время стало
«богатством», а его нехватка — «бедствием». «Не хва­тает времени» — эта
жалоба слышна повсюду и поныне. Стекло привело к осознанию однородности
пространст­ва. Произошла его «десакрализация», снятие с него покры­вала
«священности». Возникли предпосылки для утвержде­ния обычного зрительного
опыта как основы видения реаль­ности, помимо символических ассоциаций.
Печатный станок изменил всю систему коммуникации, унифицировал знаково
обозначенную реальность, положил начало тому, что в нашем столетии назвали
«Галактикой Гу­тенберга».
Приведенная типология интересна в том отношении, что она оказывает
технические новшества как факты, способст­вующие масштабным изменениям в
человеческой ментальности и всей системе общественных отношений от экономи­ки
до высших идеологий. Любая периодизация технической истории, конечно, не
исчерпывается приведенными приме­рами. «История техники» как жанр насчитывает
немало на­званий и содержит в себе множество оригинальных автор­ских
суждений. Пишут о естественной истории машин, вы­деляя машинную «анатомию»
(строение механизмов), «генетику» (преемственность структуры), «физиологию»
(принципы движения).
Один из крупнейших физиков XX в. Макс Борн прибег­нул к смелому образу, стремясь
показать главные рубежи развития техники. По его мнению, высказанному в книге
«Моя жизнь и взгляды», законно считать, что одним из ре­шающих факторов истории
является тот вид энергии, которым человечество располагает в данный момент. В
этом све­те вся история человечества распадается на два — и только два —
великих периода: первый — от Адама до наших дней, второй — с появлением атомной
энергии, отныне и на все будущие времена[4]
. Переход от первого периода ко второму знаменуется окончанием потребления
солнечной энергии и началом использования ее чисто земных источников.
Распространенной также считается периодизация развития техники, согласно
которой последняя берёт начало с Неолитической революции – перехода человека
от присваивающего труда к производящему. Длительное время техника развивается
медленно, в основном опираясь на совершенствование приёмов и способов
эмпирического опыта, тайн ремесленного искусства, передававшихся строго по
канонам наследования, её основной задачей в этот период является
удовлетворение нужд и потребностей милитаризированного государства и общества
(традиционная техника). XVI – XVIII вв. – время необычайного бурного
социального и экономического развития (индустриализм). Нужды торговли,
мореплавания, мануфак­турного производства потребовали теоретического и
экспериментального решения огромного количества новых практических
промышленных задач. Развиваясь в этом русле техника постепенно смещается
немного в информатики и экология (постиндустриализм). Отметим, что все теории
периодизации развития техники самодостаточны, дополняют друг друга и достойны
права на существование.
     3. Техника в индустриальном обществе: изменение её социальной роли и статуса.
«Это маленький шаг человека, но огромный скачек человечества»
                                    Т/к CNN о космической одиссеи Н. Армстронга.
Начнём с того, что дадим определение индустриальному обществу. Индустриальное
общество  - это промышленное общество, определённая стадия развития общества,
сменяющее традиционное, аграрное (родоплеменное, феодальное) общество. Этот
термин принадлежит А. Сен-Симону. Концепция индустриального общества широкое
распространение получила в 50-60х гг. 20 в. в трудах Р. Арона, У.
Ростоу, Д. Бела и других учёных и философов[5]
. В индустриальном обществе техника становится основой жизнедеятельности
человечества.
Оно называется индустриальным из-за присущей этому обществу индустриального
способа производства, без которого и не было бы индустриального общества.
Можно сказать, что первым этапом, революционизировав­шим и заметно
стимулировавшим существенный подъем в раз­витии производительных сил и
положившим начало индустриализации общества, стал этап механизации,
машини­зации производства, освободивший человека от изнурительного
физического труда и во много раз увеличивший его производи­тельность.
Второй этап развития техники на пути к индустриальному обществу –это
автоматизация,   связанная   с   научными   достижениями   в   области
автоматики,  электроники, вычислительной техники, цехов и целых заводов.
Новая ступень научно-технического процесса, на которую мы поднялись,
индустриализировав общество, связана с бурным развитием механики,
машиностроения, станкостроения, самолёто- и кораблестроения,
усовершенствования добычи полезных ископаемых, микроэлектроники, информатики,
биотехнологии, созданием робототехники, мас­совой компьютеризацией и т. д.
Существование индустриального общества на современном этапе, таким образом,
обусловлено тесным союзом производства с достижениями таких фундаментальных
наук, как физика, математика, химия, биология, а также наук, возникших на
стыке различных областей знания, таких, как биотехнология, которая основана
на интеграции методов биохимии, генетической и клеточной инженерии в
сочетании с микробиологическим синтезом. Последняя за­нимает одну из ведущих
позиций в индустриальном обществе. Сущность индустриального общества как раз
и заключается в качественном преобразовании наличных производительных сил на
основе превращения науки в непо­средственную производительную силу. Что это
означает? Это означает, во-первых, то, что научные знания становятся
неотъемлемым компонентом практически каждого занятого в процессе
производства; во-вторых, то, что управление производством, технологическими
процессами (особенно там, где действуют автоматические системы управления)
возможно только на осно­ве науки; в-третьих, включение научно-
исследовательской и конструкторской деятельности как непосредственного звена
в структуру производственного процесса. Производство, таким образом, все
больше становится сферой практически-техноло­гического применения науки. На
основе научных достижений нередко возникают новые отрасли производства.
Следователь­но,  наука — для того чтобы она действительно могла выполнять
роль непосредственной производственной силы – должна опережать развитие
производства. Индустриализация общества охватывает ныне и науку, и
технологию, и технику, систему организации труда и управление производством.
Таким образом, индустриальное общество коренится в перестройке развития
производительных сил, её основные черты — превращение науки в ведущую силу
произ­водства, внедрение автоматического управления, изменение технологических
методов производства и форм его организа­ции. Все это предполагает качественную
психологическую и нравственную перестройку, а также изменение всего образа
жизни человека[6]. Индустриализация
общества затрагивает не только производственно-технологические, эконо­мические
процессы, но, развивая человеческий фактор, ведет к изменениям в социальной
сфере, ускоряет ритм самой жизни, изменяет характер и формы общения людей.
Как может показаться, формирование индустриального общества связанно только с
распространением крупного машинного производства. В след за этим атрибутом
неразрывно следует урбанизация, становление демократии, гражданского общества
и правового государства, изменение культуры и цивилизации в целом.
     4. Система «человек- техника»: проблема возможного попадании человека в
                           зависимость от техники.                           
«Потомки космонавтов привыкли к тому, что всё делают роботы. Даже когда у них
рождались дети, их тоже сразу отдавали роботам, которые их выкармливали,
учили; и люди, вроде бы оставаясь господами на корабле, становились рабами
роботов. Рабами безделья. И наступил день, когда космонавты забыли, кто они,
куда летят, зачем живут на свете . Через тысячу лет они лишились разума».
                                         Кир Булычёв. пов. «Пленники астероида».
Отношение человека к миру техники неоднозначно. До сих пор в научных и
околонаучных кругах ведутся споры и диспуты по поводу роли и влияние техники
на жизни человека. Так в наши дни существуют идеи недоверия, враждебности к
тех­нике, и даже технофобий.
В древнем Китае были старцы-мудрецы, предпочитавшие носить воду из реки в
бадейке, а не поль­зоваться техническим приспособлением — колесом для
водочерпания. Они мотивировали свои действия тем, что, используя технику,
попадаешь от нее в зависимость, утрачи­ваешь свободу действий. Дескать,
техника, конечно, облегчает жизнь и делает ее комфортнее, но плата за это
непомерна — человеческое «я» порабощается.
История знала и луддитов, разрушителей станков, поя­вившихся в конце
XVIII—начале XIX вв., и современных неолуддитов, обвиняющих бездушную
машинерию наших дней, превращающую каждого в безмолвную деталь соци­ального
механизма, целиком зависящую от производитель­ной и бытовой техники, не
могущей жить вне и помимо нее.
Мыслители разных направлений не раз высказывали и продолжают высказывать
опасение о возможном выходе техники из-под контроля людей. От Аристотеля до
Мохандаса Карамчанда Ганди подобных опасений высказано не­мало. Еще в 30-е
гг. нашего века Освальд Шпенглер в книге «Человек и техника» утверждал, что
человек, властелин мира, сам стал рабом машин. Техника вовлекает всех нас,
помимо нашего желания, в свой бег, подчиняет собственно­му ритму. И в этой
бешеной гонке человек, считающий себя властелином, будет загнан насмерть.
«Бунт машин» — расхожая тема в современном массовом культе.
Человек возвышаясь над природою с помощью техники делает себя её рабом,
освободившись от одного властелина, переходит под власть другого.
Когда-то в 1846 г. английская писательница Мэри Шел­ли создала образ
Франкенштейна, искусственного чудища, восставшего против создавших его людей.
С тех пор этот неомифологический образ не покидает страниц печати, ки­нолент
и экранов телевизоров. Он стал нарицательным для подогрева технофобии во всех
ее формах.
Механизация и моторизация проникают в нашу жизнь, де­лают подчас человека
своеобразным гибридом организма и технического устройства. Стоит, например,
оценить воздейст­вие современных транспортных систем. По данным известной книги
рекордов Гиннеса, в 1991 г. в мире было произведено 46500000 автомобилей, в том
числе почти 35000000 легковых моделей. Это обстоятельство накладыва­ет
специфический рисунок на повседневный ход жизни, пси­хологию людей. Автомобиль
во многих странах — показатель уровня престижности, вожделенная цель, символ
успеха. Ав­томобильная промышленность и транспортная система становятся одним
из основных потребителей нефтяных ресурсов, цветных и черных металлов, занимая
главенствующее поло­жение в индустриальной системе. Их интересы во многом
формируют внутреннюю и международную политику, финан­совые отношения, быт и
нравы. Предполагается, что к концу нашего столетия по дорогам планеты будет
курсировать до 300000000 собственных автомобилей, т.е. по одному на каждые пять
человек, находящихся в продуктивном возрасте
[7].
Вторжение техники во все сферы человеческого бытия - от глобальных до сугубо
интимных, — иной раз порождает без­удержную апологию техники, своеобразную
идеологию и пси­хологию техницизма. Трубадуры подобных идей с восторгом
переносят на человечество и личность характеристики, прису­щие машинам и
механизмам. Старый тезис материалистов XVIII в. «человек есть машина»,
облекается в модную элект­ронно-кибернетическую, компьютеризированную
терминоло­гию. Широко пропагандируется идея о том, что человек и человечество
так же, как и механизмы обладают системным свойством, могут быть промерены
техническими параметрами и представлены в технологических показателях.
К чему приводит одностороннее «технизированное» рас­смотрение, человеческих
проблем, можно судить по той ре­лятивистской концепции отношения к телесно-
природной структуре человека, которая выражена в концепции «ки6оргизации».
Согласно этой концепции, в будущем человек должен будет отказаться от своего
тела. Современных людей сменят «киборги» (кибернетические организмы), где
живое плюс техническое дадут какой-то новый сплав. Такое упоение техническими
перспективами, на наш взгляд, опас­но и антигуманно. Без тела нет человека.
Разумеется, вклю­чение в человеческую телесность искусственных органов
(различных протезов, кардиостимуляторов и т.д.) — вещь разумная и
необходимая. Но и она не может переходить тот рубеж, за которым конкретная
личность перестает быть сама собой.
Телесная организация человека, вышедшая не чересчур совершенной из горнила
эволюции, тем не менее не может быть радикально вытеснена никакими
технически­ми приспособлениями. Современная фантастика буквально переполнена
проигрыванием подобных ситуаций и показом их разрушительности для бытия
людей.
      5. Техницизм и антитехницизм о перспективе развития техники.       
                                    «Там наверное вообще не надо будет умирать.»
                                                                        Е. Летов
Современные темпы развитие науки и техники дают надежду на складывание в
скором будущем золотого века всего человечества. Техника будет выполнять
практически всю работу за человека, производство будет покрывать все
потребности, новые агротехнические культуры позволят выращивать вкусную и
здоровую пищу на маленьких участках земли, затрачивая минимум усилий,
медицина шагнёт далеко в перёд, будут излечимы практически любые болезни,
инновации в сфере развлечений позволят прожить жизнь весело и красиво.
Любой человек, хотя бы немного знакомый с историей, легко обнаружит в ней факты,
свидетельствующие о ее поступательном прогрессивном развитии, о ее движении от
низшего к высшему. Homo sapiens (человек разумный) как биологический вид стоит
выше на лестнице эволюции, чем его предшественники — пите­кантропы,
неандертальцы. Очевидным является прогресс тех­ники: от каменных орудий к
железным, от простых ручных орудий к машинам, колоссально увеличивающим
производительность человеческого труда, от использования мускульной силы
человека и животных к паровым двигателям, электрическим генераторам, атомной
энергетике, от примитивных средств перевозки к автомобилям, самолетам,
космическим кораблям. Прогресс техники всег­да был связан с развитием знаний, а
последние 400 лет — с прог­рессом в первую очередь научного знания.
Человечество освоило, окультурило, приспособило к потребностям цивилизации
почти всю землю, выросли тысячи городов — более динамичных по сравнению с
деревней видов поселения. Однако не все питают надежды по поводу благополучного
завершения технического процесса[8].
Действительно для техницизма характерно стремление любые проблемы
(мировоззренческие, нравственные, политические, педагогические и т. п.)
разрешать по образцу алгоритмов техни­ческого знания, о чем красноречиво
свидетельствует выра­жение «это только дело техники».
Технический и технологический фетишизм в наши дни отнюдь не редкость. Он легко
распространяется в общественной среде, проникает в сферу хозяйственной и
поли­тической элиты. Техницизм, связанный с абсолютизацией техники, утверждает
ее автономность и самодостаточность, полагает, что можно решить любые
социальные коллизии, минуя человека как активного субъекта истории,
пренебре­гая характером наличных общественных отношений. Техника динамична, мир
- это «мегамашина», - таковы исходные тезисы техницизма как образа мыслей,
согла­сия с самоподчинением технике[9].
Но нам должна быть чужда технологическая мифология, стремление все и вся
«машинизировать». Человек и челове­чество — это не машина, не техническая
система. Не челове­чество технично, а техника человечна. Она воплощает и
вы­ражает в себе то, что извлечено человечеством из мира, то, что утверждает
в мире его собственную мощь к разум.
Казалось бы, прогресс в истории очевиден. Но это отнюдь не общепризнано. Во
всяком случае, имеются теории, либо отри­цающие прогресс, либо сопровождающие
его признание такими оговорками, что понятие прогресса теряет всякое
объективное содержание, предстает как релятивистское, зависящее от позиции
того или иного субъекта, от того, с какой системой ценностей он подходит к
истории.
И надо сказать, что отрицание или релятивизация прогресса не являются
совершенно беспочвенными. Прогресс техники, лежащий в основе роста
производительности труда, приводит во многих случаях к разрушению природы и
подрыву естественных основ существования общества. Наука используется для
создания не только более совершенных производительных сил, но и все
возрастающих по своей мощности разрушительных сил. Компьютеризация, широкое
использование информационной техники в различных видах деятельности
безгранично расширяют творче­ские возможности человека и в то же время таят
для него массу опасностей, начиная с появления разного рода новых болезней
(например, уже известно, что длительная непрерывная работа с компьютерными
дисплеями отрицательно сказывается на зре­нии, особенно у детей, дает
дополнительные психические нагрузки, способные вызвать у некоторых людей
психические отклонения) и кончая возможными ситуациями тотального контроля
над личной жизнью.
Развитие цивилизации принесло с собой явное смягчение нравов, утверждение (во
всяком случае, в сознании людей) идеа­лов гуманизма. Но в XX веке произошли две
самые кровопролитные войны в истории человечества; Европу залила черная волна
фашизма, объявившего во всеуслышание, что вполне правомерно порабощение и даже
уничтожение людей, третируемых в качестве представителей «низших рас».
Последнее время весь мир сотрясают вспышки терроризма, для которых человеческая
жизнь — разменная карта в их политических играх. Ружья империалистических войн
не затихают ни на час. Широкое распростра­нение наркомании, алкоголизма,
преступности — организован­ной и неорганизованной — разве все это является
свидетельством прогресса человечества? И разве все чудеса техники и достижение
относительного материального благополучия в экономически раз­витых странах
сделали их жителей во всех отношениях более счастливыми?
[10] То,   что   одни   люди   или   социальные группы считают  прогрессом,
другие  нередко  оценивают  с  противоположных   позиций.
Развитие общества — закономерный процесс. Общая направленность исторического
процесса обусловлена развитием производительных сил общества, включающих в
себя человека и созданные им средства труда. Развитие производительных сил
свидетельствует о степени овладения человеком силами приро­ды, о возможностях
их использования в качестве материальных оснований человеческой
жизнедеятельности, определяет смену производственных отношений. Как будут
развиваться события в этой сфере и чем всё это кончится нам не известно, ведь
в коей мере способен человек предвидеть будущие, предвосхищать реальные
исторические перспективы социального прогресса? Обладает ли он необходимыми
для этого научными методами и средствами познания в условиях, когда цена
продвижения в перёд традиционным способом социальных проб и ошибок может
стать не приемлемой?
Хотя ни кто не будет спорить, что уже возникла потребность в предотвращение
нежелательных резуль­татов и отрицательных последствий научно-технической
ре­волюции. Она предполагает своевременное предвидение этих опасностей в
сочетании со способностью общества противодей­ствовать им, опираясь на
экологические, социальные и полити­ческие императивы нашей эпохи, встроенные
в научно-техниче­ский прогресс. Именно это во многом предопределит, какие
альтер­нативы в конечном счете возобладают в предстоящем человеку будущем.
Однако грядущие до последнего момента остаётся в полной мере неопределённым.
Нужно надеется на лучшее, помня о возможности осуществления пессимистических
прогнозов, но с верой в светлое радужное беззаботное будущие.
                                Глоссарий                                
1.     Индустриальное общество – общество с промышленным способом
производства, стадия развития общества, сменяющая традиционное аграрное
(родоплеменное, феодальное) общество. Формирование индустриального общества
связанно с распространением крупного машинного производства.
2.     Наука – сфера исследовательской деятельности, направленная
новых знаний о природе, обществе, мышление, включающая в себя все условия и
моменты этого производства, одна из форм общественного сознания.
3.     Постиндустриальное общество – стадия общественного развитии,
следующая за индустриальным обществом, основой поступательного развития
которого считается смена различных технологических эпох, отраслевое и
профессиональное разделение труда, ведущую роль в котором приобретает сфера
услуг, наука и образование.
4.     Промышленность – важнейшая отрасль народного хозяйства,
оказывающая решающие воздействие на уровень развития общества, состоит из двух
отраслей – добывающей и обрабатывающей, подразделяется на производство средств
производства и производство предметов потребления.
5.     Робот – термин употреблённый впервые К. Чапеком в пьесе
«R.U.R.», машина с антропоморфном (человеческим) действием.
6.     Техника (греч. techne – искусство, мастерство, ремесло) –
совокупность средств человеческой деятельности, создаваемых для осуществления
процессов производства и обслуживания непроизводственных потребностей общества.
7.     Технократия (греч. tehne – ремесло, искусство, мастерство,
kratos – власть, господство) – 1. Социальный слой высших руководителей
государственно-монополистического производства, который входит в господствующий
класс. 2. Слой специалистов – высших функционеров монополистического
производства. 3. Обществе6нное движение, ставившее своей целью достижения
всеобщего блага с помощью индустриального переворота и планирования
производства в мировых масштабах.
8.     Технология (греч. techne – искусство, мастерство, ремесло и
логия) – совокупность методов обработки, изготовления, изменения состояния,
свойств, формы сырья, материала или полуфабриката, осуществляемых в процессе
производства продукции.
9.     Технофобия – боязнь техники, технических средств и сооружений.
10. Философия техники – совокупность различных течений, школ и
концепций, рассматривающих гносеологические и мировоззренческие проблемы
развития техники и научно-технического процесса.
                               Библиография                               
                                Литература                                
1. Большой энциклопедический словарь. Москва. Большая Российская
Энциклопедия. 1997.
2. Орешников И.М. Философия науки и техники. Уфа. Издательство УГНТУ.1999.
3. Ракитов А.И. Философия. Основные идеи и принципы. Москва. Политиздат. 1990.
4. Спиркин А.Г. Основы философии. Москва. Политиздат. 1988.
5. Фролов И.Т. Введение в философию. Москва. Политиздат. 1989.
6. Фролов И.Т. Философский словарь Москва. Политиздат. 1991.
     
[1] Ракитов А.И. Философия. Основные идеи и принципы. Москва. Политиздат. 1990. [2] Фролов И.Т. Философский словарь Москва. Политиздат. 1991. [3] Спиркин А.Г. Основы философии. Москва. Политиздат. 1988. [4] Орешников И.М. Философия науки и техники. Уфа. Издательство УГНТУ.1999. [5] Большой энциклопедический словарь. Москва. Большая Российская Энциклопедия. 1997. [6] Спиркин А.Г. Основы философии. Москва. Политиздат. 1988. [7] Орешников И.М. Философия науки и техники. Уфа. Издательство УГНТУ.1999. [8] Фролов И.Т. Введение в философию. Москва. Политиздат. 1989. [9] Орешников И.М. Философия науки и техники. Уфа. Издательство УГНТУ.1999. [10] Фролов И.Т. Введение в философию. Москва. Политиздат. 1989.