Каталог :: Философия

Контрольная: Размышления о жизни, душе, смерти и безсмертии в античной философии

              Контрольная работа по истории философии на тему №15:              
      «Размышление о душе, смерти и бессмертие в античной философии»      
                                    Выполнил:                                    
Научный руководитель:
                                   Тамбов 2004                                   
                                      План:                                      
1. Как представляли происхождение, структуру души и её судьбу после смерти
тела сторонники атомистического учения?
2. Каковы основные положения учения Платона о душе и её предназначение?
3. Что вы знаете о трактовке души как энтелехии в учение Аристотеля?
4. Как относится Сократ к проблеме смерти, загробного существования и
взаимоотношения тела и души?
5. Раскройте положение стоиков о причастности человеческой души к Богу-Логосу.
6. Можно ли сделать однозначный вывод об отношение античных философов к
проблеме души и тела, смерти и бессмертия?
     1. Как представляли происхождение, структуру души и её судьбу после смерти
                   тела сторонники атомистического учения?                   
Ярчайшим представителем атомистического учения античной философии
проповедовавшим последовательно материалистическую позицию является Демокрит.
В вопросе о природе души он придерживался  аналогичной позиции.
Известно, что часто психическая деятельность человека объясняется наличием в
его теле специфической субстанции или силы - "души".
В неорганической природе все совершается не по целям и в этом смысле
случайно, а у ученика могут быть и цели, и средства. Таким образом, взгляд
Демокрита на природу души является строго причинным, детерминистическим.
Он проповедовал последовательную материалистическую позицию в учении о
природе души и познания. "Душа, по Демокриту состоит из шарообразных атомов,
т.е. подобна огню".
Атомы души имеют способность к ощущению. Чувственные качества субъективны
(вкус, цвет.) отсюда, он делал вывод о ненадежности чувственного познания
(Мед горек для больного желтухой и сладок здоровому).
Но в то же время, он считал, что без "темного" знания, получаемого из
ощущений не может быть никакого знания. "Сформулировав важную догадку о
взаимосвязи чувственного и разумного, Демокрит не смог еще дать описания
механизма перехода от одного к другому. Ему неизвестны видимо, логические
формы и операции: суждение, понятие, умозаключение, обобщение,
абстрагирование". Утеря "Канона", его логического произведения, не позволяет
выявить его роль в этом.
Сложнее было аналогичным образом объяснить ощущение и мышление.
Атомистическое объяснение ощущений основывается на представлении о том, что
атомы души обладают способностью к ощущениям. В то де время Демокрит
принимает в качестве единственно сущего только атомы и пустоту, тогда как
чувственные качества, подобные, например, "противоположностям" ионийцев
(сухое - влажное, теплое и холодное), существуют только "во мнении". Иначе
говоря, чувственные качества - вкус, теплота и т.д. - субъективны, имея,
однако, объективную основу в форме, порядке и расположении атомов.
Способность же к восприятию коренится в особых свойствах атомов души. Отсюда
делается вывод о ненадежности чувственного познания, не способного дать
истину - ведь атомы и пустота чувствам недоступны.
Восприятие внешних предметов требует, с этой точки зрения, непосредственных
контактов воспринимаемого с органом чувства. И если слух, осязание, вкусовые
ощущения понятны, то как быть со зрением на расстоянии?
Демокрит избегает затруднений, создавая теорию "истечений". Согласно этой
теории, от предметов отделяются тончайшие оболочки, как бы копии. Демокрит
называет их "образами" или "подобиями", "изображениями". Попадая в глаз, они
и вызывают представление о предмете.
Атомистическое воззрение Демокрит полностью распространил на учение о жизни и
душе. Подобно предшествующим ему материалистам Демокрит объясняет
происхождение организмов из различных физических условий, целесо­образность
при этом отвергается. Жизнь и смерть организмов сводятся к соединению и,
разложению атомов, причем основой жизненных отправлений считаются ато­мы
особой формы — круглые, гладкие и весьма малые. Тот же принцип положен в
основу психологии: душа со­стоит из огненных атомов и есть их временное
соедине­ние. Бессмертие души Демокрит отвергает. Учение Де­мокрита о душе
подрывало устои обычных религиозных представлений. Из смертности души
следовало отрица­ние загробного мира. Греческие боги лишались
сверхъ­естественных свойств и превращались в образы, правда безмерно
превосходящие человека величиной, силой, красотой и долголетием, но не
сверхъестественные и не вечные.
 2. Каковы основные положения учения Платона о душе и её предназначение? 
Платон придерживался теории, согласно которой процесс образования понятий
производится человеческой душой. Так как поня­тия — образы сверхчувственных
объектов, идей, от которых они и полу­чают свою абстрактную всеобщность,
отличающую их от чувственных вещей, то сама душа должна созерцать идеи. Это
созерцание должно, од­нако, происходить во времени, предшествовавшем
соединению души с телом. Таким образом, сама душа, принцип, оживотворяющий
тело, со­единяет мир идей с чувственным миром; она не принадлежит ни к
иде­ям, ни к чувственному миру, но она есть стоящая между обоими сущ­ность, в
которой во время ее существования в связи с телом по поводу воздействия
чувственных вещей воскресают воспоминания об идеаль­ных объектах,
соответствующих этим вещам. Поэтому образование по­нятия есть акт
воспоминания: диалектическое мышление, которое измен­чивому чувственному
представлению находит его постоянное значение, есть процесс, при помощи
которого душа вспоминает свое собственное прежнее доземное бытие и вместе с
тем созерцание идей. Таким обра­зом, процесс образования понятия, вместе с
тем, свидетельствует о веч­ной природе души, заключающей в себе одинаково
предсуществование и бессмертие, природе, с которой, сверх того, согласуется
свойство души как оживотворяющего тело принципа: ибо жизнь так же исключает
смерть, как бытие — небытие.
Из этого двойного отношения души к чувственному миру и миру кдей вытекает
также решение второго вопроса, вопроса об отношении самих идей к чувственным
вещам. Будучи в человеке посредствующим принципом, благодаря которому по
поводу чувственных представлений возникает воспоминание в понятиях о
первообразах чувственных вещей душа так же должна мыслиться в самих
чувственных вещах, как деятель­ная сила, формирующая их по прообразу идей.
Подобно тому как чело­веческая душа доставляет идеи человеческому телу в
форме чувствен­ных восприятий, так во внешнем, окружающем нас, мире должны
существовать душевные силы, которые производят чувственные вещи, формируя
материю по прообразу идей. Материя сама собою не может су­ществовать: только
идеями, которые отражаются в материи, она пробуждается к действительному
существованию. Поэтому, хотя идеи обладают самостоятельным существованием в
сверхчувственном мире, материя совершенно не имеет его. Она есть просто
отрицательный принцип: ее действие единственно проявляется в том ограничении,
которое, благода­ря ее участию, испытывают идеи в чувственных вещах. Здесь
заключает­ся источник выступившего уже у Платона и еще в большей степени у
позднейшего платонизма, презрения к чувственному миру, которое ска­зывается в
противопоставлении материи, как принципа зла, идее, как принципу блага,
благодаря чему чувственный мир является в качестве отпавшего от беспорочного
мира идей, а связь человеческой души с те­лом, как состояния унижения и
греховности. Однако, у самого Платона этому взгляду противостоит в качестве
примиряющей мысли, просветля­ющей чувственный мир через живущий в нем мир
идей, понимание прекрасного: последнее является у Платона наиболее
совершенным вы­ражением идеи в чувственной форме, причем оно образует
последова­тельный ряд, который, начинаясь с телесной красоты, погруженной
вполне в чувственное, через посредствующую ступень — красоту души, уже чище
отражающей мир идей, возвышается, наконец, до красоты са­мого идеального
мира. В человеческой душе это действие красоты про­является в любви,
поскольку она развивается от любви чувственной к ду­ховной. При виде
прекрасного она, как бог любви Эрос, по мифологи­ческому изображению Платона,
приводит душу в божественный экстаз и пробуждает в ней то страстное
стремление к идеальному миру, кото­рое, первоначально зарождаясь в качестве
смутного предчувствия в чув­ственной любви, в философском познании
возгорается ярким светом в качестве духовной любви к самим идеям.
     3. Что вы знаете о трактовке души как энтелехии в учение Аристотеля?
По Аристотелю развитие души берёт начало из предыдущего космического.
У Аристотеля энтелехия ( греч. entelecheia -  имеющее цель в самом себе) -
это целеустремленность, целенаправленность как движущая сила, которая есть
источник движения от низших форм к высшим, самоцель, активное начало,
превращающее возможность в действительность.
Аристотелево понятие энтелехии можно разъяснить так.  Вещи существуют или
энтелехиально, как нечто осуществленное и завершенное, или потенциально, в
возможности, или же и потенциально, и энтелехиально.  Вопрос о движении
относится к третьему отношению: в движущем имеется как  возможность,
способность изменятся, так и внутренняя тенденция к завершению, т.е. цель,
заложенная в самой вещи и выступающая ее внутренней движущей силой, поскольку
она способна к изменению.
А следовательно, всякое явление подразумевает, по Аристотелю, возможность
изменения, цель, к которой направлено изменение, и энтелехию как
осуществленность данной цели, лежащую в вещи.
Говоря иначе, энтелехия - это “программа” изменения. Если для тел,
создаваемых искусством. цель и “программа” лежат вне изменяемой вещи и
вносятся в нее мастером. то в природных вещах они имеются в ней в той мере, в
какой вещь имеет в себе “начало движения”, т.е. способны к самодвижению.
Человеческая душа объединяет в себе все низшие душевные силы. Однако, так как
она вырабатывает из чувствен­ных представлений понятия, то душевная
способность, производящая их, активный разум, сама должна обладать
существенными свойствами по­нятий. Понятия же — формы вещей, мыслимые
независимо от их мате­рии. А раз понятия — чистые формы, то и деятельный
разум сам дол­жен быть чистой, лишенной материи, формой. Если бы он не был
тако­вым, то он необходимо должен был бы сообщать понятиям свой собственный
материальный характер, т. е. в этом случае человеческому духу было бы
доступно только мышление в чувственных образах, но ни в коем случае не
познание, движущееся в понятиях. Деятельный разум, та­ким образом, опять
соответствует платоновской идее: он есть чистая форма и потому,
соответственно ей, бессмертен. Как платоновская идея в космическом ряду
развития у Аристотеля преобразуется в идею бога, так точно она в органическом
ряду развития сводится к высшим деятельностям человеческого духа, и потому
платоновская мысль о бессмертии у него в соответствующем смысле
ограничивается. Аристотель отбра­сывает предпосылку о предсуществовании души:
и деятельный разум для него есть продукт развития, нечто возникшее; не
возникает только начало всякого движения, сам Бог. В будущей жизни также
принимает участие не вся душа, соединенная в качестве чувственной с материей
и образующая ее субстанциональную форму; только деятельный мысля­щий дух
бессмертен как форма без материи. В этом смысле Аристотель говорит о нем, что
он относится к прочим частям души так же, как эти последние относятся к
живому телу. Он есть «форма формы» в том смысле, что он еще раз формирует
формы, произведенные низшими ду­шевными силами, и возвышает их к понятиям,
свободным от материи. Как такая «форма формы», эта высшая душевная
способность избегает бренности, всегда связанной с материей.