Каталог :: Философия

: Философия экзистенциализма: САРТР

                              Реферат по философии                              
                                     на тему                                     
                      “Сартр (Sartre)                      
                        студента юридического факультета                        
                           Международного Университета                           
                                    12 группы                                    
                              Бытенского Валентина.                              
                                  Москва, 1997                                  
Жан Поль Сартр (родился 21 июня 1905 года) - французский философ,
представитель экзистенциализма (так называемого атеистического его варианта),
писатель, драматург и эссеист. Он также был общественным деятелем, участником
Французского движения Сопротивления, в послевоенные годы - многочисленных
демократических движений и организаций. Явился основателем и директором
журнала “Les Temps Modernes” (1945). Образование получил в лицеях Ла-Рошели,
кончил высшую нормальную школу в Париже, стажировался во Французском
институте в Берлине (1934). Преподавал философию в различных лицеях Франции
(1929-39 и 1941-44); с 1944 целиком посвятил себя литературной работе.
Известность Сартру принесли роман “Тошнота” (1938) и сборник рассказов
“Стена”. Основная философская работа - “Бытие и ничто”. Но популярность Сартр
приобрел в послевоенные годы.
Мировоззрение Сартра сложилось под влиянием прежде всего Бергсона, Гуссерля и
Хейдеггера. Экзистенциальная философия Сартра обнаруживает себя как одно из
современных ответвлений феноменологии Гуссерля, как приложение его метода к
“живому сознанию”, к субъективно-деятельной стороне того сознания, с каким
конкретный индивид, заброшенный в мир конкретных ситуаций, предпринимает
какое-либо действие, вступает в отношение с другими людьми и вещами,
стремится к чему-либо, принимает житейские решения, участвует в общественной
жизни и так далее. Все акты деятельности рассматриваются Сартром как элементы
определенной феноменологичной структуры и расцениваются фактически в
зависимости от задач личностного самоосуществления индивида. Сартр
рассматривает роль “субъективного” (подлинно-личностного) в процессе
человеческой персонализации и исторического творчества. По Сартру, акт
специфически человеческой деятельности есть акт обозначения, придания смысла
(тем моментам ситуации, в которых проглядывает объективность - “другое”,
“данное”). Предметы лишь знаки индивидуальных человеческих значений,
смысловых образований человеческой субъективности. Вне этого они - просто
данность, сырая материя, пассивные и инертные обстоятельства. Придавая им то
или иное индивидуально-человеческое значение, смысл, человек формирует себя в
качестве так или иначе очерченной индивидуальности. Внешние предметы - здесь
просто повод для “решений”, “выбора”, который должен быть выбором самого
себя.
Поскольку у Сартра человеческая деятельность - в той мере, в какой она
свободная и творческая, - лишена корней в содержании объективности, в том
числе и в содержании форм опредмеченной человеческой деятельности (то есть
культуры), то содержанием ее оказывается натуралистически взятое содержание
природы самого индивида, его уникальные биологические зависимости, события и
травмы глубокого детства, довлеющие над индивидом,  как рок. В этой связи
Сартр развивает метод, называемый им экзистенциальным психоанализом, который
призван прояснить облик индивидуальности путем выявления тех обстоятельств
детства и тех специфических биологических зависимостей, в ответ на которые
она себя строит.
Философская концепция Сартра развивается на основе абсолютного
противопоставления и взаимоисключения понятий: “объективность” и
“субъективность”, “необходимость” и “свобода”. Источник этих противоречий
Сартр усматривает не в конкретном содержании сил социального бытия, а во
всеобщих формах этого бытия (вещественные свойства предметов, коллективные и
обобществленные формы бытия и сознания людей, индустриализация, техническая
оснащенность современной жизни и так далее). Свобода индивида как носителя
беспокойной субъективности может быть лишь “разжатием бытия”, образованием в
нем “трещины”, “дыры”, ничто. Индивида современного общества Сартр понимает
как отчужденное существо, возводя это конкретное состояние в метафизический
статус человеческого существования вообще. Всеобщее значение космического
ужаса приобретают у Сартра отчужденные формы человеческого существования, в
которых индивидуальность стандартизирована и отрешена от исторической
самостоятельности, подчинена массовым, коллективным формам быта, организаций,
государства, стихийным экономическим силам, привязана к ним также и своим
рабским сознанием, где место самостоятельного критического мышления занимают
общественно принудительные стандарты и иллюзии, требования общественного
мнения и где даже объективный разум науки представляется отделенной от
человека и враждебной ему силой. Отчужденный от себя человек, обреченный на
неподлинное существование, не в ладу и с вещами природы - они глухи к нему,
давят на него своим вязким и солидно-неподвижным присутствием, и среди них
может себя чувствовать благополучно устроенным только общество “подонков”,
человек же испытывает “тошноту”. В противовес всяким вообще “объективным” и
опосредованным вещами отношениям, порождающим индивидуальные производительные
силы, Сартр утверждает особые, непосредственные, натуральные и цельные
человеческие отношения, от реализации которых зависит подлинное содержание
человечности.
В мифологизирующем утопическом мышлении Сартра все же на первый план
выступает неприятие действительности современного общества и его культуры,
выражающее сильную струю современного социального критицизма. Жить в этом
обществе, согласно Сартру, как живет в нем “довольное собой сознание”, можно
лишь отказавшись от себя, от личной подлинности, от “решений” и “выбора”,
переложив последние на чью-либо анонимную ответственность - на государство,
нацию, расу, семью, других людей. Но и этот отказ - ответственный акт
личности, ибо человек обладает свободой воли.
Концепция свободы воли развертывается у Сартра в теории “проекта”, согласно
которой индивид не задан самому себе, а проектирует, “собирает” себя в
качестве такового. Поэтому трус, например, ответственен за свою трусость, и
“для человека нет алиби”. Экзистенциализм Сартра стремится заставить человека
осознать, что он полностью в ответе за самого себя, свое существование и
окружающее, ибо исходит из утверждения, что, не будучи чем-то заданным,
человек постоянно строит себя посредством своей активной субъективности. Он
всегда “впереди, позади себя, никогда - сам”. Отсюда то выражение, которое
Сартр дает общему принципу экзистенциализма: “... существование предшествует
сущности...” По сути это означает, что всеобщие, общественно-значимые
(культурные) объективации, которые выступают как “сущности”, “природа
человека”, “всеобщие идеалы”, “ценности” и так далее, являются лишь
отложениями, застывшими моментами деятельности, с которыми конкретный субъект
никогда не совпадает. “Экзистенция” и есть постоянно живой момент
деятельности, взятый в виде внутрииндивидуального состояния, субъективно. В
более поздней работе “Критика диалектического разума” Сартр формулирует этот
принцип как принцип “несводимости бытия к знанию”. Но экзистенциализм Сартра
не находит иной основы, из которой человек мог бы развить себя в качестве
подлинно самодеятельного субъекта, кроме абсолютной свободы и внутреннего
единства “проектирующего я”. В этом своем возможном развитии личность одинока
и лишена опор. Место активной субъективности в мире, ее онтологическую основу
Сартр обозначает как “ничто”. По мысли Сартра, “... человек, без всякой опоры
и помощи, осужден в каждый момент изобретать человека” и тем самым “человек
осужден на свободу”. Но тогда основой подлинности (аутентичности) могут быть
только иррациональные силы человеческого подполья, подсказки
подсознательного, интуиции, безотчетные душевные порывы и рационально не
осмысленные решения, неминуемо приводящие к пессимизму или к агрессивному
своеволию индивида: “История любой жизни есть история поражения”. Появляется
мотив абсурдности существования: “Абсурдно, что мы рождаемся, и абсурдно, что
мы умираем”. Человек, по Сартру, - бесполезная страсть.
Все эти темы своей философии Сартр развивает в виде определенной
психологической диалектики жизни индивида в обществе, схемы которой он
переводит также и на язык художественного творчества (для экзистенциализма
характерно вообще слияние философии с формами искусства). По своему
содержанию эта философия очень близка к религиозному переживанию,
воспроизводит его морально-психологическую схему и своеобразную логику, но
освобожденную от теистического аппарата представлений и ритуалов, от бога.
Напряженность атмосферы, царящих в романах и философских трактатах Сартра
(как и других экзистенциалистов), часто выглядит как выражение эмоции потери
бога в отчужденном мире (нечто вроде религии наоборот), а самое ее содержание
легко может быть расшифровано в терминах “греха”, “бренности существования”,
“страдания и искупления”, болезненно ощущаемой “вины”, “ответственности” и
так далее. Такое сочленение экзистенциализма и религии связано с общими им
элементами социального утопизма. Особенно явственными эти элементы стали у
Сартра в послевоенные годы. Теория, сформулированная в “Критике
диалектического разума”, остается экзистенциалистской. В этой работе Сартр
уже включает в “проект” материальную обусловленность человеческой
деятельности и пытается, исходя отсюда, дать картину общественно-
исторического процесса как целого. Проект обладает структурой практики.
Индивид практически “тотализирует” выступающие в поле “проекта” материальные
обстоятельства и отношения с другими людьми и сам творит историю - в той же
мере, в какой она - его. Строение общественно-исторического процесса должно
быть понято и выведено из цельности индивидуального действия, из его логики.
Но зависимость индивида в диалектике его проекта от бытия, материальную его
обусловленность Сартр понимает как схему отчуждения и продолжает в качестве
человеческого рассматривать лишь субъективность индивида и его “отношения
внутреннего” с другими людьми. Объективные экономические и социальные
структуры выступают в целом как отчужденная надстройка над внутренне-
индивидуальными элементами “проекта”. Объективно-материальное как таковое
оказывается чуждым, “колдовским”, его элементом, приводящим к иррациональному
отклонению всех человеческих намерений и целей. Оно - “античеловеческое”.
“...Материальность вещи или института есть радикальное отрицание изобретения
или творчества...” и “через социальную материю и материальное отрицание как
инертное единство человек конституируется в качестве другого, чем человек”.
Таким образом, исторический процесс рассматривается в плане
экзистенциалистской антитезы социальных отношений и отношений непосредственно
“человеческих”, а объективно-социальное бытие введено в структуру
индивидуального проекта в виде мифологической силы. Сумма отношений,
складывающихся в этой области, очерченной взаимодействием и борьбой между
“человеческим” и “античеловеческим” внутри проекта, и является, по Сартру,
источником исторических судеб людей, скрытым двигателем истории. Но это
скорее движение судьбы.
Сартр завершил курс философии в 1929,  когда разразился мировой экономический
кризис. Он был степендиатом Французского института в Берлине  в 1934, когда
гитлеризм угрожал миру разрушением всех человеческих ценностей. Во
французской университетской культуре тогда господствовал абстрактный идеализм
Брюнсвика.
Миропонимание Сартра сформировалось в мире, зашедшем в тупик, абсурдном, где
все традиционные ценности рухнули. Первый акт философа должен был,
следовательно, быть отрицанием, отказом, чтобы выбраться из этого
хаотического мира без порядка, без цели. Отстраниться от мира, отвергнуть его
- это и есть в человеке специфически человеческое: свобода. Сознание - это
именно то, что не увязает “в себе”, это противоположность “в себе”, дыра в
бытии, отсутствие, ничто. Это сознание свободы человека есть в то же время
сознание одиночества человечества и его ответственности: ничто в “Бытии” не
обеспечивает и не гарантирует ценности и возможности успеха действия.
Существование - это именно переживаемый опыт субъективности и
трансцендентности, свободы и ответственности. Воспроизводя формулу
Достоевского “Если бога нет, все позволено”, Сартр добавляет: “Это отправная
точка экзистенциализма”. Этот способ восприятия мира, подкрепленный у Сартра
изучением Кьеркегора, Хейдеггера и Гуссерля, нашел выражение прежде всего в
его психологических этюдах и романах. Он изучает прежде всего воображение, в
котором открывается существенный акт сознания: суть его в том, чтобы
отстраниться от данного мира “в себе” и оказаться в присутствии того, что
отсутствует. “Акт воображения - магический акт: это колдовство, заставляющее
появиться вещь, которая желательна”.
Романы Сартра переводят тот же опыт в план морали или политики: в “Тошноте”
Сартр показывает, что мир не имеет смысла, “Я” не имеет цели. Через акт
сознания и выбора “Я” придает миру значение и ценность. Докторская
диссертация Сартра “Бытие и ничто” - изложение в философской форме пережитого
опыта. Отправляясь от основной идеи экзистенциализма - существование
предшествует сущности, - Сартр пытается избежать одновременно и материализма,
и идеализма. Идеализма потому, что он предстает перед ним только в
гегелианской форме: “Действительность измеряется сознанием” и потому, что,
следуя в этом Гуссерлю, он утверждает, что сознание есть всегда сознание
чего-либо (какой-либо вещи). Материализма - потому, что, по его мнению, бытие
не порождает сознание, “для себя” не может быть порождением “в себе”.
В действительности концепция Сартра является эклектичной: он дает в качестве
отправного пункта некое “в себе”, о котором мы ничего не знаем, кроме того,
что оно “нацеленное” сознанием и является его основой. Но если сознание есть
цель, то как оно могло родиться, поскольку в себе, по исходному определению,
ничего не происходит.
Это противоречие Сартр никогда не мог преодолеть, хотя не оставлял попытки
это сделать. Причина этого в том, что его отправная точка глубоко
индивидуалистическая. Сартр остается пленником экзистенциалистской,
субъективистской настроенности. По причине своих исходных постулатов Сартр не
может выйти за рамки позитивизма, агностицизма и субъективности. Даже в своей
последней философской работе “Критика диалектического разума” он
противопоставляет “позитивистский разум”, который должен довольствоваться
пределами естественных наук, “разуму диалектическому”, единственно достойному
называться разумом, поскольку он позволяет понимать, а не только
предугадывать, но который применим только для наук о человеке.
В области морали Сартр не смог выйти за пределы своего изначального
индивидуализма. Он может превозносить и ответственность и свободу
индивидуума, но он не может ответить на вопрос, что же нужно делать с этой
свободой.
Сартр, безусловно, заметная фигура в писательском и философском мире. Он
также появлялся и на политической арене. Например, выступал как сторонник
мира на Венском конгрессе народов в защиту мира в 1952 году, в 1953 году был
избран членом всемирного совета мира. Философ закончил свой жизненный путь
совсем недавно, в 1980 году.