Каталог :: Философия

Реферат: Философия Фейербаха

                               Вступление.                               
                                                                          
Традицию философствования классического типа продолжил в Германии в середине 
XIX в. Людвиг Фейербах (1804—1872).
Для Германии 30-х годов философское кредо Фейербаха ока­залось не совсем
традиционным: он резко и решительно отверг идеализм своих великих
предшественников (Фихте, Шеллинга, Гегеля) и объявил себя материалистом и
атеистом. На общем философском фоне практически безраздельного господства
идеализма и более чем уважительного отношения к религиоз­ным традициям столь
крутой поворот не мог не привлечь вни­мания. Фейербах оказался смелым и очень
своевременным фи­лософом. После тяжеловесных, громоздких, усложненных
до­нельзя, а то и просто невнятных фихтеанских и гегелевских конструкций,
мысли Фейербаха были просты и наглядны, они представлялись возвращением к
здравому смыслу, спуском с за­облачных высот туманных абстракций на живую и
грешную землю. Буквально в течение нескольких лет с момента выхода его
основных работ — «К критике философии Гегеля» (1839) и «Сущность
христианства» (1841) — Фейербах сделался необык­новенно популярен чуть ли не
во всей образованной Европе (в том числе и в России).
     

Глава 1

Анализируя исходные посылки гегелевской системы, Фейербах делает вывод о ее глубоком родстве с теологией. «Учение Гегеля, что природа, реальность положена идеей, есть лишь рациональное выражение теологического учения, что природа сотворена Богом, что материальное существо создано нематериальным, то есть абстрактным существом» (Фейербах Л. Избр. филос. произв. М., 1955. Т. 1,с. 128). Критика Фейербахом философии Гегеля идет, прежде веете, по линии ее идеалистических предпосылок, сближающих фи­лософию с религией. По мнению Фейербаха, религия и близ­кая с ней по духу идеалистическая философия Гегеля имеют общие корни. Они возникают в результате отчуждения, объективирования, то есть абстрагирования и наделения само­стоятельной формой существования человеческой сущности, наиболее общих свойств человеческого рода. Наиболее общими свойствами человеческого рода являются разум, бессмертие, могущество, благо. Бог, по Фейербаху, — это объективированная абстракция, существующая лишь в го­ловах людей. «Бесконечная или божественная сущность, — пишет он в работе «Сущность христианства», — есть духовная сущность человека, которая, однако, обособляется от человека и представляется как самостоятельное существо» (Фейербах Л. Избр. филос. произв., М., 3955. Т. 2, с. 320). Так, в сознании совершается переворачивание действительных отношений: подлинный творец Бога — человек ставится в зависимость от последнего. Чем больше атрибутов приписы­вается Богу, тем беднее становится человек, ибо все эти ат­рибуты он отнимает у себя. Фейербах стремится возродить у человека чувства самоутверждения и достоинства. И сде­лать это, по его мнению, можно только на основе материали­стического мировоззрения. При обосновании материалистического мировоззре­ния Фейербах отказывается использовать понятие «мате­рия». Этот термин, как и само понятие «материализм», ка­жется ему неприемлемыми в силу сложившегося в общест­венном сознании отрицательного к ним отношения. Фейербах вместо понятия «материя» предпочитает исполь­зовать понятие «природа». Поэтому может быть более целе­сообразней его мировоззрение называть натурализмом. Природа, по Фейербаху, существует вечно. Она независима ни от Бога, ни от какой-либо философии. Натурализм в философских системах может прини­мать космический характер. Так было в философии антич­ности и эпохи Возрождения. Натурализм в системе Л. Фейербаха носит автропологический характер, В центре фило­софии, по его мнению, должен находиться человек как высшее существо природы. «Новая философия превращает человека, включая в природу как базис человека, в единст­венный универсальный и высший предмет философии» (Фейербах Л. избр. филос. произв., М., 1955, т. 1, с. 202). Фи­лософское учение Л. Фейербаха является попыткой ут­верждения самоценности и значимости конкретного челове­ческого индивида во всей полноте его телесного и духовного бытия. Фейербах отвергает подход к человеку со стороны классиков немецкого идеализма, рассматривающих челове­ка. пО преимуществу, как духовное существо. Фейербах стремится по-новому осмыслить понятие субъекта. Субъект в системе Л. Фейербаха — это не познающее мышление и не «абсолютный дух», «мировой разум», а реальный целостный человек в единстве его телесных и духовных качеств. Фей­ербах стремится реабилитировать природно-биологическое начало в человеке, от которого в значительной степени абст­рагировался немецкий идеализм. «Я» у Фейербаха — это не просто духовное и мыслящее начало, а человек обладающий телом и мыслящей головой, реальное существо со всеми про­странственно-временными характеристиками, которое только в качестве такового обладает способностью созерцать и мыслить. Важнейшей характеристикой субъекта в системе Л. Фейербаха является чувственность. Чувственность — это синтетическая, обобщающая характеристика антрополо­гических свойств «природы человека», его телесности, ра­зума, воли, «сердца». Однако, Фейербах не замыкается на натуралистическом описании субъекта, он пытается пре­одолеть этот натурализм, вводя в понятие субъекта не про­сто «Я», но и другого человека. «Идеализм прав, — писал он, — в своих поисках источников идей в человеке, но не прав, когда он хочет вывести эти идеи из обособленного, замкнуто­го существа, из человека взятого в виде души, одним словом, когда он хочет вывести их из «Я», без чувственного данного «Ты». Идеи возникают только из общения между людьми, только из разговора человека с человеком» (Фейербах Л. Изб. фиЛос. произв., М., 1955, т. 1, с. 190). Таким образом, чувственность в его системе рассматривается не как нату­ральная и непосредственная, а как опосредованная общени­ем с другим человеком. Следовательно, отношение человека и природы опосредуется отношением человека к человеку. Именно в сфере межчеловеческого общения и осуществля­ется, по Фейербаху, реализация человеком своей родовой сущности. В ходе этого общения и совместной деятельности субъективные и частные определения человеческой приро­ды поднимаются до всеобщих объективных определений, и индивидуальная жизнь, соединяясь с родовой, образует це­лостность человеческих способностей. Это значит, что человек, отправляя «функции рода» превратил сущностные силы всего человечества, продукты культуры в свои собствен­ные жизненные силы, в целостность своих способностей. Итак, субъект, по замыслам Л. Фейербаха, — это це­лостный человек, человек в единстве телесных, духовных и родовых характеристик. Однако, в теории познания такая трактовка субъекта остается нереализованной. В решении конкретных проблем теории познания Фейербах стоит на позициях сенсуализма и лишь воспроизводит взгляды французских материалистов. Исходным пунктом познания, по Фейербаху, является ощущение. Источник же ощущений заключен в самом объективном мире, природе. На базе ощу­щений у человека возникает мышление. По содержанию мы­шление не дает людям ничего нового, по сравнению с тем, что содержалось в чувственных данных. Но вместе с тем, мыш­ление надо отличать от чувственных данных, мыслить — это значит связано читать показания чувств. Фейербах доказы­вал правильность показаний органов чувств, достоверность чувственных данных. Он резко выступал против разграни­чения познавательного мира на «мир явлений» и «мир вещей в себе». Критерием истины тех или иных научных суждений он считал согласие с ними большинства людей. «Истинно то, что соответствует сущности рода. Ложно то, что ему проти­воречит». (Фейербах Л. Избр. филос. произв., М., 1955, т. 2, с. 192)

Глава 2

Главной темой творчества философа была критика рели­гии (прежде всего христианской). И эту критику он вел как бы «параллельно» с критикой философского идеализма (главным образом идеализм Гегеля), что не было случай­ным. Религия и идеализм имеют, согласно Фейербаху, один корень, одну основу: наделение самостоятельной сущностью одного из реальных атрибутов человеческого рода— мышле­ния, которое лишь в фантазии, а не в действительности мо­жет быть оторвано от самого человека и противопоставлено ему. Тайну «святого семейства», по словам Маркса, Фейербах увидел на земле. На «земле» же, в реалиях человече­ской жизни, увидел немецкий философ и тайну идеализма. Именно потому, что человек есть родовое существо, а в его деятельности результат лишь весьма опосредованным обра­зом связан с целью, общее преобладает над единичным (ча­стным), а сами люди, как правило, не узнают «авторства» собственных творений, приписывая его сверхестественной, сверхчеловеческой сущности (Богу, идее). Так будет до тех пор, считает Фейербах, пока не будет преодолен дуалистический взгляд на человека, пока не бу­дет признано, что человек един в своей природе, что в нем нет ничего над- и сверхприродного, что мышление есть такой же естественный акт, как и другие проявления природ­ного мира. Поэтому универсальным предметом философии, настаивает Фейербах, должен быть не дух (противопостав­ленный природе) и не природа (противопоставляемая духу), а человек — в единстве своей телесной и духовной сущности. В загадке человека— загадка всех мировых про­блем. Философия должна изучать человека, следовательно, она должна стать антропологией. С позиций антропологиз­ма немецкий философ критикует идеализм (в том числе ге­гелевский), требует отбросить все умозрительные спекуля­ции о сверхчувственном. Все мистерии идеализма, считает он, исчезнут сами собой, если мы поймем их природу: обо­жествление человеком своих собственных потенций. Союз­ником в борьбе против мистики и спиритуализма Фейербах считал для себя естествознание. И действительно, многие крупные естествоиспытатели— биологи и врачи (как на За­паде, так и в России) с большим сочувствием отнеслись к его философской антропологии. Но человек у Фейербаха - природное существо, а связаны люди между собой только природными, естественными свя­зями. Ни историческая эпоха, ни тип общественных отно­шений, ни классовая (сословная, национальная, профессио­нальная) принадлежность человека, с точки зрения антро­пологического материализма, значения не имеют. По справедливому замечанию Маркса, Фейербах слишком большое значение придавал в своем взгляде на человека природе и слишком малое— политике. А Энгельс, характе­ризуя философскую позицию Фейербаха в целом, показал, что автор «Сущности христианства» в своей критике идеа­лизма не был последователен. Защищая материализм «вни­зу» (во взглядах на природу), он остался идеалистом «ввер­ху» (в понимании человеческой истории). Антропологиче­ский материализм не мог вывести ни самого Фейербаха, ни его последователей за границы пассивно-созерцательного отношения к миру, а вместе с тем за границы традиционных представлений о том, что конечную причину общественных изменений надо искать в новых идеях, в новых взглядах и идеалах. Заключение. Философию Фейербаха обычно квалифицируют как «антропологический материализм» (греч. «антропос» — человек, «логос» — слово, понятие, учение). Это связано с претензией мыслителя на создание истинно новой философии, в фокусе которой должен находиться человек. «Новая философия, — объяснял Фейербах, — превращает чело­века, включая и природу как базис человека, в единственный, уни­версальный и внешний предмет философии; превращая, следова­тельно, антропологию... в универсальную науку». Однако, как это часто случается, «позитивная», так сказать, часть воззрения Фейербаха получилась много слабее «критической». Он не сумел или не захотел воспринять главных находок своих критикуемых учителей — диалектики и историз­ма. Оттого и грешит его концепция антиисторизмом (сущность человека, к примеру, у Фейербаха постоянна во все времена, т. е. берется с чисто биологической ее стороны), натурализмом в трактовке общественных отношений (главными из них призна­ются психологические и физиологические), созерцательностью в гносеологии (как будто не было достижений Канта и Фихте в выявлении активнейшей роли субъекта познания) и т.д. Поэтому и оставался Л. Фейербах своеобразным лидером философских авторитетов своей эпохи, «властителем дум» не­долгий период времени. Ему на смену уже спешила гораздо бо­лее мощная по силе воздействия оригинальная материалистиче­ская философия Маркса и Энгельса. Список используемой литературы: 1. Философия (учебник для высших учебных заведений) под ред. д. ф. н. В. П. Кохановский, изд. «Феникс» 1995г. Ростов - на - Дону. 2. Философия под ред. проф. В. Н. Лавриненко, и проф. В. П. Ратнокова, изд. «Юнити» 1998г. Москва. 3. Философия (курс лекций) под ред. А.А. Радугин, изд. «Центр», 1996г. Москва.