Каталог :: Философия

: Учение об идеях Платона и его оценка Аристотелем

                              МГТУ им. Н.Э. Баумана                              
                                Кафедра философии                                
                             Учение об идеях Платона                             
                            и его оценка Аристотелем                            
                          Исполнитель: Литовченко Д.В.                          
                           Консультант: Васильева Л.М.                           
                                     1996 г.                                     
                                 План реферата.                                 
1. Введение.
2. Учение Платона об идеях.
3. Критика Аристотелем учения Платона об идеях.
4. Заключение.
                                    Введение.                                    
Данный реферат посвящен философским трудам двух выдающихся философов
античности - Платона и Аристотеля.
Философское наследие этих гениальных мыслителей весьма обширно, а влияние его
огромно и прослеживается во всех областях духовной и научной жизни в течение
многих лет. Созданные ими философские системы нашли много последователей,
вплоть до современности, а высказанные ими идеи нашли свое отражение в трудах
многих позднейших философов (в том числе философов Нового времени). Даже если
признать некоторым преувеличением высказывание, что, ”сопоставляя новейшие
идеалистические системы с учениями Платона и Аристотеля, современные философы
нередко приходят к выводу, что ни классики идеализма, ни их продолжатели не
выдвинули принципиально новых проблем, не преодолели заблуждений этих великих
мыслителей”[1], все равно очевиден их
огромный вклад в становление и развитие философии как науки, поэтому обращение
к их творчеству, несмотря на огромную дистанцию во времени и немалый прогресс
философской мысли с тех времен, представляется вполне обоснованным.
                            Учение Платона об идеях.                            
Платон (427-347 г. до н.э.) родился в знатной аристократической семье (по линии
отца он был потомком последнего аттического царя Кодра, не менее знатным был и
род его матери). Столь высокое происхождение представляло широчайшие
возможности для физического и духовного совершенствования. Известно, что Платон
уделял много внимания художественной деятельности (и небезуспешно), а также
получал призы в весьма престижных спортивных состязаниях. Но в историю античной
культуры Платон вошел в первую очередь не как талантливый поэт, музыкант или
выдающийся спортсмен, а прежде всего (а, пожалуй, даже и в основном) как
философ, у которого “больше, чем у кого-нибудь, философия была жизнью”
[2] и который “свои теоретические построения выстрадал всей свое благородной
эллинской душой”[3].
Не вызывает сомнения, что учение Платона об идеях является одной из важнейших
составных частей его творчества. Многие исследователи склоняются к мысли, что
оно является своеобразным “ядром” всей его философской системы (пожалуй, учение
об идеях можно без какого-либо преувеличения назвать центром всего, созданного
им в области науки, поэтому изложение философии Платона, оставляющее без
внимания данное учение, по-видимому, просто немыслимо). Тем не менее следует
отметить, что платоновское учение об идеях не есть нечто изолированное и
оторванное от всего остального им созданного: напротив, Платон, будучи
последовательным учеником Сократа, логически развил и дополнил философию своего
учителя, уделив особое внимание знанию и поиску его оснований, а само учение об
идеях явилось естественным завершением этого поиска. Поэтому мы, говоря словами
А.Ф. Лосева, “не имеем права исходить из анализа только того, что 
непосредственно относится к теме”[4], и
поэтому будем здесь рассматривать интересующую нас тему в необходимой
взаимосвязи с остальными сторонами учения великого философа.
В досократовской философии вопрос о познаваемости мира или вообще не упоминался,
или познаваемость мира напрямую связывалась с возможностями чувственного
восприятия. Заслуга Платона в том, что он в отличие от своих предшественников
обратил особое внимание на недостатки чувственного восприятия (и соответственно
основанного на нем обыденного сознания). По Платону, восприятие представляет
нам вещи не такими, какими они есть “на самом деле”, а такими, какими они
кажутся нам (или нашим органам чувств): “...нашу природу, со стороны
образования и необразованности, уподобь вот какому состоянию. Вообрази себе
людей как бы в подземном пещерном жилище, которое имеет открытый сверху и
длинный во всю пещеру вход для света. Пусть люди живут в ней с детства,
скованные по ногам и по шее так, чтобы пребывая здесь, могли видеть только то,
что находится перед ними, а поворачивать голову от уз вокруг не могли. Пусть
свет доходит до них от огня, горящего далеко вверху и позади них, а между огнем
и узниками на высоте есть дорога, против которой вообрази стену, построенную
наподобие ширм, какие ставят фокусники перед зрителями, когда из-за них
показывают свои фокусы. ... Смотри же: мимо этой стены люди несут
выставляющиеся над стеною разные сосуды, статуи и фигуры, то человеческие, то
животные, то каменные, то деревянные, сделанные различным образом, и что будто
бы одни из прохожих издают звуки, а другие молчат. ... Разве ты думаешь, что
эти узники на первый раз как в себе, так и один в другом видели что-нибудь
иное, а не тени, падавшие от огня на находящуюся перед ним пещеру? - Как же
иначе, - сказал он... А предметы проносимые - не то же самое? - Что же иное? -
Итак, если они в состоянии будут разговаривать друг с другом, не думаешь ли ты,
что им будет представляться, будто называя видимое ими, они называют
проносимое? - Необходимо. Но что, если в этой темнице прямо против них
откликалось бы и эхо, как скоро кто из проходящих издавал бы звуки, к иному ли
чему, думаешь, относили бы они эти звуки, а не к проходящей тени? - ...Не к
чему иному, сказал он. - Да и истиною-то, примолвил я, эти люди будут почитать,
без сомнения, не что иное, как тени. - Необходимо, сказал он. - Наблюдай же,
продолжал я: пусть бы, при такой их природе, приходилось им быть разрешенными
от уз и получить исцеление от бессмысленности, каковы бы она ни была; пусть бы
кого-нибудь из них развязали, вдруг принудили встать, поворачивать шею, ходить
и смотреть вверх на свет: делая все это, не почувствовал ли бы он боли и от
блеска не ощутил бы бессилия взирать на то, чего прежде видел тени? И что,
думаешь, сказал бы он, если бы кто стал ему говорить, что тогда он видел
пустяки, а теперь, повернувшись ближе к сущему и более действительному,
созерцает правильнее, и, если бы даже, указывая на каждый проходящий предмет,
принудили его отвечать на вопрос, что такое он, пришел бы он в затруднение и не
подумал бы он, что виденное им тогда истиннее, чем указываемое теперь? -
Конечно, сказал бы он.”[5].
В вышеприведенном отрывке Платон на образном примере показывает различие между
самим предметом и нашим чувственным представлением о нем. Но, выявив
недостаточность чувственного восприятия, Платон пошел не по пути установления
диалектической связи ощущений (чувств) и теоретического мышления (разума), а по
пути их противопоставления, утверждая, что чувства не могут быть источником
истинного знания, но лишь побудителем, способствующим тому, что разум
обращается к познанию истины: “если притом положишь, что восхождение вверх и
созерцание горнего есть восторжение души в место мыслимое, то не обманешь моей
надежды, о которой желаешь слышать. Бог знает, верно ли это; но
представляющееся мне представляется так: на пределах ведения идея блага едва
созерцается; но, будучи предметом созерцания, дает право умозаключать, что она
во всем есть причина всего правого и прекрасного, в видимом родившая свет и его
господина, а в мыслимом сама госпожа, дающая истину и ум... ”
[6].
При этом впервые (и это тоже заслуга Платона) было подчеркнуто не только
несовпадение знания о мире с самим миром, но и несовпадение понятия о предмете
с самим предметом: ведь одно понятие может обозначать многие предметы, но ни
один из них не выражает полностью сути этого понятия. Следовательно, делает
вывод Платон, основание понятия не в предмете, а в чем-то другом, что не
является ни предметом, ни понятием. И этим “другим”, согласно Платону, является
идея, то есть “для себя сущее или “в себе” вещей”. Соответственно сама идея
есть первопричина всего сущего. Вот что об этом говорит сам Платон: “Эту
[7]область занимает бесцветная, лишенная очертаний, неосязаемая сущность,
подлинно сущая, зримая одному лишь кормчему души - разуму
[8]; на нее-то и направлено истинное знание. Поскольку разумом и чистым
знанием питается мышление бога да и всякой души, какая стремится воспринять
надлежащее, - она, видя время от времени подлинно сущее, ценит его, питается
созерцанием истины и блаженствует, пока небесный свод не перенесет ее по кругу
опять на то же самое место. При этом кругообороте она созерцает самое
справедливость, созерцает рассудительность, созерцает знание - не то знание,
которому свойственно возникновение, и не то, которое меняется, содержась в том
изменчивом, что мы называем бытием, но то настоящее знание, которое содержится
в подлинном бытии”[9]. Идеи вечны,
неподвижны и неизменны, что Платон показывает на примере идеи прекрасного
следующим образом: “нечто, во-первых, вечное, то есть не знающее ни рождения,
ни гибели, ни роста, ни оскудения, во-вторых, не в чем-то прекрасное, а в
чем-то безобразное, не когда-то, где-то для кого-то и сравнительно с чем-то
прекрасное, а в другое время, в другом месте, для другого и сравнительно с
другим безобразное. Прекрасное это предстанет ему не в виде какого-то лица, рук
или иной части тела, не в виде какой-то речи или знания, не в чем-то другом,
будь то животное, Земля, небо или еще что-нибудь, а само по себе, всегда в
самом себе единообразное; все же другие разновидности прекрасного причастны
[10] к нему таким образом, что они возникают и гибнут, а его не становится
ни больше, ни меньше, и никаких воздействий оно не испытывает”.
[11]
Признав идею первопричиной всего сущего, Платон тем самым определил и основную
задачу философии, и предмет науки как познание мира идей, которое возможно лишь
посредством диалектического процесса мышления как процесса образования и
разделения понятий, и выявление их совместимости (или несовместимости) с
предметным миром. Таким образом, Платон признает два метода познания:
чувственный (неподлинный) и понятийно-мысленный (подлинный). Но поскольку 
всякое познание всегда направлено ни какой-либо объект, то он должен
присутствовать и здесь. У Платона этот объект распадается на два: мир
изменчивых и конечных во времени предметов и мир вечных неизменных идеальных
сущностей - идей. Происходит как бы удвоение мира.
Такой подход вполне естественно порождает два важных вопроса: как соотносятся
эти два противоположных мира и как человек - существо конечное, преходящее,
и, следовательно, однозначно принадлежащее к чувственному миру, может
познавать недоступный для него по самой своей природе мир идей. Платон
выходит из положения, предположив, что:
1) предметный мир есть мир теней, отражение подлинного, идеального;
2) душа человека вечна и бессмертна. Платон на этот счет пишет так: “Всякая душа
бессмертна. Ведь вечнодвижущееся бессмертно. А у того, что сообщает движение
другому и приводится в движение другим, движение прерывается, а значит,
прерывается и жизнь. Только то, что движет само себя, поскольку оно не покидает
само себя, никогда не перестает двигаться; более того, и для всего остального,
что движется, оно служит источником и началом движения. Начало не имеет
возникновения: всему возникающему необходимо возникать из начала, а само оно ни
из чего не возникает, потому что если бы начало возникало из чего-либо, то
возникающее возникало бы уже не из начала. Но так как оно не имеет
возникновения, ему необходимо быть и неуничтожимым, потому что если бы погибло
начало, ни само оно никогда не могло бы возникнуть из чего-либо, ни другое из
него, так как все должно возникать из начала. Значит, начало движения - это то,
что движет само себя. Оно не может ни погибнуть, ни возникнуть, иначе бы все
небо и все возникающее, обрушившись, остановились, и уже неоткуда было бы
взяться тому, что бы привело их снова в движение, чтобы они возникли. Итак,
выяснилось, что бессмертно движимое само собой; но всякий без колебания скажет,
что именно в этом заключается сущность и определение души”
[12]. До вселения в него она пребывает в мире идей, где и познает мир истин.
Вселившись же в человека, она привносит в него все наличное знание. Таким
образом, процесс познания по Платону есть процесс припоминания, когда мы
посредством анализа понятий заставляем душу человека припоминать имеющиеся в
ней знания: “раз душа бессмертна, часто рождается и видела все и здесь, и в
Аиде, то нет ничего такого, чтобы она не познала. Поэтому ничего удивительного
нет в том, что и насчет добродетели, и насчет всего прочего она способна
вспомнить все, что ей было известно. И раз в природе все друг другу родственно,
а душа все познала, ничто не мешает тому, кто вспомнил что-нибудь одно, - люди
называют это познанием, - самому найти и все остальное...”
[13]. В момент акта познания у человека возникает воспоминание об идее.
Говоря словами самого Платона, “человек должен понимать видовое обозначение,
складывающееся из многих чувственных восприятий, но сводимое разумом воедино. А
это есть припоминание того, что некогда видела наша душа, когда она
сопутствовала богу, свысока глядела на то, что мы называем бытием, и вырвалась
в подлинное бытие. Поэтому по справедливости окрыляется только мысль человека,
любящего мудрость[14]: у него всегда по
мере его сил память обращена на то, в чем бог проявляем свою божественность.
Человек, правильно применяющий подобные воспоминания, всегда посвящаемый в
совершенные таинства, - только он один становится подлинно совершенным. Так как
он стоит вне человеческой суеты и обратился к божественному, толпа, конечно,
станет увещевать его, как человека, у которого не все в порядке, - но его
восторженная одержимость толпе незаметна”
[15]. Но, поскольку идея не может полностью присутствовать в предмете (см.
выше), то между идеей и ее чувственным образом устанавливается не отношение
тождества (сходства), а отношение подражания: чувственный образ подражает идее
(прообразу), являясь как бы копией ее (т.е. прообраза), но копией неполной и
несовершенной.
Таким образом, представляется вполне обоснованным классифицировать платоновскую
философию как объективный идеализм, так как материя рассматривается как
производное от нематериальных предшествующих материи идей, существующих вне и
независимо от сознания людей. Гносеология же его есть “самое решительное
отрицание чувственного опыта для познания трансцендентной действительности  -
крайнее выражение рационалистического противопоставления разума чувственности”
[16].
                               Kритика Аристотелем                               
                            учения Платона об идеях.                            
Аристотель (384-322 г. до н.э.) родился в г. Стагире. Он происходит из старинной
семьи врачей. Около 20 лет он провел в академии, руководимой Платоном. После
этого несколько лет он был воспитателем легендарного Александра Македонского. С
335 года возглавил созданную им в Афинах философскую школу (Ликей). “Подобно
своему ученику, Аристотель - Александр Македонский греческой философии -
энциклопедически собрал и обобщил весь научный опыт Греции
[17]. Он сочетал колоссальные способности наблюдателя-натуралиста,
исследователя фактов ... с гениальностью основоположника логики как науки”
[18].
Ниже мы будем рассматривать теорию Аристотеля не в полном объеме (что само по
себе могло бы послужить темой для не одного исследования), но лишь в той
мере, в которой это необходимо для показания несходства взглядов его и
Платона.
В своей “Метафизике” Аристотель подверг критике положения учения своего учителя
о независимости понятий от вещей по бытию. Аристотель там же указывает и на
источник этой ложной мысли: “к учению об эйдосах
[19]пришли те, кто был убежден в истинности взглядов Гераклита, согласно
которым все чувственно воспринимаемое постоянно течет; так что если и есть
знание и разумение чего-то, то помимо чувственно воспринимаемого должны
существовать другие сущности (physeis), постоянно пребывающие, ибо в текучем
знания не бывает”[20]. Но кроме указания
исторического источника учения об идеях, Аристотель развивает критику учения
Платона об идеях и выдвигает в качестве альтернативы этому учению собственное
учение об отношении чувственных вещей к понятиям.
Возражения Аристотеля против учения Платона об идеях могут быть сведены в
основном к четырем, а именно:
1)    предположение Платона об идеях как самостоятельном бытии, отделенном от
существования чувственных вещей, бесполезно как для познания этих вещей, так и
для объяснения их бытия: “они[21] ничего
не дают ... для познания всех остальных вещей (они ведь и не сущности этих
вещей, иначе они находились бы в них)”[22]
;
2)    постулируемый Платоном мир идей бесполезен не только для познания, но и
для чувственного существования вещей: “...какое же значение имеют эйдосы для
чувственно воспринимаемых вещей - для вечных либо для возникающих и преходящих.
Дело в том, что они для этих вещей не причина движения или какого-либо
изменения. А с другой стороны, они ничего не дают ... для бытия (раз они не
находятся в причастных им вещах). ...Вместе с тем все остальное не может
происходить из эйдосов ни в одном из обычных значений “из”. Говорить же, что
они “образцы” и что все остальное им причастно, - значит пустословить и
говорить поэтическими иносказаниями. В самом деле, что же это такое, что
действует, взирая на идеи? Ведь можно и быть, и становиться сходным с чем
угодно, не подражая образцу”[23]. И у
Платона, и у пифагорейцев[24] слово
“причастны” вовсе не дает строгого и вразумительного определения отношения
между двумя мирами, а является скорее метафорой, что Аристотеля не
удовлетворяет (кроме того, такое определение, по его мнению, просто невозможно,
так как идеи не есть непосредственные сущности вещей: “... следует,
по-видимому, считать невозможным, чтобы отдельно друг от друга существовали
сущность и то, сущностью чего она есть; как могут поэтому идеи, если они есть
сущности вещей, существовать отдельно от них?”
[25]);
3)    третье возражение Аристотеля по поводу платоновской теории идей
основывается на рассмотрении учения Платона о логических отношениях идей, а
именно (1) логических отношений между самими идеями и (2) отношений между
идеями и чувственными вещами:
·        логическое отношение идей есть отношение общих идей к идеям частным.
При этом, как считает Платон, общее - сущность частного. Но положение об
отношении общих идей к частным и положение о субстанциональности идей, по
мнению Аристотеля, друг другу противоречат: согласно гипотезе Платона, выходит,
будто одна и та же идея может одновременно быть и субстанцией, и несубстанцией:
субстанцией, так как, будучи по отношению к подчиненной ей частной идее более
общей, она имеется налицо или отображается в этой частной идее как сущность;
несубстанцией - по отношению к более высокой идее, которая и есть ее
субстанция: “далее, согласно предположению, на основании которого мы признаем
существование идей, должны быть эйдосы не только сущностей, но и многого иного
(в самом деле, и мысль едина не только касательно сущностей, но и относительно
всего другого; и имеются знания не только о сущности, но и об ином; и
получается у них несметное число других подобных [выводов]); между тем по
необходимости и согласно учениям об эйдосах, раз возможна причастность эйдосам,
то должны существовать идеи только сущностей, ибо причастность им не может быть
привходящей, а каждая вещь должна быть причастна эйдосу постольку, поскольку он
не сказывается о субстрате[26] (я имею в
виду, например, если нечто причастно самому-по-себе-двойному, то оно причастно
и вечному, но привходящим образом, ибо для двойного быть вечным - это нечто
привходящее). Итак, эйдосы были бы только сущностью
[27]. Однако и здесь, [в мире чувственно воспринимаемого], и там, [в мире
идей], сущность означает одно и то же. Иначе какой еще смысл имеет утверждение,
что есть что-то помимо окружающих нас вещей - единое во многом? Если же идеи и
причастные им вещи принадлежат к одному и тому же виду, то будет нечто общее им
(в самом деле, почему для преходящих двоек и двоек, хотя и многих, но вечных,
существо их как двоек в большей степени одно и то же, чем для самой-по-себе
двойки и какой-нибудь отдельной двойки?). Если же вид для идей и причастных к
ним вещей не один и тот же, то у них, надо полагать, только имя общее, и это
было бы похоже на то, как если бы кто называл человеком и Каллия, и кусок
дерева, не увидев между ними ничего общего.”
[28]
“А если мы допустим, что хотя общие определения в других отношениях и
соответствуют эйдосам, например, самому-по-себе-кругу - “плоская фигура” и
прочие части определения, но должно еще добавлять, что есть то, [идея чего она
есть], то надо проследить, не оказалось ли это совсем бессодержательным. В
самом деле, к чему это должно добавляться? К “середине”, или к “плоскости”, или
ко всем частям [“круга”]? Ведь все, что входит в [охватываемую определением]
сущность - это идеи, например, “живое существо” и “двуногое”. А кроме того,
ясно, что “само-по-себе” должно наподобие “плоскости” быть некоей сущностью
(physis), которая будет как род содержаться во всех эйдосах”
[29];
·        по мнению Аристотеля, Платон, впутывается также и в противоречие также
и в своем учении об отношении между областью чувственных вещей и областью идей:
он признает, что вещи чувственного мира заключают в себя нечто общее для них.
Но общее - как общее - не может быть простой составной частью отдельных вещей.
Отсюда Платон выводит, будто общее образует вполне особый мир, отделенный от
мира чувственных вещей и совершенно самобытный. Итак, отдельно существуют и
вещь, и ее идея. Но мир вещей - отображение мира идей, поэтому между каждой
отдельной вещью и ее идеей существовать нечто сходное и общее для них обеих. И
если по отношению к миру чувственных вещей необходимо допустить отдельный от
него и самобытный мир идей, то точно так же по отношению к тому общему, что
имеется между миром вещей и миром идей, должен быть допущен - в качестве вполне
самобытного - новый мир идей. Это будет уже второй мир идей, возвышающийся
одинаково и над первым миром идей, и над миром отдельный чувственных вещей. Но
между этим новым, или вторым, миром идей, с одной стороны, а также первым миром
идей и миром чувственных вещей - с другой, в свою очередь существует общее. И
если в силу сходства мира вещей с первым миром идей оказалось необходимым
предположить второй мир идей, то на том же основании - в силу сходства второго
мира идей с первым, а также с миром чувственных вещей - необходимо предположить
существование особого общего между ними, т.е. существование третьего мира идей.
При последовательном развитии этой аргументации пришлось бы прийти к выводу,
что над областью чувственных вещей высится не один-единственный самобытный мир
идей, а бесчисленное множество таких миров
[30].
4)    четвертое возражение Аристотеля против теории идей Платона состоит в
указании того, что эта теория не дает и не может дать объяснения важному
свойству вещей чувственного мира - их движению, возникновению, становлению и
гибели. Так как, по Платону, идеи образуют особый, совершенно отдельный,
замкнутый  мир сущностей, то не представляется возможным указать причины
непрерывно происходящих в чувственном мире изменения и движения: “... однако
если эйдосы и существуют, то вещи, им причастные, все же не возникли бы, если
бы не было того, что приводило бы их в движение. С другой стороны, возникает
многое другое, например, дом и кольцо, для которых, как мы утверждаем, эйдосов
не существует[31]. Поэтому ясно, что и
все остальное может быть и возникать по таким же причинам, как и только что
указанные вещи”[32].
Основной причиной трудностей, который испытывает платонова теория идей, состоит,
по мнению Аристотеля, в абсолютном обособлении общего от единичного и в
противопоставлении их друг другу: “они[33] 
в одно и то же время объявляют идей общими сущностями, а с другой - отдельно
существующими и принадлежащими к единичному. А то, что это невозможно, у нас
было разобрано ранее. Причина того, почему те, кто обозначает идеи как общие
сущности, связали и то и другое в одно, следующая: они не отождествляли эти
сущности с чувственно воспринимаемым; по их мнению, все единичное в мире
чувственно воспринимаемого течет и у него нет ничего постоянного, а общее
существует помимо него и есть нечто иное. Как мы говорили раньше, повод к этому
дал Сократ своими определениями, но он во всяком случае общее не отделял от
единичного. И он правильно рассудил, не отделив их. Это ясно из существа дела:
ведь, с одной стороны, без общего нельзя получить знания, а с другой -
отделение общего от единичного приводит к затруднениям относительно идей. Между
тем сторонники идей, считая, что если должны быть какие-то сущности помимо
чувственно воспринимаемых и текучих, то они необходимо существуют отдельно,
никаких других указать не могли, а представили как отдельно существующие
сказываемые как общее, так что получалось, что сущности общин и единичные почти
одной и той же природы. Таким образом, это трудность, которая сама по себе, как
она есть, присуща излагаемому взгляду”[34]
.
Согласно теории Аристотеля, бытием обладают не идеи, как полагали сторонники
теории идей (Платон и его последователи), а отдельные единичные вещи. Само же
понятие сущности выражает эту единичность. “Класс естественных вещей включает в
себя, с одной стороны, сущности, а с другой - их действия и претерпевания (под
сущностями я разумею простые тела, как-то: огонь, землю и рядоположные им тела,
а также все, что из них состоит, - живые существа, небесные светила, а равно и
части их. Все они называются сущностями потому, что они не сказываются о
субстрате, но все остальное сказывается о них; под действиями и претерпеваниями
- движения ... тел ..., их изменения и взаимные превращения“
[35]. Сущность должна быть в самом предмете, а не вне его, т.е. сущность и
предмет составляют для Аристотеля диалектическое единство.
Понятие сущности более полно раскрывается через понятия формы и материи
(заметим, что учение о форме и материи составляет один из важнейших разделов
аристотелевой философии).
Говоря, что “материя близка к сущности и в известном отношении есть сущность”
[36], Аристотель характеризует ее как нечто неопределенное: “А под материей
я разумею то, что само по себе не обозначается ни как суть вещи (ti), ни как
что-то количественное, ни как что-либо другое, чем определено сущее”
[37].
Свою определенность материальные вещи получают благодаря форме: “Формой я
называю суть бытия каждой вещи и ее первую сущность”
[38]. Форма у Аристотеля - это не платонова идея, пребывающая в своем
собственном мире вне единичных вещей, а нечто, что пребывает в самих вещах и
характеризует их. Однако сама форма реализуется только в соединении с материей.
Противоположность материи и формы по Аристотелю небезусловна. Медь есть материя
по отношению к шару, который из нее отливается, но та же медь - форма по
отношению к физическим элементам, соединение которых, по Аристотелю, составляет
медь. Следовательно, сущностью можно считать, по Аристотелю, в одном смысле
материю, в другом смысле - форму и в третьем - единство материи и формы. “И
субстрат есть сущность: в одном смысле это материя (я разумею здесь под
материей то, что, не будучи определенным нечто в действительности, таково в
возможности), в другом - существо (logos), или форм - то, что как определенное
сущее может быть отделено [только] мысленно, а третье - это то, что состоит из
материи и формы, что одно только подвержено возникновению и уничтожению и
безусловно существует отдельно, ибо из сущностей, выраженных в определении,
одни существуют отдельно, а другие нет”[39]
.
Положение Аристотеля о том, что в материальных вещах материя и форма неотделимы
друг от друга, о том, что отделение материи от формы есть напрасный труд:
“...бесполезно сводить все указанным выше образом [к форме] и устранять
материю; ведь в некоторых случаях, можно сказать, эта вот форма имеется в этой
вот материи или эти вот вещи в таком-то состоянии”
[40], несомненно, диалектично. В то же время Аристотель в ряде положений
отрывает форму от материи, и дело здесь не только в том, что он отводит форме
активную роль в развитии материальных вещей, но и в свойственном ему стремлении
толковать форму как логически предшествующую материи. В конечном итоге это
приводит Аристотеля к идеалистическому выводу о существовании высшей формы,
лишенной материального субстрата и “чистой” в своей идеальности (“необходимо,
чтобы существовала некая вечная неподвижная сущность”
[41]), которую уже нельзя рассматривать как материю или как возможность
более высокой формы. Такая предельная форма есть перводвигатель, или бог,
пребывающий вне мира. Вышесказанное дает основания классифицировать теорию
Аристотеля как объективный идеализм.
                                   Заключение.                                   
Из рассмотрения философских взглядов Платона и Аристотеля видно, что они,
расходясь в определении того, что представляет собой окружающая нас
действительность (у Платона вещи чувственно воспринимаемого мира
рассматриваются лишь как видимость, как искаженное отражение истинно сущего,
у Аристотеля чувственно воспринимаемая вещь рассматривается как реально
существующее единство формы и материи), обе стоят на позициях объективного
идеализма, так как придают особую, ведущую роль не материи (которая, по
Аристотелю, пассивна), а идеальным субстанциям - идеям (у Платона) или форме
(у Аристотеля). К тому же весьма важная роль приписывается мировому разуму -
богу (Платон), высшей форме (Аристотель), что дает еще одно основание для
характеристики этих теорий как объективно-идеалистических.
                                   Литература.                                   
1.    Аристотель. Сочинения: В 4 т. М.: Мысль, 1975. Т. 1.
2.    Аристотель. Сочинения: В 4 т. М.: Мысль, 1975. Т. 2.
3.    Асмус В.Ф. и др. Краткий курс истории философии. М.: Мысль, 1976.
4.    Лосев А.Ф. “Бытие, имя, космос”. М.: Мысль, 1993.
5.    Макаров М.Г. Развитие понятий и предмета философии в истории ее учений.
Л.: Наука, 1982.
6.    Ойзерман Т.И. Главные философские направления: теоретический анализ
историко-философской мысли. М.: Мысль, 1975.
7.    Платон “Федр”. М.: Прогресс, 1989.
8.    Платон. Собрание сочинений: В 4 т. М.: Мысль, 1990. Т. 1.
     
[1]Ойзерман Т.И. “Главные философские направления: теоретический анализ историко-философского процесса”, с. 249-250. [2]А.Ф. Лосев “Бытие, имя, космос”, с.36. [3]Там же, с.37. [4]Там же, с.37. [5]Платон “Собрание сочинений”, т.1, с. 374-375. [6]Там же, с. 377. [7]Говоря словами Платона, занебесную. [8]Здесь мы видим иерархию “ум-душа-тело”, развивавшуюся и дополнявшуюся Платоном на протяжении всей его жизни. [9]Платон “Федр”, с.27-28. [10]О термине “причастны” см. ниже. [11]Платон “Собрание сочинений”, т.1, с. 228. [12]Платон “Федр”, с.25. [13]Там же, с.25. [14]Т.е. философа; (философия - “любовь к мудрости”, с греческого). [15]Там же, с.30 [16]Ойзерман Т.И. “Главные философские направления: теоретический анализ историко-философского процесса”, с. 149. [17]О ценности научных трудов Аристотеля свидетельствует, в частности, то, что ”Аристотель обсуждает и критикует отдельные положения Платона: атомистов, пифагорейцев, ранних материалистов. Эти критические и полемические введения Аристотеля во многих случаях представляют собой ценнейший источник для пополнения наших сведений об этих философских учениях” (Асмус В.Ф. и др. “Краткие очерки истории философии”, с.77). [18]Макаров М.Г. “Развитие понятий и предмета философии в истории ее учений”, с. 58. [19]Т.е. идеях. [20]Аристотель “Сочинения”: В 4 т. Т.1, с. 327. [21]Эйдосы, или идеи. [22]Там же, с. 87-88. [23]Там же, с. 87-88. [24]Влияние которых, и весьма заметное, испытывал Платон в позднейший период своей деятельности. [25]Там же, с. 88. [26]Т.е. поскольку он сущность (субстанция). [27]Единичные предметы причастны эйдосам сами по себе, а не поскольку эйдосы сказываются о каком-то субстрате, будучи свойством чего-то другого, так как в последнем случае предмет определялся бы через то, о чем сказывается данный эйдос, т.е. имел бы случайное определение. Следовательно, раз предметы причастны эйдосам, последние должны быть сущностями, или субстанциями (рассуждение Аристотеля). [28]Там же, с. 87. [29]Там же, с. 329. [30]Это возражение Аристотеля получило впоследствии название “третий человек”. [31]Коль скоро они созданы искусственным образом, а не существуют от природы. [32]Там же, с. 88. [33]Т.е. Платон и сторонники его теории идей. [34]Там же, с. 347. [35]Аристотель “Сочинения”: В 4 т. Т.2, с. 163. [36]Там же, с. 168. [37]Аристотель “Сочинения”: В 4 т. Т.1, с. 190. [38]Там же, с. 198. [39]Там же, с. 224. [40]Там же, с. 209. [41]Там же, с. 306.