Каталог :: Философия

Реферат: Философские взгляды В.С. Соловьева

План
     

1. Личность и особенности творчества Вл. Соловьева

2. Учение о всеединстве 3. Понятие жизни в творчестве Вл. Соловьева 4. Принцип всеединства в теории познания — гносеологии 5. Учение о «Вселенской теократии» 6. Образ Софии в философии Вл. Соловьева 7. «Русская идея». Вл.С. Соловьев 8. Место и значение Вл. Соловьева в истории русской мысли ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ СОЛОВЬЕВ

Личность и особенности творчества Вл. Соловьева

Вл. Соловьев по праву считается крупнейшим философом России XIX в. Его творчеству присущи исключительная широта и многообра­зие тематики, особая теоретическая глубина. Вл. Соловьев сознатель­но поставил цель разработки самостоятельной философской систе­мы, посвятив делу ее создания всю свою жизнь. Владимир Сергеевич Соловьев родился 16 января 1853 г. в Москве. Его отец, известный историк Сергей Михайлович Соловьев, проис­ходил из духовного сословия. Мать Поликсена Владимировна, проис­ходя из украинско-польского рода, имела своим предком заме­чательного мыслителя XVIII в. Г.С. Сковороду (1722—1794). В семье С. Соловьева было двенадцать детей. Среди них следует отметить стар­шего сына — Всеволода Соловьева, ставшего известным писателем, дочь Поликсену, будущую поэтессу, одного из младших сыновей Михаила — филолога, историка, переводчика Платона. Духовно-творческая обстановка семьи способствовала быстрому интеллектуальному созреванию будущего мыслителя. В детстве Вл. Соло­вьев овладел несколькими иностранными языками. Впоследствии он свободно владел тремя древними (греческим, латинским, древнееврей­ским) и четырьмя современными языками (английским, французским, немецким, польским). О стремительности интеллектуального роста и способностях Вл. Соловьева говорит и тот факт, что в 16 лет он уже читал произведения Спинозы, а несколько позже и труды таких слож­ных для понимания философов, как Ф. Шеллинг и Г. Гегель. Закончив с золотой медалью 5-ю московскую гимназию, Вл. Соло­вьев поступает в Московский университет, на физико-математический факультет. Однако Вл. Соловьев скоро обнаруживает, что естественно-математические науки не увлекают его, поэтому он переводится на историко-филологический факультет. Среди его преподавателей на этом факультете оказались такие замечательные профессора, как П.Д. Юркевич и А.М. Иванцов-Платонов. Первый был известным философом, второй — историком и знатоком религиозных вопросов. В это время Вл. Соловьев глубоко изучает произведения известных отечественных и европейских мыслителей. В 1873 г. он заканчивает университет. В течение года Вл. Соловьев работает над магистерской диссертацией, которую защищает в 1874 г. в Петербурге, предварительно сдав здесь же необходимые для защиты экзамены по истории, философии, логике, метафизике, психологии, этике и древ­ним языкам. Магистерская диссертация на тему «Кризис западной фи­лософии (против позитивистов)» была защищена в 1874 г. Для изучения древней и средневековой философии по древним рукопи­сям Вл. Соловьев отправляется в Лондон, где работает в библиотеке Британского музея. Из Лондона он неожиданно совершает кратковре­менную поездку в Египет, в Каир. Отсюда он идет пешком в пустыню, где проводит около двух суток. Причины столь странного поведения Вл. Соловьев объяснил впоследствии в стихотворении «Три свидания». В нем говорится о «свиданиях» с Софией — Боже­ственной Мудростью, вечной женственностью. Именно София, открыв­шаяся поэту и философу в видении, повелела ему идти в пустыню. По­нятие Софии занимает важное место в философии Вл. Соловьева, о чем будет сказано выше. В 1880 г. в Петербургском университете Вл. Соловьев защищает докторскую диссертацию «Крити­ка отвлеченных начал». Затем он приступает к преподавательской дея­тельности сначала в Московском, а впоследствии в Петербургском уни­верситете. Однако эта деятельность оказалась непродолжительной. В мар­те 1881 г., после убийства Александра II, Соловьев прочитал в Петербурге публичную лекцию, в которой осудил терроризм, однако призвал царя простить убийц своего отца и во имя милосердия не приговаривать их к смертной казни. Но смысл призывов, прозвучавших в выступлении Вл. Соловьева, не был понят ни слушателями лекции, ни общественнос­тью. Сразу по окончании лекции в зале поднялся невообразимый шум, разъяренная публика едва не растерзала оратора. Вл. Соловьева пришлось спасать небольшой группе его студентов. В результате случившегося он оказался в неудобном по отношению к властям положении. Это побуди­ло его подать в отставку с должности профессора и прекратить препода­вание. С тех пор он больше никогда не возвращался к преподавательской деятельности. Справедливости ради следует заметить, что, как по сви­детельствам современников, так и согласно мнению большинства ис­следователей, Вл. Соловьев не считал преподавание своей главной зада­чей. Он чувствовал в себе призвание публициста, теоретика, пророка. Осуществлению призвания он отдает всего себя без остатка. Творческое наследие Вл. Соловьева огромно и еще не оценено по достоинству. Помимо уже названных диссертационных работ, кото­рые были изданы в виде отдельных книг, его перу принадлежит боль­шое число философских произведений. Назовем лишь крупнейшие из них: «Философские начала цельного знания» (1877), «Чтения о Богочеловечестве» (1877-1881), «Исторические дела философии» (1880), «Духовные основы жизни» (1882-1884), «Теоретическая философия» (1897—1899), «Оправдание добра» (1899) и многие другие. О масштабе его творчества можно судить по тому факту, что только для энцикло­педического словаря Брокгауза и Ефрона, где он возглавлял фило­софский раздел, им написано свыше двухсот статей. На протяжении всей жизни мыслитель работал крайне интенсив­но, не считаясь ни со временем, ни со своим здоровьем, ни с иными обстоятельствами. Однако личность Вл. Соловьева ни в коей мере не вяжется с образом «головного» философа, целиком погруженного в метафизические абстракции. Напротив, это был очень живой и общи­тельный человек, всегда находившийся в окружении людей и пользу­ющийся их вниманием. Его отличало чувство юмора и веселый нрав: видимо, не случайно в своих трудах он определил человека как «су­щество смеющееся». Без преувеличения можно оказать, что Вл Соловьев положил свою жизнь на алтарь беззаветного служения философии и тем идеям, кото­рые представлялись ему актуальными и значительными. Он не стремился обзавестись домашним очагом, создать семью, наладить свой быт, отказался он и от академической карьеры. Вся жизнь его протекала в изнуряющей книжной работе, в острой полемике с оппонентами, в писании философских трудов. Такой образ жизни быстро подорвал здоровье мыс­лителя. Он скончался 31 июля 1900 г. в имении князей Трубецких «Уз­кое» в возрасте 47 лет. Похоронен Вл. Соловьев на Новодевичьем клад­бище рядом с могилой его отца С.М. Соловьева. Говоря о личности и судьбе Вл.Соловьева, крайне важно понять мотивы его творчества. Иначе говоря, ответить на вопрос о том, в чем заключалась его главная жизненная установка, определившая и его судьбу, и направленность его философии. Без ответа на этот вопрос Вл. Соловьев останется непонят, а его философия неизбежно пред­станет в искаженном свете. С одной стороны, для понимания Вл. Со­ловьева необходимо учесть особенности эпохи, в которую ему выпало жить, и то, как эти особенности воспринимались самим мыслителем. Творчество Вл. Соловьева и свидетельства современников, как и об­ширная литература о философе, позволяют с достаточной определен­ностью ответить на эти вопросы. Историческое развитие конца XIX в. характеризовалось исклю­чительным динамизмом. Как на Западе, так и в России наблюдается ранее небывалый взлет научно-технических достижений, происходит интенсивный рост промышленности, возникают новые отрасли производства, ширятся контакты между народами. Христианское че­ловечество (т.е. те страны, в которых христианство в той или иной форме было издавна господствующей религией) ощущает небывалый подъем. Все более растет и укрепляется надежда на приближение но­вой эры, обещающей скорое решение важнейших социальных и чело­веческих проблем. Становятся популярными социалистические и иные проекты построения «земного рая». Вместе с тем нарастает и настрое­ние тревоги. Это настроение и связанные с ним опасения перед лицом неизвестного будущего скрыты под поверхностным оптимизмом массовых иллюзий. Его выразителями являются одиночки — отдель­ные мыслители. Именно к их числу принадлежит Вл. Соловьев. Творчество Вл. Соловьева свидетельствует об отчетливом ощуще­нии им того, что в развитии христианской цивилизации наступает критический момент. Ощущением тревоги за грядущие судьбы мира пронизаны практически все произведения мыслителя. В них ярко вы­ражены опасения, что за внешними достижениями, которых доби­лись народы христианского ареала, назревает глубокий кризис. Это кризис человечности. Увлеченный прогрессом техники, опьяненный материальным» успехами человек все больше уходит от понимания духовных основ жизни. Обществу угрожает массовое огрубение и озве­рение. Человек боится жизни, себя, других людей и вымещает свой страх, насилуя природу и все менее задумываясь пе­ред применением насилия к ближнему. Кризис человека сопровождается глубоким кризисом госу­дарства, общества, церкви. Состояние церкви волновало Вл. Соловье­ва особенно. Именно с христианской церковью и ее обновлением свя­зывал он надежды на предотвращение кризиса. Именно с обновленным христианством связывал он и свою личную миссию. Соловьев считал, что христианство в его нынешнем состоянии не способно ответить на вызовы времени. Дело не только в том, что церковь давно превратилась в формальный институт, озабо­ченный более собственными, а не социальными и общечеловеческими интересами. По Вл. Соловьеву, причина еще и в том, что недостаточно развита «теоретическая сторона» христианства. Под ней он понимал рас­крытие внутреннего содержания христианских догматов в разумной, ясной и систематической форме. Это означало, в том числе, и освеще­ние животрепещущих вопросов жизни с христианских позиций. Факти­чески Вл. Соловьев противопоставил свой подход тому распространен­ному в христианской среде взгляду, согласно которому истины христи­анства не нуждаются в постоянном и творческом обновлении — достаточно читать Евангелие, произведения святых Отцов церкви, ис­правно ходить в церковь и исполнять соответствующие обряды. Но та­кой взгляд, по мнению мыслителя, имеет множество негативных по­следствий. По меньшей мере некоторые из них вполне очевидны. Отказ от развития теоретической стороны христианства, во-пер­вых, ведет к превращению веры в мертвую схему, оторванную от жизни. Христианин, не способный вникнуть во внутренний смысл вероучения и найти ответы на текущие вопросы жизни с позиций веро­учения, превращается лишь в слепого исполнителя церковных обрядов. Вера сводит­ся к бессмысленному исполнению церковных обрядов. Безжизненное христианство дискредитирует веру и церковь в глазах людей сомневающихся и неверующих. Подчеркивая значение христианского мировоззрения, Вл. Соловьев одновременно настаивал на религиозной свободе и веротерпимости, на праве челове­ка самостоятельно решать, какую религию исповедовать или не испо­ведовать никакой. Главной опасностью он считал бездуховность или нигилизм, т.е. такое мировоззрение, которое сводит человека к винтику социального механизма или уподобляет животному-скотине. Бездухов­ность или, по-иному, нигилизм уничтожает нравственность, заменяя ее целесообразностью, необходимостью и т.д. Очень рано осознав свою жизненную задачу и оставаясь верным ей всю жизнь, Соловьев постоянно находился в поисках средств для ее решения. В разные периоды жизни в качестве таких средств он рас­сматривал те или иные. В связи с этим принято выделять три периода в творчестве Вл. Соловьева: теософский, теократический, теургический. В первый период (до 1882 г.) интересы мыслителя сосредоточивались в области теософии (богомудрия), т.е. христианской философии. Во второй (до 1890 г.) — в области теократии (боговластия). В этот период Вл. Соловьев возлагает надежды на преобразование человечества че­рез создание справедливого государства и справедливого обществен­ного порядка, в которых будут осуществлены христианские идеи. На­конец, в третий период его внимание привлекает то, что он называл теургией. Теургия — религиозное искусство, призванное воздейство­вать на жизнь для внедрения в нее христианских ценностей. Учение о всеединстве Вл. Соловьев принадлежит к числу тех мыслителей, которым удалось создать самостоятельную целостную и всестороннюю философскую систему — учение, охватывающее все об­ласти философского знания при единстве подхода, логической после­довательности и взаимосвязи основных идей. Как правило, в системе наличествует небольшое число исходных принципов, из которых логи­чески выводятся все остальные идеи и положения. Философская систе­ма — это теория, позволяющая решать все философские вопросы с единой позиции, с единой точки зрения. Обобщая философские идеи самого разного происхождения, Вл. Соловьев стремился к разработке самостоятельного учения. Его философия — совершенно своеобразное и неповторимое явление в истории мысли. В основу своей философской системы он положил принцип о всеединстве. «Все существует во всем» — такова самая общая формулировка принципа всеединства. Отталкива­ясь от нее, Вл. Соловьев развивает целостную концепцию. Прежде всего для него ясно, что данную формулировку не следует понимать бук­вально — все существует во всем лишь как тенденция, как закон. Всеединство — это гармония и согласованность всех частей Вселенной. Но абсолютное все­единство — это идеал, к которому мир лишь стремится. Абсолютное всеединство — это Бог, а мир — всеединство в состоянии становле­ния. Мир содержит божественный элемент (всеединство) как идею. Но без элемента божественного всеединства он не может существовать, ибо в этом случае рассыпался бы на изолиро­ванные и враждебные друг другу части. Абсолютное, или божественное, всеединство есть абсолютная «единораздельная цельность бытия». Иначе говоря, это такое соединение отдельных элементов мира, которое не уничтожает самостоятельнос­ти элементов, т.е. реальной множественности мира. Это единство много­образного или цветущая полнота жизни, т.е. гармония в разнообразии. В своем идеальном выражении это Бог, соединяющий мир в единое целое посредством любви. Любовь есть то, без чего соединение отде­льных частей не может быть гармоничным и согласованным. Божествен­ная любовь и придает миру гармонию и стройную согласованность. Наличие в тварном мире противоположного начала, т.е. начала нестрое­ния и хаоса, есть следствие грехопадения. Однако мировой процесс представляет собой не что иное, как процесс возвращения к первона­чальному всеединству. Таким образом, развитие тварного мира есть эволюция ко все большей гармоничности и единству при одновремен­ном росте многообразия. Это возникновение все более сложных сис­тем — от примитивных неживых через многообразие живого к обще­ству и человеку. С момента возникновения христианства история об­щества превращается из процесса человеческого в процесс богочеловеческий: в истории действует нравственное начало, ведущее его к всеединству. Моделью положительного всеединства служит для него живой организм. Для живого организма пра­вилом является такое соединение частей, в котором каждая часть «за­интересована» во всех других и в целом. Например, болезнь отдельного органа неизбежно отрицательно сказывается на всем организме и на других органах. Напротив, здоровье какой-либо части идет на пользу всем другим и организму в целом. Понятие организма опирается на более широкую категорию. Эта категория — «жизнь». Она занимает важное место в учении о всеединстве и в философии Вл. Соловьева в целом. Понятие жизни нигде не определяется Вл. Соловьевым формально­логически. И это несмотря на то, что его философская система отлича­ется логической строгостью и последовательностью. Дело в том, что жизнь принципиально не может и не должна определяться только лишь логическим путем. В жизни присутствуют элементы иррациональные. Поэтому она не может быть по­стигнута подобно тому, как познаются объекты естественных наук. Жизнь может быть описана, но не определена абсолютно строго. Жизнь это стихия. Это поток, в котором отдельные этапы могут быть выделены лишь условно. Это творчество нового и способность к самовоспро­изведению. Это жизненный порыв. Это бурная, клокочущая жизнь, мно­гообразие ее проявлений. Наконец, это «цветущая полнота жизни», полнота бытия. Жизнь естественна в отличие от того, что вымучено и искусственно. Во всех ее проявлениях есть душа, а на самых высоких ступенях — дух. Чтобы постиг­нуть живое существо или душевно-духовную жизнь, человеку, кроме работы интеллекта, требуется еще сердечное участие. Жизнь есть жестокая борьба за выживание. Это относится к жизни во всех ее прояв­лениях. Жизнь живых существ основывается на пожирании и истребле­нии одних существ другими: хищники пожирают травоядных и друг друга, травоядные питаются растениями; человек, как живое существо нуждается в пище органического происхождения и т.д. То же можно сказать об экономической и иных сферах общественной жизни: здесь также идет острая борьба за существование. Однако жизнь перестала бы быть жизнью, если бы свелась к конкуренции и взаимному истребле­нию. Более того, в этом случае она была бы просто невозможна: жизнь мгновенно уничтожила бы сама себя. Тем не менее этого не происходит. Напротив, биологическая наука прослеживает эволюцию живых существ, в которой очевиден прогресс в развитии жизни. Очевиден прогресс и в развитии общества. Следовательно, наряду с конкурентной борьбой в жизни существен момент солидарности и взаимопомощи — без него жизнь перестала бы быть реальностью. В сочетании борьбы и солидарности находит свое выражение «пос­ледняя тайна» жизни, особый замысел Божий или Премудрость Божия — София. Особый смысл принцип всеединства приобретает для Вл. Соловьева при рассмотрении духовной жизни. Философия Вл. Соловьева — это ис­кание единства духовной жизни. В ней ярко выражено стремление найти способ избегнуть всякой односторонности, всякой ограниченности. Это «искание всеединства», синтеза религии, философии и науки, веры, мысли и опыта, которое должно ответить на вопрос: «какая цель че­ловеческого существования вообще, для чего, наконец, существует че­ловечество?» Окончательная цель человечества, по Вл. Соловьеву, как раз и состоит «в образовании всецелой жизненной организации».

Принцип всеединства в теории познания — гносеологии

Поскольку всеединство есть то, к чему стремится жизнь духа, постольку оно находит свое выра­жение в процессе познания. Таким образом, принцип всеединства при­меняется Соловьевым и в теории познания — гносеологии. Вл. Соловьев различает три способа познания: эмпирический, рациональный и мистический. Эмпирическое познание — это позна­ние опытное. В нем главную роль играют органы чувств. Рациональное познание осуществляется разумом. Наконец, мистическое познание — это внутреннее познание, осуществляемое с помощью веры. Под тер­мином «вера» Вл. Соловьев понимает не только лишь субъективное убеж­дение, а интуицию, или непосредственное познание, т.е. познание, не требующее логических шагов. Истина всеедина в том смысле, что она есть результат совместного действия органов чувств, разума и интуиции. Истина рациональна по своей форме, но одновременно она не мертва, не является сухой и застывшей — какой бы она была, если бы целиком сводилась к рациональности. Жизненность ей придают чувственный опыт и интуиция. Заблуждение возникает вследствие разрывов между эмпи­рическим, рациональным и мистическим (интуитивным) познанием или вследствие абсолютизации одного из них. Другой причиной заблуж­дений является придание абсолютного значения тому, что по своей сути. Принцип всеединства применительно к познанию тем самым означает постоянное обобщение, поиск все более общих теорий, способных включить в себя ранее известные. Всеединство является также принципом отношения трех ценнос­тей, фундаментальных для всякой классической философской систе­мы, — истины, блага и красоты. Их соединяет понятие любви.

Вселенская теокра­тия

Принцип всеединства находит свое продолжение в учение Вл. Соловьев о вселенской теокра­тии. Теократия (букв. «боговластие»), по замыслу философа, должна объединить все христианские народы прежде всего в единство духов­ное. Предполагалось, что во главе нового духовного объединения ста­нет Папа Римский. Папа стал бы главой духовной власти всех христи­ан. Светскую власть объединенных народов возглавил бы российский император. Наконец, еще одна «ветвь власти» (говоря теперешним языком) должна была принадлежать пророкам — людям, которые в силу своих интеллектуальных и нравственных качеств пользуются осо­бым уважением и авторитетом. Их миссия «теоретическая» и «пропа­гандистская». Вселенская теократия призвана противостоять опасности нигилизма и грубого материализма. Эта опасность остро ощущалась Вл. Соловье­вым на протяжении всей жизни. Учение о Софии Учение о Софии ярко выражает своеобразие философии Вл. Соло­вьева. София — не только понятие, но и образ, придающий философским взглядам русского мыслителя романтическую приподнятость и поэтическую возвышенность. В образе Софии наглядно обнаруживает­ся особое, утонченно-трепетное, отношение Вл. Соловьева к миру, характерное также для его философии. Учение о Софии — типичное метафизическое учение, т.е. представляет собой умозрительную гипотезу, которая не может быть ни доказана, ни опровергнута методами естественных наук. В условиях все большего рас­пространения научного («положительного») мировоззрения, отвергаю­щего метафизические сущности, Вл. Соловьев смело идет по стопам Платона — основателя метафизики. София и есть вечная женственность — образ красоты, хрупкости, порождающего начала и в то же время — двойственности, переменчивости и безразличия. Это обобщенный образ земного мира — мира противоречивого и обманчивого и одновре­менно одушевленного и прекрасного. В образе Софии нашли свое отра­жение различные идеи и представления, известные в истории мысли. Вл. Соловьев синтезировал идею дуальности (двойственности) Платона, понятие Души мира неоплатоников, христианское учение о Премудро­сти Божией, представления о познании средневековых мистиков, образ беспорочной красоты Девы Марии (Матери Божией). Мысля Софию как философское понятие, Вл. Соловьев одновре­менно представлял ее совершенно наглядно — в виде прекрасной женщины. Она трижды в течение жизни являлась ему в видениях, о чем он рассказал в стихотворении «Три свидания». Можно сказать, что образ Софии был для него своеобразной музой, вдохновлявшей его. Одновременно София — важнейшее понятие философской системы. При помощи столь ненаучного понятия, которое гораздо ближе стоит к области поэтического творчества, чем к науке, Вл. Соловьев сознательно стремился избегнуть односторонне-рационалистического характера своей философии. Мыслитель всегда стре­мится избегать всякой односторонности. Это было его программным положением, прямо вытекающим из принципа всеединства Понятие Софии прямо или косвенно фигурирует во всех произве­дениях Вл. Соловьева. Это означает, что без него философ не мог обой­тись при решении самых разнообразных вопросов. В понятии Софии заключено множество смыслов. Оно выпол­няет в философской системе Вл. Соловьева также и разнообразные функции. София играет роль своеобразного «соединительного моста» между рацио­нальным содержанием философии и ее поэтически-возвышенной стороной. Дело в том, что София это первообраз мира, иначе говоря, идеальный план мира. С помощью понятия Софии Вл. Соловьев утверждает, что мир не сводится к хаотической стороне: в нем существен момент упорядо­ченности. Закономерности мира, однако, не могут быть сведены к законам механической причинности, известным естествознанию. Эти законы (а не только их проявления) бесконечно многообразны и изменчивы. Это значит, что мир одушевлен, подобно тому как одушевлен отдельный человек, отдельное живое существо. Понятие Софии индивидуализирует понятие Души мира. Всякая душа индивидуальна. Но когда речь идет о душе лишь как об абстрактном понятии, то познать ее во всей полноте невозможно. Для этого ее надо представить конкретно — в виде определенного лица, личности. Абстрактную душу невозможно и любить — любить можно лишь конкретное лицо, которое можно ощутить или предста­вить наглядно. Именно поэтому Душа мира получает у Соловьева кон­кретно-наглядное выражение. С другой стороны София - символ и наглядный образ любви. Любовь же — то, что объединяет. София и есть объединяющее начало. Мир не рас­сыпается на отдельные части, хотя и состоит из множества разнооб­разных и разнокачественных предметов. При внимательном рассмот­рении мы видим, что все части взаимосвязаны и взаимообусловлены. Следовательно, существует то, что его объединяет. Это София — на­чало любви. Наибольшую роль София играет не по отношению к природе как таковой (т.е. взятой вне человека), а по отношению к человеческому обществу и истории. София есть то, что объединяет человечество, всех людей, причем не только живущих в настоящее время, но все поколения, прошлые и нынешние. В развитии общества София впервые являет себя непосредственно. Соловьев также показывает в образе Софии — «тело Христово», или христианскую цер­ковь. Церковь является обязательным посредником между Богом и че­ловеком. Вне церкви никакая вера в Христа невозможна. Церковь есть соборное объединение людей. Это добровольное объединение, возника­ющее на основе общей веры, общих идеалов и ценностей. Церковь — это единение в любви. Поэтому церковно-соборное объединение явля­ется положительным образцом для всякого творческого объединения, предполагающего не ущемление прав и достоинства личности, а, наоборот, утверждающего свободу индивида. «Русская идея». Вл.С. Соловьев Вл. Соловьеву принадлежит заслуга в постановке и разработке про­блемы, которую с тех пор принято обобщенно обозначать словосоче­танием «русская идея», она как бы является конкретным выражением принципа всеединства. Вл. Соловьев считал, что каждая нация, объединенная в соответ­ствующее государственное единство, призвана выполнять в составе че­ловечества определенную миссию, или роль. Под нацией он понимал не этнос, а совокупность народов, объединенных в одном государстве. Миссия, или роль, нации в составе мирового целого есть ее нацио­нальная клея. Каждая нация должна обрести свою идею, в противном случае существование нации не оправдано. Национальная идея — это определенное задание, данное Богом; это долг народа, объединенного в государстве, перед Богом. Одновременно это вклад, который нация призвана внести в копилку общечеловеческих достижений. Национальная миссия тем более высока и значительна, чем более она способствует достижению всечеловеческого единства на христианских основаниях. Таким образом, «русская идея» в понимании Вл. Соловьева — это миссия России в составе мирового сообщества. Она выступает долгом или моральным обязательством, а не вытекает непосредственно из материальных условий существования России. Анализ исторического пути России позволит определить те моменты истории, в которые она вносила наибольший вклад в развитие христианской цивилизации. Именно эти моменты дадут воз­можность определить миссию России в будущем: «Что Россия должна сделать во имя христианского начала и во благо христианского мира». В чем же состоит, по Вл. Соловьеву, «русская идея», или истори­ческая миссия России? Конечно, она должна быть связана с задачей усиления роли христианства и христианских ценностей. Вл. Соловьев полагает, что следует ис­пользовать мощь российского государства не для узконациональных целей, а во благо христианского человечества. Россия как крупнейшее государство должна стать инициатором и главной опорой духовного объе­динения христианских стран. В этом и состоит «русская идея»: «Христи­анская Россия... должна подчинить власть государства... авторитету Все­ленской Церкви и отвести подобающее место общественной свободе... Русская империя, отъединенная в своем абсолютизме, есть лишь уг­роза борьбы и бесконечных войн. Русская империя, пожелавшая слу­жить Вселенской церкви и делу общественной организации... внесет в семейство народов мир и благословение». «Русская идея» мыслится Соловьевым в контексте его учения о Все­ленской теократии и всеединстве. Поэтому «рус­ская идея требует от нас обращения всех наших национальных даро­ваний, всей мощи нашей империи на окончательное осуществление социальной троицы, где каждое из трех главных органических единств — церковь, государство и общество», будет находиться «в безусловной внутренней связи» с двумя другими. Церковь (первое лицо социальной троицы) олицетворяет собой начало единства и солидарности. Она яв­ляется также носителем традиции или предания. Государство, или свет­ская власть (второе лицо социальной троицы), должно стать могучим орудием «истинной социальной организации». Для этого государству сле­дует перестать быть защитником эгоистических национальных интере­сов. Государство не должно быть целью само по себе. Оно должно быть средством, прежде всего законодательно регулировать частную инициа­тиву лиц п организаций. Наконец, общество, или общественность (тре­тье лицо социальной троицы), есть свободная и совершенная организа­ция, выражающая самодеятельность и самоорганизацию свободных граж­дан. Общественность направляется деятельностью пророков. Три лица социальной троицы должны быть «безусловно солидарны между собой», поскольку являются органами единого организма, выполняющими жиз­ненно важные функции общественного целого. Место и значение Вл. Соловьева в истории русской мысли Величие творчества и личности Вл. Соловьева было очевидно мно­гим его современникам и непосредственным преемникам, на кото­рых мыслитель оказал значительное влияние. Место и значение творчества Вл. Соловьева в истории русской мысли определяются тем, что он явился завершителем и системати­затором русской философской классики. Его система — вершина русской классической философии. Без творчества Вл. Соловьева едва ли мы во­обще имели бы возможность говорить о русской классической филосо­фии как о реальном факте культуры. Реализуя принцип всеединства, он стремился к максимальному теоретическому обобщению опыта предшествующего философского и культурного развития. В его философии нашли отражение в переосмысленном виде идеи едва ли не всех выдаю­щихся западноевропейских и русских мыслителей. Общим для Вл. Соловьева и западноевропейской философской клас­сики явилась и постановка в центр философствования вопроса об идеале. Классическую философскую мысль интересует не столько воп­рос «что есть», сколько «что должно быть». Идеал определяется христи­анским мировоззрением, поэтому вполне очевиден и не требует осо­бых усилий, чтобы быть понятым. Это гармония души и тела, брат­ство и солидарность людей, любовь, сострадание и милосердие, стыд, совесть, благоговение перед высшим и другие ценности христианс­кого мировоззрения. Но почему наблюдаемая действительность столь далеко отстоит от идеала? Уверенность в конечном торжестве идеала над уродствами и бе­зобразиями видимого мира лежит в основе ощущения прочности бы­тия, его незыблемости перед лицом возможных катастроф и потря­сений. Ничто не может нарушить поступательного движения мира в целом, а следовательно, общественного развития, истории челове­чества. Историческая закономерность пробьет себе дорогу. Поэтому катастрофы и неурядицы носят временный, преходящий характер. В этом же русле развивается основная тенденция философского твор­чества Вл. Соловьева. Используемая литература: Лосев А.Ф. «Владимир Соловьев и его время» Вл. С. Соловьев «Избранные произведения»