Каталог :: Философия

Реферат: Философия Владимира Соловьева

Министерство образования РФ

Иркутский государственный университет

Реферат

на тему:

«Философия Владимира Соловьева» Выполнила: студентка гр. 6141 Хохлова И.Г. Проверил: Иркутск – 2001 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение. . . . . . . . . 3 Биография . . . . . . . . 4

Теоретическая философия Соловьева . . 7

Триединство в философии В. Соловьева . 9 Учение о Богочеловечестве . . . . 11 Космология Владимира Соловьева . . . 14 Заключение . . . . . . . . 17 Словарь . . . . . . . . 18 Литература . . . . . . . 19

ВВЕДЕНИЕ

Значительную роль и влияние на развитие мировой философии на рубеже XIX - XX в.в. оказали работы выдающихся русских философов В. Розанова, Д. Мережковского, Н. Бердяева, Владимира Соловьева, С.Булгакова и др. Русской религиозной философии этого периода современные философы отводят совершенно уникальную роль, т.к. в рамках этой философии ими были подведены мировоззренческие итоги многовековой истории развития России. Владимир Соловьев был одним из основателей классической русской философии, в нем сочетались достаточно противоречивые жизненные принципы, философские мысли, гармоническое единство слова и дела, духа учения и жизненной практики. Его философия проникнута добром, любовью и человечностью, несмотря на изломы и муки затянувшихся преобразований в России. Философ и поэт, положивший основание целому направлению в русской поэзии конца XIX – начала XX в.в., Соловьев был необыкновенным человеком в полном смысле этого слова. Современников поражала и его внешность, и его ум. На взгляды Владимира Соловьева большое влияние оказала христианская литература, а также идеи неоплатонизма, теософии и других религиозно- философских систем. Многое он заимствовал у немецких философов и у славянофилов. Стремление Владимира Соловьева сгладить противоречия между верой и знанием, между религией и наукой делают его взгляды весьма своеобразными. Сводя воедино все знания человека, веру, религию, философию и науку, Соловьев открыл пути к пониманию человека, не только как существа «познающего», но и как существа, наделенного верой, способностью к целеполаганию и свободе действовать. Сам Соловьев видел свою задачу в том, чтобы отстаивать чистоту и истину христианства. СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич (1853-1900). Выдающийся русский религиозный философ, прозаик, поэт, публицист, один из самых оригинальных и глубоких мыслителей конца XIX в. Владимир Сергеевич Соловьев родился в семье знаменитого историка Сергея Михайловича Соловьева, автора монументальной "Истории России с древнейших времен", 16 января 1853 года. В юные годы ничто не выдавало во Владимире Соловьеве будущего религиозного мыслителя. Скорее, ему можно было предсказать естественнонаучную карьеру. "Это был типический нигилист 60-х годов", - свидетельствует его приятель. Да и сам философ признавался, что не верил в божественность Христа, "стал деистом , а потом атеистом и материалистом". Среднее образование получил в 5-й московской гимназии, окончив ее с золотой медалью. Затем по настоянию отца он поступил сначала на историко-филологический факультет, но быстро перешел на физико-математический. Здесь и началось преображение. "...Наука не может быть последнею целью жизни, - пишет он своей кузине Кате Романовой. - Высшая истинная цель жизни другая - нравственная (или религиозная), для которой наука служит одним из средств". Свою жизненную задачу он видит в том, чтобы реформировать христианство, выявить его подлинную, гуманную сущность, облечь в современную форму, сделать всеобщим достоянием. Он покидает естественные науки, экстерном сдает на историко-филологический факультет и, получив диплом, поступает вольным слушателем в Духовную академию. Его "первою любовью в области философии" был Спиноза. Второе, более значительное увлечение - Шопенгауэр. Но главные философские симпатии, которые он пронесет через всю жизнь, принадлежали Шеллингу. Отталкиваясь от Шеллинга, используя его терминологию, вдумываясь в поставленные им проблемы, он и будет строить собственную систему взглядов. Отличительной чертой Соловьева как мыслителя была высокая историко-философская культура. Это проявилось уже в его магистерской диссертации "Кризис западной философии (против позитивистов)", которую он защитил в возрасте двадцати одного года. Здесь впервые Соловьев сформулировал свою любимую идею всеединства-синтеза, слияния культур. Эту идею он пронесет через всю жизнь. Вскоре после защиты юный магистр уже стоял на кафедре Московского университета и читал вступительную лекцию к курсу истории новейшей философии. Его покровитель профессор П.Д.Юркевич скончался, и, согласно воле покойного, Соловьев стал его преемником. В эти же годы обнаруживается поэтический дар философа. Для пополнения образования и исследовательской работы молодого приват-доцента отправляют в Англию... Он прилежно работает в Британском музее. Но потом с ним происходит что-то сверхординарное. Если верить тому, что позднее он описал в стихотворении "Три свидания", ему (увлекавшемуся спиритизмом) явилась сама Божественная премудрость-София и повелела отправиться в Египет. Там он снова узрел ее - в пустыне, где чуть было не погиб от рук бедуинов, принявших его за нечистого. В Каире, где Соловьев провел зиму, он начал писать диалог "София". Это первая попытка изложить свои взгляды. Вернувшись в Россию, Соловьев приступает к систематизации своих идей. В Московском университете читает он курс логики и истории философии, работает над докторской диссертацией, которую защищает в возрасте двадцати семи лет. Диссертация называется "Критика отвлеченных начал". В начале 1878 года Соловьев читает цикл публичных лекций по философии религии, которые опубликует под названием "Чтения о богочеловечестве". Лекции имели шумный успех, вся образованная столица съезжалась "на Соловьева". В "Чтениях..." Соловьев уже одинаково критически смотрит и на западное, и на восточное христианство, признавая одновременно и заслуги каждой религии. Запад выпестовал идею индивидуальности, воплотившуюся в образе "богочеловека". Восток создал идею "человекобога", олицетворение универсализма. Задача состоит в том, чтобы свести воедино оба христианских принципа. Идея синтеза владеет умом Соловьева, раньше он отстаивал ее в философии, теперь переносит на религиозные дела, которые в скором будущем поглотят его целиком. На его идее Богочеловечества я остановлюсь чуть позже. Несмотря на все свои труды, профессором он так и не стал. Петербургский университет держал его по-прежнему в приват-доцентах, вскоре он сам отказался от преподавательской деятельности. Соловьеву не сиделось на одном месте, он всегда вел неустроенную жизнь странника. В творчестве Соловьева начинается новый этап. Он отодвигает (на время) философские изыскания и обращается целиком к проблемам религии. Объединение церквей - православной и католической - такова, по его мнению, насущная задача. Вчерашний славянофил, он убеждает своих соотечественников в благости латинства, а католикам доказывает правоту православия. Но достается ему и от тех, и от других. "Критика отвлеченных начал" содержала изложение двух первых частей его системы - этики и теории познания. Теперь он начинает работать над третьей частью - эстетикой. Последнее десятилетие жизни Соловьева - наиболее плодотворное. Дарование Соловьева достигло вершины. В эти годы возникают вдохновенные статьи о поэзии Тютчева и Пушкина, "Смысл любви" - философский гимн высокому чувству, "Три разговора", где ирония и пародия пополам с апокалипсисом, и главный труд философа - "Оправдание добра". Но силы подорваны. Отправившись в очередное странствие, Соловьев заболевает. Его привозят в подмосковное имение князей Трубецких Узкое. Здесь его настигает смерть. Теоретическая философия Соловьева Преодоление кризиса, в котором оказались философ­ский теизм и славянофильство, стало главным делом религиозного философа Владимира Соловьева. Его система яви­лась новым этапом в эволюции религиозной философии, последователи которой попытались сделать ее идеологи­чески активной уже в начале столетия. В основе деятель­ности Соловьева лежали следующие кардинальные устре­мления: осуществить под знаком «всеединства» «гармо­нический синтез религии, науки и философии»; объединить рациональный, эмпирический и мистический виды позна­ния; представить историю как процесс «богочеловеческий»; указать пути социального обновления и активизации. Свое философское мировоззрение Владимир Соловьев изложил в трактате «Философские начала цельного знания», который может считаться по нынешним определениям наилучшим образцом философской классики, как учение о сущем, бытии и идее. Именно свое учение о развитии он уже применил к человечеству в целом. Категорию развития надо применить и ко всему миру, и к бытию в целом. Организм есть единство и цельность. Следовательно, и все бытие тоже есть единство и цельность. Для Соловьева гораздо более полноценной филосо­фией является философия мистическая, но и она слишком часто оказывается связанной то с натура­лизмом, то с идеализмом. Поэтому и она, по Соловьеву, требует совершенно новой разработки. Очень важно отдать себе отчет в том, что Со­ловьев понимает под мистицизмом. «Предмет мистической философии есть не мир явлений, сводимых к нашим ощущениям, и не мир идей, сводимых к нашим мыслям, а живая действительность существ в их внутренних жизненных отношениях; эта филосо­фия занимается не внешним порядком явлений, а внутренним порядком существ и их жизни, который определяется их отношением к существу первона­чальному». Соловьевский «мистицизм» есть просто теория бытия и жизни как всеобще­го и целостного организма, если не входить ни в какие детали. Разнобой между философской термино­логией и философской сущностью дела у Владимира Со­ловьева наблюдается постоянно. Например, под таким термином, как «церковь», нужно понимать у Владимира Соловьева, согласно его учению, в первую очередь всеобщую целостность бытия, или, как он говорит, всеединство. Поэтому, если отнестись критически к термино­логии Владимира Соловьева, то совершенно ничего страшно­го и ужасного не окажется ни в этом «мистицизме», ни в этом «всеединстве», ни в «целостности» и ни в этой «церкви». Здесь просто учение о жизни и бы­тии, включая всю человеческую и всю космическую сферу, как о нерушимой и всеединой целостности. Учение это мотивируется чисто жизненными задачами человека, который хочет преодолеть несовершенство жизни и переделать ее в целях лучшего будущего. Свое бытие Владимир Соловьев понимает, по крайней мере, в двух, если не в трех смыслах. У него совершенно отчетливо говорится о противоположности сущего и бытия, как это мы констатировали выше. Сущее выше всякой раздель­ности, а бытие есть раздельность и множественность. Теперь же оказывается, что в бытии тоже необходи­мо различать два разных бытия. Одно — идеальное, необходимое и то, что философ называет сущностью. Другое же — реальное, действительное и то, что фи­лософ называет природой. Сказать, что все это разде­ление вполне ясно, никак нельзя. Сущее, расчленяясь, становится идеей или, как говорит философ, Логосом, а эта идея, или Логос, осуществляясь, создает реальную дейст­вительность. Здесь можно понять так, что Логос есть только «акт прояв­ления или откровения», а идея — само проявленное и открытое сверхсущее. В общей табли­це анализируемых категорий мы тоже находим тройное деление: Абсолютное, Логос, Идея. Не очень благополучно обстоит здесь дело также и с категорией Логоса. Логос расчленяется на внутренний, или скрытый, Логос и открытый , или проявленный, Логос. Причем философ вдруг говорит почему-то о «видимости», или «призрачности», этого второго логоса. Дело запутывается еще больше, когда фило­соф заговаривает о третьем Логосе, «воплощенном или конкретном», который он называет также Христом. Ведь христианство мыслит Христа как во­площение логоса в чувственной материи. «Третьему или конкретному Логосу отвечает и конкретная идея, или София». Другими словами, чистая идея тоже содержит в себе какую-то чистую материю и в сово­купности с этой материей является Софией. Но что это за материя в чистой идее, об этом можно только догадываться. Триединство в философии Соловьева Из всех своих основных триад Соловьев более подробно останавливается только на одной — Сущее, Бытие, Сущность. Это же самое тройное деление он представляет еще и в таком виде: Абсолютное, Логос, Идея. Поскольку, однако, цель­ность предполагает существование всего во всем, то в каждой из этих трех категорий снова повторяют­ся те же самые три категории. Получается следующая таблица:

Сущее

(абсолютное)

Бытие

(логос)

Сущность

(идея)

Абсолютное

ДухВоляБлаго

Логос

Ум

ПредставлениеИстина

Идея

ДушаЧувствоКрасота
Поскольку целостность предполагает существование всего во всем, то в каждой из этих трех категорий снова повторяются те же самые три категории. «.Сущее как таковое, или как абсолютное, есть дух, как логос оно есть ум и как идея оно есть душа. Вторая основная категория, а именно бытие , взятое как абсолютное, есть воля, как логос есть представление и как идея оно есть чувство. Такое же тройное деление находим мы в сфере сущности. А именно сущность как абсолютное есть благо, как логос есть истина, и как идея – красота». То есть эти три основные категории находятся во взаимном соотношении, а именно так, что каждая категория, во-первых, есть она сама, во-вторых, она отражает на себе вторую и, в-третьих, — третью категорию. Таким образом, эти три категории, отражая друг друга, превращают­ся уже в 9 категорий. А если эти три категории не будут превращены в 9, тогда нарушится основной принцип всеединства, а именно тот, что все нахо­дится во всем. Троичность рисуется Владимиру Соловьеву в совершенно определенных традиционных христианских тонах. Бог есть абсолютный субъект, который выше всех своих проявлений; он есть проявление самого себя, так как иначе он был бы просто ничем; и это проявленное и произведенное в нем в то же самое время не отлично от него, возвращается к нему, есть оно же само, но только как живое. Правосла­вию здесь возразить нечего. Это — традиционный православный догмат о трех ипостасях. Учение о Богочеловечестве Разработанное Соловьевым учение о Богочеловечестве занимает важное место в его религиозной системе. Оно направлено на истолкование истории человечества и общей жизни. Для Соловьева Богочеловек – это единовременно и универсальное существо, охватывающее все человечество посредством Бога. В нем выражается единство блага, истины и красоты. Преследуя цель совершенствования человека, Бог проявился в земном историческом процессе в виде Богочеловека – Иисуса Христа. "Своим словом и подвигом своей жизни, начинал с победы над всеми искушениями нравственного зла и заканчивал воскрешением, т.е. победой над злом физически – над законом смерти и тления, - действительный Богочеловек открыл людям царство Божие". Центральной в учении Соловьева является идея «всеединого сущего». Последнее рассматривается как сфера абсолютного, божественного, а реальный мир – как ее самоопределение и воплощение (посредником между ними выступает так называемая мировая душа, или София, мудрость божья). То есть по Соловьеву мир состоит из: всеединства (общественного элемента) и из материального элемента. Этот элемент стремится к всеединству и становится им, когда объединяет себя и Бога. Такое становление всеединства и является развитием мира. Безусловное всеединство (как совершенный онтологический синтез истины, добра и красоты) постигается, по Соловьеву, лишь цельным знанием, которое представляет собой соединение мистического, рационального (философского) и эмпирического (научного) знания. Причем основу этого цельного знания составляет знание мистическое: вера в безусловное существование предмета познания; интуиция (воображение, дающее истинную идею предмета); творчество (реализация этой идеи в данных опыта). Мир по Соловьеву претерпевает два этапа своего развития: природу и историю. Окончательным результатом этого процесса развития выступает торжество царства Божия, так называемое «всеобщее воскрешение и восстановление всех». Человек выступает определенной связью между божественным и природным миром в силу того, что является существом нравственным. Жизнь человека состоит «в служении Добру – чистому, всестороннему и всесильному». Тот, кто стремится к совершенствованию в нравственном добре, тот идет к абсолютному совершенству. На этом Соловьев и основывает свою этику: человек нравственен, если он свободно подчиняет свою волю служению абсолютному Добру, то есть Богу, и стремится к устроению богочеловеческого царства. Исторический процесс для Соловьева – это совместное существование добра. В связи с этим он рассматривал проблему соотношения отдельной личности и общества. Он полагал, что «общество есть дополненная и расширенная личность, а личность – сжатое общество». Хотелось бы отметить еще одну черту как церковно-политических, так и философско-национальных исканий Владимира Соловьева в течение 80-х гг. Именно: несмотря на весь энтузиазм и психологический пафос философа, его конструкции обладают некоторого рода утопическим, и притом мягко-уто­пическим, характером. Преимущество римского като­лицизма Владимир Соловьев действительно проповедовал. Но, с другой стороны, сам он в католицизм не пере­ходил и даже не считал нужным. Более того. Реаль­ный переход из православия в католицизм видел­ся ему как глубокая ошибка и заблуждение. Рос­сию он очень любил и ее мировую роль выдви­гал на первый план. Но тут у него не было ни славянофильства, ни западничества. Не было совер­шенно никакого мессианизма, поскольку и все другие народы тоже, по его мнению, участвуют в строи­тельстве церкви вселенской. Да и сама эта все­ленская церковь скорее была для Владимира Соловьева социально-историческим и космическим идеалом, о котором он трактовал весьма свободомыслящим образом. В конце жизни, разуверившись в возможности осуществления всемирной теократии, Соловьев пришел к идее катастрофического конца истории человечества, к эсхатологии. Космология Владимира Соловьева Метафизика Соловьева выводится им из общего учения об Абсолюте, и здесь он своеобразно сочетает Шеллинга со Спинозой, кое-где привнося элементы платонизма. У космологии же, хотя она в основных принципах определялась его метафизикой, Соловьев, несомненно, был более самостоятелен, не раз перерабатывал свои построения, и именно с космологией более всего связано влияние Соловьева в последующих исканиях русской мысли. Учение о душе мира, о Софии у Соловьева по своему существу космологично. Вместе с тем, с космологией связана у Соловьева проблема зла и хаоса; это проблема мучила его всю жизнь, приняв в последние годы жизни особо острый характер. Для изучения космологии Соловьева важны две его книги – «Чтения о Богочеловечестве» и «Россия и Вселенская Церковь». Природа, по учению Соловьева, одновременно множественна и едина. С одной стороны в ней царит начало разобщенности – пространство и время отделяют точки бытия друг от друга. Многообразие в природе есть, в сущности, повторение изначального многообразия в сфере идей, и в этом смысле природа в сущности своей не отлична от абсолюта. Но не даром она есть его «другое»; пусть в природе те же элементы, что и в Первоначале, но они находятся в ней «в недолжном соотношении»: взаимное вытеснение, вражда и борьба, «внутренняя рознь» выявляют темную основу в природе, то хаотическое начало, которое характерно для «внебожественного бытия». Вместе с тем, буйствующие в природе силы не разрушают ее; природа сохраняет свое единство, хаос постоянно укрощается самой природой, являющейся в целом подлинным космосом. Перед нами возникают, таким образом, две задачи: понять само возникновение реальной множественности, «вывести условное из безусловного», а с другой стороны – понять, в чем условие единства в природе. Обратимся сначала к первой теме. Мы уже знаем, что, по мысли Соловьева, одной идеальной множественности недостаточно для первоначала, которое нуждается (для проявления любви) именно в реальном бытии. «Божественное Существо не может удовольствоваться вечным созерцанием идеальных сущностей – оно останавливается на каждой из них в отдельности, утверждает ее самостоятельное бытие» Реальная множественность обязана своим бытием самому Первоначалу, внутренняя диалектика которого ведет к возникновению разделенности, а потому и разобщенности в реальном бытии. «Каждое существо, - пишет Соловьев, - теряет свое непосредственное единство с Божеством. получает действие божественной воли для себя и в нем приобретает живую действительность. Это уже не идеальные существа идеи, а живые существа, имеющие собственную действительность». Начало самообособления, уходящее своими корнями в сферу Божественную, оказывается потому беспредельным. Но реальная множественность не исключает единства природы – это единство реализуется «мировой душой». Это понятие «мировой души», созданное впервые Платоном, не вошло сначала в христианскую метафизику, но уже в средневековой философии оно постепенно завоевывает свое прежнее место в космологии, а со времени Возрождения находит немало горячих защитников, хотя резко расходится с механическим пониманием природы, как оно стало крепнуть с 14 века. Соловьев берет это, понятно, у Шеллинга, но идет значительно дальше его. «Душа мира, - пишет Соловьев, - есть и единое и все – она занимает посредствующее место между множественностью живых существ и безусловным единством Божества». К этому формальному определению понятия «души мира» присоединяются еще черты, характеризующие функции мировой души. Прежде всего, «душа мира есть живое средоточие всех тварей – сущий субъект тварного бытия»; именно это понятие мировой души от Соловьева перешло к ряду русских мыслителей. Вместе с тем понятие мировой души уже в «Чтениях.» используется Соловьевым для объяснения коренного дуализма в бытии. Объединяя мир и охраняя его в единстве, душа мира сама противостоит Абсолюту и противопоставляет ему мир. «Душа мира есть существо двойственное: оно заключает в себе и божественное начало и тварное бытие, но, не определяясь ни тем, ни другим, пребывает свободной». Этот момент свободы вводится Соловьевым для раскрытия того, как раздвоение в Абсолюте превращается в дуалистическое противопоставление мира Абсолюту. «Обладая «всем», мировая душа может хотеть обладать им иначе, чем обладает, может хотеть обладать им от себя, т.е. как Бог». Но этим она потеряла свою свободу в отношении творения, потеряла власть над ним. Единство мироздания распадается, всемирный организм превращается в механическую совокупность атомов; вся тварь подвергается суете и рабству тления. по воле мировой души, как единого свободного начала природной жизни. Свободным актом мировой души объединяемый ею мир отпал от Божества и распался на множество враждующих элементов». Не будем следить сейчас за ступенями космологического процесса, в котором постепенно, хотя и с усилиями, преодолевается внутренняя рознь в бытии. Важно то, что, когда появляется на земле человек, в истории мира наступает глубокая и существенная перемена – мировая душа раскрывается в новом своем действии и значении именно в человеке – притом не в отдельном человеке, а в человечестве, как целом. Душа мира раскрывается, как «идеальное человечество», и потому над космическим процессом, шедшим в мире до этого, возвышается ныне исторический процесс, движимый все той же мировой душой (ныне уже именуемой Софией). Мировая душа, по природе своей причастная Божеству, ищущая через космогонический процесс преодоления дуализма (в котором она сама виновна), воссоединяется с Божеством, - точнее говоря, с Логосом. Это воссоединение осуществляется в сознании и достигает своего завершения во Христе – «центральном и совершенном личном проявлении Софии». Заключение В одной из статей Соловьев утверждает, что у него нет своего учения, видимо, полагая, что все написанное им - всего лишь комментарий к той истине, которая засияла нашему народу за девять веков до него. Он прав в том смысле, что его взгляды не только не выпадают из духовной традиции России, но в какой-то мере вбирают в себя все животворное, что в ней содержится. Но сделано это с такой глубиной, последовательностью и блеском, что мы можем (и должны) признать за Соловьевым заслугу создателя оригинальной философской системы. За столь короткий жизненный период Владимир Соловьев успел лишь наметить самые общие контуры своей теоретической философии, но по указанному пути пошла практически вся последующая философия Богопознания. Выступая за развитие научного знания и искренне стремясь к развитию науки в России, философ все же считал, что она никогда не приведет человека к пониманию смысла Вселенной. Природа и история заставили его слишком быстро сойти с исторической сцены, поскольку он умер совсем еще нестарым человеком – в возрасте 47 лет, но и то, что он успёл сделать в этой области, заслуживает с нашей стороны не только серьезной критики, но и столь же серьезного преклонения. Словарь Атеизм – система взглядов, отрицающих веру в сверхъестественное (духов, богов, загробную жизнь и т.д.); отрицание всякой религии. Деизм – учение, которое признает существование бога в качестве безличной первопричины мира, развивающегося затем по своим собственным законам. Славянофилы – представители консервативного политического и идеалистического философского течения русской общественной мысли CIC века, стремившегося обосновать необходимость особого (по сравнению с западноевропейским) пути развития России. Теология - богословие, систематизация вероучения данной религии. Делится на основное богословие, догматическое богословие, нравственное богословие, учение о церкви и т.д. Теизм - религиозно-философское учение, которое признает существование личного бога как сверхъестественного существа, обладающего разумом и волей и таинственным образом воздействующего на все материальные и духовные процессы. Все происходящее в мире рассматривается как осуществление божественного промысла. Признается связь бога с человеком. Эсхатология – религиозное учение о конечных судьбах мира и человечества, о конце света и страшном суде.

Литература

1. Кувакин В.А. Философия Вл. Соловьева. М. «Знание», 1988 г. 2. Лосев А.Ф. Вл. Соловьев. М. «Мысль», 1983 г. 3. Лосев А.Ф. Владимир Соловьев и его время. М. «Прогресс», 1990 г. 4. Сто русских философов. Библиографический словарь. Сост. и ред. А.Д. Сухов, М., «Мирта», 1995 г. 5. Философский словарь / Под ред. И.Т.Фролова, М., Политиздат, 1986. – стр. 437, 474, 477, 572. 6. Ресурсы интернет.