Каталог :: Уголовное право и процесс

Реферат: Специальный субъект преступления

Содержание
1. Специальный субъект преступления и его признаки
2. Классификация специальных субъектов
3. Соотношение субъекта преступления и личности преступника
     Специальный субъект преступления и его признаки
      
Признаки специального субъекта по своему содержанию очень
разнообразны. В УК РФ содержится около 40% составов со специальным субъектом.
Признаки специального субъекта могут относиться к различным характеристикам
личности преступника:
к занимаемому положению по службе или работе, должности, профессии, к
отрицательной характеристике, связанной с совер­шением преступления, к
военной обязанности, семейному поло­жению и так далее. Например, субъектом
преступления, предус­мотренного ст. 264 УК, может быть не любое физическое
лицо, достигшее 16-летнего возраста, а только обладающее определен­ными в
законе особенностями — оно должно быть лицом, управ­ляющим автомобилем,
трамваем и другими механическими вида­ми транспортных средств. В данном
случае особенности субъекта связаны с характером его деяния в сфере движения
и эксплуата­ции транспортных средств (водитель, лицо, управляющее
транс­портным средством); субъектом преступления, предусмотренного ст. 143
УК, — должностное лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению правил
охраны труда. Ст. 305 УК, устанавливаю­щая ответственность за вынесение
заведомо неправосудного при­говора, решения или иного судебного акта,
называет в качест™ специального субъекта судью (или судей).
Общие признаки субъекта не указываются в диспозиции норм Особенной части УК,
они вынесены законодателем в качестве общих принципиальных положений в Общую
часть. Напротив, действующее уголовное законодательство в Общей части не дает
определения понятия специального субъекта. Признаки, характе­ризующие
специальный субъект, указываются в диспозициях уго-довно-правовых норм
Особенной части УК. Иногда выделяются нормы со специальным субъектом в
отдельные главы, создавая целые системы норм, где и определяются признаки
специальных субъектов в норме Особенной части УК. В Особенной части УК
содержатся две такие главы: глава 30 — преступления против государственной
власти, интересов государственной службы и службы в органах местного
самоуправления и глава 33 — преступ­ления против военной службы. В примечании
к ст. 285 УК опи­сываются признаки специального субъекта для должностных
пре­ступлений, особенность которых заключается в том, что они могут
совершаться только с использованием обязанностей по службе и благодаря
служебному положению лица, являющегося субъектом преступления. Лица, не
занимающие определенного служебного положения, просто физически не смогли бы
выпол­нить деяния, предусмотренные в главе 30 УК. Субъектами воин­ских
преступлений являются лица, на которых распространяется Положение о
прохождении воинской службы: военнослужащие, проходящие военную службу по
призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других
войсках и воинских формированиях Российской Федерации, военнообязан­ные,
пребывающие в запасе, во время прохождения или военных сборов, а также
военные строители военно-строительных отрядов или частей (ст. 331 УК). Только
эти лица могут отвечать за преступления против установленного порядка несения
воинской службы по нормам главы 33 УК РФ.
Иногда признаки специального субъекта не указываются в конкретной норме
Особенной части УК, но их можно уяснить путем систематического, логического и
грамматического толко­вания нормы. Например, ст. 124 УК устанавливает
ответствен­ность за неоказание помощи больному. Закон не называет прямо
субъекта преступления, но указывает на его существенный при­знак: обязанность
этого лица оказывать помощь больному по закону или по специальному правилу. В
соответствии со специ­альными правилами, установленными компетентными
органами здравоохранения РФ, все медицинские и фармацевтические ра­ботники
(врачи, акушеры, фельдшеры, медицинские сестры, про-
визоры и другие работники) обязаны оказывать первую неотлож| ную помощь
гражданам в дороге, на улице, в иных общественныз местах и на дому.
;
В некоторых нормах при определении субъекта законодател] употребляет
характеристики, свойственные только работника” определенных государственных
систем. Глава 31 Особенной част УК содержит ряд норм, в которых определяется
ответственност за преступления против правосудия, совершаемые должностным”
лицами органов правосудия: дознавателем, следователем, проку­рором, судьей,
работником милиции (ст.ст. 299—305 УК).
Разноречия в определении составов преступлений со специальным субъектом
вызваны различиями в трактовке самого понятия специального субъекта, а также
признаков, его характеризующих. В зависимости  от того, как расцениваются эти
признаки, и происходит отнесение  субъектов преступления к специальным. В
этой связи отметим, что до конца 50-х годов при установлении круга
специальных субьектов в основном указывали, что им может быть не всякое, а
лишь специальное лицо', без конкретизации данного положения.
Нетрудно заметить, что в тот период по существу еще не предпринимались
попытки определить понятие специального субъекта, а его обрисовка являлась
чрезмерно общей, не вскрывала всех необходимых признаков, относящихся к
характеристике этого субъекта. И только с конца 50-х годов началась
разработка относительнополных определений понятия специального субъекта,
которые можно объединить в три группы.
Одни авторы (В. С. Орлов, А. А. Пионтковкий) специальными  субъектами считают
лиц, не только обладающих общими свойствами всех субъектов преступлений
(вменяемостью и возрастом), но и характеризующихся дополнительно особыми,
лишь им присущими с качествамиа. Здесь главный акцент делается на различии
общего  и специального субъектов преступления.
Другие авторы полагают, что специальным субъектом является лицо, обладающее
конкретными особенностями, которые обрисованы в диспозиции соответствующей
статьи УК. В этом определении . отсутствует указание на то, что специальный
субъект должен обладать и общими свойствами субъекта – вменяемостью и
возрастом уголовной ответственности. Однако правильно отмечается, что
признаки специального субъекта должны быть предусмотрены в диспозиции
отдельных статей УК.
Наконец, третья группа авторов считает, что специальным субъектом выступает
лицо, которое, кроме необходимых признаков субъекта (вменяемость и достижение
определенного возраста), должно обладать еще особыми дополнительными
признаками, ограничивающими возможность привлечения других лиц к уголовной
ответственности за совершение конкретного преступления. Данное определение
понятия специального субъекта наиболее удачно, ибо содержит ограничительный
признак, очерчивающие круг лиц, которые могут быть субъектами соответствующих
преступлений. Однако здесь указано, что признаки специального субъекта
должны быть обязательно предусмотрены в уголовном законе или прямо вытекать
из него.
В трактовке К. А. Панько специальным субъектом является “лицо, обладающее,
кроме необходимых обязательных признаков. (возраст, вменяемость), особыми
дополнительными признаками относящимися как к позитивной, так и к негативной
деятельности субъекта, и ограничивающими возможность привлечения его к
уголовной ответственности за совершение данного преступления”.
Недостаток этого понятия заключается прежде всего в том, что не совсем ясно,
какая негативная и позитивная деятельность определяет признаки специального
субъекта. Автор же ни в само определении, ни в работе, где оно предложено, не
конкретизирует эти виды деятельности. Далее, К. А. Панько допускает явную
ошибку, считая, что признаки специального субъекта ограничивает возможность
привлечения его к уголовной ответственности за совершение данного
преступления. В действительности же, напротив, наличие признаков специального
субъекта к диспозиции статьи УК ограничивает возможность привлечения к
ответственности не самого специального субъекта, а иных лиц, не обладающих
та.кими свойствами. И наконец, в определении К. А. Панько упущено указание на
то, что признаки специальных субъектов предусмотрены в законе или вытекают из
него.
Следует, однако, отметить, что все рассмотренные определения специального
субъекта в принципе являются правильными. Вместе с тем они характеризуются
определенной неполнотой, не завершены, не отражают всех существенных
признаков.данного понятия.
Совокупность этих признаков, а точнее их единство, и является основой
объединения множества субъектов в одну группу специальных субъектов.
Рассмотрим эти признаки.
     Специальные субъекты, кроме вменяемости и возраста уголов ной
ответственности, обладают и иными дополнительными юридическими признаками. 
Если специальный субъект описан в законе в позитивной форме, то в диспозиции
статьи конкретно отражаются те или иные признаки, относящиеся к его
характеристики. В позитивной форме .предусмотрены признаки 98 % специальных
субъектов. Это, например, лицо, которому сведения, составляющие служебную
тайну, были доверены по службе или работе, свидетель, эксперт, переводчик,
судья, работник дознания, следователь, прокурор, лицо, ответственное за
техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств  и др. Признаки
специальных субъектов, сформулированные в негативной форме, даются в законе в
виде исключения, когда указание в диспозиции статьи на эти признаки в
позитивной форме сделало бы ее громоздкой и неудобной для применения. В. Н.
Кудрявцев справедливо отмечает, что попытка перейти к позитивному определению
лица, не имеющего надлежащего медицинского образования привела бы к тому, что
пришлось бы дать “весь список имеющихся на свете дипломов о высшем
образовании, не являющемся медицинским” . Однако “негативные признаки играют
в составе преступления такую же роль, что и позитивные признаки. Они в полной
'мере могут использоваться при квалификации” . В УК в негативной форме даны
признаки следующих специальных субъектов:  аборт, совершенный лицом, не
имеющим специального медицинского образования.
     Если специальный субъект описан в законе в позитивной форме, то в диспозиции
статьи конкретно отражаются те или иные признаки, относящиеся к его
характеристики. В позитивной форме предусмотрены признаки 98 % специальных
субъектов. 
Исследуя вопрос о приемах описания специального субъекта, нужно также
указать, что признаки некоторых из них (примерно ~ 20% общего количества) не
названы в диспозициях статей УК.. Иногда не содержится прямых указаний на
признаки специального субъекта. Их необходимо выявлять путем толкования,
исходя из анализа других элементов состава преступления (объекта, объективной
стороны), поскольку каждый элемент находится во взаимосвязи и
взаимообусловленности с другими, создает определенную зависимость,
обусловливает их существование и содержание, то есть субъект преступления в
диспозиции конкретно не указан. Однако очевидно, что им может быть не всякое,
а лишь строго определенное лицо.
• Следовательно, законодатель посредством введения признаков специального
субъекта преступления суживает сферу распространения нормы, соотнося ее с
определенным кругом ответственных лиц, признаки которых указаны в диспозиции
закона.
Сказанное позволяет заключить, что специальный субъект преступления:
а) кроме вменяемости и возраста уголовной ответственности, обладает и иным (-
и) дополнительным (-и) юридическим (-и) приз- наком (-ами);
б) наделен одним или более такими признаками;
в) эти признаки указаны в уголовном законе или прямо вытекают из него;
г) их наличие ограничивает круг лиц, которые могут нести ответственность по
данному закону.
Названные признаки должны быть установлены при квалификации преступления, что
обеспечивает правильное применение закона по субъекту преступления.
Понятие же специального субъекта и есть единство таких существенных
признаков, посредством которых выявляются специфическая особенность и
сущностная характеристика этого понятия.
С учетом изложенного можно констатировать, что специальный субъект
преступления – это лицо, обладающее наряду с вменяемостью и возрастом уголовной
ответственности и иным(-и) дополнительным(-и) юридическим(-и) признаком(-ами),
предусмотре ным(-и) в уголовном законе или прямо вьстекающим(-и) из него,
ограничивающим(-и) круг лиц, которые могут нести ответственность по данному
закону. 
Общее понятие специального субъекта предполагает рассмотрение видов этих
субъектов, поскольку оно конкретно выражается именно в различных специальных
субъектах, указанных в соответствующих статьях УК. Все виды специальных
субъектов и рассматриваются в следующей части работы.
     Классификация специальных субъектов
По общему правилу субъектами преступлений по уголовному праву РФ могут быть
как граждане Российской Федерации, так i иностранные граждане и лица без
гражданства (ст.ст. 11 и 12 УК) Однако в Особенной части УК содержатся две
нормы, в которьо установлена ответственность лиц, характеризующихся
признака­ми специального субъекта, исходя из государственно-правовогс
положения. Ст. 275 У К — государственная измена — называет в качестве
субъекта преступления только гражданина Российской Федерации; ст. 276 —
шпионаж — указывает, что шпионаж в пользу иностранного государства,
иностранной разведки, ино­странной организации или их представителей может
быть совер шен только иностранным гражданином или лицом без гражданства'.
Специальные субъекты могут быть классифицированы следующим образом:
1) по государственно-правовому положению: гражданин  (ст. 275), иностранный
гражданин и лицо без гражданства (ст. 276);
|
2) по демографическому признаку: по полу — мужчина (ст. 131); по возрасту —
совершеннолетний (ст.ст. 150, 151);
3) по семейным, родственным отношениям — родители лица, их заменяющие, дети
(статьи 156, 157);
4) по отношению к военной обязанности: призывник (ст. 328) военнослужащий и
военнообязанный (ст.ст. 331 — 352);
5) по должностному положению: должностное лицо (част! вторые ст.ст. 137 и
138; часть третья ст. 139; ст. 143; части вторьп ст.ст. 144, 145; ст. 149;
ст.ст. 285 - 288, 289, 290, 291 и другие);
6) по должностному положению лиц, работающих в специальных государственных
системах: дознаватель, следователь, проку­рор, судья, работник милиции
(ст.ст. 299 — 305, 310. 311);
7) по профессиональным обязанностям: врач, другие медицин­ские и
фармацевтические работники (ст.ст. 124, 128);
8) по характеру выполняемой работы: лицо, которому сведе­ния, составляющие
государственную тайну, были доверены по службе или работе (ст.ст. 283, 284),
член избирательной комиссии (ст. 142), работник железнодорожного, водного или
воздушного транспорта, связанный со службой движения, эксплуатации или
ремонта транспорта (ст.ст. 263, 266); работник торговли и других организаций,
осуществляющих реализацию товаров или оказыва­ющих услуги населению (ст.
200), и другие.
9) по занимаемой должности: капитан (ст. 270), механик (ст. 266), командир
воздушного судна (ст. 271) и другие.
10) по характеру обязанностей граждан в отношении государ­ства: свидетель,
потерпевший, эксперт, переводчик (ст.ст. 307, 308);
11) по особому положению лица в отношении потерпевшего:
лицо, на иждивении или в подчинении которого находился по­терпевший (ст.ст.
125, 133);
12) по особому положению лица, связанному с совершением преступления: лица,
отбывающие лишение свободы, ранее суди­мые, осужденные за тяжкие
преступления, лица, находящиеся под стражей (части третьи ст.ст. 158, 159,
161, 162; ст.ст. 313, 314 и многие другие);
13) по другим обстоятельствам: водитель или лицо, управляю­щее транспортным
средством (ст. 263), и другие.
Предложенная классификация не является исчерпывающей и единственной в науке
уголовного права. В юридической литера­туре высказываются и иные мнения по
данному вопросу.
Признаки специального субъекта в теории уголовного права получили название
факультативных признаков в общем понятвд| состава преступления, поскольку они
не являются обязательна для всех конкретных составов преступлений. Признаки
специа ного субъекта указываются хотя и в значительном числе состав но не во
всех. Значение этих признаков проявляется различно.1
Во-первых, когда признаки специального субъекта являются конструктивными, то
есть закон включает их в основной состав преступления. Тогда признаки
специального субъекта являются обязательными. Лица, не отвечающие требованиям
специального субъекта, указанным в конкретной уголовно-правовой норме, н
могут быть привлечены к уголовной ответственности по данного статье, хотя они
и совершили действия, предусмотренные диспозицией данной нормы.
Ст. 285 УК предусматривает ответственность за злоупотребление по службе
только должностных лиц, которые использую' свои служебные полномочия вопреки
интересам службы в корыстных или иных личных интересах, если эти деяния
повлеки существенный вред охраняемым законом интересам общества ]
государства. Примечание к ст. 285 УК, раскрывая признаки должностного лица, в
частности, указывает, что таковыми являются лица, являющиеся представителями
власти или выполняющие организационно-распорядительные административно-
хозяйст венные функции в государственных органах местного самоуправления,
государственных и муниципальных учреждениях, в Вооруженных Силах Российской
Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.
Исполнение тех ж функций в общественных или кооперативных организациях н
образует признаков состава злоупотребления служебным положением.
Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суд РФ, 
рассматривая дело П. в порядке протеста, осужденного Свердловским районным
народным судом г. Москвы по ч. 1 ст. 17 УК', не установила признаков субъекта
данного преступления. Г был признан виновным в злоупотреблении служебным
положением, причинившем существенный вред общественным интер
сам. П., работая председателем проектно-строительного коопера­тива
объединения “Промстрой” в г. Москве, был наделен, соглас­но Уставу кооператива,
организационно-распорядительными функциями. Используя с корыстной целью свое
служебное поло­жение, он, в нарушение Устава кооператива, без согласия
прав­ления и общего собрания кооператива дал указание подчиненным работникам
оформить продажу девяти самосвалов, находившихся в собственности кооператива,
по заниженной цене в пользу част­ной фирмы “Подан”, единственным владельцем
которой был он сам, чем причинил существенный вред кооперативу. По мнению
Судебной коллегии, фактические обстоятельства были установле­ны народным судом
правильно, но юридическая квалификация была дана неверно. Кооператив,
возглавляемый П., не является государственным учреждением, поэтому П. не может
быть при­знан должностным лицом. Действия П. по продаже самому себе девяти
самосвалов не образуют признаков преступления, предус­мотренного ст. 170 УК, в
связи с чем все судебные решения по данному делу подлежат отмене, а уголовное
дело в отношении П. — прекращению за отсутствием признаков состава
преступле­ния1.
Во-вторых, дополнительные признаки субъекта могут быть включены в конструкцию
не основного состава, а в состав с отягчающими обстоятельствами. В этом
случае они тоже являют­ся обязательными для квалификации преступления.
Ст. 290 УК (получение взятки должностным лицом) предпо­лагает в качестве
субъекта основного состава только должностное лицо (первое значение
дополнительного признака субъекта). Часть третья данной статьи указывает
специальную характерис­тику должностного лица в виде его ответственного
положения:
лицо, занимающее государственные должности Российской Фе­дерации или субъекта
Российской Федерации или являющееся главой органа местного самоуправления.
Как видно, дополни­тельный признак специального субъекта включен
законодателем в конструкцию состава с особо отягчающими обстоятельствами,
поэтому должен учитываться судом при квалификации преступ­ления, как и в
первом случае. Отсутствие этого признака в совершенном преступлении означает,
что деяние не содержит признака состава, указанного в части третьей ст. 290
УК, и долж­но быть переквалифицировано на основной состав преступления.
Президиум Верховного Суда РФ не усмотрел признаков должностного лица,
занимающего ответственное положение, в Ж., осужденного по части третьей ст. 173
УК'. Ж., работая прокурором отдела по надзору за следствием и дознанием в
органах внутренних дел Прокуратуры г. Москвы, был признан виновным в получении
от П. взятки за оказание помощи в благоприятном  исходе уголовного дела П. и за
организацию необходимой я консультативной помощи. Президиум Верховного Суда РФ
указал ? своем постановлении, что Ж. являлся рядовым прокурором отде­ла,
обязанности которого сводились в основном к организации и методическому
обеспечению прокурорского надзора. В деле от­сутствуют данные,
свидетельствующие о широких властных пол­номочиях Ж., его функциональные
обязанности не включали важных служебных функций, прав и полномочий: Ж. не
обладал процессуальной самостоятельностью, не возбуждал уголовные дела, не
проводил следственных действий. ( таком положении дела, с учетом конкретных
обстоятельств, обновленных приговором народного суда, Президиум Верховного Суда
РФ обоснованно переквалифицировал действия Ж. с ч| первой ст. 173 на часть
вторую ст. 173 (по признаку крупного ущерба2.
Третье значение факультативных признаков проявляв тогда, когда признаки
специального субъекта не предусмотрены в законе вообще, ни в основном
составе, ни в составе с отягчающими обстоятельствами. В этом случае
особенности субъекта находятся вне рамок состава. Они относятся к
характеристики личности преступника и могут быть учтены судом при назначении
наказания в качестве отягчающих обстоятельств, если они предусмотрены в с г.
63 У К.
И. по приговору Новгородского областного суда признав виновным в нарушении
правил безопасности движения и эксг тацин на водном транспорте, повлекшем
несчастный случ людьми, и осужден по части первой ст. 85 УК к четырем годам
лишения свободы условно с обязательным привлечением к т Работая сменным
капиганом теплохода. И. в день аварии, яы вахтенным начальником на
теплоходе, вместе с рулевыми юристом П. употреблял спиртные напитки. Находясь в
нетрезвомсостоянии, И. при отводе теплохода от берега в нарушение Пра­вил
плавания по внутренним водным путям Российской Федера­ции. "е 
подавал звуковых сигналов, не вел постоянного наблю­дения за окружающей
обстановкой и за водным пространством по ходу судна. В результате этого он не
заметил находящуюся на дуги следования теплохода лодку с людьми, у которой
заглох мотор, и совершил наезд на эту лодку. От столкновения лодка
перевернулась, при этом А., находившаяся в лодке, попала под работающие винты
теплохода и погибла на месте происшествия. Судебная коллегия Верховного Суда
РФ, рассматривая дело И. по жалобе адвоката, не нашла оснований для смягчения
наказа­ния даже при наличии некоторых смягчающих обстоятельств (первая
судимость, раскаяние в содеянном, наличие на иждиве­нии несовершеннолетних
детей), указанных в кассационной жа­лобе Решающую роль в оценке действий И.
сыграло такое отяг­чающее обстоятельство, как состояние опьянения И. в момент
совершения преступления, в результате которого наступили тяж­кие последствия —
смерть человека'.
Таким образом, дополнительные признаки субъекта преступ­ления имеют троякое
значение: 1) когда они входят в конструк­цию основного состава, они являются
обязательными для квали­фикации преступления; 2) когда они входят в
конструкцию со­става с отягчающими обстоятельствами, они являются
обязатель­ными для квалификации преступления, совершенного при отяг­чающих
обстоятельствах; 3) когда дополнительные признаки субъекта не имеют
конструктивного значения, они являются факультативными и могут быть учтены
судом при назначении наказания.
Очевидно, есть возможность объединить соответствующие виды специальных
субъектов в однотипные группы и подгруппы, поскольку известно, что никто не
может описать бесконечное множество иначе, как с указанием свойств,. которые
характерны для элементов множества. Именно это позволит распределить
специальные субъекты таким образом, чтобы каждый из них входил в определенную
группу по сходности (тождественности) юридической природы их признаков.
Внутри же такой группы можно выделить и соответствующие подгруппы, что даст
возможность более полно охарактеризовать субъекты, входящие в каждую из этих
групп.
Распределить специальные субъекты по группам можно только путем их
классификации'. Раньше в основном выделяли такие виды этих субъектов, как
должностные лица, военнослужащие и военнообязанные, а затем работники
транспорта'. Впервые попытку систематизации видов специальных субъектов путем
их классификации предприняли. Н. С. Лейкина и Н. П. Грабовская. В качестве
основы классификации они выделяли признаки специальных субъектов,
характеризующие: 1) государственно-правовое положение лица (иностранец либо
лицо без гражданства – ст. УК); 2) профессиональное положение (ст. УК); 3)
должностное положение, особые качества выполняемой работы (ст. УК  и др.); 4)
демографические признаки – пол, возраст, родственные отношения (ст.  УК и др.) 
4. При всей ее ценности для уголовно-правовой теории данная классификация не
лишена недостатков. Прежде всего представляется неоправданным выделение в
качестве самостоятельных таких признаков, которые характеризуют
государственно-правовое, профессиональное и должностное положение лица, особые
качества выполняемой им работы. Все они определяют правовое положении субъекта,
вследствие чего их целесообразно объединить в одну группу именно по
признаку правового положения субъекта.
Положение специального субъекта можно рассмотреть на примере коррупционных
преступлений.
Коррупционная преступность - это целостная, относительно массовая
совокупность преступлений, посягающих на авторитет государственной службы или
службы в органах местного самоуправления, выражающихся в незаконном получении
преимцществ лицами, уполномоченными на выполнение государственных или
муниципальных функций либо в предоставлении данным лицам таких преимуществ, а
также совокупность самих этих лиц.
Субъект коррупционных преступлений.
Большую практическую значимость имеет вопрос о субъекте коррупционных
преступлений.
Ранее, по статьям главы седьмой УК РСФСР 1960 г. могли нести ответственность
только должностные лица (примечание к ст.170). С появлением в Российской
Федерации института местного самоуправления, в примечаниях к ст.285 УК РФ
кроме собственно должностных лиц органов государственной власти названы:
должностные лица органов местного самоуправления, муниципальных учреждений, а
также служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу
должностных лиц. Единого для всех отраслей права понятия должностного лица в
российской правовой науке не существует. Изложенное в примечании к ст.285
главы 30 УК РФ понятие должностного лица имеет обязательную юридическую силу
лишь в пределах действия главы 30 УК.
Уголовно-правовое понятие служащего вообще отсутствует. Таким образом,
правоприменитель в рассматриваемой ситуации должен руководствоваться
положениями Федеральных законов от 5 июля 1995 г. "Об основах государственной
службы Российской Федерации", от 12 августа 1995 г. "Об общих принципах
организации местного самоуправления в Российской Федерации", от 8 января 1998
г. "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации", а также законами
субъектов Федерации о государственной и муниципальной службе.
К сожалению, нормы УК и нормы указанных законов исходят из различного
понимания института местного самоуправления и муниципальной службы. УК РФ
выделяет в отдельные главы составы преступлений против государственной
власти, интересов государственной службы и службы в органах местного
самоуправления (глава 30) - должностные преступления в традиционном понимании
и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях
(глава 23).
Согласно Примечанию 1 к статье 285 УК, должностными лицами признаются лица,
постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции
представителя власти либо выполняющие организационно - распорядительные,
административно - хозяйственные функции в государственных органах, органах
местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также
в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских
формированиях Российской Федерации.
В соответствии с Примечанием к статье 201 УК, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации признается лицо, постоянно,
временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно -
распорядительные или административно - хозяйственные обязанности в
коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в
некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом
местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Если
следовать требованиям законодательства РФ о муниципальной службе, то
муниципальным служащим можно признать лицо, исполняющее в порядке,
определенном уставом муниципального образования в соответствии с федеральными
законами и законами субъекта Российской Федерации, обязанности по
муниципальной должности муниципальной службы за денежное вознаграждение,
выплачиваемое за счет местного бюджета.
Налицо существенная разница в содержании приведенных определений. Чтобы с
достоверностью решить вопрос о том, является ли лицо субъектом должностного
преступления, необходимо учитывать как положения ст. 285 УК, так и ст. 201, а
именно примечание к ней. В п. 1 Примечания указано, что форма собственности
юридического лица не имеет значения для решения данного вопроса. Однако,
фактически решающим критерием для квалификации действий лица, занимающего то
или иное служебное положение в организации, является именно ее организационно
- правовая форма.
В соответствии со ст. ст. 50, 113 ГК РФ муниципальное унитарное предприятие
является коммерческой организацией, что согласно нормам Федерального закона
"Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" исключает
возможность рассматривать сотрудников муниципального предприятия как
субъектов должностных преступлений, так как этими законами установлена
несовместимость статуса муниципального служащего с осуществлением
предпринимательской деятельности, коей является деятельность коммерческого
предприятия.
Таким образом, без знания положений Федеральных законов "Об общих принципах
организации местного самоуправления в Российской Федерации", "Об основах
государственной службы Российской Федерации" и "Об основах муниципальной
службы в Российской Федерации" решение вопроса о субъектах составов
преступлений главы 30 УК представляется невозможным.
Анализ п. 1 и п. 4 примечания к ст. 285 УК позволяет утверждать, что
субъектами должностных преступлений являются государственные и муниципальные
служащие, а также сотрудники образованных в соответствии со ст. 120 ГК РФ
муниципальных и государственных учреждений (некоммерческих организаций),
созданных для осуществления управленческих, социально - культурных или иных
функций. Таким образом, для решения вопроса о субъекте должностного
преступления, помимо определения статуса юридического лица, необходимо
устанавливать содержание его обязанностей, а также надлежащее юридическое их
оформление.
6. наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности. Вместе с
тем авторитет публичной службы (государственной или муниципальной) может
выступать как основным, так и дополнительным непосредственным объектом
преступного посягательства либо факультативным (необязательным) его объектом.
В этой связи коррупционные преступления могут быть разделены на три группы:
- собственно коррупционные преступления, посягающие на авторитет
государственной или муниципальной службы, выступающий в качестве основного
непосредственного объекта таких посягательств (коррупционные преступления в
узком значении понятия);
- коррупционные преступления, посягающие на ту же социальную ценность как на
обязательный дополнительный непосредственный объект (коррупционные
преступления в широком значении понятия).
- коррупционные преступления, посягающие на названную социальную ценность как
факультативный объект.
К первой группе преступлений можно отнести 5 видов уголовно наказуемых деяний:
- злоупотребление должностными полномочиями (ст.285 УК РФ);
- незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст.289 УК РФ);
- получение взятки (ст.290 УК РФ);
- дача взятки (ст.291 УК РФ);
- служебный подлог (ст.292 УК РФ).
В число коррупционных преступлений, относящихся ко второй группе, следует
включить также 5 видов преступлений:
- воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст.169 УК РФ);
- регистрация незаконных сделок с землей (ст.170 УК РФ);
- контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием своего
служебного положения (п. "б" ч.3 ст.188 УК РФ);
- провокация взятки (ст.304 УК РФ);
- организация преступного сообщества (преступной организации) для совершения
любого из преступлений первой или второй группы, относящихся к числу тяжких и
особо тяжких ( ст.210 УК РФ);
И, наконец, к третьей группе преступлений могут быть отнесены деяния,
предусмотренные:
- ч.2 ст.136 (нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина);
- п. "в" ч.2 ст.160 (присвоение или растрата);
- 164 (хищение предметов, имеющих особую ценность);
- п. "в" ч.2 и ч.3 ст.174 (легализация денежных средств, приобретенных
незаконным путем), а также ч.3 ст.175;
- ст. 176, 177, 193, 199;
- п. "в" ч.2 или ч.3 ст.221;
- п. "в" ч.3 или ч.4 ст.226; ч.5 ст.228; п. "в" ч.2 или ч.3 ст.229; ч.3
ст.256; ч.2 ст.258 УК РФ и др.
Коррупционная преступность - это целостная, относительно массовая
совокупность преступлений, посягающих на авторитет государственной службы или
службы в органах местного самоуправления, выражающихся в незаконном получении
преимцществ лицами, уполномоченными на выполнение государственных или
муниципальных функций либо в предоставлении данным лицам таких преимуществ, а
также совокупность самих этих лиц.
Субъект коррупционных преступлений.
Большую практическую значимость имеет вопрос о субъекте коррупционных
преступлений.
Ранее, по статьям главы седьмой УК РСФСР 1960 г. могли нести ответственность
только должностные лица (примечание к ст.170). С появлением в Российской
Федерации института местного самоуправления, в примечаниях к ст.285 УК РФ
кроме собственно должностных лиц органов государственной власти названы:
должностные лица органов местного самоуправления, муниципальных учреждений, а
также служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу
должностных лиц. Единого для всех отраслей права понятия должностного лица в
российской правовой науке не существует. Изложенное в примечании к ст.285
главы 30 УК РФ понятие должностного лица имеет обязательную юридическую силу
лишь в пределах действия главы 30 УК.
Уголовно-правовое понятие служащего вообще отсутствует. Таким образом,
правоприменитель в рассматриваемой ситуации должен руководствоваться
положениями Федеральных законов от 5 июля 1995 г. "Об основах государственной
службы Российской Федерации", от 12 августа 1995 г. "Об общих принципах
организации местного самоуправления в Российской Федерации", от 8 января 1998
г. "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации", а также законами
субъектов Федерации о государственной и муниципальной службе.
К сожалению, нормы УК и нормы указанных законов исходят из различного
понимания института местного самоуправления и муниципальной службы. УК РФ
выделяет в отдельные главы составы преступлений против государственной
власти, интересов государственной службы и службы в органах местного
самоуправления (глава 30) - должностные преступления в традиционном понимании
и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях
(глава 23).
Согласно Примечанию 1 к статье 285 УК, должностными лицами признаются лица,
постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции
представителя власти либо выполняющие организационно - распорядительные,
административно - хозяйственные функции в государственных органах, органах
местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также
в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских
формированиях Российской Федерации.
В соответствии с Примечанием к статье 201 УК, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации признается лицо, постоянно,
временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно -
распорядительные или административно - хозяйственные обязанности в
коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в
некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом
местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Если
следовать требованиям законодательства РФ о муниципальной службе, то
муниципальным служащим можно признать лицо, исполняющее в порядке,
определенном уставом муниципального образования в соответствии с федеральными
законами и законами субъекта Российской Федерации, обязанности по
муниципальной должности муниципальной службы за денежное вознаграждение,
выплачиваемое за счет местного бюджета.
Налицо существенная разница в содержании приведенных определений. Чтобы с
достоверностью решить вопрос о том, является ли лицо субъектом должностного
преступления, необходимо учитывать как положения ст. 285 УК, так и ст. 201, а
именно примечание к ней. В п. 1 Примечания указано, что форма собственности
юридического лица не имеет значения для решения данного вопроса. Однако,
фактически решающим критерием для квалификации действий лица, занимающего то
или иное служебное положение в организации, является именно ее организационно
- правовая форма.
В соответствии со ст. ст. 50, 113 ГК РФ муниципальное унитарное предприятие
является коммерческой организацией, что согласно нормам Федерального закона
"Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" исключает
возможность рассматривать сотрудников муниципального предприятия как
субъектов должностных преступлений, так как этими законами установлена
несовместимость статуса муниципального служащего с осуществлением
предпринимательской деятельности, коей является деятельность коммерческого
предприятия.
Таким образом, без знания положений Федеральных законов "Об общих принципах
организации местного самоуправления в Российской Федерации", "Об основах
государственной службы Российской Федерации" и "Об основах муниципальной
службы в Российской Федерации" решение вопроса о субъектах составов
преступлений главы 30 УК представляется невозможным.
Анализ п. 1 и п. 4 примечания к ст. 285 УК позволяет утверждать, что
субъектами должностных преступлений являются государственные и муниципальные
служащие, а также сотрудники образованных в соответствии со ст. 120 ГК РФ
муниципальных и государственных учреждений (некоммерческих организаций),
созданных для осуществления управленческих, социально - культурных или иных
функций. Таким образом, для решения вопроса о субъекте должностного
преступления, помимо определения статуса юридического лица, необходимо
устанавливать содержание его обязанностей, а также надлежащее юридическое их
оформление.
Предложенная классификация, далее не охватывает всех субьектов, которых сами
авторы признают специальными. Так, Н. С Лейкина и Н. П. Грабовская указывают на
так называемые факультативные признаки (не обязательные для других составов),
ограничивающие круг возможных субъектов, относя к ним, в частности, повторность
и совершение преступления особо опасным рецидивистом'. Тем самым они по
существу признают здесь специальных субъектов, но не включают их в свою
классификацию. Намеченные же ими в классификации группы специальных субьектов
не охватывают ни повторности, ни особо опасного рецидива поскольку очевидно,
что ни особо опасный рецидив, ни повторность не характеризуют
государственно-правовое либо профессиональное или должностное положение
субъекта, особые качества выполняемой работы либо его физические
признаки. Кроме того, следует отметить, что характеристику повторности и особо
опасного рецидива Н. С. Лейкина и Н. П. Грабовская даже вынесли за пределы
общего и специального субъектов и рассмотрели в самостоятельном параграфе курса
– “Повторность (неоднократность, систематичность, промысел) преступлений”'.
В П. С. Дагель, классифицируя специальных субъектов предложил четыре группы
признаков, характеризующих: 1) правовое положение субъекта (гражданин РФ,
иностранец, лицо без. гражданства, лицо, отбывающее наказание или находящееся
в предварительном заключении, военнослужащий и т. д.)  2) профессию или
деятельность субъекта (работник транспорта,. врач, капитан корабля, директор,
главный инженер или начальник отдела технического контроля, лицо, управляющее
транспорт- ными средствами, и т. д.); 3) взаимоотношение виновного с
потерпевшим (лицо, в отношении которого женщина зависима материально или по
службе, родители, дети, опекун,. родственники убитого и т.д.) – 7 составов;
4) физические свойства личности виновного (мужчина, лицо, больное
венерическими болезнями, совершеннолетний – 4 состава '.
В этой классификации в отличие от рассмотренной выделена самостоятельная группа
специальных субъектов по признаку взаимоотношений виновного с потерпевшим.
Признаки же, характеризующие виновного, его профессию или деятельность,
объединены в одну группу. Н. С. Лейкина и Н. П. Грабовская же делят их
на две самостоятельные группы. Однако, как уже отмечалось, такие
самостоятельные группы, как правовое положение субъекта и его профессия или
деятельность, целесообразно объединить в одну группу по признаку правового
положения субъекта. Представляется, что выделение в самостоятельную группу
субъектов исходя из взаимоотношений виновного с потерпевшим неоправданно. Эти
признаки, очевидно, характеризуют также правовое положение лица, но только в
сфере брачно-семейных отношений или на основе определенной зависимости
(материальной, служебной или иной). Поэтому их также следует включить в одну из
подгрупп специальных субъектов по их правовому положению. К аналогичному выводу
приходит и сам. С. Дагель, указывая, что “профессия или деятельность лица, а
также родственные взаимоотношения с потерпевшим определенным .образом
характеризуют его правовое положение”".
Кроме того, П. С. Дагель не учел всех субъектов преступления, которых он
считает специальными. Так, он полагает, что признаки субъекта преступления
могут быть разбиты на три группы, в зависимости от их природы и уголовно-
правового значения:
а) общие признаки субъекта преступления, обусловливающие саму возможность
уголовной ответственности (вменяемость, достижение определенного возраста);
б) признаки специального субъекта; в) признаки, отражающие специфическую
общественную опасность субъекта преступления (повторность, систематичность,
совершение преступления в виде промысла, рецидив, особо опасный рецидив) ".
Таким образом, повторность, неоднократность, систематичность, промысел,
рецидив, особо опасный рецидив не относятся к характеристике ни общего, ни
специального субъекта. В то же время П. С. Дагель заключает, что признаки,
отражающие специфическую общественную опасность и являющиеся признаками
основного состава (например, особо опасный рецидивист ), выступают в качестве
признаков специального субъекта ' преступления'~.
Далее, относя особо опасного рецидивиста в основном составе к специальным
субъектам, П. С. Дагель считает, что в квалифицированных составах по признаку
совершения преступления особо опасным рецидивистом последний специальным
субъектом не является. Это суждение не обоснованно, поскольку квалифицированные
составы в этих случаях выделены законодателем именно по признакам,
характеризующим специального субъекта, исходя из повышенной опасности его 
личности. Так, квалифицированный со- став умышленного убийства, совершенного
особо опасным рецидивистом, либо совершенного им квалифицированного, тяжкого
телесного повреждения  ничем, кроме признаков специального субъекта, не
отличается от простого состава этих преступлений.
Один из необычных признаков - степень его общественной опасности: 1)
совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо
преступление(повторность, неоднократность, систематичность, промысел) 2)
прежняя судимость либо наличие административного взыскания.' до привлечения к
уголовной ответственности за аналогичное, но не менее опасное действие; 3)
совершение преступления особо опасным рецидивистом. Причем эти признаки не
отнесеньг к характеристике общего или специального субъекта, а выделены
наряду с ними. Отсюда можно сделать вывод, что  С. Рашковская; все-таки
склоняется к тому, что названные признаки в какой-то мере приближены к
признакам специального субъекта, ибо рассматривает их в одном параграфе –
“Специальный субъект преступления. Другие дополнительные признаки,
характеризующие субъекта преступления”.
Р. Орымбаев классифицирует специальных субъектов по следующим признакам: 1)
правовое положение лица 2)демографические (физические) свойства виновного 3)
должностное положение, выполняемая работа и профессия лица 4) лицо с прошлой
антисоциальной деятельностью или повторностью составов".
Заслуживает внимания тот факт, что Р. Орымбаев впервы ввел в самостоятельную
группу специальных субъектов лиц с прошлой антисоциальной деятельностью или
повторностью, включи сюда особо опасного рецидивиста, повторность,
неоднократность систематичность, промысел, наличие административного взыскани
и судимости. Однако, вслед за П. С. Дагелем, он безоснователь но считает, что
данные признаки характеризуют специальног субъекта лишь в том случае, если
они указаны в основном составе.
Отметим также, что Р. Орымбаев наряду с признаками, характеризующими лицо с
антисоциальной деятельностью, выделяет самостоятельную группу специальных
субъектов по признаку физических свойств личности. Эти группы специальных
субъектов целесообразно объединить, ибо их признаки характеризуют именно
личность виновного, хотя и по различным параметрам. Г. Н. Борзенков
классифицирует признаки специального субъекта на три группы, характеризующие:
1) социальную роль и при вовое положение субъекта; 2) физические
свойства субъект 3) взаимоотношение субъекта с потерпевшим. Эти группы автором
затем разделяет на подгруппы. В первую, наиболее многочисленную группу он
включает следующие подгруппы: а) гражданств (гражданин РФ, иностранец, лицо без
гражданства ) б) должностное положение лица (должностное лицо, представитель
власти, директор промышленного препятствия, судья, прокурор и т. д в)
профессия, род деятельности выполняемой работы (работник железнодорожного,
водного или воздушного транспорта, врач, работник торговли и т. д. г) отношение
к военной службе (военнослужащий, военнообязанный, призывник) д) участие в
судебном процессе (свидетель, переводчик); е) отбывание наказания или арест
(лицо, осужденное за тяжкие преступления лицо, отбывающее наказание или находя-
щееся в предварительном заключении) ж) судимость (лицо, ранее судимое за
хулиганство) признание лица в установленном порядке особо опасным рецидивистом
Вторая группа охватывает такие подгруппы: а) по возрасту (совершеннолетний)
б) по полу  в) по состоянию здоровья и трудоспособности.
В третью группу входят подгруппы, характеризующие: а) родственные отношения
субъекта с потерпевшим и другими лицами (родители, дети, другие
родственники); б) служебные отношения (лицо, от которого потерпевший
находится в служебной зависимости); в) иные отношения (лицо, от которого
потерпевший за- висит материально; опекун) ".
Представляется правильным, что группы специальных субъектов разделены на
подгруппы. Это позволяет дать более полную характеристику специальным
субъектам, входящим в каждую из указанных групп. В классификации к
специальным субъектам правомерно отнесены ранее судимые лица, особо опасные
рецидивисты. Причем Г. Н. Борзенков считает их таковыми независимо от того, в
каком составе преступления они предусмотрены (основном, квалифицированном,
особо квалифицированном).
Однако и классификация Г. Н. Борзенкова не лишена определенных недостатков.
Прежде всего вызывает сомнения наименование первой группы специальных
субъектов – социальная роль и правовое положение субъекта. Известно, что
правовое положение представляет собой не что иное, как закрепленный правом
круг социальных ролей (позиций), выполняемых лицом в обществе'. Поэтому
наименование данной группы должно включать лишь указание на правовое
положение субъекта. Сюда следует включить также специальных субъектов,
выделенных автором по признаку взаимоотношений с потерпевшим. Отнесение же к
этой группе особо опасного рецидивиста и лиц с прежней судимостью
неоправдано, поскольку названные признаки характеризуют прежде всего
отрицательные социально-психологические свойства личности, указывая на ее
повышенную общественную опасность. Поэтому их целесообразно объединить в одну
группу с признаками, определяющими физические свойства субъекта, так как они
характеризуют, хотя и с различных сторон, именно личность виновного.
Прежде чем перейти к той классификации специальных субьектов, которая
представляется нам более предпочтительной, сле- дует отметить проявляющуюся в
правовой науке тенденцию к признанию рецидива и фактической повторности, а
также наличия административного взыскания в качестве признаков,
характеризующих специального субъекта преступления.
Так, П. С. Дагель, Н. П. Грабовская, Н..С. Лейкина, хотя' с определенными
противоречиями, по все-таки относят фактическую повторность и рецидив к
характеристике специальных субьектов. В классификации Р. Орымбаева эти виды
повторности, а также наличие административного взыскания прямо включены в
число признаков специальных субъектов. Г. Н. Борзенков называет особо
опасного рецидивиста и лиц с прежней судимостью специальными субъектами.
Однако Кузнецова пишет, что “повторность правильнее относить к объективной
стороне преступления. При анализе конкретных составов преступлений
повторность чаще всего рассматриваешься как обязательный либо
“валифицированиый признак объективной стороны”~'. В. П.Малкав в одних случаях
относит повтарность преступлеиий к личности виновиого, а в других – как к
деянию, так и к личности. При этом не “конкретизируется, в каких случаях
повторность характеризует личность виновного, а в каких деяние и личность.
Подобно этому Т.М. Кафаров и В. Д. Филиманов считают повторность признаком
как объективной стороны, так и субъекта преступления.
Наконец, некоторые специалисты полагают, что повторность систематичность,
прежняя судимость – это признаки, характеризирующие специального субъекта
преступления.
Признаки многих специальных субъектов обусловлены личностными свойствами
виновного – его отрицательной социально-психологической характеристикой.
Укажем в связи с этим, что вопрос о включении в число элементов состава
преступления признаков, характеризующих личность виновного, представляет
собой часть проблемы соотношения понятий субъекта преступления и личности
преступника.
В литературе, кроме И. И. Карпеца, вообще отрицающего правомерность
существования понятия “личность преступника”, высказана точка зрения,
согласно которой социальные, психологические и биологические свойства лица,
совершившего преступление (личности преступника), не могут выступать в
качестве признаков субъекта преступления. Так, Ю. Манаев утверждает, что
социальные, психологические и психофизические свойства личности преступника
не являются признаком состава преступления, а учитываются лишь при назначении
наказания
Н. Ф. Кузнецова пишет, что ни в одной статье Особенной части УК мы не найдем
указаний на признаки личности субъекта социального и психологического
свойства. Они учитываются лишь в связи, с назначением наказания и
освобождением от него. Социально-психологическая характеристика субъекта, его
личность не являются ни элементами состава, ни элементом преступления. Н. С.
Лейкина и Н. П. Грабовская отмечают, что общественная опасность субъекта, его
социальная и политическая характеристика охватывают все данные о преступнике
как о личности и не могут быть отнесены к одному преступному деянию, равно
как и служить одним из оснований ответственности в рамках состава. Если эти
данные о преступнике включить в состав преступления, то вместо, точных и
объективных границ уголовной ответственности будут установлены широкие и
неопределенные основания ответственности преступника и т. д.
Л. Д. Гаухман, Ф. Полячек, напротив, отождествляют понятия субъекта
преступления и личности преступника".
Наконец, считают, что свойства, характеризующие личность преступника, могут
быть признаком субъекта преступления. Например, А. В. Кузнецов полагает, что
свойства, черты, характеризующие личность преступника, входят в основание
уголовной ответственности: они включены законодателем в состав преступления в
качестве его конститутивных признаков. К таковым относятся прежде всего общие
признаки субъекта любого преступления – возаст уголовной ответственности и
вменяемость; признаки, свойственные специальному субъекту преступления
(например, гражданство или должностное положение лица); признаки,
характеризующие его прошлую антиобщественную деятельность, в частности,
совершение им ранее преступлений, административных или иных правонарушений,
за что он подвергался наказанию, мерам административного или общественного
воздействия".
”. С. Рашковская, как уже отмечалось, относит к признакам субъекта
преступления свойства личности виновного, характеризующими его моральный и
социально-политический облик, степень общественной опасности: а) совершение
преступления лицом, ранее,' совершившим какое-либо преступление
(неоднократность, система-,": тичность, промысел); б) прежняя судимость либо
наличие административного взыскания; в) совершение преступления особо опасным
рецидивистом. Причем она не относит эти признаки к характеристике общего или
специального субъекта.
Прежде всего следует иметь в виду, что личность человека характеризуется
социальными, психологическими и биологическими (физическими) признаками
(свойствами). Аналогично характеризуется и структура лица, совершившего
преступление, т. е. личности преступника. Некоторые социальные и
психологические свойства носят негативный характер и имеют отрицательную
направленность. “Отрицательной оценки, – как правильно замечает Н. С.
Лейкина, – заслуживают не все черты человека, совершившего преступление, а
только те,. которые выразились именно в совершении общественно опасного
действия... Преступление как акт антиобщественного поведения и отрицательные
взгляды и свойства, вызвавшие его совершение, являются лишь одной из сторон,
характеризующих личность, и не исчерпывают других общественных связей
преступников.
Из множества социальных, психологических, биологических свойств личности
преступника законодатель вводит некоторые из них в состав преступления в
качестве признака субъекта преступления. Так, лишь такой психологический
признак, как вменяемость, и физический", как возраст, введены в закон в
качестве юридических признаков общего субъекта преступления.
Определенные свойства личности преступника выступают и как признаки
специальных субъектов преступления. Например, биологическое свойство – пол –
вводится в качестве такого признака в составы преступлений, предусмотренных
ст (детоубийство) – женщина. Предусматривается наличие венерического
заболевания.
Возвращаясь к характеристике особо опасного рецидивиста, лица, ранее судимого
или имеющего административное взыскание, отметим, что здесь признаком
специального субъекта,выступают отрицательные социально-психологические
своиства личности преступника. Ведь очевидно, что отрицательная социально-
психологическая направленность личности, выражающаяся в указанном виде
повторности преступлений, прежде всего характеризует личность преступника.
Например, признание лица особо опасным рецидивистом свидетельствует о наличии
у него стойкой отрицательной направленности. Совершение преступления в период
судимости или наличие административного взыскания свидетельствует о
негативных сторонах его личности.ее антисоциальной ориентации". В этих
случаях законодатель и придает таким отдельным свойствам личности значение
юридических признаков специального субъекта преступления.
В теории уголовного права единодушно признают, что общественная опасность
преступления и общественная опасность как свойство 'состава преступления –
тождественные понятия, которые определяются как объективными, так и
субъективными его признакамиа. Носителями общественной опасности преступления
являются все элементы состава преступления. Иными словами, общественная
опасность деяния определяется совокупностью всех его элементов. “Только через
конкретные элементы и признаки состава преступления обнаруживается общественная
опасность деяния, а свое конечное и полное выражение она получает в единстве
всех элементов и признаков состава преступления. Нельзя, разумеется, говорить о
каком-то равномерном “распределении” общественной опасности по элементам
состава преступления, поскольку содержание и роль его отдельных элементов
рзличны”". Каждый элемент преступления по-своему влияет на наличие, характер и
степень его общественной опасности". При этом усиление общественной опасности
применительно к одному из них неизбежно сказывается на общественной опасности
деликта в целом. Поэтому отрицательные социально-психологические свойства
личности преступника, обладая повышенной общественной опасностью ' и
характеризуя специального субъекта, выступают в составе преступления в качестве
доминирующего признака по сравнению с другими (в частности, объектом, деянием и 
т. д.), поскольку их наличие в составе значительно повышает общественную
опасность преступления в целом. Так, за грабеж, совершенный особо опасным
рецидивистом, санкция увеличена более чем в три раза по сравнению с санкцией за
простой грабеж . За хищение путем кражи, совершенное таким субъектом, санкция
больше санкции, установленной за простое хищение (. Подобное увеличение санкций
при тождественности объективных признаков состава преступления обусловлено тем,
что особо опасный рецидивист характеризуется повышенной общественной опасностью
личностных социально-психологических свойств. По аналогичным соображениям
увеличено наказание и в отношении лица, имеющего судимость .влечет уже
уголовную ответственность . Это вызвано тем, что отрицательные
социально-психологические свойства лица, повторно совершившего данное деяние,
представляют уже значительно большую общественную опасность, что и влечет за
собой более суровую ответственность. Сказанное. позволяет заключить, что особо
опасный рецидив, прежняя судимость, наличие административного взыскания не
толь- ко являются признаками специального субъекта, но и вместе с другими
признаками состава выступают основанием уголовной ответственности. А. Б.
Сахаров правильно заметил, что в таких случаях имеются объективно-субъективные
основания уголовной ответственности. Причем они не конкурируют между собой, не
вытесняют друг друга, а лишь в совокупности образуют единое основание уголовной
ответственности~~. Отсюда следует, что должна быть выделена самостоятельная
,группа специальных субъектов, признаки которых определяются 'личностными
свойствами виновного. Эту труппу следует включить в классификацию специальных
субъектов. Заканчивая рассмотрение предложенных в- литературе классификаций
специальных субъектов, укажем, что ни в одной из них ' не отражены такие
специальные субъекты, как организатор,, исполнитель, активный участник.
Признаки этих субъектов не определяют ни государственно-правовое, ни
профессиональное положение лица, ни характер выполняемой работы, ни
биологические свойства лица. Поэтому эти '; субъекты не могут быть включены ни
в одну из групп или подгрупп ~ предложенных выше классификаций. Признаки таких
специальных субъектов, как организатор и исполнитель, обусловлены характером
выполняемых ими преступных ", действий, а активного участника – интенсивностью
действий, образующих объективную сторону преступлений. Поэтому есть все
основания вы' делить этих субъектов в самостоятельную классификационную ,
группу. Изложенное дает возможность предложить классификацию специальных
субъектов, выделив' следующие три группы по признакам, характеризующим: 1)
правовое положение (статус) субъекта; 2) личность виновного; 3) специфику
преступных действий лица.
     Соотношение субъекта преступления и личности преступника
     Уголовное законодательство обязывает работников органов
правосудия во всех случаях изучать личность преступника.
Каждое преступление совершается конкретным человеком и выражает его волю;
взгляды, стремления, привычки. Нельзя раскрыть сущность преступления, не
анализируя личность того, кто его совершил. Уголовный закон, не забывает, что
эти лица должны и могут быть исправлены, возвращены к честной трудовой
жизни.. Но найти эффективные средства и способы воздействия на лиц, совершивших
преступления, пути и средства предупреждения н вых преступленик можно
только при глубоком изучении всего того; что характеризует преступника как
социального индивида, как личность,
Верховный Суд РФ в своих постановлениях неоднократно обращал внимание
судов на необходимость строго дифференцированного подхода к выбору видов и
определению размеров наказаний в зависимости от тяжести совершенного
преступления и личности виновного, как того требует ст. 37 УК РСФСР.
Личность преступника имеет важное значение для индивидуализации наказания,
признания лица особо опасным рецйдивистом, решения вопросов об
освобождении от уголовной ответственности ,при условномосуждении), условном
осуждении с обязательным привлечением к труду, условно-досрочном освобождении
от наказания, условном освобождении от дальнейшего отбывания наказания
с обязательным привлечением к труду (ст. 53' УК), отсрочке исполнения
приговора несовершеннолетнему н других случаях.
Поскольку для решения этих вопросов уголовное право не может ограничиться
традиционным понятием “субъект преступления”, возникает необходимость
выяснить соотношение понятий “субъект преступления” и “личность преступника”.
Субъект преступления и личность преступника не совпадающие понятия. Субъект
преступления – понятие правовое. Признаки, характеризующие субъекта
преступления (вменяемость, возраст), являются признаками состава преступления.
Только при наличии этих признаков в совокупности с другими необходимыми
признаками состава преступления лицо может привлекаться к уголовной
ответственности в случае совершения предусмотренного уголовным законом деяния, 
то есть может рассматриваться как преступник. Но уголовная ответственность
должна быть строго индивидуализирована. Решить эту задачу можно лишь на основе
тщательного изучения признаков, характеризующих личность преступника. “В
социалистическом обществе', – отмечает Б. А. Сахаров,– где личность, ее права и
интересы составляют предмет величайшей заботы и... всесторонней охраны со
стороны государства и права, вопросы... уголовной ответственности не могут
решаться иначе, как при условии самого внимательного изучения личности
преступника”"; “Личность преступника – более широкое и емкое понятие, чем
субъект преступления. Это сложный комплекс. характеризующих его признаков,
св0йств, связей, отношений, его нравственный мир, взятые в развитии, во
взаимодействии с социальными и индивидуальными жизненными условиями, и в той
или иной мере определившие совершение преступления” .,
В совокупности этй признаки дают социально-политическую характеристику субъекта
. преступления, показывают его моральный облик, его общественную опасность. Оба
рассматриваемые понятия взаимосвязаны. “Личность преступника включает в себя в
числе прочих те признаки, которые согласно закона характеризуют субъект
преступления: физическую сущность лица как человеческого индивида, его возраст
и психическую способность ко вменению, а также некоторые особые признаки..., в
силу которых лицо может рассматриваться как специальный субъект”. Кроме того,
личность преступника включает многие другие признаки индивида, не связанные с
его правовой характеристикой как субъекта престуцления.
Криминология, изучающая в широком плане личность преступника, выделяет в
структуре личности три группы признаков:
1) социально-демографические и уголовно-правовые;
2) социальные роли и отношения в различных сферах общественной жизни;
3) нравственно-психологические качества и ценностные ориентации ".
К социально-демографическим признакам относятся: пол, возраст, образование,
социальное происхождение, семейное положение, партийность, принадлежность к
городскому или сельскому населению и некоторые другие
данные (материальное положение, жилищные условия, взаимоотношения в семье 
и т. п.).
К уголовно-правовым признакам относятся данные.о характере совершенного
преступления, его мотивах, единоличном или групповом совершении, прошлой
судимости или о фактическом рецидиве и т. п.
Социальные роли – это присущие данному человеку функции, отношения и типичные
формы поведения, обусловленные его положением в обществе, его принадлежностью
к определенной социальной группе (является ли он квалифицированным рабочим
или начинающим учеником, руководителем или рядовым работником, холостяком или
главой семьи, активным обшественником.
дебоширом, организатором коллективных пьянок и т. д.). К
нравственно-психологическим признакам относятся: отношение человека к
социальным и моральным ценностям общества, отношение к Родине общественному
долгу, к труду, семье
данные (материальное положение, жилищные условия, взаимоотношения в семье и 
т. п.).
Личность характеризуют и ее социальные потребности (читает ли человек
литературу, участвует ли в общественной работе и т. п.), и особенности
интеллектуальных, эмоциональных, волевых свойств (уровень умственного
развития, объем знаний, жизненный опыт, широта или узость взглядов, степень
эмоциональной возбудимости, постоянство или изменчивость переживаний,
способность принимать и добиваться осуществления принятого решения,
целеустремленность, выдержка, настойчивость, самообладание и т. д.) 'в.
Таким образом, -личность преступника не укладывается в рамки субъекта
преступления. Но, с другой стороны, “о личности преступника можно говорить"
лишь применительно к вменяемому лицу, достигшему определенного возраста и со-
вершившему преступление~ т. е. к тому, кто по закону являетя субъектом
преступления” .
Следовательно, личность преступника через общие признаки субъекта (вменяемость и
возраст уголовной ответственности) входит в известной мере и в указанном объеме
в основание уголовной ответственности. В,состав преступления, как было показано
выше, законодатель часто включает и иные признаки, характеризующие личность
преступника – признаки, свойственные специальному субъекту-. гражданство, 
должностное положение лица, судимость, совершение преступления повторно,
систематически или в виде промысла, совершение преступления особо опасным
рецидивистом и т. д.
Тем не менее, уголовное право всегда исходило из того, что “субъект
преступления” и “личность преступника” не тождественные понятия. Субъект
преступления – это минимальная совокупность признаков, характеризующих личность
преступника, без которых нет состава преступления. Личность преступника – это
совокупность всех социально-политических и психологических свойств и черт,
которые образуют индивидуальный облик человека, совершившего преступление.
Установление их имеет большое значение для выяснения причин и условий
совершения преступлений, для индивидуализации уголовной ответственности и
наказания. Понятия “субъект преступления” и “личность преступника”, – как
отмечает П. С. Дагель, “выполняют в советском .уголовном, праве различные
функции: первое – функцию одного из условий уголовной, ответственности,
входящих в ее основание, второе – функцию ее индивидуализации” .
                         Список литературы                         
                                                                          
1. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность – Л., 1968
2. Лазарев А.М. Субъект преступления – М., 1980
3. Орымбаев Р. Специальный субъект преступления –Алма-Ата, 1974
4. Устименко В.В. Специальный субъект преступления –Харьков, 1989
5. Здравомыслов Уголовное право(Общая часть)
6. Уголовное право (Общая часть) под ред. Рарога
7. Минх ст. Субъект в должностных преступлениях
     МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ
                                     ДОКЛАД                                     
                            КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА                            
                                      ТЕМА                                      
                 СПЕЦИАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ                 
                       ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА                       
                                         СТУДЕНТКИ 13 ГРУППЫ МДФ Смирновой Я. А.
                                                 ПРОВЕРИЛ ПРОФЕССОР ЧУЧАЕВ А. И.