Каталог :: Уголовное право и процесс

Реферат: Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела

         Екатеринбургский юридический институт МВД России         
                    Кафедра: Уголовный процесс                    
                           КОНТРОЛЬНАЯ  РАБОТА                           
     

по дисциплине: УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

тема: ПРОВЕРОЧНЫЕ ДЕЙСТВИЯ В СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

г. Екатеринбург 2003 год П Л А Н 1.ВВЕДЕНИЕ 2. Понятие и значение стадии возбуждения уголовного дела 3. Виды, порядок, процессуальное оформление, и проблемы совершенствования проверочных действий. 8.ЗАКЛЮЧЕНИЕ 9.ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА В В Е Д Е Н И Е В отличие от других социальных идей и политических ориентаций демократическое правовое государство при верховенстве правового закона и приоритете прав человека и гражданина практически воспринято обществом как будущее государственного строя России. Решение этой задачи связано не только с созданием современного законодательства, обеспечением законности деятельности государства и его органов, муниципальной системы и общественных формирований, надежной, быстрой и справедливой юстиции, независимого правосудия, но с преодолением достигшего опасных пределов правового нигилизма, находящегося ныне на грани беспредела во всех сферах государственной и общественной жизни, и, главное, формирование высокого уровня правовой культуры общества и каждого человека. Это потребует высокопрофессионального состава юристов и достаточной правовой грамотности государственных служащих и других лиц, занятых юридической деятельностью. Общественная полезность и престижность этой деятельности значительно возрастает в период революционных преобразований, социальной конструкции общества, его новых экономических и политических ориентаций. Все вышесказанное относится к различным отраслям права, а к уголовному праву как ведущей отрасли права - вдвойне. Профессионализм юриста заключается в его знании и умении ориентироваться в различных отраслях права. Уголовный процесс занимает ведущее место среди уголовно-правовых наук, так как в повседневной деятельности юриста (особенно работников правоохранительных органов и судов) возникают вопросы, связанные с ведением того или иного уголовного дела и любой юрист обязан знать и четко ориентироваться в нормах и нормативных актах уголовно-процессуального права. Предложенная ниже тема – «ПРОВЕРОЧНЫЕ ДЕЙСТВИЯ В СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА» наиболее интересна в связи с переходом нашего общества от социалистических к капиталистическим отношениям и как следствие этого интересна глубокая правовая реформа вокруг уголовного процесса. Своевременное возбуждение уголовного дела способствует успешному его расследованию, тем более когда оно совершается по горячим следам. И, напротив, запоздалое реагирование на сигнал о совершенном или готовящемся преступлении может привести к утрате доказательств и поэтому серьезно затруднить расследование либо обречь его на неудачу. До возбуждения уголовного дела не могут совершаться следственные действия, кроме осмотра места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства (ст.176 УПК России). Данное требование обусловлено тем, что производство следствия сопряжено с возможностью применения мер уголовно-процессуального принуждения, существенно ущемляющих и ограничивающих конституционные права и свободы лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. Граждане вызываются на допросы, причем в случае уклонения они могут быть подвергнуты приводу, производятся обыски, выемки, освидетельствования, осуществляются и другие меры, связанные с вторжением в личную жизнь граждан, и притом не только обвиняемых, но также и других лиц. Допустимо и оправдано такое ограничение прав человека лишь при определённых обстоятельствах, к которым относится защита гражданина, общества от преступных посягательств. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА Возбуждение уголовного дела - начальная стадия уголовного процесса. В этой стадии полномочные органы государства и должностные лица, получив сведения о совершенном или готовящемся преступлении, устанавливают наличие или отсутствие оснований для производства по уголовному делу и принимают решение о возбуждении уголовного дела. Возбуждение уголовного дела - обязательная стадия уголовного процесса. В этой стадии подлежат выяснению как обстоятельства, влекущие за собой возбуждение уголовного дела, так и исключающие производство по делу, то есть отказ в нем. Принимаются также меры к предупреждению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления. Закон требует, чтобы по каждому заявлению или сообщению было принято решение либо о возбуждении, либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому возбуждение уголовного дела, есть, предусмотренный законом способ реагирования суда, прокурора, следователя, органов дознания на ставшее им известным событие, как на преступление, которое необходимо установить, а лицо его совершившее подвергнуть наказанию. Своевременное возбуждение уголовного дела способствует успешному его расследованию, тем более, когда оно совершается по горячим следам. И, напротив, запоздалое реагирование на сигнал о совершенном или готовящемся преступлении может привести к утрате доказательств и поэтому серьезно затруднить расследование либо обречь его на неудачу. До возбуждения уголовного дела не могут совершаться следственные действия, кроме осмотра места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства (ст.176 УПК России). Данное требование обусловлено тем, что производство следствия сопряжено с возможностью применения мер уголовно-процессуального принуждения, существенно ущемляющих и ограничивающих конституционные права и свободы лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. Граждане вызываются на допросы, причем в случае уклонения они могут быть подвергнуты приводу, производятся обыски, выемки, освидетельствования, осуществляются и другие меры, связанные с вторжением в личную жизнь граждан, и притом не только обвиняемых, но также и других лиц. Допустимо и оправдано такое ограничение прав человека лишь при определённых обстоятельствах, к которым относится защита гражданина, общества от преступных посягательств. ВИДЫ, ПОРЯДОК, ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ И ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРОВЕРОЧНЫХ ДЕЙСТВИЙ В соответствии со ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной Уголовно- процессуальным законодательством РФ, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. Статьей 140 УПК РФ законодатель предусматривает как поводы, так и основания для возбуждения уголовного дела. При этом поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Любая информация о совершенном или готовящемся преступлении может рассматриваться в качестве повода для возбуждения уголовного дела с того момента, как будет получена компетентным должностным лицом. Кодексом предусмотрена форма, в которую должна быть облечена такая информация, чтобы считаться законным поводом. Как уже говорилось, это заявление о преступлении (ст.141 УПК), явка с повинной (ст.142 УПК) и рапорт об обнаружении признаков преступления (ст.143 УПК). В соответствии со ст. 141 УПК РФ заявление как повод для возбуждения уголовного дела представляет собой не просто просьбу о начале уголовного процесса, а адресованное компетентным органам (должностным лицам) официальное (то есть с соблюдением всех правил и формальностей) обращение, содержащее информацию о совершенном или готовящемся преступлении. Заявление может поступить от очевидца или лица, пострадавшего в результате преступления, от частного лица или, например, руководителя (представителя) коммерческой организации (см. ст.23 УПК). В любом случае сообщение информации, содержащей, по мнению заявителя, признаки преступления, должно рассматриваться в качестве повода для возбуждения уголовного дела. Особо оговаривается в законе порядок возбуждения уголовного дела частно-публичного обвинения, когда в качестве заявителя может выступать лишь сам потерпевший (ч.1 ст.147). Особенностями процессуального оформления принятия заяления является то, что оно, сделанное в письменном виде, должно быть подписано заявителем, то есть содержать данные о фамилии заявителя, месте его жительства и т.д. Если заявитель осуществляет представительские функции, это соответствующим образом подтверждается прилагаемыми документами. Устное же заявление о совершаемом или подготавливаемом преступлении может быть сделано: - лицом, специально для этого обратившимся в соответствующую инстанцию; - участником следственного действия; - участником судебного разбирательства. Обращение с устным заявлением в соответствующую инстанцию производится при личной явке либо иным путем, например по телефону. При личной явке заявителя лицо, принимающее устное заявление, составляет соответствующий протокол, который помимо общих требований к документам подобного рода должен включать в себя данные о заявителе и документах, удостоверяющих его личность. Протокол подписывается заявителем и лицом, принявшим заявление. Отсутствие документов у обратившегося с заявлением лица не является основанием для отказа в приеме информации. В случае личной явки факт обращения протоколируется (если не сделано письменное заявление), а сам не имеющий необходимых документов заявитель в соответствии с п.6 ст.141 УПК предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст.306 УК РФ). Однако поводом для возбуждения уголовного дела в данном случае будет рапорт принявшего и (или) проверившего информацию лица. В процессе проверки поступившей информации могут обнаруживаться документы, удостоверяющие личность заявителя, что автоматически превращает его заявление в законный повод для возбуждения дела. Если по какой-то причине заявитель не может присутствовать при составлении протокола, его сообщение о преступлении относится к категории иных источников информации и в соответствии с п.6 комментируемой статьи оформляется в порядке, предусмотренном ст.143 УПК, то есть рапортом. Поскольку в законе иное не оговорено (ч.4 ст.141 УПК), в протоколе следственного действия или судебного заседания должны фиксироваться устные заявления о любых преступлениях. Когда поступившее заявление касается информации о преступлении, не связанном с рассматриваемым в рамках данного конкретного дела, оно все равно в полном объеме фиксируется в протоколе. При этом заявитель (вне зависимости от процессуального статуса в рамках дела, по которому проводилось следственное действие) обязательно предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. В свою очередь, следователь (дознаватель) выносит постановление о выделении материалов (см. коммент. к ст.155 УПК), содержащих сведения о новом преступлении, из уголовного дела и направлении их прокурору для принятия решения в соответствии со ст.144 и 145 настоящего Кодекса. Возможно предварительное возбуждение уголовного дела по признакам заявленного преступления в рамках расследуемого дела с последующим выделением в отдельное производство (ст.154 УПК). Не будет нарушением принятие такого (т.е. сделанного при производстве следственного действия) заявления с одновременным составлением отдельного протокола. В протоколе следственного действия (или судебного заседания) при этом делается соответствующая оговорка. В соответствии с ч.7 ст.141 УПК анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела. Употребляемый в данном случае термин «анонимное заявление», в УПК не расшифровывается. Тем не менее, таковыми признаются обращения, не содержащие сведений о фамилии и месте жительстве заявителя либо содержащие ложные данные о заявителе. Обычно такие заявления остаются без рассмотрения, но при наличии в них сообщений о готовящихся или совершенных преступлениях, такие обращения направляются в соответствующие правоохранительные органы. В приказе МВД России "Об организации делопроизводства и порядке работы с обращениями граждан в центральном аппарате и подчиненных подразделениях МВД России" от 1 марта 1999 г. N 150 (п.71.2 приказа) говорится, в частности, что "обращения граждан, в которых не указана или неразборчиво написана фамилия и которые не содержат данных о месте жительства заявителя (либо о его работе или учебе), признаются анонимными. Как правило, они не регистрируются и подлежат уничтожению. В исключительных случаях анонимные обращения, содержащие конкретные сведения о готовящихся или совершенных правонарушениях, без регистрации направляются в соответствующие подразделения Министерства для использования в оперативных целях". Допустимость проверки их оперативным путем предусмотрена также приказом ФСБ РФ "Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности" от 4 декабря 2000 г. N 613. См. также: Приказ Генеральной прокуратуры РФ "О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации" от 15 декабря 1998 г. N 90 (Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. - М., 1999); п.50 приказа Судебного департамента при Верховном Суде РФ "Об утверждении временной Инструкции по делопроизводству в районном суде" от 29 января 1999 г. N 8 и др. Правомерность проверки анонимных заявлений оперативным путем подтверждена Верховным Судом РФ (см., например, Решение СК Верховного Суда РФ от 19 августа 1998 г. N ГКПИ 98-198 по делу о заявлении Ростовского общества прав человека "Защита Интернэшнл" о признании недействительными абзаца 3 пункта 3 и пункта 4 приказа Генерального прокурора Российской Федерации "О порядке рассмотрения писем, жалоб, заявлений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации" от 30 июля 1992 г. N 33). Если в результате проверки анонимного заявления будут установлены признаки преступления, то поводом к возбуждению уголовного дела становится уже не заявление, а рапорт о непосредственном обнаружении признаков преступления соответствующим органом или должностным лицом. Заявления о преступлениях, дела по которым относятся к категории дел частного обвинения, рассматриваются судьей. Однако это не основание для отказа в принятии такого заявления. Заявителю следует разъяснить порядок рассмотрения дел частного обвинения, но если он настаивает, то заявление следует принять и в установленные сроки принять по нему соответствующее решение. Правила приема заявления о явке с повинной аналогичны предусмотренным ст.141 УПК, однако в данном случае следует учитывать, что явка с повинной – это, прежде всего, добровольная подача заявления о содеянном преступлении самим лицом, его совершившим (ст. 142 УПК РФ). «Явиться» в контексте данного положения закона означает, прежде всего, признаться, сделать явным, раскрытым, известным факт лично или в соучастии совершенного преступления. Главное в явке с повинной, конечно, не личное прибытие куда-то, а прекращение определенного деяния и доведение до сведения компетентных ведомств признания своего участия в нем. Следует отметить, что заявление о явке с повинной не обязательно связано с желанием передать себя в руки правосудия. Кодекс об этом умалчивает. Поэтому в качестве явки с повинной в смысле ст.142 УПК следует рассматривать даже признание собственной вины в письме, переданном в правоохранительные органы по почте. Явка с повинной отнесена законом к числу поводов для возбуждения уголовного дела. Заявление о явке с повинной может быть подано до возбуждения уголовного дела либо после этого, если органам предварительного следствия не было известно, что преступление совершило данное лицо. Не может рассматриваться в качестве явки с повинной признание, сделанное на допросе подозреваемым или обвиняемым. Однако, если допрашиваемый сообщает сведения о преступлении, о котором не было известно следователю, то такое заявление следует рассматривать как явку с повинной. Явка с повинной - акт одномоментный, а не длящийся, в отличие от способствования расследованию преступления. Поэтому последующий отказ от данных показаний не является основанием для отрицания совершения явки с повинной, что имеет существенное значение для Сделанное после возбуждения уголовного дела во время допроса заявление с признанием своей вины может учитываться в качестве объективного проявления деятельного раскаяния и в этой связи анализироваться с учетом положений ст.28 УПК и соответствующих положений УК РФ (ст.75 УК и некоторые нормы Особенной части). В этом случае составление протокола явки не обязательно, но необходимо зафиксировать показания, например в протоколе допроса. Сделанное после начала расследования заявление о признании вины в расследуемом преступлении может рассматриваться в любых ипостасях, но не как повод для возбуждения дела. В то же время сделанное в процессе расследования заявление о признании вины в совершении другого уголовно-наказуемого деяния удовлетворяет требованиям ст.142 УПК. Для явки с повинной как повода к возбуждению уголовного дела имеют немаловажное значение соблюдение формы и порядка процессуального закрепления. Часть 2 ст.142 УПК определяет, что заявление может быть сделано как в письменной, так и в устной форме. Наличие письменного заявления у лица, явившегося в правоохранительные органы, не исключает возможности составления соответствующего протокола, хотя в обязательном порядке такой протокол требуется в случае устного заявления. Статья 143 УПК не конкретизирует лиц, полномочных составлять рапорт об обнаружении признаков преступления. Очевидно, что к таковым относятся помимо дознавателя, следователя и прокурора сотрудники органа дознания, наделенные определенными полномочиями по приему и регистрации информации, по осуществлению оперативных или розыскных мер и др. При определенных условиях (ч.3 ст.40 УПК) функции дознания возлагаются также на: 1) капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, - по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах; 2) руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в части первой настоящей статьи, - по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок; 3) глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации - по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений. Эти лица при необходимости возбуждают уголовное дело, поводом для чего может послужить рапорт кого-либо из подчиненных. Однако при обнаружении признаков преступления и наличии возможности передать материалы по подследственности указанные субъекты составляют рапорт, адресуемый руководителю соответствующего органа предварительного следствия или дознания. Перечень источников поступления информации законом не ограничен (см. коммент. к ст.140 УПК). Соответственно, компетентному лицу о преступлении становится известно в результате принятия соответствующего сообщения, которое может быть передано любым способом, например по телефону, в почтовой корреспонденции. Допустимо получение информации при анализе сообщений СМИ. Федеральным законом регламентирован порядок получения соответствующей информации оперативным путем. В процессе работы по проверке такой информации возможно возникновение иных (т.е. кроме рапорта) предусмотренных ч.1 ст.140 УПК поводов для возбуждения уголовного дела. Так, если информация о преступлении поступила от конкретного лица и имеется возможность обеспечить его участие в составлении необходимых документов, то в материалах проверки появляется (наряду с рапортом) предусмотренное ст.141 УПК заявление о преступлении. Рапорт, как форма, в которую облекается сообщение о преступлении, составляется не по каждому полученному компетентным ведомством сообщению. Рапорт составляют лишь об обнаруженных, то есть найденных, установленных или ставших явными, видимыми признаках преступления. Поэтому составлению рапорта может, а в некоторых случаях должна предшествовать определенная проверочная работа (см. ст.144 УПК). Содержащуюся в ст.143 УПК формулировку о том, что рапорт об обнаружении признаков преступления составляется на основании сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников информации, чем указанные в ст.141 и 142 УПК, следует понимать именно с учетом ст.144 УПК. Таким образом, не всякий рапорт, составляемый в соответствии с ведомственными правилами лицами, получающими сообщения и заявления, можно рассматривать как повод для возбуждения уголовного дела. Несколько отличается порядок рассмотрения сообщения о преступлении, распространенного в СМИ. Инициатором проверки в данном случае может выступать только прокурор, который поручает ее проведение органу дознания или следователю. В широком смысле слова под сообщением в УПК понимается уведомление, доведение до сведения правоохранительных органов о факте преступления. Когда же речь идет о сообщении СМИ, подразумевается распространение информации для индивидуально не определенного круга лиц. Поскольку в обязанности прокурора не входит анализ материалов СМИ, их сообщения рассматриваются в обязательном порядке только при специальном уведомлении, например, редакция адресует прокурору номер газеты, содержащий соответствующие материалы. С другой стороны, не противоречит закону доведение информации о соответствующей публикации до прокурора в форме рапорта, обращения, заявления и т.д. УПК (ч.2 ст.144) обязывает редакцию (главного редактора) соответствующего средства массовой информации предоставить информацию, необходимую для принятия обоснованного решения по распространенному сообщению. Под средствами массовой информации в соответствии со ст.2 Закона РФ "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 (с последующими изм. и доп.) понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации. Документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, предоставляются прокурору, следователю или органу дознания, за исключением данных о лице, когда оно поставило условие о сохранении в тайне источника информации. Такая конфиденциальная информация в соответствии со ст.41 Закона о СМИ может предоставляться только в случае, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом. При истребовании информации из СМИ существует вероятность возникновения коллизии законов. В этом и подобных случаях необходимо руководствоваться ст.4 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ, согласно которой все противоречия с законами и нормативными актами, действовавшими до принятия УПК, решаются в пользу последнего. Таким образом, поводы – это сведения о преступлении, которые в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством подлежат обязательной проверке. В этой связи организованные проверочные действия можно разделить в зависимости от стадии преступления. Во всех случаях получения сведений о подготавливаемом или совершаемом преступлении следователь обязан, прежде всего, принять меры к его предотвращению или пресечению. Для этого организуются: выезд на место происшествия работников милиции; задержание и личный обыск лица, о преступных действиях которого поступило сообщение; беседа с лицом, подготавливающим преступление, с целью побудить его к добровольному отказу от доведения преступления до конца (ст. 31 УК РФ), устранение недостатков в охране объекта, хранения имущества, которые могут использовать преступники и прочие мероприятия. В случаях же, когда сообщение касается уже законченного преступления, принимаются меры к сохранению его следов; организуются охрана и осмотр места происшествия, опечатывание помещения и документов; потерпевший и лицо, явившееся с повинной, направляются к судебно-медицинскому эксперту. При этом следует иметь в виду, что орган дознания, следователь (дознаватель) и прокурор в соответствии с требованиями ст. 141 УПК РФ не вправе отказать в приеме заявления о преступлении по мотивам недостаточности сообщаемых в нем сведений или неподведомственности. В первом случае должностное лицо, к которому поступило такое заявление, должно принять меры к уточнению (пополнению) сообщенных сведений путем подробного опроса заявителя и составления протокола заявления. Во втором случае оно должно направить полученное заявление по подследственности или подсудности, приняв одновременно меры к предотвращению или пресечению преступления, а также сохранению его следов. Сообщение же должно быть при всех условиях принято, зафиксировано, по нему должны быть осуществлены вышеперечисленные меры. Лишь после этого (при наличии оснований) принимается решение о направлении материалов проверки в надлежащий орган. На стадии возбуждения уголовного дела не следует смешивать два различных понятия: 1. Проверку (анализ) поступившего материала. 2. Собирание дополнительных материалов. Но в любом случае необходимо сначала проанализировать поступивший материал, чтобы решить: а) содержит ли он указания на конкретное преступление; б) не имеется ли в нем существенных пробелов и противоречий и чем они вызваны (например, объяснены ли причины того, что сообщение о преступлении поступило спустя значительное время); в) достоверно ли известно, от кого исходит сообщение, кто обнаружил вещественные объекты, фотокопии и др. Собирание дополнительных материалов осуществляется лишь в случае, если необходимость в этом усматривается из результатов анализа первичных материалов. Например, для возбуждения уголовного дела на основании материалов ревизии необходимо, чтобы эти материалы точно устанавливали факт недостачи (излишков) и исключали объяснение данного факта обстоятельствами, не связанными с совершенным преступлением. Поэтому при неполноте или неясности соответствующих материалов ревизии следователь либо дознаватель получает у ревизора дополнительные объяснения, документы или обязывает их провести дополнительные проверочные действия. Право истребования материалов предполагает возможность запросить любые документы или их копии (или лично ознакомиться с документами по месту их хранения); предложить соответствующему ведомству или учреждению назначить ревизию, инвентаризацию; провести контрольный обмер, запросить материалы, послужившие основанием для публикации корреспонденции или направления должностным лицом сообщения; запросить с места хранения предметы, возможно являющиеся вещественными доказательствами. Если решается вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела в порядке ст. 26 УПК РФ, то истребуются также документы и объяснения, характеризующие лицо, о котором идет речь. Объяснения могут быть получены у любых других лиц, которым известны данные, имеющие существенное значение для возбуждения дела. В частности, могут быть получены дополнительные объяснения заявителя. При решении вопроса о собирании дополнительных материалов необходимо каждый раз оценивать, с одной стороны, степень существенности пробелов и противоречий в имеющихся данных, а с другой – возможные отрицательные последствия задержки возбуждения уголовного дела и огласки проверочных действий для последующего производства по делу. В рамках проверки может быть дано поручение соответствующим органам о проведении ревизии или инвентаризации, получена консультация специалиста по тому или иному вопросу, требующему научных знаний. В случаях, не терпящих отлагательства, проводится осмотр места происшествия. После этого, при наличии к тому оснований, уголовное дело возбуждается немедленно. Органы дознания вправе осуществлять оперативно-розыскные меры, направленные на обнаружение преступлений и совершивших их лиц. Следует также иметь в виду, что при собирании дополнительных материалов продолжает действовать общее требование закона о сроках решения вопроса о возбуждении уголовного дела (ст. 144 УПК РФ). Оперативностью реагирования на информацию о преступлении порой определяется эффективность всего последующего расследования. Поэтому ч.1 ст.144 в императивной форме требует от уполномоченных на то лиц принять сообщение о любом (иными словами, о каком угодно) совершенном или готовящемся преступлении и лишь потом действовать в пределах своей компетенции. Компетенция в данном случае определяется кругом полномочий, предоставляемых УПК конкретному субъекту уголовно-процессуальной деятельности по принятию информации, проведению ее проверки, возбуждению уголовного дела и т.д. Окончательное решение по любому сообщению о преступлении должно быть принято в течение трех суток со дня поступления информации. При необходимости возможно продление срока до 10 суток, для чего следователь (дознаватель) представляет письменное ходатайство с обоснованием надобности и целесообразности продолжения проверки информации. Прокурор (начальник следственного отдела, начальник органа дознания) вправе, но не обязан удовлетворить такое ходатайство. При отказе в продлении срока проверки решение принимается в срок, предусмотренный ч.1 ст.144, то есть не позднее трех суток. Решение об отказе в продлении срока может быть в установленном порядке обжаловано, но такое обжалование не освобождает от необходимости в принятии одного из предусмотренных ст.145 УПК решений. Проверка поступивших материалов не имеет цели выяснить круг обстоятельств, подлежащих доказыванию. В частности, нет необходимости связывать решение вопроса о возбуждении уголовного дела с установлением подозреваемого, точных размеров ущерба, отягчающих и смягчающих обстоятельств. В стадии возбуждения уголовного дела не допускается производство следственных действий, за исключением осмотра места происшествия (ст. 176 УПК РФ). Не рекомендуется также получать объяснения на бланках протоколов допроса: необходимо использовать специальные бланки или чистые листы бумаги. Разумеется, ряд относящихся к допросу тактических рекомендаций применим и при получении объяснений. Однако предмет последних более узок, нежели предмет допроса; выясняются только данные, удостоверяющие личность, источник осведомленности, и фиксируются сведения о признаках конкретного преступления. В процессе организации проверки в стадии возбуждения уголовного дела следует обратить особое внимание на процессуальное оформление каждого проверочного действия дознавателя или следователя. При этом не следует забывать, что, несмотря на то, что бремя доказывания факта виновности того или иного лица в совершении преступления на стадии возбуждения уголовного дела не лежит на следователе либо дознавателе, именно в этой стадии наиболее важен момент сбора фактических данных, имеющих значение для дела и их закрепление. Важность данного момента определяется еще и тем фактором, что зачастую наличие доказательственной базы ставится в прямую зависимость от следов преступления. Процедура доказывания начинается с собирания информации о фактах и представляет собой производство субъектами уголовно-процессуального доказывания действий, направленных на обнаружение, рассмотрение и сохранение информации, имеющей значение для правильного разрешения уголовного дела, включая действия подготовительного и обеспечительного характера. Обнаружение информации о фактах предполагает отыскание различного вида доказательств и получение от него этих данных. Именно в ходе собирания доказательств следователь, дознаватель, в том числе и на стадии возбуждения дела, получают возможность для непосредственного (например, при проведении осмотра места происшествия) и опосредованного (при допросе свидетелей) познания обстоятельств и фактов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела и формирования в сознании лиц, осуществляющих уголовно- процессуальное доказывание образов и представлений о них. При рассмотрении данной темы именно с точки зрения теории доказательств следует уделить особое внимание особенностям получения информации о фактах в такой стадии уголовного процесса, как возбуждение уголовного дела.. Как показывает современная практика выявления преступлений средств, предусмотренных УПК, явно недостаточно для выполнения задач стадии возбуждения уголовного дела. В связи с принятием ряда законов, в частности, Закона РФ «Об оперативно- розыскной деятельности» создалась ситуация, когда средства осуществления процессуальной деятельности по проверке сообщений и заявлений о преступлениях и по собиранию доказательств регулируются различными законами. Для выхода из тупика необходима более четко регламентировать в уголовно-процессуальном законе проверочные действия при возбуждении уголовного дела. Вместе с тем, должен быть расширен перечень средств проверки заявлений и сообщений о преступлениях. например, иными познавательными процессуальными способами. При этом надо сказать, что действующие демократические институты уголовного процесса не содействуют успешному решению проблем сохранности негласной информации. Однако все это еще не указывает на их нецелесообразность. При наличии хорошо разработанных тактических приемов, обеспечивающих неразглашение данных расследования, издержки, причиняемые институтами гласности и демократии, могут быть сведены до минимума. На первый взгляд, в УПК не содержится упоминания о результатах административной, оперативно-розыскной и проверочной деятельности проведенной органами дознания до возбуждения уголовного дела. Однако, органы дознания обязаны принимать все необходимые меры для выявления или пресечения преступлений. В число таких мер, безусловно, входят административная, проверочная и оперативно-розыскная деятельность органов дознания. В результате проведения таковых мероприятий органы дознания очень часто получают фактические данные о наличие или отсутствии общественной опасности в действиях лиц, а значит эти результаты, закрепленные в установленном законом порядке, должны расцениваться судом в качестве доказательств. Кроме того, ст. 143 УПК РФ предусматривает возможность подачи рапорта, который расценивается не иначе, как повод к возбуждению уголовного дела. При этом источники информации, изложенной в рапорте, могут быть различные. Кроме того, в ст. 11 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности” содержатся положения, согласно которым результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, а также использоваться в качестве доказывания по уголовным делам в форме предусмотренной уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации. Таким образом, несмотря на то, что уголовно-процессуальный закон не содержит прямого указания на результаты административной, оперативно-розыскной и проверочной деятельности как на доказательства, использование таковых в качестве средств доказывания не противоречит действующему законодательству. Тем не менее, необходимо обратить особое внимание, что для использования в дальнейшем доказательств, полученных до возбуждения уголовного дела, необходимо их закрепление в форме предусмотренной уголовно-процессуальным законом. Именно это условие является причиной возникновения многих проблем при использовании вышеуказанных доказательств. Практика показывает, что достаточно часто юристы отказываются принимать в качестве доказательств объяснения очевидцев, полученные в соответствии УПК, в процессе проверки заявлений о преступлениях. В качестве аргумента используется тот факт, что «при получении объяснений очевидцы не предупреждаются об уголовной ответственности. Следовательно, объяснения не являются показаниями свидетелей, а значит должны быть отклонены как документы полученные непроцессуальным путем». Объяснения очевидцев действительно нельзя расценивать как показания свидетелей и потерпевших. Однако это можно рассматривать как «иные документы», использование которых в качестве доказательств предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством. Закон не расшифровывает, какие именно документы подразумеваются под «иными», не устанавливает в отличие от всех других доказательств какой-либо определенный порядок их получения. Важно лишь, что они должны быть получены законным путем и уполномоченным на это органом. Точно так же представляется возможным использование в качестве доказательств протокола изъятия вещей и документов, составленного в процессе проверки административного правонарушения, рапорта сотрудника милиции, зафиксировавшего факт изъятия оружия или наркотиков в соответствии с Законом о милиции, или акта обследования транспортного средства, составленного оперативным работником на основании Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в процессе которого изъяты предметы, выведенные из гражданского оборота, которые не идентичны протоколам выемки, обыска или осмотра места происшествия, составляемым в процессе дознания или предварительного следствия. Однако после проведения проверки этих материалов в ходе следствия представляется возможным их использование в числе доказательств как «иных» документов. Такая позиция полностью соответствует и требованиям п. 2 ст. 50 Конституции РФ, которая признает недопустимыми лишь те доказательства, которые получены с нарушением федерального закона. В обоснование отказа в приеме перечисленных выше документов в качестве доказательств судьи иногда ссылаются на постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» и от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре», где признаны недопустимыми доказательства, при собирании которых были нарушены права человека и гражданина или установленный УПК порядок, а также, если собирание доказательств осуществлено органом, не уполномоченным на соответствующие действия, либо эти действия не предусмотрены УПК. Поэтому результаты оперативно-розыскной, административной и проверочной деятельности, которые регулируются не УПК, а специальными законами, не могут использоваться в уголовном судопроизводстве. Между тем, как отмечалось, оперативно-розыскная, проверочная и административная деятельность органов милиции и других органов дознания предусмотрена не только специальными законами, но и ст. ст. 140-145 УПК РФ, а потому доказательства, собранные в процессе этой деятельности, после надлежащей процессуальной проверки и оценки могут быть использованы в качестве доказательств по уголовным делам. Для решения указанных выше проблем представляется необходимым внесение в новый УПК более четко определенного перечня фактических данных, которые могут использоваться в качестве доказательств в уголовном судопроизводстве, учитывая не только нормы уголовно-процессуального законодательства, но и нормы специальных законов, регулирующих деятельность правоохранительных органов. Как представляется, самые большие возможности сохранения в тайне мероприятий по раскрытию преступлений и в известной мере круга лиц их совершающих, содержится на первом этапе раскрытия и расследования преступлений. Дело в том, что, во-первых, на первоначальном этапе в основном рассматриваются вопросы о признаках преступления. Во-вторых, проверка сигналов, заявлений и сообщений о совершенном преступлении в силу ст. ст. 140-145 УПК РФ производится в непроцессуальном режиме, исключающем вступление в процессуальные информационные отношения с заинтересованными лицами. Наконец, в-третьих, по изложенным выше причинам заинтересованным лицам на этом этапе может быть неизвестно, что в отношении их производятся проверочные мероприятия. Ст. 6 Закона об ОРД определяет 14 видов оперативно-розыскных мероприятий, а именно: 1. Опрос. 2. Наведение справок. 3. Сбор образцов для сравнительного исследования. 4. Проверочная закупка. 5. Исследование предметов и документов. 6. Наблюдение. 7. Отождествление личности. 8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. 9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений. 10. Прослушивание телефонных переговоров. 11. Снятие информации с технических каналов связи. 12. Оперативное внедрение. 13. Контролируемая поставка. 14. Оперативный эксперимент. Причем приведенный перечень оперативно-розыскных мероприятий может быть изменен или дополнен только Федеральным законом. Надзор за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности возложен на Генеральную прокуратуру Российской Федерации и соответствующих прокуроров. Таким образом, правом на производство оперативно-розыскных мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, обладают не все органы дознания (ст. 117 УПК РСФСР), а лишь милиция, органы Федеральной службы безопасности, таможенные органы, органы пограничной службы, Федеральные органы налоговой полиции, подразделения уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации. Именно на стадии возбуждения уголовного дела перечень проверочных действий, проводимых органами дознания зачастую идентичен перечню, указанному в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности». Таким образом, стадия возбуждения уголовного дела – период наиболее эффективных возможностей проводить мероприятия без придания гласности. Этими возможностями органы расследования должны широко пользоваться, не переступая закон и ту черту, когда информация о замыслах органов расследования так или иначе станет достоянием заинтересованных лиц. Следует иметь ввиду, что заинтересованные лица это отнюдь не третьи лица, с которыми можно работать без риска и которые безразличны к собираемой информации о преступлении или объективны в оценке случившегося. Из всего этого вытекает одно из основных тактических правил о том, что перед возбуждением уголовного дела и проведением в связи с этим следственных действий субъект расследования должен рассмотреть вопрос о том, все ли проверочные действия, которые возможно провести, выполнены. И только после этого принимать процессуальное решение о возбуждении уголовного дела. К сожалению, тактические приемы проверок и соответствующие рекомендации к ним в криминалистической литературе не разработаны. В последние годы хотя и появилось несколько работ о проверках, однако, авторы их обходят стороной проблемы тактических приемов по обеспечению неразглашения криминалистической информации. Так, например, В.А.Образцов в обстоятельной работе по курсу криминалистики, отводит значительное место теории проверки (верно, не совсем удачно рассматривая ее на одинаковым уровне с расследованием вообще) умалчивает о мерах, обеспечивающих неразглашение криминалистической информации что очень важно для поисковой деятельности. Думается, что к числу базовых принципов проверок и расследования, о котором пишет автор, следовало бы отнести также задачи по обеспечению негласности их результатов. К подобным примерам можно отнести известные в литературе комплексы и отдельные приемы по введению в заблуждение заинтересованных лиц в виде маскировок, прикрытий, дезинформации, демонстративных действий и многие другие. При маскировке, например, представитель органа расследования может проводить проверку по вопросам, не относящимся к его интересам. Однако в объем представленных следствием документов должен входить определенный документ. Действовать под прикрытием означает, что за представителя органа расследования выполняет какую-либо операцию не он сам лично, а другое лицо по его просьбе или указанию. Так, соответствующий инспектор может производить проверку правильности удержания подоходного налога. Однако его непосредственной задачей явится получение информации для органа расследования о начислении и выплатах денежных средств отдельным должностным и другим лицам. Не следует думать, что подобные приемы неприемлемы в период последующего второго этапа расследования, когда в основном производятся следственные действия с присущей им демократической гласностью и при участии многих заинтересованных лиц. В данном случае проведению указанных мероприятий наиболее соответствует время подготовки к производству необходимых следственных действий. В связи с этим следует отметить, что на втором этапе едва ли можно в полном объеме завуалировать сам факт ведения расследования в отношении конкретных лиц. Поэтому меры маскировки можно осуществлять лишь в отношении отдельных элементов всего комплекса производимых процессуальных и непроцессуальных мероприятий, например, версий, планирования, тактических операций, некоторой информации и прочее. Подобное положение складывается не только в стадии возбуждения уголовного дела, но и на последней стадии расследования, в которой основными фигурами, как правило, выступают обвиняемые, специалисты, эксперты и свидетели обвинения. В настоящее время в литературе и законодательных органах живо обсуждаются возможности оставления в тайне имен перечисленных участников уголовного процесса, особенно свидетелей, по примеру некоторых зарубежных стран. Однако, прямо скажем, что на решение этих вопросов большое влияние окажут наши скудные материальные возможности. Существуют реальные опасения за то, что принятые нормы останутся по существу декларативными - вроде права потерпевшего на возмещение ущерба от преступления за счет государства.

З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Возбуждение уголовного дела - начальная стадия уголов­ного процесса. В этой стадии полномочные органы государства и должностные лица, получив сведения о совершенном или гото­вящемся преступлении, устанавливают наличие или отсутствие оснований для производства по уголовному делу и принимают решение о возбуждении уголовного дела. В литературе справедливо отмечается, что выделение стадии возбуждения уголовного дела из единого процесса познания истины по уголовному делу является искусственным. При существующем положении между стадией возбуждения уголовного дела и последующими стадиями нет той преемственности в сборе доказательств, которая могла бы быть установлена при соответствующей регламентации процесса доказывания на стадии возбуждения уголовного дела. Сведения, полученные в ходе предварительной проверки, должны быть не менее надежными, чем на предварительном следствии, иметь статус полноценных доказательств, одинаково воспринимаемых на всех стадиях уголовного процесса, в том числе и судебных. Только в этом случае время предварительной проверки не будет потрачено зря и в дальнейшем не придется ту же работу проводить повторно. А именно так и происходит, поскольку большинство следственных действий имеет аналоги на стадии возбуждения уголовного дела (например, объяснению соответствует допрос, принятию и представлению предметов и документов - обыск и выемка, специальным исследованиям - экспертиза и т. д.). И в процессе предварительного расследования приходится вызывать свидетелей и потерпевших, которые должны отвечать на те же вопросы, на которые от них были получены объяснения на стадии возбуждения уголовного дела, или надо проводить экспертизы, чтобы выяснить то же, что стало ясно еще в ходе проведения специальных исследований. Изучение практики показывает, что подобные повторы встречаются во всех без исключения уголовных делах. Негативная сторона этого явления очевидна: частые вызовы граждан, нерациональные затраты труда сотрудников органов дознания и следствия, затягивание сроков производства, удорожание процесса и т.д. Конечно, в объеме контрольной работы трудно полностью осветить такую глубокую и обширную тему как «ПРОВЕРОЧНЫЕ ДЕЙСТВИЯ В СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА», однако фундаментальные понятия и базовые положения в указанной работе приведены. Несмотря на то, что старые уголовно- процессуальные нормы и отношения по новому российскому уголовно- процессуальному законодательству несколько отличаются друг от друга, но эти отличия не столь существенны и к тому же по ряду объективных и субъективных причин российская правотворческая мысль имеет положительные тенденции и перспективы развития, что дает нашим законодателям возможность использовать накопленный годами положительный опыт, и избегать ошибок, обязательно встречающихся на таком тернистом пути как правотворчество. Используя не только свой, но и других развитых государств, положительный опыт, Россия, учитывая национальные и исторические особенности нашего народа, в конце концов все же станет демократическим и правовым государством.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1.Закон РФ "О прокуратуре" от 17 января 1992 г.// Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. – N 8.ст.336. 2.Закон РФ «О милиции» /Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. – N 16. - ст.503. 3.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 16 июля 1993 г.- Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993.-N33. ст.1313. 4.Реабилитирован посмертно. М., Юридическое издательство,1989.-с.333. 5.Постановления и определения по уголовным делам Верховного суда РСФСР. 1981-1988гг. - М., Юридическая литература, 1983 г. - с.315-316. 6.Руководство для следователей. М., Юридическая литература, 1981 год. 7.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный), (под общей редакцией В.И.Радченко) - М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2003. 8.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. Д.Н. Козака, Е.Б. Мизулиной) - М.: Юристъ, 2002. 9.Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П.Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации». 10.Образцов В.А. Криминалистика. К., 1994. С.26-34. 11.Турчин Д.А. Расследование хищений государственного и общественного имущества. Владивосток: Изд-во ДВГУ. 1978. С.17-19. 12.Вынужден не разглашать // Российская газета. 29 декабря 1994. С.8., статья опубликована в сборнике "Дальневосточные криминалистические чтения", вып. 4, 1999 г. 13.»Протокольная форма - новый вид предварительного расследования» (Колоколов Н., «Российская юстиция», 1998, N 2). 14.«Возбуждение уголовного дела в отношении определенного лица» (Махов В., "Российская юстиция", 1997, N 12). 15.Предварительное расследование: каким ему быть? (И.Л. Петрухин, «Законодательство», N 10, октябрь 2000 г.). 16.Досудебные стадии в проекте УПК: повысится ли эффективность расследования? (Н.А. Власова, "Законодательство", N 9, сентябрь 2000 г.)