Каталог :: Уголовное право и процесс

Курсовая: Субъект преступления

Содержание
Введение
1. Понятие и виды стадий совершения преступления, их общее описание.
2. Оконченное преступление
3. Стадия приготовления к преступлению
4. Стадия покушения на преступление
5. Добровольный отказ от преступления
Заключение
Список используемой литературы
                                    Введение                                    
Преступление является важнейшей категорией уголовного пра­ва. Все другие
понятия и категории уголовного права связаны с преступлением.
Наука уголовного права рассматривает преступление не как аб­страктную
категорию, неизменную, раз и навсегда данную, ни от чего не зависимую, а как
реальную социальную категорию, тесно связанную с другими, обусловливающими ее
появление и сущес­твование социальными явлениями. Рассматривая преступление
подобным образом, наука уголовного права устанавливает, что пре­ступление
является исторически изменчивой категорией, которая существовала не всегда, а
возникла на определенном этапе разви­тия человеческого общества: с
общественным разделением труда, образованием частной собственности, делением
общества на клас­сы, с появлением государства и права.
Понятие преступления является одной из ключевых категорий уголовного права.
Для осуществления стоящих перед уголовным законодательством задач охраны
личности, прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного
порядка и безопасности, окружающей среды, конституционного строя, мира и
безопасности человечества от преступных посягательств, а также предупреждения
преступлений, наука уголовного права формирует и определяет, какие опасные
для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями.
Особенно спорным и важным моментам при характеристике преступления и его
состава являются стадии совершения преступления.
Законодательное определение понятия преступления - виновно совершенное
общественно опасное деяние, запрещенное Ко­дексом под угрозой наказания (ст.
14 УК), и его грамматическое толкование позво­ляет сделать вывод о том, что
речь идет о уже завершенном, реализо­ванном преступлении. Процесс его
совершения растянут по времени и может длиться очень долго. После
возникновения преступного умысла лицо осуществляет различные действия,
направленные на реализацию своего намерения. И нередко бывает, что желаемый
результат по раз­личным причинам и обстоятельствам не достигается.
Итак, сначала лицо готовит условия для совершения преступления, затем
выполняет действия, непосредственно посягающие на охраняемый объект, а в
дальнейшем - полностью реали­зует преступный умысел.
Таким образом, действия, предшествующие окончанию преступления представляют
реальную общественную опасность наряду с завершенным, законченным
преступлением. При этом охраняемые законом права и интересы личности,
собственность, общественный порядок и безопасность, конституционный строй РФ
и иные находящиеся под охраной закона объекты либо ставятся под угрозу их
нарушения, причи­нения им вреда, либо такой вред частично причиняется
факти­чески.
В связи с этим Уголовный кодекс РФ объявляет преступным и наказуемым не
только уже совершенное преступление, но и общественно опасные действия, не
доведенные до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Данные
вопросы, регулируемые в уголовном законе главой шес­той «Неоконченное
преступление» и будут рассмотрены в предлагаемой работе.
Основной целью написания данной курсовой работы являлась попытка раскрыть
содержательные характеристики каждой стадии совершения преступления, их
объективные и субъективные признаки. Для достижения поставленной цели работа
разбита на несколько частей, каждая из которых посвящена одной из стадий
совершения преступления.
При подготовке к рассмотрению вопроса о стадиях совершения преступления
использовалось законодательство Российской Федерации и комментарии к нему,
Постановления Пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам, учебная
литература, и периодические издания.
1. Понятие и виды стадий совершения преступления, их общее описание.
Преступление как разновидность поведения человека содержит все признаки
такого поведения. Оно протяженно во времени и пространстве, обладает всеми
психофизиологическими и психическими признаками поведения личности.
Физическому действию либо воздержанию от него (бездействию) предшествует
психологический процесс, связанный с мотивацией, установлением цели и
принятием решения. Он побуждает лицо к физическому действию (бездействию),
выступает причиной деяния. Принятие решения – совершать или не совершать
определенное деяние – является конечным итогом механизма мотивации и
установления цели.
При анализе проблемы стадий совершения преступления необходимо обратить
внимание на то, что Уголовный кодекс РФ объявляет преступным и наказуемым не
только уже совершенное преступление, но и общественно опасные действия, не
доведенные до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.
Традиционно российское уголовное право выделяет три стадии развивающейся
преступной деятельности:
-        приготов­ление,
-        покушение,
-        оконченное преступление.
Кроме того, в науке уголовного права периодически возникали дискуссии о
целесообразности отнесения к стадиям преступления об­наружение умысла
(обнаружения преступной воли) винов­ного, т. е. сообщения (устно, письменно)
кому-либо о намере­нии совершить преступление.
Такие попытки порождали беззаконие, в частности, ус­тановление уголовной
ответственности за "инакомыслие". Так, по ст. 70 УК РСФСР 1926 г. за
антисоветскую агитацию и пропаганду к ответственности привлекались лица, у
кото­рых обнаруживались дневниковые записи с критикой общест­венно-
политического строя, которые никому, кроме автора, не были известны.
В соответствии с понятием преступления обнаружение умысла не может быть
отнесено к стадиям преступной дея­тельности, ибо не представляет опасности
для объекта уголовно-правовой охраны. Так, суждения о некомпетентности
правительства и необходимости его смены еще не свидетель­ствуют об угрозе
конституционному строю Российской Фе­дерации. Однако, если лицо публично
призывает к насиль­ственному изменению конституционного строя РФ — нали­цо
оконченное преступление, предусмотренное ст. 280 УК, ибо здесь уголовно-
правовое действие облечено в понятие "публичные призывы к насильственному
изменению строя", которые уже являются общественно опасными, так как ре­ально
угрожают незыблемости того строя, который установ­лен на основе действующей
Конституции. Они способны спро­воцировать массовые беспорядки, попытки
совершить госу­дарственный переворот.
В некоторых случаях общественную опасность представ­ляет само обнаружение
умысла, например, намерение убить, причинить тяжкие телесные повреждения,
уничтожить иму­щество, разгласить сведения интимного характера и т. д.
Законодатель счел необходимым для этих случаев устано­вить уголовную
ответственность за сам факт высказывания угрозы, считая его самостоятельным
оконченным преступ­лением, а не обнаружением умысла.
Таким образом, говоря о стадиях развития умышленной преступной деятельности,
необходимо иметь в виду при­готовление, покушение и оконченное преступление.
Пер­вые два вида принято называть неоконченными преступлени­ями. Это
определение используется и в УК. Уголовная от­ветственность за неоконченное
преступление наступает по статье Особенной части УК, предусматривающей
ответствен­ность за данное оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 УК.
Итак, под стадиями преступления следует понимать этапы, которые проходит
преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца
(наступление общественно опасных последствий). Они отличаются друг от друга
по характеру и содержанию виновных действий, а также по степени завершенности
криминального деяния. Можно сказать иначе, стадии эти различаются между собой
по объективному признаку — моменту прекращения преступной деятельности.
Науке уголовного права известны и другие позиции относительно наименования и
количества стадий преступления. Так, высказывались мнения относительно УК
1960 г. Отдельные правоведы признавали стадиями преступления исполнение
состава преступления и наступление преступных последствий. Но такая точка
зрения подверглась жесткой критике. По существу, «исполнение преступления»
есть ничто иное, как покушение, частичное выполнение объективной стороны.
Наступление последствий не составляют признака состава преступления, а потому
оно не может признаваться стадией.
Уголовно-правовое значение имеют лишь стадии умышленного преступления.
Конечно, неосторожные преступления также имеют протяженность во времени.
Однако ввиду того, что неосторожные поступки до наступления последствий в
уголовно-правовом отношении нейтральны, о стадиях их совершения говорить не
приходится.
Первой стадией совершения преступления являются приготовительные действия,
которые создают условия совершения преступления. Часть 1 ст. 30 УК РФ
определяет приготовление к преступлению как:
а) приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий,
б) приискание соучастников преступления,
в) сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий
для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до
конца по независящим от этого лица обстоятельствам.
На первой стадии совершения преступления осуществляется приобретение орудий и
средств преступления, создание группы, разработка плана, изучение обстановки
последующего совершения преступления, слежка за потерпевшим и другие
действия. Чем тяжелее и сложнее преступления, тем основательнее, как правило,
приготовительные к нему действия.
К средствам и орудиям относятся технические приспособления, оружие,
транспорт, химикаты, инструменты и т.д.
Иное создание условий выражается в организации преступной группы,
планировании преступления, устранении препятствий (например, отключение
сигнализации). В последнее время преступники уделяют больше внимания
действиям, обеспечивающим возможность избежать уголовного преследования. К
ним относятся: изготовление фальшивых документов, изменение внешности,
обеспечение алиби.
УК РФ ограничил уголовную ответственность за приготовление кругом тяжких или
особо тяжких преступлений. Это означает, что приготовительные действия к
преступлениям небольшой и средней тяжести ненаказуемы.
Размер наказания не может превышать половины размера наиболее строгого
наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК. За приготовление не
могут назначаться смертная казнь и пожизненное лишение свободы.
Создав необходимые условия, субъект переходит ко второй стадии совершения
преступления — к исполнению состава преступления. Он приступает к тем
действиям (бездействиям), которые входят в объективную сторону
соответствующих составов преступлений. Они указаны в диспозициях
соответствующих норм Уголовного кодекса. Так, субъект скупает и перепродает
товары при спекуляции, изымает имущество при хищении, наносит телесные
повреждения при убийстве. Именно эти действия составляют причину преступных
последствий, они порождают их с неизбежностью в силу их социально правовой
сущности. Эта стадия исполнения состава преступления является решающей для
достижения преступного результата, достижения цели мотивированной и
умышленной преступной деятельности.
2. Оконченное преступление
Особенная часть УК содержит составы преступлений, которые сформулированы как
оконченные. По этой причине раскрывать содержание предварительных стадий
логически правильно именно с понятия оконченного преступления.
В соответствии с законом, оконченным признается такое преступление, в котором
содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.
Из определения, данного в ст. 29 УК, видно, что с объективной стороны
окон­ченное преступление должно содержать все те признаки, которые характерны
для конкретного состава, названного в статьях УК. Так, момент окончания
преступления зависит от законодательной конструкции состава. Деление составов
на формальные, усеченные и материальные обусловливает и момент окончания.
Разбой, например, будет считаться окон­ченным с момента нападения, бандитизм
— с момента орга­низации банды, кража  - с момента завладения чужим
иму­ществом.
Вместе с тем для квалификации преступления как окон­ченного необходим учет и
субъективной направленности дей­ствий виновного. Преступление может считаться
оконченным при наличии объективных и субъективных предпосылок: фактически
наступившего, соответствующего описанию в статье УК ущерба объекту и
выполнения замысла виновного. Отсутствие одного из этих признаков не
позволяет считать преступление оконченным. Так, если, осуществляя умысел на
кражу в крупных размерах, виновный в сейфе находит лишь небольшую сумму, то
его действия, в соответствии с направленностью умысла, надо квалифицировать
как поку­шение на кражу в крупных размерах, а не как оконченное преступление.
В зависимости от конструкции составов оконченные пре­ступления можно
разделить на несколько видов:
1) простое,
2) продолжаемое,
3) длящееся,
4) альтернативное,
5) состав­ное,
6) сложное,
7) преступление, образованное необходимой тождественной систематичностью.
Нерешенным в законодательстве и спорным в теории уголовного права остается
вопрос об оконченности преступления, когда результат (как конструктивный
признак состава) наступает через значительный промежуток времени, но как
непосредственное следствие данного деяния лица. Эта ситу­ация возникает чаще
всего при нанесении множественных ранений жертве в жизненно важные органы,
если смерть от них наступает через пять и более дней. Суд в большинстве
случаев квалифицирует подобные действия как оконченное преступление — тяжкие
телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, а не покушение на
убийство.
Часть 1 ст. 29 УК определяет, что преступление признается оконченным, если в
совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления,
предусмотренного Кодексом. Так, субъект сразу же реализует возникший у него
преступный умысел: наносит смертельный удар ножом в процессе возникшей ссоры.
Возможна ситуация, когда преступное поведение проходит все стадии: сначала
лицо тщательно готовится, например, к краже (приготовление), затем взламывает
запоры (покушение) и, нако­нец, изымает имущество. Здесь стадии приготовления
и покуше­ния поглощаются оконченным преступлением.
Определение момента окончания преступления зависит от зако­нодательной
характеристики объективной стороны. И об окон­чании преступления
свидетельствует не достижение желаемого ре­зультата, заранее поставленной
цели, а выполнение действий и наступление последствий, указанных в диспозиции
соответствую­щей нормы. При этом следует учитывать законодательную
кон­струкцию состава преступления. Преступление с материальным составом
признается оконченным с момента наступления преступ­ного последствия.
Например, при грабеже (ст. 161 УК) должен быть причинен материальный ущерб
(имущество изъято, и у ви­новного появилась реальная возможность им
распорядиться).
Преступления с формальным составом считаются оконченны­ми с момента
совершения указанных в диспозиции действий, при этом не имеет значения,
удалось или не удалось субъекту достичь желаемого результата. Например, при
разбое (ст. 162 УК) сам факт нападения с применением насилия, опасного для
жизни и здоро­вья, или угрозой применения такого насилия оценивается как
оконченное преступление.
Общественно опасное деяние, в котором усматриваются все признаки состава
преступления (оконченного), квалифицируется по статье Особенной части УК РФ без
ссылки на ст. 29 УК.[1]
3. Стадия приготовления к преступлению
Уголовный закон определяет приготовление к преступлению как приискание,
изготовление или приспособление лицом средств или ору­дий преступления,
приискание соучастников, сговор либо иное умыш­ленное создание условий для
совершения преступления, если при этом оно не было доведено до конца по не
зависящим от этого лица обстоя­тельствам (ч. 1 ст. 30 УК).
В широком смысле слова приготовлением к преступлению следует считать любую
умышленную деятельность, создающую условия для реализации преступления.
По закону приготовление характеризуется объективными и субъективными признаками.
Объективные признаки: создание условий для совершения преступления, преступление
не доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам.
Субъективные признаки: умышленный характер создания условий для
совершения преступления[2]
.
О приготовлении как о стадии совершения умышленного преступле­ния речь можно
вести лишь при подготовке к совершению конкретного пре­ступления. При этом
субъект намеревается в дальнейшем довести свой пре­ступный замысел до конца (по
схеме: создание условий + исполнение), он не думает ограничиться подготовкой.
Нельзя рассматривать как стадию приго­товления ситуацию, когда лицо "на всякий
случай", например, приобретает, изготавливает или приспосабливает различные
предметы, которые в даль­нейшем могут быть использованы в качестве средств или
орудий какого-либо криминального акта — такие действия не образуют этапа
реализации едино­го преступления. Правда, в ряде случаев они могут быть
самостоятельными преступлениями (ст. 222, 223, 324, 325, 327 и др.). Таким
образом, в рас­сматриваемом плане приготовлением считается подготовка не к
преступной деятельности вообще, а к совершению конкретного преступления
[3].
Как следует из определения, приготовительные действия весьма разнообразны. С
объективной стороны они возможны в следующих формах:
а) приискание средств пли орудий совершения преступления;
б) изготовлению средств или орудий со­вершения преступления;
в) приспособление средств или орудий совершения преступления;
г) приискание соучастников преступления;
д) сговор на со­вершение преступления;
е) иное умышленное создание условий для совер­шения преступления.
Каждый из этих объективных признаков имеет само­стоятельное значение, но
часто в одном деянии можно констатировать нали­чие двух и более указанных
признаков.
Рассмотрим данные формы приготовления к преступлению, опираясь на комментарий к
Уголовному кодексу под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева, данный
профессором Побегайло Э.Ф.[4]
Под приисканием понимается любой способ, законный или незакон­ный, добычи
средств или орудий преступления: поиск, покупка, обмен, по­лучение на время,
похищение и прочее,  например, яда — для совершения убийства, транспортных
средств — для перевозки намеченного к похищению имущества. К приисканию
относится также находка и присвоение какого-либо предмета в подобных целях.
Приисканием, наконец, является и подго­товка к такому использованию бытовых
предметов (автомашины, кухонного ножа и проч.), находящихся в собственности
субъекта.
Следует особо подчеркнуть, что ни приобретение, ни похищение, ни присвоение
различных средств и орудий, ни подготовка бытовых предметов не должны
признаваться приготовлением, если не доказано, что замысел на их
использование в конкретных преступных целях возник до указанных дей­ствий.
Определенные сложности на практике представляет собой понима­ние средств и
орудий, используемых при совершении преступления.
Под средствами понимаются предметы материального мира, применяе­мые для
совершения задуманного преступления, а также приспособления, облегчающие его
реализацию (например, снотворное, чтобы усыпить жерт­ву, лестница, чтобы
совершить кражу, транспортные средства, чтобы вывез­ти похищенное, поддельные
бланки, чтобы совершить мошенничество).
Под орудиями понимаются любые предметы, которыми исполняется задуманное
преступление и с помощью которых непосредственно причиня­ются общественно
опасные последствия (например, различные виды холод­ного и огнестрельного
оружия, взрывчатые вещества и взрывные устройства, отмычки, "фомки" и другие
орудия взлома для совершения кражи, горючие вещества при поджоге, различные
предметы хозяйственного и бытового на­значения — топор, кухонный нож и пр.).
Отличие средств от орудий, главным образом, заключается в том, что орудие
используется в процессе непосредственного осуществления преступ­ления, тогда
как средство — на стадии создания условий для совершения преступления с тем,
чтобы облегчить его реализацию.
Под изготовлением понимается технологический процесс создания средств и
орудий преступления (например, ломика "фомки" — для взлома с целью кражи,
клише — для печатания фальшивых денег, финского ножа — для совершения
разбойного нападения, подложных документов — для со­вершения мошенничества).
В отличие от приспособления в данном случае указанные средства и орудия
создаются заново. Разумеется, замысел винов­ного на их использование в
конкретных преступных целях должен возник­нуть заранее — только в этом случае
изготовление средств и орудий можно рассматривать в качестве стадии
преступления.
К приспособлению относятся разнообразные действия, связанные с обработкой
средств и орудий, в результате которой они становятся пригод­ными для
реализации задуманного преступления. Например, затачивание металлических
пла­стин, отвертки под шило, превращение кухонного ножа в "финку",
охот­ничьего ружья — в обрез для совершения убийства или других
насильствен­ных преступлений. И в этих случаях замысел должен возникнуть
заранее.
Приискание, изготовление и приспособление средств и орудий для ис­полнения
преступления могут наличествовать одновременно.
Под приисканием соучастников понимается вербовка исполнителей и пособников
для последующего криминального деяния. Речь идет о ситуациях, когда
преступление по тем или иным причи­нам не доводится до конца, прерываясь на
стадии разработки условии для его совершения. Согласно ч. 5 ст. 34 УК лицо,
которому по независящим от него обстоятельствам не удалось склонить других
лиц к совершению престу­пления, несет уголовную ответственность за
приготовление (так называемое неудавшееся подстрекательство).
Под сговором понимается организация группы, в которой участву­ют не менее
двух лиц, заранее договорившихся о совместном совершении конкретного
преступления. И здесь оно по тем или иным причинам не доводится до конца,
прерываясь на стадии разработки условий для его совершения. Содеянное в таких
случаях расценивается как приготовление к соответствующему преступлению.
Под иным умышленным созданием условий понимаются все ос­тальные действия,
которые не охватываются понятиями приискания, изго­товления и приспособления
средств и орудий совершения криминального деяния, подыскания соучастников и
сговора, но которые тоже делают пре­ступление реально возможным. Сюда
следует, например, отнести: обследо­вание места предполагаемого преступления;
изучение возможных препятст­вий и разработка способов их устранения
(например, отключение сигнализа­ции); совершение действий, направленных на
сокрытие намеченного престу­пления, и т.п.
Наумов А.В. отмечает такую специфическую разновидность приготовления к
преступлению как направление преступника к месту совершения преступления, при
доказанности цели совершения преступления. Судебная практика по делам о
групповых изнасилованиях и кражах чужого имущества по предварительному
сговору обычно квалифицирует такие действия как приготовление к указанным
преступлениям.
-        Так, например, по делу Т. Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда СССР указала, что прибытие Т. к месту преступления с целью
изнасилования потерпевшей направлено на обеспечение возможности совершения
этого преступления, и поэтому это действие следует расценивать как
приготовление к изнасилованию[5]
.
-        По делу 3. было установлено, что тот, встретив С., работавшего на
текстильной фабрике, предложил ему подготовить для хищения с фабрики
мануфактуру. Они договорились о дне и часе встречи, а также о месте, где
краденая мануфактура будет переброшена ими через забор. В условленное время 3.
вместе с П. пришли к фабрике, но 3. в проходной не пропустили и он возвратился
к ожидавшему его П. Вскоре из проходной вышел С. и сообщил, что похитить
мануфактуру он не смог. Президиум Верховного Суда Российской Федерации в своем
постановлении по этому делу указал, что С. и 3. договорились о краже, их
последующие действия, в частности приход 3. и П. в обусловленное место к
фабрике, попытка 3. пройти на ее территорию, - говорят об умышленном создании
ими условий для совершения преступления. Исходя из этого, Президиум пришел к
выводу, что выраженный в конкретных действиях умысел на хищение правильно в
данном случае квалифицирован как приготовление к хищению
[6].
С объективной стороны в большинстве своем приготовительные дейст­вия
представляют активную форму поведения. На практике бездействие также может
быть приготовлением к совершению преступления. Так, охранник не включает
сигнализацию и не закрывает двери банка, чем создает условия для хищения. К
приготовительным следует относить и действия, дающие лицу возможность
уклониться от уголовной ответст­венности, - изменение внешности (парики,
маски, цвет волос), изготов­ление фальшивого паспорта и т.д.
С субъективной стороны приготовление к преступлению характеризуется только
прямым умыслом. Лицо, готовясь к преступлению, понимает опасность своих
действий и желает их совершить, но осозна­ет, что приготовление не причиняет
вред объекту. В этих действиях проявляется намерение лица совершить
преступление. Приготовление, будучи стадией реализации преступного умысла,
обеспечивает в даль­нейшем окончание преступления, в чем и состоит его
общественная опасность.
Как отмечает Побегайло Э.Ф., приготовление к преступлению как стадия его
совершения имеет место только в случае прерванности приготовительных действий
по незави­сящим от лица обстоятельствам. Законодатель специально подчеркивает,
что общественно опасное деяние, прерванное в силу объективных причин, явля­ется
незавершенным. Поскольку приготовительные действия во времени от­далены (порой
значительно) от окончания преступления, их прсрванность по обстоятельствам,
которые не зависели от воли виновного, должна быть доказана на предварительном
следствии и в суде (ведь вполне возможен и добровольный отказ, исключающий
уголовную ответственность!)[7]
.
Согласно ч. 2 ст. 30 УК, уголовная ответственность наступает за приготовление
только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям. Это огра­ничение — существенная
новелла. Уголовный кодекс Российской Федерации 1960 г. (как и предыдущие
советские уголовные кодексы) исходил из принципа наказуемости приготовительных
действий к любому преступлению. Таким образом, сделан шаг к возвращению того
уголовно-правового значения приготовления к преступлению, которое было
характерно для российского уголовного законодательства ХIХ века. Так, еще
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривало
наказание за приготовление к преступлению лишь в нескольких (в четырех)
специально оговоренных случаях: за приготовление к мятежу, к подделке монет и
денежных знаков, к убийству и поджогу
[8].
Декриминализация приготовительных дей­ствий к преступлениям небольшой и средней
тяжести обусловлена их незна­чительной, как правило, степенью общественной
опасности. Другое дело, когда готовятся тяжкие и особо тяжкие преступления
(террористические акты, убийства, разбойные нападения, похищения людей, за­хват
заложников, угон судна воздушного транспорта и проч.). Такие дейст­вия
представляют повышенную общественную опасность, и лица, их совер­шающие, должны
привлекаться к уголовной ответственности
[9].
Приготовление к преступлению квалифицируется по статьям Осо­бенной части со
ссылкой на ст. 30 УК. Так, приобретение заведомо поддельных де­нег в целях их
последующего сбыта в качестве подлинных следует ква­лифицировать по ст. 30 и
186 УК.
Наказывая приготовление к преступлению, суд исходит не только из общих начал
на­значения наказания (ст. 60 УК), но и учитывает правила наказуемости
неоконченных преступлений (ст. 66), в соответствии с которыми размер санкции не
может превышать половины размера наиболее строгого вида наказания,
предусмотренного соответствующей статьей Особенной час­ти УК; не могут
назначаться смертная казнь и пожизненное лишение свободы
[10].
4. Стадия покушения на преступление
В соответствии с ч.3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются
умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на
совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца
по независящим от этого лица обстоятельствам.
Наука уголовного права в обобщенном виде признает покушением на преступление
исполнение состава преступления, прерванное до наступления общественно
опасных последствий по не зависящим от лица обстоятельствам.
УК РФ 1996 г. сохранил в основном определение покушения по УК РСФСР.
Единственное изменение сводится к тому, что формой покушения новый УК наряду
с действием признает также бездействие.
Исторически со времен принятия французского УК 1810 г. и по учению
классической школы уголовного права покушение на преступление трактовалось
как «начало исполнения состава преступления». В болгарском УК в определении
покушения на преступление отсутствует указание на непременный признак любого
покушения — незавершение преступления по не зависящим от лица
обстоятельствам.    Аналогичный дефект содержит норма о покушении в УК ФРГ.
Любопытно, что немецкая норма исходит из субъективного критерия исполнения
состава, то есть, из представлений покушавшегося, а не из законодательной
характеристики состава преступления.
Покушение представляет собой начало непосредственного совершения
преступления. На этой стадии происходит реальное посягательство на объект,
находящийся под охраной закона, частично выполняется объективная сторона
конкретного преступления.
В науке уголовного права предложено большое количество теорий разграничения
приготовления к преступлению и покушения на преступление. Основными из них
являются:
-        исходящие из субъективного критерия (злого намерения, представления
субъекта о виде совершаемого им неоконченного преступления);
-        объективные, которые исходят из законодательного определения
объективной стороны состава;
-        смешанные, в которых соединяются субъективный и объективный подходы.
Самым прочным критерием, отличающим покушение на преступление от
приготовления к преступлению является критерий начала исполнения состава, его
объективной стороны. Все действия, совершенные до исполнения состава,
относятся к приготовлению.
В судебной практике случаи покушения на преступление встречаются довольно
часто. Например, субъект с целью убийства наносит жертве телесные
повреждения. В это время на месте преступления  появляется милиция и
воспрепятствует реализации цели субъекта. В данном случае действия субъекта
будут расцениваться как покушение на убийство. Преступнику не удается
совершить похищение человека из-за активных социально-полезных действий
граждан, пришедших на помощь потерпевшему. Врач умышленно не оказывает помощь
больному, заведомо зная, что это приведет к смерти больного. Эти действия
будут рассматриваться как покушение на преступление.
Покушение на преступление характеризуется объективными и субъективными
признаками, составляющими в совокупности состав этой стадии неоконченного
преступления. Эти признаки позволяют отличать покушение на преступление, с
одной стороны, от приготовления к преступлению, с другой — от оконченного
преступления.
Если приготовление к преступлению создает лишь условия для совершения
задуманного преступления, то покушение на преступление создает реальную
опасность причинения вреда объекту посягательства. В связи с этим объективная
сторона покушения на преступление характеризуется следующим:
-        в отличие от приготовления к преступлению при покушении субъект
оказывает непосредственное воздействие на объект совершаемого преступления.
(Пример, жена ударила своего мужа утюгом по голове с целью убийства, но
нанесла тяжкие телесные повреждения. В момент удара жизнь потерпевшего
подвергалась непосредственной и реальной опасности).
-        при покушении лицо совершает действие (бездействие), непосредственно
направленное на совершение преступления. Оно начинает или продолжает
выполнение объективной стороны задуманного преступления. (Пример, субъект
дает взятку должностному лицу. Но тот отказывается. Попытка дать взятку есть
выполнение объективной стороны дачи взятки).
Важно выявить, является ли совершенное деяние частью объективной стороны
готовящегося или совершаемого преступления. Одни и те же действия в
зависимости от характера преступного посягательства могут быть как покушением
на преступление, так и приготовлением к преступлению. Например, проникновение
лица на склад с боевыми припасами с целью совершения кражи будет
расцениваться как покушение на преступление, а те же действия с целью осмотра
места для совершения террористического акта — как приготовление к
преступлению.
В отличие от оконченного преступления действие (бездействие), образующее
покушение на преступление, не было доведено до конца по независящим от лица
обстоятельствам. Незавершенность деяния при покушении является признаком,
отличающим его от оконченного преступления. Многие правоведы отстаивают ту
точку зрения, что основным признаком, отличающим покушение от оконченного
преступления, является отсутствие общественно-опасного последствия.
Определение того, завершено ли деяние, зависит от специфики объективной
стороны совершаемого преступления. При покушении на преступление с
материальным составом отсутствует предусмотренный диспозицией уголовного
закона преступный результат (при грабеже субъект не может завладеть чужим
имуществом, при попытке убийства — не наступает смерти потерпевшего и т.д.).
Однако покушение на преступление с материальным составом не означает, что при
этом обязательно отсутствуют любые преступные последствия. Последние могут
наступить, но это не те последствия, которых хотел и добивался виновный и с
которыми уголовный закон связывает ответственность. Например, преступник,
имея целью совершить убийство, наносит потерпевшему телесные повреждения. В
этом случае уголовная ответственность наступает не за причинение телесных
повреждений, а за покушение на убийство.
Покушение на преступление с формальным составом характеризуется неполным
выполнением действий, предусмотренных уголовным законом.
Деяние при покушении остается незавершенным по независящим от лица
обстоятельствам. Это означает, что преступление не было доведено до конца
вопреки воли виновного. Лицо делает все, чтобы преступление было доведено до
конца, но этого не происходит. Например, лицо, решив сбыть крупную партию
поддельных денежных купюр, задерживается милицией.
Указанные объективные признаки позволяют очертить сферу возможного совершения
деяния, образующего покушение на преступление.
-        покушение возможно при совершении любых преступлений с материальным
составом, совершаемых путем, как действия, так и бездействия.
-        покушение возможно также и в преступлениях с формальным составом,
совершаемых путем действия, когда объективная сторона совершенного
преступления выполнена не полностью.
Покушение на преступление невозможно в случаях, когда уголовный закон для
состава оконченного преступления считает достаточным совершение деяния,
содержащего угрозу наступления определенных последствий (например, ст. 248
нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо
другими биологическими агентами или токсинами).
Субъективная сторона покушения на преступление характеризуется умышленной
виной. Покушение на преступление возможно только с прямым умыслом. Об этом
говорится в постановлении Пленума Верховного Суда «О судебной практике по
делам об умышленных убийствах» от 22 декабря 1992 г.
При покушении на преступление с материальным составом лицо сознает
общественную опасность своего действия (бездействия), непосредственно
направленного на совершение преступления, предвидит возможность или
неизбежность наступления вредных последствий и желает их наступления. При
покушении на преступление с формальным составом лицо сознает общественную
опасность совершаемых действий и желает их совершения.
В теории уголовного права и судебной практике покушение на преступление
принято делить на два основных вида: оконченное и неоконченное.
В основу такого деления положен субъективный критерий, базирующийся на
представлении самого субъекта о степени завершенности своих действий
(бездействия).
Оконченным следует считать такое покушение, при котором виновный выполнил
все, что считал необходимым, однако преступный результат не наступает или
преступление не завершается по объективным, то есть, не зависящим от него
обстоятельствам. Например, выстрел с целью лишить жизни потерпевшего, дача
взятки при помощи третьего лица. Виновный при этом убежден, что все зависящее
от него выполнено, и преступный результат должен наступить. Однако, этого не
происходит (виновный промахивается или потерпевшего спасает своевременно
оказанная помощь; третье лицо присваивает себе предмет взятки, либо лицо,
которому предназначалась взятка от нее отказалось).
Неоконченным считается такое покушение, при котором виновный по не зависящим
от него обстоятельствам еще не выполнил всех необходимых, с его точки зрения,
действий (бездействия) и тем самым не завершил преступления (например,
субъект пытается совершить грабеж, но ему воспрепятствовали   посторонние
граждане).
Оконченное покушение обычно, при прочих равных условиях, более опасно. По
своим признакам оно ближе к оконченному преступлению, однако, между ними
необходимо проводить четкую грань. В отличие от последнего, при оконченном
покушении не наступает преступный результат, к достижению которого стремился
виновный, или не совершаются полностью все общественно опасные действия,
объективно необходимые для завершенности преступления.
Деление покушения на оконченное и неоконченное имеет большое практическое
значение. Степень завершенности покушения учитывается при назначении
наказания (оконченное покушение опаснее неоконченного, так как первое в
большей степени приближается к оконченному преступлению), а также при решении
вопроса о добровольном отказе от совершения преступления. Однако доктор
юридических наук Н.Ф. Кузнецова считает, что критика деления покушения на
оконченное и неоконченное довольно обоснованна. Причиной тому она выделяет
то, что всякое покушение прерывается дальше или ближе к последствиям
преступления помимо воли субъекта. поэтому заслуга пресечения начатого
исполнения состава преступления должна отдаваться тому, кто остановил
преступление. УК РФ 1996 г. не выделяет оконченного и неоконченного
покушения.
В  теории уголовного права выделяется также негодное покушение, которое
бывает двух видов:
1.      покушение на негодный объект;
2.      покушение с негодными средствами.
Первый вид негодного покушения будет тогда, когда лицо направляет свои
действия на определенный объект, но его действия в силу допускаемой ошибки в
действительности не посягают на избранный им объект и не причиняют ему вреда.
На практике случаи таких покушений редки. Примером покушения на негодный
объект может послужить случай, когда лицо с целью совершения убийства наносит
удар ножом по трупу или выстрел, не зная о том, что перед ним мертвое тело
потерпевшего.
В уголовно-правовой литературе иногда говорится о покушении на нереальный или
не существующий объект. Примером такому покушению можно привести следующую
ситуацию. Убийца совершает несколько выстрелов  потерпевшего, полагая, что
это  он и есть. Но в конечном итоге выясняется, что убийца производил
выстрелы в муляж (куклу). Или, например, лицо похищает предметы, полагая, что
они имеют особую ценность, но каковыми в действительности не являются.
Во всех приведенных случаях, как и во всех возможных, объект является всегда
годным, всегда реальным и присутствующим. Определение объекта преступления
зависит от того, против каких именно охраняемых уголовным законом интересов
направлены действия виновного. В первом случае (стрельба в труп, куклу,
изображавшую конкретного человека) объектом преступления является жизнь
человека, во втором (похищение предметов) — чужая собственность.
Дело заключается в том, что в результате фактической ошибки, допущенной
виновным, вред объекту не причиняется. Такая ошибка охватывается не
зависящими от лица обстоятельствами, которые прерывают покушение. В связи с
этим покушение на негодный объект (оконченное или неоконченное) следует
рассматривать как обычное покушение, и оно должно влечь ответственность на
общих основаниях, установленных в уголовном законе для такого рода преступных
действий (в случае с похищением предметов виновный будет нести
ответственность по ст. 164 «Хищение предметов, имеющих особую ценность»).
При покушении с негодными средствами виновный для достижения своих
общественно опасных целей применяет такие предметы, которые по своим
объективным качествам и свойствам не могут привести к окончанию
посягательства или желаемому преступному результату. Под средствами здесь
понимаются не только собственно орудия и иные средства преступления, но и его
методы и способы. Негодные средства подразделяются, в свою очередь, на
абсолютно непригодные и непригодные в данных условиях (например, попытка
убийства лекарственным препаратом, который по ошибке представлял для
виновного яд). Покушение с негодными средствами, как правило, обладает
общественной опасностью и влечет наказание, так как преступление не доводится
до конца лишь вследствие ошибки виновного, т.е. по обстоятельствам не
зависящим от него. Абсолютно непригодны средства, связанные с суеверием или
полным невежеством (заговор, молитвы, «напущение порчи», «сглаза» и т.п.).
Такие действия объективно не представляют общественной опасности для
охраняемого уголовным законом объекта и потому не влекут уголовной
ответственности.
Наказание за покушение на преступление назначается с учетом общих начал
назначения наказания. (ст. 60 УК РФ) и требований закона относительно
назначения наказания за неоконченное преступление. (ст. 66 УК РФ). При этом
нужно принимать во внимание то, что каждая последующая стадия «поглощает»
предыдущую.
Покушение на преступление  — более опасная стадия преступной деятельности,
однако это не совершение оконченного преступления, поэтому срок и размер
наказания за покушение на преступление закон ограничил тремя четвертями
максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания,
предусмотренного соответствующей статьей Особенной части за оконченное
преступление.
При назначении наказания за покушение на преступление суд также должен
выяснить все обстоятельства, способствующие его совершению, учесть все
конкретные, а также смягчающие и отягчающие обстоятельства по делу.
При покушении преступление не завершается по обстоятельствам, не зависящим от
воли виновного, однако, эти обстоятельства бывают различными, что должно
учитываться при назначении наказания.
В отличие от стадии приготовления уголовная ответственность за покушение
наступает независимо от категорий совершенных преступлений.
Как уже отмечалось, УК РФ  1996 г. отказался от назначения смертной казни и
пожизненного лишения свободы, как за приготовление, так и за покушение на
преступление.
Подведем некоторый итог вышеизложенному.
-        покушение на преступление — это исполнение состава умышленного
преступления, прерванного по не зависящим от лица обстоятельствам до
наступления общественно опасных последствий;
-        покушение отличается от приготовления стадией, на которой
прерывается преступная деятельность: приготовление прерывается до начала
исполнения состава преступления, его объективной стороны, покушение в
процессе исполнения состава до момента наступления общественно опасных
последствий;
-        от оконченного преступления покушение отличается отсутствием
общественно опасных последствий;
-        виды покушения — оконченное и неоконченное, годное и негодное (на
негодный предмет и с негодными средствами) не имеют значения для квалификации
покушения, ибо во всех случаях недоведение преступления до конца происходит
помимо воли субъекта;
-        покушение на любое преступление наказуемо, однако УК РФ 1996 г.
устанавливает обязательное снижение наказания за покушение на преступление.
                      5. Добровольный отказ от преступления                      
У лица, начавшего совершение преступления, но не доведшего его до конца,
сохраняется возможность отказаться от совершения преступления и не быть
подвергнутым уголовной ответственности и наказанию. Ст. 31 УК РФ
предоставляет такую возможность. В соответствии с ней добровольным отказом от
преступления признается прекращение лицом приготовительных действий либо
прекращение действия или бездействия, непосредственно направленных на
совершение преступления, если лицо сознавало возможность доведения
преступления до конца (ч. 1). Согласно ч. 2 этой статьи лицо не подлежит
уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и
окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. В
соответствии же с ч. 3 ст. 31 УК РФ лицо, добровольно отказавшееся от
доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в
случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного
преступления.
УК РСФСР 1960 г. не давал определения добровольного отказа от преступления и
не определял его правовую природу.  В ст. 16 говорилось, что при добровольном
отказе лицо подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически
совершенное им деяние содержит состав иного преступления. В данной норме не
раскрывается сущность добровольного отказа от преступления. Она лишь
определяет рамки уголовной ответственности при добровольном отказе от
преступления. В этом смысле ст. 31 УК РФ лучше определила природу
добровольного отказа. В ней не одна, а пять частей. Она содержит понятие
добровольного отказа, определяет его правовую природу, уточняет терминологию,
регламентирует добровольный отказ соучастников.
Главным правовым последствием добровольного отказа следует считать исключение
уголовной ответственности.
Добровольный отказ характеризуется двумя основными признаками:
добровольностью и окончательностью. (ч. 2  ст. 31).
Добровольность означает, что лицо, начавшее преступление, сознательно, по
собственной воле прекращает дальнейшие действия. Не имеет уголовно-правового
значения под влиянием каких лиц у субъекта появляется инициатива такого
отказа (например, близкие, родственники, друзья и др.). Однако и при этом
отказ должен быть результатом свободного волеизъявления субъекта, а не
следствием возникших непреодолимых или труднопреодолимых препятствий. Закон
обоснованно делает акцент на осознании возможности беспрепятственного
завершения преступления. Если отказ от совершения преступления был
вынужденным, сохраняется опасность как уже совершенных лицом действий, так и
его самого, и поэтому лицо не освобождается от уголовной ответственности.
Отказ является вынужденным, если он обусловлен невозможностью довести
преступление до конца. Например, преступник пытается проникнуть в жилое
помещение, но замок оказывается сложной конструкции, и преступник вынужден
отказаться от совершения преступления. Более того, отказ признается
вынужденным, если кто-то помешал довести виновному преступление до конца.
Например, лицо пыталось похитить ценные вещи из музея и было задержано
сторожем.
Таким образом, суть добровольного отказа сводится к тому, что лицо, начавшее
преступление, по собственному желанию не доводит его до конца, хотя и имеет
такую возможность. Сознание реальной возможности завершить преступление,
убежденность лица в этом являются необходимым условием добровольности отказа.
Окончательность означает, что лицо, начавшее преступление, полностью и
бесповоротно, а не на время прекращает свою преступную деятельность.
Добровольного отказа, естественно, не будет в случаях перерыва в преступной
деятельности или временного отказа от нее.
Не признается добровольным отказом от совершения преступления отказ лица от
повторного преступного посягательства в случае неудачи первого (например,
имея умысел причинить смерть лицу, преступнику не удается при первой попытке
достичь намеченного преступного результата, и он отказывается от доведения
преступления до конца. В этом случае лицо отвечает за оконченное покушение на
убийство на общих основаниях).
Отказ от преступления также признается вынужденным, если лицом руководил
страх, вызванный конкретными обстоятельствами, означающими неизбежность
разоблачения лица, и, следовательно, препятствующими доведению преступления
до конца.
Добровольный отказ возможен только до окончания преступления, то есть, на
стадии приготовления и покушения. На стадии приготовления к преступлению
отказ возможен во всех случаях. Причем он может быть выражен как в активной
форме (лицо уничтожает средства и орудия совершения преступления), так и в
пассивной форме – достаточно лишь несовершения дальнейших действий по
доведению преступления до конца.
Добровольный отказ всегда возможен в случае неоконченного покушения. В этом
случае достаточно прекращения начатых действий. Достаточно лишь пассивной
формы отказа.
Возможна и активная форма отказа (лицо, перевозя на своем автотранспорте
незаконно находящееся во владении огнестрельное оружие, при задержании на
посту ГАИ осознает, что оружие будет найдено и добровольно передает его
сотрудникам правоохранительных органов).
Добровольный отказ от оконченного преступления возможен при наличии ряда
условий:
-        форма отказа должна быть активной;
-        лицо, совершив деяние, непосредственно направленное на совершение
преступления, сохраняет контроль над дальнейшим развитием объективной стороны
преступления и в состоянии его изменить. Если лицо не в состоянии повлиять на
дальнейший ход событий, чтобы предотвратить преступление, добровольный отказ
невозможен. Например, лицо поджигает дом, однако через несколько минут
возвращается и гасит разгоревшийся огонь.
В преступлениях с формальным составом для отказа необходимо недопущение
завершения преступления. Так, при вымогательстве, требуя от потерпевшего
выгод, преступник отказывается от своих намерений по разным мотивам и просит
потерпевшего забыть и не принимать во внимание, сказанное им, или принять как
шутку и др.
Как уже было отмечено, добровольный отказ от окончания преступления полностью
исключает уголовную ответственность за добровольно оставленное преступление.
Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит
уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им
деяние содержит состав иного преступления. Два преступника с одной и той же
целью – убийство – приобретают разные орудия преступления. Один – веревку,
другой – огнестрельное оружие. Первый при добровольном отказе от преступления
не будет привлечен к уголовной ответственности, второй же – наоборот, потому
что в его действиях имеется состав незаконного приобретения огнестрельного
оружия. То есть, второй преступник во время  приготовления к одному
преступлению совершил  другое, самостоятельное.
Часть 4 ст.31 УК РФ впервые регламентирует добровольный отказ соучастников.
Особенности добровольного отказа организаторов, подстрекателей и пособников
заключается в том, что этот отказ должен привести к ликвидации созданной ими
возможности совершить преступление, если эта возможность еще не реализована
исполнителем. Для этого они должны принять активные действия и предотвратить
готовящееся преступление.
Добровольный отказ различается по содержанию и последствиям в зависимости от
вида соучастника. Организатору и подстрекателю предъявляются более жесткие
требования для добровольного отказа, чем пособнику. Добровольный отказ
организатора и подстрекателя должен состоять в предотвращении доведения
преступления исполнителем до конца (посредством своевременного сообщения
органам власти или иными мерами). Для добровольного отказа пособника ему
достаточно принять все зависящие от него меры предотвращения совершения
преступления. Даже если этим меры оказались безрезультатными, и исполнитель
окончил преступление, пособник от уголовной ответственности все же
освобождается. «Все зависящие меры» со стороны пособника, прежде всего,
выражаются в устранении, изъятии его «вклада» в преступление: передал
исполнителю схему расположения комнат в здании, а затем до начала кражи ее
забрал, хотя бы исполнитель и совершил задуманное преступление без данной
схемы.
Ч. 5 ст. 31 УК РФ говорит о наказании неудавшегося добровольного отказа
организатора и подстрекателя. В таком случае они несут ответственность как
соучастники совершенного исполнителем преступления. Попытка добровольного
отказа может быть учтена судом как смягчающее наказание обстоятельство.
От  добровольного отказа следует отличать деятельное раскаяние, т.е. активное
поведение лица после совершения им преступления, направленное на снижение или
устранение причиненного преступлением вреда либо на оказание активной помощи
правоохранительным органам в раскрытии преступления и изобличении других
участников преступления. Добровольный отказ от преступления отличается от
деятельного раскаяния тем, что первый происходит до наступления общественно
опасных последствий, а раскаяние осуществляется после их наступления. При
добровольном отказе нет состава преступления. При деятельном раскаянии состав
преступления налицо. Добровольный отказ дает основание для непривлечения лица
к уголовной ответственности. Деятельное раскаяние выступает как основание
освобождения от уголовной ответственности.  Его содержание зависит от
характера причиненного вреда – физического, имущественного, психологического,
организационного.
Заглаживание физического вреда осложнено, а при убийстве исключено. Однако
предпринятые после совершения преступления меры по спасению раненого
потерпевшего, срочное доставление его в больницу, оказание медицинской помощи
и др. Закон признает смягчающим вину обстоятельством. (ст.61).
Проще загладить вину в имущественных преступлениях при причинении ущерба.
Возможны денежная компенсация, возврат похищенной вещи и др.
Организационный вред не всегда возместим. Все зависит от характера и величины
причиненной преступлением дезорганизации общественных отношений.
Для возмещения психологического (морального) вреда достаточно извиниться
перед потерпевшим, за оскорбление, клевету, прекратить угрозы, заверить, что
прежние угрозы были несерьезными. Можно предъявить гражданский иск.
На основе вышесказанного можно сделать выводы:
-        добровольный отказ от преступления представляет собой окончательный
отказ от приготовительных действий или исполнения состава преступления при
сознании возможности его завершения;
-        мотивы добровольного отказа не имеют значения, если они не устраняют
представление лица об успешном завершении преступления;
-        добровольно отказавшееся от начатого преступления лицо несет
ответственность лишь за иное оконченное преступление, если оно его совершает
до добровольного отказа;
-        добровольный отказ отличается от деятельного раскаяния по содержанию
и основаниям непривлечения или освобождения от уголовной ответственности.
                                   Заключение                                   
В завершении данной работы сделаем основные выводы по рассмотренной теме:
Теория уголовного права признает стадиями выпол­нения умышленного
преступления этапы подготовки и непосред­ственного совершения преступления,
которые различаются по содержанию (характеру) действий, а также моменту
прекращения (или окончания) преступного поведения.
Непосредственно из закона вытекает наличие трех стадий совершения
преступления: приготовления к преступлению, покушения на преступление и
оконченного пре­ступления.
Оконченным закон признает преступление, если в совершен­ном лицом деянии
содержатся все признаки состава преступле­ния, предусмотренного
соот­ветствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.
Согласно ст. 29 УК, приготовление к преступлению и покушение на преступление
признается неоконченным преступлением.
Приготовлением признаются любые умышленные действия, создающие условия для
реализации пре­ступления.
Покушение па преступление - это любые умышленные дей­ствия, посягающие па
объект преступления, начало непосредственного выполнения признаков
объективной стороны преступления, предусмот­ренного в диспозиции статьи
Особенной части УК.
И в том, и в другом случае преступление не доводится до конца по причинам и
об­стоятельствам, не зависящим от воли виновного.
Поскольку стадии приготовления к преступлению и покушения на его совершение
представляют реальную опасность для правоохраняемых интересов, общим
ос­нованием уголовной ответственности за их совершение является состав
неоконченного преступления.
Выявление конкретной стадии преступления имеет весьма существенное значение.
Прежде всего, стадия определяет степень, опасности содеянного. По общему
правилу, покушение опаснее приготовления, а оконченное преступление опаснее
покушения. В практическом плане это означает, что каждая последующая стадия
влечет более строгое наказание.
Далее, наличие опреде­ленной стадии требует самостоятельной квалификации, что
по­зволяет более точно и конкретно определить содержание дейст­вий виновного,
а стало быть, их опасность.
Поэтому приготовле­ние к преступлению надлежит квалифицировать по
соответствую­щей статье Особенной части и по части первой ст. 30 УК,
поку­шение — помимо статьи Особенной части, по части третьей ст. 30 УК, а
оконченное преступление — помимо статьи Особенной части, по части первой ст.
29 УК.
Таким образом, правильное определение стадий умышленного преступления
необходимо для правильной правовой оценки совершенного преступления, его
квалификации, и индивидуализации уголовной ответственности.
                         Список используемой литературы                         
     Правовые источники:
1.                 Конституция Российской Федерации. – М.: Новая Волна, 1996.
2.                 Уголовный кодекс Российской Федерации N 63-ФЗ  от 13.06.96
3.                 Уголовный кодекс Российской Федерации. Постатейные
материалы / Под ред. В.М. Лебедева и С.В. Бородина. М.: СПАРК, 1998.
     Учебники и монографии:
4.                  Благов Е.В. Особенности назначения наказания за
неоконченное преступление. - Ярославль, 1994..
5.                  Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по
советскому уго­ловному праву. М., 1955.
6.                  Здравомыслов Б.В. Уголовное право России. Общая часть. -
М.: Юристъ, 2000
7.                  Караулов В.Ф. Стадии совершения преступления. - М., 1982
8.                  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации
/Отв. ред. Лебедев В.М. – М.:  Юрайт-Издат, 2002
9.                  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации.
/Под общ.ред. Ю.И. Скуратова и .М. Лебедева. – М., НОРМА-ИНФРА-М, 2001
10.             Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о
преступлении / под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. - М.: Зерцало, 1999.
11.             Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс
лекций. – М.: БЕК, 1996
12.             Прохоров Л.А., Прохорова М.Л.  Уголовное право: Учебник. —
М.: Юристъ, 1999.
13.             Российское уголовное право. Общая часть / под ред. В.Н.
Кудрявцева и А.В. Наумова. – М.: СПАРК, 1997.
14.             Симаков Г.Ф. Уголовное право Российской Федерации. Часть
общая. Лекции. - М., 2000.
15.             Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения
преступления. - М., 1982.
16.             Уголовное право России. Общая и Особенная части. /Под ред.
В.П. Ревина. — М.: Юрид. лит., 2000.
17.             </DIV><DIV
id=ftn4><SPAN></SPAN></DIV><DIV id=ftn5>Уголовное
право. Общая часть. Учебник для вузов / под ред. И. Я. Казаченко, З. А.
Незнамова - М., 2000.
18.             Уголовное право России. Общая часть: Учебник /Отв. ред.
д.ю.н. Б.В.Здравомыслов. – М.: Юристъ, 1996
19.             Уголовное право. Общая часть. /Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И.
Ляпунова – М.: Новый Юрист, КноРус, 1997.
20.             Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная. Вопросы и
ответы (Серия «Подготовка к экзамену») / под ред. проф. А.С. Михлина. - М.:
Юриспруденция, 2000.
     Статьи в периодических изданиях:
21.             Наумов А.В. Введение в уголовное право // Государство и
право, 1993, № 11
22.             Селезнев М. Неоконченное преступление и добровольный отказ //
Российская юстиция, 1997,  № 11
23.             Якубов С.  Время совершения преступления // Российская
юстиция, 1997, № 8
.
     
[1] Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право: Учебник. — М.: Юристъ, 1999. — 480 с.

[2] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Отв. ред. Лебедев В.М. – М.: Юрайт-Издат, 2002, с. 67

[3] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. /Под общ.ред. Ю.И. Скуратова и .М. Лебедева. – М., НОРМА-ИНФРА-М, 2001, с. 50

[4] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. /Под общ.ред. Ю.И. Скуратова и .М. Лебедева. – М., НОРМА-ИНФРА-М, 2001, с. 50-52

[5] Цитата по: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. – М.: БЕК, 1996, с. 268

[6] Там же, с. 268

[7] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. /Под общ.ред. Ю.И. Скуратова и .М. Лебедева. – М., НОРМА-ИНФРА-М, 2001, с. 52

[8] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Отв. ред. Лебедев В.М. – М.: Юрайт-Издат, 2002, с. 72

[9] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. /Под общ.ред. Ю.И. Скуратова и .М. Лебедева. – М., НОРМА-ИНФРА-М, 2001, с. 52

[10] Уголовное право России. Общая и Особенная части. /Под ред. В.П. Ревина. — М.: Юрид. лит., 2000, с. 207