Каталог :: Уголовное право и процесс

Реферат: Соучастие в преступлении

                              Р Е Ф Е Р А Т                               
                                     на тему                                     
                    “  СОУЧАСТИЕ   В   ПРЕСТУПЛЕНИИ  ”                    
     Автор: 
Начат : 24 апреля 2001 года.
Окончен :
                               город Москва                               
                                 2001 год                                 
                                СОДЕРЖАНИЕ                                
1. Введение
2. Понятие  соучастия
3. Признаки соучастия
3.1 Объективные признаки
3.2 Субъективные признаки
4. Виды соучастников
4.1 Организатор
4.2 Исполнитель
4.3 Подстрекатель
4.4 Пособник
5. Основания и пределы ответственности соучастников
6. Заключение
     1. Введение 
Институт соучастия является органической и неотъемлемой частью системы норм
права и институтов уголовного законодательства. Таким образом,  его задачи и
цели  определяются в соответствии с задачами и целями уголовного
законодательства. Однако он имеет и  свое специальное значение, выражающееся
в следующем: во-первых, закрепление института соучастия в уголовном законе
позволяет обосновать ответственность лиц, которые сами непосредственно не
совершали преступление, но определенным образом  способствовали его
выполнению. Тем самым этот институт дает возможность определить круг деяний,
непосредственно не предусмотренных в нормах особенной части  Уголовного
кодекса РФ, однако  представляющих собой общественную опасность и требующих
обязательной уголовно - правовой оценки. Во-вторых, институт соучастия
позволяет определить правила квалификации действий соучастников. И наконец в-
третьих, выработанные им критерии позволяют индивидуализировать
ответственность лиц, принимавших то или иное участие в совершении
преступления, в соответствии с принципами уголовного права.
Цель данной работы - раскрыть понятие института соучастия в российском
уголовном праве, описать признаки соучастия в совершении преступления,
определить виды соучастников и основные принципы их ответственности.
     2.Понятие соучастия
Уголовный кодекс Российской Федерации определяет соучастие как “ умышленное
совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления ”
. В этом определении отражены специфические признаки , которыми можно
охарактеризовать совместную преступную деятельность .
Как уже сказано выше, служебная  функция института соучастия прежде всего
выражается  в обоснованности уголовной ответственности лиц, непосредственно
преступления не совершавших, но в различных формах оказывавших содействие его
выполнению.  Соучастие в преступлении  является одним из наиболее сложных и
обсуждаемых в науке о преступлении в целом и в теории уголовного права. Это
обусловлено тем, что преступная деятельность может выполняться не только
одним лицом, но несколькими лицами, объединившими свои усилия ради достижения
определенной цели.
     3. Признаки соучастия
В российском уголовном праве при характеристике признаков соучастия их
принято делить на объективные и субъективные. К объективным признакам относят
количественный (множество субъектов) и качественный (совместность их
деятельности) , а к субъективным  - совместность умысла и его направленности
при совершении умышленного преступления.
     3.1 Объективные признаки 
Признак множественности субъектов означает, что в совершении преступления
участвуют два или более лица. Положения общей части УК РФ, относящиеся и к
институту соучастия, носят универсальный характер и должны применяться во
всех случаях, когда речь идет  о групповом преступлении. При этом совершение
преступления группой лиц - не просто квалифицирующее обстоятельство, но  еще
и определенная форма соучастия , прямо выделенная в  статье Особенной части
УК РФ.
Уголовный Кодекс РФ устанавливает два возрастных критерия привлечения к
уголовной ответственности  : общий критерий  - с 16 лет и исключительный, в
отношении ограниченного круга деяний, - с 14 лет. Поэтому быть соучастником в
преступлениях, ответственность за совершение которых установлена с 16 лет,
могут быть только лица, достигшие 16 - летнего возраста; если ответственность
наступает с 14 лет, то и иные соучастники могут привлекаться к
ответственности по достижении этого возраста.
Бывают  случаи, когда исполнитель   не может являться субъектом преступления
в силу возраста или невменяемости. В таком случае необходимо вести речь о так
называемом опосредованном причинении. Вред охраняемым законом отношениям в
данном случае причиняется посредством использования лица, не подлежащего
уголовной ответственности. То есть, данное лицо используется как орудие
преступления в руках надлежащего субъекта. При этом надлежащий субъект
действует умышленно, используя лицо, не отвечающее требованиям субъекта
преступления.
Правила квалификации таких действий были определены в Постановлении № 7
Пленума Верховного Суда Российской Федерации  от 14 февраля 2000 г. “О
судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних”, пункт 9
которого гласит:
“Необходимо иметь в виду, что совершение преступления с использованием лица,
не подлежа­щего уголовной ответственности в силу возраста (статья 20 УК РФ)
или невменяемости (статья 21 УК РФ), не создает соучастия. Вместе с тем при
совершении преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной
ответственности по ука­занным выше основаниям, лицо, вовлекшее
несо­вершеннолетнего в совершение этого преступле­ния, в силу части 2 статьи
33 УК РФ несет ответственность за содеянное как исполнитель путем
посредственного причинения.”
Часть 2 статьи 33 УК РФ, прямо выделяя таких лиц,  признает их исполнителями,
действия которых квалифицируются непосредственно по статьям Особенной части
УК РФ  без ссылки на ст. 33 УК РФ. Таким образом, “посредственное причинение”
полностью охватывается понятием единолично выполненного преступления, но
только при том условии, что лицо, использующее   другого человека, не
являющегося субъектом данного преступления, сознает это.
Признак совместности деятельности соучастников означает действия сообща,
когда каждый участник своими теми или иными действиями  ( бездействиями )
вносит свой вклад в совершение преступления. При этом соучастники могут быть
как соисполнителями, когда каждый из них одновременно или в разное время
полностью или частично выполняет объективную сторону преступления, так и с
распределением ролей между ними, когда объективную сторону выполняет лишь
исполнитель преступления, а остальные соучастники играют роли организатора,
пособника , подстрекателя.
Классическим примером совместной деятельности соучастников преступления с
распределением ролей может служить дело Файзуллиной и других, приведенное в
анализе судебной практики Верховного Суда РФ. Файзуллина договорилась об
убийстве мужа через Проскурнину, ей же передала деньги для вручения
исполнителю. Проскурнина передала деньги исполнителю.
После убийства, осуществленного Шевцовым, Файзуллина
вместе с Проскурниной убирали следы крови, окровавленные вещи.
Файзуллина признана виновной в соучастии в убийстве своего мужа в форме
подстрекательства и пособничества,  Проскурнина - в форме пособничества.
Файзуллина и Проскурнина осуждены по
ст. 33, ст. 105 ч. 2 п. "З". По делу также осужден исполнитель убийства по
найму Шевцов.
(Бюллетень Верховного Суда  РФ, 1999, № 3, стр.15)
Установление совместности деятельности предполагает наличие трех основных
элементов.
Во-первых, - взаимообусловленности деяний двух или более лиц . Конкретное
участие отдельных лиц в преступлении по своему характеру может быть
различным, совершаться с разной степенью интенсивности. Например, при
убийстве группой лиц по предварительному сговору  трое, имея единый умысел на
лишение жизни другого человека, подвергают его избиению, но при этом один
наносит всего два удара по голове, а двое других - по пять ударов каждый. То
есть, действия каждого из соучастников взаимно дополняют друг друга в
направлении реализации единого умысла  на совершение преступления - убийства.
Как правило, с объективной стороны соучастие совершается путем активных
действий. Но вместе с тем не исключается возможность совершения преступления
соучастниками   и в форме бездействия.  Например, когда охранник по
согласованию с другими лицами  не выполняет свои обязанности по охране
территории и этим способствует  совершению на этой территории преступления.
Во-вторых, единого для соучастников преступного результата. Это значит, что
соучастники, совершая взаимно дополняющие действия, направляют их на
достижение общего для них всех результата. Случаи, когда лица участвуют в
совершении одного посягательства, но при этом стремятся к достижению
различных последствий, не могут расцениваться как соучастие.
В-третьих, необходима причинная связь между деянием каждого соучастника и
наступившим общим преступным результатом.
Соучастие возможно на любой стадии совершения преступления ( в процессе
подготовки преступления, его начала либо в момент совершения в качестве
присоединяющейся деятельности ), но обязательно до  его окончания -
фактического прекращения посягательства на соответствующий объект.  Это
вытекает из того неоспоримого обстоятельства, что только до окончания
преступления можно говорить о наличии обусловливающей и причинной связи между
действиями соучастников  и совершенным преступлением.  Данное обстоятельство
является объективным основанием ответственности соучастников. Единственным
исключением в данном случае может стать ситуация, когда пособник  согласно
предварительной договоренности с другими соучастниками  начинает выполнять
свои заранее оговоренные действия после совершения преступления   (обещанное
сокрытие орудий преступления или лица, совершившего таковое) . Основанием для
признания такого лица соучастником преступления является наличие
предварительной договоренности о действиях по заранее обещанному
укрывательству как одной из форм пособничества. Понятие заранее не обещанного
укрывательства находится за рамками института соучастия.
     3.2 Субъективные признаки
Субъективные признаки включают в себя :
·     Единство умысла соучастников. Одним из основных принципов уголовного
права является закрепленный в ст. 5 УК РФ принцип вины, в соответствии с
которым лицо подлежит уголовной ответственности  только за те общественно
опасные деяния  и наступившие общественно опасные последствия, в отношении
которых установлена его вина. Вина применительно к институту соучастия, а
точнее - умысел, является тем самым  как бы  объединяющим началом
психического отношения исполнителя и иных соучастников к совместно
содеянному, то есть действие или бездействие, хотя и способствовавшие
объективно преступлению, но совершенные без умысла, не могут рассматриваться
как соучастие. Как правило, соучастие совершается с прямым умыслом, поскольку
объединение психических и физических усилий  нескольких лиц для совершения
преступления трудно себе представить без желания совместного совершения
преступления. Однако не исключена возможность совершения соучастия  и с
косвенным умыслом, например, при соисполнительстве  или пособничестве. Такой
умысел возможен при совершении тех преступлений, в которых допускается прямой
и косвенный умысел. В отличие от индивидуально действующего лица для
соучастника содержание умысла  шире, так как существует знание о совместности
совершения преступления.  Интеллектуальный момент умысла соучастника отражает
сознание общественно опасного характера  действий, совершаемых другими
соучастниками, а также предвидение возможности или неизбежности наступления
общественно опасных последствий  в результате  объединенных действий,
выполняемых совместно с иными соучастниками . Волевой момент умысла
соучастника включает в себя либо желание наступления единого для всех
преступного результата, либо сознательное допущение  или безразличное
отношение к единому для соучастников  последствию, наступившему в результате
объединения их усилий. Мотивы и цели, с которыми действуют соучастники, в
отличие от общности намерения совершить преступление, могут быть и
различными, что значения для квалификации не имеет, но должно учитываться при
назначении наказания. Однако существуют и исключения. В тех случаях, когда
мотивы и цели предусматриваются диспозицией конкретной статьи Особенной части
УК РФ в качестве обязательных, ответственность за соучастие в преступлении
может наступать только для тех лиц, которые, зная о наличии таких целей или
мотивов, своими совместными действиями способствовали их совершению
( например, ответственность за убийство из корыстных побуждений, когда
соучастники знают о наличии корыстной цели и поддерживают ее).
·     Соучастие только в умышленном преступлении. Уголовный кодекс  РФ четко
определяет, что соучастие возможно только в умышленном преступлении. Таким
образом, невозможно соучастие в неосторожном преступлении. Наличие понятия о
соучастии в неосторожном преступлении не только вступило бы в противоречие с
законодательной конструкцией данного института, но и извратило бы саму
сущность соучастия, т.к. неосторожная вина исключает осведомленность
соучастников о действиях друг друга и, следовательно,  не допускает
возможности внутренней согласованности  между действиями отдельных лиц.
Другого варианта, кроме индивидуальной самостоятельной ответственности
неосторожно действующих лиц, закон справедливо и обоснованно не
предусматривает.
     3. Виды соучастников
В соответствии с частью 1 статьи 33 УК РФ  соучастниками признаются наряду с
исполнителем  организатор, пособник и подстрекатель. Такая классификация
позволяет дать конкретную юридическую оценку действиям каждого соучастника  и
точно индивидуализировать их ответственность и наказание.
Само по себе установление факта совместной преступной деятельности нескольких
лиц не дает возможности сделать вывод , что каждое из этих лиц вносит
одинаковый вклад в достижение общего преступного результата. Реальный вклад
соучастника зависит от того, какую роль он играет в совершении преступления,
с какой интенсивностью  осуществляет свои действия, а также от ряда других
обстоятельств. При этом УК РФ не устанавливает обязательного смягчения
ответственности для  различных соучастников, хотя и не исключает этого.
Согласно ч. 1 ст. 34 УК РФ ответственность соучастников преступления
определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в
совершении преступления. Характер участия лица в совершении преступления
определяется той ролью , которую оно выполняет при совершении преступления.
Этот объективный показатель и положен в основу разделения  названных выше
четырех видов соучастия. Необходимо отметить, что разграничение соучастников
на организатора, исполнителя, подстрекателя и пособника применимо лишь к
случаям, когда виновные действуют с распределением ролей. При совместном
выполнении объективной стороны конкретного преступления  несколькими лицами
они признаются соисполнителями.  Однако возможно различие в характере и
степени участия в преступлении отдельных соисполнителей. Имеются в виду
случаи, когда один из соисполнителей одновременно выполняет функции
подстрекателя, а иногда и организатора. Именно этим обстоятельством
объясняется появление в теории и судебной практике фигуры инициатора
преступления, которая обозначает лицо, совмещающее при соисполнительстве
функции подстрекателя, организатора и исполнителя.  Такое лицо можно считать
идеологом совершения преступления    , которое не просто предлагает идею
совершения преступления, но и само осуществляет действия по подготовке или
выполнению объективной стороны преступления. Инициирующая роль такого лица
должна учитываться при назначении наказания в качестве обстоятельства,
отягчающего ответственность в соответствии с п. “г” ч. 1 ст. 63 УК РФ.
Степень участия лица в совершении преступления зависит от его реального
вклада в совместно совершаемое преступление, от интенсивности и
настойчивости, с которым тот или иной соучастник выполняет свои действия.
Естественно, что интенсивность и общественная опасность действий организатора
существенно отличается от интенсивности и опасности действий  пособника, и
более того, возможна различная интенсивность действий среди лиц, выполняющих
одну и ту же функциональную роль ( среди соисполнителей и пособников ).
Однако это не меняет качественной оценки действий соучастника. Как бы
настойчиво ни действовал пособник, без изменения характера его роли стать ни
соисполнителем, ни организатором он не может.  В этом смысле характерно
решение, принятое Президиумом Верховного Суда РФ по делу А.    А. Предложила
Р. и Г. избить потерпевшего.  В процессе избиения у них возник умысел на
убийство. Р. и Г. вытащили потерпевшего на лестничную площадку, где
продолжили избиение. В это время А. Освещала место преступления спичками, а
затем принесла уксусную эссенцию, которую Р. и Г. влили в рот потерпевшему,
который от ожога гортани и дыхательных путей скончался. Суд первой инстанции
квалифицировал действия А. как прямое соисполнительство по пп. “г”, “н” ст.
102 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РФ посчитал, что А. была лишь
пособником убийства, а, поскольку сговор на убийство не был достигнут до
начала преступления, из квалификации действий А. исключен п. “н” ст. 102 УК
РСФСР.
(Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000 г., № 7)
По  степени активности участия лица в совершении преступления выделяются
главные и второстепенные соучастники. Это деление имеет определенное правовое
значение, поскольку степень участия лиц в совершении преступления  должна, в
соответствии со ст. 63 УК РФ, учитываться при назначении наказания.
Законодатель, определяя особенности назначения наказания за преступление,
совершенное в соучастии, в соответствии с ч. 1 ст. 67 УК РФ,  ориентирует
судебные органы на обязательный учет характера и степени фактического участия
лица в совершении преступления, значение этого участия для достижения цели
преступления , его влияния на характер и размер причиненного или возможного
вреда.
     4.1 Организатор
Это лицо, организовавшее совершение преступления или руководящее его
исполнением. Организатор в своих действиях является тем инициирующим
фактором, с которого начинается подготовка преступления, его планирование.
Именно организатор подбирает других соучастников, координирует их
деятельность в процессе реализации преступного умысла. Свои функции
организатор может выполнять как в качестве самостоятельной фигуры, так и
выступая одновременно  с другими в качестве соисполнителя.  Когда лицо
выполняет только функции организатора, оно прямо и непосредственно не
осуществляет действий, образующих объективную сторону состава преступления.
Ответственность за такого рода действия наступает с учетом и по основаниям
норм  ст. 33 Общей части  УК РФ.
Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Определении №
9-Д99-57 по делу Силкина указала буквально следующее: “Поскольку в
соответствии с ч. 3 ст. 34 УК РФ уголовная ответственность организатора,
подстрекате­ля и пособника наступает по статье, предусматриваю­щей наказание
за совершенное преступление, со ссыл­кой на ст. 33 УК РФ (за исключением
случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями пре­ступления),
действия осужденного, признанного судом организатором преступления, подлежат
переквалифиции на ч. 3 ст. 33 и пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, так как он
одновременно не являлся соисполнителем преступления.”
(Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000 г., № 7)
Если же лицо одновременно является и исполнителем, его ответственность
определяется нормами Особенной части УК РФ.
Выделяется четыре вида организационной деятельности :
·      организация совершения преступления
·     руководство совершением преступления
·     создание организованной группы  или преступного сообщества
·     руководство организованной группой или преступным сообществом
Первый  и частично третий вид характеризуют этап подготовки к совершению
преступления. Организационные действия здесь могут выражаться в подборе
соучастников, разработке планов,  выборе объекта преступления, приискании
орудий  и средств совершения преступления, осуществлении действий по
сплочению участников.
Второй и четвертый вид организационных действий выполняются непосредственно
во время совершения преступления и могут включать в себя распределение
обязанностей между членами группы, расстановку людей, определение
последовательности совершения действий, обеспечения прикрытия, выработку форм
связи между соучастниками.
Организатор не обязательно должен выполнить всю совокупность действий,
приведенных в ст. 33 УК РФ. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что
при описании понятия организатора законодатель использует разъединительные
союзы “или” ,  “либо” , “ а также  ”. Поэтому для ответственности лица
достаточно, чтобы оно выполнило какую-либо часть названных действий. Главное,
на что обращается внимание, - это объединение лицом усилий других
соучастников в направлении совместного совершения преступления. Организатор
может и не знать лично всех иных соучастников или конкретных подробностей
совершенного преступления. В отличие от исполнителя организатор действует
только с прямым умыслом. Обязательным является знание о преступном характере
и совместном совершении действий.
     4.2 Исполнитель
Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление  либо
непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (
соисполнителями ) , а также лицо, совершившее преступление  посредством
использования других лиц           , не подлежащих уголовной ответственности
в силу возраста , невменяемости и других обстоятельств, предусмотренных УК
РФ. Из определения исполнителя следует, что им признаются три категории
субъектов :
·     лицо, которое  непосредственно и единолично совершает преступление;
·     лицо, которое совместно с другими непосредственно участвует  в
совершении преступления;
·     лицо, которое использует для совершения преступления  других лиц, в
соответствии с законом  не подлежащих уголовной ответственности.
Исполнитель должен обладать  как общими признаками субъекта преступления  (
быть вменяемым, достигнуть возраста уголовной ответственности ) , так и
специальными признаками  в тех случаях, когда конкретная статья ,
предусматривающая ответственность за совершенное им преступление , содержит
указание на специальный субъект. Например  исполнителем, соисполнителем
воинского преступления может быть только военнослужащий  или гражданин ,
пребывающий в запасе  во время прохождения военных сборов . Лицо, не
обладающее такими признаками , даже если оно  выполняет объективную сторону
преступления , как, например , вольнонаемное лицо, которое совместно с
военнослужащим  совершает насильственные действия  в отношении его начальника
( ст. 334 УК РФ ), не может признаваться исполнителем преступления.  Вместе с
тем в данном случае оно несет ответственность за преступление в качестве его
организатора, подстрекателя или пособника в соответствии с ч. 4 ст. 34 УК РФ.
Соисполнительство означает, что два или более лица непосредственно выполняют
действия, образующие объективную сторону преступления. Соисполнительством
должны признаваться как случаи, когда имеет место простое соучастие, так и
случаи, когда у одного или каждого соисполнителя есть иные соучастники
(подстрекатели, пособники, организаторы). Однако при этом не требуется, чтобы
каждый из них полностью от начала до конца выполнял объективную сторону
преступления. Для признания соисполнителем достаточно, чтобы  лицо хотя бы
частично выполнило действия, описанные в диспозиции конкретной статьи
Особенной части УК РФ. Более того, это могут быть технически разные действия,
и выполняться они могут в разное время. Главное , чтобы они были юридически
однородными, то есть непосредственно образовывали объективную сторону
преступления. Например : приговором Московского областного суда  Труш А.Г.,
Костюк Н.И. и Гокадзе А.В. признаны виновными в совершении преступления,
предусмотренного п. “ж” ч. 2 ст. 105 УК РФ  - совершении убийства группой лиц
по предварительному сговору. Они, реализуя свой единый умысел и
предварительный сговор на лишение жизни гражданина Морозова А.Б., подвергли
того избиению, совместно нанесли ему  множество ударов по голове и телу,
после чего Труш и Костюк отнесли Морозова к железной дороге и толкнули его
под проходивший поезд. Гокадзе непосредственно в бросании Морозова под поезд
не участвовал, но находился с ними вместе. Приговором суда присяжных все трое
признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п. Ж ч. 2 ст.
105 УК РФ. Таким образом, решение вопроса о том, какие конкретные действия
должен выполнить соисполнитель, зависит от особенностей описания в законе
объективной стороны преступления. В данном конкретном случае (убийство
группой лиц по предварительному сговору) деяние описано в общей форме и
акцент сделан на наступившие последствия . Иначе обстоит дело в тех
преступлениях, где акцент делается на описании деяния, например при
изнасиловании. Тут соисполнителем является либо лицо, совершающее половой акт
, либо применяющее насилие , парализующее сопротивление потерпевшей,
поскольку  и то, и другое действие являются обязательным элементом
изнасилования и должны взаимообусловливать  друг друга. Непосредственное
участие в совершении преступления может быть связано не только с выполнением
каждым соучастником однородных действий, образующих объективную сторону
преступления, но выражаться и в случаях , когда лицо в момент совершения
преступления оказывает помощь другим соисполнителям путем совершения иных по
характеру действий.
Третий вид соисполнителя связан с “посредственным причинением” . Как уже
ранее отмечалось, соучастником может быть только лицо, достигшее
шестнадцатилетнего возраста , а в случаях, которые четко изложены в ст. 20 УК
РФ, четырнадцатилетнего возраста. Использование организатором или
подстрекателем  для совершения преступления лица, не достигшего указанного
возраста , следует квалифицировать как выполнение указанным лицом состава
преступления. Несовершеннолетний  является в подобных случаях орудием
совершения преступления. Таким же образом квалифицируются действия
организатора, использовавшего для совершения преступления невменяемое лицо.
Уголовный закон прямо называет два конкретных случая , в силу которых может
возникнуть “посредственное причинение” (недостижение   возраста уголовной
ответственности и невменяемость субъекта) и далее указывает в общей форме  -
либо по другим обстоятельствам , предусмотренным УК РФ. К эти  иным
обстоятельствам можно отнести : невиновное причинение вреда (ст.28 УК РФ),
физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ), исполнение приказа или
распоряжения  (ст.42 УК РФ).  Институт “посредственного (или опосредованного)
причинения” позволяет обосновать уголовную ответственность  тех лиц, которые
стоят за конкретными исполнителями общественно опасных деяний и направляют
их. Как уже говорилось, обязательным условием при этом  является осознание
того, что используется ненадлежащий субъект.
Таким образом , исполнитель является обязательной фигурой  при совершении
преступления в соучастии. Без любого другого соучастника преступление может
быть совершено, отсутствие исполнителя означает невозможность совершения
преступления. По действиям исполнителя определяется степень завершенности
преступления, совершаемого в соучастии. Не может быть оконченного
преступления у соучастников, если исполнитель не довел преступление до конца.
Действия исполнителя могут быть как с прямым , так и с косвенным умыслом.
     4.3 Подстрекатель
Подстрекателем  в соответствии с ч. 4 ст. 33 УК РФ признается лицо,
склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа,
угрозы или другим способом.
Подстрекатель является интеллектуальным соучастником, который сам не
принимает непосредственного участия в совершении преступления. Его задача
сводится к тому,  чтобы путем внушения необходимости, целесообразности или
выгодности  совершения преступления возбудить у исполнителя такое намерение.
В тех случаях, когда подстрекатель принимает непосредственное участие в
совершении преступления , он привлекается к ответственности как
соисполнитель, а его предшествующая деятельность  по возбуждению желания на
совершение  преступления учитывается судом в качестве обстоятельства,
отягчающего  наказание в соответствии с п. Г ст. 63 УК РФ.
Суть подстрекательства проявляется в воздействии на сознание и волю
исполнителя в целях склонения последнего к совершению преступления.
Особенность данного воздействия в том, что оно не парализует волю исполнителя
, который по- прежнему остается свободным в выборе своего последующего
поведения. Подстрекатель, применяя различные способы и методы воздействия,
стремится не к тому, чтобы ввести  в заблуждение подстрекаемого, а наоборот -
вызвать в нем  решимость сознательно принять решение  о совершении
преступления.  Подстрекательство предполагает привлечение к совершению
преступной деятельности других лиц в качестве соучастников, а не
использование чужой невиновной деятельности. По форме выражения
подстрекательство может совершаться словами, жестами, письменными знаками ,
носить открытый или завуалированный вид, но обязательно иметь конкретный
характер. Нельзя склонить к совершению преступления вообще, а лишь к
совершению конкретного преступления.  Склонение как сущностную характеристику
подстрекательства  следует отличать от случаев вовлечения, призывов,
агитации.  Отличие тут состоит, во-первых, в том, что склонение всегда
адресовано одному или нескольким, но конкретно определенным  лицам; во-вторых
, оно направлено на возбуждение желания совершения индивидуально определенных
общественно опасных действий, причиняющих вред конкретному объекту. В то
время как в призывах, скажем,  к массовым беспорядкам  адресатом является
неопределенно широкий круг лиц, а характер деяния не всегда четко определен.
От организатора подстрекатель отличается тем, что он не планирует совершение
преступления и не руководит его подготовкой  или совершением . В тех случаях,
когда лицо не только склонило другое к совершению преступления, но и
впоследствии выполнило и организаторские функции,  его действия следует
квалифицировать как организационные , поскольку по сути они являются более
опасными , чем подстрекательские.
Действия подстрекателя всегда носят умышленный характер. Его сознанием должно
охватываться  то, что он вовлекает подстрекаемого в совершение конкретного
преступления и предвидит, что в результате его действий и действий
исполнителя неизбежно или возможно наступят общественно опасные последствия.
Волевой момент умысла подстрекателя характеризуется чаше всего желанием
наступления в результате действий ( бездействия  ) исполнителя  общественно
опасного последствия ( прямой умысел ), в отдельных случаях он сознательно
допускает  его наступление или безразлично к нему относится   (косвенный
умысел ) . Цели, преследуемые подстрекателем , могут не совпадать с теми
целями преступления, которые он внушает подстрекаемому. Точно так же могут
не совпадать и мотивы преступления. Квалификация содеянного подстрекателем в
таких случаях будет зависеть  прежде всего от целей и мотивов, которыми
руководствовался исполнитель преступления.  Если мотив и цель являются
обязательными  элементами состава преступления, то этому подстрекателю
вменяется в ответственность и его собственная мотивация. В тех случаях, когда
мотив и цель не являются обязательными  признаками состава преступления,
собственные мотивы и цели подстрекателя будут учитываться  при назначении
наказания.
Подстрекатель должен отвечать за оконченное преступление, если преступление
будет исполнителем выполнено полностью. Покушение исполнителя на преступление
влечет за собой оценку действий подстрекателя также как покушения, несмотря
на то, что свои действия он полностью выполнил. Если совершение преступления
в силу различных причин, но по не  зависящим от подстрекателя обстоятельствам
, оказывается безуспешным, такое неудавшееся подстрекательство
рассматривается как создание условий для совершения преступления и должно
квалифицироваться как приготовление к преступлению в соответствии с ч.5 ст.
34 УК РФ.
     4.4 Пособник
В соответствии с ч. 5 ст. 33 УК РФ пособником признается лицо,
содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением
информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением
препятствий , а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника либо
предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее
приобрести или сбыть такие предметы .
От исполнителя пособник отличается тем, что он непосредственно не выполняет
объективной стороны преступления, а либо в процессе подготовки преступления,
либо на стадии его совершения оказывает помощь исполнителю путем создания
реальной возможности завершения преступления. Пособничество, как правило,
выполняется путем совершения активных действий, но в отдельных случаях оно
может заключаться и в бездействии, когда пособник в силу своего положения был
обязан действовать.
Выше приводился пример судебного приговора в отношении соисполнителей
умышленного убийства. Оценка роли пособника освещена в другом приговоре,
приводимом ниже.
“Пособничество в убийстве не образует квалифи­цирующий признак убийства,
предусмотренный п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, — совершенное группой лиц по
предварительному сговору.”
Ерофеев и Аношкин осуждены военным судом  за убийство, совершенное по
предварительному сгово­ру группой лиц с целью облегчить совершение другого
преступления.
Согласно приговору Ерофеев и Аношкин догово­рились совместно похитить
имущество из квартиры Домниных, при этом для  проникновения в квартиру они
решили завладеть ключами от нее, убив с этой целью несовершеннолет­него
Домнина Д. в заранее оговоренном месте.
Исполняя задуманное, Аношкин пригласил До­мнина Д. пройти за трансформаторную
будку, где Ерофеев  задушил его и изъял ключи от квартиры.
Эти действия  осужденных квалифицированы по пп "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Военная коллегия Верховного Суда России, рассмотрев дело в кассацион­ном
порядке, расценила данную квалификацию как ошибочную и приговор в этой части
изменила. По­скольку соучастие в виде пособничества в убийстве потерпевшего не
образует группы, квалифицирую­щий признак ст. 105 УК РФ, предусмотренный
по п. "ж", т. е. группой лиц по предварительному сговору, вменен обоим
осужденным необоснованно.
Пособничество возможно на любой стадии преступления, но до его фактического
завершения. Действия, совершенные после окончания преступления, не находятся
в причинной связи с совершенным преступлением и, соответственно, не могут
образовывать соучастие.
Иногда пособничество выражается в действиях , которые образуют признаки
самостоятельного состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК
РФ, как-то передача исполнителю оружия для совершения разбойного нападения.
В таком случае содеянное должно квалифицироваться по совокупности  как
самостоятельное преступление и соучастие в другом преступлении.
Традиционно пособничество делят на интеллектуальное и физическое .
Интеллектуальное пособничество  характеризуется психическим влиянием
пособника на сознание и волю исполнителя  в целях укрепления в нем решимости
совершить преступление. К интеллектуальным способам относятся : советы,
указания, предоставление информации, данное заранее обещание скрыть
преступника , средства или орудия преступления либо предметы, добытые
преступным путем, данное заранее обещание  приобрести или сбыть такие
предметы. От интеллектуального пособничества следует отличать
подстрекательство, при котором действие лица направлено на возбуждение
намерения совершить преступление, в то время как при интеллектуальном
пособничестве у исполнителя такое намерение уже существует, и пособник его
укрепляет.
Физическое пособничество характеризуется оказанием физической помощи
исполнителю при подготовке или в процессе совершения преступления. При этом
совершаемые лицом действия не должны охватываться объективной стороной
конкретного преступления, в противном случае  речь идет уже о
соисполнительстве., когда субъектов объединяет не только намерение , но и
единство места, времени и действий. К физическим способам пособничества
относятся : предоставление средств и орудий преступления, устранение
препятствий  к совершению преступления.  Так, Судебная коллегия по уголовным
делам Верховного Суда РФ по рассмотренному в кассационном порядке делу Лаха и
Ворошкевича указала, что для оценки действий лица как соисполнительства в
умышленном убийстве необходимо, чтобы это лицо совершило действия, образующие
объективную сторону этого состава преступления; если же виновный принимал
участие только в пособничестве, он не может быть осужден как соисполнитель.
(Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997, № 10, стр. 7)
С субъективной стороны пособничество, как и другие виды соучастия, может
совершаться только с умыслом. Интеллектуальным моментом умысла пособника
охватывается  сознание общественно опасного характера своих действий и
действий исполнителя,  предвидение возможности или неизбежности наступления в
результате совместных действий единого общественно опасного результата.
Волевой момент умысла пособника характеризуется, как правило, желанием (
прямой умысел), а в некоторых случаях и сознательным допущением указанных
последствий либо безразличным к ним отношением  (косвенный умысел ).
В отличие от определения подстрекателя, характеризуя пособника ,  уголовный
закон дает исчерпывающий перечень способов , которыми виновное лицо может
содействовать исполнителю. Квалификация действий пособника  зависит от
результатов деятельности исполнителя. Если исполнитель, не- смотря на все
выполненные действия пособника , не смог довести преступление до конца, то
содеянное пособником должно расцениваться как покушение на преступление.
     5.Основания и пределы ответственности
     соучастников
Совершение преступления в соучастии является более опасной формой
противоправной деятельности по сравнению с индивидуальными действиями
отдельных лиц, поскольку объединение людей, как правило,  является более
производительным и эффективным, чем усилия одного человека.
Однако, соучастие не создает каких-либо особых оснований уголовной
ответственности.  На всех соучастников распространяются общие принципы
ответственности по уголовному праву, в соответствии с которыми  основанием
для уголовной ответственности является совершение деяния , содержащего в себе
все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.
Ответственность соучастников должна быть самостоятельной и строго
индивидуальной. Каждое из совместно действующих лиц должно отвечать только за
свои деяния  и лишь в пределах личной виновности. Именно поэтому за эксцесс
исполнителя соучастники ответственности не несут.
Так, Президиум Московского городского суда, рассмотрев по протесту
Заместителя Председателя Верховного Суда РФ дело Жукова, отметил
недопустимость ошибочной квалификации действий пособника преступления  как
соисполнительства и подчеркнул, что за эксцесс исполнителя пособник
ответственности не подлежит. Жуков  был осужден Останкинским районным судом
г. Москвы совместно с иными лицами по пп. "а", "в" ч. 2 ст. 126 УК РФ. Он
признан виновным в похищении челове­ка, совершенном группой лиц по
предваритель­ному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и
здоровья. Согласно приговора, он попросил Замулу помочь возвратить его фирме
долг фирмы " Евразия -Трейтинг" в сумме 500 тыс. долларов США. После этого 13
октября 1995 г. он обманным путем на своей машине привез генерального
ди­ректора этой фирмы Князева к гаражу и оставил потерпевшего там с Зеленовым
и Замулой. Послед­ние, лишив Князева свободы передвижения, перевозили его в
разные места, требовали возвра­та денег, при этом неоднократно угрожали
убий­ством, подвергали избиению, причинив ему лег­кие телесные повреждения,
повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Президиум
Московского городского суда  указал, что содеянное Жуковым вы­разилось в
предоставлении информации о Кня­зеве и доставке его к месту, где Замула и
Зеленов в отсутст­вие Жукова стали удерживать Князева, лишив свободы
передвижения, т.е. похитили его. Эти действия Жукова в соответствии со ст. 33
УК РФ признаются пособничеством, а не соисполнительством в преступлении.
Как указано в ч. 3 ст. 34 УК РФ, уголовная ответственность пособника
наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление,
со ссылкой на ст. 33 УК РФ. В материалах дела нет данных об осведомлен­ности
Жукова о применении к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, и
о его умысле на применение такого насилия в момент совершения им
пособнических действий. Не ус­тановлено это и в судебном заседании. Поэтому
протест Заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворен, действия
Жукова переквалифициро­ваны на ч. 5 ст. 33, п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ как
пособничество в похищении человека, совершен­ном группой лиц по
предварительному сговору. В остальном приговор оставлен без изменения.
(Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000 г., № 11)
В статьях Особенной части УК РФ составы преступлений , как правило,
описываются исходя из совершения их одним лицом. Вместе с тем, по прямому
указанию ч. 2 ст. 34 УК РФ диспозиция статьи Особенной части , определяющей
конкретное преступление , одновременно описывает исчерпывающим образом и
действия исполнителя (соисполнителя).
Основания ответственности иных соучастников определяются с учетом следующих
обстоятельств . Во - первых, признаки состава преступления указываются не
только в Особенной части  УК РФ, но и в Общей ( характеристика субъекта,
вины, признаки неоконченной преступной деятельности и т.д.) Во- вторых, как
уже отмечалось ранее, совместная преступная деятельность нескольких лиц
регламентируется тесно взаимосвязанными и образующими  единую систему нормами
Общей и Особенной части УК РФ.
Особенной частью описываются конкретные составы преступлений. Поэтому, когда
преступление совершается одним лицом,  для обоснования его ответственности ,
достаточно общих правил. Когда же  преступление совершается несколькими
лицами, то в действие вступают специальные нормы Общей части, и для наличия
состава преступления каждого из участников  нужно устанавливать не только
признаки Особенной части, но также и признаки , которые в соответствии с
положениями ст. ст. 32-36 УК РФ характеризуют деятельность нескольких лиц,
совместно совершающих определенное преступление. Каждый из участников, какие
бы действия в совместно совершенном преступлении он ни выполнял, подлежит
уголовной ответственности  на том основании, что он сам, действуя виновно,
посягает на охраняемые уголовным законом общественные отношения, а его личный
вклад носит характер общественно опасной деятельности.
В соответствии  с ч. 1 ст. 34 УК РФ, ответственность каждого из соучастников
определяется характером и степенью участия каждого из них в совершенном
преступлении. Таким образом, ответственность лица зависит от того, какую
функцию оно выполняло в совершенном преступлении. Когда лицо полностью или
частично, единолично или с кем-то непосредственно выполняет объективную
сторону преступления, то оно признается исполнителем ( соисполнителем),  и
его действия квалифицируются только по статье Особенной части УК РФ .
Когда же соучастник не принимает непосредственного участия в выполнении
объективной стороны  преступления, но содействует его исполнению различным
образом в качестве организатора, подстрекателя или пособника, его действия
квалифицируются  по статье , вменяемой исполнителю совместно совершенного
преступления,    с обязательной ссылкой на ст. 33 УК РФ. При этом необходимо
иметь в виду два обстоятельства. Первое : законодатель отмечает, что
наказуемость соучастника зависит как от выполняемых функций , так и от
степени  участия лица в совершенном преступлении , а также от значения этого
участия для достижения  цели преступления, то есть необходимо учитывать
фактический вклад лица в совместную деятельность в соответствии с ч. 1 ст. 67
УК РФ. Поэтому, несмотря на то, что по сложившейся практике  пособник  и
подстрекатель наказываются мягче, чем исполнитель, в конкретном случае
реальное наказание подстрекателя  может быть более суровым, нежели
исполнителя. Второе : все соучастники отвечают за одно и то же преступление,
которое , как правило, описывается  в одной статье Особенной части УК РФ или
в одной части статьи . Однако возможны случаи, когда преступления будут
предусмотрены в разных статьях  и даже в разных главах и разделах УК РФ.
Такая ситуация может создаться, когда речь идет об общей и специальной норме
, квалифицированной  какими - либо обстоятельствами , которые могут быть
вменены только одному соучастнику. Например,   квалификация преступления как
посягательства на жизнь работника правоохранительного органа возможна только
в случае знания того обстоятельства, что потерпевший является сотрудником
правоохранительного органа. Если кто-то из соучастников , действуя совместно
с другими лицами, не осознает этого обстоятельства , то его действия должны
квалифицироваться  не по специальной норме ( ст. 317 УК РФ) , а по общей (
ст. 105 УК РФ) .
Соучастники отвечают за самостоятельные действия, но поскольку в совершаемом
преступлении они связаны через действие
( бездействие ) исполнителя , вопрос  об окончании преступления решается в
зависимости от стадии осуществления действий исполнителя. Когда исполнителю
не удается довести до конца совместно задуманное по причинам , не зависящим
от него, остальные соучастники в зависимости от стадии совершения
преступления несут ответственность за приготовление к преступлению или
покушение на преступление.
Преступления, совершаемые в соучастии, точно так же, как и сами соучастники,
могут характеризоваться различными объективными и субъективными признаками. В
связи с этим возникает вопрос о пределах вменения соучастникам различных
элементов , характеризующих деяние, совершенное исполнителем. По общему
правилу, объективные признаки , характеризующие деяние ( способ, время
совершения преступления,  и т.д.)  и имеющиеся у одного, вменяются в
ответственность другим соучастникам, если они охватывались их умыслом.
Субъективные признаки, характеризующие признаки самого деяния ( особые
мотивы, цели) , также вменяются другим соучастникам, но при обязательном
условии, что они охватывались их умыслом.
Индивидуализация наказания соучастников осуществляется  в соответствии со ст.
67 УК РФ на основе общих начал назначения наказания и в соответствии
характером, степенью фактического участия лица в его совершении, его влияния
на характер и размер причиненного или возможного вреда, а также значения
этого участия для достижения цели преступления.
Что касается смягчения или отягощения наказания для каждого соучастника , то
обстоятельства, влияющие на это , учитываются для каждого в отдельности .
     6. Заключение 
Цель данной работы заключалась в  раскрытии понятия института соучастия в
российском уголовном праве, описании признаков соучастия в совершении
преступления, определении видов соучастников и основных принципов их
ответственности.
На протяжении всей истории развития отечественного уголовного права институт
соучастия являлся одним из наиболее сложных и дискуссионных в учении о
преступлении  и в целом в теории уголовного права.
Думается, что ныне действующее уголовное законодательство России и практика
его применения судами, обобщаемая и анализируемая Верховным Судом РФ,
позволяет успешно разрешать возникающие в уголовно-процессуальной
деятельности вопросы ответственности конкретных лиц, соучаствующих в
совершении преступлений, полно, объективно,  всесторонне оценивать их роли и
вклад в противоправные деяния и индивидуализировать меры ответственности
исходя из декларируемых в нормах права принципа вины, а также принципов
гуманизма и справедливости – неотъемлемых атрибутов современного российского
закона, что приобретает особую актуальность в нынешний  период судебной
реформы, о чем, в частности, четко и принципиально говорит Президент
Российской Федерации В.В. Путин.
                                   С П И С О К                                   
                            использованной литературы                            
1.  Уголовный Кодекс Российской Федерации
2.  Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Москва 1994 г.
3.  Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Понятие соучастия. Свердловский
юридический институт 1960 г.
4.  Нумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций Москва 1996 г.
5.  Гришаев П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву Москва 1959 г.
6.  Козлов А.П. Новое уголовное законодательство по УК РФ 1996 г. Понятие
преступления. Соучастие. Назначение наказания. г. Красноярск 1997 г.
7.   Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000, № 5) (Определение Военной
коллегии № 3-066/99 по делу Ерофеева и Аношкина)
8. Приговор Московского областного суда от 28.07.00 г. по делу
Труша, Костюка и Гокадзе.
     [I1]
     
[I1]