Каталог :: Уголовное право и процесс

Курсовая: Преступления против основ конституционного строя

                                    Введение                                    
В условиях тяжелого кризиса в стране, обострения политической борьбы, сложных, а
нередко конфликтных межнациональных отношений, несбалансированности участия
государства в формировании новых экономических отношений актуальной 
остается проблема защиты уголовно-правовыми средствами основ
конституционного строя и безопасности государства. Ослабление
государственных институтов, порой непродуманные реформы правоохранительных
органов и спецслужб сопровождаются ростом преступности, особенно в
организованных формах, попытками насильственного захвата власти, активизацией
бунтавщиков, призывающих к восстанию, массовым беспорядкам, ведущим к открытому
неповиновению требованиям властей, отстранению от власти законно избранных или
назначенных государственных деятелей различного ранга, к назначению на их место
новых людей, намеренных на основе  насильственных действий  изменить
конституционный строй страны, а также активизацией расистов,  действия которых
направлены на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды или
розни.
Учитывая вышеизложенное, целью настоящей курсовой работы явилось 
рассмотрение преступлений против основ конституционного строя. К основам
конституционного строя относятся закрепленные в главе 1 Конституции РФ
положения, являющиеся базовыми для функционирования государства. Характерная
особенность основ конституционного строя состоит в том, что они составляют
первичную нормативную базу для всей системы действующего законодательства и
нормативно - правовых актов Российской Федерации. Поэтому, на наш взгляд, 
крайне важно рассмотреть положения первой главы Конституции РФ, 
устанавливающие основы конституционного строя РФ.
В связи с тем, что история развития  уголовного законодательства о преступлениях
против основ конституционного строя и безопасности государства берет начало ещё
с 1497 года и по сей день положения УК, посвященные преступлениям против основ
конституционного строя и безопасности государства, претерпевают изменения, нам
представляется целесообразным рассмотрение в представленной курсовой
работе этапов эволюции этих преступлений.
В процессе написания курсовой автор использовал:
q       нормы уголовного законодательства
q       нормы конституционного права
q       нормы гражданского права
q       работы по уголовному праву  профессора А.И. Рарога, доктора
юридических наук, профессора А.Н. Игнатова и доктора юридических наук,
профессора Ю.А. Красикова, а также кандидата юридических наук, доцента С.В.
Векленко и других авторов.
1. История развития уголовного законодательства о преступлениях против основ
конституционного строя и безопасности государства
История развития преступлений против государства самым тесным образом связана с
развитием самого государства, представлениями о его функциях. По мере того, как
шел процесс централизации и образования единого Российского государства,
завершение которого связывают с концом XV — началом XVI века, происходило
сосредоточение власти в одних руках. Уже в первом крупном общерусском правовом
акте — Судебнике 1497 года — перечень наиболее опасных преступлений
начинается с причинения смерти своему господину ("государский убойца"), измены,
бунта ("крамолы"). Судебник 1550 года дополнил их новыми составами, в
том числе о сдаче города неприятелю. Но в своем собственном, политическом
смысле интересы государства более или менее системно были поставлены под
уголовно-правовую охрану Соборным Уложением 1649 года. Считается, что
до законодательства Петра I это был единственный правовой акт о политических
преступлениях. В Воинском и Морском уставах Петра I круг
наказуемых деяний расширяется; одновременно усиливается ответственность, в
частности, за недонесение о злом умысле против государя. В первой половине
XVIII века принимаются указы, в которых предписывалось доносить самому
государю: 1) о злом умысле против государя, 2) об измене или бунта, 3) о
преступлениях против порядка управления. Позднее политическими стали
именоваться преступления первых двух пунктов этих указов, т. е. без учета
посягательств на порядок управления. Соответствующие акценты были сделаны и в
Своде законов Российской империи, а затем в Уставе о наказаниях уголовных и
исправительных. Последний подразумевал под государственными преступлениями два
основных вида: 1) преступления против государя Императора и членов
Императорского дома; 2) посягательства на верховную власть и государственную
измену, т. е., по сути дела, различались деяния против внутренней и внешней
безопасности. Внутренняя связывалась с бунтом против верховной власти:
восстание, заговор, призывы к восстанию, а равно распространение сведений,
ставящих под угрозу существующий порядок и порядок престолонаследия (восстание,
заговор с целью захвата власти); внешняя — с понятием государственной измены,
которым охватывался многочисленный круг самостоятельных составов преступлений:
военная измена, дипломатическая измена (умысел предать государство или часть
его другому государю или
правительству); сообщение государственной тайны иностранному правительству;
способствование во время войны неприятелю в проведении враждебных действий
против Отечества или союзников (советом, открытием тайн, сдачей города и т.
п.). Государственная измена каралась лишением всех прав состояния и смертной
казнью. К ней приравнивались "преступления против народного права", т. е.
деяния, которые ставили под угрозу существующие отношения России с другими
государствами: участие подданных Рос- сии в нападении на жителей иностранных
государств; оскорбление их дипломатических представителей и т. п.
Аналогичный вариант классификации политических преступлений был взят за основу и
при разработке проекта Уголовного Уложения 1903 года. Однако Особым
Совещанием при Государственном Совете признано необоснованным
противопоставление интересов монарха и верховной власти, в силу чего
политические преступления стали группироваться по несколько иному принципу:
посягательства на верховную власть и государя Императора, с одной стороны, и
государственную измену — с другой. Первой группой объединялись деяния,
посягающие на внутреннюю, а второй - на внешнюю безопасность государства. В
главу "О бунте против Верховной Власти и о преступных деяниях против Священной
Особы Императора и членов Императорского дома" отнесли мятеж (восстание, бунт),
создание политических сообществ и политическую пропаганду. Мятежом при этом
признавалось посягательство на жизнь, здоровье, честь и свободы самого государя
и членов его семьи; попытки изменить установленную форму государственного
устройства и порядок престолонаследия; самозванство (выдача себя за члена
Императорского дома) и распространение ложных слухов о кончине, отречении
Императора либо замене формы правления. В отличие от Уложения о наказаниях
уголовных и исправительных, устанавливавшего уголовную ответственность за
создание двух видов сообщества (антиправительственного или имеющего целью
совершить государственное преступление), Уголовное Уложение дополнительно
предусматривало еще один вид: сообщество, ставящее целью бунт или восстание).
Уголовно наказуемой политической пропагандой рассматривалось публично
выраженное неуважение верховной власти или порядку престолонаследия, призывы к
ниспровержению государственного строя, совершению преступлений против
государства, неповиновению законам; изготовление, размножение, хранение и
распространение литературы с такой же целью.
Что же касается другой главы — "О государственной измене", то она охватывала
перечень деяний, так или иначе связанных с взаимоотношениями России и
иностранных государств. Имея в виду специфику конкретных форм государственной
измены, в литературе того времени было принято выделять измену военную,
дипломатическую и общегражданскую. При этом к военной измене относили: а)
оказание содействия неприятелю в его "военных или иных враждебных против
России действиях"; б) сдачу неприятелю армии, флота, отряда, отдельной части
или команды, укрепленного места и т. д. либо лишение их возможности защиты от
неприятеля, насильственное сопротивление военным силам, истребление складов,
военного имущества и т. п.; в) вступление в заведомо неприятельское войско;
г) шпионство. Дипломатической изменой называлось злоупотребление со стороны
лиц, уполномоченных на заключение контракта от имени государства, в
результате действий которых оно терпело убытки или было вынуждено отказаться
от каких-то прав по договорам с другими государствами. В общегражданской
измене усматривались умышленные или неосторожные деяния, выразившиеся,
например, в разглашении государственной или служебной тайны иностранному
государству, в тайной переписке с правительством другой страны, в побуждении
ее к враждебным действиям против России.
Различая среди государственных контрреволюционные преступления и посягательства
на порядок управления, УК РСФСР 1922 года определял первые как "всякое
действие, направленное на свержение завоеваний пролетарской революцией власти
рабоче-крестьянских Советов и существующего на основании Конституции РСФСР
Рабоче-Крестьянского Правительства, а также действия в направлении помощи той
части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на
смену капитализма коммунистической системы собственности и стремится к ее
свержению путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования прессы и тому
подобными средствами". В 1923 году данное определение было существенно
расширено: контрреволюционным стало признаваться "и такое действие, которое, не
будучи непосредственно направлено на достижение вышеуказанных целей, тем не
менее, заведомо для совершившего деяние содержит в себе покушение на основные
политические и хозяйственные завоевания пролетарской революции".
Практически то же самое понимание контрреволюционных актов закреплялось и в 
УК РСФСР 1926 года. 
Отличительной особенностью названных советских Уголовных кодексов было то,
что, перечисляя составы политических преступлений, законодатель
руководствовался не столько их общими и специфическими признаками, сколько
своими представлениями об опасности того или иного вида посягательств. Прежде
всего указывались различного рода вооруженные выступления против советской
власти, в том числе действия, которые носили организованный характер или так
или иначе были связаны с созданием или деятельностью вооруженных
формирований, отрядов, банд, иностранной военной экспедиции, массовыми
волнениями или отказом населения от различного рода повинностей, участием в
организациях, имеющих антисоветские цели, и т. п. В числе иных видов
посягательств назывались шпионаж и разглашение сведений, составляющих
государственную тайну; "активные действия и активная борьба против рабочего
класса и революционного движения, проявленные на ответственных должностях при
царском строе"; политическая пропаганда, агитация и призывы, имеющие целью
свергнуть советскую власть; укрывательство контрреволюционных преступлений,
самовольное возвращение в СССР. Наличие контрреволюционной цели при
совершении указанных действий влекло за собой, как правило, смертную казнь, а
ее отсутствие, недоказанность (неустановленность) — лишение свободы.
Вступление в силу Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных
республик 1924 года, в соответствии с которыми решение вопросов об
ответственности за государственные преступления было передано в ведение Союза
ССР, побудило к принятию в 1927 году Положения о преступлениях государственных
(контрреволюционных и особо для СССР опасных преступлений против порядка
управления). Не внося каких-либо принципиальных корректив в систему
контрреволюционных преступлений, данный документ учитывал ранее сделанные в
Уголовных кодексах 1922 и 1926 годов уточнения, в частности, касающиеся понятия
шпионажа, которым с 1925 года стали охватываться не только "передача, похищение
или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию
специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам,
контрреволюционным организациям или частным лицам", но и собирание с целью
передачи экономических сведений, не составляющих по своей сути специально
охраняемой государственной тайны, но не подлежащих огласке по прямому
запрещению закона или по распоряжению руководителя ведомства, учреждения или
предприятия. В последующем это Положение не раз дополнялось новыми составами.
Так, придав обратную силу закону, постановление Президиума ВЦИК от 21 ноября
1929 г. предписало квалифицировать как измену "отказ гражданина Союза ССР —
должностного лица государственного учреждения или предприятия Союза ССР,
действующего за границей, вернуться в пределы Союза ССР". В 1934 году был
сконструирован состав измены Родине, к которому отнесены "действия, совершенные
гражданами СССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной
независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача
военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или
перелет за границу".
Правовая реформа конца 50-х годов, в том числе и разработка основ общесоюзного
уголовного законодательства, заставила пересмотреть и данную группу
посягательств. Принятый в этой связи Закон об уголовной ответственности за
государственные преступления, впоследствии полностью включенный в Особенную
часть УК РСФСР 1960 года, установил иное их наименование: "особо
опасные государственные преступления". Изменив формулировки одних составов
(измена Родине, диверсия и т. д.), законодатель отказался от других:
"вооруженное восстание", "саботаж", "активная  борьба против рабочего класса и
революционного движения, проявленная на секретных или ответственных должностях
при царском  строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской
войны", "недонесение об особо опасном государственном преступлении" (о
последнем речь стала идти в другой главе Особенной части). Вместе с тем в главе
об особо опасных государственных преступлениях появились статьи о наказуемости
пропаганды  войны и террористического акта против представителя иностранного
государства. Не остался без изменений и принцип группировки особо опасных
государственных преступлений. Рядом расположенными оказались составы, наиболее
сходные с объективной стороны: шпионаж был "привязан" к деянию, именуемому
"измена  Родине"; террористический акт против государственного или
общественного деятеля — к акту против представителя иностранного государства;
диверсия — к вредительству; антисоветская агитация и пропаганда — к пропаганде
войны; организационная деятельность, направленная на совершение особо опасных
государственных преступлений, — к особо опасным преступлениям против другого
государства трудящихся. Позднее в четвертую группу была отнесена вновь
введенная статья о наказуемости за публичные призывы к совершению преступлений
против государства (1989 г), а также выделена еще одна, ранее неизвестная
разновидность этих посягательств: применение биологического оружия и
разработка, производство, приобретение, хранение, сбыт, транспортировка
биологического оружия (1993 г).
Ныне действующий УК РФ 1996 года, предусматривая главу "Преступления
против конституционных основ и безопасности государства", существенно
отличается не только от УК РСФСР 1960 года, но и от соответствующих положений
проекта нового yгoловного закона 1994 года. Его разработчики, именуя
рассматриваемый вид посягательств государственными преступлениями, предлагали
исключить из числа таковых деяния, затрагивающие интересы мира и безопасности
человечества (пропаганда войны, нападение на лиц или учреждения, пользующихся
международной защитой, производство и распространение оружия массового
поражения, в том числе биологического). Восприняв это предложение, законодатель
поддержал и другую рекомендацию: об отнесении к данной группе посягательств
некоторых так называемых "иных гoсударственных преступлений" (разглашение
государственной тайны; утрата документов, содержащих государственную тайну;
возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды). Вместе с тем была
признана необоснованной позиция разработчиков проекта в части ограничения
предмета шпионажа лишь сведениями, составляющими государственную тайну.
Аналогичное можно сказать и о понятии потерпевшего при террористическом акте
против государственного или общественного деятеля: в принятом УК РФ данный
состав охватывает не только убийство Президента России, но и посягательство на
жизнь любого государственного или общественного деятеля. В отличие от авторов
названного проекта законодатель счел целесообразным также восстановить статью,
предусматривающую ответственность за диверсию.
Кроме того, не упоминая о таком составе, как заговор с целью захвата власти,
ныне действующий уголовный закон содержит норму об ответственности за
насильственные действия, направленные на захват или удержание власти или
изменение конституционного строя Российской Федерации. В этой же связи нужно
рассматривать и появление статьи о вооруженном мятеже.
2. Классификация преступлений главы 29 УК «Преступления против основ
конституционного строя и безопасности государства»
     

Главой 29 открывается раздел о преступлениях против государственной власти. Родовым объектом этих преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие стабильность и нормальное функционирование государственной власти в цело, а также её отдельных институтов и органов. Этот объект складывается из следующих компонентов (составных частей): основы конституционного строя и безопасности государства; обеспечение нормального функционирования органов государственной власти, государственной службы и органов местного самоуправления; независимость и нормальное функционирование судебных органов; нормальное функционирование органов исполнительной власти в сфере управленческой деятельности. Эти компоненты выступают в качестве видовых (групповых) объектов отдельных групп однородных преступлений.

Таким образом мы уяснили, что основы конституционного строя и безопасности государства выступают видовым объектом государственных преступлений. Основы конституционного строя определены в главе 1 Конституции, закрепляющей исходные принципы конституционного строя, экономических отношений, политической системы общества. Основы конституционного строя раскрывают совокупность защищаемых основным законом общественных отношений по установлению типа государства и формы его правления (ст. 1), признанию человека, его прав и свобод высшей ценностью (ст. 2), а многонационального народа — носителем суверенитета и единственным источником власти (ст. 3), распространению суверенитета на всю территорию Российской Федерации (ст. 4), федеративному устройству государства (ст. 5), правовому закреплению гражданства Российской Федерации (ст. 6), социальной сущности государства, призванного обеспечить достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7), защите всех форм собственности (ст. 8), охране земель и других природных ресурсов (ст. 9), разделению власти на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10) с закреплением носителей государственной власти в центре и в субъектах Российской Федерации (ст. 11), признанию и обеспечению гарантий местного самоуправления (ст. 12), идеологического многообразия (ст. 13), отделению религиозных объединений от государства (ст. 14), приданию Конституции высшей юридической силы и закреплению приоритета международного договора над внутренним законодательством (ст. 15), декларированию, что никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации (ст. 16). В зависимости от представления непосредственных объектов преступлений существуют различные взгляды на классификацию преступлений главы 29 УК «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства». А. В. Наумов, предлагает следующую классификацию преступлений: 1) преступления, посягающие на внешнюю безопасность Российской Федерации: государственная измена (ст. 275 УК) и шпионаж (ст. 276 УК); 2) преступления, посягающие на легитимность государственной власти, т. е. направленные на насильственный захват или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации (ст. 278 УК); вооруженный мятеж (ст. 279 УК); публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации (ст. 280 УК); 3) преступления, посягающие на конституционный принцип политического многообразия и многопартийности (как один из составляющих основы конституционного строя), — посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК); 4) преступления, посягающие на экономическую безопасность и обороноспособность Российской Федерации: диверсия (ст. 281 УК), разглашение государственной тайны (ст. 283 УК), утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК); 5) преступления, посягающие на конституционный запрет разжигания расовой, национальной и религиозной розни (как один из составляющих основы конституционного строя), — возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК)[1]. По нашему мнению, представленная классификация уязвима по ряду причин: во-первых, не просматривается единое основание классификации, без чего она лишается научной четкости; во-вторых, преступления, предусмотренные в п. 2 (ст. 278— 280) посягают не на легитимность государственной власти, а на внутреннюю безопасность или политическую систему Российской Федерации. Легитимность, как «признание или подтверждение законности какого-либо права, полномочия»[2], безусловно страдает при совершении указанных преступлений. Однако их объектом является не она, а сама внутренняя безопасность как состояние защищенности конституционного строя от внутренних угроз. Вполне правомерно можно ставить вопрос о легитимности существующего конституционного строя вне ситуаций совершения преступлений указанной группы; в-третьих, было бы неточным относить разглашение государственной тайны (ст. 283 УК) и утрату документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК), к преступлениям, посягающим на экономическую безопасность и обороноспособность. Государственная тайна, как известно, имеет место не только в сферах экономики и обороны. А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков предлагают классификацию преступлений главы 29 УК «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства», в основе которой, как полагают авторы классификации, должна лежать направленность источников угроз. «В обобщенной форме эти источники угроз могут быть извне, внутри страны, а также иметь место в экономической сфере. Источники угроз в экономике могут быть в принципе и извне, и внутри. Выделение и рассмотрение их отдельно обоснованно и актуально в связи с переходом России к новым общественно-экономическим отношениям. Причем речь идет о тех сферах экономики, где и в условиях рынка сохраняются монопольные права государства (на выпуск официальных денежных знаков, перемещение товаров и предметов через таможенную границу, контроль и преследование за выпуск фальшивых денежных знаков и т. п.). Именно эти сферы экономики, по мнению авторов классификации, должны защищаться уголовно-правовыми средствами путем указания признаков составов государственных преступлений, т.е. речь идет о государственной экономической безопасности».[3] Соответственно источникам угроз родовой объект — основы конституционного строя и безопасности государства — авторы классификации делят на три непосредственных объекта: внешняя безопасность внутренняя, внутренняя безопасность и экономическая безопасность. Таким образом классификация преступлений главы 29 УК «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» представлена А.Н. Игнатовым, Ю.А. Красиковым в следующем виде: Преступления, посягающие на внешнюю безопасность: q государственная измена (ст. 275 УК); q шпионаж (ст. 276 УК); q разглашение государственной тайны (ст. 283 УК); q утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК). Преступления, посягающие на внутреннюю безопасность: q посягательство на жизнь государственного или общественного q деятеля (ст. 277 УК); q насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278 УК); q вооруженный мятеж (ст. 279 УК); q публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации (ст. 280 УК); q возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК). Преступление, посягающее на экономическую безопасность: диверсия (ст. 281 УК). По мнению автора представленной курсовой работы, учитывая цель и тему настоящей работы, представляется целесообразным изложить классификацию преступлений главы 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» в виде 2 групп преступлений в зависимости от объекта преступного деяния: · преступления, посягающие на безопасность государства · преступления, посягающие на основы конституционного строя 3. Характеристика основ конституционного строя Глава 1 Конституции РФ «Основы конституционного строя» закрепляет исходные принципы конституционного регулирования основополагающих сфер жизни и деятельности современной России: определяет сущность Российского государства, правовое положение личности, принципы экономических отношений, пользования землей и другими народными ресурсами, основы политической системы общества, взаимоотношений государства и религиозных объединений. Характерная особенность основ конституционного строя состоит в том, что они составляют первичную нормативную базу для остальных положений Конституции, всей системы действующего законодательства и иных нормативно - правовых актов Российской Федерации. Учитывая вышеизложенное, а также цель и тему настоящей курсовой работы, на наш взгляд, крайне важно рассмотреть положения первой главы Конституции РФ, устанавливающие основы конституционного строя РФ. Главное внимание в главе уделяется принципам организации и деятельности государства, что объясняется его значимостью в современном обществе, а также необходимостью защиты личности, гражданского общества, их частных интересов от необоснованного вмешательства государственных органов и должностных лиц. Ст.1 Конституции РФ гласит: «Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления».[4] Данная статья имеет основополагающее значение. В ней устанавливаются форма государственной власти в Российской Федерации и, соответственно, режим политической, экономической и иных свобод личности в обществе. Государственные органы находятся между собой в той или иной взаимосвязи, определенным образом организованы в единое целое. Эти способы организации государства и понимаются как его форма. При этом в форме государства выделяют три основные стороны: форму правления, форму государственного устройства и политический режим. Конституционное закрепление Российской Федерации как федеративной демократической республики означает следующее. 1. В стране действует республиканская форма правления. Все граждане России, согласно Конституции, имеют право участвовать в формировании законодательной власти Российской Федерации - Федерального Собрания, а также избрании главы государства - Президента Российской Федерации. 2. Российское государство представляет собой федерацию, объединяющую 89 субъектов: 21 республику, 6 краев, 49 областей, 2 города федерального значения, 1 автономную область, 10 автономных округов. Представительные (законодательные) органы субъекта Федерации в пределах, предоставленных им Конституцией, самостоятельно осуществляют полномочия по ряду важнейших направлений государственно - правовой деятельности, принимают законы и иные нормативно - правовые акты. В то же время значительную часть вопросов решают непосредственно федеральные органы государственной власти: Федеральное Собрание, Президент Российской Федерации и Правительство. 3.Российская Федерация - демократическое государство. Россиянам предоставляется возможность участвовать в делах государства и формировании его органов, а также предоставляются иные политические права. Принципиально важным является провозглашение государства Российской Федерации в качестве правового. Правовым государством признается демократическое государство, в котором обеспечивается верховенство закона, последовательно проводится принцип разделения властей, а также признаются и гарантируются права и свободы каждого человека. Верховенство закона как необходимый принцип правового государства означает не только признание за Конституцией и иными законодательными актами высшей юридической силы, их способность устанавливать исходные, первичные нормы правового регулирования в обществе, но и безусловное подчинение всех членов общества и государства в целом действующему закону. Другим непременным признаком правового государства является последовательное разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Все три ветви власти действуют самостоятельно и независимо друг от друга таким образом, чтобы не позволять ни одной из них доминировать над другими либо сосредоточить власть в руках одного должностного лица. В правовом государстве признаются и гарантируются права и свободы человека , закрепленные общепризнанными нормами международного права, а также законами и иными нормативно - правовыми актами. Это свободы в сфере экономики, политики, культуры, науки, искусства, право на жизнь, достоинство личности, личную неприкосновенность и др. Статья 2 Конституции РФ гласит: «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». [5] Данная статья формулирует одну из фундаментальных основ конституционного строя Российской Федерации. В Конституции понятие "высшая ценность" отнесено к человеку, его правам и свободам. При этом личность получает надежную конституционную защиту от любых посягательств на права человека и гражданина, признаваемые международными. Примечательно, что в соотношении "государство - человек" принципиально поменялись акценты. Если в условиях советского общества личность обязывалась согласовывать свои интересы прежде всего с интересами государства, то в действующей Конституции устанавливается иной принцип. Признание, соблюдение, а также защита прав и свобод человека становятся конституционной обязанностью государства. Следовательно, в любых ситуациях государство не может посягать на права и свободы личности, приносить их в жертву своим или иным эгоистичным интересам. Права и свободы могут быть ограничены в случаях, предусмотренных законом (ст. ст. 23, 55, 56 Конституции). Следует обратить внимание и на тот факт, что приоритет прав личности не ограничивается только политической сферой. Основы конституционного строя отдают предпочтение правам личности и в экономической сфере. Конституционным провозглашением прав и свобод человека как высшей ценности Российская Федерация признала требования демократического международного сообщества, таких общепризнанных актов международного права, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.[6] С вступлением России в Совет Европы обрела значение Европейская конвенция "О защите прав человека и основных свобод" от 4 ноября 1950 г. [7] Основой прав и свобод является человеческое достоинство. Согласно преамбулам Всеобщей декларации прав человека и Пактов о правах человека признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, их равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. В статье формулируется правовой принцип в наиболее общем виде. Конкретный перечень прав и свобод излагается в ст. ст. 6, 7, 13, 15 гл. 1 и в главе 2 Конституции. Государство при этом не только воздерживается от вмешательства в сферу прав и свобод: обязанность соблюдать права и свободы предусматривает активную деятельность государства по созданию условий для их реализации. Таким образом, ст. 2 Конституции обеспечивает свободу человеческой личности, демократизм и жизнеспособность государства и общества. Согласно ст.3 Конституции РФ «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». [8] Данное положение является исходным для закрепления демократической природы Российской Федерации. Признание народа единственным источником власти и носителем суверенитета является отличительным свойством демократических государств с республиканской формой правления. Конституцией устанавливается принцип неделимости суверенитета в Российской Федерации. Соответственно, любые действия отдельных органов государственной власти Российской Федерации, волеизъявление населения, составляющего лишь часть многонационального народа Российской Федерации, не могут считаться суверенными акциями, совершаемыми абсолютно самостоятельно и независимо от конституционного строя, установленного Конституцией и федеральными законами. Провозглашение государственного суверенитета, не основанное на воле многонационального народа Российской Федерации, противоречит Конституции. В ч. 2 статьи определяются две основные формы народовластия в Российской Федерации: непосредственное (прямое) осуществление власти народом и осуществление власти через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Непосредственное осуществление власти народа является высшим выражением народовластия. В то же время каждодневное осуществление государственной власти на федеральном уровне, уровне субъектов Российской Федерации, решение местных вопросов требуют образования постоянно действующих органов государственной власти и органов местного самоуправления. Будучи сформированными демократическим образом и находясь под контролем населения, эти органы являются важнейшими каналами осуществления народовластия в Российской Федерации. В ч. 3 ст. 3 Конституции референдум и свободные выборы определяются как высшее непосредственное выражение власти народа. Тем самым устанавливается наивысший авторитет решений, принятых на референдуме, и результатов свободных выборов. В то же время народовластие наиболее эффективно осуществляется в результате достижения оптимального баланса различных форм народовластия. Непосредственное осуществление власти народа путем проведения свободных выборов - исходный принцип организации системы органов государственной власти и местного самоуправления. Воля народа, выраженная на выборах, собственно, и позволяет осуществить демократическую организацию власти в Российской Федерации. Путем выборов формируются представительные органы государственной власти Российской Федерации, субъектов Федерации, представительные органы местного самоуправления. В соответствии с федеральным законом избирается Президент Российской Федерации (ст. 81 Конституции). В ст. 3 Конституции также устанавливается противоправность действий, посягающих на народовластие в России. Любые лица, совершающие действия, связанные с захватом власти или присвоением властных полномочий, несут юридическую ответственность. Ст.4 Конституции РФ устанавливает: «суверенитет РФ распространяется на всю её территорию. Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории РФ».[9] Суверенитет — это свойство государства самостоятельно и независимо от власти других гocyдарств осуществлять свои функции на своей территории и за ее пределами. В буквальном смысле слово «суверенитет» означает верховенство. Конституционное положение, закрепленное в ч. 1 ст. 4, означает, что эта верховная власть распространяется на определенную территорию, т.е. территорию, находящуюся под юрисдикцией России, которая, согласно Конституции, включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Часть 2 ст. 4 Конституции закрепляет один из важнейших принципов федеративного правового государства, прямо вытекающий из того, что суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию. Верховенство федеральных законов предполагает точное и неуклонное их соблюдение, исполнение и применение. Из этого вытекает требование точного соответствия Конституции и федеральным законам всех нормативных правовых актов, принимаемых Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти, а также законов и иных нормативных правовых актов, принимаемых субъектами Российской Федерации по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. Целостность и неприкосновенность территории, закрепляемые в п.3 ст. 4, являются одним из основных элементов безопасности государства, а их защита и обеспечение — одной из важнейших функций государства. Такая защита осуществляется в различных формах: военной — Вооруженными Силами Российской Федерации, которые защищают ее государственные интересы и территориальную целостность; дипломатической — осуществляется Президентом и Правительством России, а также государственными органами, руководящими различными отраслями управления. Важная роль в охране государственного суверенитета принадлежит и правоохранительным органам. Ст. 5 Конституции РФ определяет: «Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов - равноправных субъектов Российской Федерации» [10]. Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации. Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности. Каждый субъект Российской Федерации является частью Федерации, и поэтому принцип целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации, установленный в ст. 4 Конституции, не может быть поставлен под сомнение в связи с федеративным устройством нашей страны. Указание на то, что федеративное устройство Российской Федерации основано на единстве системы государственной власти и разграничении предметов ведения и полномочий, означает, что в Российской Федерации ее субъекты имеют право на принадлежащее им и за ними закрепленные предметы ведения и полномочия. Их определение зависит от ряда факторов. Прежде всего, объем принадлежащих исключительно Российской Федерации предметов ведения и полномочий должен быть достаточным для обеспечения защиты интересов всего многонационального народа России. А они не могут быть защищены, если Федерация не обеспечит единого правового регулирования в сфере экономики, социального, культурного развития, если не будут гарантированы права и свободы человека и гражданина в рамках всего государства, не будет выработана единая политика в сфере межнациональных отношений. Масштабы нашей страны и разнообразие условий в ней столь велики, что управление ею только из единого центра не представляется возможным. Она занимает более 17 млн. кв. км, расположена в нескольких природных зонах с различными климатическими условиями. На ее территории проживает более 140 национальностей и народностей, находится более тысячи городов и несколько тысяч поселков. Поэтому важным фактором, оказывающим решающее воздействие на распределение предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, является необходимость учета органами государственной власти и управления условий, в которых проживает население субъекта Федерации. В силу этого, например, именно субъектам Федерации принадлежит право устанавливать, причем самостоятельно, систему органов государственной власти. Эти органы должны лишь соответствовать основам конституционного строя Российской Федерации и общим принципам организации представительных и исполнительных органов государственной власти, устанавливаемым федеральным законом в интересах всего многонационального российского народа. Федеративное устройство Российской Федерации исходит из права народов на самоопределение. Данное право является одним из важнейших достижений современной демократии и относится к общепризнанным нормам международного права. Но, как и всякая юридическая норма, право на самоопределение может быть реализовано лишь при соблюдении определенных условий, закрепленных нормами международного права. Закрепленный статьей принцип равноправия народов в Российской Федерации гарантируется равноправием прав и свобод человека и правом каждого определять и указывать свою национальность. В ст.6 Конституции РФ закреплены основы гражданства РФ: «1. Гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом, является единым и равным независимо от оснований приобретения. 2. Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.3. Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его». [11] Гражданство - это устойчивая правовая связь человека с государством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности и основанная на признании и уважении достоинства, основных прав и свобод человека и гражданина. С гражданством связаны самые существенные элементы правового положения личности - объем и содержание прав, свобод, обязанностей. Российское гражданство является единым и равным независимо от оснований приобретения. Это означает, что граждане пользуются равными правами независимо от того, имеют ли они гражданство по рождению или приобрели его по иным основаниям, и что граждане Российской Федерации не могут быть разделены на какие-то группы или разряды, порождающие различные права и обязанности. В п. 2 ст. 6 Конституции подчеркивается, что каждый гражданин обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности. Следует также отметить, что граждане Российской Федерации по сравнению с другими лицами, законно находящимися на территории России, наделены правами в сфере осуществления политической власти. Например, только граждане могут избирать и быть избранными в представительные органы Российской Федерации и ее субъектов. Только граждане обязаны защищать наше Отечество и нести некоторые другие обязанности. Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства и выслан за пределы Российской Федерации. Он не может быть также выдан другому государству иначе как на основании закона или международного договора Российской Федерации. Российская Федерация гарантирует своим гражданам защиту и покровительство и за ее пределами. Ст.7 Конституции РФ гласит: «Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».[12] Статья провозглашает один из основополагающих принципов деятельности современного демократического государства, согласно которому создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, не является сугубо личным делом самого человека и его родителей, а возводится в ранг общегосударственной политики. Именно успехи в социальной политике являются показателем плодотворной и многогранной деятельности государства. По ним можно судить о том, в какой мере государство исполняет свою конституционную обязанность соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, создавать надлежащие материальные, политические, правовые и иные условия для осуществления этих прав и свобод, их воплощения в реальной жизни. В социальном государстве право на достойную жизнь и свободное развитие гарантируется каждому независимо от его способности трудиться, участвовать в общественно полезном труде. Это право закреплено ст. 25 Всеобщей декларации прав человека: "Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам”. Следуя нормам международного права, Конституция устанавливает обязанность государства проводить социальную политику, обеспечивающую каждому россиянину достойную жизнь. Последняя понимается, прежде всего, как возможность обладать и пользоваться благами современной цивилизации: иметь надлежащие жилищные условия и медицинское обслуживание, современную бытовую технику, средства передвижения, рациональное и калорийное питание, возможность пользоваться услугами предприятий сферы обслуживания, пользоваться культурными ценностями и др. Достойная жизнь невозможна и без свободного развития личности, предоставления ей возможности усвоить достижения науки, культуры, получить профессию. Конституция закрепляет основные направления социальной защиты государства. Это: 1) государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства; 2) пенсии инвалидам и иным нетрудоспособным лицам; 3) создание системы социальных служб занятости, ,призванных принимать действенные меры по трудоустройству лиц, не имеющих постоянной работы, и выплачивать им в соответствии с действующим законодательством пособия по безработице; 4) выплата государственных пенсий и социальных пособий и т.д. Государство оказывает социальную помощь несовершеннолетним детям и гражданам, находящимся в трудной жизненной ситуации, а также гражданам, не способным к самообслуживанию в связи с преклонным возрастом, болезнью, инвалидностью, имеющим среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, установленного для региона, в котором они проживают. Государство осуществляет и другие виды социальной помощи, в том числе бесплатное предоставление малоимущим жилой площади, компенсационных выплаты и др. И тем не менее деятельность государства в социальной сфере пока что не является достаточно действенной. В условиях переживаемых экономических трудностей социальная политика государства не только не гарантирует достойную жизнь, как это записано в Конституции, но и не обеспечивает прожиточный минимум значительной части населения. Государство способно выполнить названные задачи только опираясь на мощную и стабильную экономику, обеспечивающую материальное благополучие и процветание общества. Лишь в условиях полного оздоровления экономики России можно рассчитывать на социальную помощь от государства в том размере, который действительно позволяет обеспечить достойную жизнь и свободное развитие человека, как это предписывается Конституцией. Согласно ст. 8 Конституции РФ «в РФ гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». [13] Действующая Конституция обязывает государство обеспечивать свободу экономической деятельности и поддерживать конкуренцию, запрещая лишь монополизацию этой деятельности и недобросовестную конкуренцию, и провозглашает равенство всех форм собственности и равную их защиту. Гарантированное ст. 8 Конституции юридическое равенство форм собственности, равное их признание и защита означают одинаковое признание и одинаковую защиту всеми допускаемыми средствами и способами любых не противоречащих законодательству форм хозяйствования и признаваемых законом имущественных прав, а также недопустимость установления законодательством каких-либо привилегий или ограничений для тех или иных форм или субъектов хозяйственной деятельности. Права собственности всех субъектов (носителей) этого права защищаются абсолютно одинаково, на основании одних и тех же норм материального права. Экономической основой общества становится рыночная экономика, для нормального и эффективного функционирования которой необходимо обеспечить: а) свободу экономической деятельности; б) свободное перемещение товаров, услуг, финансовых и иных ресурсов, т.е. единство экономического пространства на всей территории страны. Ст.8 устанавливает юридическую гарантию действия этих принципов, а также третьего основополагающего принципа рыночной экономики – свободы конкуренции. Согласно п.2 ст.8 государством признаются равным образом все формы собственности: § частная; в частной собственности могут находиться предметы потребления и средства производства, земля и другие природные ресурсы при условии, что владение ими не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц § государственная (федеральная, собственность субъектов федерации и муниципальная). Государство берет на себя организацию производства в таких сферах жизни, которые затрагивают интересы в населения России (оборона, атомная энергетика; производство медикаментов и др.) либо всех людей, проживающих на определенной территории (транспортное, информационное обслуживание, коммунальные службы и т. п.). Государство берет на себя заботу по организации надежности снабжения населения всем необходимым, о гарантиях роста производства и обеспечения участия в производстве и распределении всех работоспособных лиц (т. е. о занятости), о смягчении последствий нестабильности в экономике (регулировании цен и т. п.) или колебаний спроса на международном рынке и т. д. Государство не только признает различные формы собственности, но и в равной мере их защищает. В ст. 35 Конституции говорится о том, что никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Ст.10 Конституции гласит: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».[14] В статье закрепляется фундаментальный принцип организации власти в Российской Федерации - принцип разделения властей. Этот принцип был выработан мировой практикой развития демократических государств. Суть его в том, что демократический политический режим может быть установлен в государстве при условии разделения функций государственной власти между самостоятельными государственными органами. Поскольку существуют три основные функции государственной власти - законодательная, исполнительная и судебная, каждая из этих функций должна исполняться самостоятельно соответствующим органом государственной власти. Каждый государственный орган, осуществляющий одну из трех функций государственной власти, взаимодействует с другими государственными органами. В этом взаимодействии они ограничивают друг друга. Такая схема взаимоотношений часто называется системой сдержек и противовесов. Она представляет единственно возможную схему организации государственной власти в демократическом государстве. На федеральном уровне организации государственной власти в Российской Федерации система сдержек и противовесов, согласно Конституции, выглядит следующим образом. Законодательный орган - Федеральное Собрание - принимает законы, определяет нормативную базу деятельности всех органов государственной власти, влияет парламентскими способами на деятельность исполнительной власти (самый серьезный инструмент влияния - возможность постановки вопроса о доверии Правительству), в той либо иной форме участвует в формировании Правительства, судебных органов Российской Федерации. Правительство Российской Федерации осуществляет исполнительную власть: организует исполнение законов, различными способами влияет на законодательный процесс (право законодательной инициативы, обязательность заключения Правительства на законопроекты, требующие привлечения дополнительных федеральных средств). Возможность выражения недоверия Правительству сбалансирована возможностью роспуска законодательного органа главой государства. Конституционный, Верховный и Высший Арбитражный Суды Российской Федерации имеют право законодательной инициативы по вопросам их ведения. Эти суды в пределах своей компетенции рассматривают конкретные дела, сторонами которых являются другие федеральные органы государственной власти. В системе разделения властей на федеральном уровне особое место принадлежит Конституционному Суду Российской Федерации. Это проявляется в следующих полномочиях, закрепленных за ним Конституцией: разрешение дел о соответствии Конституции федеральных законов, нормативных актов Президента, палат Федерального Собрания и Правительства Российской Федерации, разрешение споров о компетенции между федеральными органами государственной власти, толкование Конституции (ст. 125 Конституции). Являясь главой государства, Президент Российской Федерации не относится ни к одной из трех ветвей власти. Выполняя задачи, возложенные на него Конституцией, Президент Российской Федерации обеспечивает необходимое согласование деятельности различных ветвей власти - законодательной, исполнительной и судебной, позволяющее бесперебойно действовать всему государственному механизму. Ст. 13 Конституции РФ провозглашает: «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.3. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность». [15] Статья устанавливает меру и принципы политической и идеологической свободы в Российской Федерации. Эта мера предоставляет необычайно широкий простор для деятельности личности, партий и общественных объединений. Идеология - это система политических, правовых, религиозных, философских взглядов на социальную действительность, общество и отношения людей между собой. Характерная особенность идеологии состоит в том, что она непосредственно связана с практической деятельностью людей и направлена на утверждение, изменение либо преобразование существующих в обществе порядков и отношений. Идеологическое многообразие понимается как право отдельной личности, социальных групп, политических партий и общественных объединений: 1) беспрепятственно разрабатывать теории, взгляды, идеи относительно экономического, политического, правового и иного устройства Российской Федерации, зарубежных государств и мировой цивилизации в целом; 2) пропагандировать свои взгляды, идеи с помощью средств массовой информации: прессы, радио, телевидения, а также путем издания монографических и научно - популярных работ, трудов, статей и т.п.; 3) вести активную деятельность по внедрению идеологии в практическую сферу: разрабатывать программные документы партий, готовить законопроекты, иные документы, предусматривающие меры по совершенствованию социального и политического строя Российской Федерации; 4) публично защищать свои идеологические воззрения, вести активную полемику с иными идеологиями; 5) требовать по суду или через иные органы государства устранения препятствий, связанных с реализацией права на идеологическое многообразие. Граждане России вправе придерживаться той или иной идеологии, принимать активные меры по ее реализации в жизнь. Но такой выбор делается ими осознанно, добровольно и самостоятельно. В то же время государство не может навязывать гражданам какую-либо идеологию в качестве общеобязательной, которую они должны под страхом уголовного и иного наказания разделять, изучать и пропагандировать. Действенной гарантией принципа идеологического многообразия служит закрепленный в ч. 3 данной статьи Конституции принцип политического многообразия, многопартийности. Партии, выражая политическую волю своих членов, своими основными задачами видят участие в формировании органов государственной власти и управления, а также в осуществлении власти через своих представителей, избранных в законодательные и иные представительные органы власти. Ст.14 Конституции РФ гласит: «1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».[16] Статья посвящена одному из наиболее рано сформировавшихся признаков современного правового государства. Светский характер государства подразумевает признание ряда принципов в сфере отношений государства с религиозными организациями. Основой этих отношений является свобода совести, поскольку, согласно ч. 1 ст. 14, никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Светский характер Российского государства означает отделение церкви от государства, разграничение сфер их деятельности. Религиозные объединения не вмешиваются в государственную политику. Государство не вмешивается в дела церкви. Оно занимает нейтральную позицию в вопросах вероисповедания и убеждений и не становится на сторону какой-либо религии. Согласно ст.15 Конституции РФ «1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы».[17] Эта статья особенно важна потому, что в ней определяется место Конституции в системе нормативных правовых актов страны. Конституция формирует и закрепляет отправные принципы правового регулирования, является базой всего законодательства и представляет собой акт, обладающий высшей юридической силой. Иерархический порядок расположения актов указывает на особую юридическую силу Конституции. Это означает, что она обладает верховенством над законами и иными правовыми актами; последние должны исходить из Конституции и не противоречить ей. Законы и подзаконные акты, противоречащие Конституции, не имеют юридической силы. Причем соответствовать Конституции должны не только акты федерального законодательства, но и акты органов государственной власти субъектов Федерации, а также органов местного самоуправления. Конституция, распространяя свое действие на всю территорию Российской Федерации, олицетворяет собой государственную целостность, единство системы государственной власти. Конституция и законы Российской Федерации регулируют важнейшие общественные отношения. С их помощью закрепляются основы конституционного строя, основные права и свободы граждан, государственное устройство, формы и виды собственности, основы уголовного, гражданского, семейного и иных отраслей законодательства, а также другие принципиальные направления жизнедеятельности общества и государства. Таким образом, их действие носит универсальный, общеобязательный характер по кругу лиц, во времени и пространстве. Соответственно и обязанность соблюдать федеральные законодательные акты распространяется на все органы государственной власти, в том числе органы власти субъектов Федерации, органы местного самоуправления, а также на всех без исключения должностных лиц. Следует отметить, что действие Конституции и законов РФ распространяется не только на граждан России, но и на иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на её территории (за исключениями, установленными действующим законодательством). 4. Преступления, посягающие на основы конституционного строя 4.1. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля Статья 277 УК предусматривает ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (террористический акт) [18]. Объект преступления. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля уголовный закон рассматривает как террористический акт, т. е. деяние, посягающее на политическую систему России, а также на жизнь и здоровье потерпевших. Теракт выступает составной частью более общего, массового и опасного явления, — терроризма. Потерпевшими при теракте могут выступать только государственные или общественные деятели, т. е. лица, проявившие себя в какой-либо области общественной или государственной дея тельности [19]. Государственным деятелем следует считать ответственных лиц высших эшелонов государственной власти, непосредственно определяющих и направляющих государственную политику в различных областях государственной, экономической, социальной деятельности государства в целом и его суверенных республик, а равно краев и областей на уровне руководящего звена этих регионов. Таким образом, к государственным деятелям следует отнести высшее руководство страны: Президента России, президентов автономных республик, вице- президентов, если таковые предусмотрены конституцией существующей федерации, губернаторов различных регионов, осуществляющих политическое и экономическое руководство регионов, высших должностных лиц Правительства России и правительств ее суверенных регионов. Кроме того, это депутаты Государственной Думы и Федерального Собрания, республик, краев и областей, поскольку они имеют непосредственное отношение к законодательной деятельности. К государственным деятелям также относятся и чины высшей судеб- ной власти: Верховного Суда России, Конституционного Суда, Высшего Арбитражного Суда, Верховных судов республик, Генеральной прокуратуры России и автономных республик, а равно высших должностных лиц ФСБ, Совета Безопасности и других высших органов при Президенте России, разумеется, если террористический акт совершен не в связи с конкретным случаем, затрагивающим чьи-то интересы, а с генеральным направлением государственной политики в той области, в которой данное должностное лицо является руководителем или принимает самостоятельно решения государственной важности. К общественным деятелям следует отнести лиц, осуществляющих в тех или иных общественных организациях руководящую деятельность, связанную с политикой, экономикой или социальной сферой, а равно военной политикой. По нашему мнению, объектом рассматриваемого преступления может быть и жизнь иностранного государственного или общественного деятеля, в связи с его государственной или общественной деятельностью, направленной на укрепление дружеских связей и отношений России с ее субъектами. Согласно смыслу диспозиции ст. 277 УК не является террористическим актом посягательство на жизнь членов семьи государственного или общественного деятеля или близких ему лиц даже в том случае, если эти действия представляли собой акт мести за такую деятельность. Подобные действия должны квалифицироваться по соответствующим статьям Уголовного кодекса о преступлениях против жизни и здоровья. Объективная сторона преступления в законе определяется как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля. Под посягательством следует понимать любые виды покушения на убийство, а также само убийство. Способы и средства, используемые виновным, для квалификации значения не имеют. Они могут быть учтены в рамках смягчающих или отягчающих обстоятельств. Состав данного преступления усеченный. Преступление считается оконченным с момента совершения действий, непосредственно направленных на лишение потерпевшего жизни. Покушение (неоконченое покушение) возможно в случае, когда преступник не осуществил до конца действия, совершаемые им с целью убийства, по независящим от него обстоятельствам; если же он пытался, например, выстрелить в государственного или общественного деятеля, но был вовремя обезоружен, выстрелил и промахнулся, то в данном составе налицо оконченное преступление. Приготовление же к террористическому акту наказывается по правилам, указанным в ст. 30 УК. Таким образом, данное посягательство должно считаться оконченным, когда наступила смерть потерпевшего, когда ему причинены телесные повреждения, и даже если он остался невредим. Умышленное причинение имущественного ущерба не является террористическим актом. Если в процессе совершения террористического акта были использованы незаконно приобретенное либо хранящееся оружие, взрывчатые вещества и взрывные устройства, то действия виновного подлежат квалификации по совокупности со ст. 222 УК. Если имело место убийство с признаками объективной стороны, предусмотренными в ст. 105 УК, то совокупности не требуется, но отягчающие обстоятельства должны быть учтены при назначении наказания. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, т. е. субъект сознает общественно опасный характер посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля и желает его совершить. Обязательными признаками субъективной стороны при этом являются либо наличие цели прекратить государственную или иную политическую деятельность потерпевшего, либо наличие мотива мести за такую деятельность. Следовательно, террористический акт выступает "ответной мерой" за ту активную гoсударственную и политическую деятельность, которую проводит потерпевший; либо местью за ее осуществление. Субъектом теракта может быть гражданин России, иностранный гражданин либо лицо без гражданства, достигшие 16 лет. 4.2. Насильственный захват власти или насильственное удержание власти Статья 278 УК предусматривает ответственность за действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации [20]. Объектом данного преступления являются основы конституционного строя России, которые закрепляют принципы, порядок формирования и функционирования государственной власти. Под действиями, предусмотренными в ст. 278 УК, следует понимать любые действия, направленные на то, чтобы захватить власть, совершенные путем насилия, примененного к представителям государственной власти с целью смещения их с постов помимо их воли. В этом случае имеются в виду любые формы насилия— убийство, причинение вреда здоровью, незаконный арест или задержание; возможно и психическое воздействие как угроза приме- нить названные формы физического насилия. Представителями власти следует считать любых должностных лиц, имеющих на основе Конституции и в рамках законов властные полномочия в отношении неопределенного круга лиц и любых учреждений, предприятий или организаций, действующих на всей территории России или в пределах ее территориальных подразделений. К ним следует отнести, прежде всего, государственных деятелей: главу государства, членов Правительства, а также президентов республик, входящих в состав Федерации, их заместителей, руководителей краев, областей, районов, городов и населенных пунктов — губернаторов, их заместителей, мэров и лиц, выполняющих их функции под другими титулами. К представителям власти относятся и законно избранные депутаты Государственной Думы, Федерального Собрания, а также депутаты законодательных органов республик, краев, областей и районов, избранных на основе Конституции России. Представителями власти должны считаться и те должностные лица, которые имеют определенные властные полномочия в других органах власти, в частности, судьи, прокуроры, работники органов МВД и ФСБ, осуществляющие оперативную работу, и все другие лица, которые имеют право применять принудительные меры не только внутри соответствующего органа, но и в отношении других граждан для исполнения последними Конституции страны, законов и других предписаний государственной власти. Объективная сторона преступления выражается в трех видах действий, направленных на: 1) насильственный захват власти; 2) насильственное удержание власти; 3) насильственное изменение конституционного строя Действия, направленные на насильственный захват власти, могут выражаться в физическом устранении лиц, осуществляющих законно властные полномочия, либо их принудительной изоляции и самопровозглашении на их месте тех, кто осуществляет противоправные действия. Действия могут носить локальный характер, связанный с захватом позиций одной из ветвей власти (законодательной, исполнительной или судебной) либо широкомасштабный, и быть направленными на всех субъектов власти. Они могут относиться к центральным органам власти либо к органам власти субъектов Федерации. Насильственные действия по захвату власти могут выражаться в нанесении лицу вреда здоровью различной тяжести, что охватывается признаками данного состава преступления. Если же насильственный захват сопряжен с лишением жизни, то действия виновного, в зависимости от мотивов и целей, следует дополнительно квалифицировать либо как теракт, либо как умышленное убийство. Захват власти может сопровождаться прямым блокированием работы представительных и иных органов власти (изоляция депутатов, недопущение их входа в рабочие помещения, угроза физической расправы, предъявление ультиматумов и т. п.). Преступление признается оконченным с момента совершения действий, направленных на насильственный захват власти, независимо от того, привели или не привели они к фактическому обладанию властью. Следует отметить, что насильственные действия могут касаться и членов семьи представителя власти либо его близких, если они направлены на то, чтобы данное лицо само уступило свои полномочия другому субъекту. Если захват власти осуществляется преступным сообществом, то действия виновных квалифицируются по совокупности со ст. 210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации)». Как реальная совокупность со ст. 212 УК РФ «Массовые беспорядки» квалифицируются действия субъектов, если в процессе захвата власти они явились организаторами массовых беспорядков, либо со ст. 279 УК РФ «Вооруженный мятеж», если они выступили организаторами вооруженного мятежа. Действия, направленные на насильственное удержание власти, означают, что лицо, обладавшее властью на законных основаниях, не передает ее после истечения срока законных властных полномочий. Таким образом, новые субъекты законной власти лишены возможности осуществлять свои функции, а те, кто ее незаконно удерживает, контролирует принятие и исполнение своих решений насильственными методами и средствами. Характер насильственных действий и вариантов квалификации их по совокупности с другими составами преступлений здесь аналогичен действиям, связанным с насильственным захватом власти. К действиям, направленным на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, следует отнести применение насилия как в отношении самих государственных деятелей и представителей власти, так и в отношении их родственников и близких. Насильственное изменение строя может распространяться на саму основу этого строя, т. е. на изменение полномочий высших органов власти, Президента или парламента, взаимоотношений парламента, Президента и исполнительных органов власти. Если подобные действия были совершены в отношении органов, организаций, учреждений и предприятий, не указанных в Конституции или созданных не в рамках прав и полномочий указанных органов и представителей власти, то они могут быть квалифицированы по другим статьям Уголовного кодекса (например, ст. 286 УК). Состав анализируемого преступления можно назвать усеченным, так как окончание преступления совпадает с совершением насильственных действий и не требует действительного захвата, удержания власти или изменения конституционного строя Российской Федерации Субъектами этого преступления могут быть как государственные деятели любого ранга, так и лидеры различных политических партий, члены этих партий, а также просто граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства, организующие или участвующие в насильственных действиях, образующих объективную сторону рассматриваемого преступления. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, т. е. виновный сознает общественную опасность действий, направленных на насильственный захват или удержание власти, а равно на насильственное изменение конституционного строя России, и желает совершения этих действий. Мотивами могут выступать побуждения, основанные на идейном неприятии существующего конституционного строя либо прямой ненависти к нему. Если указанные действия, например по корыстным мотивам, совершает гражданин России по заданию иностранного государства, иностранной организации или их представителей, то они квалифицируются по совокупности с государственной изменой (ст. 275 УК). Цель данного преступления, как видно из диспозиции статьи, логически связана с направленностью совершаемых лицом действий — насильственно захватить или удержать власть либо изменить конституционный строй Российской Федерации. На данное преступление распространяется действие поощрительной нормы, указанной в примечании к ст. 275 УК РФ «Государственная измена». Примечание к ст. 275 предоставляет возможность лицам, совершившим преступление, предусмотренное ст. 278 УК, избежать уголовной ответственности. Для этого необходимо соблюдение условий: а) явка с повинной и заявление (сообщение) о подготовке насильственного захвата власти; б) своевременность со- общения; в) предотвращение дальнейшего причинения ущерба государству, иным организациям; г) в действиях указанных лиц не содержится состава другого преступления. 4.3. Вооруженный мятеж Статья 279 УК гласит: организация, вооруженного мятежа либо активное участие в нем в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации либо нарушения территориальной целостности Российской Федерации — наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет[21]. Мятеж — это локальный бунт вооруженной толпы, организованный и поднятый с целью свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, либо нарушения ее территориальной целостности. Вооруженный мятеж представляет, таким образом, очаг гражданской войны в каком-либо регионе. Его общественная опасность велика, так как он сопряжен с убийствами, погромами, поджогами, уничтожением имущества и влечет массовую гибель не только защитников существующего по- рядка в стране, но и мирных жителей. Российская история знает множество подобных мятежей и их разрушительные последствия. Во время революции 1917 года и гражданской войны известны мятеж левых эсеров в Москве, Кронштадтское восстание, бунт тамбовских крестьян и множество других, более мелких вооруженных выступлений. Объектом преступления являются основы конституционного строя, а также территориальная целостность России. Насильственные действия в ходе вооруженного мятежа ставят под угрозу также жизнь и здоровье граждан. Объективная сторона преступления выражается в двух видах деяний: а)организация вооруженного мятежа; б)активном участие в мятеже. Организация вооруженного мятежа означает деятельность организатора по объединению усилий значительного числа вооруженных лиц для выступления против конституционных opгaнов власти. Масштабы вооруженного мятежа могут быть различными и зависеть от множества факторов (региональных, ориентированных на определенную категорию лиц по профессии, социальному положению, национальному или этническому составу и т.д.). Действия организатора выражаются в разработке плана вооруженного выступления против властей, подготовке программных документов, призванных объединить людей, создании организационных структур для вооруженных действий и вовлечения (вербовки) в них граждан, руководстве вооруженным контингентом в ходе осуществления плана по свержению или насильственному изменению конституционного строя России либо отторжению части территории Российской Федерации и т. д. Вооруженность означает, что значительное число лиц, совершающих противоправные действия, имеет оружие и реальную возможность его применения. Действия организатора признаются оконченным преступлением с момента совершения указанных практических действий, независимо от того, воплотились они в фактическом вооруженном выступлении против законных органов власти или оказались по каким-то причинам сорванными (не удалось объединить людей, деятельность пресекли правоохранительные органы и т. д.). Активное участие в вооруженном мятеже выражается в действиях по свержению или насильственному изменению конституционного строя либо нарушению территориальной целостности Российской Федерации. Это может выражаться в самопровозглашении отдельной территории России независимым государством, вооруженном захвате власти, применении репрессий к должностным лицам законно образованных органов власти, неподчинении требованиям федеральных властей, вооруженном сопротивлении федеральным воинским контингентам, призванным восстановить конституционный порядок, и т.д. Субъектами этого преступления могут быть три категории лиц: а) организаторы, в их число входят те, кто организовывал мятежные группы, банды, отряды для вооруженных выступлений, а также те, кто проявил особую активность в вооружении этих банд, отрядов, групп; б) боевые командиры и начальники различных служб и подразделений всех рангов и чинов; в) активные участники мятежа — рядовые бойцы и младшие командиры, снайперы, разведчики, участники различных диверсионных групп. Закон ничего не говорит о простых участниках, которых силой или обманом вовлекли в мятежные воинские формирования, рядовых тыловых служб, врачах и других медицинских работниках, которые не принимали участия в боевых действиях непосредственно или участвовали в них по принуждению и не причинили серьезного вреда законным воинским частям и подразделениям, не участвовали в расстрелах, казнях пленных или в зверствах над ними. Очевидно, что такие участники не являются субъектами преступления, предусмотренного ст. 279, и могут отвечать по другим статьям Уголовного кодекса, если они совершили иные посягательства (например, участие в незаконном вооруженном формировании — ст. 208 УК, незаконное хранение оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств — ст. 222 УК и т. д.). Если помимо организации мятежа и активного участия в нем непосредственно виновные участвовали в преднамеренных убийствах пленных, грабежах и погромах мирного населения, в пытках и расстрелах, издевательствах и других тяжких преступлениях, они должны отвечать по совокупности по статьям, предусматривающим уголовную ответственность за преступления против личности, собственности и др. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Организатор и активный участник вооруженного мятежа сознают общественно опасный характер своих действий и желают их совершения. Обязательным признаком субъективной стороны данного преступления является наличие целей свержения или насильственного изменения конституционного строя либо нарушения территориальной целостности Российской Федерации. Если вооруженный мятеж явился следствием развития предшествующего ему насильственного захвата власти, то налицо реальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 278 и 279 УК. В вооруженный мятеж могут перерасти массовые беспорядки (ст. 212 УК). В этом случае также налицо реальная совокупность двух преступлений. Отличие между ними следует проводить по всем элементам состава преступления. Объект вооруженного мятежа — политическая система и территориальная целостность Российской Федерации. Массовые беспорядки посягают на общественную безопасность. Вооруженный мятеж — это организованное выступление против конституционных органов власти. Массовые же беспорядки; как правило, локальны и несут на себе черты стихийности, спонтанного развития событий. Если вооруженному мятежу предшествовало создание незаконного вооруженного формирования, которое затем влилось в ряды мятежников, действия виновных квалифицируются по совокупности ст. 279 и 208 УК. 4.4. Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя РФ Статья 280 УК предусматривает ответственность за публичные призывы к насильственному захвату власти, насильственному удержанию власти или насильственному изменению конституционного строя Российской Феде рации [22]. В ранее действовавшем УК подобное преступление именовалось "антисоветская агитация или пропаганда"; его диспозиция была чрезмерно широко и неопределенно сформулирована, а санкция слишком жестока. Практически любые высказанные недовольства деятельностью отдельных органов советской власти можно было квалифицировать как антисоветскую агитацию или пропаганду (например, распространение антисоветских идей и взглядов, выражающих ненависть к советскому общественному и государственному строю и т. д.). Статья 280 УК существенным образом уточняет конкретные способы совершения преступления, четко очерчивает характер и направленность призывов, ограничивая их лишь публичными призывами и только к насильственному свержению или изменению конституционного строя Российской Федерации. Объектом данного преступления выступают политическая система Российской Федерации, нормальное функционирование конституционных органов власти, ее законных представителей. Все высшие государственные органы Российской Федерации осуществляют свои полномочия в соответствии с законами, определяющими их структуру, прерогативы, ответственность должностных лиц, характер взаимоотношений между ними, иерархию подчиненности. Нормальное функционирование государственного аппарата во всех его звеньях является необходимым условием правильного выполнения им своих задач, возложенных на него Конституцией России. Все коррективы, в том числе изменения, прекращение деятельности отдельных звеньев аппарата, образование новых органов и реформирование прежних должно происходить на законной основе. Объективную сторону преступления образуют три вида деяний: а) публичные призывы к насильственному захвату власти; б) публичные призывы к насильственному удержанию власти; в) публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации. Объективная сторона данного преступления корреспондирует с признаками состава преступления, предусмотренного ст. 278 УК, где речь идет о фактическом насильственном захвате или удержании власти либо насильственном изменении конституционного строя России. В рассматриваемом же преступлении речь идет о публичных призывах к совершению подобных действий. Призывы это такая форма воздействия на сознание, волю и поведение людей, при которой путем непосредственного обращения к ним формируются побуждения к определенному виду деятельности. В данном случае призывы субъекта имеют конкретную цель — объединить граждан, активизировать их волю и направить поведение в русло прямого насильственного захвата, удержания или изменения конституционного строя. Призывы субъекта при этом носят общий характер, т. е. не обращены персонально к кому-либо, в них нет конкретного указания на место, время и способ совершения преступления. Этим они отличаются от подстрекательства к конкретному преступлению (см. ст. 33 УК). Публичность означает, что призывы носят открытый, доступный для понимания характер и обращены к широкому кругу людей. Арифметический подход в оценке признания (или непризнания) публичности неприемлем. В каждом конкретном случае вопрос решается с учетом всех обстоятельств дела: место, время, обстановка, способ совершения деяния должны приводить к выводу, что призывы воспринимала публика. Вряд ли обоснованно при- знание публичными таких призывов, которые воспринимаются несколькими лицами — "от двух и более"'. Преступление окончено с момента осуществления публичных призывов указанного содержания, независимо от того, достигли они своей цели воздействия на граждан или нет. Форма призывов может быть разнообразной: устной, письменной, с использованием технических средств (громкоговорителей, микрофонов и т. п.), если они не выступают атрибутом средств массовой информации. Квалифицированный вид данного преступления (ч. 2 ст. 280 УК) предусматривает повышенную ответственность за совершение публичных призывов с использованием средств массовой информации. Под средствами массовой информации понимаются в первую очередь всевозможные газетные (печатные издания), рассчитанные на многочисленных читателей, как общего характера, так и специальные, различного рода журналы — публицистические или художественные, либо специального назначения, телевидение, радио- и другие видео- и аудиосредства. Субъектом данного преступления может быть как должностное лицо (государственный деятель или другое лицо, занимающее какую-либо должность в государственном аппарате Российской Федерации, в республике или в администрации иных государственных территориальных образований), так и частные лица, достигшие 16-летнего возраста. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, т.е.субъект сознает, что он призывает, причем открыто, к употреблению насильственных средств, способных изменить конституционный строй Российской Федерации, например, с помощью вооруженных групп бунтовщиков разогнать парламент, насильственно лишить власти Президента, Правительство или Конституционный Суд. Мотивы могут быть различными: месть, корысть, идейное неприятие конституционного строя и т. д. Не влияя на квалификацию, они учитываются при оценке общественной опасности содеянного и вынесении меры наказания. Цель преступления вытекает из направленности действий, указанных в диспозиции статьи, — побудить граждан к насильственному захвату власти, удержанию власти или изменению конституционного строя Российской Федерации. Если действия, указанные в данной норме, совершаются гражданином России по заданию иностранного государства, иностранной организации или их представителей, то содеянное квалифицируется по совокупности с государственной изменой (ст. 275 УК). 4.5. Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды Статья 282 УК предусматривает ответственность за действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства, а равно пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, если эти деяния совершены публично или с использованием средств массовой информации [23]. В государствах, население которых не составляет единое национальное целое или исповедует различные религии, национальные и религиозные распри и споры иногда переходят в открытую вражду и столкновения насильственного характера; проблема "мирного сосуществования" наций, рас и отдельных религиозных конфессий является государственной и требует законодательного регулирования, в том числе и нормами уголовного права. Конфликты, происходящие среди представителей разных национальностей и рас и исповедующих различные религии, колеблют основы государственной власти, приводят к ее ослаблению, затрудняют нормальное выполнение своих функций всеми ветвями государственной власти и управления. Объектом этого преступления является национальное, расовое и религиозное равноправие и свобода исповедовать любую религию или быть атеистом. Такие права и свободы закреплены в конституциях всех демократических государств. В частности, Ст.19 Конституции Российской Федерации гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, отношения к религии. Согласно п.2. ст.29 Конституции РФ "не допускается пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства" [24]. Под нацией в социологии понимается общность людей, исторически сложившаяся и сформировавшаяся на определенной территории, на основе экономических и культурных связей, отличающаяся общностью языка, культуры и национального характера. Раса же, в отличие от нации, — это исторически сложившаяся группа людей, связанная единством происхождения, имеющая общие на- следственные признаки. Это совокупность популяций, которым свойственны постоянные генетические (наследственные) признаки. Существуют три группы рас: европейская, негроидная и монголоидная. Если национальность определяется главным образом социально-биологическими и культурными факторами и ее могут образовать люди, относящиеся к различным этносам (американская нация в США), но имеющие общий национальный язык и культурную основу, то расы объединяют определенные генетические признаки. Следует отметить, что в настоящее время абсолютно "чистых" рас и национальностей фактически нет. Тем не менее национальный и расовый вопрос существует, вызывая множество противоречий и столкновений. Что касается вероисповедания, то Россия представлена, в основном, тремя мировыми религиями: христианством, магометанством (исламом) и буддизмом. Внутри этих религий имеются многочисленные ответвления. Христианство составляет православие, католичество и протестантизм с его различными конфессиями. Кроме того, все мировые конфессии имеют многочисленные секты, которые исповедуют различные каноны в рамках этих религий (а часто и за их пределами). Некоторые из этих сект по своему мировоззрению представляют собой опасность для государства и общества, поэтому их деятельность преследуется законом. Объективная сторона преступления охватывает три вида деяний: 1) действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды; 2) действия, направленные на унижение национального достоинства; 3) пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии или расовой принадлежности. Указанные деяния тесно связаны между собой и в конкретных обстоятельствах их квалифицирующие признаки выступают, как правило, в комплексном виде. Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, выражаются в распространении различных идей и взглядов, которые подрывают доверие и уважение к определенной национальности или. расе либо религиозному вероисповеданию, вызывают неприязнь или чувство ненависти к образу жизни, культуре, традициям, религиозным обрядам граждан данной национальности или расы и т. п. Распространение указанных идей и взглядов может выступать в виде агитации и пропаганды в устной, письменной либо наглядно-демонстрационной форме. При этом идеи и взгляды носят общий характер и не обращены к конкретной личности. Для квалификации не имеет значения, соответствуют или нет действительности приписываемые той или иной нации или расе особенности, черты. Главный смысл деяния — посеять между людьми разных национальностей, рас, религиозных конфессий взаимное недоверие, развить на основе тенденциозных, оскорбительных либо клеветнических суждений взаимное отчуждение, подозрительность, переходящие в устойчивую враждебность. Действия, направленные на унижение национального достоинства, имеют локальную цель — унизить, оскорбить, т. е. показать ущербность, неполноценность, неприглядность, ограниченность людей конкретной национальности либо отдельного гражданина. Такие действия могут проявляться самостоятельно либо выступать составным элементом предшествующих деяний по разжиганию национальной вражды. Конкретные факты пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, могут выступать самостоятельными квалифицирующими признаками либо составной частью механизма разжигания национальной, расовой или религиозной вражды. Преступление окончено с момента совершения указанных деяний (формальный состав). В силу особенностей объекта данного преступления оно не поглощает составы таких преступлений против чести и достоинства личности, как клевета и оскорбление (ст. 129, 130 УК). Понятия публичности и использования средств массовой информации при совершении преступления аналогичны указанным в ст. 280 УК. Субъектом может быть вменяемое лицо, достигшее 16 лет; согласно п. "б" ч. 2 — занимающее служебное положение. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла . Мотивы чаще всего носят националистическую окраску. Цели вытекают из направленности рассматриваемых действий — разжечь национальную, расовую или религиозную вражду; унизить национальное достоинство; показать превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности. Квалифицирующие признаки: q применение насилия или угрозы его применения охватывает все виды причинения вреда здоровью, за исключением случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), которые квалифицируются по совокупности с рассматриваемым преступлением. q угроза имеет квалифицирующее значение, если имелись основания опасаться ее осуществления (ст. 119 УК). q использование служебного положения при совершении данного преступления означает, что между фактом имеющихся возможностей, обусловленных служебным положением (властные функции, наличие технических средств и.т. п.), и фактом возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды имеется причинная связь. q преступление совершено организованной группой, т.е. группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Заключение

Завершая рассмотрение группы преступлений против основ конституционного строя, резюмируем следующее: 1. Формулирование уголовно-правовых запретов, объединенных в главу о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства, отличается значительной новизной. Во-первых, местом указанных преступлений в системе Особенной части УК в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. государственные преступления «открывали» Особенную часть Кодекса. Развитие демократических начал уголовного права привело к необходимости выстроить иную иерархию ценностей, охраняемых уголовным законом, — личность, общество, государство. Во-вторых, прежний УК в главе о государственных преступлениях объединял два раздела — об особо опасных государственных преступлениях и об иных государственных преступлениях. Фактически вторая группа преступлений посягала не на интересы государства как такового, а на основы государственного управления в различных сферах (например, в области железно- дорожного, водного и воздушного транспорта, денежной и кредит- ной системы, таможенного дела и т.п.). В связи с этим так называемые «иные государственные преступлениями справедливо рас- формированы по другим главам Особенной части УК (в зависимости от направленности их на тот или иной объект). В-третьих, формулировка статей об ответственности за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства лишена той идеологизированности, которая была присуще соответствующим формулировкам прежнего УК. 2.Основы конституционного строя Российской Федерации определены в главе 1 Конституции Российской Федерации, закрепляющей исходные принципы конституционного строя, экономических отношений, политической системы общества. Основы конституционного строя раскрывают совокупность защищаемых основным законом общественных отношений по установлению типа государства и формы его правления (ст. 1), при- знанию человека, его прав и свобод высшей ценностью (ст. 2), а многонационального народа — носителем суверенитета и единственным источником власти (ст. 3), распространению суверенитета на всю территорию Российской Федерации (ст. 4), федеративному устройству государства (ст. 5), правовому закреплению гражданства Российской Федерации (ст. 6), социальной сущности государства, призванного обеспечить достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7), защите всех форм собственности (ст. 8), охране земель и других природных ресурсов (ст. 9), разделению власти на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10) с закреплением носителей государственной власти в центре и в субъектах Российской Федерации (ст. 11), признанию и обеспечению гарантий местного самоуправления (ст. 12), идеологического многообразия (ст. 13), отделению религиозных объединений от государства (ст. 14), приданию Конституции высшей юридической силы и за- креплению приоритета международного договора над внутренним законодательством (ст. 15), декларированию, что "никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации" (ст. 16). 3. В зависимости от представления непосредственных объектов преступлений существуют различные взгляды на классификацию преступлений главы 29 УК «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства». В работе представлены и обоснованы классификации а)А.В.Наумова, б)А.Н.Игнатова и Ю.А.Красикова; в)автора курсовой работы. По мнению автора представленной курсовой работы, учитывая цель и тему настоящей работы, представляется целесообразным изложить классификацию преступлений главы 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» в виде 2 групп преступлений в зависимости от объекта преступного деяния: · преступления, посягающие на безопасность государства · преступления, посягающие на основы конституционного строя. 4. Объективная сторона преступлений против основ конституционного строя характеризуется двумя основными моментами. Во-первых, все они совершаются в форме действия. Во-вторых, это, как правило, формальные составы преступлений. Субъективная сторона данной группы преступлений характеризуется прямым умыслом. Субъектом данных преступлений является лицо, достигшее 16 лет.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

I. Законодательные и другие нормативно-правовые акты 1. Гражданский кодекс РФ. Части первая и вторая. Официальный текст по состоянию на 15 июня 1998 года. – М.: Изд.группа НОРМА – ИНФА-М, 1998. – 560 с. 2. Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА- ИНФА-М, 1999. – 80 с. 3. Комментарий к Конституции Российской Федерации. – Изд.2-е, доп.и перераб. – М.:Изд-во БЕК, 1996. – 664 с. 4. Практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. Х.Д. Аликперова и Э.Ф. Побегайло. – М.: НОРМА, 2001. – 864 с. 5. Уголовный кодекс РФ. Официальный текст по состоянию на 1 октября 2001 года. – М.: Изд-во НОРМА – ИНФА-М, 2001. – 152 с. II. Учебная и методическая литература 1. Истомин А.Ф.Особенная часть уголовного права: Учебное пособие (альбом схем). – М.: ИНФА-М, 1998. – 429 с. 2. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Рус.яз., 1987. – 816 с. 3. Словарь иностранных слов. – М.: Изд-во Рус.яз., 1979. – 608 с. 4. Уголовное право России. Особенная часть//Отв.ред. А.И. Рарог. – М.: Юристъ, 1996. – 480 с. 5. Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2 т. Т.2. Особенная часть. Под ред.доктора юридических наук, профессора А.Н. Игнатова и доктора юридических наук, профессора Ю.А. Красикова. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – 808 с. 6. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов/Отв.ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. – М.: ИНФА – М-НОРМА, 1998. – 768 с. 7. 8. Уголовное право. Альбом схем: Учебное пособие. – Екатеринбург: Зерцало-Урал, 1997. – 51 с. 8. Уголовное право Российской Федерации: Учебник. – М.: «Былина», 2001. – 560 с.
[1] Уголовное право России. Особенная часть//Отв.ред. А.И. Рарог. – М.: Юристъ, 1996. – С.329. [2] Словарь иностранных слов. – М.: Изд-во Рус.яз., 1979. – С.274. [3] Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2 т. Т.2. Особенная часть. Под ред.доктора юридических наук, профессора А.Н. Игнатова и доктора юридических наук. Профессора Ю.А. Красикова. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.608. [4] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.2. [5] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.2. [6] Международная защита прав и свобод человека. – М., 1990. – С.14-57. [7] Права и свободы личности. – Вып.11. – М., 1995. – С.86-129. [8] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.2. [9] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.2. [10] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.3. [11] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.3. [12] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.3-4. [13] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.4. [14] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.4. [15] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.5. [16] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.5. [17] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.5-6. [18] Уголовный кодекс РФ. Официальный текст по состоянию на 1 октября 2001 года. – М.: Изд-во НОРМА – ИНФА-М, 2001. – С.119. [19] Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Рус.яз., 1987. – С.140. [20] Уголовный кодекс РФ. Официальный текст по состоянию на 1 октября 2001 года. – М.: Изд-во НОРМА – ИНФА-М, 2001. – С.119. [21] Уголовный кодекс РФ. Официальный текст по состоянию на 1 октября 2001 года. – М.: Изд-во НОРМА – ИНФА-М, 2001. – С.119. [22] Уголовный кодекс РФ. Официальный текст по состоянию на 1 октября 2001 года. – М.: Изд-во НОРМА – ИНФА-М, 2001. – С.119. [23] Уголовный кодекс РФ. Официальный текст по состоянию на 1 октября 2001 года. – М.: Изд-во НОРМА – ИНФА-М, 2001. – С.119. [24] Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 1999. – С.9.