Каталог :: Социология

Диплом: Социальная работа с инвалидами

ПЛАН
Введение.......................................................................2
История развития и современное состояние социальной помощи инвалидам и лицам
пожилого возраста............................................ 4
Формы и методы решения социальных проблем инвалидов.  13
Правовой аспект решения проблем инвалидов.....................................15
Социально-средовой аспект.....................................................17
Психологический аспект........................................................21
Общественно-идеалогический аспект.............................................25
Производственно-экономический аспект..........................................27
Анатомо-функциональный аспект.................................................28
Комплексное решение проблемы инвалидности.....................................30
ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................................................32
Список используемой литературы................................................34
     
      

Введение

Сейчас в России на учете в органах социальной защиты населения состоит 7.284 млн. инвалидов (данные на 1 ян­варя 1997 года). В стране ежегодно впервые признается инвалидами свыше одного миллиона человек, из них бо­лее 50% — трудоспособного возраста. Наблюдается также ежегодный рост числа детей- инвалидов. Эффективное решение проблем инва­лидности и инвалидов требует форми­рования единства взглядов на понятия «инвалид» и «инвалидность». Нетрудоспособные граждане в каждой стране составляют предмет заботы государства, которое со­циальную политику ставит во главу угла своей деятельности. Основной заботой государства по отношению к пожилым людям и инвалидам является их материальная поддержка (пенсии, пособия, льготы и т.д.). Однако нетрудоспособные граждане нуждаются не только в материальной поддержке. Важную роль играет оказание им действенной физической, психологической, организационной и другой помощи. До 80-х годов в России наиболее очевидная социальная помощь инвалидам и старым немощным людям оказывалась в домах-интернатах. Эта сложившаяся традиционная форма медико- социальной помощи нетрудоспособным гражданам помимо положительных имеет и отрицательные стороны (монотонный образ жизни, необходимость изменения жиз­ненного стереотипа для пожилого человека и др.). Эти об­стоятельства делают дома-интернаты малопривлекательны­ми для пожилых людей и инвалидов, заставляя их "не торо­питься" с переездом в дом-интернат. Возможность как мож­но дольше оставаться в привычных домашних условиях представилась со времени появления должности социального работника в системе учреждений социальной защиты. Именно эти реальные лица стали оказывать социально- бы­товые услуги нетрудоспособным гражданам, в которых они постоянно нуждались. На первых этапах развития социальной помощи нетру­доспособным гражданам акцент был сделан на надомное об­служивание. С учетом этого обстоятельства была разработа­на квалификационная характеристика социального работни­ка, определены его должностные обязанности. Вместе с тем в реальной социальной помощи нуждаются и пожилые лю­ди и инвалиды, находящиеся в домах- интернатах. До пос­леднего времени организация медико-социальной помощи в этих учреждениях возложена преимущественно на медицин­ских работников, которые в ущерб организации медицинского обслуживания осуществляют несвойственные им функции по социально-бытовой, социально-психологической и социально-средовой адаптации лиц, находящихся в домах-интернатах. В связи с указанными обстоятельствами возникла необ­ходимость очертить круг обязанностей социальных работни­ков в домах-интернатах и на основании этого показать це­лесообразность введения этой категории работников в ста­ционарных учреждениях Минсоцзащиты России. На данном этапе развития социальной помощи нетру­доспособным гражданам, проживающим вне стационарных учреждений, деятельность социальных работников сводится к оказанию социально-бытовых услуг. Между тем функции их гораздо шире. По мере создания института социальных работников со специальным образованием нетрудоспособ­ные граждане получат более квалифицированную и разно­образную социальную помощь и поддержку. История развития и современное состояние социальной помощи инвалидам и лицам пожилого возраста. Социальная работа в нашей стране как на­правление и содержание деятельности определенной катего­рии лиц в последние 10 лет стала привычным термином. Некоторыми исследователями приоритет в этой области от­водится зарубежным странам. Между тем, России всегда бы­ла присуща социальная поддержка нуждающихся в ней гра­ждан. Известны указы Ивана Грозного, Петра I о помощи "сирым и убогим", которые пользовались кровом и пищей в монастырях и богадельнях. В послереволюционный период в России был узаконен патронаж психически больных, на­ходящихся в семьях. История оказания маломобильному населению соци­альной помощи в России тесно связана с деятельностью Российского Общества Красного Креста. Впервые оно воз­никло в 1867 году как филантропическое Общество попече­ния о раненых, больных воинах и военнопленных. В 1879 году оно было переименовано в Российское Общество Крас­ного Креста (РОКК) и в своей деятельности руководствова­лось принципами и Уставом Международного Красного Креста, согласно которым было призвано оказывать помощь раненым, больным и военнопленным вне зависимости от их гражданства или подданства, а также оказывать помощь ли­цам, пострадавшим в результате стихийных бедствий, эпи­демий, голода и других событий. Общество было самостоятельной, не зависимой от госу­дарства организацией и существовало на пожертвования на­селения, которые поступали не только в виде денежных средств, но и в виде натуральных видов (одежда, продоволь­ствие, белье и другие предметы первой необходимости). Общество объединяло 94 общины, в которых на обще­ственных началах трудились 2780 сестер милосердия, зани­малось подготовкой младшего медицинского персонала, оказывало правовую помощь раненым и военнопленным. Во время первой мировой войны широкое распространение по­лучило новое направление деятельности Общества - бюро справок о военнопленных и отдел, информирующий населе­ние о раненых, больных и воинах, пропавших без вести После Октябрьской революции в деятельности Красно­го Креста произошли серьезные изменения. С 1918 года де­ятельность РОКК определяется уже не международными принципами, а прежде всего политическими, классовыми задачами государства. Декретом от 6 января 1918 гола все имущество Красного Креста на территории России было объявлено государственной собственностью. С 1919 года, согласно Положения ВЦИК и СНК, РОКК был обязан со­средоточить свою деятельность на " восстановлении здоро­вья раненых бойцов Красной Армии", что предусматривало сугубо классовый подход. Это повлекло изоляцию РОКК от международного сообщества и превратило его в придаток государственной системы здравоохранения. Деятельность РОКК в военные и послевоенные годы свидетельствует о том, что медико-социальное обслужива­ние носило, в основном, характер шефства над лицами, проживающими в домах-интернатах, домах для детей-сирот и пр. В отношении отдельных граждан (в основном, инва­лидов войны 1 группы) это осуществлялось в виде предоста­вления одноразовой материальной помощи, в приобретении путевок на санаторно-курортное лечение. Активная работа проводилась по содействию в усыновлении детей-сирот. Начиная с 1960 года при комитетах обществ Красного Креста было создано "Бюро медицинских сестер по обслу­живанию больных на дому" в целях оказания помощи орга­нам здравоохранения в медицинском обслуживании и уходе за одинокими престарелыми больными, которые нуждаются в постельном режиме, но не госпитализированы в лечебные учреждения. Для такой работы были организованы специ­альные курсы, на которых медицинские сестры в течение 2-4 недель проходили специальную подготовку. К каждой районной поликлинике прикреплялось не менее двух патро­нажных медицинских сестер Красного Креста. Оплата их труда производилась обществом Красного Креста, контроль да их работой осуществлялся старшей медицинской сестрой поликлиники. Задачами патронажных медицинских сестер являлось: выполнение назначений участковых врачей, наблюдение за состоянием здоровья больного, оказание помощи в умыва­нии, приеме пищи, смене белья. Патронажные сестры ока­зывали также социальные услуги: покупали лекарства, про­дукты питания, приготавливали пищу, оплачивали коммунальные услуги и пр. Согласно нормативным документам, рабочий день патронажной медицинской сестры составлял 6,5 часов и за это время она была обязана обслужить 5-6 больных. Однако социально-бытовое обслуживание, осуществля­емое санитарными активистами на общественных началах, развивалось слабо. В связи с этим в 1969 году была сделана попытка привлечения к этой работе учащихся медицинских училищ и студентов медицинских институтов, которая на какое-то время оказалась полезной. Потребность в надомном обслуживании постоянно рос­ла, ежегодно увеличивалась численность патронажных ме­дицинских сестер и, кроме того, в 1977 году было принято решение о выделении должностей руководителей групп пат­ронажных медицинских сестер, в примерный перечень обя­занностей которых включалось осуществление деловых кон­тактов с соответствующими организациями по решению со­циально-бытовых вопросов (доставка на дом продуктов, го­рячих обедов, белья, пенсионные вопросы, устройство пре­старелых в дома-интернаты, больницы и т.д.). Кроме того, руководители групп непосредственно обслуживали на дому четырех человек, а обязанности активистов Красного Креста были возложены на так называемых младших медицинских сестер, должности которых были введены в штат обществ Красного Креста. В этот период произошло важное событие в системе го­сударственного социального обеспечения. В середине 70-х годов в порядке эксперимента впервые организуется надом­ное обслуживание пенсионеров в ряде областей силами ра­ботников домов-интернатов для престарелых и инвалидов Министерства социального обеспечения (в Свердловской, Ивановской, Куйбышевской областях, Северо-Осетинской АССР). Эта деятельность регламентировалась «Временным положением о порядке организации надомного обслужива­ния пенсионеров домами- интернатами». С этою времени можно говорить о возникновении и развитии новой государственной формы социального обслу­живания, а именно социально-бытового обслуживания не­трудоспособных на дому. Для зачисления на надомное обслуживание требовался ряд документов, в том числе справка лечебного учреждения об отсутствии хронических психических заболеваний в ста­дии выраженного дефекта или глубокой умственной отста­лости; туберкулеза в открытой форме; хронического алкого­лизма; венерических и инфекционных заболеваний, бактерионосительства. Дом-интернат, на который было возложено обслужива­ние граждан на дому, должен был оказывать следующие ви­ды услуг: § доставку продуктов по предварительно разработанно­му набору один-два раза в неделю (при возможности могла быть организована доставка раз в день горячего обеда и полуфабрикатов на завтрак и ужин); § стирку и смену постельного белья не реже одного раза в 10 дней, для чего дом-интернат выделял на каждого обслуживаемого три комплекта белья; § уборку жилого помещения и мест общего пользования; § доставку медикаментов, оплату коммунальных услуг сдачу вещей в прачечную и химчистку, обувь - в ремонт. В Положении специально оговаривалось, что "меди­цинское обслуживание граждан, принятых на надомное об­служивание, производится лечебно-профилактическими уч­реждениями в общеустановленном порядке". Кроме того, в Положении определялась дифференциа­ция в оплате стоимости оказываемых услуг: лица получав­шие пенсию до 50 руб., от оплаты освобождались полностью. Поскольку надомное обслуживание являлось несвойст­венной домам-интернатам функцией, вызвавшей разного рода организационные трудности у этих учреждений, возни­кла необходимость создания самостоятельной службы по оказанию социально-бытовой помощи нетрудоспособным гражданам со специальными структурными подразделения­ми. Такими структурными подразделениями стали отделе­ния социальной помощи на дому одиноким нетрудоспособ­ным гражданам, которые были организованы при районных отделах социального обеспечения. Их деятельность регла­ментировалась "Временным положением об отделении со­циальной помощи на дому одиноким нетрудоспособным гражданам" [1]. В положении оговаривалось, что помимо ставших уже традиционными видов социально-бытовой помощи соци­альные работники должны были при необходимости оказы­вать помощь в соблюдении личной гигиены, выполнять просьбы, связанные с почтовыми отправлениями, содейст­вовать в получении необходимой медицинской помощи, принимать меры к погребению умерших одиноких пенсио­неров. Услуги предоставлялись без взимания какой-либо пла­ты. Положение предусматривало тесное взаимодействие с комитетами Красного Креста с целью организации шефства над одинокими пенсионерами, нуждающимися в медицин­ском уходе. Социальный работник, входящий в штат отделения со­циальной помощи, должен был обслуживать на дому 8-10 нетрудоспособных пенсионеров или одиноких инвалидов 1-2 группы. Отделения создавались при наличии не менее 50 нетрудоспособных, нуждающихся в надомном обслужива­нии. В 1987 году новым нормативным актом [2] были вне­сены некоторые изменения в деятельность отделений соци­альной помощи. В основном изменения касались вопросов организации отделений социальной помощи на дому. Более четко был определен контингент лиц, подлежащих надом­ному обслуживанию, а также предусматривалось, что лица, получающие пенсию в максимальных размерах, вносят пла­ту, составляющую 5 процентов пенсии. Зачисление на надомное обслуживание осуществлялось на основании личного заявления и заключения медицин­ского учреждения о нуждаемости в таком обслуживании. Таким образом, сложилась ситуация, когда функции социального обслуживания нетрудоспособных на дому од­новременно выполняли две организации: государственная — отделения социальной помощи, и в меньшей степени об­щественная — служба милосердия Красного Креста. При этом во многом совпадали как виды оказываемых социаль­ных услуг, так и круг лиц, которым эти услуги оказывались одновременно и государственной, и общественной органи­зациями. Таким образом, исторически складывалось, что общест­венные организации осуществляли те виды деятельности, которые государство в силу отсутствия экономических, ма­териально-технических и организационных причин не име­ло возможности выполнять. Об этом свидетельствует исто­рия развития службы медико-социальной помощи нетрудо­способным гражданам: в послевоенные годы, когда у госу­дарства не было сил и средств для развития службы надом­ного обслуживания, оно развивало систему домов-интерна­тов для престарелых и инвалидов. В значительной степени развитие индивидуального надомного обслуживания сдер­живалось порочными идеологическими установками, согла­сно которым отдавалось предпочтение развитию коллектив­ных форм предоставления социального обслуживания. Удо­влетворение потребности населения в надомном обслужива­нии частично взяло на себя общество Красного Креста. Безусловно, служба милосердия снимала остроту проб­лемы, однако, не решала ее полностью. С годами в резуль­тате увеличения абсолютного числа и относительной численности престарелых в обществе, потребность в социаль­но- бытовой помощи этой категории граждан приобрела зна­чительные масштабы: дома- интернаты не могут вместить всех нуждающихся; возрастает число нетрудоспособных, проживающих отдельно от своих родственников; демогра­фические перспективы предполагают дальнейшее увеличе­ние доли лиц старческого возраста в населении — все это обусловило решение задач социального обслуживания не­трудоспособных на государственном уровне, создания госу­дарственной системы, государственной службы, непосредст­венно занятой предоставлением медико-социальных и быто­вых услуг на дому. Социальная работа в России также основана на ряде нормативных актов, регламентирующих порядок работы, объем и виды услуг, нормативы штатов и времени по оказа­нию услуг[3]. Кроме того, в связи с обострением социально-экономической ситуации в стране, ухудшением материального положения малоимущих граждан был издан Указ Президента Российской Федерации от 26 декабря 1991 года "О дополнительных мерах по социальной поддержке населения в 1992 году", согласно которому были образованы республиканский и территориальные фонды социальной поддержки населения, определен порядок адресного напра­вления гуманитарной помощи и создание территориальных служб срочной социальной помощи [4]. В соответствии с данным Указом приказом Министра социальной защиты населения Российской Федерации от 04.02.1992 г. за № 21 было утверждено "Положение о тер­риториальной службе срочной социальной помощи" [5]. Этим документом определялось содержание работы данной службы, которая предназначалась для оказания безотлага­тельных мер, направленных на временное поддержание жиз­недеятельности граждан, остро нуждающихся в социальной поддержке, путем предоставления им различных видов по­мощи, включающей обеспечение питанием, медикаментами, одеждой, временным жильем и другими видами помощи. К лицам, могущим воспользоваться службой срочной социальной помощи, были отнесены: одинокие граждане, утратившие средства к существованию, одинокие инвалиды и престарелые, несовершеннолетние дети, оставшиеся без надзора и попечения родителей или лиц, их заменяющих, многодетные и неполные семьи и др. В России подготовлены проекты двух законов: "О соци­альной защите инвалидов" и "О социальном обслуживании лиц пожилого возраста и инвалидов". С принятием этих за­конов будет обеспечена законодательная база в отношении нетрудоспособных категорий населения. Таким образом, в каждой стране существует ряд норма­тивных документов, согласно которым осуществляется со­циальная помощь инвалидам и лицам пожилого возраста. В указанных документах излагаются льготы для пожилых лю­дей и инвалидов при получении социальной поддержки, обозначены права пожилых граждан на получение этих льгот, указаны пути их реализации. Задача социальных ра­ботников состоит в том, чтобы овладеть этой информацией, довести ее до сведения лиц, которых они обслуживают и ,. при необходимости помочь им воспользоваться теми льгота­ми, которые им положены по закону. В известной степени, социальные работники должны освоить основы правовой, системы в отношении инвалидов и пожилых граждан. Таким образом, как показывает анализ развития соци­альной помощи в России, социальную работу в современ­ном ее понимании отождествляли с социальным обслужива­нием пожилых людей и инвалидов, нуждающихся в поддер­жке. Со временем выявились новые объекты деятельности работников социальной службы (семья, трудные подростки и др.), что отразилось не только на расширении круга задач социальной работы, но и на введении новых направлений. Теперь уже недостаточно, да и неправомерно говорить толь­ко о социальном обслуживании тех или иных категорий на­селения. Социальная работа вобрала в себя методы и прие­мы, используемые психологами, психотерапевтами, педаго­гами и другими специалистами, соприкасающимися с судь­бами людей, их социальным положением, экономическим благосостоянием, морально-психологическим статусом. С теоретических позиций социальная работа может рассматриваться как проникновение в потребностную сферу человека (семьи, коллектива, общества и т.д.) и попытка ее удовлетворения. Между тем высказываются соображения о более широ­ких задачах социальной работы по взаимодействию социального работника с окружающей средой. При этом соци­альному работнику отводится роль способствовать расшире­нию компетенции людей, а также развитию их способно­стей в плане решения жизненных проблем; помогать людям получить доступ к ресурсам; побуждать организации внима­тельно относиться к людям; способствовать взаимодействию между отдельными людьми и теми, кто их окружает; доби­ваться взаимосвязи между организациями и учреждениями, оказывающими социальную помощь и поддержку; оказы­вать влияние на социальную политику и политику в области окружающей среды.

Формы и методы решения социальных проблем инвалидов.

Исторически понятия «инвалид­ность» и «инвалид» в России связыва­лись с понятиями «нетрудоспособ­ность» и «больной». И нередко мето­дические подходы к анализу инвалид­ности заимствовались из здравоохране­ния, по аналогии с анализом заболева­емости. Представления о происхожде­нии инвалидности укладывались в тра­диционные схемы «здоровье — заболе­ваемость» (хотя, если быть точным, за­болеваемость — показатель нездоро­вья) и «больной — инвалид». Послед­ствия таких подходов создавали иллю­зию мнимого благополучия, так как от­носительные показатели инвалидности на фоне естественного прироста насе­ления улучшались, из-за чего реальные стимулы к поиску истинных причин роста абсолютного числа инвалидов отсутствовали. Лишь после 1992 года в России произошел перекрест линий рождаемости и смертности, и явления депопуляции нации приобрели отчет­ливый характер, сопровождаясь устой­чивым ухудшением показателей инва­лидности, возникли серьезные сомне­ния в правильности методологии ста­тистического анализа инвалидности. Специалисты долгое время рассмат­ривали понятие «инвалидность», оттал­киваясь преимущественно от биологи­ческих предпосылок, расценивая ее воз­никновение в основном как следствие неблагоприятного исхода лечения. В связи с этим социальная сторона про­блемы была сужена до нетрудоспособ­ности, как основном показателе инва­лидности. Поэтому основной задачей врачебно-трудовых экспертных комис­сий было определение того, какую про­фессиональную деятельность освидетельствуемый не может выполнять, а что может — определялось на основе субъективных, преимущественно биоло­гических, а не социально-биологических критериев. Понятие «инвалид» сужалось до понятия «неизлечимо больной». Таким образом, социальная роль че­ловека в действующем правовом поле и конкретных экономических условиях от­ступала на второй план, и понятие «ин­валид» не рассматривалось с точки зре­ния многопрофильной реабилитации, использующей социальные, экономичес­кие, психологические, образовательные и другие необходимые технологии. С начала 90-х годов традиционные принципы государственной политики, направленной на решение проблем ин­валидности и инвалидов в связи со слож­ной социально-экономической ситуаци­ей в стране утратили свою эффектив­ность. Надо было создавать новые, при­водить их в соответствие с нормами меж­дународного права. В настоящее время инвалид характеризуется как лицо, ко­торое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций орга­низма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятель­ности и вызывающее необходимость его социальной защиты (Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Рос­сийской Федерации»,1995). Инвалидность является одним из важнейших показателей социального неблагополучия населения, отражает социальную зрелость, экономическую состоятельность, нравственную полно­ценность общества и характеризует нарушение взаимосвязей человеком-инвалидом и обществом. Учитывая тот факт, что проблемы инвалидов затрагивают не только их личные интересы, но и в определенной степени касаются их семей, зависят от уровня жизни населения и других соци­альных 3факторов, можно констатиро­вать, что их решение лежит в общена­циональной, а не узковедомственной плоскости и во многом определяет лицо социальной политики государства. В целом инвалидность как проблема деятельности человека в условиях ог­раниченной свободы выбора, включает в себя несколько основных аспектов: правовой; социально-средовой; психо­логический; общественно-идеологический; производственно-экономичес­кий; анатомо-функциональный.

Правовой аспект решения проблем инвалидов.

Правовой аспект предполагает обес­печение прав, свобод и обязанностей инвалидов. Президентом России подписан Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Фе­дерации». Тем самым особо уязви­мой части нашего общества даны га­рантии социальной защиты. Безусловно, основополагаю­щие законодательные нормы, регу­лирующие положение инвалида в обществе, его права и обязанности являются необходимыми атрибута­ми любого правового государства. Поэтому вступление в силу этого За­кона надо только приветствовать. История его началась еще в 1989 году. Тогда, в декабре, по предложению Центрального правле­ния ВОЙ, на сессии Верховного Совета СССР был принят Закон «Об основах социальной защищенности инвалидов». Но в связи с распадом Союза ему не довелось поработать на них. И вот новый Закон вступил в силу. Хотя он со­держит некоторые погрешности и нуждается в определенной доработ­ке. Например, в части распределе­ния полномочий между федеральны­ми органами власти и органами влас­ти субъектов Федерации. Но появление такого документа — событие значительное, и прежде всего для миллионов российских ин­валидов, получивших, наконец, «свой» закон. Ведь чтобы выжить, они должны располагать экономи­ческими, социальными и правовы­ми гарантиями. И вышедший закон определенный объем таких гарантий устанавливает. Следует отметить три принципиальных положения, составляющих основу Закона. Первое — это наличие у инвали­дов особых прав на определенные условия для получения образования; обеспечение средствами передвиже­ния; на специализированные жи­лищные условия; первоочередное получение земельных участков для индивидуального жилищного стро­ительства, ведения подсобного и дачного хозяйства и садоводства, и другие. Например, жилые помещения бу­дут теперь предоставляться инвали­дам, семьям, имеющим детей-инва­лидов, с учетом состояния здоровья и других обстоятельств. Инвалиды имеют право на дополнительную жилплощадь в виде отдельной ком­наты в соответствии с перечнем за­болеваний, утвержденным прави­тельством РФ. При этом она не счи­тается излишней и подлежит опла­те в одинарном размере. Или другой пример. Вводятся особые условия для обеспечения за­нятости инвалидов. Теперь для пред­приятий, учреждений, организаций, независимо от форм собственности, имеющих численность работников более 30 человек, устанавливается квота для приема на работу инвали­дов — в процентах к среднесписочной численности работников (но не менее трех процентов). Второе немаловажное положение — это право инвалидов быть актив­ными участниками всех тех процес­сов, которые касаются принятия решений относительно их жизнеде­ятельности, статуса и т.д. Теперь федеральные органы исполнитель­ной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ должны при­влекать полномочных представите­лей общественных объединений ин­валидов для подготовки и принятия решений, затрагивающих интересы инвалидов. Решения, принятые с нарушением этой нормы, могут быть признаны недействительными в су­дебном порядке. Третье положение провозглаша­ет создание специализированных государственных служб: медико-соци­альной экспертизы и реабилитации. Они призваны формировать систе­му обеспечения относительно неза­висимой жизнедеятельности инва­лидов. При этом среди функций, возлагаемых на государственную службу медико-социальной экспер­тизы, — определение группы инва­лидности, ее причин, сроков, вре­мени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты; опреде­ление степени утраты профессио­нальной трудоспособности лиц, по­лучивших трудовое увечье или проф­ессиональное заболевание; уровня и причин инвалидности населения и др. Закон обращает внимание на ос­новные направления решения про­блем инвалидов. В частности, в нем говорится об их информационном обеспечении, вопросах учета, отчет­ности, статистики, потребностях ин­валидов, о создании безбарьерной среды жизнедеятельности. Создание реабилитационной индустрии как промышленной базы системы соци­альной защиты инвалидов предпол­агает производство специализиро­ванных средств, облегчающих труд и быт инвалидов, предоставление со­ответствующих реабилитационных услуг и при этом частичное обеспе­чение их трудовой занятости. Закон говорит о создании комплексной системы многопрофильной реабили­тации инвалидов, включающей ме­дицинский, социальный и профес­сиональный аспекты. Затрагивает он и проблемы подготовки професси­ональных кадров для работы с ин­валидами, в том числе и из самих инвалидов. Важно, что эти же направления уже более детально разработаны в Федеральной комплексной програм­ме «Социальная поддержка инвали­дов». Собственно, с выходом Зако­на можно говорить о том, что Феде­ральная комплексная программа по­лучила единую законодательную базу. Теперь предстоит серьезная ра­бота над тем, чтобы Закон работал. Предполагается, что специализиро­ванные государственные службы бу­дут создаваться при Минсоцзащиты. А пока приказом министра Людми­лы Безлепкиной создана рабочая группа, намечается план ее работы.

Социально-средовой аспект.

Социально-средовой включает в себя вопросы, связанные с микросоциальной средой (семья, трудовой коллектив, жи­лище, рабочее место и т.д.) и макросоциальным окружением (градообразующая и информационная среды, соци­альные группы, рынок труда и т.д.). Особую категорию "объектов" обслужива­ния социальными работниками представляет семья, в кото­рой имеется инвалид, либо пожилой человек, нуждающийся в посторонней помощи. Семья такого рода является микро­средой, в которой живет нуждающийся в социальной под­держке человек. Он как бы вовлекает ее в орбиту обострен­ной потребности в социальной защите. Специально проведенным исследованием[6] установ­лено, что из 200 семей с нетрудоспособными членами в 39,6% имеются инвалиды. Для более эффективной органи­зации социального обслуживания социальному работнику важно знать причину инвалидности, которая может быть обусловлена общим заболеванием (84,8%), связана с пребы­ванием на фронте (инвалиды войны — 6,3%), либо являют­ся инвалидами с детства (6,3%). Принадлежность инвалида к той или иной группе связана с характером льгот и приви­легий. Роль социального работника состоит в том, чтобы, опи­раясь на осведомленность в этом вопросе, способствовать реализации льгот в соответствии с существующим законода­тельством. При подходе к организации работы с семьей, имеющей инвалида либо пожилого человека, для социального работ­ника важно определить социальную принадлежность этой семьи, установить ее структуру, (полная, неполная). Значение указанных факторов очевидно, с ними связа­на методика работы с семьей, от них зависит и различный характер потребностей семьи. Из 200 обследованных семей 45,5% были полными, 28,5% — неполными (в которых преимущественно мать и дети), в 26% — одинокие, среди которых преобладали жен­щины (84,6%). Оказалось, что роль социального работника как орга­низатора, посредника, исполнителя наиболее значима для этих семей в таких сферах: морально-психологическая под­держка, медицинская помощь, социально-бытовое обслужи­вание. При оценке нуждаемости морально-психологической поддержки из всех ее видов наиболее актуальными для всех семей оказались следующие: организация связи с органами социального обеспечения (71,5% ), осуществление контак­тов с общественными организациями (17%) и восстановле­ние связей с трудовыми коллективами (17%). В организации контактов с органами социального обеспечения из полных семей нуждается 60,4%, из неполных — 84,2%, одинокие в 76,9%. В осуществлении связей с общественными организа­циями нуждаются соответственно — 27,5%, 12,3%, 3,8% се­мей. В восстановлении "связей с трудовыми коллективами нуждаются 19,8% полных семей, 5,9% неполных и 26,9% одиноких лиц. Крайне небольшое число семей (4,5%) из числа обсле­дованных нуждается в реализации прав на льготы. Возмож­но, это объясняется недостаточной информированностью членов семьи о льготах, которые имеют инвалиды. Еще в меньшей степени семьи, имеющие в своем составе инвали­дов, нуждаются в устранении конфликтных ситуаций (3,5%) и в психолого-педагогической поддержке. По-видимому, невостребованность такого рода помощи можно объяснить не­привычностью для нашего общества вмешательства в ин­тимную среду семьи, необычностью постановки вопроса, то есть несформированностью потребности. При анализе нуждаемости в организации медицинского обслуживания 71% семей испытывает необходимость в на­блюдении участкового врача, почти половина семей (49,5%) нуждаются в консультациях узких специалистов, а 17,5% — в диспансерном наблюдении. В полных семьях ранговые ме­ста в потребности указанных видов медицинской помощи несколько иные: на первом месте (50,7%) стоит нуждае­мость в наблюдении участкового врача, на втором (40%) — в диспансерном наблюдении, на третьем (30,3%) — в консуль­тациях узких специалистов. В неполных семьях наибольшая нуждаемость (37,4%) в диспансерном наблюдении, 35,4% се­мей нуждаются в консультациях узких специалистов и 26,7% — в наблюдении участкового врача. У одиноких преобладает нуждаемость в консультациях узких специалистов (34,3%) и в равной степени (по 22,5%) в наблюдении участкового вра­ча и диспансерном наблюдении. Установлено, что наибольшая нуждаемость обследован­ных семей касается социально-бытовых услуг. Это объясня­ется тем, что нетрудоспособные члены семей ограничены в своей подвижности, нуждаются в постоянном постороннем уходе и "привязывают" к себе здоровых, которые не могут осуществлять доставку продуктов, медикаментов и оказы­вать им различные другие бытовые услуги, связанные с вы­ходом из дома. Кроме того, в настоящее время это можно объяснить и социальной напряженностью, трудностями продовольственного обеспечения и в получении бытовых услуг. В связи с этими обстоятельствами резко возрастает роль социального работника. При оценке нуждаемости семей в организации соци­ально-бытового обслуживания выявлено следующее. Наи­большая потребность у всех обследованных семей касается услуг прачечной (88,5%), химчистки (82,5%), обувной мас­терской (64,6%). Выявлена также нуждаемость в уборке квартиры (27% семей), ремонте жилища (24,5%), в равной степени (у 20,5% семей) — в доставке продуктов и медика­ментов. Сравнительный анализ различных категорий семей по­казал, что у одиноких по сравнению с другими семьями отмечается повышенная нуждаемость в доставке продуктов (50%), в уборке квартиры (46,2%), в доставке медикаментов (40,4%). Полученные данные показывают, что нуждаемость се­мей, в состав которых входят нетрудоспособные члены, определяется социально-экономическим положением в стране, с одной стороны, и ограниченными возможностями самообеспечения инвалидов, с другой. По-видимому, в связи с социально-экономической ситуацией находится и нуждае­мость обследованных семей в прикреплении пожилого чело­века к центру социального обслуживания, где он получает бесплатное питание, медицинскую помощь, а также возмо­жность, общения. Из всех изученных семей в такой помощи нуждаются 33,5%. Наибольшая потребность в этом у одино­ких, почти половина из них (48,1%) нуждаются в посеще­нии центра социального обслуживания. Из неполных семей нуждаются в этой помощи 33,3%. Роль социального работника в этом последнем случае заключается не только в выявлении нуждающихся в помощи центра социального обслуживания, но и с учетом матери­ального положения семьи — в определении кратности при­крепления пожилого человека к данному учреждению. Эти­ми обстоятельствами не только определяются функции со­циального работника, но и его престижность. Таким образом, оказалось, что наибольшая нуждаемость в социальной защите всех обследованных семей в настоящее время группируется вокруг социально-бытовых проблем, наиболее уязвимые с точки зрения социальной защиты оди­нокие нетрудоспособные граждане нуждаются в доставке продуктов и медикаментов, уборке квартиры, прикреплении к центрам социального обслуживания. Невостребованность морально- психологической поддержки семей объясняется несформированностью потребностей такого рода, с одной стороны, и сложившимися национальными традициями в России, с другой. Оба эти фактора взаимосвязаны. Необходимо формирование сферы деятельности соци­ального работника. Помимо тех обязанностей, которые из­ложены в нормативных документах, квалификационной ха­рактеристике, с учетом современной ситуации важно не только выполнение организационных, посреднических функций. Определенную актуальность приобретают иные виды деятельности, среди которых: информированность на­селения о возможности более широкого пользования услуга­ми социального работника, формирование потребностей на­селения (в условиях рыночной экономики) в защите прав и интересов нетрудоспособных граждан, реализация мораль­но-психологической поддержки семьи и др. Таким образом, роль социального работника во взаимо­действии с семьей, имеющей инвалида либо пожилого чело­века, имеет много аспектов и может быть представлена в виде ряда последовательных этапов. Началу работы с семьей такого рода должно предшествовать выявлений этого "объе­кта" воздействия социального работника. С целью полного охвата семей с пожилым человеком и инвалидом, нуждаю­щихся в помощи социального работника, необходимо ис­пользовать специально разработанную методику.

Психологический аспект.

Психологический аспект отражает как личностно-психологическую ориента­цию самого инвалида, так и эмоциональ­но-психологическое восприятие пробле­мы инвалидности обществом. Инвалиды и пенсионеры относятся к кате­гории так называемого маломобильного населения и явля­ются наименее защищенной, социально уязвимой частью общества. Это связано прежде всего с дефектами их физиче­ского состояния, вызванного заболеваниями, приведшими к инвалидности, а также с имеющимся комплексом сопутству­ющей соматической патологии и с пониженной двигатель­ной активностью, характерными для большинства предста­вителей старших возрастов. Кроме того, в значительной сте­пени социальная незащищенность этих групп населения связана с наличием психологического фактора, формирую­щего их отношение к обществу и затрудняющего адекват­ный контакт с ним. Психологические проблемы возникают при изолированности инвалидов от внешнего мира, как вследствие имеющихся недугов, так и в результате непри­способленности окружающей среды для инвалидов на крес­ло-колясках, при разрыве привычного общения в связи с выходом на пенсию, при наступлении одиночества в резуль­тате потери супруга, при заострении характерологических особенностей в результате развития склеротического про­цесса, характерного для пожилых людей. Все это ведет к возникновению эмоционально-волевых расстройств, разви­тию депрессии, изменениям поведения. Старость — особый период в жизни человека, когда ли­бо вовсе не строятся далеко идущие планы, либо они резко суживаются и ограничиваются витальными потребностями. Это период, когда появляется множество старческих неду­гов, которые обусловлены не только, а может быть и не столько наличием хронической соматической патологии. Снижение жизненного тонуса, лежащего в основе всевозмо­жных недугов, в значительной степени объясняется психо­логическим фактором — пессимистической оценкой будущего, бесперспективностью существования. При этом, чем глубже самоанализ, присущий данной личности, тем слож­нее и болезненнее психологическая перестройка. На состоя­ние жизненного тонуса оказывает влияние и способ реаги­рования на соматические ощущения, которые также связа­ны с особенностями личности пожилого человека. Особенно чреват в этом возрасте "уход в болезнь". При подходе к процессам старения и старости рассмат­риваются две стороны этой проблемы: — особенности психической деятельности, обусловлен­ные возрастными изменениями мозговой деятельности, то есть биологическими процессами старения; — психологические феномены, представляющие собой реакции стареющего человека на эти изменения или на но­вую (внутреннюю или внешнюю) ситуацию, сложившуюся под влиянием биологических и социальных факторов. Изменения, происходящие в старости в области психи­ческой сферы, наблюдаются на различных уровнях: лично­стном, функциональном, органическом. Знание этих осо­бенностей очень важно для социальных работников, так как позволяет им оценить ситуацию общения с пожилыми людьми, скорректировать свои психологические реакции и прогнозировать ожидаемые результаты. Личностные изменения, расцениваемые как признаки биологически обусловленного старения, выражаются в уси­лении и заострении прежних свойств личности, с одной стороны, и в развитии общих, собственно возрастных ниве­лирующих черт, с другой. Первая группа изменений проявляется в том, что, на- пример, бережливый становится скупым, недоверчивый — подозрительным и т.д. Вторая группа личностных изменений выражается в по­явлении ригидности, нетерпимости, консерватизма в отно­шении всего нового при одновременной переоценке про­шлого, склонности к нравоучительству, ранимости, обидчи­вости. Старческим изменениям личности присуща своеобраз­ная полярность: так, наряду с упрямством и ригидностью суждений наблюдается повышенная внушаемость и легковерие, наряду со снижением эмоциональности и отзывчивости — повышенная сентиментальность, слабодушие, склонность к умилению, наряду с переживанием чувства одиночества — нежелание контактировать с окружающими. Помимо личностных изменений, связанных с процесса­ми старения, важно также иметь в виду изменения психиче­ских функций. К ним относятся нарушения памяти, внима­ния, эмоциональной сферы, психомоторной деятельности, ориентировки и в целом — нарушение адаптационных меха­низмов. Особую значимость при общении с лицами старшего возраста приобретает знание социальным работником осо­бенностей расстройств памяти. При относительной сохран­ности памяти на события многолетней давности в старости страдает память на недавние события, нарушается кратко­временная память. Это может негативным образом отра­зиться на отношениях пожилого человека с обслуживающим его социальным работником, когда возникают претензии к качеству услуг, длительности и количеству посещений и т.д. Внимание в пожилом возрасте характеризуется неус­тойчивостью, отвлекаемостью. В эмоциональной сфере пре­обладает сниженный фон настроения, склонность к депрес­сивным реакциям, слезливости, фиксации на обидах. Для пожилого человека характерно замедление темпов психичес­кой деятельности, медлительность и неловкость моторики, снижена способность ориентировки в окружающем. Ломка адаптационного механизма, свойственная пожи­лому возрасту, сказывается в новых условиях (при смене ме­ста жительства, привычного окружения, при необходимости осуществления контактов в непривычной обстановке и т.д.). При этом возникают реакции дезадаптации, которые имеют различную степень выраженности — от личностных до кли­нически очерченных. Психические изменения в пожилом возрасте, связан­ные с патологическими процессами, проявляются в различ­ных (нозологических) заболеваниях, характерных для пожилого и старческого возраста. К ним относятся клинические проявления деменций, бредовых и аффективных рас­стройств. Диагностика этих состояний является прерогати­вой врача. Роль социального работника, имеющего постоян­ный контакт с пожилыми людьми, состоит в том, чтобы бу­дучи элементарно информированными о таких состояниях, уметь выявить признаки заболеваний и организовать по­мощь специалиста.

Общественно-идеалогический аспект.

Общественно-идеологический аспект определяет содержание практической деятельности государственных институ­тов и формирования государственной политики в отношении инвалидов и ин­валидности. В этом смысле необходимо отказаться от господствующего взгляда на инвалидность, как показателя здоро­вья населения, а воспринимать его как показатель эффективности социальной политики, и осознавать, что решение проблемы инвалидности — во взаимо­действии инвалида и общества. Развитие социальной помощи на дому яв­ляется не единственной формой социального обслуживания нетрудоспособных граждан. С 1986 года начали создаваться так называемые Центры социального обслуживания пенсио­неров, в состав которых помимо отделений социальной по­мощи на дому вошли совершенно новые структурные под­разделения — отделения дневного пребывания. Целью организации таких отделений было создание своеобразных центров досуга для пожилых людей, независи­мо от того, проживают они в семьях или одиноки. Преду­сматривалось, что в такие отделения люди будут приходить утром, а вечером возвращаться домой; в течение дня они бу­дут иметь возможность находиться в уютной обстановке, об­щаться, содержательно проводить время, участвовать в раз­личных культурно-массовых мероприятиях, получать одно­разовое горячее питание и при необходимости доврачебную медицинскую помощь. Основной задачей деятельности таких отделений явля­ется помощь пожилым людям в преодолении одиночества, замкнутого образа жизни, наполнение существования но­вым смыслом, формирование активного образа жизни, час­тично утраченного в связи с выходом на пенсию. Исследование мотивов посещения отделения дневного пребывания показало, что ведущим для подавляющего боль­шинства лиц является желание общаться (76,3%), вторым по значимости является возможность получения бесплатного или по льготной стоимости обеда (61,3%); третьим в иерар­хии мотивов является желание содержательно проводить свой досуг (47%). Такие мотивы, как стремление избавить себя от процесса приготовления пищи (29%) и неудовлетво­рительная материальная обеспеченность (18%) не занимают ведущего положения у основного контингента посещающих отделение. В то же время почти у половины граждан (46,7%) имеются еще и другие мотивы, привлекающие их в отделение дневного пребывания. Так, ежедневное посеще­ние заставляет их "быть в тонусе", "дисциплинирует", "напо­лняет жизнь новым смыслом", "позволяет расслабиться". У отдельных граждан длительное посещение отделения спо­собствовало существенному улучшению состояния здоровья (урежение приступов бронхиальной астмы, сосудистых кри­зов и др.). Положительное воздействие на эмоциональную сферу оказывает уютная обстановка, доброжелательность ра­ботников отделения, а также возможность в любой момент получить медицинскую помощь, заниматься лечебной физ­культурой. В последние годы в ряде Центров социального обслу­живания появилось новое структурное подразделение — Служба срочной социальной помощи. Она предназначена для оказания неотложной помощи разового характера, на­правленной на поддержание жизнедеятельности граждан, остро нуждающихся в социальной поддержке. Организация такой службы была вызвана изменением социально-эконо­мической и политической ситуации в стране, появлением большого числа беженцев из горячих точек бывшего Совет­ского Союза, бомжей, а также необходимостью оказывать срочную социальную помощь гражданам, оказавшимся в экстремальных ситуациях в связи с природными катаклиз­мами и т.д. В соответствии с нормативным документом [7], Служ­ба срочной социальной помощи должна размещаться в спе­циально отведенном помещении, имеющем все виды ком­мунального благоустройства, складские помещения для хра­нения предметов натуральной помощи (одежды, обуви, по­стельного белья, набора лекарственных препаратов и пере­вязочных средств для оказания срочной доврачебной помо­щи и др.), иметь телефонную связь. Основными направлениями деятельности Службы явля­ются: — предоставление необходимой информации и кон­сультаций по вопросам социальной помощи; — обеспечение бесплатным горячим питанием или про­дуктовыми наборами (по талонам в закрепленном предпри­ятии общественного питания; талоны могут выдаваться на одно посещение столовой либо, после обследования соци­ально-бытовых условий потерпевшего сроком на месяц); — предоставление одежды, обуви и других предметов первой необходимости; — оказание материальной помощи; — содействие в получении временного жилья (в ряде случаев совместно с иммиграционной службой); — направление граждан в соответствующие органы и службы для квалифицированного и полного разрешения их вопросов; — оказание экстренной психологической помощи, в том числе, по "телефону доверия"; — оказание других видов помощи, обусловленных реги­ональными особенностями (в том числе, срочной юридичес­кой помощи инвалидам и лицам старших возрастов, не име­ющих возможности получить услуги государственной юри­дической службы).

Производственно-экономический аспект.

Производственно-экономический ас­пект связан главным образом с пробле­мой формирования промышленной ос­новы социальной защиты населения и рынка реабилитационных изделий и услуг. Такой подход позволяет ориен­тироваться на увеличение доли инвали­дов, способных к частичной или пол­ной самостоятельной профессиональ­ной, бытовой и общественной деятель­ности, создание системы адресного удовлетворения их потребностей в ре­абилитационных средствах и услугах., а это в свою очередь будет способство­вать их интеграции в общество. Сохра­нение же государственной монополии на обеспечение инвалидов реабилитационными изделиями приводит к неоправдан­ной экономической нагрузке на «актив­ную» часть населения и служит основа­нием для продолжения так называемой «льготной» политики, ведущей к посто­янному увеличению диспропорции меж­ду истинной потребностью инвалидов и возможностями их удовлетворения.

Анатомо-функциональный аспект.

Анатомо-функциональный аспект ин­валидности предполагает формирова­ние такой социальной среды (в физичес­ком и психологическом смыслах), кото­рая выполняла бы реабилитационную функцию и способствовала развитию реабилитационного потенциала инвалида. Таким образом, с учетом современ­ного понимания инвалидности предме­том внимания государства при решении этой проблемы должны быть не нару­шения в организме человека, а восста­новление его социально-ролевой фун­кции в условиях ограниченной свобо­ды. Основной акцент при решении про­блем инвалидов и инвалидности смеща­ется в сторону реабилитации, опираю­щейся, прежде всего, на социальные ме­ханизмы компенсации и адаптации. Таким образом, смысл реабилитации инвалидов заключается в комплексном многопрофильном подходе к восста­новлению способностей человека к бытовой, общественной и профессио­нальной деятельности на уровне, соот­ветствующем его физическому, психологическому и социальному потенциа­лу с учетом особенностей микро- и макросоциального окружения. Конечной целью комплексной мно­гопрофильной реабилитации, как про­цесса и системы, является предоставле­ние человеку с анатомическими дефек­тами, функциональными нарушениями, социальными отклонениями возможно­сти относительно независимой жизне­деятельности. С этой точки зрения ре­абилитация предотвращает нарушение связей человека с окружающим миром и выполняет профилактическую функ­цию по отношению к инвалидности. Для этой цели есть дома-интернаты для детей с физическими недостатками. В этих учреждениях сосредоточен самый тяжелый контингент детей с поражением опорно-двигатель­ного аппарата. Основная цель этих учреждений — осуществ­ление медико-социальной реабилитации детей-инвалидов посредством непрерывной интенсивной восстановительной терапии и протезирования, психологической коррекции, школьного и трудового обучения, профессиональной подго­товки и последующего рационального трудоустройства. Дома-интернаты для детей с физическими недостатка­ми расположены либо в школьных зданиях, построенных по разным типовым проектам, либо в приспособленных поме­щениях, что негативно сказывается на возможностях развер­тывания в этих учреждениях реабилитационных мероприя­тий. Большое значение в активизации детей-инвалидов с по­ражением опорно- двигательного аппарата приобретает спортивно-оздоровительная работа, которая не ограничива­ется пределами дома-интерната. Здесь необходимы контак­ты с органами и учреждениями, которые организуют инва­лидный спорт. В продвижении инвалидов в участии в спор­тивных состязаниях может помочь социальный работник. В домах-интернатах для детей с физическими недостат­ками осуществляется трудовое обучение. Для его организа­ции имеются учебно- производственные мастерские двух-трех профилей, чаще всего это столярное и швейное дело. Для профессионального обучения разработаны программы обучения профессиям бухгалтера, машинописи с основами делопроизводства, декоративно- прикладного искусства. От уровня профессиональной подготовки во многом зависит последующая их адаптация и трудоустройство. Подростки, готовящиеся к выписке из дома-интерната, должны быть осведомлены о различных житейских пробле­мах (трудоустройство, получение жилья и др.) и вооружены знанием о путях их разрешения. Роль социального работни­ка состоит в том, чтобы помочь молодым инвалидам пре­одолеть трудности интеграции в общество. Здесь важна не только информация, советы, но и действенная помощь, уча­стие в получении специализированного жилья, установле­ние вспомогательных приспособлений и устройств в кварти­рах для инвалидов, помощь при трудоустройстве, получении льгот и т.д. Социальный работник становится истинным по­мощником инвалида, вступающего в открытое общество.

Комплексное решение проблемы инвалидности.

Комплексное решение проблемы ин­валидности предполагает ряд меропри­ятий. Надо начать с изменения содер­жания базы данных об инвалидах в го­сударственной статистической отчет­ности с акцентом на отражение струк­туры потребностей, круга интересов, уровня притязаний инвалидов, их по­тенциальных способностей и возмож­ностей общества, с внедрения совре­менных информационных технологий и техники для принятия объективных решений. Необходимо также создавать систему комплексной многопрофиль­ной реабилитации, направленную на обеспечение относительно независимой жизнедеятельности инвалидов. Крайне важно развитие промышленной осно­вы и подотрасли системы социальной защиты населения, производящей изде­лия, облегчающие быт и труд инвали­дов. Должен появиться рынок реабилитационных изделий и услуг, определя­ющий спрос и предложение на них, формирующий здоровую конкуренцию и способствующий адресному удовлет­ворению потребностей инвалидов. Не обойтись без реабилитационной социально-средовой инфраструктуры, спо­собствующей преодолению инвалида­ми физических и психологических ба­рьеров на путях восстановления связей с окружающим миром. И, конечно же, нужна система подготовки специалис­тов, владеющих методами реабилитационно-экспертной диагностики, вос­становления способностей инвалидов к бытовой, общественной, профессио­нальной деятельности, способами фор­м3ирования механизмов макросоциаль­ного окружения с ним. Решение этих задач позволит на­полнить новым содержанием деятель­ность создаваемых в настоящее вре­мя государственных служб медико-социальной экспертизы и реабилита­ции инвалидов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Социальная работа как важнейший раздел деятельности в области обслуживания пожилых людей и ин­валидов в последние годы приобретает все большую акту­альность. Хотя социальная забота государства и общества по отношению к инвалидам и старым больным людям в России проявлялась всегда, никогда ранее не обсуждался и не ре­шался вопрос о специалистах, которые осуществляли бы эту деятельность. Социальная работа (в широком смысле этого слова) с такими категориями лиц, как инвалиды и пожилые люди, проводилась систематически в органах и учреждениях соци­ального обеспечения (социальной защиты). В числе осуще­ствляющих эту деятельность были работники домов-интер­натов, Центров социального обслуживания, муниципальных и территориальных органов управления. Социальным работникам со времени введения этих должностей отводится специфическая роль, которая опреде­ляется и типом учреждения, и характером оказываемых ус­луг, и целями (задачами), и ожидаемыми результатами. Место деятельности социального работника в связи с указанными обстоятельствами как бы перемещается, оно динамично. Вместе с тем, по мере внедрения в систему со­циальной защиты работников данной категории расширя­ются их функции. Деятельность социальных работников распространяется на все категории инвалидов и пожилых людей, находящихся и в населении (в том числе и в семь­ях), и в домах-интернатах. При этом особенно вырисовыва­ется специфика деятельности социальных работников. В од­них случаях она носит характер организации помощи разли­чных служб (медицинской помощи, юридических консуль­таций и т.д.), в других она приобретает морально-психоло­гический аспект, в третьих — характер коррекционно-педа­гогической деятельности и т.д. Необходимо подчеркнуть, что помимо непосредственных "потребителей" (инвалидов, пожилых людей) сфера деятельности социальных работников распространяется и на обслуживающий персонал, например, в домах-интернатах, с которым социальным работникам приходится взаимодейст­вовать. В этой связи приобретает особую значимость уро­вень образования социальных работников, их профессиона­лизм, знание психологических особенностей инвалидов и пожилых людей. В связи с широкими и разнообразными функциями со­циальных работников в обслуживании пожилых людей, воз­никает потребность в этих специалистах с различным уров­нем образования. Для той категории инвалидов и пожилых людей, которые находятся в населении, диапазон деятельно­сти социальных работников охватывает большой круг задач, начиная от оказания социально-бытовой помощи и кончая психолого-педагогической коррекцией и морально-психоло­гической поддержкой. Для инвалидов и пожилых людей, на­ходящихся в стационарных учреждениях, деятельность со­циальных работников также имеет широкий диапазон, на­чиная от социально-бытовой адаптации в домах-интернатах и кончая интеграцией инвалидов в общество. В данной реально существующей ситуации с обслуживанием пожилых людей и инвалидов в разных ус­ловиях их проживания существует настоятельная необходи­мость введения в штат стационарных учреждений социаль­ных работников с целью совершенствования социальной поддержки нетрудоспособных граждан.

Список используемой литературы

1. Дементьева Н.Ф., Болтенко В. В., Доценко Н.М. и др. "Социальное обслуживание и адаптация лиц пожилого воз­раста в домах-интернатах". / Методич. рекоменд. — М., 1985, 36с. (ЦИЭТИН). 2. Дементьева Н.Ф., Устинова Э.В. Формы и методы ме­дико-социальной реабилитации нетрудоспособных граждан. -М., 1991, 135 с. (ЦИЭТИН). 3. Дементьева Н.Ф., Шаталова Е.Ю., Соболь А.Я. Орга­низационно- методические аспекты деятельности социально­го работника. В кн.; Социальная работа в учреждениях здра­воохранения. — М., 1992, (Департамент проблем семьи, женщин и детей МСЗ РФ. Центр общечеловеческих ценно­стей). 4. Дементьева Н.Ф., Модестов А.А. Дома-интернаты: от призрения к реабилитации. — Красноярск, 1993, 195 с. 5. Контроль за ходом осуществления между народных планов и программ действии. Комиссия социального разви­тия, XXXI 11 сессия. Вена, 8-17 февраля 1993. 6. Положение о доме-интернате для престарелых и ин­валидов Министерства социального обеспечения РСФСР. Утверждено приказом МСО РСФСР от 27 декабря 1978 г №145. 7. Положение о детском доме-интернате для умствен­но отсталых детей Министерства социального обеспечения РСФСР. Утверждено приказом МСО РСФСР от 6 апреля 1979 г. №35. 8. Положение о детском доме-интернате для детей с физическими недостатками Министерства социального обеспечения РСФСР. Утверждено приказом МСО РСФСР от 5 ноября 1980 г. №122. 9. Программа обучения и воспитания детей дошколь­ного возраста с выраженной умственной отсталостью. — М., 1993, 68 с. (ЦИЭТИН). » 10. Сборник программ трудового обучения глубоко ум­ственно отсталых детей в домах-интернатах. — М., 1985, 36 с. (ЦИЭТИН). 11. Социальное обслуживание населения и социальная работа за рубежом. — М., 1994, 78 с. (Институт социальной работы' ассоциации работников социальных служб). 12. Указание "О взаимодействии органов социальной защиты населения и службы милосердия Российского Крас­ного Креста в вопросах социальной защиты малообеспечен­ных групп населения от 15 мая 1993 г. №1-32-4.
[1] "Временное положение об отделении социальной по­мощи на дому одиноким нетрудоспособным гражданам". Ут­верждено постановлением Госкомтруда СССР и Секретари­ата ВЦСПС от 3 февраля 1986 г. №28/3-43. [2] Приказ Минсобеса РСФСР от 24 июля 1987 г. №81 "Об утверждении Положения о территориальном центре со­циального обслуживания пенсионеров, Положения об отде­лении социальной помощи на дому одиноким престарелым и нетрудоспособным гражданам и штатов центров социаль­ного обслуживания пенсионеров (без стационаров)". [3] Приказ Минсоцзащиты населения РСФСР от 04.02.1992 г. №21 "Об утверждении Положения о территори­альной службе срочной социальной помощи". Приказ Министерства социальной защиты населе­ния Российской Федерации от 20.07.1993 г. №137 "Об утвер­ждении Примерного положения о Центре социального об­служивания". Приказ МСЗ России от 27 декабря 1994 г. №259 "О создании отделений специализированной помощи на дому". [4] Указ Президента Российской Федерации от 26.12.1991 г. №328 "О дополнительных мерах по социальной поддержке населения в 1992 году". [5] Приказ Минсоцзащиты населения РСФСР от 04.02.1992 г. №21 "Об утверждении Положения о территори­альной службе срочной социальной помощи". [6] Дементьева Н.Ф., Шаталова Е.Ю., Соболь А.Я. Орга­низационно-методические аспекты деятельности социально­го работника. В кн.; Социальная работа в учреждениях здра­воохранения. — М., 1992, (Департамент проблем семьи, женщин и детей МСЗ РФ. Центр общечеловеческих ценно­стей). [7] Приказ Минсоцзащиты населения РСФСР от 04.02.1992 г. №21 "Об утверждении Положения о территори­альной службе срочной социальной помощи".