Каталог :: Социология

Реферат: Конфликт и власть в социологической теории

             Высшая школа приватизации и предпринимательства              
               КОНФЛИКТ И ВЛАСТЬ В СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ                
                      Реферат по курсу " Социология"                      
                      Специальность "Юриспруденция"                       
                               Москва,1997                                
                                  ПЛАН                                   
     1. КЛАСССИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ О ПРИРОДЕ ВЛАСТИ
     2. ИДЕЯ СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА
     3. ИНТЕРЕСЫ НАРОДА И МЕХАНИЗМ ВЛАСТИ
     4. ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ И НЕКОНФРОНТАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА 
     1. КЛАСССИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ О ПРИРОДЕ ВЛАСТИ
     В рамках классической социологии конца ХIХ - начала ХХ веков были
сформулированы основные вопросы социальной природы власти.  Наибольший вклад в
изучение проблемы власти внесли К.Маркс и М.Вебер.
     Марксистская доктрина преимущественно сформировалась как теория классовой
борьбы, представляющей собой движущую силу мировой истории и являющейся главной
причиной социальных и политических преобразований в любом обществе. Центром же
классовой борьбы всегда были отношения власти, господства и подчинения,
государственной организации общества. Исходная позиция в трактовке государства
по Марксу состоит в том, что ни одно государство не представляет интересы
общества в целом. Оно есть орган подчинения общества интересам экономически
господствующего класса. Государство с первого момента своего возникновения есть
орган классового господства. С помощью государственных учреждений -
органи­зации власти, утвердившейся системы правопорядка, законодательства и
системы карательных органов господствующий класс обеспечивает подчине­ние
трудящихся интересам правящего класса. С этой точки зрения госу­дарство
рассматривается как форма диктатуры правящего класса.
     Данная концепция была сформулирована на основе критического ана­лиза работы
Гегеля "Философия права". Эмпирический материал, подтверж­давший предлагаемую
теорию, черпался из сопоставления содержания пар­ламентских дебатов прусского
ландстага с практическими отношениями, сложившимися в немецком обществе к
началу 40-х годов прошлого века. Анализ дебатов по поводу законов о свободе
печати, о краже дров, о ви­ноделах и др. привел к. Маркса к выводу о том, что
закон не защищает интересы тружеников, а способствует укреплению бюрократии;
сама же бю­рократия обслуживает интересы не общества в целом, как полагал
Гегель, а служит частным интересам имущих классов.
     Более широкий вывод теории Маркса заключается в том,что эмансипа­ция
человека, его освобождение от эксплуатации возможны лишь на путях социальной
революции, которая предполагает устранение диктатуры буржу­азии и установление
диктатуры пролетариата, призванной построить беск­лассовое общество и в
перспективе устранить государство как политичес­кий институт.
     М.Вебер более конкретно рассматривал проблемы политической власти 
     и,главное, под другим углом зрения. Государство по Веберу - это необ­ходимый
общественный институт. Специфика государства в том, что оно претендует на
монополию легитимного политического насилия в пределах своей юрисдикции.
     Для Вебера наиболее важным является вопрос о том, почему люди, граждане
соответствующего сообщества или государства, соглашаются подчиняться
государственным установлениям. Именно в этой связи Вебер разрабатывает свою
типологию политического господства и показывает, каковы наиболее существенные
мотивы политического поведения в рамках каждого из типов.
     Прежде всего М.Вебер выделяет традиционное государство. Подчине­ние
власти в нем осуществляется на основе норм обычного права, переда­ющихся из
поколения в поколения и выполняющих при этом роль важнейших политических
традиций. Власть воспринимается в качестве таковой благо­даря тому, что "так
считали предки". Эти установления сложились в да­лекой древности. Они переданы
нынешним поколениям вместе с заветами отцов, в которых воплотилась мудрость и
жизненный опыт данного народа или сообщества людей.
     Другой тип господства Вебер называет харизматическим. Его
главное отличие состоит в особых отношениях между массой и лидером. Масса,
бу­дучи недовольна своим положением, связывает чаяния и надежды на лучшую жизнь
с определенным лицом, которое в ее сознании наделяется сверхъес­тественной
необычайной силой.
     Следующий тип господства по Веберу - рациональный. В его основе -
совокупность правовых институтов и развитая система представлений о
взаимоотношениях государства и гражданина.
     В своих исследованиях Вебер провозглашал принцип" свободы от цен­ностей", то
есть требование приоритета ценностей науки и знания над ценностями
политического характера. М.Вебер всегда проводил водораздел между позицией
ученого и позицией гражданина. Подчинение исследования той или иной проблемы
политическим задачам, полагал он, наносит гро­мадный ущерб науке. Необходимо
избегать смешения науки и политики, от­четливо осознавая специфические
особенности как того, так и другого вида деятельности.
     Социологическое знание и социологическая культура представляют собой своего
рода резервуар, из которого могут черпать лидеры полити­ческих движений разных
направлений; так в частности, они могут уяснить и попытаться применить на
практике понятие социального пространства.
     2. ИДЕЯ СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА
     Понятие социального пространства стало одним из наиболее важных в социологии
ХХ века. Одним из первых его ввел в научный оборот П.Соро­кин. Он рассматривал
это понятие в связи с разработкой концепции соци­альной стратификации и
социальной мобильности, подчеркивая, что то и другое характеризуют определенное
положение индивидов или групп, или изменения их положения в некой системе
координат, с помощью которой обозначается социальное пространство.
     Сама идея социального пространства проистекает из того факта,что отношения
между людьми во всяком обществе определенным образом иерар­хизированы: есть
"верх" и,следовательно,есть"низ"; есть возможности перемещения как в
вертикальном, так и в горизонтальном направлениях. И эти возможности тем
больше, чем меньше в обществе"предписанных" роле­вых позиций.
     Другая особенность социального пространства - его многомерность. В этом его
отличие от геометрического эвклидова пространства или от географических реалий.
     Как известно, классическая постановка вопроса о власти заключает­ся в том,
что она представляет собой совокупность политических инсти­тутов, посредством
функционирования которых одни социальные группы по­лучают возможность
навязывать свою волю другим и действовать в соот­ветствии с так называемыми
общими (общегосударственными, общенародны­ми) интересами. Центральное место
среди этих институтов занимает госу­дарство, которое имеет право и обязанность
говорить от имени народа или всего организуемого им сообщества. Более того,
сущностное опреде­ление государства, по Веберу, состоит в том, что это
единственная инс­танция, которая имеет право на применение насилия по отношению
к своим гражданам и в пределах своей территории. При этом отношения между
групповыми и общегосударственными интересами могут быть различны. Они могут
строиться на взаимном компромиссе, или на доминировании интере­сов одной группы
и исключении иных групп из сферы принятия решений, или на прямом подавлении
других групп. Важнейшим инструментом в систе­ме осуществления любых властных
функций является идеологическое обрам­ление власти, ее идейное обоснование и
оправдание, обеспечивающее ле­гитимность власти.
     В ХIХ и ХХ вв.  более подробную проработку в трудах Маркса,Вебера 
     получили также вопросы идеологии.  Однако в более современных исследо­ваниях
Бурдье, Фуко, Гидденса и других проработка этих вопросов увязы­вается с
понятием социального пространства.
     По их понятиям власть - это определенная совокупность средств организации
социального пространства. Социальное пространство сущест­вует везде, где есть
совместная деятельность; оно - необходимый атри­бут общественный отношений,
суть которого заключается в переводе мате­риальных и духовных сил в совместное
действие. Это совместное действие обязательно предполагает определенное
соотношение между властью и сог­ласием с нею, с ее легитимностью.
     В настоящее время ни одно из современных направлений социологии не
поддерживает ни авторитарно-тоталитарных теорий, ни утопических концепций
устранения властных отношений, создания общества без госу­дарства. Новые
течения в социологии подчеркивают, что власть в любом обществе как бы разлита
по всему социальному пространству, концентри­руясь при этом в его некоторых
центральных местах. Эти точки сосредо­точения власти нельзя объяснить только
исходя из интересов стоящих за ними сил; они сами организуют социальные
интересы, инициируют социаль­ные действия. Именно поэтому кризисная ситуация в
обществе характери­зуется, прежде всего, размытостью интересов, их
неопределенностью, с одной стороны, и с другой - весьма сложным характером их
осмысления и осознания.
     Так,например, положения групп людей в социальном пространстве се­годняшней
России оказались сдвинутыми; открывшиеся перспективы - неоп­ределенными;
многократно увеличилась зависимость не от каких-то уста­новившихся стандартов и
норм поведения, а от случайности, везения , "судьбы". Этим, кстати,объясняется
столь широкое распространение и ув­леченность в настоящее время мистическими и
экзотерическими концепция­ми, связанными с верой в чудо.
     Вместе с тем в обществе всегда отношения складываются таким обра­зом, что
власть, причастность к ней или обладание ею открывают большой диапозон
возможностей для тех, кто включен в политическое пространс­тво. В современных
условиях власть все в большей степени становится самоценностью не только
благодаря тому, что она открывает доступ к распределению материальных ресурсов,
но и в силу того, что с ее по­мощью формируется и утверждается определенная
система жизненных цен­ностей. В политической борьбе речь идет не только о
борьбе за статус и реальные позиции в структуре власти, но и о тех понятиях,
которые ис- 
     поведуют участники такой борьбы о социальном мире, о способах расшире­ния
сферы влияния своего мировоззрения на устройство социального мира. При этом
значительная часть употребляемых политиками понятий имеет символическое
значение (класс, интересы народа, реформы и т.д.), опре­деляющее скорее всего
позицию участника политической борьбы.
     Именно поэтому Бурдье, помимо социального пространства, выделяет понятия
пространства экономического, политического, символического. Каждое из
обозначенных пространств подразделяется на своего рода поля властного
взаимодействия. Структура социального пространства определя­ется в каждый
данный момент структурой распределения капитала и прибы­ли, специфических для
каждого отдельного поля. То есть в пределах за­данного пространства могут
пересматриваться сами правила игры: значи­мое перестает быть таковым, имевшийся
ранее смысл разрушается, что ха­рактерно для ситуации раскола и кризиса.
Происходит разрушение систем ценностных ориентаций и психологически значимых
точек опоры в обществе и в различных социальных средах или на различных
участках социального пространства. Это разрушение не может происходить без
глубоких лич­ностных конфликтов,без радикальных перемен личностных позиций.
     Таким образом суть нового понимания власти состоит ,прежде всего, в выявлении
ее действительно активного начала. Власть не просто отра­жает интересы, она
творит новые отношения, конструирует социальный мир, изменяя социальное
пространство. При этом конструктивная деятель­ность власти осуществляется
независимо от того, переживает общество период стабильности или кризиса,
сопровождающегося потерей управляе­мости, двоевластием или безвластием.
     Интенсификация процесса социальных изменений в постиндустриаль­ном обществе
означает не только увеличение различных центров власти и усиление их
конкуренции между собой, но и расширение социального пространства, в рамках
которого действуют соответствующие властные структуры. Расширение диапозона
действия власти означает, по сути де­ла, увеличение вариабельности последствий
любого властного действия. В перекрещивающихся точках
политического,экономического и культурного пространства происходит своеобразный
обмен властных преимуществ на фи­нансовые возможности, тех и других на
символический капитал.
     При изменении траектории движения капиталов в социальном прост­ранстве
невозможно абсолютно точно предусмотреть результаты перемеще­ний и их общий
социальный эффект. В расколотом обществе, например, ре­зультат действия очень
часто оказывается прямо противоположным предпо- 
     лагаемым и желаемым намерениям.  Этот эффект с  социологической  точки
     зрения объясняется тем, что всякое действие власти встречает конт­рдействие
оппозиции. Кроме того в массовом сознании власть рассматри­вается в качестве
некоторой самодостаточной сферы: все, что исходит от власти, воспринимается с
недоверием или со скрытым сопротивлением. Благодаря этому власть оказывается не
регулятором конфликтов, а источ­ником социальной напряженности. И эта
напряженность тем больше, чем менее признаны легитимные основания властных
функций и полномочий в массовом сознании.
     Важнейшая тенденция современной социологии заключается в обраще­нии к
субъективности,к выявлению активного начала в социальном дейс­твии. Однако
далеко не все социологи понимают,что реализация этого ак­тивного начала
происходит прежде всего через властные отношения,через более или менее
осмысленное участие в политическом процессе.
     Сфера власти образует сложную систему отношений, которая осу­ществляет отбор
определенных личностных типов. Их взаимоотношения об­разуют собственно
политическое пространство - более узкое,чем социаль­ное,- но оказывающее на
него решающее воздействие.
     В социологии различают следующие способы конструирования соци­альной
реальности. Первый способ заключается в том, что политики имеют
определенную,как бы теоретически обоснованную программу действия, со­образно
которой они ведут дело к построению "совершенного общества". Это -
рационалистическая концепция власти, когда политик"знает", в чем состоит цель
общества, и сам ставит себя на службу этому знанию,приме­няясь к многочисленным
обстоятельствам. Второй способ основан на либе­ральной интерпретации
политики: в сфере властных отношений действует множество групп и интересов и в
итоге из их взаимодействия образуется некий результат, который можно
назвать"общественным благом". Однако интересы групп настолько противостоят и
конфликтуют друг с другом, что зачастую возникает паралич власти, утрачивается
управляемость, углуб­ляется кризис. Третий способ основан на том, что
властные структуры воспроизводят и конструируют ту систему отношений, которая
возникла и развивается в их собственной среде, то есть власть создает общество
" по образу и подобию своему".
     3. ИНТЕРЕСЫ НАРОДА И МЕХАНИЗМ ВЛАСТИ
     Одной из главных составляющих конструирования общественных отно­шений
является интерпретация интересов народа, связанная с притязания­ми на их знание
и легитимное представительство во властных структурах. Как свидетельствует
политическая практика,любая политическая акция, движение или структура
стремится легитимизировать свои действия с по­мощью формулы представительства
интересов народа. Наиболее типичные аргументы при этом следующие.
     Государство знает об интересах народа лучше ,чем сам народ, ко­торый не
понимает своих интересов. Эта точка зрения базируется на па­терналисткой модели
общественного устройства, которая предполагает от­каз от любых попыток со
стороны народный масс самостоятельного осмыс­лить свои интересы, а тем более от
попыток их реализовать. Идеологи­чески и организационно эта модель ведет к
закреплению инфантильных черт психологии и поведения, основанных на слепом
доверии к официаль­ной доктрине и к авторитету высшей власти.
     Противоположная концепция соотношения власти и интересов народа свойственна
демократическому сознанию. Эта концепция - антипатерна­листская; ее основной
тезис: народ сам знает о своих интересах лучше, чем его любые представители, а
тем более во властных структурах.
     В рамках данной концепции утверждается,что"простой человек", погруженный в
повседневные заботы, вовсе не обязан иметь представление об интересах различных
социальных групп в обществе. Иное дело - поли­тик, государственный деятель или
даже государственный служащий. Ин­терпретация интересов общества - это
важнейший аспект профессиональной политической деятельности. В части понимания
способов интерпретации интересов народа современная социология отмечает
следующее.
     Социологи настаивают на аналитическом подходе как к интересам народа, так и к
механизму власти. С точки зрения современной социоло­гии употребление термина
"народ" предполагает,что есть некоторая структура, совокупность институтов,
общественное движение или" научная точка зрения", которые могут достоверно
определить, что такое "народ" и действовать от его имени и в его интересах.
Однако,как правило, все эти политические движения,партии и властные структуры
претендуют на представительство интересов народа, дают им различные и часто
прямо противоположные интерпретации. В этой связи становится достаточно
оче­видным, что понятия" народ, его интересы" - не что иное,как выработан- 
     ное историческим опытом политической борьбы средство завоевания
поли­тического пространства.
     Для европейских индустриальных обществ ХIХ века "народ" предс­тавлял собой
эксплуатируемые классы, занятые в сфере материального производства.
Постиндустриальное общество по мере своего утверждения размывает понятие
народа. Для определения термина "народ" становится необходим социальный анализ,
ориентированный не на классовое положе­ние, а на выявление статусных позиций,
на идею взаимодополнения и вза­имообмена преимуществ и потерь в процессе
социального обмена и соци­альной мобильности.
     Современная социология по-новому рассматривает дилемму: власть и народ.
Во-первых, при анализе взаимодействия господства и подчинения преимущественное
внимание уделяется обеспечению механизмов подчинения, поддержки и принятия
властных структур. Следующая крупная социологи­ческая идея заключается в
разработке концепции социального контроля, опирающегося на поощрение
законопослушного поведения и принятия самых разнообразных санкций к носителям
противоправного поведения. При этом необходимо отметить, что механизм
добровольного подчинения властям стал важнейшим элементом социальных институтов
европейской государс­твенности. В этих странах государственный надзор стал
самостоятельным институтом"правового государства", осуществляемым с большей или
мень­шей избирательностью. В основу этой избирательности легла идея
иерар­хической организации общества и предпосылка потенциальной значимости
отклонений в поведении наблюдаемого субъекта. Иерархический надзор подвергает
индивида непрерывному контролю, который и выступает как важнейшая функция
власти, как элемент ее существования. При этом дис­циплинирующая сила власти в
результате воспитания остается индивидом как бы незамечаемой. Вместе с тем она
становится инструментом селекции кадрового корпуса во всех областях
деятельности. Кроме того возникает система документации, категоризирующая
законопослушное и отклоняющееся от него поведение во всех их разновидностях.
Благодаря этому каждый отдельный индивид превращается в некоторый частный
случай более общего статистического распределения, по отношению к которому
вырабатывается своя собственная норма властного контроля.
     4.ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ И НЕКОНФРОНТАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА
     Интерпретация терминов является первым шагом в конструировании
социальной реальности, когда обозначены ее главные "персонажи". Рас­хождение в
интерпретации понятий само по себе может составлять предмет теоретической
дискуссии, однако именно здесь формируются предпосылки и обоснования
политической борьбы.
     Политическая борьба возникает при переходе от интерпретации понятий к их 
"номинации" - то есть публичному и официальному называ­нию. В результате
такого называния (номинации) завоевываются опреде­ленные позиции в политическом
пространстве и формируются новые отнош­шения. А поскольку публичность в
современном мире невозможна без средств массовой информации, постольку каждая
власть стремится обеспе­чить себе доступ к СМИ.
     Значительная доля номинаций рассчитана на провоцирование конф­ликта, создания
конфликтной среды как определенного поля риска, где есть шанс на выигрыш. Таким
образом третий шаг конструирования реаль­ности властными структурами
заключается в создании конфликтных ситуа­ций. При этом активно
используются как ранее сложившиеся различия, так и новые социальные расслоения:
между богатыми и бедными, между теми ,кто имеет доступ к власти и теми, кто его
не имеет, между экономичес­ким интересами и т.д.
     В социологическом плане необходимо различать два уровня развер­тывания
конфликта. Во-первых, это - конфликт в масштабах всего полити­ческого
пространства; как правило, это - конфликт по поводу легитим­ности власти, ее
признания-непризнания, поддержки или неприятия власт­ных структур.
     Второй уровень конфликта отражает противоречия внутри самих властных структур
по поводу объема властных полномочий. В этой борьбе суть политического
процесса: настоящий политик каждый момент своей жизни подчиняет задаче
расширения своего политического влияния,обеспе­чению поддержки и завоеванию
нового политического пространства в ущерб своему оппоненту или противнику.
     Четвертым инструментарием конструирования социальной реальности является 
выбор средств политической борьбы, при этом особое значение приобретает
вопрос соотношения насилия и ненасилия. Планирование наси­лия, как правило,не
декларируется ни одной из конфликтующих сторон. 
     Оно совершается как бы спонтанно, в результате некоей "инициативы с мест".
Однако победа с помощью аргументов насилия наносит ущерб как побежденным, так и
победителям. Такая победа открывает путь к напрас­ным жертвам,усилению взаимной
отчужденности и враждебности. Опыт пока­зывает,что применение насилия в большой
политике можно прогнозировать с того момента, когда между конфликтующими
сторонами прекратилось об­щение.
     Современное общество таково, каковы средства борьбы за власть, избираемые
политическими оппонентами. Именно средства политической борьбы в огромной
степени определяют сам характер общественных отноше­ний. В последнее время
приобретают авторитет идеи рефлексивной (не­конфронтационной ) 
политики. Ее суть в отказе от скороспелых реше­ний, сулящих сиюминутные
выгоды одной из конфликтующих сторон.
     Первое правило рефлексивной политики - осмысление собственного
опыта,извлечение уроков из ошибок и неудач. Второе правило состоит в
уважении к достоинствам противника или оппонента, в отказе превратить оппонента
во врага. Это сопряжено с более основательным просчетом воз­можных
контрдействий оппонента. Третье правило заключается в поиске
взаимовыгодных решений, что ,безусловно , требует огромного повышения
политической культуры. Все эти правила исходят из того понимания влас­ти,
которое предлагает современная социология. Власть- это не только использование
и накопление политического капитала, но и источник не­конфронтационной
политики.
     Выработка неконфронтационной системы власти - это совершенно но­вая задача
современной политики. Возможности ее решения еще неизвест­ны. Во многом они
будут определяться тем, насколько плодотворным может быть соединение
аналитических подходов,предлагаемых социологией, и тех элементов политической
элиты,которые готовы к рефлексивному мышле­нию,а ,следовательно, и к
осуществлению рефлексивной политики. 
                               ЛИТЕРАТУРА                                
     1. Вебер М. Избранные произведения.- М.,1991.
     2. Кравчено А.И. Введение в социологию. - М.,1993.
     3. Левада Ю. Статьи по социологии.- М.,1993.
     4. Основы социологии.-М.,1993.
     5. Смелз Н. Социология.- М.,  1994.
     6. Современная западная социология. Словарь.-М.,1990.
     7. Фролов С.С. Социология.-М.: АО "Аспект Пресс", 1994.