Каталог :: Социология

Курсовая: Что такое феминизм

                        Что такое феминизм                        
ФЕМИНИЗМ - теория равенства полов, лежащая в основе движения женщин за
освобождение. Возник в XVIII в. На XIX - первую половину XX в. приходится
первая волна феминизма - борьба за достижение юридического равноправия полов,
с середины XX в. начинается вторая волна - борьба за фактическое равенство
женщин с мужчинами. В конце 70-х гг. движение приобрело массовый характер,
проявилось в массовых акциях, в создании ряда организаций и множества
небольших групп неформального характера без лидера и теоретической стратегии
в ее традиционном понимании. В течение 80-х гг. влияние феминизма несколько
падает, что исследователи связывают с утверждением в западных странах
неоконсервативной ориентации с острой самокритикой, появившейся внутри самого
феминизма. Если до середины 80-х гг. его теоретиками рассматривался в
основном опыт белой женщины из среднего класса Западной Европы и Северной
Америки, то впоследствии была признана необходимость изучения и учета
требований других групп с их специфическими интересам, что сказалось на
состоянии не только практики, но и теории движения, которая все более
отказывается от категории и методов, связанных с ориентацией на
неисторические факторы. В феминизме рассматривается не опыт пола, а опыт рода
(gender), "мужественность" и "женственность" - не биолого-анатомические, а
культурно-психологические характеристики, поскольку проявления пола и
биологическая сексуальность существуют только как продукт "очеловеченных
взаимодействий". Приписывать родовые представления, присущие данной культуре,
самой "природе человека", его половым характеристикам, согласно феминизму, -
значит некритически принимать ряд скрытых патриархальных посылок -
определенный тип разделения труда, иерархический принцип подчинения молодых
старшим, абстрактно-технологическое понимание науки, философии, прогресса и
т.д. Эти установки имеют, согласно феминизму, культурно-историческую природу
и несводимы ни к собственно экономическим, ни к правовым причинам. С учетом
этих посылок отношения между полами понимаются в феминизме как один из типов
проявления властных отношений, поскольку под видом "объективности"
воспроизводится ситуация, когда одна часть человеческого рода, имея свои
собственные интересы, одновременно репрезентирует и интересы другой его
части. это соответствует специфическому пониманию "объективности",
складывающемуся через научные представления, несущие на себе печать
"маскулинистской ориентации". В культурах такого типа, по мнению теоретиков
феминизма, женщина представлена лишь как "Другой". Представители феминизма
считают, что схемы рационального контроля, предписываемые обществом мужчинам
и женщинам, по сути дела, различаются, при этом тип женской духовности
остается в принципе невостребованным. Базисные схематизмы культуры
осваиваются лишь в их маскулинистском проявлении. Поэтому цель феминизма -
выведение женской духовности из "сферы молчания". Признается принципиальная
недостаточность традиционного теоретического анализа и необходимость
политических действий. Однако в отличие от обычного (с точки зрения
принуждения) понимания политической сферы феминизм трактует ее предельно
широко - как "общественные дела вообще". Такое переопределение политики в
ненасильственном ключе выражается в лозунге "Личное - это политическое", в
котором феминизм соединяет историко-критический анализ прав личностей с
идеологией, выступая как "призыв к действию", к изменению культуры и
духовному обновлению во всех сферах жизни общества. Среди направлений
либеральный феминизм - старейшее и наиболее популярное течение. Основная его
задача - развитие индивидуальных женских способностей и ценностей
реформистским путем. Радикальный феминизм появился в конце 60-х гг. как
общественное движение, связанное с "новыми левыми", но, не найдя у них
поддержки, обособился. В основе его выводов лежит тезис о том, что угнетение
женщины является самой глубинной формой угнетения, присущей культуре
последних тысячелетий. Феминизм, вдохновляемый социалистическими идеалами,
основной целью провозглашает борьбу со всеми формами эксплуатации, в том
числе с эксплуатацией женщин, понимаемой весьма широко.
Пожалуй, никакое общественное явление не вносит в нашу жизнь столько
ажиотажа, не вызывает столько противоречивых мнений, столько интереса, как
феминизм. Эта отнюдь не новая тема пришла к нам вместе с хлынувшими в Россию
потоками информации о заграничных просторах и какое-то время воспринималась
нами лишь как что-то отдаленное, вроде проблем индейцев Южной Америки. Но
оказалось, что всё это уже есть рядом с нами и непосредственно нас касается,
и быть нейтральным уже почти невозможно. Феминизм стал страшной сказкой для
сильной половины человечества.
Феминизм пугает, ярлык "феминистки" страшнее самого смертного греха. Но
мнения о том, кто же из женщин может удостоиться этого звания, порой
достаточно противоречивы.
Я не хочу кого-либо осуждать или поддерживать и занудствовать на тему, что же
такое феминизм, и с чем его едят. Давайте лучше поразмышляем над тем, какие
явления принимаются за феминизм, но им, скорей всего, не являются..
А для начала не грех послушать мужчин. Какую женщину, по мнению мужчины,
можно считать феминисткой?
-АГРЕССИЯ И ЕЩЕ РАЗ АГРЕССИЯ
Первое качество, называемое мужчинами как главный признак феминизма, - это
агрессивность. Женщина ведет себя конфликтно и даже cклочно, доказывая свою
правоту всем и повсюду. Более того, такая женщина стремится доминировать на
работе и в быту, навязывает свое мнение окружающим, ведя себя подчас
бестактно и бесцеремонно. Критику в свой адрес такая дама воспринимает как
попытку унизить лично ее. Всяческие жизненные неудачи, вытекающие из
вышесказанного, она объясняет притеснением со стороны "сильного пола".
-МУЖЧИНА В ЮБКЕ ИЛИ НЕЧТО СРЕДНЕГО РОДА
Второе качество, которое отмечают мужчины, - это "мужеподобное поведение".
Женщина старается вести себя как мужчина, говорить, думать, ходить и
одеваться. Сферы интересов она тоже выбирает, как правило, традиционно
мужские - но не по причине выдающихся способностей, а из желания
самоутвердиться. Женские же сферы интересов она демонстративно презирает, не
уделяет внимание семье, если таковая вдруг имеется (бывает и такое!), холодна
с детьми, родными и близкими.
-ЖИЗНЬ БЕЗ МУЖЧИН
Третье - мужененавистничество. Женщина старательно подчеркивает свою
независимость и даже превосходство над мужчиной, старается побольнее "задеть"
мужское самолюбие. Такая женщина может избегать личных контактов с мужчинами,
долгое время оставаясь одна, не обзаводится семьей, детьми и становится
типичной "старой девой".
-А КАК ЖЕ СЕКС?
И четвертое - асексуальность. Женщина либо страдает отсутствием
сексапильности вообще, не стремится хорошо выглядеть, чтобы понравиться;
либо, наоборот, привлекая внимание, ведет себя напористо даже в постели, не
давая партнеру проявить ни малейшей инициативы.
Итак, в результате вот вам набор основных качеств настоящей феминистки:
·               агрессивность;
·               мужеподобие;
·               мужененавистничество;
·               отсутствие женской привлекательности.
Причины же, по которым женщины становятся феминистками, по мнению мужчин,
различны, но, в основном, к феминизму их ведет неустроенность в личной жизни,
которая вызвана вышеперечисленными.
Среди прочих причин фигурируют:
а) общее падение нравственности, рост агрессивности;
б) женское образование ("женщине образование ни к чему, больше будет знать -
больше претензий");
в) общественный строй России прежних лет ("семьдесят  лет уравниловки:
женщина на тракторе, женщина на заводе, женщина-инженер, руководитель,
космонавт").
Один мужчина даже описал внешность предполагаемой феминистки. Это подтянутая,
небольшого роста женщина, подвижная и, конечно, не толстая.
- Почему "конечно, не толстая"?  .
- Потому что  наверняка занимается спортом, - последовал ответ.
- А почему маленького роста?
- У маленьких вообще много комплексов.
                    Феминизм или неумение жить?                    
Но вернемся к нашей теме. Попробуем разобраться, какие же из качеств,
перечисленные нашими мужчинами, действительно должны быть присущи феминистки
настроенным особам.
1.Агрессивность.
Агрессивность неприятна. В агрессивном человеке мы часто видим противника,
врага, которому нужно или противостоять, или покинуть поле брани. Невозможно
общаться с человеком, который так или иначе оскорбляет и унижает вас,
пренебрегает вами. Это справедливо в равной степени как для женщин, так и для
мужчин.
Часто мы принимаем агрессию как один из мужских "половых признаков" и поэтому
говорим об агрессивности у женщин как о доказательстве того, что они
добиваются равенства с мужчинами, проявляя мужские качества. Так ли это?
Нас учили родители и школа, что агрессивность и напористость всегда
полагалась по рангу  именно настоящему мужчине. И, тем не менее, редко
акцентировали внимание на том, что в высших кругах общества неприкрытая
агрессия вызывала, как правило, пренебрежение и презрение, воспринималось как
неумение себя вести. И гораздо выше ценился и ценится талант дипломата.
Умение общаться с людьми - вот настоящий ключ к успеху, учат нас современные
психологи. Поэтому, думаю, агрессивность не является признаком борьбы женщин
за свои права. Она является признаком психологического неблагополучия, а
иногда и банальной распущенности.
2.Мужеподобие и сексуальная непривлекательность.
Мужеподобными женщин делает так называемый "комплекс кастрации", открытый
З.Фрейдом. Размышления на тему мужеподобного поведения женщин и их
откровенной непривлекательности очень подробно можно прочитать на страницах
журнала Марио, созданного мужчинами для женщин. Там есть, конечно, много
спорных моментов, но это уже вам судить, дорогие мои читатели. От себя
добавлю лишь то, что любая женщина, стремящаяся добиться успеха, независимо
от сферы интересов, сильно проиграет, приняв мужскую модель поведения. Потому
что женскую сущность невозможно скрыть - она проявляется так или иначе.
Интересная женщина, по-женски привлекательная и адекватно себя подающая,
всегда добивается больших успехов, чем ее мужиковатая коллега. В любом
случае, мужеподобное поведение тоже никак не относится к борьбе женщин за
свои права.
3.Мужененавистничество.
Говорят, что российские феминистки ненавидят мужчин. Не верю. Для этого
достаточно пару раз посмотреть популярную телепрограмму "Я сама" и послушать
самую известную нашу феминистку Марию Арбатову. Как она защищает порой
мужчин, а? Защищает от нормальных, не слишком эмансипированных женщин,
которые готовы все свои беды и проблемы свалить на голову сильной половины
человечества. Думаю, мужененавистничество - это, скорее, чья-то беда, а не
вина. Это женское горе (иногда настоящая трагедия), похороненное в глубинах
подсознания, чьи-то детские комплексы и жизненные неудачи.
Получается, что ни одна из перечисленных особенностей не может претендовать
на средство достижения равноправия мужчин и женщин.
Кому вообще нужно это равноправие? Нужно ли понимать его как эквивалентность?
Как отказ от традиционных человеческих ценностей? Или, может быть, мыслить
нужно более глобально: каково право женщины распоряжаться собственной
судьбой?
Вопросов много. Но ответ не менее парадоксален: подавляющее большинство
женщин во всем мире вполне устраивает нынешнее положение вещей. Как и
большинство мужчин. Так что мужчины могут спать спокойно. Потому что проблема
феминизма имеет более глубокие корни, нежели просто женская прихоть.
Феминизм - это отражение происходящих в обществе процессов, когда технический
прогресс и связанные с ним проблемы меняют взгляды людей  и заставляют
пересмотреть их свое отношение к жизни, вынуждают становиться более гуманными
и думать о будущем планеты. Может ли женщина стоять в стороне от этих
процессов? Видимо, нет. Ведь женская сущность изначально стремится к
стабильности, к гармонии, к добру. Феминизм сродни космополитизму, когда мир
воспринимается как нечто целостное и не делится на сферы влияния. В наше
время многие цивилизованные страны ведут политику, направленную на
оздоровление общества, на повышение его благополучия, в том числе
материального. Человек воспринимается уже не только как "винтик"
государственной машины.
Не случайно феминизм как движение возник именно на Западе. Потому что самые
примитивные потребности человека удовлетворены, жизнь налажена, и возникли
новые потребности, они поднялись на новую ступень. Человек ищет смысл жизни,
способы самовыражения. Западная женщина хочет быть лучше, талантливее, умнее,
чем когда-либо. Она хочет прежде всего свободы быть самой собой, а для этого
необходимо, чтобы хотя бы не мешали. Кто станет ее за это осуждать? Тем
более, что круг таких женщин даже на Западе весьма и весьма ограничен - он не
касается общей массы людей.
В голодной России какие-либо признаки материального достатка, а тем более
достаток у женщины, уже воспринимаются как нечто аномальное, не иначе, как
феминизм. Женщина на автомобиле? - Обезьяна с гранатой! Деловая леди? -
Агрессивная стерва! И это еще далеко не полный перечень эпитетов, летящих в
адрес тех женщин, кто хоть как-то хотел бы быть лучше других.
Российские мужчины обвиняют наших женщин в растущей агрессивности, в
отрицании своей женской сути? Но Россия сегодня агрессивна как никогда,
общественные отношения в нашей стране идут вразрез с тенденциями XX века,
мужское государство действует силовыми методами как и 1000 лет назад. Мотивы,
думаю, просты до банальности: наши обожаемые мужчины стремятся освободить
куцый рынок труда для себя, обеспечить прежде всего свое собственное
благополучное существование, и кто-то должен уйти в сторону. И "козлом
отпущения" стала российская женщина, потому что женщина вообще менее всего
склонна за что-либо бороться, тем более за свои так называемые права.
Думаю, рано всерьез пугаться российского феминизма.
Тем более, что феминистская организация - это, скорей, элитарный круг людей,
среди которых не место невротикам разных мастей. Это прежде всего сообщество
тех женщин, кто УЖЕ чего-то добился в жизни, кто имеет высокий
интеллектуальный и социальный уровень. Среди феминисток есть разные: семейные
и одинокие, имеющие детей и бездетные, худые и толстые, маленькие и высокие,
привлекательные и не очень. Но всех их объединяет одно: они отличаются от нас
с вами, простых женщин, бегущих с работы по магазинам, усталых и замотанных,
стареющих раньше срока, не всегда милых и добрых, но все же ждущих лучшей
доли.
Что же такое "феминизм"? По толковому словарю Оксфорда это "движение за
уравнивание женщин в правах с мужчинами, основанное на идее изначального
равенства полов". Над неравным положением женщины задумывались многие.
Английская феминистка Мэри Уолстонкрафт писала об этом еще в конце 18 века.
Вслед за ней философ и общественный деятель Джон Стюард Милл опубликовал в
1869 году свою большую работу "О подчиненном положении женщин", В истории
Западной Европы и России можно найти примеры, когда очередной всплеск
социальных потрясений порождал новую волну движения за эмансипацию женщин.
Таково движение "равноправок" в России конца прошлого века, суфражисток в США
и Европе в начале этого века. Великая французская революция и Российская
революция 1917 года внесли изменения в законодательства о браке и семье,
уравнивающие женщин в правах с мужчинами.
Последняя волна движения за освобождение женщин началась на Западе в конце
60-х годов. Мы все помним так называемые "бурные шестидесятые", когда мощный
поток левого движения захлестнул США и Западную Европу. В Америке толчком
послужил протест против войны во Вьетнаме и борьба за гражданские права
черного населения, в Великобритании, Франции, ФРГ и других западных странах -
студенческие волнения молодежи, протестующей против застарелой системы
образования, против буржуазных ценностей старшего поколения.
Именно в это время, когда революционными идеями была охвачена значительная
часть общества, возникла возможность для постановки вопроса о подчиненном
положении женщин. Большинство активных участниц политической борьбы отмечали
резкое несоответствие широких призывов к равенству и реального отношения к
женщине в рядах революционеров. Парадоксально, но женщины как социальная
группа и просто как коллеги по борьбе, казалось, не получили ничего от этой
революции, им по-прежнему отводилась традиционная - вторичная, обслуживающая
роль.
Таких, недовольных своим положением женщин, становилось все больше и больше.
Они стали образовывать "группы по развитию сознания", в которых обсуждались
многие вопросы, касающиеся дискриминации женщин в обществе: неравная оплата
за равный с мужчиной труд, неравномерное разделение семейных обязанностей,
насилие над женщиной в семье и на улице, порнография и конкурсы красоты,
унижающие человеческое достоинство женщины, низводя ее до роли "сексуального
объекта", отсутствие политических прав, невозможность влиять на внутреннюю
политику государства из-за неравного представительства женщин в
законодательных органах, и многое другое.
Из разговоров возникло дело. Начались первые кампании по бойкотированию
конкурсов красоты, демонстрации в защиту прав женщин на работе, требования
государственных субсидий на обеспечение нормального ухода за детьми.
Уже в 1970 году в Англии, Америке и во Франции появились первые убежища для
женщин, подвергавшихся насилию в семье. Любая нуждающаяся в помощи женщина
могла найти по телефону адрес такого убежища (его держали в секрете от
разгневанных мужей, братьев, отцов) и прийти туда вместе с детьми. Там ей
оказывали психологическую, материальную, юридическую помощь. Стали
открываться "Кризисные центры для изнасилованных" аналогичного характера.
Сейчас эта практика очень распространена в большинстве западноевропейских
стран и в США. В одной маленькой Швеции таких центров больше тысячи.
Из первоначальных маленьких групп стали возникать более мощные организации,
такие, например, как Национальная Организация для Женщин или Лига Женщин-
Избирателей, влияющие на политические и избирательные кампании в США.
Многочисленные и разнообразные феминистские организации проводят различные
акции политического характера (например, женский палаточный лагерь,
противостоявший несколько лет возле американской базы в Англии "Гринэм
Коммон", - в знак протеста против ядерного оружия).
В США сейчас проводится крупнейшая акция против принимаемого консерваторами
нового закона, запрещающего аборты. Право женщины самой решать - иметь или не
иметь и когда иметь детей - один из основных постулатов феминизма. Во многих
странах теперь идет кампания под названием "Верните нам ночь" против насилия
над женщинами, за право свободно ходить по улицам в любое время дня и ночи.
Движение в разных странах развивалось по-разному. В США, например, большую
роль в изменении общественного сознания сыграла книга Симоны де Бовуар
"Второй пол" (1949), опубликованная на английском в начале 50-х годов. В
книге рассматриваются проблемы неравного положения женщины в историческом,
биологическом, социальном, культурном аспектах.
Большую часть женского движения в Америке конца 60-х составило поколение
обеспеченных домашних хозяек: "Детский бум", начавшийся сразу после Второй
Мировой войны, когда миллионы американских жен, имевших по 3-4 ребенка,
оказались запертыми в хорошо экипированных пригородных домах. Как выяснилось,
женщинам оказалось недостаточно быть только женой и матерью. Их угнетала
отстраненность от общественной жизни, отсутствие возможности удовлетворить
собственные профессиональные, творческие интересы. Горькая судьба жены,
вырастившей детей и оставшейся в полном одиночестве, потому что муж после
многих лет совместной жизни часто покидал ее, не имея с ней общих интересов,
стала типичной для целого поколения американок. В нашем "социалистическом"-
обществе этот опыт практически неизвестен, и поэтому сейчас мы вдруг
заговорили о необходимости -вернуть женщине ее исконную роль", совершенно
забывая о том, что ни социальные, ни экономические условия не позволят
вернуться к старому патриархальному укладу.
Во Франции, на родине Симоны де Бовуар, значительно развилась теоретическая,
интеллектуальная тенденция феминизма. Широкой разработке подверглась
феминистская философия, структурализм, психоанализ, лингвистика.
В Великобритании женское движение носит скорее политизированный, левый
характер. Активная борьба велась и ведется за равноправие в трудовой сфере
через партии и профсоюзы, за государственное обеспечение ухода за детьми.
Многие известные британские феминистки принадлежат к партиям
социалистической, коммунистической ориентации.
Западногерманские и скандинавские феминистки активно борются за равное
представительство в парламентах, чтобы на равных защищать интересы женщин при
принятии законов. Наибольшего успеха в этом добились в Норвегии, Швеции,
Финляндии и Дании, где женщины набирают до 40 % в законодательных органах.
Так, меняясь и развиваясь, феминизм постепенно стал частью Западной культуры,
пронизывая все сферы общественной жизни. Во всех странах Запада широко
издается феминистская пресса, появились многочисленные исследования по
вопросам взаимоотношения полов, существует женская литература и женские
издательства, где работают, как правило, одни женщины и издаются книги по
феминизму, женская беллетристика. Существует женское кино, театр, искусство,
история - женщины восстанавливают несправедливо забытые нами женские имена и
успешно доказывают значимость своей роли в истории человечества. Возникла
феминистская мода, отрицающая стандартный имидж женственности и сексуальной
привлекательности. Появился язык женского освободительного движения,
создавший много новых понятий и определений, которые вошли в современную
литературу и прессу.
Под натиском феминистской мысли стали меняться общественные науки, и
множество гуманитариев занялось исследованием "женского вопроса" в
социологии, психологии, медицине, искусстве, литературе. Стали меняться
общественные установки, новые учебники строят систему обучения, избегая
полоролевых стереотипов, противопоставления одного пола другому.
(В Швеции, например, мне довелось увидеть воспитателя детского сада --
мужчину, в группе самых маленьких, от 1 до 3 лет. И хотя это не типично, но
не такая уж редкость. В другом шведском городке мое внимание привлек дорожный
знак, предупреждающий водителей о пешеходах. На нем был изображен мужчина,
ведущий за руку девочку. Этот знак дважды ломает общественный стереотип:
родитель - отец, ребенок - девочка. В стандартной ситуации все было бы
наоборот.)
Словом, женское освободительное движение - это процесс общественного развития
по направлению к свободе и равноправию. Результатом его должно стать
изменение отношений между полами, от которого выиграют и женщины, и мужчины.
На все пока еще идет гладко, есть успехи и есть поражения. Успешная кампания
против порнографии, например, резко снизила дивиденды журнала "Плейбой". С
другой стороны, до сих пор не принят законодательными органами США "Билль о
Равных Правах", борьба за который идет уже несколько лет. Все более частым
стало равноправное разделение семейных обязанностей в образованных слоях
населения. Мужчины чаще принимают полноценное участие в воспитании своих
детей, и немалую роль здесь сыграла практика присутствия отцов при рождении
ребенка. С другой стороны, в тех же Соединенных Штатах в наши дни принимается
консервативный закон, ограничивающий право женщин на аборт.
Нам же приходится признать, что положение советской женщины по сравнению с ее
западной подругой далеко не выигрышное. Большинство людей, приезжающих с
Запада, отмечают поразительно низкий статус женщин в советском обществе. Этой
теме посвящены исследования многих советологов, историков и феминисток
Запада, об этом пишут журналисты.
В годы застоя мы были напрочь отрезаны от информации о процессах,
происходивших за "железным занавесом", и нет ничего удивительного в том, как
мало мы знаем о феминизме. Однако время для изменений настало, и в непрерывно
меняющемся современном советском обществе есть все предпосылки для
возникновения женского освободительного движения. Начаться оно должно с
осознания, констатации факта дискриминации женщин. Назвав проблему, можно ее
решать.
Различные течения в феминизме показывают, что те, кто называет себя
феминистками, подразумевают под этим множество значений. Как и в любом
движении, в феминизме существуют разногласия как внутри каждой группы, так и
между группами. Приведенный ниже анализ иллюстрирует различия в трактовке
этого понятия, и в жизненных установках различных групп. Это не означает, что
феминизм является раздробленным движением (хотя зачастую и выглядит таковым).
Большинство из приведенных ниже определений отражают американский уклон в
феминизме. Кроме того, использовались конструкции феминизма, построенные
Джаггаром и Ротенбергом, которые несмотря на свою незавершенность, достойны
внимания читателей, пытающихся упорядочить различные школы феминистской
мысли. Мы будем приветствовать и включать в наше исследование и анализ любую
дополнительную информацию, поступающую из других стран и/или источников.
Определить различные типы феминизма - дело довольно хитрое. Широкий спектр
замечаний, относящихся к большинству из описанных здесь типов, несомненно,
вызовет путаницу и сложности при попытке дать "определение" феминизма. Своим
существованием и целями, феминизм сопротивляется всем типам определений, и
более корректно было бы говорить, что в нем присутствуют и динамично
перемешиваются все оттенки вкусов.
                       Направления феминизма                       
Культурный феминизм стал развиваться как движение после гибели радикального
феминизма. Фактически, к КУФ примкнули многие члены радикального феминизма.
Они принесли свое название "радикальный феминизм", и некоторые из
последовательниц КУФ используют этот термин. (Джаггар и Ротенберг даже не
считают КУФ отдельным от радикального феминизма направлением, но Эколз
детально разбирает их отличия). Разница между ними достаточно четкая: в то
время как радикальный феминизм был движением за трансформацию общества, КУФ
отходит на позиции авангардизма, вместо того, чтобы строить женскую культуру.
Некоторые попытки увенчались успехом, например, создание кризисных центров
для жертв изнасилования, очень много последовательниц КУФ работают в
общественных изданиях (но индивидуально, а не как часть общего движения).
Культурные феминистки могут время от времени выступать с заявлениями,
звучащими ужасно по-викториански, вроде "женщины (биологически) добрее и
нежнее, чем мужчины" и что-то в этом роде. (Поэтому, если бы лидерами были
только женщины, то мы бы не знали войн).
У меня такие утверждения (что женщины по природе добрее и нежнее)
ассоциировались с Сепаратистскими феминистками, которые как мне казалось,
именно поэтому и не связываются с мужчинами. (Это мнение основано только на
опыте моего личного общения с сепаратистками—я ничего не читал на эту тему).
Я знал культурных феминисток, которые требовали от женщин учиться быть добрее
и нежнее, но мне не попадался никто, кто бы утверждал, что они добрее по
природе. Поскольку многие движения за социальные изменения в 60-е годы
оказались раздробленными или кооптировали, людьми овладели пессимистические
настроения по поводу вообще возможности социальных изменений. Многие из них
обратились к построению альтернатив: поскольку доминирующее общество изменить
невозможно, следует его избегать. Это, собственно, и привело к превращению
радикального феминизма в КУФ. Отказ от изменения существующего общества
объяснялся (возможно, оправданно) усилиями, которые необходимо приложить на
построение альтернативного. Оправданием КУФ был биологический детерминизм.
Это оправдание было детально разработано и основывалось на утверждениях,
позаимствованных из ужасно неудачных книг, типа "Первый секс" Элизабет Гоулд
Дэвис и "Природа совершенной Женщины" Эшли Монтегю. Таким образом, заявления
типа "женщины по природе добрее и нежнее" остаются основным базисом КУФ.
Подобная концепция, излагаемая некоторыми представительницами КУФ,
заключается в том, что хотя половые отличия (в социальном смысле) могут и не
быть предопределены биологически, они столь же закостенелы, сколь и
неподатливы. Между альтернативными построениями и идеологией биологического
детерминизма (или социальной неподатливости) нет существенной связи.
     - Эротический феминизм
Как движение ЭРФ зародился в Германии во время правления Отто фон Бисмарка.
Девизом его правления служили слова "Кровь и железо": Это было общество, с
супермужественными мужчинами, гордое патриархальной силой. Некоторые женщины
восстали против этого, став ЖЕНЩИНАМИ. Эротизм приобрел философское,
созидательное, жизнетворное значение.
     - Эко-феминизм
Эта ветвь феминизма по своей природе носит скорее духовный оттенок, нежели
политический или теоретический. ЭКФ считает, что вследствие принципа силы,
лежащего в основе патриархально-иерархического общества, это общество будет
продолжать эксплуатировать свои ресурсы, невзирая на дальнейшие последствия.
При этом прослеживаются параллели между отношением такого общества к
окружающей среде, животным, ресурсам и его отношением к женщинам. Своим
сопротивлением патриархальной культуре эко-феминистки выражают также свой
протест против разграбления и разрушения Земли. [СТМ]
В действительности ЭКФ можно определить как расширенное социальное
самосознание, в которое включены некоторые наблюдения радикального и
культурного феминизма, прослеживающие аналогии между эксплуатацией женщин и
эксплуатацией Земли. Остальные "эко-феминистки" ориентируются на различные
варианты социализма. Европейские движения Зеленых проделали большую работу,
формулируя расширенные на окружающую среду социальные установки феминизма. И
хотя первоначально Зеленые движения не рассматривались как часть ЭКФ, сейчас
они признаны его жизненно важным компонентом.
     -Феминизм и цветные женщины
Белл Хукс пишет о "воинствующих белых женщинах, которые себя называют
радикальные феминистки", но Хукс приклеивает им ярлык "реакционные" (имея в
виду культурный феминизм). Ее комментарий является хорошим вступлением к тому
направлению в феминизме, начало которому положили цветные женщины. Это
наиболее жизненное и динамичное направление, охватывающее основы радикального
феминизма.
В то время как радикальный феминизм, по преимуществу сформулированный
образованными белыми женщинами, фокусировался на женских изданиях, - это
направление определялось женщинами, которые не хотели (да и не могли)
ограничиваться лишь этим. Было бы странно, если бы цветные женщины
непреклонно протестовали против одной из форм дискриминации (сексизма), и не
учитывали других форм. Важнейшей работой в истории феминизма и цветных женщин
является антология Глории А Нзалдуя и Черии Мараджа. Это уникальный вклад
цветных женщин, которые на собственном опыте пережили по крайней мере две
формы дискриминации, что помогло им удерживать равновесие и чувство
реальности по сравнению с теоретическими формами академического феминизма,
возглавляемого образованными белыми женщинами.
     -Индивидуалистический или свободный феминизм
Индивидуалистический феминизм базируется на индивидуалистической и свободной
(минимум правительства или анархокапитализм) философии, т.е. философии,
которая преимущественно сфокусирована на автономии, правах, свободе,
независимости отдельной личности.
     -Лесбиянство
Во-первых, это не обязательно "де факто" часть феминизма. Хотя статус
лесбиянки и является сам по себе прямым нарушением традиционных представлений
о Женственности, в лесбиянстве присутствует множество мнений по поводу
субъекта феминизма, как и среди их "обычных" сестер.
Иногда "обычные" женщины прибегают к лесбиянству как политическому средству,
чтобы отвергнуть мужчин.
Однако, никогда не надо характеризовать всех феминисток как лесбиянок, и
также всех лесбиянок относить к феминизму.
Лесбиянство и феминизм имеют сходные цели и интересы, но это две совершенно
различные группы.
     -Либеральный феминизм
Это отделение феминизма, которое работает внутри структуры основного потока
общества для интеграции женщин в эту структуру. Он тянется корнями еще ко
временам Американской Революции. У его истоков стоят Абигаль Адамс и Мэри
Волстонкрафт, предлагавшие равные права для женщин. Как это часто случается с
либералами, они долго и упорно работают внутри системы, пытаясь добиться
каких-либо компромиссов, до тех пор пока некое радикальное движение не сведет
все на нет и не отбросит все их компромиссные достижения в сторону.
     -Марксистский и социалистический феминизм
Марксизм признает, что все женщины подвергаются притеснениям и приписывает их
капиталистической и частно-собственнической системе. Таким образом, делается
вывод, что есть только один путь положить конец притеснениям женщин - сломать
капиталистическую систему. Социалистический феминизм - результат соединения
марксизма с радикальным феминизмом. Эхолс описывает социалистический
феминизм, как результат брака между марксизмом и радикальным феминизмом, в
котором марксизм выступает доминантным партнером.
     -Материальный феминизм
Движение возникло в начале 19 века для освобождения женщин путем улучшения
материальных условий их жизни. Это значит снять с женских плеч тяжелое,
непосильное бремя домашней работы и стряпни.
     -Умеренный феминизм
Ответвление феминизма, которое популярно у молодых женщин, а также у женщин,
которые прямо не испытывают на себе дискриминацию. Ближе всего умеренный
феминизм связан с либеральным, но при этом в некоторых вопросах разделяет
позицию радикалов.
     - Поп-феминизм
Этот термин появился некоторое время назад и определяет вид феминизма,
призывающий подавлять мужчину, держать его под каблуком и отвергать неправоту
женщин. Сомнительно, что такой карикатурный вариант действительно существует,
но еще много людей упорно пытаются относить всех феминисток к этой категории.
     - Радикальный феминизм 
РФ - это оплот теоретической мысли в феминизме. Радикальный феминизм дает
фундаментальную основу "оттенкам феминизма". Радикальный феминизм
действительно подводит почву под многие идеи феминизма, которые впоследствии
формируют пути для развития других видов феминизма. [СТМ]
Радикальный феминизм появился приблизительно с 1967-1975 г.
Этот термин относится ко времени феминистского движения, которое выросло из
движения за гражданские права и мир в 1967-1968 г. Причиной, по которой эта
группа получила название "радикальной", является убежденность, что
дискриминация женщин - самая основная форма притеснения, проходящая через все
расы, культуры и экономические классы. Это движение имеет своей целью
социальные изменения, достаточно революционные по своей сути. По иронии
судьбы, это "докопавшееся до сути дела" движение является наиболее
непоследовательным направлением феминизма. В этом его сила, но и его
слабость. РФ был всегда движением динамичным, полным как разногласий, так и
идей. Его влияние было заметно в формировании других течений феминизма, также
как и в обществе в целом.
Вопрос о гендерных ролях является основным для радикального фемнизма.
Радикальный феминизм, в первую очередь, ставит вопрос, почему на основе
биологических различий мужчины и женщины должны усваивать определенные
социальные роли. Радикальный феминизм попытался разграничить биологически-
детерминированное поведение и культурно-детерминированное поведение, чтобы
освободить и мужчин, и женщин (насколько возможно) от их прежних узких
гендерных ролей,
Наилучшим историческим документом этого движения является книга Эсхола
"Отвага быть плохим". Другая превосходная книга называется просто
"Радикальный феминизм" под редакцией Анне Каэдф, широко известной радикальной
феминистки.
     - Сепаратистки
Общепринято и неверно изображать сепаратисток как лесбиянок. Сепаратистки -
это феминистки, которые проповедуют отделение от мужчин; иногда абсолютное
(тотальное), иногда частичное. Женщинам, которые организуют мероприятия
"только для женщин", часто несправедливо приклеивают ярлык сепаратисток. Идея
сепаратизма заключается в том, что отделение от мужчин дает возможность
женщинам увидеть себя в другом контексте. Многие феминистки, как
сепаратистки, так и не являющиеся ими, думают, что это необходимый первый
шаг, имея ввиду временное отделение для личностного роста, но не хроническое
одиночество.
Существуют нечто общее между сепаратистками и культурными феминистками.
Ошибочно считать всех лесбиянок сепаратистками. Это правда, что они не
общаются с мужчинами для сексуального взаимодействия, но это неправда, что
они из-за этого автоматически исключают все виды общения с мужчинами. И,
обратное утверждение, равно неправильно считать всех сепаратисток
лесбиянками. К тому же, феминизм лесбиянок может считаться категорией,
отличной от сепаратистского феминизма.
Лесбиян-феминизм делает основной акцент на активную связь с женщинами» в
отличие от сепаратизма - с его акцентом на прерывании коммуникативных связей
с мужчинами. Может показаться странным идея включения нескольких заметок о
мужских движениях в описание феминизма. Тем не менее, многие из этих движений
начинались как реакция на феминизм: некоторые вдохновлены им, другие
противостоят. В этом контексте рассматриваемые мужские движения рассказывают
о некоей специфичной реакции мужчин на феминизм.
Большинство мужских движений, датируемое историками, возвращает нас к ранним
70-ым. В 1970, ссылаясь на Энтони Астрахан ("Как мужчины чувствуют" стр.291),
первый мужской центр открылся в Беркли, Калифорния) и журнал "Либерейшн"
напечатал статью Джека Сойера, озаглавленную "О мужской свободе".
В 1975 появляется книга Марка Фейгана Фастау "Мужская машина", о которой
Глория Штайнем пишет во вступительной статье: "Эта книга является
комплиментом феминистской революции, и она написана не женщиной-
писательницей. И это уже следующий этап революции."
Но пересмотр гендерной роли мужчины, конечно, предшествует 70-ым. Как
заметила Майрон Брентон в книге "Американский мужчина": "когда положению
женщины стало уделяться такое напряженное внимание, то внезапно и весь мир
начал рассматриваться сквозь призму феминизма".
Подобная цитата, прекрасно могла бы принадлежать Уоррену Фарреллу в 1990
году. Однако, она была опубликована в 1966. По своему духу книга Майрон
Брентон была дружелюбна по отношению к мужчинам, но одновременно включала
про-феминистское исследование сексуальной роли мужчины. С нее началось
изображение мужского начала как опасного и разрушительного и физически, и
эмоционально для самих мужчин.
Эта же тема легла в основу работ Фастью, Гольдберга и Фаррела в 70-е годы.
Еще в ранние 60-е Р.Ф.Даул, сформировавший одну из мужских групп, боролся за
реформу развода (движение Борцов за Шумный Развод, прямым продолжением
которого стала Ассоциация "За Права Мужчин", существующая с 1973 года).
Барбара Эхенрейх в "Сердцах мужчин" проследила динамику мужского движения от
его истоков до настоящего момента. Она считает, что мужской мятеж против
этики "победной бороды" особенно ярко выразился в последние годы.
"Коллапс старой этики начался еще до возрождения феминизма, и именно он дал
начало "второй волне" феминизма", - стр.12.
Далее она пишет: "Самое смешное...что правое антифеминистическое крыло,
возникшее в 70-е годы, направлено не столько против феминизма, как против
мужского бунта", - стр.13. "С середины до конца 50-х (она прослеживает и еще
более ранние годы), это противостояние стало злободневной темой."
Журнал "Плэйбой", впервые опубликованный в 1953 году, еще в начале 60-х
предлагал "выработать связную последовательную программу мужского протеста"
против однобокого понимания мужчины только как самца, исполняющего
сексуальную роль (Философия Плэйбоя), и выдвигал лозунг гетеросексуальности.
"Движение за Человеческий Потенциал" также поддержало изменения в жизни
мужчины; война во Вьетнаме дискредитировала образ мужественности; в 60-е
контркультура признала андрогина; вторая волна женского движения дала толчок
для критики гендерных ролей; группы свободных геев дифференцировали себя
среди гетеросексуалов, предлагая и "нормальным" мужчинам изменить свои роли
без обвинения в гомосексуализме - так можно в двух словах описать генезис
мужского движения.
Это движение с самого начала было разбито на лагеря, разделенные по идеологии
и потребностям участников. Из него можно выделить следующие группы:
     -мужское феминистическое движение
Включает различные группы, идеологически очень близкие феминистическому
движению. Они придерживаются взгляда, что мы живем в патриархальном обществе,
в котором мужчины являются угнетателями женщин, и что мужское движение должно
выявить и ликвидировать это угнетение. Большинство групп Мужчин Против
Насилия (Men Against Rape) подпадает под эту категорию.
Крупнейшая группа мужчин-феминистов состоит в Национальной Организации Мужчин
Против Сексизма (бывшая Национальная Организация за Изменение Мужчин).
Их позиция изложена в таких публикациях, как: "Измененный Мужчина" в журнале
NOMAS, и следующих книгах: "Освобожденный мужчина" Уоррен Фаррелла, "Мужская
машина" Марка Фегана Фастау, "Большинство из 49%", изданной Деборой Дэвид и
Робертом Бранноном, и "Отказывающиеся быть Мужчиной" Дж.Сталтенберга.
Многие члены движения мужчин-феминистов подозрительно относятся к тем, кто
занят в мужских политических делах без немедленного исключения
патриархального стиля в политической деятельности.
"Вопрос об у регулировании несправедливых разводов, случаев опеки над детьми
и тому подобное являются для них не более чем уловкой, - по мнению Дж.Дойла
("Секс и Гендер" стр.341), - с помощью которой они стараются сохранить вечное
доминирование своего мужского статуса в обществе".
Как и следовало ожидать, среди феминистов и феминисток происходит много
споров о правомерности или истинных задачах таких групп. Открытый вопрос о
мужчине-феминисте, особенно тот, который не согласуется с аспектами
"традиционного феминизма", вызывает много дебатов. Некоторые обвиняют их в
потакании феминизму, другие - в скрытом умысле, направленном против
феминизма.
Одни женщины-феминистки не согласны с тем, что мужчины могут быть феминистами
.другие доказывают, что нет ничего препятствующего тому, чтобы и мужчины
участвовали в феминизме, а некоторые говорят) что нужно просто знать, что
есть женщина, а необязательно быть ею, чтобы понять, что такое феминизм.
- движение за мужскую свободу
Другие названия: Маскулинистское Движение, Движение за Права Мужчин. Эти
объединения, сходящиеся с феминистами в некоторых аспектах (права геев,
убежденность в необходимости равных возможностей на рабочем месте, и т.д.),
однако, не считают, что мы живем в патриархальном обществе, где мужчине
отведена роль угнетателя, а женщине - угнетенной.
"Мои мысли привели меня к выводу о том, что мужчины как класс не притесняют
женщин как класс. Равно я не верю, что женщины как класс угнетают мужчин как
класс. Скорее я чувствую, что женщины и мужчины совместно приложили руку для
развитии современных женских и мужских сексуальных ролей. Обе эти роли (имеют
они преимущества, или недостатки) существенно связывают природу и тех, и
других, тормозят их рост, а в случае мужчин, ускоряют физический конец". -
Рихард Хэддэд "Концепции и обзоры мужского освободительного движения".
Среди феминистов общепринята оценка Движения за Мужскую Свободу как
реакционного или традиционного, но, по-видимому, оно не подвергалось
внимательному изучению.
Фред Хэуорд высказывает этот взгляд в своей заключительной речи на
Национальном Мужском Конгрессе в 1981 году: "Мы не должны препятствовать
женскому движению - мы должны ускорять его...Мужская свобода - это не
ответный удар, и нет таких традиционных сексуальных ролей, которые мне
хотелось бы вернуть..."
"Мы должны относиться с полным доверием к серьезности женских проблем и быть
готовыми работать для их разрешения. Но если женщины не вернут своего
расположения, - то это они являются сексуальными свиньями. Это они
реакционны. Когда я смотрю на феминизм сегодня, я не хочу присваивать им
клички - я просто хочу сказать, что это блеф, обман."
     - Микропоэтическое мужское движение
Представителей этого движения можно увидеть по телевизору или в журналах,
одетых в маски и потягивающих рюмочки спиртного. Роберт Блай - "отец" этого
движения говорит так; "Сегодня по всей стране я сталкиваюсь с феноменом,
который можно было бы назвать "мягкими мужчинами". Их не интересуют события
на Востоке, или развязывание войны, или работа в корпорациях. В их стиле
жизни и общем настрое есть нечто, что они предпочитают непосредственной
жизни. Но нечто ошибочное. Большинство из них несчастливы. Им не хватает
жизненной энергии. Они защищаются от жизни, но не творят жизнь."
"Сегодня мужчины теряют свои права и страдают - молодые мужчины особенно. Но
уже стольким из нас досталось от их женской половины) что мы готовы
приветствовать дикого необузданного мужчину и применить его власть и темную
силу." (из интервью с Кейсом Томсоном ноябрь/декабрь 1989)
Эти разговоры о "темной силе" кое-кого страшат, в том числе и бывшую жену
Блайя, которая сравнивает это движение с фашизмом: "Мужское сепаратистское
движение является пугающим. Сепаратизм, культивирование чувства превосходства
- те мужские оковы, которые обычно приводят к регрессу".
Более общей реакцией со стороны на такие группы являются изумление и
осмеяние. "Их слова выдают симптомы психического расстройства в клинической
форме", - писал Джон Тевил. Однако, удивляет количество журналов, книг,
брошюр и т.д., связанных с мифопоэтическим мужским движением. Согласно данным
Читательского Рынка, в 1991 г. "Железный Джон" по количеству проданных
экземпляров был лидером среди бестселлеров. "Что меня интересует - так это
возвращение к мифологии, и особенно - важность инициативы... Меня не особо
интересуют заявления мужчин по поводу их прав и нападки на женщин. Меня также
не интересует национальное мужское движение." (цитата Роберта Блайя,
Балтимора, октябрь 1990 г.)
Итак, это движение в большей степени духовное, нежели политическое, хотя и
трудно понять, за что, собственно, стоят эти люди. Но если вам хочется все-
таки попытаться, попробуйте повнимательнее вчитаться в удивительный
бестселлер Роберта Блайя "Железный Джон".
     - новые традиционалисты
Об этой организации известно немногое. Внешне она, кажется, напоминает группы
За Мужскую Свободу, но подспудно самой существенной является обида на
разложение старых половых ролей. Некоторые открыто говорят, что женщина не
ровня мужчине и должна сидеть дома с детьми. Вам, возможно, приходилось
читать такие высказывания типа "мужской плеткой бы по заду".
     - отцовское движение
Группы, примыкающие к этому движению, незначительно отличаются от движения
"За Мужскую Свободу". По сути, отличие заключается лишь в том, что эти группы
интересуются только сообщениями по поводу реформ бракоразводных процессов, и
совершенно игнорируют темы, связанные с насилием по отношению к мужчинам,
правами геев или набором в армию.
                  Гендер и гендерные исследования                  
Женские и гендерные исследования зародились в первую очередь в Америке в 60-е
годы, конечно же, под влиянием феминистского движения второй волны, которое
выявило проблему неравенства возможностей по признаку пола при формальном
юридическом равенстве полов.
Борьба за социальное равенство в начале нашего века заключалась, среди
прочего, в том, чтобы возможности человека, индивида как можно менее
определялись фактором пола. То был период, когда казалось, что этого можно
достичь, законодательно закрепив за женщинами и мужчинами равные права на
образование, участие в политической жизни, равную оплату за равный труд и
т.д. Эти идеалы — собственно производные либеральной демократической теории,
ее правовой и политической доктрины. Когда же эта планка была взята и в мире
в подавляющем большинстве стран были законодательно уравнены права обоих
полов, то выяснилось, что фактическое неравенство по признаку пола, тем не
менее, сохранилось во всех сферах жизни. Именно эти проблемы были подняты
феминистским движением конца 60-х гг. нашего века и послужили толчком для
исследований в отношении женщин и их проблем, природы неравенства полов,
дискриминации женщин.
Понятие “гендер” появилось в 70-е гг., в ходе развития феминистской теории.
Само слово — gender — и раньше существовало в английском языке и имело
несколько значений: грамматический род, различие между мужчинами и женщинами
по биологическому полу. Сегодня, в современных социальных науках понятие
“гендер” обозначает социально сконструированные характеристики пола.
Современное обществознание “разводит” понятия биологического пола и
социального. Общепризнанной установкой в социальных науках явился тот факт,
что социальный пол сконструирован социальной практикой. То есть общество
предписывает нормы поведения в соответствии с полом и контролирует их. Каждый
из нас может вспомнить, что ему говорили в детстве о хороших и плохих
мальчиках и девочках. Что делают хорошие мальчики и чего не делают, что
делают хорошие девочки и чего им не положено делать. Мы не замечаем этого
процесса собственного конструирования как мужчин и женщин, потому что это
наша культура, мы погружены в нее. Когда Симона де Бовуар сказала, что
женщиной не рождаются, ей становятся, — она имела в виду именно процесс
усвоения принятых в обществе ролей по принципу пола. Если попытаться отойти
от привычных словосочетаний и постараться понять, что собственно обозначают
привычные словосочетания “настоящий мужчина”, “настоящий полковник”, “женщина
до кончиков пальцев”, “истинная мать” и как они формируют нас, как, если
хотите, программируют нас, то можно обнаружить много интересного.
Это знание касается всех нас без исключения, всех человеческих сообществ,
которые никогда не были безразличны к полу и его проявлениям. Современное
гендерное знание акцентирует внимание на том, что общество разделяется не
только по классам, расам, нациям, как мы привыкли воспринимать его, но и по
полу, и по возрасту.
Понятие “гендер” стало инструментом современного обществознания. Концепция
гендера, гендерные теории противостоят концепции о “природном” назначении
каждого из полов. Гендерные исследования привели к пониманию того, что
проблема неравенства намного глубже, чем это представлялось; что она
упирается в воспроизводство неравенства возможностей. Была переосмыслена роль
культуры, популярных стереотипов, предвзятости науки в формировании
представлений о женском и мужском, о мужественности и женственности и их роль
в производстве барьеров перед женщинами и мужчинами. Гендерные исследования
изучают динамику изменения мужских и женских ролей в обществе и культуре,
разрабатывают перспективную стратегию достижения фактического равенства
возможностей женщин и мужчин.
Таким образом, гендерные исследования — переосмысление социальных теорий, но
с позиции введения новой категории гендера. Поэтому эта дисциплина напрямую
относится к социологии и философии. Но введение гендерного подхода, его
применение в истории, литературоведении, психологии, лингвистике и других
дисциплинах продуктивно, позволяет увидеть то, что раньше оставалось вне поля
нашего зрения.
     Как происходило внедрение нового направления в систему высшей школы?
Лет пять-шесть назад Министерство Образования ввело обязательную для
подготовки социальных работников дисциплину, которая называется
“феминология”. Она введена во всех институтах, где готовят социальных
работников. Мне не нравится это название, потому что оно не объясняет сути
учебного курса. Термин “феминология” означает изучение, исследование женщины.
Таким образом, есть объект учебного курса, но нет его предмета, то есть не
понятно, с каких позиций рассматривается женщина, с какой точки зрения нужно
ее изучать.
Кроме того, не следует забывать, что проблемы женщин — это проблемы и мужчин,
и всего общества. Какую бы из “женских” проблем мы ни взяли: материнства,
женской безработицы, женского здоровья, самореализации женщин в
профессиональной сфере и т.д., — все они — социальные проблемы нашего
общества. И общество заинтересовано в их решении. Поэтому, на мой взгляд,
называть их женскими просто неправильно. Другое дело, что в нашем обществе,
которое мало уделяет внимания человеку как таковому, как главной своей
ценности, эти проблемы давно стали действительно “женскими”, так как
российские женщины вынуждены решать их сами. Хочешь продвигаться по служебной
лестнице — работай в три раза больше, чем все окружающие тебя мужчины. Тогда,
может быть, о тебе скажут, что ты “вроде как неплохой работник”. Если хочешь
быть счастливой многодетной матерью — решай все проблемы здоровья,
материального обеспечения, социальной защиты своих детей своими силами и
силами своей семьи. Зачастую дети, проблемы детства в нашем обществе
воспринимаются как женские проблемы. Общество дистанцируется от них,
перекладывая их на плечи женщин. Если послушать речи наших политиков о
проблемах детей, детства, может сложиться впечатление, что ни отцов, ни
самого понятия отцовства в России нет. Один из них не так давно пламенно
вопрошал в радиопередаче по поводу ситуации в Чечне: “Куда смотрят солдатские
матери?”. А где солдатские отцы?
Гендерные исследования появились в России в начале 90-х гг., когда понятие
“гендер” стало более или менее широко публиковаться и обсуждаться. Поэтому
если думать о том, как назвать науку, которая занимается проблемами женщин,
мужчин и которая действительно необходима не только социальным работникам, но
и всем нам, то, по моему мнению, ее надо было бы называть так, как это уже
принято в мире — гендерными исследованиями, а не вырывать женщину из социума
и не исследовать ее отдельно, как некое чужеродное человеческому обществу
существо.
     Какие вопросы помогают осветить гендерные исследования?
Гендерные исследования глубоко гуманистичны по своей сути. Они выделяют и
изучают системы, которые конструируют неравенство по признаку пола. Если
неравенство сконструировано социально, если оно поддерживается и
воспроизводится некими системами и механизмами, то это означает только одно:
избежать неравенства можно только при знании этих механизмов. Гендерное
знание показывает путь для развития социальных практик равенства полов. Оно
делает нас и, соответственно, нашу деятельность гендерно чувствительной. Мы
начинаем понимать, что решать проблемы нужно на всех уровнях. Возьмем, к
примеру, проблемы женщин в политике, на работе, на рынке труда и др. Женщинам
часто трудно найти работу, особенно высокооплачиваемую. При том, что
формально законодательство провозглашает равноправие, практически существует
большое количество актов, которые оставляют возможности для дискриминации.
Непрямая дискриминация реально существует в виде протекционистского по
отношению к женщинам законодательства. По нашим законам, женщина — очень
дорогая рабочая сила. Закон гарантирует женщинам право до 3-х лет заниматься
только ребенком при сохранении за ними рабочего места, плюс декретный отпуск,
больничные по уходу за ребенком и др. Получается, что женщина для
работодателя — очень дорогая рабочая сила и ему гораздо выгоднее взять на
вакантное место мужчину. Социальные гарантии, которые государство
предоставляет женщинам, работают против них и на самом деле не являются
гарантиями. Они работают только на государственных предприятиях, где чаще
всего низкооплачиваемые работы. Процесс феминизации бедности — его
производная. И в нашей современной жизни это ощущается особенно остро. А
власть, и исполнительная, и законодательная, не хочет этого видеть. Но мы,
живя реальной жизнью, знаем, что многие молодые женщины не берут сейчас
декретного отпуска. Одной моей знакомой начальник предложил не выходить на
работу за три дня до предполагаемых родов, другой — больший гуманист — за
неделю. В итоге в роддом она ушла прямо с работы, а через месяц уже вышла на
работу. Этот месяц, кстати, ей оформили как очередной отпуск. Нужно ли
говорить, что она высокооплачиваемый работник в частной фирме? Но как
подрывается физический ресурс молодых женщин, оказавшихся в такой ситуации! А
это проблема государственная. Именно наше государство ставит женщин-
работников и, как в данном примере, мужчин-работодателей в такие условия.
В Скандинавских странах, где гендерные исследования интенсивно развиваются
последние тридцать лет и где они являются руководством к действию для
чиновников, материнские привилегии уже давно переведены в разряд
родительских. В Швеции, например, максимальную компенсацию за годовой отпуск
по уходу за новорожденным родители могут получить только в том случае, если
они берут его по очереди. Отпуск на год может взять и только отец. Таким
образом, шведский работодатель, принимая на работу мужчину, понимает, что он
может быть неудобной рабочей силой. В такой ситуации идет хоть какое-то
выравнивание возможностей и прав женщин и мужчин.
Сегодня концепция родительского отпуска изменена во многих странах мира.
Отпуск дается для реализации родительских прав обоим супругам. Женщины в
результате таких законодательных изменений становятся менее дорогими и менее
неудобными работниками, а мужчины перестают дискриминироваться как отцы.
Если мы посмотрим сквозь “гендерные очки” на российских мужчин, то увидим,
что у них также много проблем, как и у женщин. Например, мужчина и отцовство.
Я считаю, что в нашей культуре мужчина дискриминируется в семейной сфере и, в
частности, в сфере отцовства. Возьмите ситуацию развода супругов. Любой суд
практически на 99% при споре в отношении ребенка всегда оставит ребенка с
матерью, потому что существуют гендерные стереотипы: ребенку всегда лучше с
матерью. А так ли это на самом деле, никто не знает. И бывают ситуации, когда
это не так.
Гендерные стереотипы о материнстве работают против мужчины как отца. Мужчины
часто не имеют возможности видеться со своими детьми после развода,
реализовать свой отцовский потенциал. Это серьезная проблема. Недаром в
Петербурге существует организация отцов, которая ее поднимает.
Сегодня “гендеристика” также решает проблемы методологии исследований в
различных областях знания, проблемы разработки новых учебных курсов,
“вписывания” гендерной проблематики в уже привычные, апробированные курсы.
     Какова же цель гендерных исследований, и в каких странах она достигнута
больше всего?
Цель гендерных исследований, как и любых других, — изменение нашего общества
в сторону большей его комфортности для жизни и самореализации каждого
человека. Финляндия, на мой взгляд, блестяще воплощает в жизнь результаты
гендерных исследований.
Во всех северных странах существуют властные структуры, которые следят за
соблюдением равных прав женщин и мужчин. В Дании такая структура, например,
называется Советом по равному статусу.
Во многих странах с рыночной экономикой проблемы женщин и мужчин как отцов и
матерей решаются сходным образом. Многие государства уже далеко продвинулись
в решении этих проблем. Они находятся на стадии “практического внедрения”
гендерных разработок. Так, в Дании было проведено исследование причин, по
которым мужчины не берут свой родительский отпуск. И выяснилось, что это
происходит по трем причинам:
- традиционно больший размер заработной платы у мужчин, что безусловно, важно
для семьи;
- негибкость существующей системы отпусков;
- негативное отношение коллег и администрации.
Как выход из положения был рассмотрен вариант введения только отцовского
месячного оплачиваемого отпуска.    Наверное, потому, что гендерные
исследования являются руководством к действию, в этих странах они поощряются
и финансируются. Иногда и мы как ближайшие соседи можем использовать ресурс и
потенциал Скандинавских стран в развитии этого направления в нашей науке и
социальной политике.
     Что такое "гендерная чувствительность"?
“Гендерная чувствительность” — это видение проблем неравенства, дискриминации
по признаку пола и в отношении мужчин и в отношении женщин во его всех
многообразных проявлениях. Гендерная чувствительность законодателя,
исполнительной власти, СМИ, всех граждан поможет нам гармонизировать наше
общество, сделать возможным право выбора и его реализацию для каждого из нас,
каким бы странным и “неправильным” оно кому-то ни казалось. Женщина-генерал
или мужчина-воспитатель — это должен быть личный выбор. Мы все разные, и
каждый имеет право (формально так оно и есть, загляните в нашу Конституцию)
на самоопределение и свою жизненную стратегию. Гендерно чувствительный
инженер спроектирует спуски в метро, по которым можно будет провозить и
детские, и инвалидные коляски. Эти спуски существуют в нашем метро, но они
узки для колясок и широки для тележек. Для чего они? Получается, что закон,
обязывающий учитывать права инвалидов-колясочников, матерей с детьми, как бы
выполнен, средства потрачены, а решения нет. Гендерно чувствительный
законодатель учтет в новом трудовом, уголовно-процессуальном кодексах,
которые сейчас готовятся, проблемы воспроизводства гендерного неравенства
через лазейки в законе. В итоге все мы окажемся в выигрыше.
На мой взгляд, гендерное знание, гендерные курсы должны преподаваться во всех
высших учебных заведениях. Тогда есть надежда, что будущее российское
общество, его граждане будут более гендерно гибкими и чувствительными и
смогут решить пусть не все, но многие проблемы неравенства. В этом смысле
гендерные исследования несут в себе большой инновационный потенциал.
                Теория феминизма: от пола к гендеру                
Общеизвестно: феминизм в последней четверти XX века стал одним из наиболее
влиятельных интеллектуальных поветрий в западном мире. В постиндустриальном
обществе так называемый “женский взгляд” обнаружил намерение осмыслять все
стороны существования человека в социуме и культуре. И это стремление
проявлялось в крайне активных формах, вплоть до нескрываемой агрессивности по
отношению к иным — конкурирующим системам и традициям в гуманитарной науке.
Практика постмодернистской критико-философской рефлексии, как научно-
академической, так и в СМИ, выдвинула именно феминистскую мысль в качестве
лидирующей в процессах формирования “новых” представлений о человеке и о
факторах, движущих им в течение его жизни, обусловливая ее значимость,
ценность и смысл.
Однако феминистское движение очень разнородно в своих мыслительных и
социально-практических установках: “феминизмов” на поверку оказывается
несколько. Поэтому нашим соотечественникам зачастую непросто сориентироваться
и понять, от какого “феминизма” представительствуют в культурной практике
научный или художественный текст, произведение изобразительного искусства или
фильм, рекламный ролик или предвыборная программа женщины, избираемой на
государственную должность.
Отечественному интеллектуальному сообществу привычно полагать, что феминизм —
это прежде всего теория равенства полов, лежащая в основе движения женщин за
социальное освобождение, за социальное равенство. История такого — социал-
демократического — феминизма насчитывает более двух столетий. Он сложился в
борьбе женщин Запада (момент очень важный: традиционный феминизм оформился в
среде белых женщин среднего класса!) за достижение юридического равноправия
полов. Основной своей задачей традиционный социал-демократический феминизм
считает развитие индивидуальных способностей женщины во всех сферах —
интеллектуальной, творческой, гражданской, утверждение в общественной жизни
специфически женских ценностей наряду с мужскими, достижение правовыми и
реформистскими методами равного участия женщин в общественно-политической
жизни наряду с мужчинами и т. д. Все это мы можем наблюдать, например, в
социальной практике Швеции, которую не без оснований считают “страной
победившего феминизма”, или же в трудах Гертруды Стайн — одной из крупнейших
фигур традиционной феминистской мысли. Основания этого феминизма — понятны и
в высшей степени заслуживают уважения.
Но еще в десятых годах прошлого столетия внутри феминистского движения
возникло течение, которое концентрировало свое внимание не столько на
социальных проблемах женщин, сколько на вопросах их телесно-физиологических и
психологических отличий от мужчины. Этому способствовал опыт первой мировой
войны, катастрофический для всего интеллектуального сообщества Запада и в
особенности для образованных женщин, разом осознавших крушение всех прежних
конвенциональных представлений о маскулинном и феминном.
В 1919 году в Нью-Йорке состоялась Международная конференция женщин-врачей. В ее
составе было несколько прозелиток аналитической психологии Юнга. Известно, что
последовательницы юнгианства Констанция Лонг и Беатрис Хинкль в своих
выступлениях акцентировали необходимость интеграции психологических
(противоположных биологическим) компонентов в психике как мужчин, так и женщин,
чтобы в результате возник психологический гермафродитизм и андрогинизм.
Сексуальная сфера при этом считалась наиболее значимой для понимания сути
мужского и женского2. Параллельно с феминистками юнгианского толка
проблемы, связанные с женской сексуальностью, начали разрабатывать и
последовательницы фрейдистской теории — Карен Хорни и Хелен Дейч. Но в первой
половине XX века подобные идеи представлялись еще по меньшей мере “странными”,
существуя на периферии феминистской мысли и не оказывая существенного влияния
на сам облик женского движения.
Тогда еще локальный прецедент психофизиологически ориентированного осмысления
“женского” стал на самом деле истоком крайне громкоголосой экспансии того
феминизма, который нынче именуется “радикальным”. На Западе он массированно
заявил о себе в конце 60-х годов, и по этому признаку вначале его связывали с
движением “новых левых”.
В России идеи социал-демократического феминизма до революции еще прорастали в
сознании отдельных персон. После же рокового 1917 года всему цивилизованному
женскому миру даже показалось, что мечты о формальном социальном равенстве
полов в СССР наконец-то осуществились (другое дело, какова была реальность).
Но ничего похожего на “радикальный феминизм” наша страна никогда не знала.
Социал-демократический феминизм в XX веке был достаточно хорошо организован
именно как движение за изменение социальных стандартов для улучшения условий
жизни и труда женщин. “Новый” же феминизм структурно аморфен и представляет
собой скорее некую интеллектуальную программу, некий специфический ракурс
видения мира, в котором мы живем. На первый взгляд может даже показаться, что
он вообще игнорирует реальные общественные и личностные проблемы, присущие
самоутверждению и самореализации женщин.
Подобный феминизм утратил сугубо женскую ориентацию и привлекает в ряды
сторонников представителей сильного пола, с одной стороны, а с другой — сам
настойчиво ищет в трудах современных мужчин — философов, литераторов и
художников — признаки “нового” феминного стиля мышления, как универсального и
доминирующего для эпохи “конца истории”.
Элис Джардин в книге “Гинезис: конфигурация женщины и модернизм”3 
усматривает черты сходства в постмодернистской концепции деконструктивизма и
установок радикального феминизма. “Гинесис” — это акт становления женщиной, но
он не является исключительно ее прерогативой. В трудах — что характерно! —
мужчин Ж. Делёза, Ф. Гваттари, Ж.-Ф. Лиотара, М. Фуко и Ж. Бодрийара Э. Джардин
находит подтверждение распространенному сегодня в постмодернистской среде
тезису: чтобы овладеть письмом, мужчина должен стать женщиной. (Как не
вспомнить при этом, что Ж. Деррида сам ввел термин “инвагинный текст”.)
Радикальный феминизм резко изменил также свою социальную (от среднего класса к
маргинальным сообществам) и этническую ориентацию на слаборазвитые страны
“третьего мира”. Он, активно взаимодействуя с иными популярными на Западе
исследовательскими установками — психоаналитической, мультикультуральной,
постколониальной, архетипической, идеологией меньшинств и др.,— представляет
собою скорее набор теоретических предпосылок общегуманитарного свойства, нежели
общественное движение женщин.
Представител(и)ьницы радикального феминизма в своих текстах настаивают на
изменениях координат мира, в которых привычно существовал человек Запада: “от
времени к пространству, от тождественности — к инаковости, от паранойи — к
истерии, от города — к лабиринту, от мастерства — к неумению, от истины — к
фикции”4. В этом типе рассуждений первый элемент в каждой паре
считается “мужским”, а потому — “плохим”, второй же, соответственно, “женским”
и “хорошим”. Подобный тип рассуждений узнаваем: сведение многообразия мира к
жестким оппозициям — это признак мифотворческого мышления. Как следствие
изменяется ориентация самой культуры: там, где раньше господствовало “мужское”
рациональное повествование, разворачивавшееся во времени, теперь преобладает
“женская”, одномоментно постигающая пространство, визуальность с тенденцией
перехода в тактильность.
Концепт “гендера” теоретически крайне неоднозначен. С одной стороны, гендер,
являясь культурно-психологическими свойствами пола, присущей ему духовности,
оказывается “больше” анатомически-биологических признаков. Но с другой, эти
свойства обусловливаются как телесными признаками полов, так и традиционными
полоролевыми функциями. В понятии “гендер” извечный спор яйца с курицей
воистину превращается в дурную бесконечность. Единственное, что удалось
теоретикам радикального феминизма, так это разделить человечество на гендер
мужчин с их маскулинностью, агрессивностью, патриархальностью и столь
ненавистной “фаллической” рациональностью, и на гендер женщин с их
феминностью, охранительством, матриархаикой (термин В. Аристова),
интуитивностью и пралогической интеллектуальной невнятностью. В рамке
подобных воззрений ясно, что мужчины, традиционно притесняя женщин, не давали
им выразить свой гендер в культуре в полной мере, сформировав отношения между
полами как насильственно-властные и потребительские, если иметь в виду секс.
Поэтому своей целью радикальный феминизм полагает выведение женского гендера
на авансцену культуры и общества.
Чем же радикалкам так мешали традиционные даже для социал-демократического
феминизма представления о взаимодействии полов, в результате чего и возникли
формы притеснения женщин? Ведь в этом случае на феминизм работал посыл
угнетения женщин мужчинами, захватившими власть и в обществе, и в культурной
практике.
Однако если настаивать на равенстве в культуре обоих полов, то в конечном
итоге придется сделать вывод об их взаимной необходимости друг другу, как это
в течение многих тысяч лет происходило и в матушке-природе, и в человеческой
цивилизации. Гендеры же “мужественности” и “женственности” вполне могут
обходиться друг без друга. При этом женский гендер в постиндустриальном
обществе выражает интересы не только милых дам как таковых, но
последовательно указывает на скрытые в современной цивилизации ненавистные им
очаги патриархально-маскулинных установок. В их числе, наряду с разделением
труда и сфер общественного производства на традиционно “женские” и “мужские”,
оказываются абстрактно-технологическое понимание науки и самого познания,
приоритет в общественном мнении фаллической “мужской” объективности,
недопустимость размывания границ между полами, а также между телом и психикой
(последнее возможно, кстати, только при условии психического нездоровья) и,
что самое характерное, иерархический принцип подчинения молодых старшим.
Последнее указывает, что теоретики феминизма представительствуют от некоей
ювенильной социальной группы (или полагаемой обществом незрелой), и эта
группа стремится поставить под сомнение сам принцип субординации, на
основании которого формируются правовые государства.
Нельзя не заметить, насколько подобные идеи, полагаемые феминистской мыслью в
качестве сущностных для женского гендера, противоречат самим основаниям
западной христианской цивилизации. Радикальный феминизм занял воинствующе
антихристианскую позицию, считая Бога-Отца и тем более Иисуса Христа едва ли
не “главными” в культе западного мира носителями мужской репрессивности. Ведь
принципы “вертикальной” иерархии не только укоренены в структурах
государственной власти, в законах познания (от конкретного к всеобщему), но и
традиционно указывают на метафизическую природу “восходящих” цивилизационных
устремлений человеческой личности — устремлений к совершенствованию мира и
себя.
В качестве же новаторской и позитивной программы радикальными феминистками
утверждаются (см. статью В. Аристова “Советская “матриархаика””):
— перспективы новейших биологических технологий (нетрудно заметить, что при
отлаженном клонировании потребность в мужчинах значительно уменьшится);
— женское “тайное” и “мягкое” руководство и управление, не очевидные для
рациональности и с трудом поддающиеся пониманию (в отличие от
легитимнооткрытой и в идеале правовой власти мужчин);
— виртуализация отношений между людьми;
— изменение самой стратегии познания путем замены продленных во времени
рациональных суждений наглядной демонстрацией самой материальности объектов
мышления;
— изменение представлений о “нравственном”, возникшее по причине публичного
обнажения самого интимного и сокровенного в человеке;
— утверждение ювенильности как главной ценности внешнего облика и
психологических особенностей личности (и так далее).
Становится очевидным, что радикальный феминизм по сравнению с традиционным
социал-демократическим существенно изменил целеполагание. Вместо реальной
планомерной работы в обществе по улучшению жизни и социального положения
женщин на первый план для феминисток постмодернистской эпохи вышла разработка
стратегий познания и изменения — в самом широком смысле — системы ценностей в
западной цивилизации. Не утруждая себя вопросом, может ли вообще существовать
в культуре институт науки, если само знание различается по гендерному
признаку, феминистки настаивают на подлинности “своего”, женского, способа
познавать мир (с последующим весьма напористым намерением его переделать).
Суть “женского познания” отчетливо сформулировала одна из “классикесс”
радикального феминизма, Люс Иригарэ, в трудах “Этика сексуального различения”
и “Размышление о другой женщине”. Л. Иригарэ, признавая только мышление
чувствующего тела, последовательно девальвирует “мужские” апории познания,
такие, как способность к абстракции, дистанция, ясность (освещенность),
позволяющие человеку выстраивать символическую систему обладания “другим”, с
которым женщина себя отождествляет и против чего протестует, видя в этом акт
насилия. “Но если наше присутствие прежде всего обеспечивается нашей
видимостью для других, то невидимость равна смерти. Однако существует
несколько ситуаций, при которых нас ощущают, не видя. Такой ситуацией
является внутриутробная жизнь, до рождения. Мать знает о нашем существовании
еще до того, как она (или кто-либо еще) нас видит” (Цит. по: Аристархова И.
Ослепляющий взгляд теорий репрезентации).
Не случайно Стивен Хит, интерпретатор и популяризатор учения Ж. Лакана,
считает, что “феминное” проявляет себя в культуре согласно фрейдовской
концепции “темной”, “размытой” женской сексуальности, неподвластной
символизации (для которой необходим фаллос). Поэтому — по теории радикального
феминизма — собственно “феминное” начало представляет крайне исторически
отдаленные от нас пласты сознания: их генезис восходит к архаике до-эдиповой
эпохи. При этом “до-эдипова эпоха” не является термином, указывающим на
конкретный исторический период. Просто в соответствии с одним из
основополагающих постулатов фрейдизма так обозначается эра пралогического,
еще не знавшая Эдипова комплекса. Именно он, по мнению сегодняшних
продолжателей мифотворческого дела Фрейда, Юнга и Лакана, способствовал
формированию гендера маскулинности с присущим ему рациональным познанием,
которое, в свою очередь, позволило мужчинам установить господство над
женщинами, захватив (даже на уровне пола!) лидерство в западной цивилизации.