Каталог :: Социология

Реферат: Социология менеджмента

Социология современного менеджмента — социологическая дисциплина, изучающая поведение руководителей и подчиненных в рамках отдельно взятой организации, а также отношения и взаимодей­ствие больших социальных групп, связанных с управлением, например управленческих элит, в масштабах целого общества. Предмет этой дисциплины во многом совпадает с предметом общего менеджмента, а еще точнее, его подраздела — управле­ния персоналом. Однако методы этой дисциплины, способ анализа, концептуальные подходы позаимствованы из социо­логии. Такое соединение оказалось крайне плодотворным, по­скольку в социологии менеджмента удалось обнаружить такие фундаментальные тенденции и закономерности в развитии об­ществ и соответствующих им систем управления, такие формы и особенности социальной иерархии, социальной стратифика­ции и структуры человеческих отношений, которые в социо­логии обычно обходят стороной, а в менеджменте, в силу его практической направленности на решение технико-организа­ционных вопросов, совершенно не затрагиваются.

В сферу пересечения социологии и менеджмента попадают такие дисциплины, или тематические области, как социология менеджмента (управление персоналом и мотивация поведения, принципы, структура и стиль управления), социология органи­заций (структура власти и бюрократия), социальное управление (принятие решений, социальные программы и социальные техно­логии), социология труда и ее составная часть — индустриальная (заводская) социология, имеющая дело с практическими внедре­ниями, организацией, условиями и дисциплиной труда, примене­нием новых форм организации труда (гуманизацией труда), эко­номическая социология, описывающая поведение социальных групп в рыночной ситуации, социальная инженерия, деловые игры, управленческое консультирование и многие другие направле­ния, имеющие теоретическое и прикладное назначение. Союз двух дисциплин, или двух направлений мысли, — со­циологии и менеджмента — порожден и востребован самой жизнью. Цивилизованные рыночные страны, скажем США или Япония, в значительной степени преуспели в техническом прогрессе, потому что прежде всего очень четко и правильно определили стратегические ориентиры развития своего общест­ва и философию своего менеджмента. Они попытались отве­тить на главные вопросы, прежде чем взялись за решение вто­ростепенных — какой тип управления лучше всего соответству­ет национальным и культурным особенностям страны, как может система управления помочь самовыражению личности, развитию социального и культурного потенциала нации, какой тип менеджера выражает менталитет нации. Решая первостепенные задачи, передовые нации стремятся развивать не столько техническое и естественное знание, сколько гуманитарное и социальное. В самой развитой стране мира США социологию преподают в 250 университетах и кол­леджах. С тех пор как в 1892 г. в Чикагском университете был открыт первый в мире социологический факультет, четыре полных поколения американцев, а это десятки миллионов че­ловек, прошли школу социологического мышления и психоло­гии человека. Уже в 60-е годы социологов в США было боль­ше, чем во всех других странах, вместе взятых. В 19ЯО г. и США было 200 тыс., а в СССР — только 5 тыс. психологов. В Запад­ной Европе, Японии и США самым перспективным является не естественное, а гуманитарное образование. Первые школы менеджмента и бизнеса возникли в США еще в 80-е годы XX в. Сегодня в 600 школах бизнеса препода­ют социолог 1ю, право, экономику, психологию, философию. Таким образом, несколько поколений американских менедже­ров имеют профессиональную подготовку в области человеко и обществознания, финансов и менеджмента. Количество тео­рий и эмпирических исследований, проведенных американцами в сфере управления персоналом, мотивации и стилей, руково­дства, превышает если не миллионы, то многие сотни тысяч — и не только на прикладном, но и на фундаментальном уровне знания. Будущие управленцы изучают не только право и эко­номику, но и социологию, психологию, антропологию. Спрашивается: зачем нужно американцам или японцам тра­тить миллиарды долларов на подобное образование? Окупаются ли расходы? Социальные науки изучают структуру и динамику общества, законы поведения и взаимоотношения людей. Их цель — помочь людям создать стабильное и процветающее об­щество. И в этом США преуспели, как ни одна страна мира. Вес ныне живущие американцы изучили в школе или вузе ос­новы строения своего общества и правила управления поведе­нием людей. Это единственное государство, не знавшее в XX и. войн, социальных потрясений и масштабных революций. Дело не только в экономическом прогрессе. Он давно уже измеряет­ся социальными целями, задачами, критериями. В США одна из самых эффективных систем социальной поддержки населе­ния, состоящая из десятков и сотен программ помощи семье, малообеспеченным слоям населения, безработным, пенсионерам и другим категориям. А на другом полюсе находится Россия, где в конце XIX — начале XX вв. была предпринята попытка создать высокоэф­фективную систему преподавания общественных наук, но по ряду причин из этого ничего не получилось. На протяжении более 70 лет вместо социальных наук в школе и вузе молодое поколение снабжали абстрактными знаниями о закономерно­стях мировой революции и законах классовой борьбы. В ре­зультате мы больше знаем о том, как разрушать, а не как со­хранять общество. На территории нашей страны прошло не­сколько войн и революций, создана самая тоталитарная за всю историю человечества политическая система и самый неэффек­тивный механизм социальной защиты населения. Наши руководители и политические лидеры, не получившие фундаментальных знаний по социальным наукам, не могут по­строить процветающую экономику и эффективную систему управления. Они просто не знают, что это такое. Да и профес­сиональных школ менеджмента для них не было создано. В соот­ветствующих вузах и на курсах повышения квалификации руко­водителей в советское время больше изучали принципы марксиз­ма-ленинизма, говорили о всестороннем развитии личности, демократическом централизме и гораздо меньше о структуре организации, функциях управления, концепциях мотивации, вертикальном продвижении, сопротивлении людей нововведе­ниям, а уж о мафии, закрытых группах и вырождении управ­ленческих элит и речи не было. Таким образом, за многие годы существования администра­тивной системы советского типа социология менеджмента не сформировалась. Руководителям не говорили правду о поведении подчиненных, и наоборот. Коррупция, тактика обхода за­конов, девиантное поведение, злоупотребления служебным по­ложением, рестрикционизм и саботаж считались чертами, при­сущими капитализму и его системе управления. Сегодня и Рос­сии тоже капитализм, стало быть, у нас существует такая система управления, которая свойственна ему. Называется она менеджментом, и законы его функционирования сильно отли­чаются от законов административной системы, свойственной нерыночному обществу. Надо знать нс только светлую, но и темную сторону управления, не только то, что разные его фор­мы дают людям, но и то, что они отбирают у них. Менеджмент — очень емкое понятие. Оно обозначает функции, методы, принципы и приемы руководства людьми в самых разных организациях — коммерческих и некоммерче­ских. Менеджмент подразумевает определенную категорию людей, получивших профессиональное образование в сфере управле­ния и практически занимающихся руководством. Менеджмент — область знания, самостоятельная дисциплина, имеющая свои традиции, научные школы, предмет и методы исследования. Многое он почерпнул из экономики, кибернетики, математики, психологии и социологии. Наконец, менеджмент — это соци­альный институт и специфическая субкультура, обладающая собственными ценностями, нормами, духовными и мировоз­зренческими ориентирами. В основу концепции настоящей книги положено разграни­чение трех фундаментальных категорий: управления, менедж­мента и административной системы. Менеджмент относится к западной культуре и описывает управление в рыночном обществе. Административная система, напротив, присуща скорее восточной культуре и характеризует нерыночное общество. Наконец, понятие управления, пони­маемое в узком и широком смысле, характеризует всякое чело­веческое общество независимо от исторической эпохи, типа культуры и экономического уклада. Управление выступает предметом изучения многих наук, в том числе и естественных. В самом общем виде управление предстает как целенаправленный, планируемый, координируе­мый и сознательно организованный процесс, способствующий достижению максимального эффекта при затрате минимальных ресурсов, усилий и времени. Социология избрала свой угол зрения на управление, она изображает его в виде пирамиды со­циальных отношений. С социологической точки зрения управление представляет иерархическую систему отношений людей, основанную на различиях и должностном положении, статусе, доходах, диапазоне властных полномочии. Управление как универсальное явление находит свое техни­ческое воплощение в том или ином типе организационной структуры — линейной, линейно-штабной, матричной, на ко­торые накладывается социальная и культурная специфика об­щества. Техническая машина, назовем так тип организацион­ной структуры, призванная двигаться по наиболее эффектив­ному маршруту, вдруг начинает отклоняться в сторону, сползать на обочину, крениться в кювет. Когда специалист на­чинает анализировать ситуацию, то оказывается, что в предпи­санные наукой рецепты управления человек со свойственным его национальности менталитетом вносит множество наруше­нии, приспосабливает безличное орудие под свои личные, час­то корыстные интересы. Самый древний тип структуры управления — линейный. В XX в. появился новый тип — линейно-штабная структура, включающая наряду с соподчиненными по иерархии руководи­телями еще и штаб специалистов-консультантов. Во второй по­ловине XX в. появляется еще один тип структуры управления — адхократия (матричная структура). Она состоит из временных рабочих групп, которые после решения конкретной задачи пе­реформировываются. На Западе назначение работника на должность — нечто производное от его функциональных и профессиональных ка­честв. Независимо от того, имеется у кандидата базовое обра­зование или он является всего лишь практиком, деловые каче­ства ценятся в первую очередь. Ни родственные связи, ни зна­комства не защитят от увольнения, если менеджер не наладил производства или отношений с людьми. Рыночная система сортирует качественный и некачествен­ный продукт, вознаграждая труд по конечным результатам. Так происходит в Менеджменте, но не в Административной систе­ме. Руководитель — лицо при должности. Его можно назвать "власть предержащим", а если учитывать круг выполняемых обязанностей, то — функционером. Но менеджером в точном смысле этого слова назвать его нельзя. Руководитель — составная и неотъемлемая часть "бюджет­ной экономики". Это понятие впервые употребил Макс Вебер. С его помощью он обозначал самые разные формы хозяйство­вания — от первобытного домовладения (семейное хозяйство), феодального поместья лорда, ремесленных цехов в средневеко­вье, античных эргастерий (государственных ремесленных мас­терских) до современной социалистической экономики. У столь разных форм есть общее свойство: отсутствие свободно­го, т.е. наемного, труда. Производители здесь не являются соб­ственниками, но в то же время они не находятся в собственно­сти у других лиц. У них особый статус — они на службе. Долгое время, с XV по XX вв., в России формировалась и крепла ад­министративная система. Руководящие посты давали за службу и по распоряжению свыше. Хотя кормились управленцы, будь то дворянство, чиновники или низшие и исполнительские чи­ны, за счет местного населения. Налог и поборы составляли ту часть государственного бюджета, которая шла на оплату их жа­лованья. Руководящие посты так и назывались "жалованными". Западные менеджеры — лица наемного труда, восточные руководители — так называемые служилые люди. Судьба и благосостояние первых зависят от экономического положения фирмы, а судьба вторых от них самих не зависит, их судьба и благосостояние зависят скорее от судьбы социальной группы, руководящей бюрократии в целом. Только изменение роли бю­рократии в обществе способно как-то повлиять на судьбу от­дельных ее представителей. Бюрократ уходит с исторической сцены вместе с уходом всего класса или группы. А до тех пор групповая солидарность держит его на плаву. "Евразийский" тип бюрократа, сочетающий в себе черты за­падноевропейского предпринимателя и стереотипы провинци­ального обывателя, жадного до власти и престижа, пережил все исторические катаклизмы. После Октябрьской революции к нему добавились черты идеологического доктринера. В середи­не 20-х годов русский ученый А.К. Гастев писал о том, что сильна "идеологическая рутина" — ехать в Москву за чинами н теплой должностью. В "старый насиженный центр" со всех концов России и в XIX, и в XX вв. слетались люди, чтобы познакомиться с влиятельными персонами, по дружбе вы­бить себе хорошее назначение или какие-то субсидии, по­ступить в университет пли, наконец, выгодно жениться. "Чиновничья культура", продолжает Гастев, густо замешена на наших давних традициях "попрошайничества у государства", традициях, которые особенно активно развивались купечеством и прослойкой городских мещан. Времена меняются. Ныне сформировался одноликий тип управленца, лишенный социальных и географических различий. Хотя остались различия исторические, типовые. Социологи вы­деляют так называемые поколенческие типы руководителей. Первое поколение советских управленцев (20-е годы) составляли профессиональные революционеры, бывшие рабочие-подполыцики и кадровый пролетариат дооктябрьского периода, уволенные в запас из рядов Красной Армии, сельские активисты. Второе поколение (30—50-е годы) — это "борцы за выполнение директив", "командиры производства", выдви­женцы партийных органов и комсомола. Их характеризуют среднее образование, инициативность, компетентность, прак­тический опыт, дисциплинированность. Их жизненное кредо: "знать дело до последней мелочи, знать дело лучше всех, не до­верять ни слову, ни бумаге". Именно второе поколение зало­жило фундамент Административной системы. Современное поколение советских руководи­телей 60—80-х годов, поколение, если можно так выразиться, "доперестроечное", отличается особой психологией, в которой к утраченным в юности романтическим иллюзиям примешан па­фос ничегонеделания и привкус горького сарказма. Старые и молодые бюрократы от управления едины в том, что у них как бы нет возраста. К потере регионально географической специфики сейчас добавилась также историческая, или возрастная, безликость. Идеология запретомании создастся благодаря именно таким управленцам, они не умеют или не хотят критиковать "значи­мых других" (свое начальство) и не любят, когда их критикуют "незначимые другие" (подчиненные сослуживцы). Постсоветский тип руководителей, рожденный •экономическими реформами 90-х годов, можно назвать кри­зисным. В социокультурном плане это поколение самое разно­шерстное, его ряды пополняют старые кадры советской но­менклатуры, разночинцы — выходцы из разных слоев постперестроечной интеллигенции демократического толка, прежде не имевшие высоких должностей, криминальные и полукриминальные элементы, молодое поколение (до 30 лет) российского среднего класса. Сегодня можно говорить только о культуре кризисного об­щества, в которой происходит ломка всех старых ценностей и активный, часто безуспешный, поиск новых идеологических ориентиров. Помочь разобраться в непростой ситуации и при­звана в том числе социология менеджмента. Мы уже познакомились по многочисленным учебникам, изданным в стране и представляющим часто механическую копию зарубежных ана­логов, с тем, как подбирать и оценивать персонал, как запол­нять резюме и устраиваться на работу, как беседовать с работо­дателем и лучше рекламировать себя, как составлять сплочен­ный коллектив и многими другими западными премудростями. Осталось дело за малым — внедрить западные рецепты на род­ную почву, где они почему-то не очень успешно приживаются. Вероятнее всего, эта малость имеет не технический, организа­ционный или экономический, а какой-то более глубинный ха­рактер, кроющийся и в нашем историческом прошлом, и в на­шей культуре. Являясь причиной социального и экономического развития, менеджмент постепенно принимает институциональную форму. Менеджмент — это не только определенная социальная группа людей, занятых управлением, но и важнейший общественный институт, поэтому он встроен в политическую систему, вклю­чен в механизм распределения власти и занимает в нем ключе­вое место. Менеджмент, наконец, обладает сильной, можно сказать, исключительной укорененностью в национальной и культурной почве.