Каталог :: Религия и мифология

Реферат: Свенский монастырь

                                Содержание                                
U       Возникновение монастыря
U       Из истории построек
W       Успенский собор
W       Церковь Антония и Феодосия
W       Сретенская церковь
W       Спассо-преображенская церковь.
W       Колокольня или церковь
W       Домик Петра I
W       Схема Свенского монастыря XVIII
U       Передача монастыря Киево-Печорской Лавре
U       Оглядываясь назад
U       ХХ век
U       Послесловие
Список использованой литературы
                         Возникновение монастыря                         
Свенский монастырь является одним из самых древних и известных монастырей в
России. Обитель находится в трех с половиною верстах от областного центра.
Монастырь расположен против места впадения в Десну реки Свини (Свени),
вследствие чего до половины XVIII столетия назывался Свинским. Но затем ввиду
явной неблагозвучности его во всех официальных документах стали означать
Свенским. Выбранное место оказалось более чем удачным: с одной стороны -
серебристый изгиб сверкающей реки, окаймленной золотистой кромкой песчаного
пляжа и туманными контурами Брянска, с другой - низкий зеленый луг с
отдельными купами верб и редкими могучими дубами.
Любого путника впечатляет даже вход в монастырь с северной стороны. Он сделан
с отступом таким образом, что перед двумя башнями и надвратной церковью
образовалась довольно обширная площадка. Такой вход был выгоден для обороны,
так как давал возможность обстрела незваного гостя с трех сторон. И чем
больше знакомишься с этой жемчужиной, тем более удивляешься этому сплаву
сказочности и действительности...
Своим возникновением Свенский монастырь был обязан явлению чудотворной иконы
Пресвятой Богородицы и великих Печерских чудотворцев Антония и Феодосия.
Произошло это чудо в далеком XIII веке, когда брянский князь Роман Михайлович
("Старый") неожиданно стал слепнуть. Прослышав об иконе, исцелявшей недуги и
находившейся в Киево-Печерской Лавре, послал за нею архимандрита. Петровского
монастыря с монахами. Получив заветный дар, брянцы поплыли обратно. Но вдруг,
как гласит старинное сказание, "стала ладья на едином месте среди реки Десны;
гребцы немогуще загрести ни горе, ни в низ". Пришлось заночевать на берегу.
Утром проснувшиеся монахи с ужасом увидели, что икона из лодки исчезла. В
поисках исходили все побережье, пока не нашли ее среди ветвей огромного дуба,
стоящего против реки Свини.
Эта икона, размером 68 на 42 см, изображала Пресвятую Деву, Матерь Божию,
восседавшей на золотом троне и Державшей на коленях Предвечного младенца,
поднявшего руку для благословения. По обеим сторонам трона, на особых
возвышениях стояли Печерские чудотворцы: с правой стороны Феодосии, с левой.
- Антоний. На свитке у преподобного Феодосия было начертано:
"Владыко, Господи Боже... возгради дом Пречистыя своея Матери мною, рабом
твоим Феодосией, его же утверди недвижимо до дне суда Твоего страшного в
хвалу и славословие Тебе". На свитке Антония можно было прочесть: "Молю, убо
вы, чада, держимся воздержания и не ленимся; имами в сем Господа помощника".
Предание гласит, что Свенская икона была писана преподобным Алипием, который
учился живописи у константинопольских художников, около 1088 года
расписывавших Софийскую церковь Киево-Печерской Лавры.
Прослышав о новом чуде привезенной иконы, князь Роман Михайлович с родными,
приближенными боярами, епископом и монахами пешком отправился к реке Свини.
Подойдя к дубу, помолился и воскликнул со слезами: "О, Пресвятая Владычица,
Госпожа, Дева, Богородица! Услыши глас молитвы моей и дай прозрение очима!".
И в тот же час прозрел, став видеть лучше прежнего. После горячих
благодарственных молитв счастливый князь вместе с присутствующими мужчинами
стал собственноручно заготавливать лес для постройки святой обители. Дуб же,
на котором отыскалась чудотворная икона, был разделен на части и роздан
желающим. Позднее на месте явления иконы поставили каменный столб, украшенный
копией этой иконы.
Но отнюдь не легендой является тот факт, что Свенский монастырь был основан
князем в 1288 году. Стоявший на подступах к Брянску, он был свидетелем
малоизвестного в подробностях княжеско-дружинного строя в пределах древнего
вятичского края. Такой немаловажный исторический факт подтверждался древним
списком (копией) с иконы Свенской Божьей Матери, на котором в свитке,
державшемся чудотворцем Феодосием, были начертаны слова: "Окладывана в лето
шесть тысяч семъсотное и девяносто шестое (1288) благоверным князем великим
Романом Михайловичем и благоверною княгинею Анастасиею, месяца септемврия, в
26 день на память Иоанна Богослова" Построенный деревянный храм в честь
Успения Богородицы стал центром пустынножительной обители, на обустройство
которой Романом Михайловичем было выделено достаточно злата и серебра.
Впоследствии в этом храме и был погребен сам основатель монастыря. Обитель
была заселена 70 монахами, обнесена валом и частоколом из заостренных бревен.
С переходом Брянска в состав Московского государства Свенский монастырь,
благодаря своей чудотворной иконе и положению культурного центра в древней
брянской округе, быстро стал обителью незаурядной. Московское правительство
по достоинству оценивало его значение в деле укрепления границ Русского
государства. Поэтому цари, Иван Грозный, Федор Иоаннович, Борис Годунов,
Михаил Федорович, Алексей Михайлович, Федор Алексеевич, Петр I, императрица
Елизавета Петровна, патриархи Филарет и Иосиф, бояре Юрьевы, Романовы, Нагие
и др. всячески содействовали укреплению монастыря, наделяли его вкладами и
обеспечивали льготами. Особенно был щедр набожный Иван Грозный, надеявшийся
богатыми вкладами замолить свои личные утраты и злодеяния.
Первым был вклад в 40 рублей после смерти в 1560 году любимой супруги
Анастасии Романовой. Внесенная сумма по тем временам была немалой, судя по
тому, что боевой конь стоил 15 рублей. Последними были вклады на помин души
царевича Иоанна Иоанновича, убитого самим Грозным.
В последующие годы Свенский монастырь несколько раз подвергался разорению. В
1583 году при нападении на Брянск отряда витебского воеводы Паца сгорели все
монастырские деревянные строения, иконы, книги и жалованные грамоты.
Скрывшиеся в лесу игумен с монахами успели унести с собой лишь чудотворную
икону.
Не успел монастырь оправиться от нападения литовцев, как его постигла новая
беда... Смутное время оказалось самым тяжелым периодом в истории этой святой
обители. Во время продолжительной осады города в 1607 году монахи с жителями
испытывали страшный голод. И вместе с тем история повествует, что наряду с
другими во главе патриотического движения горожан стояли свенский игумен
Корнилий и протопоп Покровского собора Алексий, призывавшие жителей к
самоотверженной обороне города и его святынь, терпению при перенесении
бедствий и мужественной борьбе на крепостных стенах. Эти два старца и
строитель Свенской обители Варсонофий украсили своими подписями знаменитый
акт об избрании в 1613 году царем Михаила Федоровича Романова.
С окончанием военных действий монастырь постепенно оправился. Ему были
пожалованы при новом царе бобровые гоны в окрестных лесах, в 1630 году -
большая икона Иоанна Предтечи, от князей - серебряные и медные сосуды,
значительное количество печатных и рукописных книг, среди которых назывались
Четьи Минеи, Евангелие, "Поучительные слова Иоанна Златоуста", книги для
пения с нотами.
     Из истории построек
                             Успенский собор                             
     
Первым каменным зданием в окрестностях Брянска был Успенский собор Свенского
монастыря, построенный во времена Ивана Грозного. Это было монументальное
пятиглавое здание, не уступающее по размерам собору Мичурина, построенному в
середине XVIII века.
Строительство собора было связано с именем царя Ивана Грозного. Готовясь к
Ливонской войне и к воссоединению с Россией украинских и белорусских земель,
он укрепляет границы Русского государства. Свенский монастырь был и крупной
крепостью, и важным религиозным центром, обладавшим такой святыней, как
знаменитая икона Свенской богоматери. Набожный царь не раз жаловал
монастырскую братию щедрыми вкладами. В центральном государственном архиве
древних, актов в Москве хранится вкладная книга монастыря, которая начинается
с записи 1561 года. В этом году по случаю смерти горячо любимой царем жены
Анастасии был сделан вклад в 40 рублей. Это была большая сумма. Отличный
боевой конь в те времена стоил 15 рублей.
В следующем году царь присылает 20 рублей вклада по случаю смерти своего
слабоумного брата Юрия, а в память о смерти князя Дмитрия Вишнецкого
монастырю жалуется сельцо Студениково с шестью деревнями в Белевском уезде.
Основные же владения монастыря были расположены в Брянском уезде. В 1565 году
монастырь получает 50 рублей по случаю смерти дяди царя Василия Глинского.
Щедрые дары царя и старые монастырские богатства позволяли развернуть
строительство монументального собора. Собор строился тверским зодчим
Гавриилом Маковым. Строительство началось, вероятно, в начале 60-х годов. В
1564 году во вкладной книге собор упоминается уже как существующий, так как
князь Иван Федорович Мстиславский - потомок Мглинско-Мстиславских князей,
дарит собору 50 рублей денег "да к соборной церкви к каменной трое дверей
железных". Одна из створок этик ворот из кованного узорного железа и поныне
хранится в музее Коломенское в Москве. Недавно обнаружены и переданы в
Брянский областной историко-революционный музей еще две створки ворот. После
реставрации они будут выставлены в экспозиции.
Здание собора было четырехстолопным, трехаспидным на подклети. С трех сторон
его окружали галереи - паперти. Царь Иван до конца своих дней не забывал о
монастыре и монахах, которые должны были замаливать как личные утраты царя,
так и его злодеяния. Особая сумма в 100 рублей была внесена в монастырь "по
сыне своем по царевиче по князе Иване Ивановиче" в 1582 голу после его
убийства. Вплоть до своей смерти царя мучил призрак загубленного им сына, о
чем свидетельствуют щедрые вклады на помин души царевича: золотая корона с
каменьем и жемчугами для иконы богоматери, золотые цаты, иконы в роскошных
окладах, "три платка золотых" ценой 105 рублей, колокола весом в 40 и в 200
пудов. Чтобы облегчить свою душу царь в течение ряда лет держал икону
Свенской богоматери у себя в Москве. В 1583 году он все-таки "отпустил" ее в
Свень, пожаловав 107 рублей.
Мучали царя сотни и тысячи "опальных и убиенных" им русских людей. Огромную,
по тем временам сумму в 650 рублей, 6 образов в ценных окладах, 27 книг и
тарханную грамоту, освобождавшую монастырь от всех налогов, жалует на помин
души погибших. Благодаря царским дарам снова был отстроен монастырь и
обновлен собор, пострадавший во время польского набега в Ливонскую войну.
Щедрое пожалование монастырь получал и от преемников Ивана Грозного, хотя и
не в таких размерах. В тяжелые годы смутного времени монастырь и собор опять
были сожжены поляками. Последним бедствием для него оказались набеги поляков
во главе с Пацем и крымских татар в 1660 годах. В конце XVII века в соборе
создается новый иконостас, перенесенный позже в барочный собор. Однако, его
здание обветшало, треснули и начали распадаться своды и стены.
В 1744 году путешествовавшая императрица Елизавета Петровна посетила Свенский
монастырь. Успенский собор она застала в полуразрушенном состоянии и
пожаловала на строительство нового храма 6 тыс. рублей золотом. Так началась
новая глава в истории памятника архитектуры. В соответствии с царским указом
от 3 апреля 1748 года деньги поступили в монастырь.
Успенский собор был заложен на высоком, ровном и безопасном месте в центре
монастыря (старый храм стоял на косогоре, что способствовало его разрушению),
3 мая1749 года свенские монахи направили в Киев прошение о разрешении
строительства соборной церкви, сообщив при этом, что материалы для работ
заготовлены. Возле монастыря начали выдавать продукцию громадные для своего
времени кирпичные заводы.
Имя архитектора, по проекту которого возводился Успенский собор, долгое время
вызывало споры. Назывались имена крупнейшего представителя русского барокко
Растрелли, московского архитектора И. Мичурина. Документы Центрального
государственного исторического архива Украины позволяют утверждать, что уже в
1744 году И. Мичурин представил на рассмотрение проект и модель собора. Они
оказались выдержаны в духе лучших традиций древнерусского зодчества. 30 июля
1749 года собор был заложен. Руководил строительными работами архитектор
Иоганн Битнер.
Во время строительства возникли непредвиденные сложности. Новый наместник
монастыря Гервасий нашел, что уже возведенные каменные столбы были обрублены,
и само здание "перепорчено". Потребовалась, говоря современным языком,
экспертиза проекта. И в начале 1752 года планы и модель собора отправляются в
Петербург к оберархитектору Растрелли. Заключение специалистов оказалось
однозначным: "переправки учинены весьма безрассудно ... по опасности того
строения". Вскоре Гервасий получил отставку, постройкка вновь была
переделана, а дальнейшие работы велись строго по проекту И. Мичурина.
Архитектор И. Битнер стремился наверстать упущенное. Он ежедневно требовал на
строительство до двухсот каменщиков, столько же кирпичников, четыреста пеших
и до двухсот конных рабочих. Его рвение было настолько велико, что свенские
монахи в мае 1753 года послали на архитектора жалобу. В июне 1756 года
"церковь постройкою возведена до кровли и своды закреплены". Но к этому
времени И. Битнер умер. Руководство строительными работами было доверено
крепостному архитектору Киево-Печорской лавры Кондрату Стефанову, который в
основном их завершил к осени 1757 года. В конце следующего года синод выдал
грамоту на освящение церкви.
Трудом тысяч крепостных за десять лет над зелеными крутыми берегами
красавицы-Десны были подняты красные стены собора, увенчанные пятью огромными
барабанами, несущими купола, центральный из которых был позолочен в 1800
году, и главы с крестами. Величественное архитектурное сооружение имело в
длину пятьдесят два с половиной аршина (свыше 37 метров) в ширину - сорок два
с половиной аршина (более 30 метров). Собор украшали древние железные двери
середины XVI века, отличающиеся интересной художественной работой.
Внутри храма находился величественный семи ярусный иконостас XVII века с
крупными резными фигурами вверху. Он был перенесен сюда из старого Успенского
собора. Тонкая и сложная резьба раннего малороссийского барокко представляла
значительный художественный интерес. Специалисты отмечали деревянную резьбу
фриза над западными дверями, представляющую собой редкий образец старинной
скульптуры, резьбу древнего игументского места конца XVI века или начала XVII
века. Известно, что многие живописные работы в соборе выполнены крепостным
художником Кириллом Холодовым, доставленным в Свенский монастырь из Киева
закованным в кандалы. На помощь художникам в Свень были направлены и многие
живописцы Киено-Печорской лавры. Монументальный, стройный Успенский собор,
господствовавший над окрестностями, чьи изящные купала были видны издалека, а
богатая внутренняя и наружная отделка отличалась высокой художественностью,
был подлинной жемчужиной Свенского монастыря. К сожалению, время и люди не
пощадили этот выдающийся памятник архитектуры. К XIX веку собор обветшал, в
двадцатые годы был взорван "безбожниками", чья бездуховность, агрессивная
нетерпимость к инокомыслию, вера в свою непогрешимость, в то, что не наступит
"судный день" для тех, кто "предал отца святого" и сегодня затрудняют
движение по пути духовного очищения.
                        Церковь Антония и Феодосия                        
     
При Иване Грозном, кроме Успенского собора, был выстроен второй каменный храм
- церковь Антонии и Феодосия Печерских. Возводила ее артель во главе с
мастером "Гавриилом Дмитриевым сыном Маковым, тверитином". Не простояв и ста
лет, в 1677 году этот храм обрушился по ветхости, а затем был восстановлен с
некоторыми изменениями первоначального облика. Даже такое событие, как
разрушение церкви, монастырские летописцы использовали для прославлении
"чудес" знаменитой иконы: "В 185 (1677), ноября в 20 день, теплая каменная
церковь преподобных отцов Антония и Феодосия Печерских разрушилась, но
царские двери и святые иконы найдены в алтаре нисколько не поврежденными".
Вся церковь была расписана на сюжет чудес иконы Свенской Божьей матери,
потому и сам храм именовался церковью Свенской Божьей матери.
В одном из описаний говорилось: "...церковь Антония и Феодосия Печерских
чудотворцев каменная же с трапезою; а в трапезе печь израсчатая, зеленая, да
у той же церкви приделана подкеларская, а под церковью и под трапезою два
погреба, да хлебня. Церковь и трапеза покрыты тесом, а на церкви одна глава
покрыта белым железом. Кроме иконописания, особых дорогих украшений в этой
церкви не было".
Первоначальный план церкви представлял сосбой прямоугольник с полукружной в
грань алтарной абсидой, папертью с ризницей на западе и трапезной на востоке.
Интересно, что вопреки общему правилу древние зодчие построили алтарную часть
храма не на восток, а на юг. В его архитектуре отразились формы московско-
суздальского зодчества. Особенно характерна в этом отношении главка с изящным
декором барабана. До XIX столетия церковь выполняла роль монастырской
трапезной, а позднее, когда была возведена отдельная трапезная, - роль
теплого храма, в котором была старинная изразцовая печь.
В 1681 году, через четыре года после разрушения, церковь Антония и Феодосия
удалось восстановить. В 1806-1807 гг. были сделаны пристройки к трапезной и
расширенны ее оконные проемы, 1817 году тесовая кровля замена железной, а в
1832 году прежний вход переделан в ризницу и с севера пристроена паперть. Все
эти переделки значительно изменили облик храма.
Церковь Антония и Феодосия, бесстолпная, одноглавая, скромная и даже суровая
по своему облику, украшалась декоративным барабаном, а поверхность купола
окаймлена килевидной аркатурой. Своеобразным был декор наличников окон
второго этажа, а верхняя часть основного нефа обработана заковарами. Она была
сооружена из кирпича, на бутовых фундаментах, а позднее в XIX веке
оштукатурена.
До наших дней церковь Антония и Феодосия дошла в руинах. Как и Успенский
собор она была разрушена в 1928 году. Сохранились лишь часть подклети и стен.
Реставраторы разобрали и очистили руины и сейчас, изучая сохранившиеся
элементы, можно узнать немало интересного об особенностях древнего
строительства.
                            Сретенская церковь                            
     
Легким и жизнерадостным настроением выделяется Сретенскойской надвратной
церкви о трех главах. Точное время ее постройки неизвестно. В рукописи
монастырском сказании говорится, что она возведена при царе Петре в 1690
году, а из сдаточной описи 1681 года видно, что в то время Сретенская церковь
уже существовала. В книге кладов она упоминается даже под 1678 годом.
"Церковь Сретенская устроена на том месте, где ослепший великий князь Роман
Михайлович, шедший из Брянска со освященным собором к чудотворной явленной
Печорской иконе Божьей матери, по молитве, получил первое облегчение от
болезни и слепоты и узрел стезю; и где в память этой милости Господней
поставлен был крест", - утверждалось в сочинении архимандрита Иеорофея
"Брянский Сиенский Успенский монастырь".
В 1827 году церковь перенесла сильный пожар, сгорели "верхи, крыша и главы".
Пришлось их делать заново, "поправлять стены", заливать вновь своды. В 1883
году был расписан северный фасад вместе с примыкающей к нему оградой. С
восточной стороны в это же время пристраивается каменное помещение для
привратников. Под церковью существовал погреб "для поклажи всяких казенных
вещей".
Церковь над северными "святыми" воротами имеет ярусное построение. Проходы и
проезды а монастырь образуют первый ярус, а второй - собственно церковь.
Основной этаж расчленен лопатками на три части, каждая из которых имеет
верхнее продолжение в трех световых барабанах (два восьмерика и один, средний
шестерик). Средний барабан, самый большой, отличается нарядным украшением
наличников окон. Барабаны покрыты пологими шатрами, под которыми меньшие
барабаны с куполами. Еще выше небольшие декоративные барабаны, увенчанные
луковичными главками с крестами. Здание церкви представляет собой
оригинальный надвратный ярусный храм с трехчастным порталом, стилистически
соединивший в своей архитектуре московское и украинское барокко. Он сооружен
из кирпича, и буковых фундаментах. При реставрации восстановлена окраска стен
в красный цвет с белыми деталями, сейчас в помещениях Сретенской церкви
ведутся службы.
                      Спассо-преображенская церковь                      
     
Интересным памятником архитектуры, дошедших до наших дней, является
построенная над западными ярмарочными воротами в виде пятиярусной башни
Преображенская церковь. Она возведена в 1742 году на средства брянского
купечества. Здесь, вероятно, существовала более древняя церковь. На это
указывает письмо в Синод одного из наместников монастыре а 1734 году: "...в
Свенском монастыре из давних лет по строена каменная божия церковь во имя
Преображении Господня, которая весьма ветха и мурвалится и
священнодействовать отнюдь невозможно и прошу, дабы повелено было
вышеозначенную церковь разобрать и вновь на ограде во имя Преображения
Господня построить". Какой была первая церковь, неизвестно, хотя вероятно,
что она взята за основание постройки.
Первый ярус церкви образован порогами. На второй ярус ведут каменные
лестницы. Он выполнен в виде галереи, украшенной полуциркульными арками на
низких массивных столбах. Галерея охватывает этаж с трех сторон. На ней вход
в основной прямоугольный неф церкви и в алтарную пристройку. В одном из
описаний говориться, что здесь был "иконостас гладкий, весь золоченный... и
живопись в нем превосходной работы. Иконостас этот строили московские
подрядчики: Иван Афанасьев, Никита Иванов и калужанин Михаиле Медведева."
Основной неф церкви увеличен архитекторами подкупольной частью. Над ней
возвышается световой барабан, затем небольшой купол, декоративный барабан,
увенчанный главой".
Указ на строительство Спассо-Преображенской церкви был выдан в 1734 году. На
строительство ушло восемь лет. В 1797 году церковь капитально ремонтировали,
при этом был "сломан весь нижний осьмерик", "вновь сделана палуба и по оной
покрыто жестью".
В 1842 году от сырости рухнуло гульбище, хотя еще в 1840 году над ним
соорудили деревянный навес. В 1864 году Свенская ярмарка была переведена в
Брянск. Вероятно, что в это время ворота под церквью ликвидировали. Опись
1897 года сообщает, что на их месте существовало помещение для пожарного
обоза.
И. Э. Грабарь считал автором Преображенской церкви, так же как и Успенского
собора, И. Мичурина. Этот памятник архитектуры хорошо описан в книге М.
Цапенко "По равнинам Десны и Сейма": "Композиция этой церкви очень
оригинальна, ее четырехугольное основание имеет вид гульбища с открытой
аркатурой мощных, даже грузных пропорций. Выше основания возведен основной
массив, также четырехугольный, в котором помещалась церковь. Еще выше -
восьмиугольный барабан, над ним такой же меньших размеров и небольшая
завершающая главка. Основной массив наверху завершается фронтонами типично
украинской формы и украшен декоративной лепкой точно такой, как это делалось
в ту пору во многих строениях самой Киево-Печорской лавры. Но объемно-
пространственная композиция памятника своеобразна и, насколько нам известно,
аналогии не имеет".
Сейчас Преображенская церковь реставрируется и время от времени в ней ведутся
службы.
                          Колокольня или церковь                          
     
Оригинальна строительная конструкция, архитектурный строй колокольни, -
памятника, к сожалению, не дошедшего до наших дней.
С достаточной долей вероятности можно утверждать, что облик колокольни в
Свенской обители складывался с конца XVI века (нижние яруса здания) до
второго - начала четвертое десятилетия XVII века. Столповая колокольня
Свенского монастыря с шатровым перекрытием, двумя рядами слухов по его
скатам, с одним восьмигранным колокольным ярусом на двенадцатигранном нижнем
при сохранении церковной маковки - главки южнорусского типа стояла у юго-
восточного угла монастырской соборной церкви Успения Пресвятой Богородицы,
между теплой монастырской общинной церковью Антонии и Феодосия Печорских и
казначейским корпусом на юго-востоке. Невысокая, но стройной грациозной
конструкции колокольня имела девять больших зазвонного типаи "малых валовых"
колоколов. Колоколов более крупных параметров она нести на себе не могла.
Сравнительно небольшой 200 пудовый колокол , служивший здесь, видимо,
"благовестным", стоял рядом на козловой арматуре, на земле.
Многочисленные перестройки, следы которых несет на себе колокольня, выдают
пристрастие монахов к моде. Так, двенадцатигранный нижний ярус, не
соответствующий верхнему восьмигранному, - явная переделка, точнее
"недоделка" начала XVII века, покончившая с часами "боевыми без перечасья",
т.е. строго по моде времени, но скорее все-таки по обстоятельствам времени.
Венчающая главка показывает наличие в теле колокльни церкви "под колоколы",
видимо, весьма миниатюрной. О наличии такой церкви говорят периодические
описи монастырского имущества, где она упоминается то как церковь Сергия
Радонежского, то как церковь Владимирской Божьей матери. Невнимательное
отношение исследователей к правомерности колокольни-звонительнице носить на
себе в определенных случаях главку с крестом привело к тому, что столь яркий
и ясный знак отмечался как "ошибочный".
И. Синев
                              Домик Петра I                              
На территории Свенского монастыря недалеко от Успенского собора стоял
каменный домик, в котором по устным преданиям, бытовавшим в монастыре,
останавливался Петр I. Домик был небольшой, всего в "три окна". Внутри него
находился иконостас с древними иконами, великолепная изразцовая печь, мебель
той эпохи и портрет Петра в рост, оставленный монастырю на память. Снаружи
был прибит императорский герб. Позднее под карнизом появилась надпись "В сем
домике неоднократно пребывал Преобразователь России". В XIX веке домик
использовался под настоятельские кельи. Для этой цели его надстраивали.
Однако, в 1887 году была предпринята его реставрация. Надстройку сняли и
переместили на десять сажен от домика как здание для приема благодетелей
монастыря", а сам домик стал мемориальным музеем Петра I. До Великой
Отечественной войны в областном краеведческом музее хранилась мебель из этого
домика, некоторые вещи, которыми якобы пользовался Петр I. Но уникальная
коллекция музея была разграблена немецко-фашистскими захватчиками. Не
сохранился до наших дней и каменный домик царя.
Достоверно известно, что Петр 1 находился в Брянске 22 -24 октября 1708 года.
Приезд царя был вызнан продвижением армии шведского короля Карла XII к
Стародубу и далее на Украину. Он осмотрел верфь, где по его указу сооружали
галеры, городские укрепления, запасы оружия, а вот был ли в монастыре, точно
не известно. Петр I отправился в Погребки у Новгорода Северского, где стояли
основные силы русской армии. Там к нему явился гонец от А. Д. Меншикова,
сообщивший об измене гетмана Украины Мазепы. Церковная же легенда утверждает,
что это произошло тогда, когда Петр 1 находился в Свенском монастыре.
Предание гласит, что великий преобразователь России любил отдыхать в тени
исполинского дуба рядом с монастырской стеной, любоваться открывшейся отсюда
захватывающей картиной: уходящими вдаль лесами, сверкающими в лучах солнца
мелкими озерами, серебристыми водами Десны. Дуб-великан, немой свидетель
исторических событий, и сегодня стоит на вершине громадного холма, являясь
уникальным памятником природы.
Народная фантазия создала поэтическую легенду о событиях Северной войны.
Готовя измену, коварный Мазепа решил отвлечь Петра от военных забот и послал
лодкой по Десне красавицу Ганну, Петр и Ганна полюбили друг друга, и чтобы их
разлучить свенские монахи заточили девушку в подземелье, а затем утопили в
лесном озере, вода которого потом стала
черной, а само оно получило название Черного озера. В известной легенде о
Петре I и красавице Ганне упоминалось подземелье. Действительно, в четырех
различных местах монастырского сада были устроены колоссальные подземные
кирпичные галереи с малыми и большими помещениями, доходившими иногда до семи
метров в ширину и длину. В более древнее время они были соединены одним общим
ходом с несколькими наружными входами. По мнению некоторых историков, эти
кирпичные погреба были построены для хранения привозимых из собственных
монастырских вотчин продуктов и товаров на Свенскую ярмарку. А в 1812 году в
них от французов прятали свое имущество местные жители.
Есть сказание, что под домиком Петра I находился подземный ход, связывающий
обитель с Брянском и Белобережской пустынью. Одним словом, немало тайн
хранится за монастырскими стенами, до сих пор неразгаданных и ждущих своего
часа.
. Легенда легендой, но отношения Петра и служителей церкви были действительно
не безоблачными. Северная война потребовала мобилизации ресурсов, напряжения
всех сил. Петр I приказал даже перелить церковные колокола на пушки. Во
исполнение царского указа Свенскому монастырю пришлось в 1701 году отослать
на Московский пушечный двор все медные котлы, предназначенные для варки кваса
и пива, винокуренные кубы и даже медную посуду.
Устные предания о пребывании Петра I в монастыре записаны лишь в XIX веке.
Противоречия своего времени в них сглажены, а роль церкви в деяниях Петра I,
его внимание к заботам монастыря явно преувеличены.
                     Схема Свенского монастыря XVIII                     
     
1.      Успенский Собор
2.      Церковь Антония и Феодосия
3.      Сретенская церковь
4.      Преображенская церковь
5.      Колокольня
6.      Братские кельи
7.      Старые братские кельи
8.      Корпус на 6 келий
9.      Домик Петра I
10.  Кельи на погребах
11.  Казначейский корпус
12.  Квасоварня
                 Передача монастыря Киево-Печорской Лавре                 
Окончательная передача монастыря Киево-Печерской Лавре была узаконена царской
жалованной грамотой 1682 года, по которой обитель стала называться
Новопечерским (Свенским) монастырем. Содержать ее надлежало "по всяком
украшении и лепоте, и славе, как был и до сего времени, без объятия всех его
околичностей, и всякое царское украшение, и казну сохранять во всякой целости
нерушимо...; паче же ко всякому монастырскому строению и к заводам прилагати
радение, чтоб Новопечерский монастырь... и в самом деле явился украшен и
прилежным радением". Не забыта была и ярмарка, шумевшая под стенами этой
обители в августовские теплые дни каждого года: Лавре наказывалось, чтобы
"впредь тот торговый славный съезд прибавлялся, а не умалялся".
Назначенный настоятелем этого монастыря киево-печерской иеромонах Иоанн
Максимович управлял обителью с1681по1695 годы. Родился он в декабре 1651 года
в городе Нежине, в семье шляхтича Макcима Васильковского. Успешно закончив
Киевскую духовную академию, остался в ней преподавателем. Но движимый
духовным чувством, спустя восемь лет, постригся в монахи Киево-Печерской
Лавры.
Едва новопосвященный начал совершать прохождение своего нового служения под
покровом святой обители, как судьба призвала его к иной деятельности: он был
назначен настоятелем Новопечерского (Свенского) монастыря. Опытный глаз
киевского архимандрита усмотрел в нем человека по своим духовным качествам
наиболее полезного для данной обители, которую предстояло благоустроить и
укрепить. И к чести Лавры, с самого начала ею назначенные настоятели
добросовестно выполняли возложенные на них обязанности по управлению Свенским
монастырем... Свое настоятельство в данной обители Иоанн Максимович начал с
подарка - Евангелия в серебряном с позолотой окладе и золотистым бордюром на
всех листах, на обложке которого изображалась икона Свенской Божьей Матери.
Затем распорядился сделать новую деревянную ограду вокруг монастыря.
Заботясь о внутреннем устройстве обители, Иоанн Максимович ревностно исполнял
свои настоятельские обязанности: тщательно следил за сохранением церковной
утвари и библиотеки, пополняя их по силе возможности, ремонтировал ветхие
монастырские здания, сберегал принадлежащие обители леса, следил за
применением усовершенствованных способов землепашества. В целях увеличения
денежных доходов, часто совершал поездки в Москву для сбора милостыни. Его
имя часто встречалось в отказных книгах Поместного приказа. Благодаря этому
наставнику состоялся обмен землями между монастырем и всесильным фаворитом
царевны Софьи Алексеевны Федором Шакловитым, благодаря которому Свенская
обитель получила в Подгороднем стане Брянского уезда (в 20 верстах от
монастыря) 65 четвертей земли в деревне Упорои, 54 четверти с осьминою в
пустоши Тулубеево, 50 четвертей в пустоши Ходыревка.
По отношению к насельникам монастыря был строг и требователен, исправляя их
неблаговидное поведение.
Но ввиду того, что решение царского правительства об утрате Свенским
монастырем независимости буквально подвергло его насельников в шок, отношения
Иоанна Максимовича с монахами обители складывались нелегко. Свой протест
последние выражали в многочисленных доносах на него, обвиняя чуть ли не во
всех смертных грехах. Выступая против вводимых Иоанном Максимовичем порядков
Киево-Печерской Лавры, они жаловались царям Ивану и Петру Алексеевичам в том,
что настоятель будто бы выгнал всех московских священников и дьяконов,
заменив их "иноземцами зарубежными,... неведомыми людьми польской и
черкасской породы". Максимовичу ставили в вину даже то, что он перешил старые
московские ризы на новый, короткий покров. Обвиняли и в том, будто он разорил
Свенскую обитель, отсылая доходы в Киево-Печерскую Лавру, крестьян замучил
неурочной работой и денежными поборами. Обижались и на то, что новый
настоятель кормил монахов "скудно и несытно".
В своих показаниях 1683 года Максимович отверг все обвинения, поэтому
Патриарший Казенный приказ его оправдал. В этом немалую роль сыграло то
обстоятельство, что Свенский монастырь был разменной монетой в деле
подчинения Киевской митрополии Московскому патриарху. В итоге, часть
недовольных монахов покинула стены монастыря, часть объединилась вокруг
келаря Пафнутия, остальным же насельникам пришлось смириться...
Иоанн Максимович зарекомендовал себя не только умелым администратором, но и
дипломатом. Достойно оценив все эти качества, черниговский архиепископ
Феодосии Углицкий в 1695 году сделал его ближайшим помощником. А после
кончины Феодосия, по представлению гетмана Малороссийского Ивана Мазепы,
Иоанна посвятили в архиепископы Черниговской епархии.
Для полной характеристики этого бесспорно талантливого и энергичного человека
следуетотметить и то, что Максимович обладал поэтическим даром. Известны его
богословские сочинения, написанные стихами: "Феатр нравоучительный или
нравоучительное зеркало для царей, князей и деспотов" (1703 г.), "Алфавит,
сложенный от писаний" (1705 г.). Эти его произведения посвящались житиям
святых и пустынников. К другим поэтическим произведениям относились "Вирши и
три проповеди" (1705 г.), "Богородице Дево, радуйся" (1707 г.), "Осьм
блаженства евангельския" (1709 г.). Судя по датам написания этих стихов,
вполне возможно, что они созревали в Свенской обители, что дает возможность
говорить об Иоанне Максимовиче, как первом, пока нам бесспорно известном
брянском поэте....Умер он в 1715 году. В апреле 1712 года, появился другой
наставник, Модест Ильнитский,
                            Оглядываясь назад                            
Окидывая мысленным взором многовековую историю монастыря, невольно думаешь о
трудах и усилиях людей многих поколений по утверждению обители на российской
земле и превращению ее в один из крупнейших центров духовной жизни страны. В
этом немалую роль сыграло то, что настоятелями ее были в большинстве своем
люди образованные, выпускники духовных академий, одаренные, высокого
нравственного долга и чести, умело сочетавшие организаторские способности с
большим житейским опытом.
Многие из настоятелей обители позднее стали знаменитыми иерархами. Наместник
Иоанн Максимович (1684-1696 гг.) - Сибирским и Тобольским митрополитом. Лука
Белоусович (1745-1752 гг.) - архимандритом Киево-Печерской Лавры. Игумен
Израиль (1801-1802 гг.) одновременно являлся префектом Севской духовной
семинарии и учителем истории, философии, географии и немецкого языка.
Жизненный путь завершил наместником Александро-Невской Лавры в Петербурге.
Сменивший его Филарет Амфитеатров (1802-1804 гг.) был префектом Севской
духовной семинарии, затем переведен инспектором столичной духовной академии.
О нем один из виднейщих церковных историков, протоиерей Григорий Флоровский
отзывался как о человеке "теплого благочестия, большой сердечности, подлинной
духовной жизни". Игумен Смарагд (1842-1859 гг.), будучи настоятелем обители,
удостоился наперсного золотого креста и орденов святой Анны первой и второй
степеней.
Сохранилось воспоминание одного из современников о наместнике Палладии,
управлявшим монастырем в 1770-1787 годах: "Игумен сей был человек,
соединяющий в себе духовного со светским. Хорош собой, брюнет, благообразный;
с лакированными глазами и чистым голосом, великий мастер шутить, и умел тот
дар употреблять кстати. Его критический разум никого не обижал, напротив, с
каждого скучного лба сбивал морщины и заставлял смеяться. Не диковинка, что
его все тамошние дворяне любили, а может быть и дворянки". Как видим,
дипломатический дар тоже много значил при управлении обителью. Архимандрит
Иерофей, прослуживший настоятелем около двадцати лет, владел другим даром:
писательским. Он был автором книги "Брянский Свенский монастырь", без ссылок
на которую не обходился ни один исследователь истории и культуры.
Со Свенским монастырем было связано немало учеников и последователей Паисия
Величковского, чьи большие заслуги в возрождении православной духовности во
второй половине XVIII века стали основанием для отнесения его к числу святых.
Среди них назывались иеромонах Афанасий (Степанов), схимонахи Афанасий
(Охлопков) и Афанасий (Захаров), иеродиакон Анастасий и др., получившие в
дальнейшем известность своим пустынножительством и старческой деятельностью.
Среди этих последователей особенно выделялся схиархимандрит Моисей, бывший в
1809-1811 годах послушником Свенского монастыря, а позднее - наместником
Козельской Оптиной пустыни.
Неудивительно, что современные историки религий считают Свенский монастырь
одним из центров русского старчества.
На соответствующем уровне была и рядовая духовная братия - люди талантливые,
трудолюбивые, много знавшие и много умевшие. Все они украшали Свенскую
обитель и умножали ее богатства.
                                  ХХ век                                  
В начале 1900-х годов Свенский монастырь, насчитывавший сто монахов, владел
80 десятинами распашной и луговой земли, семью десятинами фруктового сада,
являвшегося его главным источником дохода. Основной капитал обители составлял
тогда 40.980 рублей.
Много было черных страниц в летописи монастыря, но все они бледнеют при
описаниях полного разграбления и уничтожения в первые годы Советской власти.
Если урон от польско-татарских набегов ХУТ-ХУЛ веков компенсировался царским
правительством и различными пожертвованиями частных лиц, то большевики,
отдавая русские святыни "грядущему хаму", в их восстановлении не нуждались.
После известного декрета 1918 года знаменитый Свенский монастырь стал
доживать свои последние дни.
На первых порах богослужение проводилось в Успенском соборе и церкви
чудотворная икона Свенской Богоматери была передана Главнауке Наркомпроса для
реставрации, оттуда - на вечное хранение в Третьяковку, а 11 сентября 1926
года вся бывшая обитель была передана губмузею.
Жалкое зрелище представлял в тот год монастырь, обобранный и загаженный
воинствующими безбожниками. Скорбными восклицательными знаками стояли в нем
изуродованные коробки церквей, будто чувствующих приближение своего конца.
Разыгравшийся в последующие дни отвратительный спектакль лицемерия
зафиксировал полное равнодушие местных органов власти к культурному наследию
края... 19 июня 1930 года Брянский окрисполком телеграфировал Главнауке:
"Состояние бывшего Свенского монастыря вызывает недовольство окружающего
населения. Приступаем к разборке зданий для организации советского хозяйства.
Укажите, кому сдать предметы, имеющие историческую ценность". Полученный
ответ был не менее категоричным: "Ваше указание на неудовольствие населения
состоянием бывшего монастыря следует объяснить только его запущенностью,
вызванной чрезвычайно бесхозяйственной эксплуатацией прежде занимавшей его
детколонией". Между тем, не теряя времени даром, окрисполком отдал приказ
Брянскому отделению конторы "Запстрой" срочно приступить к слому монастыря. А
в Киево-Печерскую Лавру была отправлена телеграмма:
"Приступили к сломке Свенского. Немедленно забирайте иконостас". Отправлявшие
эту телеграмму забыли дополнить о том, что редкий по красоте иконостас
несколько лет провалялся в амбаре, где складывали сено и сельхозинвентарь, и
то, что еще в 1929 году окрфинотдел хлопотал о снятии его с учета Главнауки в
целях смывки с него позолоты. В довершении всего, не считаясь с
постановлением Центральной Междуведомственной комиссии от 21 августа 1925
года о закреплении Свенского монастыря за Главнаукой Наркомпроса, Брянский
окрисполком постановил 23 июня 1930 года передать его со всеми строениями
местному отделу ОПТУ. Во втором пункте этого "указа" объявлялось: "Считая
нецелесообразным с хозяйственной стороны реставрацию здания бывшего собора и
его приспособление для каких-либо хозяйственных или культурных нужд, а также
учитывая кризис в строительных материалах (кирпиче), признать целесообразным
здание бывшего собора разобрать и кирпич использовать для нужд
строительства".
Гнусное дело довершила бригада подрывников под руководством Я.П. Рыхлова.
Жуткое зрелище предстало перед глазами очевидцев: летящие в небо купола, горы
обломков здания, надгробий с монастырского кладбища стерли с лица земли то,
что было главной красотой Свенской обители. При взрыве пострадали церковь во
имя Печерских чудотворцев Антония и Феодосия и колокольня. А еще раньше
разобрали на кирпич домик Петра I.
Прошли десятилетия. На высшем уровне принимались различные законы и
постановления об охране и использовании такого древнейшего художественно-
архитектурного ансамбля, каким являлся Свенский монастырь. Тот же продолжал
долгие годы находиться в запустении. Его обходили туристские тропы, и только
досужие мальчишки забирались на кирпичные стены, лазили по полуосыпавшимся
ходам и набивали яблоки в бывшем монастырском саду.
В 1980-х годах взялись, наконец, за восстановление Сретенской церкви. И в
1988 году бывший монастырь, ставший филиалом Брянского областного
краеведческого музея, впервые открыл ворота для посетителей.
И все-таки, несмотря на все ухищрения и злодейства, до конца вытравить веру в
душах людей не смогли. В 1992 году при стечении народа в Свенском монастыре
был отслужен молебен по случаю открытия обители. 16 октября 1992 года
наместником был назначен архимандрит Никодим, согласно патриаршего указа. До
недавнего времени, в зимнее время, службы совершались сначала в трапезной
братского корпуса, а затем в игуменском корпусе, после его отдания монастырю.
10 декабря 1993 года епископом Орловским и Брянским Паисием было совершено
освящение Сретенской церкви, где отныне и стало совершаться богослужение. В
тот знаменательный день, по ходатайству наместника монастыря, владыкой была
преподнесена обители икона с частицей мощей просветителя Брянского края,
сщмч. Кукши.
В настоящее время в братии обители насчитывается 11 монахов в священном сане
и около 10 послушников, живущих не только молитвами, но и каждодневным трудом
по восстановлению монастыря.
Нелегко его возрождать, все приходится начинать сначала при почти полном
отсутствии средств. К счастью, и в такое трудное, как наше, время находятся
люди, готовые поделиться последним. И каждый пришедший в обитель, знакомясь с
уцелевшими храмами - уникальными памятниками архитектуры, открывает для себя
прекрасную страницу духовной жизни, истории и культуры нашей Родины.
                               Послесловие                               
В настоящее время богослужения совершаются ежедневно: божественная литургия в
8 утра, вечернее богослужение в летнее время в 17 часов, а в зимнее в 16
часов. Совершается полуночница в 12 часов ночи.
Обитель была возвращена Православной Церкви в 1992 г. 30 августа. Наместником
обители был назначен архимандрит Никодим ( Анискин ), который и в настоящее
время время исполняет многотрудные обязанности по восстановлению монастыря и
монашеской жизни.
В монастыре действуют два надвратных храма: Сретенский и Преображения Господня.
Во владение монастырю отдано 24 га земли, из которых 4 га занимает сама
обитель, 4 га пахотной земли, 6 га яблочного сада и 10 га неиспользуемой
земли. Имеется крупный рогатый скот, курочки, лошадки и прочая живность,
обеспечивающие все необходимые нужды обители.
Монашествующих и имеющих духовный сан сейчас всего лишь 11 человек. Монастырь
принимает паломников и желающих потрудиться в обители во славу Божию. Особое
расположение монастыря и удалённость от города весьма благоприятны для
спокойной монастырской деятельности.
В монастыре богослужение совершается ежедневно: утром литургия в 8-00 и
вечером: вечерня и утреня в 17-00(в летнее время) и в 16-00(в зимнее время).
Совершается полуночница в 11-30 ночи.
Есть в обители и святой источник с целительной водой; устроена купальня.
Принимаются на поминовение: сорокоусты, 1/2 годовые и годовые поминовения.
Монастырь возрождается большей частью за свой счёт, помощью пожертвований
прихожан и немногочисленных частных предпринимателей и должностных лиц.
Многочисленные разрушения требуют больших физических и финансовых средств,
которые, конечно же, отсутствуют в монастыре. Обитель очень нуждается в
поддержке нелёгкой восстановительной работе и жизнедеятельности. Монастырь с
благодарностью принимает любые пожертвования!
                     Список использованой литературы                     
1.      Кизимова С.П. и Зубова Е.М. По следам святых обителей М.: 1995
2.      Интернет страница Свенского монастыря http://svensky-mon.narod.ru
3.      В. Алексеев Свенский Свято –Успенский монастырь M.: 1999