Каталог :: Психология

Реферат: Различные типы депрессивной организации у ребенка

                 МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ                 
     

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Реферат по возрастной психологии на тему: «Различные типы депрессивной и пограничной организации у ребенка»

Выполнила студентка

II курса д/о 21 группы Дороганич Ольга Москва 2002 год.

Введение:

Депрессивные типы организации не занимают у детей, по крайней мере, в феноменологическом плане, центральное место, как у взрослых. Таким основным расстройством является дефицитарная структура. Некоторые современные исследования продемонстрировали, в какой степени устойчивая дефицитарность является результатом «рубцовых изменений», возникших в результате динамической игры между неврозом и психозом. Это может привести к нозологическим гипотезам относительно устойчивости дефицитарности: рассматривать ее как депрессивную организацию или же как детский гомолог пограничных состояний у взрослых. Проанализируем данную гипотезу более подробно. Сходство: можно сравнить игру между неврозом и психозом с общим недефицитарным ядром. Более того, здесь мы встречаемся с одним и тем же типом объективного отношения, основанного на анаклицизме. Различие: дефицитарная организация является конечным пунктом, зарубцевавшимся и израненным завершением долгого процесса (а не исходным пунктом, аструктивностью, способной к монжественному становлению).Чаще всего она имеет окончательный характер. Ее возможная декомпенсация обычно разворачивается лишь в психотической модальности. К тому же депрессивный страх слабо клинически выражен у дебилов. Если не иметь в виду, что дефицитарные организации используют для массивной противозагрузки депрессивный страх, не только вытесняя его, но и отрицая, уничтожая и делая недейственным.

Явные депрессии

Явные депрессии или депрессивные синдромы у ребенка могут свидетельствовать о психозе. Депрессии меланхолического типа у детей крайне редки. Конечно же существует госпитализм и анаклитические депрессии, описанные Шпицем. После работ К. Шиланд анаклитические депрессии стали отмечаться у детей младшего школьного возраста и школьников, доходя до хронических депрессивных состояний и выраженного торможения. С другой стороны, определенные тяжелые психосоматические поражения на уровне желудочно-кишечного тракта (перфорация язвы, язвенно-гемморагический ректоколит) могли бы быть связаны с инкорпорацией внутреннего, персекуторного, плохого объекта. Но при этом отсутствует как депрессивный объект, так и чувство вины, психическая боль и пр. Однако депрессивный аффект отмечается и в другом семействе расстройств: нарушения характера или настроения, где он может локализовать в плохо выражаемом чувстве самообесценивания, отсутствии самоуважения. Грубое суицидальное поведение, повторяющиеся несчастные случаи, наблюдаемые у маленьких детей, могут, напротив, рассматриваться как эквиваленты меланхолии. Таким же образом некоторые нарушения характера и поведения: некоррегируемая ажитация, выраженная нестабильность, возбужденное или экзальтированное настроение – могут рассматриваться в качестве маниакальной защиты. Они могут отмечаться в раннем детском возрасте, предподростковом и подростковом периоде. Маль убедительно показал, что частая смена объектов этого периода свидетельствует об уходе от привязанности и защите от интерриоризированных фантазмов через колебание между двумя реальностями (внешней и внутренней). Метапсихология. Все эти расстройства, которые мы перечислили, появляются в психике, в которой не всегда, ввиду объединения двух парциальных , расщепленных объектов (плохого и хорошего), реально сформирован целостный объект (М. Кляйн). Это значит, что граница между чисто меланхоличной и депрессивной структурой у детей плохо поддается определению. Все эти организации страдают от нарциссического дефекта с его куда более многообразным, чем при меланхолии, выражением через тело и в теле. В типичных случаях одновременно существуют разочарование объектом, оттягивание либидо на Себя, а также инкорпорация этого объекта. Как замечает Ажуриагерра, депрессия у детей очень часто приобретает обманчивое реактивное оформление (после траура, сепарации, начала школьного обучения и пр.) Эта депрессия обманчива, поскольку она восходит к более ранней утрате объекта. Основными механизмами являются двойное обращение влечений (обращение от объекта на себя и обращение любви в ненависть) и разрыв (т.е. важность значения агрессивности). Депрессивный аффект в развитии здорового и невротического ребенка. С самого начала надо отметить, что зависимость и анациклизм являются у детей нормальными как на «натуральных», так и культурных основаниях. Родители задаривают своих детей не только в зависимости от их потребности и запросов, но и в восстанавливающих целях избегания проявления депрессии (весьма проективным образом, умеряя в другом боль, которую, как они полагают, ему причинили, и свою собственную нарциссическую рану). Достаточно увидеть, насколько родители чувствуют себя стесненными пред своим ребенком, как только речь заходит о проблеме смерти. Но этот вытесненный и отрицаемый страх смерти на самом деле, как это отметил Фрейд, восходит у страху кастрации родителей и ребенка. Депрессивный аффект занимает свое место, даже если оно замаскировано, при детском неврозе, исчезающем при нормальном развитии или структурирующимся во время латентного периода. Депрессивный аффект играет у невротического ребенка две роли. Его можно рассматривать: - либо как результат или свидетельство проработки фаллического страха или страха кастрации; - либо как знак неудачи этой проработки. Мы присутствуем здесь при начале расщепления и ослабления объектного образа, особенно характерного для случая неудачи вторичного вытеснения репрезентации при истерии. Пограничные состояния или дифференцированные организации анаклитического типа. То, что у взрослых позднее ретроспективно диагносцируется как пограничные состояния, у детей представляет собой «немую» группу, кажущуюся нормальной. Даже если травматизация произошла, речь идет о чисто экономической, невыразимой, неоформленной, не подлежащей обращению в фантазм травме (хотя и выступающей для другого «богатой содержанием сценой»). Ее результат создает, как отмечает Ж. Бержере, псевдолатентность, которая феноменологически не отличается у ребенка от нормального или банального раннего созревание. Однако, можно предположить существование у детей пограничных состояний, которым дают очень ограничительное определение. Исследователи исключают из этой группы не только те клинические случаи, которые более точный структурный анализ позволяет отнести либо к психозам, либо к неврозам, но и психосоматические, характерологические и перверсные организации, которые формируют у ребенка нечто большее, чем ответвления общего ствола: различные структуры, очень рано запечатлевшиеся в первичном нациссизме (дефект соответствует очень ранней травматизации). Предпочтительнее говорить скорее о недифференцированных организациях анаклитического типа, нежели о пограничных состояниях. Единство группы покоится не на уровне клинической нозографии (очень гетерогенной), а на постоянном существовании дефекта вторичного нарциссизма. Невозможно определить, соответствует ли этот дефект реальной травме, но защитная система, формируемая с тем, чтобы заполнить дефект, позволяет предполагать ее существование. В клиническом плане выделяются два различных типа расстройств. Задержка аффективного развития, состояние зависимости от окружающих (дети, едва прошедшие симбиотическую стадию), которое можно рассматривать как «дисзрелость» или незрелость, не структурированную ни по психотическому, ни по невротическому типу. Естественно, не следует слишком расширять нозологические рамки данного синдрома во избежание в некоторых случаях точного структурного анализа. Но его клиническая реальность кажется нам несомненной: речь идет об умственно сохранных детях, без нарушений контактов, без торможения, но аффективность и зависимость которых делают их похожими на ребенка младше двух лет. Фиксированные, непрогрессирующие дисгармонии. Область негативных расстройсв, в которую входит дефект либо инструментальных функций (некоторые виды дизлексии), либо телесных, психомоторных функций (диспраксия, некоторые формы нестабильности, являющиеся способом постоянной борьбы против депрессии). На первом обследовании чаще всего не удается связать эти нарушения с нарциссической несостоятельностью. Ее позволяет предпологать особая неуспешность попыток инструментального переобучения (ортофонии и пр.). К тому же инструментальные расстройства не связаны с осмысленным и понятным давлением, не имеют смысла для ребенка, невыводимы из конфликта, существуют как элементарное экономическое нарушение. К той же группе фиксированных дисгармоний (а не в предпсихоз) можно отнести некоторые случаи «глупого» или «нелепого» поведения потенциально интеллектуальных детей, не страдающих от невротического подавления. Таким образом. Можно полагать, что на клиническом уровне у детей существует общее недифференцированное семейство расстройств. Именно действие травмы на это общее семейство может спровоцировать значительные изменения или новое структурирование либо по невротическому типу, либо по психотическому расщеплению Я. Но чаще всего этот вариант анаклитической организации не достигает Эдиповой фазы и без преград проходит через латентную фазу и пубертрат, демонстрируя в детстве особенную прочность. Метапсихология. Нижележащий депрессивный страх запускающий одновременно постоянную работу аутонарциссической регуляции и зависимость, опирается на объект. Речь идет об очень трудном структурном диагнозе (часто диагнозе развития или неразвития). Исследователи делают одновременно отсылку ко второй фрейдовской топике (в отношении здоровой части Я) и топике нарциссизма. Его динамическое описание затруднительно: размерность конфликта часто кажется квазиотсутствующей; можно отметить лишь постоянную работу по заполнению или, скорее, ограниченно нарциссического дефекта, созданию из него «вакуоли». Представляется, что здесь оценить случай в большей степени, чем где бы то ни было, позволяет чисто экономическое описание: загрузки гетерогенны, мозаичны или двухсекторны, и либидо, которое их поддерживает, является одновременно нарциссическим и относящимся к влечениям (порой слитным, порой нет).

Заключение:

Подобный ребенок зависит от своих объектов, с которыми он идентифицируется первичным, очень центростремительным способом инкорпорации, без возможности их интегрировать в качестве эдиповых объектов. Именно в этой структуре нарциссический дефект требует архаической и мегаломанической проекции Идеала-Я, клиническим проявлением которого будет либо «идеализирующий трансфер» на преображенных родителей, либо формирование грандиозного Я-сам и зеркальный трансфер (по Кохуту).

Список используемой литературы:

  1. Ажуриагерра Ж. Учебник по детской психиатрии. Париж, - 1971г.
  2. Бержере Ж. Депрессия и ее пределы. Париж, - 1974 г.
  3. Бержере Ж. Психоаналитическая патопсихология. М., МГУ, - 2001 г.
  4. Кляйн М. Детский психоанализ. Лондон, - 1949 г.
  5. Кохут Г. Анализ личности. Нью-Йорк, - 1974 г.
  6. Фрейд З. Детская патология. М., - 1998 г.