Каталог :: Психология

Курсовая: Роль воображения в художественном творчестве

                       Министерство образования РФ.                       
             Омский государственный технический университет.             
          Кафедра психологии труда и организационной психологии.          
     Курсовая работа.
                  Роль воображения в художественном творчестве.                  
                                   Оглавление.                                   
Введение.................................3
Глава 1. Воображение как психический процесс.................5
1.1.Сущность воображения, его виды....................5
1.2.Функции воображения...........................9
1.3.Воображение в цепи других психических процессов..............11
Глава 2. Психологический механизм воображения в художественном
творчестве..................................14
2.1.Этапы художественного творчества и этапы творческого воображения......14
2.2.Воображениеи творческое вдохновение...................17
2.3.Процесс воображения и реформирование творческой идеи...........19
2.4 Воображение и создание художественного образа..............22
Заключение...............................25
Список литературы..............................27
                                                        Введение.
В последнее время наблюдается заметное пробуждение исследо­вательского
интереса к проблеме воображения. Но в целом про­грессивная по существу и,
несомненно, важная аналитическая работа, ведущаяся в данной области,
несколько разочаровывает своей понятийной неупорядоченностью. В полярных
проявлениях эта тенденция обнаруживается в том, что, с одной стороны, имеет
место необоснованное переосмысление традиционных понятий, с другой-стремление
следовать сложившемуся понятийному канону даже тогда, когда его содержание
оказывается в явном несоответ­ствии с объемом накапливающихся новых сведений.
Исследование такого интересного и не до конца изученного процесса как
воображение актуально в любое время, а его роль в художественном творчестве
особенно, так как в наше время огромными темпами возрождается культура, а
соответственно и интерес к спектаклям, выставкам,  вернисажам, концертам и
другим мероприятиям.
Потребность в творческой деятельности обуславливается общественной
необходимостью в конкретном новом продукте. Именно это и ведет к
возникновению творческой идеи, замысла, служит побудительной силой в создании
нового. Одновременно, процесс создания качественно нового продукта
деятельности обусловлен функционированием психических процессов человека, а
также его субъективных личностных структур. Однако, художественное творчество
как один из видов творческой деятельности  личности чаще характеризуется по
наличию и развитости её способностей, что порождает проблему  соответствия
психических процессов и творческой деятельности, тем более что воображение
как психический процесс однозначно не определен.
Поэтому данная работа позволит конкретизировать научные представления о
данном психическом процессе, его месте в структуре художественного
творчества.
В рамках психологических исследований данная тема освещалась в работах
известных отечественных психологов как Выготский Л.С., Басин Е.Я.,
Брушлинский А.В., Дудецкий А.Я., Пономарев Я.А., Рубинштейн С.Л., .Якобсон
П.М., и других.
     Объектом нашего исследования является взаимосвязь деятельности и
психических процессов, предметом – соотношение воображения и других
психических процессов в художественном творчестве.
     Цели нашей  работы: конкретизировать представления о психическом феномене
воображения и определить его место в структуре художественного творчества.
     Задачи: эксплицировать понятие воображения, определяя его сущностные
характеристики и функции; рассмотреть воображение в структуре других
психических процессов; рассмотреть процесс творчества, определить этапы его
развития; установить взаимосвязь воображения и художественного творчества.
     Глава 1. Воображение как психический процесс.
     1.1. Сущность воображения, его виды.
Воображение, или фантазия, как мышление, принадлежит к числу высших
познавательных процессов, в которых отчетливо обнаруживается специфически
человеческий характер деятельности. Не вообразив себе гото­вый результат труда,
нельзя приниматься за работу. В пред­ставлении ожидаемого результата с помощью
фантазии - коренное отличие человеческого труда от инстинктивного поведения
животных[1]. Любой трудовой процесс с
необходимо­стью включает в себя воображение. Оно выступает как необ­ходимая
сторона художественной, конструкторской, научной, литературной, музыкальной,
вообще творческой деятельно­сти. Строго говоря, для того чтобы кустарным
способом сде­лать простой стол, воображение не менее необходимо, чем для
написания оперной арии или повести: надо заранее предста­вить, какой формы,
высоты, длины и ширины будет стол, как будут скреплены ножки, насколько он
будет отвечать своему назначению стола обеденного, лабораторного или
письмен­ного, - одним словом, до начала работы требуется видеть этот стол уже
как бы готовым.
Воображение - это необходимый элемент творческой дея­тельности человека,
выражающийся в построении образа про­дуктов труда, а также обеспечивающий
создание программ поведения в тех случаях, когда проблемная ситуация
характе­ризуется неопределенностью. Вместе с тем воображение может быть
средством создания образов, не программирующих ак­тивную деятельность, но
заменяющих ее
Воображение-способность представлять отсутствующий или реально не существующий
объект, удерживать его в сознании и мысленно манипулировать им
[2].
Ценность человеческой  личности во многом зависит от то­го, какие виды
воображения преобладают в ее структуре. Ес­ли у подростка и юноши творческое
воображение, реализуе­мое в конкретной деятельности, преобладает над
пассивной пустой мечтательностью, то это свидетельствует о высоком уровне
развития личности.
                                          
Виды воображения.                                                                                                                                                                    
     
Активное                                                          Репродуктивное
Пассивное                Продуктивное
                                          Особые виды воображения.
                      Фантазия                                             Сновидения
Галлюцинация
Мечты      Грезы
     Виды воображения в зависимости от образов памяти.
     
Воспроизводящее Творческое (воссоздающее) Активное воображение характеризуется тем, что, пользуясь им, человек по собственному желанию, усилием воли вызывает у себя соответствующие образы. Образы пассивного воображения возникают спонтанно, помимо воли и желания человека. Продуктивное воображение отличается тем, что в нем действительность сознательно конструируется человеком, а не просто механически копируется или воссоздается. Но при этом в образе она все же творчески преобразуется. В репродуктивном воображении ставится задача воспроизвести реальность в том виде, какова она есть, и хотя здесь также присутствует элемент фантазии, такое воображение больше напоминает восприятие или память, чем творчество. Формирование образа воображения всегда происходит с опорой на образы памяти. Однако степень этой зависимости может быть большей или меньшей. В связи с этим различают воспроизводящее и творческое воображение. Воссоздающие воображение есть создание образа на основе словесного описания или условного изображения воссоздаваемого объекта. Под воспроизводящим воображением психологи понимали такую деятельность психики, при которой мы воспроизводим в сознании ряд образов, пережитых нами, но восстанавливаем их тогда, когда непосредственных поводов для восстановления нет. Творческое воображение – вид воображения, направленного на создание новых общественно значимых образов, составляющего основу творчества. Творческое воображение- это самостоятельное создание новых, оригинальных образов. Творческое воображение художника позволяет зрительно воссоздавать картины прошлого, исторические события в жизни общества, а также будущего, подчас только предполагаемого, фантастического. Особыми видами воображения являются фантазии, галлюцинации, сновидения, мечты, грезы. Сновидения можно отнести к разряду пассивных и непроизвольных форм воображения. Подлинная их роль в жизни человека до сих пор не установлена, хотя известно, что в сновидениях человека находят выражение и удовлетворение многие жизненно важные потребности, которые в силу ряда причин не могут получить реализации в жизни. К примеру, в психологии издавна термины «воображение» и «фантазия» аб­солютным большинством авторов считались тождественными. И хотя полного единодушия в идентичном понимании этих слов не было и раньше (например, их противопоставлял А. П. Нечаев), в последнее время намечается тенденция к увеличению числа сторонников смыслового разделения их [3]. Принципы разграничения не всегда ясны и мотивированы. Иногда это или .просто беглое замечание относительно того, что «фантазия разновидность вооб­ражения» (Е. И. Игнатьев), или более пространное, но также неизвестно на чем основанное рассуждение о том, что «в воображении человек использует модели и функции оригиналов, сохраняя при этом отчет о своем допущении; в фантазии этот отчет значительно ослабевает, по этому признаку фантазия занимает проме­жуточное место между воображением и сновидением — в последнем упомянутый отчет полностью отсутствует»!. Чаще всего, однако, суть разграничения выра­жается в том, что воображение рассматривается психической деятельностью, в ходе и результате которой связь с реальностью, якобы, прослеживается более отчетливо, чем в процессе фантазирования. С этих позиций творческое воображение обособляется от творческой фантазии, а образы воображения от образов фантазии (Н. С. Шабалин). Галлюцинациями называют фантастические видения, не имеющие, по- видимому, почти никакой связи с окружающей человека действительностью. Обычно они – результат тех или иных нарушений психики или работы организма. Мечта- воображение, направленное на будущее, на перспективы жизни и деятельности человека. Мечта от грезы отличается тем, что она несколько более реалистична и в большей степени связана с действительностью, так как в принципе осуществима. Грезы и мечты у человека занимают довольно большую часть времени, особенно в юности. Для большинства людей мечты являются приятными думами о будущем. У некоторых встречаются и тревожные видения, порождающие чувство беспокойства, вины, агрессивности. В мечтах человек создает образы желаемого. Значение мечты в жизни человека огромно. Она корректирует направленность деятельности человека, побуждает к борьбе с трудностями, под ее влиянием формируется воля, характер, способности личности. Полезная, общественно направленная мечта поднимает человека на борьбу, вдохновляет на труд. Но бывают мечты беспредметные, совершенно оторванные от действительности. Такие мечты превращаются в пустое фантазерство, в «маниловщину». Часто такие мечты называют грезами. Грезы уводят человека от мира действительных предметов и явлений в мир фантазий, делают его труд не интересным и утомительным. Основное средство борьбы с грезами - это активное участие в труде, в жизни коллектива. Грезы в отличии от галлюцинаций- это вполне нормальное психическое состояние, представляющие собой фантазию, связанную с желанием, чаще всего несколько идеализируемым будущем [4]. Если исходить из широкого понимания воображения как охватывающего любой психический процесс в образах, то именно потому, что этот термин включит в таком случае и память, придется, внося двойственность в термины, обозначить воображение в более узком и специфическом смысле слова в его отличии от памяти. Поэтому целесообразнее сохранить термин «воображение» для обозначения этого последнего специфического процесса. Воображение- это отлет от прошлого опыта, это преобразование данного и порождение на этой основе новых образов, являющихся и продуктами творческой деятельности человека и прообразами для нее. [5] 1.2. Функции воображения. Основная функция воображения заключается в организации таких форм поведения, которые еще ни разу не встречались в опыте человека, в то время как функция памяти заключается в организации опыта для таких форм , которые примерно повторяют уже бывшие раннее. В зависимости от этого у воображения намечаются несколько функций совершенно различной природы, но тесно связанных с основной функцией нахождения поведения, соответствующего новым условиям среды. Первая функция имагинативного поведения может быть названа последовательной, и она представляет наиболее важное значение для педагога. Все, что мы познаем из не бывшего в нашем опыте, мы познаем при помощи воображения; конкретнее говоря, если мы изучаем географию, историю, физику или химию, астрономию, да и любую науку, мы всегда имеем дело с познаванием таких объектов, которые непосредственно не даны в нашем опыте, но составляют важнейшее приобретение коллективного социального опыта человечества. И если изучение предметов не ограничивается одним словесным рассказом о них, а стремится проникнуть сквозь словесную оболочку описания в самую их сущность, оно непременно должно иметь дело с познавательной функцией воображения, оно должно использовать все законы деятельности воображения. Другую функцию воображения следует назвать эмоциональной; она состоит в том, что всякая решительно эмоция имеет свое определенное, не только внешнее, но и внутреннее выражение, и, следовательно, фантазия является тем аппаратом, который непосредственно осуществляет работу наших эмоций. Из учения о борьбе за общее двигательное поле мы знаем, что далеко не все находящиеся у нас импульсы и влечения получают свое осуществление. Спрашивается, какова судьба тех нервных возбуждений, которые возникают совершенно реально в нервной системе, но не получают своего осуществления. Само собой разумеется, что они получают характер конфликта между поведением ребенка и окружающей средой. Из такого конфликта возникает при сильном напряжении заболевание, невроз или психоз, если он не получает иного выхода, т.е. если он не сублимируется и не превращается в другие формы поведения. И вот функция сублимации, т.е. социально высшей реализации неосуществившихся возможностей, выпадает на долю воображения. В игре, во лжи, в сказке находится бесконечный источник переживаний, и фантазия, таким образом, открывает как бы новые двери для наших потребностей и стремлений к выходу в жизнь. Эта эмоциональная функция фантазии незаметно переходит в игре в новую функцию. Можно сказать, что психологический механизм игры всецело сводится к работе воображения и что между игрой и имагнитивным поведением можно провести знак равенства. Игра есть не что иное, как фантазия в действии, фантазия же не что иное, как заторможенная и подавленная, необнаруженная игра. Поэтому на долю воображения выпадает еще третья функция, назовем ее воспитательной, назначение и смысл которой – организовывать повседневное поведение человека. Таким образом три функции фантазии всецело согласуются с ее психологическим свойством – это поведение, направленное на формы, еще не бывшие в нашем опыте [6]. Первое и важнейшее назначение воображения как психического процесса заключается в том, что оно позволяет представлять результат труда до его начала, представлять не только конечный продукт труда (например, стол в завершенном виде, как готовое изделие, но и его промежуточные результаты в данном случае те детали, которые надо последовательно готовить, чтобы собрать стол). Следовательно, воображение человека в процессе деятельности создает психическую модель конечного или промежуточного продукта труда, и способствует его предметному воплощению. Таким образом, в проблемной ситуации, с которой начи­нается деятельность, существуют две системы опережения сознанием результатов этой деятельности: организованная система образов (представлений) и организованная система понятий. Возможность выбора образа лежит в основе вооб­ражения, возможность новой комбинации понятий лежит в основе мышления. Часто такая работа идет сразу в «двух эта­жах», ибо системы образов и понятий тесно связаны: выбор, например, способа действия, осуществляется путем логиче­ских рассуждений, с которыми органически слиты яркие пред­ставления того, как будет осуществляться действие. [7] 1.3. Воображение в цепи других психических процессов. Воображение – особая форма человеческой психики, стоящая отдельно от остальных психических процессов и вместе с тем занимающая промежуточное положение между восприятием, мышлением и памятью[8]. Специфика этой формы психического процесса состоит в том, что воображение, вероятно, характерно только для человека и странным образом связано с деятельностью организма. Воображение всегда есть определенный отход от действительности, но в любом случае источник воображения – объективная реальность. Для воображения характерна не большая связь с эмоциональной стороной, не меньшая степень сознательности, не меньшая и не большая степень конкретности; эти особенности проявляются также на различных ступенях развития мышления[9]. Воображение надо рассматривать как более сложную форму психической деятельности, которая является реальным объединением нескольких функций в их своеобразных отношениях [10]. А.В. Брушлинский в статье «Воображение и творчество» начинает свой ана­лиз с замечания, что традиционно связываемая с воображением «...способность создавать «новые чувственные или мыслительные образы» не специфична для него, «...поскольку создание, открытие и т. д. нового — это дело не только воображения, но и восприятия, представления, мышления и т. д.». Воображение неразрывно связано с процессом памяти, оно преобразует то, что есть в памяти. Также связано с восприятием, (обогащает новые образы, делает их более продуктивными) и мышлением: - осуществляет мысленный отход за пределы непосредственно воспринимаемого; - способствует предвосхищению будущего; В самом общем виде задача мышления — познание объектив­ной истины. «Мышление человека ... отражает объективную исти­ну»,— указывал В. И. Ленин -«оживляет» то, что было ранее. Каким бы удивительным и могущественным ни ка­залось нам мышление, оно в своей сути является копирующим, «снимающим слепки» с действительности отражением. От восприятия воображение отличается тем, что его образы не всегда соответствуют реальности, в них есть элементы фантазии, вымысла. Для старой психологии, в которой чаще всего все виды психической деятельности человека рассматривались как известные ассоциативные комбинации прежде накопленных впечатлений, проблема воображения была неразрешимой загадкой. Волей – неволей старая психология должна была сводить воображение к другим функциям, потому что самое существенное отличие воображения от остальных форм психической деятельности человека заключается в следующем: воображение не повторяется в тех же сочетаниях и в тех же формах отдельные впечатления, которые накоплены прежде, а строит какие-то новые ряды из прежде накопленных впечатлений. Иначе говоря, привнесение нового в само течение наших впечатлений и изменение этих впечатлений так, что в результате возникает некоторый новый, раньше не существовавший образ, составляет, как известно, самую основу той деятельности, которую мы называем воображением. Следовательно, для ассоциативной психологии, которая рассматривала всякую деятельность как комбинирование уже бывших в сознании элементов и образов, воображение должно было быть неразрешимой загадкой. Известно, что старая психология пыталась обойти эту загадку путем сведения воображения к другим психическим функциям. В сущности, эта идея и лежит в основе всего старого психологического учения о воображении, которое, как выразился Т. Рибо в известной работе о воображении, рассматривает два его вида, выделяя, с одной стороны, так называемое воспроизводящее воображение и, с другой, - творческое, или воссоздающее, воображение. Воспроизводящее воображение – та же самая память. Под воспроизводящим воображением психологи понимали такую деятельность психики, при которой мы воспроизводим в сознании ряд образов, пережитых нами, но восстанавливаем их тогда , когда непосредственных поводов для восстановления нет. Такая деятельность памяти, которая состоит в возникновении в сознании прежде пережитых образов и не связан с непосредственным актуальным поводом для их воспроизведения, называлась старыми психологами воображением. Различая эту форму воображения от памяти в истинном смысле слова, психологи говорили так: если я, видя сейчас какой-нибудь пейзаж, вспоминаю другой похожий пейзаж, который я когда-то видел, видел где-то в другой стране, то это деятельность памяти, потому что наличный образ, наличный пейзаж вызывает во мне пережитый образ. Это обычное движение ассоциаций, которая лежит в основе функций памяти. Но если я, погруженный в собственное раздумье и мечты, не видя ни какого пейзажа, воспроизвожу в памяти пейзаж, который видел когда- то, то эта деятельность будет отличатся от деятельности памяти тем, что непосредственным толчком для нее служит не наличие вызывающих ее впечатлений, а какие – то другие процессы. Иначе говоря, эти психологи нащупали верную мысль, что деятельность воображения даже тогда, когда оно оперирует с прежними образами, является деятельностью, которая психически обусловлена иначе, чем деятельность памяти. Однако здесь психологи наталкиваются на следующие обстоятельства: вспоминаю ли я прежний пейзаж, глядя на настоящий, или же я вспоминаю его, когда в голове у меня промелькнуло слово – название местности, напомнившее мне пейзаж, который я видел, от этого дело по существу не меняется. Разница между памятью и воображением заключается не в самой деятельности воображения, а в тех поводах, которые вызывают эту деятельность. Сама же деятельность в обоих случаях оказывается очень сходной, потому что, если стоять на точке зрения атомистической психологии, которая из элементов создает сложные деятельности, нет другого пути для объяснения деятельности воображения, как предположение о том, что какое-то наличие образов вызывает ассоциированные с ними образы. При таком подходе проблема воспроизводящего воображения целиком сливалась с проблемой памяти: она рассматривалась как одна из функций памяти среди многих других ее функций. По известной формуле Бегсона, воображение столь же изначально присуще нашему сознанию, как свобода воли. Это свободная деятельность, протекающая в условиях материального мира и потому так или иначе пересекающееся с ним, но сама по себе деятельность автономная. Близко к этой точке зрения стоял и У.Джеймс, говорящий о воле, управляющей творческой деятельностью, что каждый акт здесь содержит «фиат» - божественное слово, с помощью которого бог сотворил мир. Глава 2.Психологический механизм воображения в творческой деятельности. 2.1. Этапы художественного творчества и этапы творческого воображения. Исходя из невозможности для ассоциативной психологии объяснить творческий характер воображения, интуитивистическая психология сделала в этой области то же, что и в области мышления: и там и здесь она, по выражению Гёте, проблему сделала постулатом. Когда требовалось объяснить, как в сознании возникает творческая деятельность, идеалисты отвечали, что сознание присуще творческое воображение, что сознание творит, что ему присущи априорные формы, в которых оно создает все впечатления внешней действительности. Ошибка к ассоциативной психологии, с точки зрения интуитивистов, заключается в том, что они исходят из опыта человека, из его ощущений, из его восприятий, как из первичных моментов психики и, исходя из этого, не могут объяснить, как возникает творческая деятельность в виде воображения. На самом деле, говорят интуитивисты, вся деятельность человеческого сознания проникнута творческим началом. Само наше восприятие возможно только потому, что человек привносит нечто и от себя в то, что воспринимает во внешней действительности. Таким образом, в современных идеалистических учениях две психологические функции поменялись местами. Если ассоциативная психология сводила воображение к памяти, то интуитивисты пытались показать, что сама память есть не что иное, как частный случай воображения. На этом пути идеалисты часто доходят до того, что и восприятие рассматривают как частный случай воображения. Восприятие, говорят они, есть воображаемый, строящийся умом образ действительности, который опирается на внешнее впечатление как на точку опоры и который обязан своим происхождением и возникновением творческой деятельности самого познания. Таким образом, контроверза между идеализмом и материализмом в проблеме воображения, как и в проблеме мышления, свелась к вопросу о том, является ли воображение первоначальным свойством познания, из которого развиваются постепенно все остальные формы психической деятельности, или само воображение должно быть понято как сложная форма развитого сознания, как высшая форма его деятельности, которая в процессе развития возникает на основе прежней [11]. Творческое воображение рассматривается как особая деятельность, представляющая особый вид деятельности памяти, а, следовательно, и мышления. Потому сначала весь процесс творческого воображения проходит в сознании и лишь потом воплощается в реальности. Этапы творческого воображения[12]. 1. Возникновение творческого идеала. 2. «Вынашивание» замысла 3. Реализация замысла. Есть общие психологические механизмы всякой твор­ческой деятельности, актуализирующиеся, однако, по-раз­ному в неодинаковых проявлениях творчества. Такие, например, значимые психологические механизмы, как воображение, эмоцио­нальное напряжение, память, которую еще Сеченов характеризовал как краеугольный камень всякого пси­хического развития, имеют существенное значение в художест­венном творчестве. Ра­зумеется, здесь речь идет именно о механизмах творче­ства, а не о специфическом направлении их действия. Нередко самое существенное в особенностях художе­ственного творчества связывается с ролью и значением личностного начала в процессе творчества. Свое­образие художественного творчества усматривается имен­но в том, что оно носит ярко выраженный личностный характер. В художественных про­изведениях представлены результаты, в опре­деленной мере непосредственно или опосредованно объ­ективирован сам процесс творческой деятельности, ма­териализованы (или могут быть материализованы) некоторые особенности творческого акта. (Так, например, Пушкин в тексте «Евгения Онегина» отметил, как и ког­да он стал различать «даль свободного романа».) Художественное произведение дает основания для возможного интроспективного анализа: от результатов к истокам. Оно позволяет осуществить мысленный экспе­римент — по характеру материализации художественной мысли строить гипотезу: как создавалось само произве­дение, каковы были некоторые особенности самого твор­ческого акта. Анализу психологических аспектов художественной деятельности может способствовать учет самых разнооб­разных данных. Среди них — собственные свидетельства самого художника, воспоминания людей, окружавших автора произведения, показания современников, соответ­ствующая переписка, подготовительные материалы, этю­ды, наброски, ранние редакции, правка текста и — что особенно интересно — характеристики личности худож­ника, его интересов (не только художественных), привы­чек, направления мысли, его культуры и т. д. Значительный интерес представляют подготовитель­ные материалы, варианты, этюды, наброски, литератур­ная правка и корректировка и т. д. Как документ самого ; искусства, а не суждений о нем они — более достоверное свидетельство. Эти материалы позволяют выявить неко­торые этапы становления произведений, но они являются результатом материализации (пусть неокончательной, становящейся) творческой мысли художника и не всегда дают достаточное представление о подлинных мотивах, побуждающих художника двигаться в том или ином направлении [13]. Я.А. Пономарев выделяет четыре фазы творческого процесса: Первая фаза (сознательная работа)- подготовка (особое деятельностное состояние как предпосылка интуитивного проблеска новой идеи). Вторая фаза (бессознательная работа) - созревание (бессознательная работа над проблемой, инкубация направляющей идеи). Третья фаза (переход бессознательного в сознание)- вдохновение (в результате бессознательной работы в сферу сознания поступает идея решения, первоначально в гипотетическом виде, в виде принципа, замысла). Четвертая фаза (сознательная работа) - развитие идеи, ее окончательное оформление и проверка. Этапы художественного творчества: 1. Обдумывание идеи (здесь огромную роль играет вдохновение). 2. Создание модели (моделирование творения в сознании; активное участие воображения). 3. Выполнение набросков для решения, намеченного в модели (моделирование на бумаге). 4. Завершение композиционного построения (детальное моделирование). 5. Корректировка композиции (обдумывание правильности построения). 6. Окончательная обработка (необходимые исправления; завершение работы). Важнейшим этапом творчества является обдумывание идеи. Момент, когда появляется образ предвосхищаемого творения, по сути, появляется сама цель работы. Этот этап напрямую зависит от вдохновения, одного из самых необъяснимых психических процессов. 2.2. Воображение и творческое вдохновение. Вдохновение, у Даля, есть «высшее духовное состояние и настроение, восторженность и необычайное проявление умственных сил». Ушаков сдержаннее и суше: «творческое одушевление, состояние творческого подъ­ема». Зато у Ушакова находим мы в качестве примера строчки из двух поэтов, и обе здесь к месту. «Нечасто к нам слетает вдохновенье». Это Дельвиг. «Вдохновение нужно в геометрии, как в поэзии». Это Пушкин. У Даля есть еще одно значе­ние слова «вдохновение»: «наитие, внушение, ниспослан­ное свыше»; люди часто употребляют его именно в этом значении. Многие же не просто употребляют, но и свято верят, что вдохновение действительно нисходит на че­ловека свыше, с небес, что выражение «божий дар» надо понимать буквально, что человек, наделенный ярким та­лантом, действительно «избранник божий» и что такие явления, как интуиция, вдохновение, бессознательное,, сон, научному толкованию не поддаются, ибо находятся в ведении потусторонних сил» [14]. На самом деле эти процессы вполне «земные», но пока не доступные нашему пониманию. Воображение и творческое вдохновение тесно связаны между собой: воображение часто зависит от вдохновения. В художественном же творчестве его роль возрастает в несколько раз. Художники, писатели, музыканты не могут создать по-настоящему потрясающих творений, пока их «не посетит муза». Истинно же вдохновение-это колоссальное напряжение всех психических сил художника, итогом которого являются значительные творческие достижения. Вдохновение «снисходит» на творца не только во сне или во время сильного впечатления (пассивное воображение), но и во время творческого процесса, процесса активного воображения. По поводу механизма неосознаваемого отра­жения субъектом объективной логики вещей и ориентировки на побочные продукты действия можно резюмировать следующим образом: направление поиска для включения исследуемого объ­екта в новые ситуации и связи определяется свойствами самого объекта, причем эти свойства отражаются на интуитивном уровне, на котором происходит решение творческой задачи, а затем осуществляется логическое осмысление полученного решения. Я.А. Пономарев четко показывает взаимосвязи интуитивного и логического моментов в решении задачи и назначение послед­него: «Логическое решение творческой задачи возникает лишь на базе интуитивного, т. е. тогда, когда задача практически уже решена. Логическое решение побуждается потребностью пере­дать интуитивно найденное другому человеку, обосновать, доказать правомерность такого решения, использовать его для решения наиболее сложной однотипной задачи и т. д. Здесь и возникает необходимость выразить результат решения в языке «оре- Второй механизм — поиск неизвестного на основе взаимодействия интуитивного и логического начал. «После В.Ф. Асмуса в отечественной литературе стало общепринятым необходимость различать факты интуитивного познания» В психологических исследованиях к настоящему времени осуществлена некоторая расшифровка понятия «интуиция» в психологическом плане. По словам О. К. Тихомирова, интеллектуальная интуиция является собирательным механизмом и включает в себя множество разных механизмов: — установки; — предвосхищения, догадки; — бессознательную психическую активность ; — неосознанное отражение объективной логики вещей и ориентировку на побочные продукты деятельности; — интеллектуальные эмоции. Вопрос о механизмах творческой деятельности является цент­ральным при ее исследовании. Поэтому все психолого-педагоги­ческие работы, посвященные анализу творческой деятельности, касаются ее механизмов. К настоящему времени выявлено, с нашей точки зрения, пять основных групп механизмов творческой деятельности: — поиск неизвестного с помощью механизма анализа через синтез — поиск неизвестного с помощью механизма взаимодействия интуитивного и логического начал; — поиск неизвестного с помощью ассоциативного механизма; — поиск неизвестного с помощью эвристических приемов и Методов. Все указанные механизмы представляются нам объективными реально существующими и дополняющими друг друга. 2.3. Процесс воображения и реформирование творческой идеи. При рассмотрении механизма воображения, нельзя не затронуть процесса преобразования творческой идеи. Так называемый творческий акт, или то, что скромно именуют «решением проблем», имеют одина­ковую психологическую структуру. Представим ее в виде условных пяти этапов: I. Накопление знаний и навыков, необходимых для четкого уяснения и формулирования задачи. Четкая фор­мулировка задачи — это половина решения. II. Сосредоточенные усилия и поиски дополнительной информации. Если задача все же не поддается решению, наступает следующий этап. III. Кажущийся уход от проблемы, переключение на другие занятия. Это период инкубации. IV. Озарение, или инсайт. Это не всегда гениальная идея, порою лишь весьма скромных масштабов догадка. Внешне озарение выглядит как логический разрыв, ска­чок в мышлении. У высокоодаренных людей этот скачок огромен. Но в любом акте творчества, даже при ре­шении школьником задач по арифметике, есть такой разрыв. V. Проверка. Следовательно, если этапы научного и художествен­ного творчества и не совпадают полностью, то во многом сходны. Особенно это относится к подсознательным перио­дам инкубации и озарения, но есть сходство также между фазой замысла в художественном творчестве и формули­рованием задачи в научном [15]. Материалы исследования показали, что полноценный образ воображения формируется, во-первых, при условии оптимально­го взаимодействия всех трех его циклов: диспозиции, собственно перцепции и концептуально-смыслового обобщения и, во-вторых, наиболее полной завершенности таких характеристик художест­венного образа восприятия, как динамичность, целостность, взаимодействия образа с деталями и сенсорно-чувственной фак­турой образа. В результате различного сочетания этих свойств возникают три основные «модификации» образа воображения: символичес­кая, «миметическая» и художественно-реалистическая. «Символический» художественный образ имеет преимущест­венно философско- содержательный характер, в нем на первый план выдвигается смысловая сторона, внешняя, конкретно-чув­ственная как бы поглощается содержанием и сама по себе играет вспомогательную роль, выступая здесь как различитель смысла, как символ, как знак. «Миметический» образ воображения характерен идентифи­кацией внешней и внутренней формы. Внешняя форма образа здесь целиком подчиняет себе содержание, отождествляя его с собой. Художественно-реалистическому образу присуще диалек­тическое единство внутренней и внешней формы, преодоление, точнее преобразование внешней формы посредством внутренней, при ведущей роли последней. Промежуточными точками «шкалы выразительности», как доказывает исследование, явились следующие «подтипы» обра­зов воображения: «ассоциативно-назывной», в котором всецело преобладает внешняя форма, «сюжетно-ролевой» контекст, пере­дающий «реальную» коллизию, «неопределенную» внутренней формой, «ассоциативно-художественный», в основе которого лежит ассоциация с фрагментами, заимствованными из художест­венных произведений и, наконец, «художественный» образ, в котором внешняя форма «реорганизована» внутренней. В полу­ченной последовательности образов с некоторой условностью и допущением можно проследить психологические механизмы ди­намики становления художественного образа воображения: от «фотографического», «сканирующего» опознания объекта, узна­вания в нем знакомых предметов и явлений до обобщенных, символических, а иногда и фантастических воображаемых образов. Основной механизм продуцирования миметического образа — узнавание в тест- объекте знакомого явления: это похоже «на кресло», «на собаку», «на змею» и т. д. Сам по себе характер узнавания лишен динамики и эмоциональности и вряд ли может быть причислен к разряду психолого-эстетических механизмов. Следующие два типа, в которых внутренняя форма получила свое развитие, можно называть пред эстетическими. Она характеризует­ся целостностью и динамичностью продуцируемых образцов, а также нюансировкой деталей и эмоциональным откликом. Динамичность и целостность проявляется в таких реакциях: «жираф танцует летку-енку», «человек в прыжке», «спина про­гнутая», «два птенчика, им холодно, они прижались», «на бале­рину, балерина танцует». Подробное восприятие деталей проявляется в таких выска­зываниях: «ухо, мордочка олененка, глаз, рот, носик», «цапля с клювом», «чье-то лицо, глаза, нос, рот». Однако центральным механизмом продуцирования предэстетического образа является механизм взаимодействия целостности, динамичности и сенсор­ной чувствительности. Примеры взаимодействия: «Лесной миш­ка, голова, глаза, симпатичный, красивый мишка», «чере­пашка милая», «изящная змейка, лисица». Другой предэстетический тип восприятия можно назвать сю-жетно-ролевым. Он сохраняет все черты целостно-динамического типа, но значительно развивает динамичную ситуацию образа до маленького рассказа. Следует отметить т. н. «квазихудожественный» тип образа, в котором преимущественно воспроизводятся реминисценции из ху­дожественных произведений: «на чертика похож, такая физионо­мия, носик, ротик, бородка напоминает чертика из фильма «Ве­чера на хуторе близ Диканьки», который летел по воздуху лапка­ми вперед, а задние болтаются»; «... фигуру Родена, получилась картина, Боттичелли — два ветра летят, по-моему, в «Весне». В процессе создания «квазихудожественного» образа респон­дент, как мы видим, пользуется готовыми «художественными клише», заимствованными из произведений искусства. И, наконец, собственно художественный образ, являющийся продуктом творческого воображения и представляющий наибо­лее оптимальный вариант механизма взаимодействия таких спе­цифических свойств, как динамичность, целостность, эмоцио­нальность и сенсорность, предопределяет художественное «смыслообразование». Главный механизм продуцирования образа воображения за­ключается в ассоциативном поиске второго, иносказательного смысла, предъявленного в эксперименте тест-объекта, в его «оз­начении» к переводе в художественный план, т. е. в создании художественной метафоры как элементарной модели художест­венного образа. Полученный в результате эффект «сопряжения» и является энергетическим «аккумулятором» напряжения про­дуцируемого образа. «Да, этот корень значительно интересней, тем предыдущий, моментальная ассоциация поверженной лани, чего-то трепетного, чего-то умирающего, поникшее лицо, запе­чатлен момент тоски, последняя песнь, что-то доброе, грациозное, нежное, как у античных статуй, глаза, ресницы, ассоциация настолько интересна, что видеть другого ничего не хотелось бы, see время слежу взглядом за первым впечатлением, от него трудно отделаться, оно преследует, руководит мною и доставляет радость, удовольствие». Следует отметить, что выявленная в эксперименте «шкала выразительности» образа воображения приобретала в ответах испытуемых художественно- эстетическую специфику: воссозданные «миметические» образы интерпретировались преимущественно как комические и безобразные ,«реалистические» — как прекрасные «символические» — как возвышенные и трагические. 2.4. Воображение и создание художественного образа. Воображение играет существенную роль в каждом творческом процессе. Его значение особенно велико в художественном творчестве. Сущность художественного воображения заключается, прежде всего, в том, чтобы уметь создать новые образы, способные быть пластическим носителем идейного содержания. Особая мощь художественного воображения заключается в том, чтобы создать новую ситуацию не путем нарушения, а при условии сохранения основных требований жизненной реальности. Мощь творческого воображения и его уровень определяется соотношением двух показателей: 1) тем, насколько воображение придерживается ограничительных условий, от которых зависит осмысленность и объективная значимость его творений; 2)тем, насколько новы и оригинальны, отличны от непосредственно данного ему порождения. Воображение, не удовлетворяющее одновременно обоим условиям, фантастично, но творчески бесплодно[16]. Разбирая механизм воображения, необходимо подчерк­нуть, что его сущность составляет процесс преобразования представлений, создание новых образов на основе имею­щихся. Воображение, фантазия - это отражение реальной действительности в новых, неожиданных, непривычных со­четаниях и связях. Если придумать даже что-то совершенно необычайное, то при тщательном рассмотрении выяснится, что все элементы, из которых сложился вымысел, взяты из жизни, почерпнуты из прошлого опыта, являются результа­тами преднамеренного анализа бесчисленного множества фактов. Синтез представле­ний в процессах вооб­ражения осуществля­ется в различных фор­мах. Самая элементар­ная форма синтезиро­вания образов - аг­глютинация - предпо­лагает «склеивание» раз­личных, в повседневной жизни не соединяемых, качеств, свойств, час­тей. Путем агглюти­нации строятся многие сказочные образы (русалка, избушка на курьих ножках, Пегас-кентавр и т.д.), она используется и в техническом творчестве (например, танк-амфибия, соединяющий качества танка и лодки, аккордеон - сочетание фортепьяно и баяна). По форме преобразования представления агглютинации близка гиперболизация, которая характеризуется не только увеличением или уменьшением предмета (великан огромный как гора, и мальчик с пальчик), но и изменением количества частей предмета и их смещением: многорукие боги в индий­ской мифологии, драконы с семью головами и т.д. Возможный путь создания образа фантазии - заострение подчеркивание каких-либо признаков. При помощи этого прие­ма создаются дружеские шаржи и злые карикатуры. В том случае, если представления, из которых конструируется образ фантазии, сливаются, различия сглаживаются, а черты сходства выступают на первый план, образ схематизируется. Хороший пример схематизации - создание художником ор­намента, элементы которого взяты из растительного мира. Наконец, синтез представления в воображении может быть произведен при помощи типизации, широко используемой в художественной литературе, скульптуре, живописи, для кото­рых характерно выделение существенного, повторяющегося в однородных фактах и воплощение их в конкретном образе. Течение творческого процесса предполагает возникнове­ние множества ассоциаций (однако их актуализация отлича­ется оттого, что наблюдается в процессах памяти). Направ­ление, которое приобретает ход ассоциаций, оказывается, подчинено потребностям и мотивам творчества [17]. В процессе работы над произведением имеет место некоторая идентификация художника с творимыми им образами. Так, в творчестве актера центральной пробле­мой выступает перевоплощение в образ. В некоторых других искусствах без него можно обойтись. Но перевоп­лощение специфично не только для театра. В ряде дру­гих искусств, по крайней мере, в воображении, художник также часто идентифицирует свои создания с собой. Из­вестные высказывайся художников типа флоберовского «Эмма — это я» именно на это и указывают. Куприн со­жалел, что он не может, хотя бы на несколько дней, стать лошадью, растением или рыбой. Ему хотелось побыть женщиной, испытать роды. В «Зеленых холмах Африки» Хемингуэй рассказывает, как однажды ночью он пережил все то, что должен пережить раненый лось, он испытал за него все, начиная с шока от пули и до конца его страданий. «Писательство,— говорил К. Паустовский,— сделалось для меня не только занятием, не только рабо­той, а состоянием собственной жизни, внутренним моим состоянием. Я часто ловил себя на том, что живу как бы внутри романа или рассказа» !3 . Все эти очень ценные наблюдения художников не должны быть поняты бук­вально, в смысле прямого отождествления автора с его творением. Как бы ни воплощал себя художник в образ, между ними всегда сохраняется дистанция. Не забудем: художник не только воспроизводит жизнь, но и объясня­ет ее, выносит ей приговор. К. С. Станиславский, наибо­лее полно и всесторонне обосновавший принципы искусст­ва переживания с присущим ему перевоплощением акте­ра в образ, в то же время исходил из необходимости разграничения между перспективой роли и перспективой артиста, иначе — не допускал их отождествления. В про­цессе творчества механизм идентификации не действует локально, вне связи с другими психологическими меха­низмами. Идентификация корректируется ими, она не абсолютна, в ходе воплощения художника в образ идет сопоставление ценностей, она (идентификация) носит оценочный характер. С проблемой идентификации сопряжена способность вживания художника в образы своего произведения. Та­кое вживание (эмпатия) может быть разным не только в различных, но даже в одной и той же области искусст­ва [18]. Заключение. На основании проведенного нами исследования, можно сделать следующие выводы: Воображение - это психический процесс, который преображает данное и порождает на этой основе новые образы. Воображение как сложный психический процесс состоит из нескольких видов (активное/пассивное, продуктивное/ репродуктивное, воссоздающее, творческое, особые виды воображения). Воображение является основой наглядно-образного мышления, позволяющее человеку ориентироваться интуитивно и решать задачи без непосредственного вмешательства практических действий. Для воображения характерна не большая связь с эмоциональной стороной, не меньшая степень сознательности, не меньшая и не большая степень конкретности. Воображение надо рассматривать как более сложную форму психической деятельности, которая является реальным объединением нескольких функций в их своеобразных отношениях. Первая из них состоит в том, чтобы представлять действительность в образах и иметь возможность пользоваться ими, решая задачи. Вторая функция состоит в регулировании эмоциональных состояний. При помощи своего воображения человек способен хотя бы от части удовлетворять многие потребности, снимать порождаемую ими напряженность. Третья функция воображения состоит в формировании внутреннего плана действий, планировании и программировании деятельности. Воображение занимает промежуточное положение между восприятием, мышлением и памятью. Воображение неразрывно связано с процессом памяти, оно преобразует то, что есть в памяти. Также связано с восприятием, (обогащает новые образы, делает их более продуктивными) и мышлением. От восприятия воображение отличается тем, что его образы не всегда соответствуют реальности, в них есть элементы фантазии, вымысла. Творчество является необходимым условием развития реальности, образования ее новых форм, вместе с возникновением, которых меняются и сами формы творчества. В процессе творчества накапливаются новые знания и переоцениваются ранее приобретенные, преобразуется их система, уточняется мировоззренческая позиция или меняется совсем. Самое существенное в особенностях художественного творчества связывается с ролью и значением личностного начала в процессе творчества. Своеобразие художественного творчества усматривается именно в том, что оно носит ярко выраженный личностный характер. Этапы развития художественного творчества: обдумывание идеи, создание модели, выполнение набросков для решения, намеченного в модели, завершение композиционного построения, корректировка композиции, окончательная обработка. Воображение и творчество теснейшим образом связаны между собой. Воображение формулируется в процессе творческой деятельности, хотя творчество невозможно представить вне процесса фантазирования. Творчество без воображения выступает как цепь причинно - следственных связей, постоянно варьируемых и изменяемых. Правильное уяснение всей сложности отношений между воображением и творчеством трудно достижимо без учета того, что социальный подход к творческому результату всегда утилитарен. Это ведет к тому, что при оценке творческого продукта общественное внимание в первую очередь концентрируется на его оригинальности. Мы судим, таким образом, об интеллектуальном своеобразии субъекта по его творческому итогу. Нередко тот высокий духовный уровень развития, которого достиг субъект в процессе творческого поиска и, благодаря ему, мы склоны рассматривать предшествующему началу творчества. Так рождается иллюзия предрешенности творческого успеха от личностных качеств субъекта, в частности, от развитости его воображения. Список литературы: 1. Выготский Л.С. «Психология». М.: Изд-во «ЭКСМО-Пресс»,2002. 2. Выготский Л.С. «Психология искусства», изд-е 2-е. М., 1968. 3. Выготский Л.С. «Развитие высших психических функций».- М., 1970. 4. Выготский Л.С. «Собрание сочинений». В 6т. Т.2.-М., 1964. 5. Дудецкий А.Я. «теоретические вопросы воображения и творчества: цикл лекций спецкурса для студентов пед. ВУЗа и учителей общеобразовательной школы». – Смоленск: изд-во смоленского гос. пединститута им. К. Маркса, 1974. 6. «Исследование проблем психологии творчества».- М.,1983. 7. «Искусствознание и психология художественного творчества». - М.,1988. 8. Басин Е.Я. «Психология художественного творчества». - М., 1985. 9. Калошина И.П. «Структура и механизмы творческой деятельности». - М.,1983. 10. Коршунова Л.С. «Воображение и его роль в познании». - М.,1979. 11. Лук А.Н. «Психология творчества». - М.,1978. 12. Иванов С.М. «Быстрый холод вдохновенья». - М.,1978. 13. Крупник Е.П. «Психологическое воздействие искусства на личность». - М.,1999. 14. «Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная». - М.,1990. 15. Якобсон П.М. «Психология художественного творчества». - М.,1971. 16. Пономарев Я.А. «Психологическое моделирование научного творчества». Сб. «Научное творчество». М., 1969. 17. Эйзенштейн С.М. «Психологические вопросы искусства». – М.,2002. 18. Смирнов А.А. «Избранные психологические труды». В 2т.- Т.1. М.,1987. 19. Игнатьев Е.И. «Воображение как средство познания и управления творческой деятельностью». Сб. «Вопросы психологии труда, трудового обучения и воспитания». Ярославль, 1966. 20. Рубинштейн С.Л. «Основы общей психологии». Изд-е 2-е, М.,1946. 21. «Общая психология». Под ред. А.В. Петровского. - М.,1970. 22. Гамезо М.В., Домашенко И.А. «Атлас по психологии: информ. – метод. Пособие к курсу «Психология человека». – М.; Российское педагогическое агентство, 1998.
[1] Выготский Л.С. «Развитие высших психических функций». М., 1960. [2] Игнатьев Е.И. «Воображение как средство познания». Ярославль,1966. [3] Рубинштейн С.Л. «Основы общей психологии». – СПб.: Издательство «Питер»,1999. [4] Рубинштейн С.Л. «Основы общей психологии». – СПб.: Издательство «Питер»,1999. [5] Коршунова Л.С. «Воображение и его роль в познании». - М.: Изд-во МГУ, 1979. [6] Выготский Л.С. «Психология». М., 2002. [7] Дудецкий А.Я. «Теоретические вопросы воображения и творчества».Смоленск, 1974. [8] «Общая психология». Под ред. А.В. Петровского. М., 1970. [9] «Исследование проблем психологии творчества». М.,1983. [10] ВыготскийЛ.С. «Психология искусства, изд-е 2-е». М., 1968. [11] Выготский Л.С. «Психология». М., 2002. [12] Гамезо М.В., Домашенко И.А. «Атлас по психологии». М., 1998. [13] «Искусствознание и психология художественного творчества». М, 1988. [14] Иванов С. «Быстрый холод вдохновения». – М.: Сов. Россия, 1988. [15] Лук А.Н. «Психология творчества».М.,1978. [16] Рубинштейн С.Л. «Основы общей психологии». – СПб.: Издательство «Питер»,1999. [17] Калошина И.П. «Структура и механизмы творческой деятельности: (Нормативный подход). – М.: Изд-во МГУ, 1983. [18] «Искусство знание и психология художественного творчества». М, 1988.