Каталог :: Психология

Билеты: Особенности межгрупповых конфликтов

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ.......................................................................3
Глава 1. ОСОБЕННОСТИ МЕЖГРУППОВЫХ КОНФЛИКТОВ........... 7
1.1. Типология социальных конфликтов...................................... 7
1.2. Причины возникновения межгрупповых конфликтов... 9
1.3. Межгрупповые конфликты в различных конфликтологических теориях...........11
1.4. типология межгрупповых конфликтов............................... 15
Глава 2. УПРАВЛЕНИЕ МЕЖГРУППОВЫМИ КОНФЛИКТАМИ...... 19
2.1. Феномены межгрупповой интеграции.................................. 19
2.2. Способы управленческих воздействий на межгрупповые конфликты.............22
2.3. Методы управления межгрупповыми конфликтами..... 24
ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................................................31
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ....................................... 34
     

ВВЕДЕНИЕ

Хорошо известно, что развитие любого общества, любой социальной общности или группы, даже отдельного индивида представляет собой сложный процесс, который отнюдь не всегда развертывается гладко, а нередко связан с возникновением, развертыванием и разрешением противоречий. Фактически вся жизнь любого человека, любого коллектива или организации, любой страны соткана из противоречий. Эти противоречия обусловлены тем, что разные люди занимают различные позиции., руководствуются различными интересами, преследуют различные цели, а потому стремясь реализовать свои потребности, интересы и цели, довольно часто вступают в противоборство друг с другом два или более индивидов, а иногда социальных групп и даже стран активно ищут возможность помешать сопернику достичь определенной цели, предотвратить удовлетворение его интересов или изменить его взгляды, представления, оценки позиции. Такое противоборство, ведущееся путем спора, применения угрозы или запугивания, использования физической силы или оружия, называется конфликтом. Однако, сказанное вовсе не означает, будто любое противоречие интересов и целей приводит к их конфликту между собой. Противоречие и конфликт – далеко не одно и то же, и не всегда развитие противоречия оборачивается конфликтом. Чтобы конфликт возник, необходимо, чтобы соперничающие за что-либо индивиды или их социальные группы, во-первых, осознали противоположность своих интересов и целей, а, во-вторых, начали активно противодействовать сопернику. Только то противоречие, которое реализуется в активном противодействии друг другу двух или более личностей, групп, партий, стран и т.п., становится первоосновой и истоком социального конфликта. Таким образом, в основе возникновения конфликта как специфического социального феномена лежат объективно существующие противоречия между отдельными индивидами, их группами, государствами и т.п. Можно выделить два вида таких противоречий. Первый их них составляют противоречия объективного различия интересов, позиций социальных общностей (семья, организация, территориальная структура, общественное движение, социокультурная группа и т.д.) или отдельных личностей. Второй включает в себя противоречия, вызываемые реальной политической, экономической и иными формами деятельности властных структур. Оба эти вида противоречий создают объектно-реальную основу конфликтов в обществе. Если первый из них приводит к объектно-субъектным противоречиям в социальном статусе тех или иных групп населения, отдельных семей и индивидов, то второй – порождает реально-субъектные противоречия в отношениях этих групп или индивидов к проводимой политике, к политическим экономическим, юридическим и иным видам действий органов власти! Однако, создавая объектно-реальную основу для возникновения конфликтов, социальные противоречия вовсе не совпадают с конфликтами, не исчерпывают их содержания, а тем более – форм проявления. Если противоречие существует объективно и может не осознаваться вовлеченными в него субъектами, то суть конфликта в том и состоит, что он осознается субъектом, втянутым в то или иное конфликтное действие. Поэтому, конфликт выступает в своем реальном функционировании в обществе как осознанное различие, противоречие соперничающих субъектных сторон конфликтного взаимодействия. Но раз конфликт осознан, то он материализуется в виде определенной направленности практических действий тех или иных субъектов социального взаимодействия. Конфликтная ситуация означает такое социальное взаимодействие между двумя или большим числом сторон (отдельных личностей, их групп, корпораций, стран и т.п.), цели которых реально или предположительно существенно различны или даже несовместимы. Сам же конфликт предстает как столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций или взглядов субъектов социального взаимодействия. Но какие бы обстоятельства не предшествовали возникновению конфликтной ситуации, чаще всего конфликт развертывается по диадической схеме противостояния двух враждебно настроенных субъектов – будь то индивиды, группы, коллективы, нации и т.п. А это означает, что в основе социального конфликта лежит противоречие между интересами. Целями. Устремлениями, ожиданиями различных, по крайней мере двух, противостоящих друг другу субъектов. Из сказанного можно сделать вывод, что в определение конфликта наряду с тремя компонентами, вычисленными Л. Козером, следует включить еще, по крайней мере, три: а) наличие противоречий между вступающими в конфликт сторонами соперничества; б) достижение (или не достижение) целей конфликтующих сторон и в) возможность борьбы их не только с подлинным, но и мнимым противником. Итак, социальный конфликт (от лат. Conflictus – столкновение) есть предельный случай обострения социальных противоречий, выражающийся в многообразных формах борьбы между индивидами и различными социальными общностями, направленной на достижение экономических, социальных, политических, духовных интересов и целей, нейтрализацию или устранение действительного или мнимого соперника и не позволяющей ему добиваться реализации его интересов. Из данного определения вытекает, что социальный конфликт возникает и развивается в определенной социальной ситуации, характеризующейся тем, что между действующими в ней индивидами и (или) их общностями (этническими, демографическими, территориальными, профессиональными и др.) существуют противоречия интересов, целей, мотивов поведения, жизненных установок. Причем эти противоречия настолько существенны для действующих в данной ситуации субъектов, что они во многом определяют способы организации людьми своей повседневной практики в ее целостности динамике. Сложная мозаика таких объективно существующих противоречий, обусловленных различием социального положения, экономических и политических позиций соперничающих сторон, их ценностных ориентацией и составляет то, что обычно называют конфликтной ситуацией. С точки зрения социальной напряженности различают конфликтную деятельность двух видов. Одним из них является конфликтная конфликтная деятельность со строгим жестким соперничеством, когда ее участники преследуют диаметрально противоположные цели, победа одной стороны означает одновременное поражение другой, как это бывает в случае восстания, путча и т.п. Но существует и другой вид конфликтного действия с нестрогим соперничеством, когда с учетом целей и интересов сторон может быть найден компромисс или достигнуто единство. Так, например. Решение имущественного спора нередко достигается благодаря взаимным уступкам. При возникновении конфронтации конфликтная деятельность независимо от того, как в дальнейшем разрешится конфликт с точки зрения деятельностного подхода, разворачивается по определенной психологической матрице. В ней используются такие специфичные действия, как дезинформация противника, его заманивание . выжидание. Устрашение и т.д. Важнейшей социальной характеристикой конфликтной деятельности является принятие решений соперничающими сторонами. Выработка решения часто сопровождается колебаниями сомнениями, связана с обсуждением и борьбой мотивов. Нерешительные люди иногда намеренно оттягивают принятие решения, ожидают, что изменение ситуации само может принести тот или иной выбор действий. Другие, напротив, активно ищут решение в самых сложных ситуациях, всегда готовы взять на себя ответственность и не перекладывают принятие решений на имеющиеся обстоятельства. В большинстве случаев в выигрыше оказывается та сторона, которая лучше учитывает особенности конфликтной ситуации, соотношение выгод и уязвленных мест соперника и своих собственных, принимает более обоснованные решения и неуклонно проводит их в жизнь, преодолевая сопротивление противоположной стороны.

Глава 1. ОСОБЕННОСТИ МЕЖГРУППОВЫХ КОНФЛИКТОВ

1.1. Типология социальных конфликтов.

Для правильного понимания и истолкования социальных конфликтов, их сущности, особенностей, функций и последствий важное значение имеет их типологизация, т.е. вычисление их основных типов на основе выявления сходства и различия. Надежных способов идентификации конфликтов по общности существенных признаков или отличий. Существует много принципов классификации и систематизации конфликтов, например, по степени укорененности в объективных социально- экономических основаниях общественных процессов и систем (структурные и неструктурные конфликты), в зависимости от преобладающего влияния тех или иных факторов в возникновении конфликтов (экономические, политические, идеологические, межнациональные, религиозные, бытовые и т.д.), в зависимости от субъектов конфликтного взаимодействия (внутриличностный, межличностный, между личностью и группой, межгрупповой, межстрановый (межгосударственный) и глобальный), в зависимости от формы и драматизма (остроты) протекания конфликтов (антогонистические и неантогонистические, явные и скрытые, организованные и неорганизованные, конструктивные и деструктивные, рациональные и нерациональные, в зависимости от структурной организации индивидов и групп, втягиваемых в конфликты (межличностные, внутригрупповые, межгрупповые). Более подробно остановимся на последней классификации. Межличностные конфликты развиваются по схеме «индивид – индивид», и в них соперничают , противостоят друг другу два или более индивида, чаще всего (но не обязательно0 входящие в данную социальную группу. Примеров таких конфликтов можно привести множество из жизнедеятельности любой, так называемой, контактной группы, где контакты между ее членами происходят практически ежедневно – учебная группа, бригада, исследовательская лаборатория и т.п. причины таких конфликтов столь же разнообразны, как и характеры индивидов, в них вступающих: соперничество за власть, за престиж, за популярность, за более интересный вид работы и т.п. Если же конфликт вызревает и развертывается между различными группами в пределах данного коллектива (общности) или между группами, представляющими различные общности, то мы имеем дело с межгрупповым конфликтом. Типичным проявлением такого рода конфликтов, отягощенных различными формами враждебности, вплоть до весьма острых, сопровождаемых настоящими побоищами, стали в последнее время стычки между фанатичными болельщиками различных футбольных клубов как в нашей стране, так и за рубежом. В свою очередь, внутригрупповые конфликты в зависимости от того, насколько едины или разобщены друг с другом члены данной группы в понимании значимости той или иной цели их совместных действий или же в определении способов ее достижения, подразделяются на информационные и процедурные. Сли, например, члены одной территориальной общности деревни или поселка, оказавшегося в зоне радиоактивного загрязнения в результате Чернобыльской катастрофы, едины в том, что главное в их совместной деятельности – спасение жизни, в первую очередь, своих детей, но одни выступают за немедленное отселение в экологически чистый район, а другие – категорически против этого, полагая, что, по имеющейся у них информации, можно при создании соответствующих условий (чистые продукты питания, медицинская помощь и др.) вполне нормально жить и на старом месте, мы имеем дело с типичным информационным конфликтом. Иное дело, когда все жители данной деревни убеждены в необходимости переселения в экологически безопасную зону, а ожесточенный спор ведется из-за того, переселяться ли организованно, т.е. всей их сплотившейся общностью в общее для всех новое место жительства, либо каждый должен осуществить такое переселение по своему усмотрению. В таком случае перед нами процедурный конфликт, вспыхивающий тогда, когда группа не может достичь взаимоприемлемого соглашения по способам и формам достижения общей для всех ее членов цели. Специфическим типом внутригрупповых и (или) межгрупповых конфликтных взаимодействий выступает ролевой конфликт. Он может возникнуть тогда, когда: a) Индивид, втягиваемый в конфликтные взаимоотношения с другими индивидами или их группой, должен в силу своего социального статуса выполнять одновременно две различные роли; b) Эти роли предъявляют противоречивые требования к его поведенческим образцам, т.е. являются конкурирующими. Например, явный лидер студенческой баскетбольной команды вдруг обнаруживает, что он не может быть отличным спортсменом и хорошим студентом одновременно и отказывается от дальнейшего участия в соревнованиях. В таком случае конфликт, возникший между ним и его товарищами по команде, имеет явно выраженный ролевой характер. Разумеется, все выделенные типы конфликтов конструируются на основе типологизации, при которой выясняются и отбираются для обобщения наиболее характерные особенности, а второстепенные черты, признаки тех или иных конфликтных ситуаций и действий остаются в стороне как несущественные или недостаточно существенные для данного типа конфликтного поведения. На самом же деле реальные способы и формы возникновения, развития, разрешения конфликтов столь же разнообразны, как многообразны всевозможные цели, интересы, потребности объединяющие или разделяющие людей в их конкретных помыслах, оценках и действиях. Однако, достаточно серьезное упрощение действительности, осуществленное путем типологизации конфликтов, не удаляет исследователя от понимания их причин, сущности, функций и роли в жизни общества, а напротив, приближает к этому, ибо дает возможность выделить для изучения конфликтных ситуаций и действий самое важное и существенное, без чего они просто не могут возникнуть.

1.2. Причины возникновения межгрупповых конфликтов.

Всеобщность группового (межгруппового) конфликта обусловлена тем, что человеческие сообщества, за исключением самых примитивных, функционируют на основе социальной стратификации, т.е. оказываются дифференцированными на различные социальные слои и группы по роду их деятельности, занятиям, экономическому, политическому статусу и т.п. Сама же социальная стратификация, как отмечает известный конфликтолог Р. Коллинз, выступает в обществе как вид и степень неравенства групп и индивидов в их доминировании друг над другом. Причины социального расхождения и противостояния в обществе нужно искать в интересах групп и индивидов, и прежде всего в интересах по поддержанию своих доминирующих позиций или уклонения от доминирования других. Успех или неуспех в таком противостоянии зависит не только от контролируемых различными группами ресурсов – экономических, политических и иных, но также от степени эффективности социальной организации противоборствующих групп, от формируемых в этих группах желаний и идей, складывающихся воедино, в более или менее сплоченные социальные общности входящих в их состав индивидов. В силу этого, отмечает Р. Коллинз, «движущая сила социального изменения - это, главным образом, конфликт; таким образом, длительные периоды относительно стабильного доминирования чередуются с интенсивными и драматическими периодами мобилизации групп» [7; стр.81-82]. Вследствие указанных особенностей социальной стратификации понимание межгруппового конфликта как драматического символа всеобщего взаимодействия различных социальных групп в условиях сохраняющегося или изменяющегося, ниспровержимого и т.п. доминирования их друг над другом становится, по словам Р. Коллинза, символом общего подхода ко всей области социологии, идентифицируемого с теорией конфликта. Согласно последней, сам по себе конфликт очерчивается структурой стратификации, интенсивностью доминирования, ресурсами, которые дают возможность группам организовываться (или мешают делать это). Открытые конфликты относительно нечасты. поэтому теория конфликта не исключает теорию социальной солидарности и даже теорий социальных идеалов, моральных чувств и альтруизма.[7, 82]. Формы проявлений межгрупповых конфликтов столь же разнообразны, как разнообразны цели, интересы, ценности, которые объединяют различных людей в группы, как разнообразны условия существования этих групп, способы их взаимодействия с другими группами и обществом в целом, как разнообразен состав этих групп (профессиональный, этнический, возрастной, территориальный и т.п.), и сколь различны способы их организации и функционирования. Поэтому и диапазон таких конфликтов почти безграничен: от семейных распрей до межгосударственных столкновений, от стычек между хоккеистами двух соперничающих команд до кровавых межнациональных баталий. Можно с полным правом утверждать, что все масштабные изменения на протяжении своей истории человечество испытывало в результате развертывания межгрупповых конфликтов: это политические перевороты, войны, революции, это экономическая блокада, идеологическая интервенция, психологическая война или финансовые санкции. Разумеется, межгрупповые конфликты могут быть и не столь масштабными : к ним относятся и ссоры между соседями по даче за границу земельного участка, и соперничество за власть между двумя различными группировками внутри правящей элиты, и вражда двух групп в одном территориальном коллективе, приводящая к его расколу, и длительный научный спор между сторонниками волновой и корпускулярной теории в физике. Само понятие «межгрупповой конфликт» предполагает , что конфликтный процесс возникает во взаимодействии между различными группами и осуществляться он может по различным причинам, в различных условиях, в различных формах, с различной степенью напряженности. Фактически там, где имеет место межгрупповое взаимодействие, могут возникать и, как правило, возникают межгрупповые конфликты. Но межгрупповое взаимодействие присутствует во всех сферах общественной жизни – экономической, социальной, политической, духовной, во всех социальных институтах и в большинстве организаций, следовательно, конфликты могут возникать повсеместно. Детерминация межгрупповых конфликтов еще более многогранная и сложная, чем детерминация внутригрупповых. Такая ситуация объясняется тем, что в случае межгрупповой вражды присущие любой группе внутригрупповые конфликты как бы наслаиваются на межгрупповые взаимодействия, взаимно усиливая либо, напротив, ослабляя друг друга, существенно осложняя тем самым общую панораму противоречий, соперничества, столкновений и т.п. между конфликтующими группами или организациями. И все же, если из общей панорамы причин, приводящих к межгрупповым конфликтам, выделить главные, то их можно объединить в три основных группы: 1) объективные условия взаимодействия, связывающие или разделяющие социальные группы; 2) внутригрупповые процессы, в том числе конфликтные. Протекающие в каждой из взаимодействующих групп; 3) содержание и направленность межгрупповых взаимодействий. Наглядно эта панорама детерминации межгруппового конфликта изображена на схеме:

1.3. Межгрупповые конфликты в различных конфликтологических теориях Наиболее глубоко межгрупповые конфликты исследованы в конфликтологических теориях К. Маркса, Р. Дарендорфа и Л. Козера. У Маркса в основе интерпретации роли межгрупповых конфликтов в развитии общества находится теория классовой борьбы, объясняющая их многообразие, в конечном счете, из противоположности классовых интересов, располагающихся по оси владения собственностью. Согласно этой теории, конфликты между различными социальными группами (классами) детерминированы неравенством людей в обладании средствами производства и, следовательно, несправедливостью распределения материальных и духовных благ между большими социальными группами, которые называются классами. Концепция межгрупповых конфликтов, развиваемая Р. Дарендорфом, внешне напоминает Марксову схему, но детерминантная ось в ней перемещается с вектора собственности на вектор власти. Согласно этой теории, различные социальные группы входят в состав «императивно координированных ассоциаций», в которых правящие комплексы заинтересованы в сохранении существующего распределения власти, а управляемые – в перераспределении ее. Складывающиеся в обществе отношения господства и подчинения приводят к объективной противоположности интересов, вследствие чего образуются специфические «квазигруппы», смутно ощущающие свое угнетенное положение. Происходящее постепенно осознание этой противоположности интересов приводит к политизации и поляризации угнетенных в конфликтную группу, вступающую в конфликт с господствующей группой, удерживающей власть в своих руках. В обоих случаях – и в теории К. Маркса, и в теории Р. Дарендорфа – конфликтное межгрупповое взаимодействие развивается по сходной схеме: анализируются условия, которые приводят к росту классового сознания и превращению пролетариата из «класса в себе» в «класс для себя» (Маркс) или к осознанию квазигруппами своих объективных интересов и превращению их в подлинные «конфликтные группы» (Дарендорф), а затем центр внимания переносится на развитие конфликта между политизированными враждующими классами (Маркс) или конфликтными группами (Дарендорф). Такая социодинамика межгруппового конфликтного взаимодействия действительно имеет место в процессах общественного развития, но она не отражает всего многообразия конфликтов. Если К. Маркс и Р. Дарендорф уделяют основное внимание при анализе межгрупповых конфликтов объективным факторам их детерминации (отношения между группами по оси собственности или власти), то Л. Козер сосредотачивает усилия на исследовании социально-психологических аспектов таких конфликтов. В его теоретической схеме детерминанты межгрупповых конфликтов могут быть различными – экономическим, политическими, психологическими, и т.п., но сами формы их, их эмоциональная насыщенность, острота, длительность предопределяется тем, какие группы участвуют в конфликтных процессах и за какие ресурсы они борются между собой. Наряду с общесоциологическим подходом к выяснению причин, особенностей и роли межгрупповых конфликтов в жизни человеческих сообществ, существует несколько психологических. Один из наиболее известных среди них – мотивационный подход, представленный прежде всего писхоаналитической теорией З. Фрейда и его последователей. В учении основателя психоанализа межгрупповые конфликты характеризуются тремя основными моментами. Во-первых, он исходил из неизбежности и универсальности аутгрупповой (т.е. межгрупповой) враждебности в любом межгрупповом взаимодействии. Во-вторых, он определил функцию этой враждебности, интерпретировав ее как главное средство поддержания сплоченности и стабильности группы. В-третьих, З. Фрейдом описан психологический механизм формирования враждебности к «чужим» и привязанности к «своим», в частности, Эдипов комплекс, его развертывание не только в детском, но и в зрелом возрасте, трансформирующееся в идентификацию с лидером группы имеющими такую же идентификацию, враждебность же и агрессия переносятся на аутгруппу. Идеи З. Фрейда были использованы Л. Берковитцем для объяснения расовых волнений в США. При этом Л. Берковитц психологические механизмы разделения на «своих» и «других» в межгрупповых взаимодействиях интерпретировал очень широко, постулируя неизбежность переноса агрессии на всех «других», хотя бы чем-то похожих на тех, кто оказал фрустрирующее, вызывающее чувство гнева воздействие в прошлом на данную группу [1; стр.10]. В отличие от мотивационных подходов, М. Шериф и другие американские психологи придерживаются ситуативного объяснения причин и природы межгрупповых конфликтов. М.Шериф, в частности, считал, что объективный конфликт интересов, при котором только одна из соперничающих групп в состоянии стать победительницей за счет другой, неизбежно приводит к проявлению межгрупповой враждебности. Опираясь на эти идеи, В. Дуоц констатирует: «когда две группы стремятся к одной и той же цели, причем, ни одна из групп не может достичь эту цель до тех пор, пока другая пытается делать то же самое, между группами развивается конфликт: члены одной группы могут осуществлять только враждебные контакты с членами другой группы» [1; стр.22]. В отличие от этого подхода сторонники когнитивистской интерпретации считают, что межгрупповые конфликты могут возникать и без объективного противостояния интересов, причем детерминируются они социальной категоризацией членов группы и связанного с ней социального сравнения с другой группой. Сторонники этой интерпретации Г. Тэджарш, Дж. Тэрнер и С. Уорчел считают, что межгрупповая враждебность может быть детерминирована когнитивным диссонансом или групповым пониманием «общей судьбы» и ее влияния на групповое поведение и межгрупповые взаимодействия [1; стр.24-25]. В каждом из охарактеризованных подходов к исследованию межгрупповых конфликтов выражен важнейший срез реального процесса конфликтного взаимодействия, поэтому разнообразие таких подходов следует абсолютизировать, противопоставлять их друг другу, а стремиться интегрировать их используя из них самое важное, адекватно отражающее изучаемые явления. Охарактеризованные особенности межгрупповых конфликтов в социокультурной динамике дают основания признать в качестве конструктивной ту типологию социальных действий. Связанных с конфликтами, которую предложил известный французский социолог А.А. Турен. Он считает необходимым интерпретировать в качестве коллективного поведения те конфликтные действия, которые «представляют собой попытку защитить, реконструировать или адаптировать некоторый слабый элемент социальной системы, будь то ценность, норма, властные отношения или общество в целом». Если же межгрупповые конфликты представляют собой «механизмы для изменения систем принятия решений и, таким образом, являются факторами изменения структуры политических сил в самом широком смысле слова», то в таком случае есть смысл говорить о борьбе. Когда же конфликтные действия направлены на изменение отношений социального господства, касающихся главных культурных ресурсов (производство знания, этические нормы), они могут быть названы общественными движениями». В межгрупповом конфликтном взаимодействии, считает А. Турен, «главным элементом конфликта является ясное видение социального противника». В условиях, когда эра революций подошла к концу, а старые режимы свергнуты почти повсюду, общественные движения «борясь с растущей концентрацией власти и с проникновением аппаратов решения во все сферы социальной и культурной жизни, считают главной целью не завоевание и переустройство государства, а наоборо, защиту индивида, межличностных отношений, маленьких групп, меньшинства от центральной власти и особенно от государства.» Исходя из этого А. Турен рисует образ общественного движения как коллективного действующего лица включенного в конфликт за общественное управление главными культурными ресурсами». [13; стр.166,184,188,189] Приведенная типология конфликтных действий дает основание для рассмотрения межгрупповых конфликтов в широкой макросоциологической панораме. В таком случае они могут выполнять различные по направленности функции в плане трансформации социодинамики системы, в которой они осуществляются. С одной стороны, межгрупповые конфликты способны усилить адаптацию социальной системы к изменениям, происходящими внутри ее и во внешней по отношению к ней среде, сделав ее тем самым более прочной и устойчивой. С другой стороны, такие конфликты, особенно если они принимают масштабы и размах социальных движений, способных сдвинуть с господствующих позиций силы социального доминирования, могут привести к радикальной трансформации данной социальной системы, стать источником и движущей силой ее преобразования. Макросоциологическая теория конфликтов, анализируя динамику развертывания межгрупповых конфликтных взаимодействий. Вовсе не оставляет без внимания и возможность осуществления межгрупповой социальной солидарности. Подчеркивая необходимость такого двустороннего подхода к проблемам социального развития, известный американский социолог Р. Коллинз пишет: «Два важнейших феномена, которые нуждаются в обосновании, - это, с одной стороны, проявления антагонизма, доминирования и конфликта, т.е. то, что можно назвать макроуровнем массового конфликта», увиденным многомерно, и, с другой стороны – проявления солидарности, которые связывают группы одна с другой». [7; стр.84] Здесь фактически представлена модель такого взаимодействия соперничающих друг с другом социальных групп, предполагающая возможность не только их противоборства, но и поиска точек соприкосновения интересов, достижения компромисса, согласия по тем или иным проблемам, имеющим актуальное значение для обох сторон, втянутых в конфликтный процесс.

1.4. типология межгрупповых конфликтов.

На основании вышеизложенного параграфа можно осуществить типологизацию всего многообразия межгрупповых конфликтов. Их разнообразные формы и проявления можно свести к следующим основным типам: 1. Соперничество – такой вид межгруппового взаимодействия, в котором социальные группы -–коллективы предприятий, учреждений, спортивные команды и т.п. – состязаясь друг с другом, добиваясь одной цели, стремятся в чем-то превзойти соперника. Например, основными соперниками советских, а затем российских хоккеистов в борьбе за мировое первенство обычно выступают канадские, чешские, шведские, финские американские хоккейные клубы. 2. Столкновение – такой вид межгруппового взаимодействия, при котором соперничающие группы стремятся (или вынуждены) нанести ущерб, ощутимый, а иногда и гибельный, друг другу И.А. Гончаров в своем знаменитом произведении «Фрегат «Паллада» пишет: «Столкновение двух судов ведет за собой неминуемую гибель одного из них». 3. Доминация (господство) – такое межгрупповое взаимодействие, при котором одна группа имеет существенное преимущество в самом важном, в силу чего господствует над другой в экономическом, политическом, языковом и т.д. отношении. В. В. Короленко так описывал соответствующую ситуацию в отношении использования языка: «В первые годы моего детства в нашей семье польский язык господствовал, но наряду с ним я слышал еще два: русский и малорусский». («История моего современника»). 4. Уклонение – такой вид взаимодействия между группами, в процессе которого одна из них или обе стремятся отстраниться, отойти, отодвинуться от другой, чтобы избежать столкновения, удара, нападения и т.п. Типичным примером такого взаимодействия являлись действия русских войск во время Отечественной войны 1812 года до знаменитого Бородинского сражения, а отступающих французских – после сражения под Малоерославцем. 5. Избегание – такое межгрупповое взаимодействие, при котором одна из конфликтующих групп стремится отделиться, удалиться от другой, избежать встречи с ней, сулящей за собой неприятные, нежелательные последствия. Так, обычно, поступают группы контрабандистов, избегающие встреч с таможенниками, или браконьеров, стремящихся уйти от контроля органов рыбнадзора. 6. Аккомодация – такой вид межгруппового взаимодействия, в процессе осуществления которого одна группа (как правило, уступающая в могуществе, силе, богатстве и т.п. другой) стремится приспособиться к давлению более сильной социальной группы. 7. Ассимиляция – специфический вид межгрупповой динамики, характерный тем, что одна группа уподобляется другой в каком-либо важном отношении усваивая ее существенные особенности, нормы поведения и т.п. Таким путем происходит слияние народа или его определенной части с другим путем усвоения его языка, культуры, обычаев и т.д. 8. Подавление – вид межгруппового взаимодействия, при котором одна из конфликтующих групп получает решающее преимущество, в силу чего оказывается в состоянии насильственно, часто при помощи вооруженной силы положить конец существованию враждебной группы, ярким примером чего может служить подавление советской властью, ее карательными органами Кронштадского мятежа в 1921г. 9. Переговоры – специфический вид межгрупповой динамики, в ходе которой соперничающие группы (чаще их представители) обмениваются мнениями, сближают свои позиции и достигают соглашения о способах урегулирования конфликта путем взаимных уступок друг другу. 10. Компромисс – такое межгрупповое взаимодействие, которое позволяет достичь соглашения между группами путем взаимных уступок друг другу. 11. Согласие – своеобразный вид межгрупповой динамики, позволяющий конфликтующим группам придти к взаимной договоренности, к соглашению по какому-либо важному для них вопросу. 12. Сотрудничество – такой вид межгруппового взаимодействия, при котором дружественные или соперничающие друг с другом группы начинают заниматься совместной деятельностью в важной для них сфере общественной жизни. Если иметь в виду 12 названных типов межгруппового взаимодействия, которые возможны и получают свое развитие в зависимости от сложившейся конфликтной ситуации и соотношения сил противоборствующих сторон, то модель межгрупповых конфликтов принимает вид, изображенный на схеме:

Модель типологии межгрупповых конфликтов. 1. Соперничество 2. Столкновение 3. Доминация 4. Уклонение 5. Избегание 6. Аккомодация 7. Ассимиляция 8. Подавление 9. Переговоры 10. Компромисс 11. Согласие 12. Сотрудничество Если бы возможностей согласования интересов и позиций не существовало, то общество оказалось бы в состоянии непрекращающейся войны всех против всех, об опасности чего предупреждал еще Т. Гоббе в своем знаменитом «Левиафане». В том-то и дело, что при всех разногласиях, противоречия, конфликтах в общественной жизни всегда существует возможность нахождения точек согласования интересов, стремлений, желаний, и это очень важно для правильного понимания динамики межгрупповых конфликтов. Конечно, никто не требует отступления от принципов, но поиск путей и возможностей согласования или хотя бы сближения позиций конфликтующих по каким-то проблемам социальных групп должен вестись постоянно, иначе нельзя достичь стабильности и устойчивости социально-экономических и политических процессов. В условиях глубокого кризиса, переживаемого в настоящее время Беларусью, Россией и другими странами СН и сопровождающегося нарастанием социальной напряженности и конфликтогенности в различных сферах общественной жизни, важно, чтобы конфликтующие друг с другом социальные группы, партии, политические движения не нагнетали напряженность, а стремились находить почву для общего согласия, возвышающегося над частными интересами. Только при таком подходе, отвечающем интересам большинства народа, может удастся претворить в реальность не утраченную пока возможность преодолеть противостояние между различными общественно политическими силами и движениями. Активный настойчивый поиск сближения позиций, схождения интересов способен привести к консолидации всех демократических сил, к объединению их возможностей в блокировке кризисных явлений. Лидерам и ныне действующих властных структур, и оппозиций следует иметь в виду, что народ наш сыт по горло революциями и контрреволюциями, устал от социальных экспериментов, проводимых над его живой судьбой. Надо отчетливо понимать, что предпочтения сегодня заслуживают только методы созидания, именно они в конечном счете и будут поддержаны народом, претворены в жизнь.

Глава 2. УПРАВЛЕНИЕ МЕЖГРУППОВЫМИ КОНФЛИКТАМИ

2.1. Феномены межгрупповой интеграции

Каждая общность и общество в целом состоят из множества групп, как формальных, так и неформальных. Различия между группами, их дифференция друг от друга, как правило, являются более глубокими и резкими, чем межличностные и внутригрупповые. Поэтому и межгрупповые противоречия, способные привести к возникновению конфликтных процессов, по своим содержанию, характеру, направленности, масштабам, длительности, остроте и т.п. гораздо многообразнее, чем причины других конфликтов. Они могут быть классовыми, этническими, региональными, профессиональными, социокультурными, возрастными и т.д. Все это обуславливает гораздо большую сложность и трудность управленческого воздействия на протекание и разрешение межгрупповых конфликтов. Поскольку одним из самых широко действующих факторов возникновения межгрупповых конфликтов является существенное преобладание дифференцирующих, конкурентных тенденций над интегративными, поскольку в стратегии, ориентированной на предупреждение, сглаживание и разрешение межгрупповой конфронтации, основное внимание должно быть сконцентрировано на выявлении и использовании дополнительных интеграционных компонентов в межгрупповом взаимодействии. В противовес преобладающим в условиях межгруппового конфликта явлениям группоцентризма, предвзятости, враждебности, дискриминации, агрессивности активно искать и находить возможности усиления или включения в действие новых, ранее не существовавших интегративных межгрупповых феноменов. Социально-психологические исследования, проведенные В.С. Агеевым и его сотрудниками, показали, что существуют три взаимно связанных феномена межгрупповой интеграции. Первый из них назван «групповой аффилиацией» и состоит в использовании присущего любой группе стремления быть составной частью и чувствовать свою принадлежность к некоторой более широкой социальной общности, вследствие чего одна группа является подмножеством другой [1; стр.79]. Такое явление, характерное для различных социальных групп – этнических, религиозных, территориальных, профессиональных и т.д., следует гораздо шире, чем это делается в настоящее время, использовать для предотвращения и разрешения возможных и уже существующих межгрупповых конфликтов. В качестве примера важности использования такого именно подхода в предотвращении возникновения межнациональных конфликтов приведем данные, характеризующие особенности социально-этнической идентификации населения в приграничных с Польшей районах Беларуси. В существующей там иерархии самоидентификации на бесспорном приоритетном месте стоит самоидентификация личности с человеком, т.е. идентификация индивида с родом человеческим (эту позицию отстаивает более 79% респондентов). Далее по степени убывания следуют: идентификации себя с мужчиной или женщиной (27,7%), с христианином (католик, православный и т.п.) – 19%, и только четвертое место в этой сужающейся сверху вниз спирали самоидентификаций занимает отождествление себя с определенной этнической группой – белорус, поляк, украинец, русский и т.п. – 18,4%. Таким образом, этническая группа в представлении абсолютного большинства населения белоруско-польского приграничья предстает как менее объектная социальная общность, являющаяся подмножеством другой – более широкой. А такая социально-психологическая реальность позволяет эффективно влиять на процессы межгруппового, в данном случае межэтнического и межрегионального, взаимодействия с точки зрения предотвращения межгрупповых конфликтов на этнонациональной и религиозной почве. Чтобы перевести общее направление интеграционной стратегии межгруппового взаимодействия в плоскость практических поступков, необходимо в столь деликатной сфере, каковой являются отношения между представителями разных этносов и религиозных верований, основной акцент делать на неинституционализированных формах сотрудничества – использование особенностей менталитета белорусского народа со свойственными ему толерантностью, терпимостью к иным, чем свои, этническим и религиозным обычаям, привычкам, многовековой традицией сотрудничества с разными этносами и т.п. Второй межгрупповой феномен усиления интегративных тенденций в межгрупповых взаимодействиях представляет, так называемая, «групповая открытость» , т.е. открытость групп по отношению к другим группам, заключающаяся в стремлении получить воздействия и оценки со стороны некоторых других групп. Как раз мера открытости групп межгрупповому взаимодействию характеризует степень ее социальной контактности, степень включенности в социальные процессы более высокого порядка [1; стр.79]. скажем, в условиях кризисного развития постсоветского общества, в том числе и в Беларуси, все более явным становится конфликтное противостояние между складывающимся у нас новым классом предпринимателей и большинством остального населения, жизненный уровень которого катастрофически снижается. Наиболее эффективным способом выхода из такого конфликтного противостояния может и должно стать вхождение наших новых предпринимательских структур в международное предпринимательское сообщество, т.е. в идентичную социальную группу более широкого масштаба. Это – один из реальных путей формирования не криминогенных, а легитимных, основанных на добропорядочности, честности, высокой работоспособности, а главное – законности, предпринимательских групп в нашей стране и снижения тем самым остроты их конфликтного противостояния с широкими массами обнищавшего населения. При реализации такой стратегии население увидит в этих группах не жуликов, проходимцев, воров, а людей, работающих не только на свое благо, но и на благо народа, дающих другим людям новые рабочие места, возможности более высоких и стабильных заработков, повышения благосостояния. Тем самым резко снизится конфликтность нашего общества, уменьшатся возможности возникновения межгрупповых конфликтов в нем. Есть и третий феномен усиления интеграционных тенденций в межгрупповом взаимодействии – так называемая «межгрупповая референтность». Референ-тность, т.е. потребность соотносить себя, свои поступки, их оценки со значимыми другими, существует не только на межличностном, но и на межгрупповом уровне. Если речь идет о социальной группе, то ей, как специфическому целому, свойственна потребность в обращении к значимой внешней группе, которая выступает либо как носитель определенных ценностей и норм, либо как выполняет роль «зеркала», отражающего данную группу и окружающий ее мир. Эта объективно существующая потребность реализуется в соответствующих стратегиях межгруппового взаимодействия, в системах социальных представлений, относящихся к «Мы» и «Они» [1; стр.80]. Этот феномен также важен в качестве компонента управленческого воздействия на межгрупповые конфликты, которыми до предела перегружено наше общество, находящееся в глубоком системном кризисе, ибо сопоставление с тем, что мы называем «Они», имея в виду западное общество с развитой рыночной экономикой и демократическими тенденциями, как с референтной группой позволит шире и эффективнее институционализировать множество межгрупповых кнофликтов, сотрясающих общество переходного типа, снизить их остроту, длительность, негативные деструктивные последствия. 2.2. Способы управленческих воздействий на межгрупповые конфликты. Очень важным стратегическим принципом, применяемым в управленческих воздействиях на межгрупповые конфликты, является организация кооперативного взаимодействия между соперничающими группами. Если речь идет о межгрупповом конфликте внутри какого-либо предприятия или фирмы, например, ориентированной на покупателя и его запросы, и производственными подразделениями, проявляющими заботу, главным образом, о количественных и качественных показателях, о соотношении затрат и эффективности, то лучшим способом разрешения такого конфликта является организация более эффективного кооперативного взаимодействия между конфликтующими подразделениями и направление их общих усилий на достижение общеорганизационных комплексных целей. Сложнее обстоит дело с организацией кооперативного взаимодействия в социально-политической сфере общественной жизни. В условиях политической плюрализации и столкновения различных групповых целей и интересов, в процессе перехода общества от тоталитарной системы к демократической важнейшее значение приобретает создание условий и предпосылок для общенационального согласия, что и представляет собой реальное воплощение принципа кооперативного взаимодействия различных социальных групп и общественно-политических движений. Методами достижения такого взаимодействия, как показала практика социально-политического развития Беларуси, России и других стран СНГ в последние годы, являются перевыборы, консультации и т.д. лидеров различных движений, партий, профсоюзов и т.д. Чем лучше представители каждой из конфликтующих сторон понимают, что за достижение полной победы их позиции или точки зрения придется заплатить гораздо дороже, чем за принятие компромиссного решения, тем больше шансов на своевременное и устраивающее обе стороны разрешение конфликтной ситуации. Только что рассмотренный способ управленческого воздействия на межгрупповой конфликт целесообразно дополнять методом уравновешивания политических сил. Такой метод с успехом применялся уже в античной Греции, в частности, в Спарте во времена Ликурга, которым был учрежден совет старейшин, уравновешивающий противоборство народа, с одной стороны, и царя, с другой, обеспечивая тем самым разрешение возникавших межгрупповых конфликтов. Существенную роль в урегулировании межгрупповых конфликтов может сыграть и метод перекрестных предложений. Суть его легко понять из поучительной истории раннего периода развития Древнего Рима. После смерти основателя города Ромула вспыхнул конфликт между двумя группами его жителей – римлянами и сабинянами. После долгих споров обе группы приняли решение: одна из них избирает царя среди другой, надеясь таким образом положить конец конфликтному противостоянию и ожидая, что избранник станет одинаково беспристрастно относиться к обеим сторонам. Сабиняне предоставили право избрания римлянам, которые предпочли иметь царем сабинца, нежели избранного последними римлянина. В итоге царем был провозглашен сабинец Нума Помпилий, который управлял государством сорок три года, и в течение всего этого времени пресловутые «двери войны» в Риме были закрыты. В органической взаимосвязи с только что проанализированным принципом, находится такой существенный способ управленческого воздействия на межгрупповые конфликты, как устранение социальной несправедливости в распределении социальных статусов, ролей, позиций и доходов между различными группами. Чтобы этот способ нашел практическую реализацию, необходимо стремиться к достижению такой ситуации, при которой критерии оценки состояния, доходов, социальных позиций людей, принадлежащих к различным социальным группам были бы абсолютно ясными и понятными как для членов этих групп, так и для всего общества. Даже большие межгрупповые диспропорции, например, в величине доходов, могут восприниматься как справедливые, если прямо и открыто аргументируется причина или необходимость такого различия. Поскольку одной из самых обширных конфликтных зон в условиях перехода общества к рыночной экономике являются социальные конфликты, в том числе и межгрупповые, в производственно-трудовой зоне, поскольку важным стратегическим принципом управленческого воздействия на межгрупповые конфликтные противостояния является стремление к улучшению реальных условий производства, в частности, характера и организации труда., особенно в оплате последнего. Оказывают большое влияние на процесс межгруппового сравнения и поэтому группы, оказавшиеся по названным параметрам в ущемленном положении, становятся инициаторами межгрупповых конфликтов. Чтобы уменьшить возможность их возникновения или найти пути скорейшего разрешения, необходимо, чтобы управленческие структуры внимательно отслеживали тенденции на складывающиеся в нашем обществе рынке труда и рабочей силы и на основании этого принимали упреждающие управленческие меры, ориентированные на предотвращение, смягчение и разрешение межгрупповых конфликтов в производственно-трудовой сфере, затрагивающей коренные жизненные интересы большинства населения. С только что проанализированным способом органически связан метод устранения источника межгруппового конфликта. Этот метод основан на том, что существенное изменение порождающих конфликт между группами экономических, политических, социальных, социокультурных, бытовых и иных условий приводит его затуханию и исчезновению. Если конфликт возникает, например, из-за дефицитного ресурса, на который претендуют две или несколько возбужденных групп, то устранение дефицита почти автоматически приводит к исчерпанию соперничества, к разрешению конфликта. Один из эффективных способов управленческого воздействия на развертывание и разрешение межгруппового конфликта – применение так называемого «соучастия», т.е. создание условий для привлечения конфликтующей стороны к совместному разрешению спорных вопросов. «Если вы хотите, чтобы другая сторона согласилась с неприятным для нее заключением, - пишут известные американские специалисты по разрешению конфликтов Р. Фишер и У. Юри, - крайне важно сделать ее участником подготовки этого заключения». [14; стр.48]

2.3. Методы управления межгрупповыми конфликтами.

В управлении межгрупповыми конфликтами необходимо четко определить сильные и слабые стороны соперничающих сторон, соотношение их сил, ресурсов, возможностей. В зависимости от названных факторов, их сочетания могут быть избраны четыре возможных варианта: наступление, оборона, уклонение, отступление. Первый из них заключается в стремлении вызвать нежелательные для противника изменения. Второй - не допустить нежелательного для себя изменения путем активного противостояния наступательным акциям противника. Стратегия уклонения сводится к стремлению не допустить нежелательного для себя изменения путем уклонения от решающего столкновения с противником – к стремлению сохранить максимум сил при не желательном изменении, вызванном соперничающей стороной. [3; стр.47] В случае применения наступательной стратегии в межгрупповом конфликте можно использовать несколько методов. Назовем некоторые из них. Одним из наиболее распространенных методов наступательной стратегии межгруппового противоборства является подавление противника, нередко с применением насилия, в том числе и вооруженного. Почти вся история человечества, вплоть до последнего времени, наполнена вооруженными конфликтами. И хотя в условиях существования оружия массового уничтожения крупномасштабная война способна поставить под вопрос само существование человечества, последнему не удалось до сих пор избавиться от попыток насильственного разрешения конфликтов путем применения вооруженной силы. Достаточно вспомнить сербо-хорвато-боснийские вооруженные конфликты на территории бывшей Югославии или использование Российским правительством войны в Чечне в качестве максимально эффективного многофункционального средства разрешения политических, территориальных, этнических конфликтов. Разумеется, война как всеобъемлющее и многофункциональное средство подавления враждебной стороны в конфликте включает в себя множество конкретных методов нанесения сокрушительных ударов по противоборствующей стороне. Один из эффективных способов наступательного противоборства, с успехом многократно применявшихся в разных сферах конфликтного взаимодействия, особенно в военном деле, состоит в использовании неожиданного действия. Захватить противника врасплох или действовать неожиданно для него – в этом заключена чуть ли не половина успеха. Столь же эффективным можно считать и метод опережающего удара. Для нанесения эффективного опережающего удара важно учитывать не только соотношение сил, но и временной фактор: опередить противника в развертывании активных действий и в то же время не дать ему опомниться. Для эффективного осуществления наступательной стратегии в конфликтном взаимодействии очень важно применение метода концентрации сил. Этот метод используется не только в данной стратегии, но в других сферах деятельности. Его модификацией является широко известный и широко применяющийся в сфере научных исследований и разработок метод «мозговой атаки», при котором происходит концентрация сил специалистов разного профиля подготовки. Подробное описание и пути применения этого метола даны в упоминавшейся уже работе Р. Фишера и У. Юри «Путь к согласию или переговоры без поражения» [14; стр.75-79]. Поскольку в применении наступательной стратегии в межгрупповых конфликтах использование оружия и физическое насилие – явления эпизодические, то насильственные структуры часто воздействуют на противника преимущественно с помощью угроз. Такое давление на соперника известный американский конфликтолог Р. Коллинз назвал «коалицией принуждения». Смысл данного принципа предельно ясен: вовсе не обязательно применять вооруженную силу, достаточно продемонстрировать возможность такого применения. Например, проведение военных маневров на границе или вблизи государства, на которое оказывается давление. В наступательной стратегии в некоторых ситуациях конкурентной борьбы может оказаться эффективным использование метода свершившегося факта. Проиллюстрируем его действие на следующем примере из области конкуренции за рынки сбыта. Скажем, одна из фирм вносит свое предложение и просит дать ей заказ на определенную номенклатуру товаров. Вторая же, конфликтующая с ней в стремлении захватить этот рынок, без предварительного запроса доставляет товары на место и просит только о том, чтобы их испытали и оставили у себя, а что касается условий и расчетов, то о них можно договориться впоследствии, после проведенных проверок. Ясно, что при таком развитии межгруппового конфликта овладеют рынком те поставщики, которые используют в своих действиях метод свершившегося факта. Как видим, этот метод очень напоминает рассмотренный выше метод опережения противника: в том и в другом случае выигрывает тот, кто использует преимущество первого хода. В оборонительной стратегии может оказаться эффективным метод использования в своих целях функций и ресурсов противника. Этот способ связан с применением правил восточных единоборств дзюдо и джиу-джитсу: избегайте применять свою силу прямо против противника, вместо этого используйте свое мастерство для того, чтобы отступить в сторону и обратить его силу себе на пользу. Широко применяется в оборонительной стратегии конфликтного противостояния и метод ограничения свободы действий противника. Классическим примером может служить здесь маневр, осуществленный Александром Македонским. Последний отвлек войско персидского царя Дария с широких открытых равнин, где оно могло с успехом использовать свое численное превосходство, в узкие горные проходы, и, лишив его преимуществ, выиграл решающее сражение. В оборонительной стратегии противоборства может быть с успехом применен метод заманивания противника в ловушку. Подтолкнуть политических оппонентов к дискуссии по вопросам. Явно для них не выгодным, соблазнить соперника в бизнесе видимостью легкого выигрыша. А затем заставить его нести убытки в конкурентной схватке с конфликтующей стороной – таковы некоторые приемы заманивания в ловушку. В межгрупповых конфликтах в определенных условиях (например, при превосходстве соперника в силе, ресурсах, опытности и т.п.) может оказаться эффективной стратегия отступления, направленная на сохранение максимума сил, средств, ресурсов при активном наступлении противника. Широко известны случаи из хоккея и футбола, когда даже на мировых первенствах команды, применявшие оборонительную тактику, посредством хорошо организованных, стремительных и мощных контратак добивались победы над соперниками. Стратегия отступления нередко переплетается со стратегией уклонения. Она представляет собой продуманный и хорошо организованный уход от решающего столкновения с противником, промедление с контрнаступлением с целью психологического и физического «выматывания» противоборствующей стороны. Если противоборство между враждующими группами (странами, нациями, армиями и т.п.) осуществляется не в экстремальных условиях войн, революций государственных переворотов, то очень важно умелое применение стратегии институционализации конфликта, т.е. использование для его разрешения легитимных, принятых в демократических обществах согласительных процедур. Одна из наиболее широко распространенных и эффективно действующих процедур такого рода – переговоры. По мнению одного из крупнейших американских специалистов в области урегулирования конфликтов. Профессора Гарвардского университета Г. Райффа, каждый здравомыслящий человек должен обладать умением эффективно улаживать споры и разногласия, чтобы ткань общественной жизни не рвалась с каждым конфликтом, а, наоборот, крепла вследствие роста умения находить и развивать общие интересы. Наиболее эффективным путем к этому и служат переговоры, в ходе которых необходимо искать взаимную выгоду на основе использования существующих различий. Опираясь на его идеи, профессора того же университета р. Фишер и У. Юри пришли к выводу, что переговоры являются «основным средством получить от других людей то, чего вы хотите», и представляют из себя «челночную взаимосвязь, предназначенную для соглашения, когда вступающие в них стороны имеют совпадающие либо противоположные интересы». При этом наиболее целесообразным и эффективным является Метод принципиальных переговоров», которые означают жесткий подход к рассмотрению существа дела, но предусматривают мягкий подход к отношениям между участниками переговоров. Он может быть сведен к четырем основным пунктам: 1) делать разграничение между участниками переговоров и предметом переговоров; 2) сосредотачиваться на интересах, а не на позициях; 3) прежде, чем решить, что делать, выделить круг возможностей; 4) настаивать на том, чтобы результат основывался на какой-то объективной норме. [15; стр. 28] Приводя многочисленные и яркие примеры из разнообразной переговорной практики, Р. Фишер и У. Юри подчеркивают, что «основная проблема переговоров заключается не в конфликтных позициях, а в конфликте между нуждами. Желаниями, заботами и опасениями каждой из сторон». Поэтому для достижения разумного решения в процессе переговоров «необходимо примирить интересы, а не позиции, тем более. Что за противоположными позициями наряду с противоречиями могут находиться разделяемые и приемлемые интересы». [15; стр.56] Являясь чрезвычайно эффективным способом разрешения межгрупповых конфликтов, переговоры в то же время не в состоянии стать универсальными, а тем более единственным средством. Они имеют свой диапазон применимости. Переговоры как форма разрешения конфликта обычно проводятся, когда обе стороны оценивают свои ресурсы как примерно равные и когда враждебные чувства у каждого участника взаимодействия не превышают . толерантности. Кроме того, что особенно важно, стратегия переговоров может быть выбрана в том случае, когда один (или оба) из участников взаимодействия отказывается от представления о возможной взаимонесовместимости и, следовательно, становятся способным идти на уступки, конечно же, в определенных пределах. Важным институционализированным способом управленческого воздействия на межгрупповые конфликты является посредничество. Оно представляет собой метод разрешения конфликтной ситуации путем обращения к третьей стороне, не участвующей в конфликте непосредственно, в целях содействия прекращения конфликтного противодействия и налаживания сотрудничества. Посреднические функции в конфликте могут выполнять как отдельные лица, так и любые организации, учреждения, правительства. Опыт показывает, что удачно выбранный посредник способен обеспечить урегулирование конфликта в тех случаях, где без его усилий согласия между соперничающими сторонами были бы вообще невозможны. Но чтобы с успехом выполнит столь сложную миссию, посредник должен обладать высоким авторитетом, безупречной нравственностью, быть политически и финансово нейтральным, профессионально компетентным, обладать высоким интеллектом. Один из важных способов разрешения межгрупповых конфликтов – применение арбитража, который представляет собой определенный набор процедур примирительного характера, осуществляемых прежде всего официально на это уполномоченным учреждением или организацией. Причем существует две основных разновидности арбитража: 1) когда приглашение его необходимо, но исполнение его решений не обязательно, или наоборот; 2) когда обращаться к нему не обязательно, но в случае приглашения подчинение ему необходимо. В условиях перехода к рынку роль арбитража как специфического способа разрешения межгрупповых конфликтов будет возрастать. Это вызвано следующим обстоятельством. В странах СНГ, в том числе и в Беларуси, широко распространено заблуждение, согласно которому на рынке встречаются равноправные продавцы и покупатели, которые к взаимной выгоде продают и покупают различные услуги и товары, в том числе и специфический вид товара – рабочую силу. Между тем, многолетний опыт стран развитой рыночной экономики неопровержимо свидетельствует, что даже в периоды экономического бума работодатель и наемный работник встречаются на рынке труда отнюдь не как равноправные партнеры. Предприниматель, нанимая на работу или увольняя работника, непосредственно решает вопрос о его материальном существовании, следовательно, благополучие работника всецело зависит от работодателя, в то же время ни прием на работу, ни увольнение работника никоим образом не угрожает благополучию работодателя. Такое неравноправное положение, обусловленное самой сутью рыночной экономики, неизбежно порождает конфликты между теми и другими, а поскольку у предпринимателя всегда оказывается больше средств, прав, возможностей, постольку в разрешении такого рода межгрупповых конфликтов очень важной становится роль арбитража, в частности, нейтральных согласительных комиссий и особенно – судов по трудовым спорам. Эти суды создаются специально для урегулирования конфликтов между работодателями и работниками. Являясь независимыми по отношению как к предпринимателям, так и к работникам, суды по трудовым спорам, с одной стороны представляют наемным работникам возможность правовой защиты от произвола более могущественного оппонента, с другой – является инстанцией, способной посредством судебного разрешения возникшего конфликта снять возможную «блокаду» переговоров по существу данного конфликта со стороны его участников. Такая особенность их деятельности приводит к повышению готовности конфликтующих сторон за столом переговоров достичь компромисса. Итак, компромисс, который может возникнуть и в результате непосредственных переговоров участников межгруппового конфликта, и, в случае обращения их к посреднику либо в арбитраж, также является широко распространенным способом управленческого воздействия на конфликт. Компромисс представляет собой специфическую форму «социального конфликта», создающего возможность распределения выгод и убытков, приемлемого для противоборствующих сторон. Соглашение об урегулировании конфликта обычно достигается, когда его участники считают, что предлагаемое распределение выигрышей и потерь справедливо. Американский специалист по менеджменту М.Х.Мескон, м. Альберт и Ф. Хедоури утверждают, ч то «способность к компромиссу высоко ценится в управленческих ситуациях, так как это сводит к минимуму недоброжелательности и дает возможность быстро разрешить конфликт к удовлетворению обеих сторон» [9; стр.526] Разумеется, компромисс уместен не всякий и не всегда. Из сферы разрешения межгрупповых конфликтов должны быть исключены такие компромиссы, которые неотрывны от сделки с совестью, нарушения норм морали, предательство и т.п. В данной работе изложены наиболее распространенные способы управленческого воздействия на межгрупповые конфликты. Избежать конфликтов в нашей жизни невозможно, а может быть, и не нужно. Но следует знать, какими способами можно перевести их из деструктивной стычки противоположных интересов в конструктивное русло, как разрешить их с пользой для дела. Конечно, это вовсе не означает, что легко изменить свои взгляды, привычки или представления или побудить к этому соперничающую сторону в конфликте. Чтобы достичь результата, необходимо знать все способы разрешения конфликтов, и применяя каждый из них на своем месте и в нужное время, идти к успеху.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы изложили наиболее важные проблемы, связанные с выяснением сущности, роли, форм проявления и способов разрешения межгрупповых конфликтов. Применительно к сфере развертывания и разрешения межгрупповых конфликтов, в том числе и в самой насыщенной казалось бы непримиримыми противостояниями области политики, ранее господствовавшие термины «предотвращение» и «подавление» все более заметно оттесняются на вторые роли терминами «урегулирование» и «управление». Это означает, что в общественных науках и практике социально-управленческой деятельности происходит активное формирование новой конфликтологической парадигмы. Которая базируется, с одной стороны, на признании неизбежности и вездесущности конфликта как специфического способа соперничающего взаимодействия двух и более конкурирующих субъектов деятельности, а с другой – на понимании позитивной роли конфликта в саморазвитии и совершенствовании социальных систем, возможности позитивного управленческого воздействия на конфликтное противоборство в самых сложных ситуациях. Арсенал способов и средств такого воздействия достаточно обширен и разнообразен, но в каждом конкретном случае он может быть направлен на минимизацию неизбежных потерь в процессе развертывания конфликта, на максимизацию возможных достижений, на более эффективную адаптацию соответствующих социальных систем к изменяющимся внутренним и внешним условиям их существования и развития. Изложенный здесь материал поможет понять причины, особенности возникновения межгрупповых конфликтов, а также реальную их роль в жизни общества, его различных групп – как деструктивную, разрушительную, так и созидательную, позволяющую резко повысить приспособляемость соответствующей социальной системы к изменившимся условиям ее существования и функционирования. Ознакомившись с изложенным материалом. можно усвоить, что любое сообщество людей – политическое, экономическое, культурное, территориальное, этническое и т.д. – всегда формирует и осуществляет свою жизнедеятельность через их взаимодействие, в котором сосуществует, а часто и вз0переплетается сотрудничество и соперничество. Результатом и наиболее часто встречающейся формой состязательности, конкурентного взаимодействия групп, оспаривающих друг у друга распределение жизненно важных ресурсов – собственности, власти, финансового могущества, авторитета и т.п. – как раз и выступает межгрупповой конфликт. В огромном многообразии источников и причин межгрупповых конфликтов наиболее важную роль играют три группы факторов. Первая из них включает в себя различные способы и формы идентификации личности, осознания ею своей принадлежности к той или иной социальной общности, что определяет ее социальный статус и ролевые функции, выполняемые в общественной и личной жизни. Порождаемые этими факторами конфликты особенно характерны для нестабильных обществ, находящихся в кризисных, переходных состояниях. Одним из постоянно действующих источников конфликтогенности общественной жизни является ущемление или неадекватное удовлетворение важных потребностей, составляющих основу существования и развития личности. Удовлетворение базисных потребностей личности – в идентичности, творчестве, безопасности, благосостоянии, в овладении культурными ценностями, в этническом самоопределении и т.п. – не может быть предметом купли-продажи или торга с властными структурами. Поэтому любая форма неудовлетворенности личности в этом жизненно важном для ее социального развития ресурсе способна привести к возникновению межгрупповых конфликтов. Весьма существенным источником и детерминатором конфликтов, особенно в кризисные периоды развития общества, являются расхождения групп в политических, экономических, культурных, религиозных, нравственных ценностях, целях, идеалах, в оценках исторических и современных событий, тенденций, общественно-экономических и политических изменений. Такие конфликты чаще всего возникают в тех обществах, где сталкиваются в противоборствах качественно различные представления о путях реформирования экономики, политики, культуры, предлагаются различные пути выхода из кризиса. Наконец, еще одним важным истоком повышенной конфликтности общества является нестабильность социально-экономического и политического развития, связанная с этим чрезмерно высокая имущественная и политическая дифференциация общества, определяющая своим совокупным действием глубокое расхождение социальных статусов и роле различных личностей и общностей, недостаточности ресурсов у многих из них, противостояние их политических интересов, предпочтений и т.п. Уменьшить масштабы таких конфликтных диспозиций противоборствующих групп возможно только на путях поиска реального выхода из кризиса, консолидации различных политических сил, объединения их действий во имя нормализации и стабилизации социально-экономического развития, улучшения жизни народа. Важнейшая позитивная роль социальных конфликтов в том и состоит, что они, сигнализируя обществу и властным структурам о существующих диспропорциях, разногласия, противоречиях, несовпадениях политических позиций различных групп и общностей, стимулируют активные действия, способные сгладить существующие в обществе противоречия, снизить масштабы и напряженность конфликтных противодействий. Тем самым они способны поставить обостренную в своих конфликтогенных проявлениях общественно-политическую ситуацию под общественный контроль.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агеев Д.С. Межгрупповое взаимодействие. Социально- психологические проблемы. М. 1990. 2. Бабосов Е.М. Социология конфликтов. Курс лекций. Мн. 1991. 3. Данакин Н.С., Дятченко Л.Я. Технология соперничества и противоборства. Белгород. 1993. 4. Дарендор Р. Современный социальный конфликт.// Иностранная литература. 1993. №4 5. Дмитриев А., Кудрявцев В., Кудрявцев С. Введение в общую теорию конфликтов. 6. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М. 1991. 7. Коллинз Р. Теория конфликта в современной макроисторической социологии. // Философская и социологическая мысль. 1993. 8. Конфликтология. /Под ред. А.С. Кармина. СПб. 1999. 9. Мескон М.Х. , Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. М. 1992. 10. Олейник А.Н. Основы конфликтологии. М., 1992 11. Смелзер Н. Дж. Социология. М. 1994. 12. Сулимова Т.С. Социальная работа и конструктивное разрешение конфликтов. М., 1996 13. Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. М. 1998. 14. Фишер Р., Юри У. Путь к согласию или переговоры без поражения. М. 1990. 15. Чумиков А.Н. Регулирование социально-политических конфликтов в постсоветской России. //Власть. 1996, №10