Каталог :: Психология

Реферат: Психология внимания

ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
                                                                          
     

Р Е Ф Е Р А Т

тема: Психология внимания. Выполнил: студент гр. ИВК-97-2 Липовцын А. Ю. Принял: Беляева О. С. 1999 г. ...Внимание есть именно та дверь, через которую проходит все, что только входит в душу человека из внешнего мира.

К.. Д.. Ушинский

Понятие о внимании. Психическую жизнь личности нередко сравнивают с потоком из образов воспринимаемых предметов и явлений, мыслей и чувств, впечатлений от них, воспоминаний о том, что было, и образов представляемого будущего. В этот поток беспрерывно вливаются все новые и новые ручейки, порожденные нашей деятельностью в окружающем мире, общением с другими людьми, изменениями в собственном психическом и физическом состояниях и т. д. Почему же наша психическая деятельность все же не превращается в половодье, а течет по определенному руслу, удерживается в том или ином направ­лении? Эта упорядоченность достигается благодаря особому свойству психики, которое называется вниманием. Внимание обычно не считают особым психическим процессом, как восприятие, память или мышление. Зато оно как бы «жертвует собой» ради них и обеспечивает успешную и четкую работу нашего сознания. Нельзя быть внимательным вообще. Внимание всегда проявляется в определенных конкретных психических процес­сах: мы всматриваемся, вслушиваемся, принюхиваемся, мы обдумы­ваем задачу или, забыв обо всем на свете, пишем сочинение. Внимание может быть направлено на объекты внешнего мира или на собственную внутреннюю жизнь. Человек не мо­жет одновременно думать о разных вещах и выполнять разно­образные работы. Поэтому в каждый отдельный момент его со­знание направляется на те предметы и явления, которые явля­ются для него наиболее важными и значительными. Ярким при­мером воздействия особо актуальной информации является факт, известный под названием «феномен вечеринки». Представьте, что вы находитесь на каком-нибудь празднестве и поглощены интересной беседой. Внезапно вы слышите свое имя, негромко произнесенное кем- то в другой группе гостей. Вы быстро пере­ключаете внимание на разговор, происходящий между этими гостями, и можете услышать кое-что интересное о себе. Но в то же время вы перестаете слышать, что говорят в той группе, где вы стоите, тем самым упуская нить прежнего разговора. Вы настроились на вторую группу и отключились от первой. Имен­но высокая значимость сигнала (а не его интенсивность), жела­ние узнать, что о вас думают другие гости, определили измене­ние направления вашего внимания. Под направленностью следует понимать прежде всего из­бирательный характер психической деятельности, преднамеренный или непреднамеренный выбор ее объектов. В поня­тие направленности включается также и сохранение деятель­ности на известный промежуток времени. Недостаточно толь­ко выбрать ту или иную деятельность, чтобы быть внима­тельным, надо удержать этот выбор, сохранить его. В педа­гогическом процессе, например, сравнительно легко напра­вить внимание учащихся на тот или иной предмет или дей­ствие. Значительно труднее сохранить его в течение необхо­димого времени. Когда мы говорим о внимании, то подразумеваем также со­средоточенность, углубленность в деятельность. Чем труднее сто­ящая перед человеком задача, тем, очевидно, напряженнее, ин­тенсивнее, углубленнее будет его внимание, и, наоборот, чем легче задача, тем менее углубленным является его внимание. В то же время, как было показано, сосредоточенность связа­на с отвлечением от всего постороннего. Чем больше мы сосре­доточены на решении данной задачи, тем меньше замечаем все окружающее, вернее, мы замечаем, что происходит, но неот­четливо. Таким образом, при внимательном отношении к какому-ли­бо предмету он (этот предмет) оказывается в центре нашего сознания, все остальное воспринимается в этот момент слабо, оказывается, образно говоря, на периферии воспринимаемого. Благодаря этому отражение становится ясным, отчетливым, представления и мысли удерживаются в сознании до тех пор, пока не завершится деятельность, пока не будет достигнута ее цель. Тем самым внимание обеспечивает еще функцию - контроль и регуляцию деятельности. Внимание обычно выражено в мимике, в позе, в движе­ниях. Внимательного слушателя легко отличить от невнима­тельного. Но иногда внимание направлено не на окружаю­щие объекты, а на мысли и образы, находящиеся в сознании человека. В данном случае говорят об интеллектуальном вни­мании, которое несколько отличается от внимания сенсор­ного (внешнего). Следует отметить также, что в некоторых случаях, когда человек проявляет повышенную сосредото­ченность на физических действиях, имеет смысл говорить о моторном внимании. Все это свидетельствуете том, что вни­мание не имеет своего собственного познавательного содер­жания и лишь обслуживает деятельность других познаватель­ных процессов. Такие интересные и противоречивые свойства внимания при­влекли к нему взгляды многих ученых, которые по-разному объ­ясняли происхождение и сущность. Н. Н. Ланге выделил следу­ющие основные подходы к проблеме природы внимания. 1. Внимание как результат двигательного приспособления. При­верженцы этого подхода исходят из того, что раз мы можем произвольно переносить внимание с одного предмета на дру­гой, то внимание не возможно без мускульных движений. Имен­но движения приспосабливают органы чувств к условиям наи­лучшего восприятия. 2. Внимание как результат ограниченности объема сознания. Не объясняя, что они понимают под объемом сознания и како­ва его величина, И. Герберт и У. Гамильтон считают, что более интенсивные представления вытесняют или подавляют менее интенсивные. 3. Внимание как результат эмоции. Эта теория, особенно бле­стяще развитая в английской ассоциационной психологии, ука­зывает на зависимость внимания от интересности представле­ния. Так, Дж. Миль указывал: «Иметь приятное или тягостное ощущение или идею и быть к ним внимательным - это одно и то же». 4. Внимание как результат апперцепции, т.е. как результат жиз­ненного опыта индивида. 5. Внимание как особая активная способность духа. Некото­рые психологи, пораженные своеобразием явлений внимания, принимают его за первичную и активную способность, проис­хождение которой необъяснимо. 6. Внимание как усиление нервного раздражителя. Согласно данной гипотезе внимание обусловлено увеличением местной раздражительности центральной нервной системы. 7. Теория нервного подавления пытается объяснить основной факт внимания - преобладание одного представления над дру­гими — тем, что лежащий в основе первого физиологический нервный процесс задерживает или подавляет физиологические процессы, лежащие в основе других представлений и движе­ний, результатом чего является факт особой концентрации со­знания. Среди современных отечественных психологов оригиналь­ную трактовку внимания предложил П. Я. Гальперин. Основные положения его концепции можно свести к следующим: — внимание является одним из моментов ориентировочно-исследовательской деятельности и представляет собой психо­логическое действие, направленное на содержание образа, мыс­ли, другого феномена, имеющегося в данный момент в психике человека; — по своей функции внимание представляет контроль за этим содержанием. В каждом действии человека есть ориентировоч­ная, исполнительская и контрольная части. Эта последняя и представлена вниманием как таковым; — в отличие от действий, направленных на производство определенного продукта, деятельность контроля, или внима­ние, не имеет отдельного, особого результата; — с точки зрения внимания как деятельности психического контроля все конкретные акты внимания - и произвольного и непроизвольного - являются результатом формирования но­вых умственных действий. Вполне очевидно, что указанные теории опираются на ре­альные факты, однако, абсолютизируя выделенные феноме­ны, они игнорируют все остальные проявления. Правильно понять феномен внимания можно лишь в совокупности всех его свойств. В настоящее время общепринято следующее оп­ределение. Внимание - это направленность и сосредоточенность со­знания на каком-либо реальном или идеальном объекте, пред­полагающие повышение уровня сенсорной, интеллектуальной или двигательной активности индивида. Внимание не только создает наилучшие условия для психической деятельности, по и несет сторожевую службу, помогая человеку своевременно реагировать на различные изменения в окружающей среде и в собственном организме. Физиологические основы внимания. Из курса анатомии и фи­зиологии вы знаете, что, как указывал И. П. Павлов, раздра­жители, сигналы, поступающие в мозг, вызывают ориенти­ровочно-исследовательскую реакцию, рефлекс «что такое?». Орга­низм готов к неожиданностям, готов ответить на новые обстоя­тельства той или иной формой поведения. Говоря психологи­ческим языком, животное или человек становится вниматель­ным к тому, от чего можно ждать каких-то «сюрпризов». Потом придет оценка важности наступившего события, станет ясно, стоило ли прерывать текущую деятельность, но пока необ­ходимо на мгновение оставить все дела, присмотреться, насторожиться, прислушаться. Тревожный сигнал в нашем мозгу загорелся... Дальше, в зависимости от оценки, сигнальная лампочка либо погаснет, либо включатся более мощные систе­мы, одни шлюзы закроются, другие откроются, и поток психической жизни ринется по новому руслу. Говоря о физиологических механизмах активного внима­ния, следует заметить, что отбор значимых воздействий воз­можен только на фоне общего бодрствования организма, связанного с активной мозговой деятельностью. Выявление уровней бодрствования возможно как по внешним призна­кам, так и с помощью прибора электроэнцефалографа (ЭЭГ), определяющего по слабым токам мозга его электроактивность. Обычно выделяют 5 стадий бодрствования: глубокий сон, дре­мотное состояние, спокойное бодрствование, активное (на­стороженное) бодрствование, чрезмерное бодрствование. Эф­фективное внимание возможно лишь на стадии активного и спокойного бодрствования, в то время как на других стадиях основные характеристики внимания изменяются и могут вы­полнять лишь отдельные функции. Например, в дремотном состоянии возможна реакция лишь на 1-2 наиболее важных раздражителя, в то время как на остальные реакции полно­стью отсутствует. Поэтому, например, уставшая мать может крепко спать при различных шумах, но просыпаться от лег­кого движения ребенка в кроватке. Активизация мозга осу­ществляется его неспецифической системой, включая рети­кулярную формацию, диффузную таламическую систему, гипоталамические структуры, гиппокамп и т.д. Так, раздраже­ние восходящей ретикулярной формации вызывает появле­ние быстрых электроколебаний в коре головного мозга (яв­ление десинхронизации), повышает подвижность нервных процессов, снижает пороги чувствительности, что очень сход­но с общим состоянием внимания организма. Среди «пусковых» механизмов ретикулярной формации сле­дует прежде всего отметить ориентировочный рефлекс. Он пред­ставляет собой врожденную реакцию организма на всякое из­менение окружающей среды у людей и животных. В комнате раздался шорох, и котенок встрепенулся, насторожился, как го­ворят, навострил уши и устремил глаза в сторону звука. На уро­ке все ученики сосредоточенно пишут сочинение. Но вот дверь в классе слегка приоткрылась; несмотря на поглощенность ра­ботой, все школьники и сам учитель повернули голову к двери. Этот рефлекс И. П. Павлов очень метко назвал рефлексом «что такое?». Однако всего вышесказанного явно недостаточно для объ­яснения избирательного характера внимания и, следователь­но, необходимо более глубоко ознакомиться со сложными процессами, происходящими в организме. Обычно выделя­ют две основные группы механизмов, осуществляющих филь­трацию раздражении из среды: периферические и централь­ные. К периферическим механизмам можно отнести настрой­ку органов чувств. Прислушиваясь к слабому звуку, человек поворачивает голову в сторону звука и, одновременно, соот­ветствующая мышца натягивает барабанную перепонку, по­вышая ее чувствительность. При очень сильном звуке натя­жение барабанной перепонки ослабевает, что ухудшает пе­редачу колебаний во внутреннее ухо. Остановка или задерж­ка дыхания в моменты наивысшего внимания также способ­ствуют обострению слуха. По мнению Д. Е. Бродбента, вни­мание - это фильтр, отбирающий информацию именно на входах, т.е. на периферии. Он установил, что если человеку подавали информацию одновременно в оба уха, но, согласно инструкции, он должен был воспринимать ее лишь левым, то подававшаяся при этом в правое ухо другая информация полностью игнорировалась. В дальнейшем было показано, что периферические механизмы отбирают информацию по физическим характеристикам. У. Нейсер назвал эти механиз­мы предвниманием, связывая их с относительно грубой об­работкой информации (выделение фигуры из фона, слеже­ние за внезапными изменениями во внешнем поле). Концентрация психической деятельности в определенном направлении и одновременное отвлечение от всего остального достигается благодаря закону взаимной индукции нервных процессов возбуждения и торможения в коре больших полушарий головного мозга, с которыми вы знакомились в курсе анатомии и физиологии. Возникший под воздействием внешнего сигнала очаг возбуждения в коре больших полушарий вызывает торможение в других участках коры. Так обеспечиваются оптимальные, т. е. наилучшие, условия для восприятия или обдумывания того, на что направлено внимание. И. П. Павлов в работе «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (пове­дения) животных» очень образно описывал этот процесс: «Если бы можно было видеть сквозь черепную крышку и если бы место больших полушарий с оптимальной возбудимостью светилось, то мы увидали бы на думающем сознательном человеке, как по его большим полушариям передвигается постоянно изменяющееся в форме и величине причудливо неправиль­ных очертаний светлое пятно, окруженное на всем осталь­ном пространстве полушарий более или менее значительной тенью. С этими павловскими представлениями о физиологических механизмах внимания хорошо сочетается принцип доминанты, вы­двинутый замечательным русским физиологом А. Л. Ухтомским. В нервной системе под влиянием внешних или внутренних причин возникает очаг возбуждения, который на определенное время под­чиняет себе остальные участки, доминирует, господствует над ними, управляет поведением. «Пока доминанта в душе ярка и жива, - писал А. А. Ухтомский, - она держит в своей власти поле душев­ной жизни». Вы, наверное, уже заметили, что в этих словах Ухтомского дано прекрасное описание диалектики всей психической жизни личности, здесь разгадка увлеченности, «одной, но пламенной страсти», вдохновения, интуиции, неожиданных для самого человека открытий. И все это богатство так или иначе связано с вниманием. (Кстати, не забыли ли вы, уважаемые читатели, что психика целост­на и в ней все со всем сцеплено и все от всего зависит?) Для того чтобы направить психическую жизнь человека по определенному руслу и удерживать ее в заданном направ­лении, необходимы не только внутренние психофизиологические условия, но и внешние. Опытный учитель, да и любой более или менее наблюдательный человек (наблюдательность зависит имен­но от особенностей внимания; об этом мы поговорим чуть дальше), всегда по внешнему виду определит, внимателен ли субъект к тому, что ему говорят или показывают, или к тому, чем он в данный момент занят. Когда человек во что-то внимательно всматривается, он весь как бы подается к объ­екту восприятия, глаза широко раскрываются, остальные движения затормаживаются. Когда человека что-то изумляет, это опять-таки четко выражается в мимике внимания. Здесь внимание, как говорил Ч. Дарвин, обнаруживается «легким приподнятием бровей. Когда внимание переходит в чувство неожиданности, то поднятие бровей становится энергич­нее, глаза и рот сильно раскрываются... Степень раскрытия этих двух органов соответствует интенсивности чувства не­ожиданности». Вы, наверное, уже вспомнили в связи с этим известное выражение: «Слушает открыв рот от удивления», Совсем иначе выражается внимание, направленное на собствен­ные мысли и переживания: брови чуть сдвинуты, веки опущены - человек как бы всматривается внутрь себя, как говорят, «погру­жен в себя». Напряженно размышляющий, внимательно слушающий или разглядывающий человек не делает лишних движений, все должно быть подчинено главному. Недаром время от времени учителю приходится напоминать: «Иванов, не вертись!» Все ясно: лишние, хаотические движения означают, что внимание переключилось с главного дела на что-то побочное. В то же время только деятельный человек по- настоящему внимателен. Пока человек занят серьезным делом, ему не надо напоминать о внимании. Великий режиссер С. Станиславский, который в книге «Работа актера над собой» целую главу посвятил внима­нию, говорил, что внимание к объекту вызывает естественную потребность что-то сделать с ним. Действие же еще более сосредоточивает внимание на объекте. Таким образом, внимание, сливаясь с действием и взаимно переплетаясь, создает крепкую связь с объектом. Виды внимания. В самом деле, трудно заставить себя быть внимательным к чему-то, с чем ничего нельзя сделать, что не вызывает нашей внешней или внутренней активности. Впрочем, есть предметы и явления, которые как бы приковывают к себе внимание, иногда даже вопреки нашему желанию. Итак, в одном случае надо заставить себя быть внимательным, а в другом - предмет «сам» обеспечивает внимание, заставляет на себя смотреть, слушать и т. д. Фактически здесь речь идет о двух различающихся видах внимания - произвольном и непроиз­вольном. С таким делением психики человека мы уже сталкивались, когда речь шла о процессах памяти: одно «само запоминается», другое «надо запомнить и выучить», одно «само вспомни­лось», другое требует активного припоминания. Тогда же мы указывали и на связь памяти с вниманием. А теперь уточним: «само» запоминается то, на что направлено непроизволь­ное внимание; то, что надо запомнить, нуждается в произ­вольном внимании. При непроизвольном внимании поток психической жизни психическая деятельность человека устремляются в том или ином направлении как бы, сами по себе, без сознательных волевых усилий личности, без предварительного намерения. Недаром этот вид внимания иногда называют непреднамеренным и пассивным. Непроизвольное внимание возникает под влиянием двух рядов факторов: внешних - особенностей предметов и явлений - и внутренних - отношения личности к тем или иным фактам. явлениям, предметам, событиям, благодаря которому они и становятся привлекательными. Среди внешних причин непроизвольного внимания большую роль играет сила, интенсивность раздражителя. Сильный звук, яркий цвет, острый запах - все это невольно заставляет обратить внимание на предмет, обладающий соответствующим качеством. При этом следует учитывать не только абсолютную, но и относительную силу раздражителей и особенно контраст между ними. Звук шагов следующего вслед за вами человека едва ли привлечет к себе внимание днем на людном перекрестке, зато окажется весьма сильным раздражителем ночью. Привлекает внимание все необычное, пульсирующее, движущееся. На этих закономерностях непроизвольного внимания построена реклама и средства наглядной пропаганды. Но почему тихий голос дорогого человека привлекает внимание значительно сильнее, чем могучий бас известного певца, почему любопытный из басни Крылова разглядел в кунсткамере крошечных букашек, мошек, таракашек, зато «не приметил» слона?.. Почему?.. Впрочем, вы уже, конечно, поняли, что мы пере­шли к другой группе факторов, обусловливающих непроизвольное внимание, к причинам, зависящим от самого субъекта, от его интересов, чувств, потребностей, профессии и т. д. Привлекает к себе внимание то, что имеет для личности постоянную или временную значимость. Французский психолог Т. Рибо писал, что характер непроизвольного внимания коренится в глубоких тайниках нашего существа. Направление непроиз­вольного внимания данного лица обличает его характер или, по меньшей мере, его стремления. Основываясь на этом признаке, мы можем вывести заключение относительно дан­ного лица, что это человек легкомысленный, банальный, ограничен­ный, или чистосердечный и глубокий. Красивый солнечный закат привлекает внимание художника, действуя на его эстетическую жилку, тогда как поселянин в том же закате видит лишь приб­лижение ночи; простые камни вызывают любознательность геолога, между тем как для профана это только булыжники и ничего более. Иными словами, скажи мне, что обращает па себя твое вни­мание, и я скажу, кто ты... Пожалуй, с еще большим основанием можно утверждать другое: скажи, на что ты обращаешь свое внимание, и я скажу, кто ты. Здесь речь идет уже о другом виде внимания - про­извольном, преднамеренном, активном. Если внимание не­произвольное есть и у животных, то произвольное внима­ние возможно только у человека, и возникло оно благодаря сознательной трудовой деятельности. Для достижения определенной цели человеку приходится заниматься не только тем, что само по себе интересно, приятно, занимательно, делать не только то, что хочется, но и то, что необходимо. «Кроме напряжения тех органов, которыми выполняется труд, - писал К. Маркс, - в течение всего времени труда необходима целесообраз­ная воля, выражающаяся во внимании, и притом необходима тем более, чем меньше труд увлекает рабочего своим со­держанием и способом исполнения, следовательно чем меньше рабочий наслаждается трудом как игрой физических и интеллекту­альных сил». Произвольное внимание - это внимание, связанное с созна­тельно поставленной целью, с волевым усилием. Уровень развития такого внимания характеризует не только направлен­ность интересов человека, но и его личностные, волевые качества: ведь если непроизвольным вниманием, так сказать, командуют, распоряжаются внешние объекты, то хозяином произвольного внимания является сама личность. Формула здесь простая: «Мне надо быть внимательным, и я заставлю себя быть внимательным, несмотря ни на что». Внешние условия влияют и на организацию произвольного внимания. Труднее заставить себя быть внимательным в не­привычной обстановке, когда появляется много дополнитель­ных конкурирующих раздражителей. Поэтому лучше всего работается тогда, когда есть четкий режим, хороший ритм работы, когда рабочее место (пусть это даже рабочий стол или парта) специально подготовлено (ничего лишнего), когда сильные посторонние раздражители устранены. Едва ли удастся сосредоточиться, если на всю мощность включен магнитофон или рядом товарищи обсуждают какую-то животрепещущую, но совершенно постороннюю по отношению к вашей работе проблему. В то же время не стоит требовать полной, «стерильной» тишины или терроризировать окружающих истерическими возгласами: «Тише! Мешаете!» А ведь люди с таким изнеженным вниманием встречаются. Иногда стремление избавиться от отвлекающих раздражителей становится болезненным. Французский писатель М. Пруст приказал обить стены своего кабинета пробкой, но даже в такой тщательной изоляции он не мог работать днем, опасаясь шумов. С другой стороны, известно немало примеров, свидетельствующих о том, что даже сложная творческая деятель­ность может протекать в совсем, казалось бы, неподхо­дящих условиях. Исследователь психологии творчества польский писатель Я. Парандовский в очень ин­тересной книге «Алхимия слова» рассказывает о писателях и поэтах, которые обладали спо­собностью абстрагироваться от любого окружения. Такие умудряются писать среди шума. гама, суе­ты — в казармах, в канцеляриях, на вокзале, в редакции. К ним принадлежал Сенкевич, который за столиком кондитерской в Закопане набрасывал на бумагу приключения Кмицица (речь идет о замечательном польском писателе Генрике Сенксвиче (1846—1916), авторе романов «Огнем и мечом», «Крестоносцы», «Пан Володысвский» и др.). Здесь многое зависит и от состояния здоровья, и от при­вычного стиля деятельности. Очень важно найти свой, т. е. наиболее благоприятный именно для тебя, режим, ритм и внешние условия работы. Чаще всего соответствующий стиль вырабатывается как бы сам по себе. Но иногда его при­ходится искать методом проб и ошибок. Один мой знако­мый - молодой талантливый научный работник - удивляет окру­жающих, например, такими резкими переходами: был пери­од, когда он плотно заклеил окна в комнате и, добившись полного затемнения, писал только при искусственном освещении в абсолютной тишине. На следующем этапе он работал за столиком в людном кафе на одной из центральных москов­ских улиц. Думается, что в конце концов победит тради­ционный письменный стол в собственной квартире... Дополнительные раздражители могут порой не только не мешать работе, но даже способствовать концентрации внимания. Дело в том, что, когда в центральной нервной системе существует доминирующее возбуждение, посторон­ние (не слишком сильные, конечно!) раздражители создают дополнительные субдоминантные очаги, которые как бы притягиваются к главному, отдают ему свою энергию, усили­вают, укрепляют доминанту. Именно поэтому тихая музыка, рабочий шумок, нормальные уличные шумы часто помогают сосредоточиться. Этот закон, кстати сказать, исполь­зуют инженерные психологи, разрабатывая программы функ­циональной музыки, которую транслируют в цехах промышлен­ных предприятий. В зависимости от характера труда музыка, конечно, должна быть разной по жанру и силе звучания. Основные виды внимания - непроизвольное и произволь­ное - тесно связаны между собой и порой переходят друг в друга. Наверное, каждый испытывал эти взаимные пере­ходы на себе. По телевидению идет любимая передача - «Клуб путешественников». Но к завтрашнему дню необходимо дописать домашнее сочинение. Вы заставляете себя выключить телевизор, нехотя раскрываете тетрадь, с напря­жением вчитываетесь в написанные накануне строки... «Нет, не то... А что если попробовать так... А ведь на самом деле - эти «лишние люди» напоминают некоторых наших совре­менников - говорят красиво, а толку от них никакого...». И уже исчезло все вокруг, вы увлечены работой, и в усилиях для поддержания внимания уже нет надобности. Как назвать это новое состояние? По происхождению и по сохранившейся сознательной цели оно напоминает произ­вольное, а по характеру деятельности, по яркости и по тому, что оно не утомляет человека, - непроизвольное внимание. Со­ветский психолог Н. Ф. Добрынин назвал этот вид внимания послепроизвольным. В любой сознательной деятельности постоянно перепле­таются все виды внимания. И каждый из них имеет свои цен­ные качества. Обращаясь к учителям, К. Д. Ушинский советовал использовать и непроизвольное, и произвольное внима­ние. Его советы, как мы дальше увидим, полезны для каждо­го: «Конечно, сделав занимательным свой урок, вы можете не бояться наскучить детям, но помните, что не все может быть занимательным в ученье, а непременно есть и скучные вещи, и должны быть. Приучите же ребенка делать не только то, что его занимает, но и то, что не занимает, - делать ради удовольствия исполнить свою обязанность» Замените слова «приучите же ребенка» (они понадо­бятся вам позже, на следующем этапе вашей жизни) словами «самого себя» и получите прекрасную программу само­воспитания внимания. Основные свойства внимания. Внимание отвечает не только за направление потока психической жизни человека, но и за другие его важные особенности. Действительно, поток может двигаться по широкому или узкому руслу. От этого, как мы знаем, будет зависеть его энергия; определенное направление может удерживаться длитель­ное или короткое время, при этом в разных условиях переключение потока из одного русла в другое может осуществляться с различной скоростью и требовать неодина­ковых усилий; поток психической жизни способен иногда как бы раздваиваться и устремляться по параллельным или не очень па­раллельным дополнительным каналам; наконец, струи этого пото­ка не текут плавно и безмятежно, а как бы пульсируют в своих берегах. Сложная динамика психической жизни человека выражает­ся в основных свойствах внимания. Особое значение для достижения успеха в любой деятельности имеет сосредоточенность и устойчивость внимания, которые ха­рактеризуют глубину, длительность и интенсивность психической деятельности человека. Именно сосредоточенность и устойчивость отличают людей, страстно увлеченных делом, умеющих ради ос­новного отключиться от многочисленных побочных раздражителей. Перечитайте описания процесса вдохновенной творческой дея­тельности, помещенные в предыдущей главе, и вы убедитесь в правильности слов австрийского писателя С. Цвейга, ко­торый говорил о великой тайне «безраздельной сосредоточенности, создающей художника и ученого, истинного мудреца и подлинного безумца...» Даже при очень устойчивом и сосредоточенном внимании всег­да есть кратковременные непроизвольные изменения сте­пени его интенсивности, напряженности. Это колебания внимания. Поднесите к уху часы и вы заметите, что тиканье их то усиливается, то ослабляется и вдруг на мгновение вообще исчезает. Колебания внимания легко наблюдать и при зри­тельных восприятиях с помощью двойственных изображе­ний. Что вы видите на рисунке: вазу на черном фоне или два профиля на белом? Как только человек увидит оба изображения, в силу всту­пают колебания внимания: изображение как бы пульсирует - вы видите то вазу, то про­фили. Двойственным является и изображение усеченной пирамиды. Она кажется то вы­пуклой, обращенной вершиной к зрителю, то углубленной с уходящей вдаль задней стенкой. И опять-таки здесь налицо колебания внима­ния: стенка как бы то приближается, то уда­ляется от зрителя. Впрочем, колебания можно снять, если не просто рассматривать фигуру, а поставить перед собой новую, более сложную задачу. Представим себе, что перед нами изоб­ражение комнаты, которую необходимо обста­вить: справа поставим стол и стулья, слева на стену хорошо бы повесить картину, на пол постелить ковер, на потолок - хорошо бы люстру и т. д. Пока вы «обставляете» комнату, колебаний внима­ния не будет... Из этого опыта можно сделать выводы, каса­ющиеся сохранения устойчивости внимания: необходима внешняя и внутренняя активность личности, надо ставить перед собой все новые и новые, задачи. Как заставить себя, например, для полного усвоения несколько раз внимательно прочитать один и тот же текст - статью или параграф учебника? Этого можно до­биться, если перед каждым повторным чтением ставить новые задачи. Сказать себе: «Первый раз читаю для общего ознакомления, теперь прочту, чтобы усвоить логику доказательств, которые приводит автор, дальше важно понять, как этот материал связан с предыдущим», и т. д. Иными словами, надо учиться смотреть даже на знакомые явления с новой точки зрения. Под распределением внимания понимают субъективно пе­реживаемую способность человека удерживать в центре вни­мания определенное число разнородных объектов одновре­менно. Именно эта способность позволяет совершать сразу несколько действий, сохраняя их в поле внимания. Хресто­матийным примером служат феноменальные способности Юлия Цезаря, который, согласно преданию, мог одновре­менно делать семь не связанных между собой дел. Известно также, что Наполеон мог одновременно диктовать своим сек­ретарям семь ответственных дипломатических документов. Однако, как показывает жизненная практика, человек спо­собен выполнить только один вид сознательной психической деятельности, а субъективное ощущение одновременности выполнения нескольких обязано быстрому последовательному переключению с одной на другую. Еще В.Вундтом было по­казано, что человек не может сосредоточиваться на двух од­новременно предъявляемых раздражителях. Однако иногда человек действительно способен выполнять одновременно два вида деятельности. На самом деле, в таких случаях один из видов выполняемой деятельности должен быть полностью ав­томатизирован и не требовать внимания. Если же это усло­вие не соблюдается, совмещение деятельности невозможно. Исследование распределения внимания имеет большое прак­тическое значение. Для этой цели используются так называе­мые таблицы Шульте. На этих таблицах изображены два ряда беспорядочно разбросанных цифр, красных и черных. Испыту­емый должен в определенной последовательности называть се­рию цифр, чередуя каждый раз красную и черную цифру. Иногда эксперимент усложняют - на красную цифру надо показывать в прямом порядке, а на черную - в обратном. Как показали исследования, у отдельных испытуемых здесь отчетливо высту­пают значительные индивидуальные различия. Исследователи (в частности, А. Р. Лурия) считают, что эти различия могут на­дежно отражать некоторые вариации силы и подвижности нер­вных процессов и с успехом использоваться в диагностических целях. Многие авторы считают, что распределение внимания, по существу, является обратной стороной его переключаемости. Переключаемость или переключение внимания определяют­ся скрытно, переходя от одного вида деятельности к друго­му. Переключение означает сознательное и осмысленное пе­ремещение внимания с одного объекта на другой. В целом переключаемость внимания означает способность быстро ори­ентироваться в сложной изменяющейся ситуации. Легкость переключения внимания у разных людей различна и зависит от целого ряда условий (это прежде всего соотношение меж­ду предшествующей и последующей деятельностью и отно­шение субъекта к каждой из них). Чем интереснее деятель­ность, тем легче на нее переключиться, и наоборот. Переключаемость внимания принадлежит к числу хорошо трени­руемых качеств. Следующее свойство внимания - это его объем. Объем вни­мания - особый вопрос. Известно, что человек не может одно­временно думать о разных вещах и выполнять разнообразные работы. Это ограничение вынуждает дробить поступающую из­вне информацию на части, не превышающие возможности обрабатывающей системы. Таким же образом человек обладает весьма ограниченными возможностями одновременно воспри­нимать несколько независимых друг от друга объектов - это и есть объем внимания. Важной и определяющей его особенно­стью является то, что он практически не поддается регулирова­нию при обучении и тренировке. Исследование объема внимания обычно производится пу­тем анализа числа одновременно предъявляемых элементов (чисел, букв и т.п.), которые могут быть с ясностью воспри­няты субъектом. Для этих целей используется прибор, по­зволяющий предъявить определенное число раздражителей так быстро, чтобы испытуемый не мог перевести глаза с од­ного объекта на другой. Это позволяет измерить число объ­ектов, доступных для одновременного опознания, с помощью прибора, называемого тахистоскопом. Обычно он состоит из окошечка, отделенного от рассматриваемого объекта падаю­щим экраном, прорезь которого может произвольно изме­няться так, что рассматриваемый объект появляется в ней на очень короткий промежуток времени (от 10 до 50—100 мс). Число ясно воспринимаемых предметов и является показа­телем объема внимания. Если предъявляемые объекты до­статочно просты и разбросаны по демонстрируемому полю в беспорядке, объем внимания колеблется от 5 до 7 одновре­менно ясно воспринимаемых объектов. Вообще-то объем вни­мания - величина индивидуально изменяющаяся, но клас­сическим показателем объема внимания у людей считается равный 5±2. Понятие объем внимания очень близко к понятию объем восприятия и широко применяемые в литературе понятия поля ясного внимания и поле неясного внимания очень близки к по­нятиям центра и периферии зрительного восприятия, в отношении которого они были подробно изучены. Однако количество находящихся в поле нашего внимания связанных между собой элементов, объединенных в осмысленное целое, может быть много больше. Объем внимания поэтому является изменчивой величиной, зависящей от того, насколь­ко связано между собой содержание, на котором сосредото­чивается внимание, и от умения осмысленно связывать и структурировать материал. Последнее обстоятельство необ­ходимо учитывать в педагогической практике, систематизи­руя предъявляемый материал таким образом, чтобы не пере­гружать объем внимания учащихся.

Отвлекаемость и рассеянность внимания

Отвлекаемость (отвлечение) внимания - это непроизвольное перемещение внимания с одного объекта на другой. Оно воз­никает при действии посторонних раздражителей на человека, занятого в этот момент какой-либо деятельностью. Отвле­каемость может быть внешней и внутренней. Внешняя отвлекаемость возникает под влиянием внешних раздражителей; при этом произвольное внимание становится непроизвольным. Наибо­лее отвлекают предметы или явления, которые появляются вне­запно и действуют с меняющейся силой и частотой. Как было сказано, в ответ на эти раздражители у человека появляется трудно угасаемый ориентировочный рефлекс. Во время учеб­ных занятий школьников как в классе, так и дома должны быть устранены предметы и воздействия, отвлекающие детей от их основного дела. Внутренняя отвлекаемость внимания возникает под влия­нием сильных переживаний, посторонних эмоций, из-за от­сутствия интереса и чувства ответственности за дело, кото­рым в данный момент занят человек. Чтобы ученик мог вни­мательно и успешно учиться, следует устранять из его жизни отвлекающие его от занятий отрицательные переживания: страх, гнев, обиду, чувство оскорбленного достоинства и пр. Воспитание у школьников стойкого и глубокого интереса к знаниям также является важным условием борьбы с отвлекаемостью внимания. Физиологической основой внешней отвлекаемости вни­мания является отрицательная индукция процессов возбуж­дения и торможения, вызванная действием внешних раздра­жителей, не имеющих отношения к выполняемой деятель­ности. При внутренней отвлекаемости внимания, обуслов­ленной сильными чувствами или желаниями, в коре мозга появляется мощный очаг возбуждения; с ним не может кон­курировать более слабый очаг, соответствующий объекту вни­мания; по закону отрицательной индукции в нем возникает торможение. В случаях внутренней отвлекаемости, обусловленной отсутствием интереса, она объясняется запредельным торможением, развивающимся под влиянием утомления нер­вных клеток скучной монотонной работой. Рассеянностью называется неспособность человека сосре­доточиться на чем-либо определенном в течение длительно­го времени. Встречается два вида рассеянности: мнимая и подлинная. Мнимая рассеянность - это невнимание человека к не­посредственно окружающим предметам и явлениям, вызван­ная крайней сосредоточенностью его внимания на каком-то предмете. Мнимая рассеянность - результат большой со­средоточенности и узости внимания. Иногда ее называют «профессорской», так как она нередко встречается у людей этой категории. Внимание ученого может быть настолько сконцентрировано на занимающей его проблеме, что он не слышит обращенных к нему вопросов, не узнает знакомых, отвечает невпопад. Физиологической основой мнимой рас­сеянности является мощный очаг оптимального возбужде­ния в коре, вызывающего торможение в окружающих его уча­стках по закону отрицательной индукции. Неясность отра­жения различного рода внешних воздействий при рассеян­ном внимании объясняется тем, что оно происходит на уча­стках коры, находящихся в состоянии торможения. «При со­средоточенном думании, - пишет И. П. Павлов, - при увлечении каким-нибудь интересным делом мы не видим и не слышим, что около нас происходит, - явная отрицатель­ная индукция». Рассеянность как следствие внутренней сосредоточенно­сти не причиняет большого вреда делу, хотя и затрудняет ориентацию человека в окружающем мире. Хуже подлинная рассеянность. Человек, страдающий рассеянностью этого ро­да, с трудом устанавливает и удерживает произвольное вни­мание на каком-либо объекте или действии. Для этого ему требуется значительно больше волевых усилий, чем человеку нерассеянному. Произвольное внимание рассеянного чело­века неустойчиво, легко отвлекаемо. Физиологически подлин­ная рассеянность объясняется недостаточной силой внутрен­него торможения. Возбуждение, возникающее под действи­ем речевых сигналов, легко иррадирует, но с трудом концен­трируется. В результате этого в коре мозга рассеянного че­ловека создаются неустойчивые очаги оптимальной возбуди­мости. Причины подлинно рассеянного внимания разнообразны. Их знание необходимо учителю, чтобы не укреплять рассеянность некоторых детей, а бороться с ней. Причиной подлинной рас­сеянности может быть общее расстройство нервной системы (неврастения), малокровие, болезни носоглотки, затрудняющие поступление воздуха в легкие и, следовательно, обедняющие кислородное питание мозговых клеток. Иногда рассеянность появляется в результате физического и умственного утомления и переутомления, тяжелых переживаний. Одной из причин подлинной рассеянности является пере­грузка мозга большим количеством впечатлений. Вот почему не следует в учебное время года часто отпускать детей в кино, те­атр, водить в гости, разрешать ежедневно смотреть телевизор. Разбросанность интересов также может привести к подлинной рассеянности. Некоторые ученики записываются сразу в не­сколько кружков, берут книги из многих библиотек, увлекаются спортом, коллекционированием и прочим, и при этом ничем серьезно не занимаются. Подобная неупорядоченность увлече­ний лишь укрепляет рассеянность, мешает учиться. Причиной подлинной рассеянности может быть и неправильное воспита­ние ребенка в семье: отсутствие определенного режима в заня­тиях, развлечениях и отдыхе ребенка, выполнение всех его при­хотей, освобождение от трудовых обязанностей. Скучное пре­подавание, которое не будит мысль, не затрагивает чувств, не требует напряжения воли, - один из источников рассеянности внимания учащихся. Тесты. 1. В шести квадратах размещены белые и черные кружочки. Вам дается минута времени, чтобы запомнить расположение кружочков в каждом из квадратов. Теперь закройте книгу и постарайтесь по памяти нарисовать квадраты и восстановить расположение кружочков в них. За каждый правильно помещенный кружочек вы получаете одно очко. Если вы наберете 35 очков, вы очень внимательны. 2. Из какого количества маленьких рыбок состоит эта большая рыба? Скажите сразу, не подсчитывая, а потом проверьте себя. 3. Можете ли вы менее чем за минуту найти квадратик, который содержит все ле­пестки этой прекрасной розы? Используемая литература. 1. Коломинский “Человек: психология”, Москва “Просвящение” 1986 г. 2. “Общая психология (курс лекций)” cоставитель И. Е. Рогов. Москва “Владос” 1998 г.