Каталог :: Психология

Диплом: Синдром эмоционального выгорания в профессиональной деятельности медицинской сестры

                       Синдром эмоционального выгорания в                       
профессиональной деятельности медицинской сестры
                             ДИПЛОМНАЯ РАБОТА                             
                                   2005                                   
     
     
                                АННОТАЦИЯ                                
Дипломная  работа посвящена изучению влияния личностных особенностей
медсестёр на формирование у них синдрома эмоционального выгорания в процессе
выполнения профессиональной деятельности.
В работе была выдвинута гипотеза, подтвердившаяся в ходе исследования, о том,
что  такие личностные особенности медсестёр как уровень развития интеллекта,
особенности эмоционально-волевой сферы,  отношения к делу, людям, социальным
и групповым нормам, особенности темперамента – могут  являться
предрасполагающими факторами  формирования у них синдрома эмоционального
выгорания в процессе выполнения профессиональной деятельности.
В исследовании использовались следующие  методы: анкетирование; методика
цветовых выборов  М. Люшера; методики –   «Оценка темперамента» А. Белова,
16PF – опросник  Р. Б. Кеттелла, «Диагностика эмоционального выгорания
личности» В. В. Бойко; методы математической статистики.
В первой главе представлены основные теоретические подходы к определению
сущности феномена «эмоционального выгорания»; рассмотрены факторы, влияющие
на развитие эмоционального выгорания; динамика развития и психологическая
симптоматика синдрома эмоционального выгорания; профессиональная деформация
как следствие эмоционального выгорания и  меры по её профилактике.
Во второй главе определены требования, предъявляемые профессией к личности
медсестры, и описаны личностные особенности медсестёр, предрасполагающие к
формированию у них синдрома эмоционального выгорания.
В третьей главе представлено исследование, посвящённое изучению влияния
личностных особенностей медсестёр  на формирование у них синдрома
эмоционального выгорания в процессе выполнения профессиональной деятельности.
Работа состоит их двух теоретических глав и одной эмпирической главы.
                                ОГЛАВЛЕНИЕ                                
     

Введение

Глава 1. Синдром эмоционального выгорания как проблема психологии

1.1. Подходы к изучению феномена «эмоционального выгорания»

1.2. Факторы, способствующие развитию синдрома эмоционального выгорания

1.3. Динамика развития и психологическая симптоматика синдрома эмоционального выгорания

1.4. Профессиональная деформация как следствие «эмоционального выгорания» и меры по её профилактике

Глава 2. Личностные особенности медицинских сестёр как фактор формирования у них синдрома эмоционального выгорания

Глава 3. Эмпирическое исследование влияния личностных особенностей медицинских сестёр на формирование у них синдрома эмоционального выгорания в процессе выполнения профессиональной деятельности

3.1. Характеристика базы, процедуры проведения и методов исследования

3.2. Изложение и анализ результатов исследования

3.2.1. Изложение и анализ результатов исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко

3.2.2. Изложение и анализ результатов исследования по методике цветовых выборов М. Люшера

3.2.3. Изложение и анализ результатов исследования по 16PF-опроснику личности Р. Б. Кеттелла

3.2.4. Изложение и анализ результатов исследования по методике «Оценка темперамента» А. Белова

Заключение

Список литературы

Указатель таблиц и иллюстраций

Приложение 1. Соотношение типов темперамента в группе медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием

Приложение 2. Соотношение типов темперамента в группе медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием

Приложение 3. Соотношение типов темперамента в группе медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания

Приложение 4. Результаты исследования по тесту Кеттелла

Приложение 5. Результаты исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко

Приложение 6. Результаты исследования по тесту Кеттелла

6

9

9

14

26

32

46

57

57

59

59

62

64

73

77

80

85

87

88

89

90

91

92

ВВЕДЕНИЕ Проблематика стрессоустойчивости человека в различных профессиях с давних пор привлекала внимание психологов. Существует ряд профессий, в которых человек начинает испытывать чувство внутренней эмоциональной опустошённости вследствие необходимости постоянных контактов с другими людьми. «Ничто не является для человека такой сильной нагрузкой и таким сильным испытанием, как другой человек», – эту метафору можно положить в основу исследований психологического феномена – синдрома эмоционального выгорания [34,85]. Медицинские работники, постоянно сталкивающиеся со страданием людей, вынуждены воздвигать своеобразный барьер психологической защиты от пациента, становиться менее эмпатичными, иначе им грозит эмоциональное выгорание. Сюда же следует отнести психологические трудности принимающего, безусловного общения, описанные К. Роджерсом и Э. Фроммом. По существу эмоциогенность заложена в самой природе медицинского труда, причём спектр эмоций весьма разнообразен [42,57]. При этом несущий бремя «груза общения» специалист вынужден постоянно находиться в гнетущей атмосфере чужих отрицательных эмоций, служить то утешителем, а то, напротив, – мишенью для раздражения и агрессии. А ведь психика наша от природы устроена так, что мы не можем оставаться равнодушными к проявлениям эмоций со стороны окружающих, мы как бы «заражаемся» ими. К этому добавляются ещё и вторичные переживания по поводу чужих проблем, вызванные незримым, но ощутимо давящим на плечи грузом ответственности. Следствием всего этого может являться помимо собственного ухудшения здоровья человека ещё и стойкое снижение результативности его работы. Итог известен и ёмко описан словами классика: «Ещё один сгорел на работе» [35]. В построенной А. С. Шафрановой классификации профессий медицинские работники вынесены в особую группу профессий «профессии высшего типа» по признаку необходимости постоянной работы над предметом и собой, подобное основание в большей степени подходит для определения субъектного вклада индивидов [42,58]. Актуальностью и социальной значимостью выбранной темы является сложный характер синдрома эмоционального выгорания, а также разнородность интерпретации его причин и проявлений, требующих поиска исследовательских стратегий и создания соответствующего психологического инструментария. Изучение синдрома эмоционального выгорания в профессиональной деятельности медицинской сестры особенно актуально в период проведения реформ, которые приводят к интенсификации профессиональной деятельности. Медицинские сёстры обеспечивают результативность производственной деятельности лечебно- профилактического учреждения, что возможно лишь при высоком потенциале их здоровья. Цель исследования: изучить влияние личностных особенностей медицинских сестёр на формирование у них синдрома эмоционального выгорания в процессе выполнения профессиональной деятельности. Задачи исследования: 1.Провести аналитический обзор литературы. 2.Разработать программу исследования. 3.Провести исследование влияния личностных особенностей медицинских сестёр на формирование у них синдрома эмоционального выгорания в процессе выполнения профессиональной деятельности. 4.Провести обработку и анализ результатов исследования. Предмет исследования: личностные особенности медицинских сестер обусловливающие формирование синдрома эмоционального выгорания у них в процессе выполнения профессиональной деятельности. Объект исследования: синдром эмоционального выгорания как психологический феномен. Гипотеза исследования: личностные особенности медицинских сестёр могут являться предрасполагающими факторами формирования у них синдрома эмоционального выгорания в процессе выполнения профессиональной деятельности. База исследования: медицинские сёстры хирургических отделений МУЗГКБ-2 в количестве 45 человек. Методы сбора и обработки информации исследования: 1)анкетирование; 2)методика цветовых выборов М. Люшера; 3)методики – «Оценка темперамента» А. Белова, 16PF – опросник Р. Б. Кеттелла, «Диагностика эмоционального выгорания личности» В. В. Бойко; 4)методы математической статистики – параметрические критерии Фишера и Стьюдента для независимых выборок, коэффициент многоклеточной сопряжённости Пирсона, коэффициент линейной корреляции Пирсона. Методологическая основа исследования: работы К. Маслач и С. Е. Джексона, В. В. Бойко, согласно которым синдром эмоционального выгорания представляет собой трёхмерный конструкт, включающий у К. Маслач, С. Е. Джексона эмоциональное истощение, деперсонализацию, редуцирование личных достижений; у В. В. Бойко напряжение, резистенцию, истощение. Проблема «эмоционального выгорания» представляет для нас не только научный интерес, она имеет большую практическую значимость при использовании полученных данных в системе психогигиенических, психопрофилактических и психокоррекционных мероприятий, обеспечивающих сохранение и укрепление здоровья медицинских работников. Работа объёмом 92 страницы, включает три главы (две теоретических и одну эмпирическую), 9 таблиц и 5 рисунков. ГЛАВА 1. СИНДРОМ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ КАК ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИИ 1.1. Подходы к изучению феномена «эмоционального выгорания» Термин «эмоциональное выгорание» введён американским психиатром Х. Дж. Фрейденбергом в 1974 году, для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи. «Выгорание — психологический термин, обозначающий симптомокомплекс последствий длительного рабочего стресса и определенных видов профессионального кризиса», – М. Буриш [16]. По мнению А. М. Ричардсена, данные современных исследований наглядно показали, что эмоциональное выгорание отличается от других форм стресса, что это не просто «слабый» синоним более устоявшихся обозначений данных симптомов. Некоторые из авторов, в том числе М. Кинг, возражали против термина «выгорание» из-за его неопределенности и частичного совпадения с родственными понятиями, например, посттравматическим стрессовым расстройством, депрессией или «хандрой» (в более корректном психиатрическом термине — дистимией), либо как Л. Морроу рассматривали его как «странную психиатрическую химеру». Другие устанавливали связи с существующими моделями, например, С. Е. Хобфол, Дж. Фриди с теорией общего стресса, С. Т. Миер с заученной беспомощностью и Адлер с психодинамикой беспомощности y представителей помогающих профессий, Бандура с моделью самоэффективности и компетентности и Д. Х. Малан с компульсивным оказанием помощи при «синдроме помогающих профессий» [16]. В 1981 году вышла работа американских психологов К. Маслач, С. Е. Джексона, в которой возможность психического выгорания ограничивается представителями коммуникативных профессий. Эти же авторы разработали опросник «MBI». В соответствии с их подходом синдром психического выгорания представляет собой трёхмерный конструкт, включающий эмоциональное истощение; деперсонализацию (тенденцию развивать негативное отношение к клиентам); редуцирование личных достижений проявляется либо в тенденции к негативному оцениванию себя в профессиональном плане, либо в редуцировании собственного достоинства, ограничении своих возможностей, обязанностей по отношению к другим, снятие с себя ответственности и перекладывание её на других [14,445]. Японские исследователи считают, что для определения эмоционального выгорания к трёхфакторной модели К. Маслач следует добавить четвертый фактор «Involvement» (зависимость, вовлечённость), который характеризуется головными болями, нарушением сна, раздражительностью, а также наличием химических зависимостей (алкоголизм, табакокурение) [16]. Большинство специалистов признает необходимость учёта именно трёх составляющих для определения наличия и степени «выгорания». При этом вклад каждого из факторов различен (например, исключение фактора «редуцирование персональных достижений» сближает синдром эмоционального выгорания с депрессией) [16]. Структура синдрома эмоционального выгорания, по В. В. Бойко, представляет собой последовательность трёх фаз: 1.напряжение включает симптомы – переживание психотравмирующих обстоятельств, неудовлетворённость собой, загнанность в клетку, тревогу и депрессию; 2.резистенция включает симптомы – неадекватное избирательное эмоциональное реагирование, эмоционально-нравственную дезориентацию, расширение сферы экономии эмоций, редукцию профессиональных обязанностей; 3.истощение включает симптомы – эмоциональный дефицит, эмоциональную отстранённость, личностную отстранённость (деперсонализацию), психосоматические и психовегетативные нарушения [19,518]. Б. Пельман и Е. Хартман выделили три главных компонента эмоционального выгорания: 1.Эмоциональное истощение проявляется в ощущениях эмоционального перенапряжения и в чувстве опустошённости, исчерпанности своих эмоциональных ресурсов. 2.Деперсонализация связана с возникновением равнодушного и даже негативного отношения к людям, обслуживаемым по роду работы. Контакты с ними становятся формальными, безличными; возникающие негативные установки могут поначалу иметь скрытый характер и проявляться во внутренне сдерживаемом раздражении, которое со временем прорывается наружу и приводит к конфликтам. 3.Сниженная рабочая продуктивность проявляется в снижении самооценки своей компетентности (в негативном восприятии себя как профессионала), недовольстве собой, негативном отношении к себе как личности [19,222]. Д. Дирендонк, В. Шауфели, Х. Сиксма провели исследования среди голландских медицинских сестёр и выявили, что в качестве специфических детерминант эмоционального выгорания выступает чувство несправедливости, социальной незащищённости, большая зависимость, как от пациентов, так и от руководства. Согласно их подходу синдром эмоционального выгорания сводится к двухмерной конструкции, состоящей из эмоционального истощения и деперсонализации. Первый компонент «аффективный», относится к сфере жалоб на своё здоровье, физическое самочувствие, нервное напряжение, эмоциональное истощение. Второй компонент – деперсонализация проявляется в изменение отношения либо к пациентам, либо к себе. Он получил название «установочный» [14,446]. А. Пинес и Е. Аронсон рассматривают синдром эмоционального выгорания как одномерную конструкцию. Эмоциональное выгорание – это состояние физического и психического истощения, вызванное длительным пребыванием в эмоционально перегруженных ситуациях. А. Чиром считает эмоциональное выгорание комбинацией физического, эмоционального и когнитивного истощения или утомления. Он полагает, что главный фактор эмоционального выгорания – это эмоциональное истощение, а дополнительные компоненты являются следствием либо поведения (купирования стресса), ведущего к деперсонализации, либо собственно когнитивно- эмоционального выгорания, что выражается в редуцировании личных достижений (деформации субъективной оценки собственных возможностей). И то и другое проявляется в деформации личности и имеет непосредственное значение для её социального здоровья. В противоположность предыдущим подходам, авторы одномерного подхода не ограничивают эмоциональное выгорание определённой группой специалистов [14,447]. П. Торнтон обращается к выявлению связи между уровнем эмоционального выгорания и типом поведения преодоления. Поведение преодоления обеспечивается когнитивными и поведенческими усилиями по регуляции специфических внутренних и внешних требований, которые, по субъективной оценке, исчерпывают или превосходят ресурсы личности. Выявлены три стратегии поведения преодоления: две активные (овладение ситуацией путём её преобразования и преодоления эмоционального дистресса путём изменения собственного отношения к ситуации) и одна пассивная (эскапизм или отказ от каких-либо попыток устранить обусловленные ситуацией трудности). Путём факторного анализа на основе когнитивно-феноменологической теории стресса П. Торнтон выделено восемь подвидов поведения преодоления. Если к пассивным отнесён только один подвид (эскапизм как уклонение от решения проблем), то к активным – семь, объединяя две (планомерное решение проблем и путь конфронтации) в проблемно-сфокусированные стратегии, а пять остальных (дистанцирование – изменение масштабов происходящего в сторону преуменьшения, самообладание, поиск социальной поддержки, принятие на себя ответственности за происходящее, позитивная оценка ценностей – отыскание положительного в происходящем) – в эмоционально-сфокусированные стратегии. Противоречия обнаружились в данных в связи между типом поведения преодоления и уровнем эмоционального выгорания, полученных разными авторами. Так с низкой степенью эмоционального выгорания связывают активные стратегии поведения преодоления, а с высокой степенью – пассивную и, наоборот, активные формы поведения преодоления указывают как не снижающие степень эмоционального выгорания, а эмоционально-сфокусированные стратегии поведения преодоления – как ассоциируемые с более высоким уровнем эмоционального выгорания. Сама П. Торнтон в результате перепроверки этих данных выявила только одну существенную связь между стратегией избегания и уровнем эмоционального выгорания, хотя эта стратегия реже других используется в стрессовых ситуациях; однако при повышении уровня сгорания частота обращения к ней возрастает [42,62]. В исследованиях российских менеджеров, проводимых Н. Е. Водопьяновой, А. Б. Серебряковой, Е. С. Старченковой изучалось влияние стилей поведения в проблемных ситуациях и личностных характеристик, на степень выраженности синдрома психического выгорания. Было обнаружено, что наиболее высокое эмоциональное истощение и редуцирование личных достижений наблюдается у тех менеджеров, которые предпочитают «избегание», а так же чем больше истощение, тем ниже самооценка и больше деформация самоотношения. Эмоциональное истощение часто сопровождается мотивационной деформацией, что является защитной реакцией организма на психологические стрессы [14,456]. В англоязычной литературе были опубликованы свыше тысячи статей по «эмоциональному выгоранию». Однако исследования носили главным образом описательный и эпизодический характер [16]. 1.2. Факторы, способствующие развитию синдрома эмоционального выгорания В литературе выделяют три фактора, играющих существенную роль в эмоциональном выгорании: личностный, ролевой и организационный (у К. Кондо соответственно: индивидуальный, социальный, характер работы и рабочего окружения) [42,60]. Среди личностных особенностей, способствующих эмоциональному выгоранию, Х. Дж. Фрейденберг выделяет эмпатию, гуманность, увлекаемость, идеализированность, интровертированность, фанатичность. В. И. Ковальчук отмечает, что людям с низким уровнем самооценки и экстернальным локусом контроля больше подвержены эмоциональному выгоранию [19,222]. В. В. Бойко указывает на следующие личностные факторы, способствующие развитию синдрома эмоционального выгорания: склонность к эмоциональной холодности, склонность к интенсивному переживанию негативных обстоятельств в профессиональной деятельности, слабая мотивация эмоциональной отдачи в профессиональной деятельности. Роджерс, Добсон выделяют следующие личностные факторы: склонность к интроверсии (низкая социальная активность и адаптированность), реактивность, жёсткость и авторитарность по отношению к другим, низкий уровень самоуважения, чрезмерно высокая или низкая мотивация успеха, трудоголизм, высокий уровень эмпатии, реакция на стресс по типу «А», возраст, профессиональный стаж [14,451]. В связи с развитием «сгорания» для К. Кондо наиболее важно в человеке то, что является стрессом, и то, как разрешается стрессовая ситуация. Наиболее уязвимы те, кто реагирует на стресс по типу «А»: агрессивно, в соперничестве, любой ценой; стрессогенный фактор вызывает у них чувство подавленности, уныния из-за неосуществления того, что хотелось достичь [42,61]. К. Кондо относит к «сгорающим» также трудоголиков тех, кто решил посвятить себя реализации только рабочих целей, кто нашёл своё призвание в работе до самозабвения. М. Фридман, Р. Розенман описали тип личности «А», характеризующийся экстремально высоким субъективным значением профессиональной деятельности, низкой устойчивостью к фрустрации и стрессу, высоким жизненным темпом, соревновательностью, желанием признания окружающих, агрессивностью, наличием лидерских качеств. Высокий уровень негативных эмоций, являющийся следствием психической перегрузки, стремление к совершенству и связанной с этим неудовлетворённости эффективностью своей деятельности, отсутствие социальной поддержки позволяют отнести этот тип к группе риска с вероятностью достаточно быстрого развития синдрома профессионального выгорания. Неблагоприятными последствиями поведения такого типа могут быть различного рода психосоматические расстройства с высоким риском коронарных заболеваний [34,88]. Различают стрессы профессиональные, личностные, стрессы ответственности. К профессиональным стрессам можно отнести вхождение в новую профессиональную среду, ситуации нововведений и конфликтов в этой сфере, ситуации изменения требований к профессии, внутренних кризисов, профессионального роста, карьеры. Так ситуации нововведений и конфликтов в профессиональной сфере могут способствовать появлению у человека стрессовых проявлений: беспомощности, эмоциональной напряжённости, снижения работоспособности, уровня самокритичности. В преодолении стресса задействованы три важнейших фактора: когнитивный, эмоциональный, поведенческий. Существуют индивидуальные различия в том, какая из сфер психики окажется наиболее уязвимой при длительном высоком напряжении. Выбор «мишени» обусловливают ситуативные факторы и личностные особенности. При сильном стрессе возникают: навязчивые мысли или образы (когнитивная сфера); застревание, зацикленность переживаний (эмоциональная сфера); навязчивые стремления, действия, ритуалы (поведенческая сфера); нарушение социальных связей и социальная дезадаптация (социально-психологическая сфера). Часто реакция на трудности наиболее ярко выражена в эмоциональной сфере. Она не редко оказывается основной «мишенью» стрессового воздействия, но главный ресурс для преодоления стресса может быть найден в других сферах психики. Важную роль здесь играет построение более гармоничных эмоциональных отношений. Поиск такой сферы, её активизация составляют основную задачу психологической поддержки в преодолении жизненных трудностей. Если стоящие перед человеком трудности не превышают его потенциала психологической устойчивости, то их преодоление повышает гибкость адаптационных процессов, расширяет спектр выхода из трудных жизненных ситуаций, обогащает опыт проявления своей активности. Х. Шредер выделяет пять групп личностных переменных, ответственных за интенсивность и качество реакции на стресс: когнитивные структуры, представление о себе, поведенческие программы, мотивационные структуры, опыт межличностного поведения. Важнейшим условием защиты человека от психических стрессов является жизненная стратегия, в частности, система ценностей. Л. И. Анциферова предлагает следующую классификацию типов поведения в стрессовых ситуациях: 1)экстерналы – уход от трудных ситуаций, обвинение в своих трудностях других людей, низкая мотивация достижения, стремление подчиняться другим; 2)интерналы – предпочитают конструктивную стратегию совладения с трудностями, стараясь видеть их источник в себе, уверены в своих силах, отличаются высокой ответственностью и стрессоустойчивостью, любое событие рассматривают как стимул для развития своих возможностей, такой тип формируется в детстве при наличии объекта подражания, предоставлении родителями самостоятельности в решении жизненных проблем. Тип адекватной стратегии в стрессовых ситуациях определяется силой, подвижностью, уравновешенностью нервных процессов [30,126]. Поведение личности в соответствии с требованиями профессиональной среды, способствующее психическому здоровью и профессиональному росту, определяет три основные сферы: 1.Профессиональная активность, выраженная в категориях субъективного значения деятельности, профессиональных притязаниях, готовности к энергетическим затратам, стремление к совершенству при выполнении заданий, а также способности сохранять дистанцию между личной и профессиональной сферами. 2.Стратегии преодоления проблемных ситуаций, представленные как тенденции отказа от дальнейшего выполнения профессиональных заданий; активность стратегии преодоления трудностей, а также внутреннего равновесия. Эти признаки отражают два различных способа поведения в трудной ситуации: активное решение проблем или их избегание. Согласно концепции Антоновского, чувство когерентности связано с положительной оценкой своих возможностей в проблемной ситуации, выработкой эффективной стратегии её преодоления, положительной жизненной установкой, создающими тем самым основу для профессиональной самореализации личности. 3.Эмоциональный настрой на профессиональную деятельность, выражением которого является чувство социальной поддержки, профессионального успеха и жизненного удовлетворения [34,87]. Н. А. Аминовым обнаружены связи индивидуальных различий в толерантности к развитию синдрома эмоционального выгорания с типологическими свойствами нервной системы (слабостью, лабильностью, активностью нервных процессов) [42,63]. В литературе выделяют типы людей подверженных синдрому эмоционального выгорания: 1.Педантичный характеризуется добросовестностью, болезненной аккуратностью, стремлением в любом деле добиться образцового порядка, излишней привязанностью к прошлому. Симптомы переутомления – апатия, сонливость. 2.Демонстративный характеризуется стремлением первенствовать во всём, свойственна высокая степень истощаемости при выполнении рутинной работы. Переутомление выражается в излишней раздражительности, гневливости. 3.Эмотивный характеризуется чувствительностью, впечатлительностью, склонностью воспринимать чужую боль граничит с патологией, с саморазрушением [25]. К. Маслач выделила в качестве ключевых факторов синдрома эмоционального выгорания индивидуальный предел, потолок возможностей «эмоционального Я» противостоять истощению, противодействовать выгоранию самосохраняясь; внутренний психологический опыт, включающий чувства, установки, мотивы, ожидания; негативный индивидуальный опыт, в котором сконцентрированы проблемы, дистресс, дискомфорт, дисфункции и их негативные последствия [42,60]. Голландские учёные исследовали эмоциональное выгорание и неуверенность у медицинских сестёр в связи с потребностью социального сходства-сравнения, проявляющейся в желании узнать как можно больше о переживаниях и реакциях других людей, встретившихся с подобными ситуациями. В. Шауфели обнаружил, что эмоциональное истощение и сниженный уровень собственного достоинства имеют значимые связи с желанием социального сходства. При этом субъекты с высоким уровнем эмоционального выгорания и низким уровнем собственного достоинства избегают контактов с более успешными субъектами и ситуаций социального сравнения. То есть ситуации социального сравнения или оценки для определённых лиц выступают в качестве сильных стресс-факторов, оказывающих разрушающее влияние на их личность [14,448]. Исходя из теории социального сходства Фестингера, голландские учёные высказали предположение о возможности преодоления стресса через управление потребностью социального сходства- сравнения. Синдром эмоционального выгорания рассматривается К. Кондо как следствие производственных стрессов, как процесс дезадаптации к рабочему месту или профессиональным обязанностям. При этом основным предрасполагающим фактором «выгорания» является продолжительность и чрезмерная рабочая нагрузка в ситуациях напряжённых межличностных отношений. Этому соответствует и данное им образное толкование: «Выгоранию подвержены те, кто работает страстно, с особым интересом; долгое время помогает другим, они начинают чувствовать разочарование, так как не удаётся достичь того эффекта, которого ожидали». Такая работа сопровождается чрезмерной потерей психологической энергии, приводит к психосоматической усталости и эмоциональному истощению и как результат – беспокойство, раздражение, гнев, пониженная самооценка на фоне учащённого сердцебиения, одышки, желудочно-кишечных расстройств, головных болей, пониженного давления, нарушений сна, а также семейные проблемы. Такое включение стрессогенных факторов в факторы эмоционального выгорания значительно расширило круг соответствующих профессий [42,60]. Многие исследователи предпринимают попытки обнаружить связь между производственными стресс-факторами и симптомами «выгорания». Значимые корреляции были обнаружены между общим (суммарным) показателем «выгорания» и характеристиками работы (значимостью задачи, продуктивностью, намерениями поменять работу); между деперсонализацией и прогулами (недисциплинированностью), плохими отношениями с семьей и с друзьями; между эмоциональным истощением и психосоматическими заболеваниями; между персональными достижениями и отношением к профессиональным обязанностям, значимостью работы [16]. Организационный фактор эмоционального выгорания связан с тем, что работа может быть многочасовой, не оцениваемой должным образом, имеющей трудноизмеримое содержание, требующей исключительной продуктивности или соответствующей подготовки, или с тем, что характер руководства со стороны «вышестоящих» не соответствует содержанию работы. Администрация может смягчить развитие эмоционального выгорания, если обеспечит работникам возможность профессионального роста, наладит поддерживающие социальные и другие положительные моменты, повышающие мотивацию. А. Пайнс установил связь эмоционального выгорания с чувством значимости себя на рабочем месте, с профессиональным продвижением, автономией и уровнем контроля со стороны руководителя. Основные составляющие организационных факторов: 1.Условия работы – основной упор при изучении этих факторов был сделан на временные параметры деятельности и объём работы. Повышенная нагрузка в деятельности стимулирует развитие эмоционального выгорания. Перерывы в работе оказывают положительный эффект и снижают уровень эмоционального выгорания, но этот эффект носит временный характер. Уровень эмоционального выгорания частично повышается через три дня после возвращения к работе и полностью восстанавливается через три недели. 2.Содержание труда – данная группа включает количественные и качественные аспекты работы с пациентами: количество, частоту их обслуживания, степень глубины контакта. 3.Социально-психологические факторы – взаимоотношения в организации, как по вертикали, так и по горизонтали. Как отмечает В. И. Ковальчук, риск возникновения профессионального выгорания увеличивается в случаях монотонности работы, вкладывания в работу больших личностных ресурсов при недостаточности признания и положительной оценки, строгой регламентации времени работы, работы с немотивированными клиентами, трудно ощутимыми результатами работы, напряжённости и конфликтов в профессиональной среде, недостаточной поддержки со стороны коллег, нехватке условий для самовыражения личности на работе, когда не поощряются, а подавляются экспериментирование и инновации, работы без возможностей дальнейшего обучения и профессионального совершенствования, неразрешённых личностных конфликтов [19,223]. Распределение ответственности и коллегиальность в работе ограничивает развитие синдрома эмоционального выгорания. Появлению синдрома эмоционального выгорания способствует наличие ролевого конфликта и неопределённости в деятельности. В литературе выделяют еще один фактор, обусловливающий синдром эмоционального сгорания — наличие психологически трудного контингента, с которым приходиться иметь дело профессионалу в сфере общения (тяжелые больные, конфликтные покупатели, «трудные» подростки) [16]. Условия труда медицинской сестры обладают некоторой спецификой, которая может быть значимой для формирования синдрома эмоционального выгорания. Высокая производственная нагрузка, круглосуточный режим работы с обязательными дежурствами, ожидание осложнений в состоянии больных требуют высокой функциональной активности организма и могут быть квалифицированы как ведущие патогенные профессиональные факторы. Кроме того, отягчающее влияние на здоровье работающих оказывает контакт с умирающими больными, когда медицинский работник не видит положительных результатов своих усилий по спасению больного и нередко ощущает собственное бессилие. В результате развиваются церебральные нарушения в форме невроза, сомато-висцеральные нарушения в виде гипертензии, стенокардии, язвенных поражений желудочно- кишечного тракта. Профессиональная деятельность нередко оказывает неблагоприятное воздействие на личность, приводит к депрессии и психастении. Чем больше производственная нагрузка, тем меньше медицинский работник испытывает удовольствие от самого процесса работы. Причинами усталости и нервозности можно назвать превышение нормативного числа пациентов, большой объём канцелярско-оформительской работы, низкая техническая оснащённость рабочего места и постоянный дефицит лекарственных средств [40,26]. Из эргономических факторов медицинские сёстры чаще всего отмечают напряжение зрения, перегрузку опорно-двигательного аппарата. Происшедшие в последнее время радикальные перемены в обществе оказывают дополнительную психологическую нагрузку на медицинский персонал, так как требуют более качественной работы в значительно более короткие сроки при экономически ограниченном обеспечении учреждений здравоохранения. Инновационная деятельность лечебно-профилактического учреждения направлена на практическое использование научно-технического результата и интеллектуального потенциала, с целью расширения ассортимента предоставляемых услуг, способов их производства, повышения качества медицинской помощи и удовлетворения потребностей пациентов в высоко качественных медицинских услугах, а в конечном итоге на оптимизацию здоровья населения. Большинство медицинских работников, работающих в инновационных условиях, имеют ненормированный рабочий день, сверхурочную работу, связанную с совмещением должностей или дополнительной профессиональной нагрузкой (повышение квалификации, освоение новых методов диагностики и лечения) [31,5]. Интенсификация профессиональной деятельности отражается на состоянии здоровья – способствует увеличению уровня общей заболеваемости и уровня распространённости хронической патологии. Низкая оплата труда медицинских сестёр в условиях развития рыночной экономики заставляет работать, часто пренебрегая временем, предусмотренным на отдых для восстановления физического и эмоционального баланса организма, огромная ответственность за конечный результат своей деятельности – жизнь пациента, приводит к перенапряжению отдельных органов и систем, возникновению заболеваний. Медицинский работник находится в тисках медико-экономических стандартов, тех требований к объёму медицинской помощи и диагностических вмешательств, которые он должен выполнить по отношению к пациенту. Однако финансирование здравоохранения не соответствует этому объёму. Добавьте сюда напряженность труда, перегрузки, связанные с дежурствами, все это формирует состояние стресса [45]. Приведём только некоторые из проблем российского здравоохранения: 1.Количество врачей неадекватно уровню экономического развития. 2.Неравномерное распределение ресурсов с концентрацией их в больших городах и крупных стационарах. 3.Заниженная роль среднего медицинского персонала и соответствующий уровень компетенции. Это приводит к тому, что врач вынужден выполнять массу не свойственных ему функций. 4.Перекос в сторону стационарного звена. 5.Низкая интенсивность стационарной помощи. Необоснованно длительные сроки пребывания. 6.Необоснованное увлечение высокими технологиями при отсутствии или крайне низком качестве базисной медицинской помощи. 7.Отсутствие экономических стимулов для здорового образа жизни (курение, алкоголь). 8.Излишняя специализация, которая приводит к «распылению» медицинского обслуживания. Российское общество еще пока экономически не в состоянии позволить себе иметь специалиста диабетолога за пределами «Потёмкинских деревень» [16]. Медицинский персонал подвержен высокому профессиональному риску заражения парентеральными вирусными гепатитами, ВИЧ-инфекцией, туберкулёзом. Медицинский работник находится в постоянном контакте с лекарственными и дезинфицирующими средствами, что создаёт опасность аллергических, токсико- химических поражений. Воздействие ионизирующих и неионизирующих (радиация, ультразвук, лазерное излучение) излучений является потенциальными причинами для возникновения катаракты, новообразований. Интенсивная работа в неблагоприятных условиях труда и при высокой изношенности оборудования обусловила тот факт, что у медицинских работников наблюдается высокие показатели и рост профессиональной заболеваемости. Однако в настоящее время труд медицинских работников, согласно классификации отраслей экономики по классам профессионального риска, отнесён к классу 01, то есть считается, что работа осуществляется в оптимальных условиях труда, не приводящих к возникновению профессиональной патологии [23,37]. В связи с ухудшением криминальной обстановки в стране, увеличением количества наркоманов, мигрантов, бомжей с большей долей вероятности можно ожидать различных «разборок» в стационарах и нападений на медицинский персонал с целью похищения наркотиков. Рост насилия против персонала органов здравоохранения вызывает беспокойство, количество нападений, угроз, оскорблений, случающихся в здравоохранении, неуклонно возрастает. Факторы риска для работников здравоохранения: 1)наличие лекарств или денег в лечебно-профилактическом учреждении; 2)взаимодействие с лицами, злоупотребляющими алкоголем, наркотиками; 3)неукомплектованные штаты лечебно-профилактического учреждения; 4)изолированная работа с пациентом во время осмотра и ухода; 5)контакт с пациентами, которые находятся в состоянии стресса, испытывают боль, разочарование от услуг здравоохранения; 6)продолжительное время ожидания помощи и фрустрация вследствие её отсутствия [4,26]. Особый интерес представляет исследование в свете теории справедливости. В соответствии с этой теорией человек оценивает свои возможности относительно других людей в зависимости от факторов вознаграждения, цены и своего вклада. Каждый человек ожидает справедливых взаимоотношений, при которых то, что он вкладывает и получает от этих отношений, пропорционально тому, что другие индивидуумы вкладывают и получают. В профессиональной деятельности взаимоотношения не всегда строятся на основе фактора справедливости. Например, отношения между врачом и пациентом считаются дополняющими – врач обязан оказывать внимание, заботу и вкладывать больше, чем пациент. В результате устанавливаются неравноценные отношения, что может явиться причиной эмоционального выгорания. На контингенте медицинских сестёр Д. Дирендонк, Х. Сиксма выявили, что чем больше переживаний несправедливости в отношениях со стороны других, тем ярче выражено профессиональное выгорание, которое проявляется в развитии негативных (циничных, безличных) отношений к пациентам [14,449]. В качестве факторов, способствующих развитию синдрома эмоционального выгорания, исследователи называют чувство социальной незащищённости, неуверенности в социально-экономической стабильности и другие негативные переживания, связанные с социальной несправедливостью и недостатком социальной поддержки. В работах ученых разных стран обнаруживается определенное единство в понимании факторов риска синдрома «выгорания» для представителей различных профессий. По мнению Грингласс, профессиональная специфика сказывается лишь на определении степени стрессогенности отдельных факторов. В своей новой готовящейся к публикации книге «Правда о выгорании: организационные причины личного стресса и что с этим делать» Кристина Маслач пишет, что эмоциональное выгорание отдельного человека «больше говорит о состоянии его работы, чем о нем лично» [16]. 1.3. Динамика развития и психологическая симптоматика синдрома эмоционального выгорания Развитие синдрома эмоционального выгорания носит стадиальный характер. Сначала наблюдаются значительные энергетические затраты – следствие экстремально высокой положительной установки на выполнение профессиональной деятельности. По мере развития синдрома эмоционального выгорания появляется чувство усталости, которое постепенно сменяется разочарованием, снижением интереса к своей работе. Синдром эмоционального выгорания развивается постепенно. Сначала наблюдается приглушение эмоций, исчезают острота чувств и сладость переживаний. Потом начинают раздражать люди, с которыми приходится работать, в кругу своих коллег начавший «выгорать» профессионал с пренебрежением, а то и с издевкой рассказывает о некоторых своих клиентах. Далее, во время общения, он начинает чувствовать неприязнь к ним. На первых порах легко сдерживает ее, но постепенно скрывать раздражение все труднее, и, наконец, озлобленность буквально выплескивается. Жертвой становится ни в чём не повинный человек, который ждал от профессионала помощи и человечности. Причем «выгорающий» сам не понимает причины поднимающегося в нем раздражения. И в заключении — полное «выгорание» специалиста. Человек по привычке может сохранять и апломб, и респектабельность, но если приглядеться, станут заметны пустой взгляд и ледяное сердце, весь мир ему безразличен. Само присутствие другого человека вызывает дискомфорт и реальное чувство тошноты. Синдром эмоционального выгорания очень часто сопряжён с психосоматикой. Эмоциональное выгорание может рассматриваться с точки зрения наличия трёх уровней и трёх стадий. Согласно Спаниол и Капуто, y индивидуума, подверженного эмоциональному выгоранию первой стадии, проявляются умеренные, недолгие и случайные признаки этого процесса. Эти признаки и симптомы появляются в лёгкой форме и выражаются в заботе о себе, например, путём расслабления или организации перерывов в работе. На второй стадии эмоционального выгорания симптомы проявляются более регулярно, носят более затяжной характер, и труднее поддаются коррекции. Обычные способы лечения здесь неэффективны. Медсестра может чувствовать себя истощённой после хорошего сна и даже после выходных. Для заботы о себе ей требуются дополнительные усилия. Признаки и симптомы третьей стадии эмоционального выгорания являются хроническими. Могут развиваться физические и психологические проблемы типа язв и депрессии; попытки заботиться о себе, как правило, не приносят результата, а профессиональная помощь может не дать быстрого облегчения [35]. Б. Махер в своём обзоре обобщает перечень симптомов эмоционального выгорания: усталость, утомление, истощение, психосоматические недомогания, бессонница, негативное отношение к клиентам, негативное отношение к самой работе, скупость репертуара рабочих действий, злоупотребление химическими агентами (табаком, кофе, алкоголем, наркотиками), отсутствие аппетита или переедание, негативная Я-концепция, агрессивные чувства (раздражительность, напряжённость, тревожность, беспокойство, взволнованность до перевозбуждённости, гнев), упадническое настроение и связанные с ним эмоции (цинизм, пессимизм, чувство безнадёжности, апатия, депрессия, чувство бессмысленности, переживание чувства вины) [42,60]. Антон Павлович Чехов, известный своим высказыванием о том, что имеет «законную жену» в виде медицины и «любовницу» - литературу, еще в конце XIX века сделал блестящее описание синдрома эмоционального выгорания y врачей в рассказах «Ионыч» и «Палата № 6» [16]. Симптомы профессионального выгорания указывают на характерные черты длительного стресса и психической перегрузки, которые могут приводить к полной дезинтеграции различных психических сфер. Изменения в поведении «выгорающего» специалиста: он часто смотрит на часы; откладывает встречи с клиентами; часто опаздывает (поздно приходит и рано уходит); yтpачивает творческий подход к решению проблем; работает yсеpднее и дольше, а достижения становятся меньше; уединяется и избегает коллег; присваивает собственность yчpеждения; увеличивает yпотpебление меняющих настроение психоактивных веществ (включая кофеин и никотин); теряет способность удовлетворять свои потребности в развлечениях и восстановлении здоровья; подвержен несчастным случаям; у него усиливается сопротивление выходу на pаботy. Изменения в чувствах «выгорающего» специалиста: утрата чувства юмора или юмор висельника; постоянное чувство неудачи, вины и самообвинения; часто испытывает гнев, чувство обиды и горечи; повышенная раздражительность, проявляемая на работе и дома; ощущение, как будто к нему придираются; чувство обескураженности и равнодушия; бессилие; снятие стресса, а не творческая деятельность. Изменения в мышлении «выгорающего» специалиста: все более упорные мысли о том, чтобы оставить работу; снижение способности сконцентрировать внимание; ригидное мышление, сопротивляющееся изменениям; усиление подозрительности и недоверчивости; циничное, порицающее отношение к клиентам; менталитет жертвы; озабоченность собственными потребностями и личным выживанием. Изменения в здоровье «выгорающего» специалиста: нарушенный сон; частые, длительно текущие незначительные недуги; повышенная восприимчивость к инфекционным заболеваниям; утомляемость и истощение в течение целого дня; ускорение нарушений психического и соматического здоровья [16]. Резюмируя, можно с уверенностью сказать, что симптоматика эмоционального выгорания крайне индивидуальна, равно как и его последствия, описанные как в литературе (депрессия с психотическими симптомами y героя «Палаты № 6», деперсонализация y героини «Осенних визитов», химическая зависимость и самоубийство y героя «Морфия»), так и в повседневной жизни [16]. В литературе выделяют в развитии эмоционального выгорания, последовательно сменяющие друг друга стадии, различающиеся по степени вовлечённости человека в этот процесс и соответственно по степени обратимости: 1.Невротическая реакция. Меняется в первую очередь телесное и эмоциональное самочувствие человека. Изменения представляют собой классические черты одной из форм невроза – так называемой неврастении, или синдрома раздражительной слабости. Это такие проявления истощения нервной системы, как повышенная утомляемость, снижение умственной (и возможно физической) работоспособности, многообразные проявления телесного дискомфорта. Здесь же и раздражительность, и повышенная конфликтность, когда человек срывает собственное дурное настроение на окружающих. 2.Невротическое развитие. Изменяется поведение человека: меняется его отношение к работе, вплоть до появления отвращения к ней, следствием чего становится формальное выполнение профессиональных обязанностей. Этот подход хорошо знаком по временам застоя, когда труд нередко строился по принципу: «Нам делают вид, что платят, а мы делаем вид, что работаем». Это сочетается с социальной отгороженностью. Человек воздвигает невидимый барьер между собой и окружающими. При общении с таким собеседником возникает ощущение, что он находится как бы за стеклом. 3.Стойкое изменение личности. Эти изменения укладываются в русло так называемой профессиональной деформации личности. Обычно это проявляется в форме душевной чёрствости, циничности, а также подчёркнутой агрессивности (варьирующей от раздражительности до неприкрытого хамства). Всё это протекает на фоне общего эмоционального оскудения, когда человек постепенно утрачивает способность радоваться жизни. Ситуация может усугубляться склонностью к перепадам настроения, появлению кратковременных эпизодов эмоционального спада или затяжных периодов депрессии (нередко скрытой, в состоянии которой человек может пребывать годами) [35]. Взаимовлияние факторов определяет динамику развития процесса «выгорания». Авторы динамической фазовой модели Р. Т. Голембиевский, Р. Ф. Голембиевский выделяют три степени и восемь фаз «выгорания», отличающиеся взаимоотношением показателей по всем трём факторам (под значениями показателей понимается оценка баллов, набранных по субшкалам опросника «MBI», относительно среднестатистических величин). Предложенная модель позволяет выделить среднюю степень «выгорания», при которой наблюдаются высокие показатели эмоционального истощения, и представляет собой переходный уровень. До этой стадии «выгорания» эмоционально-энергетический «запас» противодействует нарастающей деперсонализации и редукции личных достижений [16]. Согласно концепции М. Буриша, в развитии синдрома профессионального выгорания можно выделить несколько главных фаз: 1.Предупреждающая фаза – чрезмерное участие (активность, чувство незаменимости, отказ от потребностей, не связанных с работой, ограничение социальных контактов), истощение (чувство усталости, бессонница). 2.Снижение уровня собственного участия – по отношению к сотрудникам, пациентам (потеря положительного восприятия коллег, переход от помощи к надзору и контролю, приписывание вины за собственные неудачи другим людям, доминирование стереотипов в поведении по отношению к сотрудникам, пациентам), по отношению к остальным окружающим (отсутствие эмпатии, безразличие), по отношению к профессиональной деятельности нежелание выполнять свои обязанности, искусственное продление перерывов в работе, опоздания, уход с работы раньше времени, акцент на материальный аспект при одновременной неудовлетворённости работой, возрастание требований (потеря жизненного идеала, концентрация на собственных потребностях, чувство переживания того, что люди используют тебя, зависть). 3.Эмоциональные реакции – депрессия (постоянное чувство вины, снижение самооценки, безосновательные страхи, апатия, лабильность настроений), агрессия (защитные установки, обвинение других, отсутствие толерантности и способности к компромиссу, подозрительность, конфликты с окружением). 4.Фаза деструктивного поведения – сфера интеллекта (снижение концентрации внимания, отсутствие способности к выполнению сложного задания, ригидность мышления, отсутствие воображения), мотивационная сфера (отсутствие собственной инициативы, снижение эффективности деятельности, выполнение заданий строго по инструкции), эмоционально-социальная сфера (безразличие, избегание неформальных контактов, отсутствие участия в жизни других либо чрезмерная привязанность к конкретному лицу, избегание тем, связанных с работой, самодостаточность, одиночество). 5.Психосоматические реакции – снижение иммунитета, неспособность к релаксации в свободное время, бессонница, сексуальные расстройства, повышенное давление, тахикардия, головные боли, боли в позвоночнике, расстройства пищеварения, зависимость от никотина, алкоголя, кофе. 6.Разочарование – отрицательная жизненная установка, чувство беспомощности и бессмысленности жизни, экзистенциальное отчаяние [34,86]. Анализируя фазы развития синдрома эмоционального выгорания, можно заметить определённую тенденцию: сильная зависимость от работы приводит к полному отчаянию и экзистенциальной пустоте. На первом этапе развития синдрома эмоционального выгорания профессиональная деятельность является главной ценностью и смыслом всей жизни человека. В случае несоответствия между собственным вкладом и полученным или ожидаемым вознаграждением появляются первые симптомы эмоционального выгорания. Изменение отношения к профессиональной деятельности, от положительной до безразличной и отрицательной, можно проследить на примере «выгоревшего» врача, который рассматривает пациента исключительно как медицинский случай. Происходит обезличивание отношений между участниками этого процесса, которое подавляет проявление гуманных форм поведения между людьми и создаёт угрозу для личностного развития представителей социальной профессии. 1.4. Профессиональная деформация как следствие «эмоционального выгорания» и меры по её профилактике В настоящее время нет единого взгляда на структуру синдрома «burnout», но, несмотря на различия в подходах к его изучению, можно заключить, что он предопределяет собой личностную деформацию. Почему же простое человеческое общение превращается в профессиональное заболевание? Виноват заложенный в нас природой механизм сопереживания, сочувствия другому человеку. Он устроен таким образом, что мы вначале подсознательно отождествляем себя с партнером по общению, автоматически отражаем, как в зеркале, его телесно-эмоциональное состояние. Инстинктивно воспроизводя ощущения, вызванные эмоциями другого человека, мы принимаем их за свои собственные и в результате «заражаемся» чужим настроением. И как это ни парадоксально, развивается эмоциональное выгорание вследствие действия естественных механизмов психологической защиты. В первую очередь – вытеснения эмоций, с помощью которых человек неосознанно пытается отгородиться от неприятных переживаний. Вытесненные из сознания эмоции превращаются вначале в телесный дискомфорт, а со временем – в расстройства. На основе обобщения имевшихся статистических данных по заболеваемости и смертности в результате воздействия психосоциальных факторов, Бреннер сделал вывод, что на протяжении первых трёх лет воздействия стресс-фактора возрастает число острых состояний и реакций (психозы, инфаркты), а затем начинают преобладать хронические болезни (ишемическая болезнь сердца, депрессия, болезни почек, иммунологические заболевания). Количество стресс- реакций возрастает, благодаря действию «принципа ускорения», когда уже развившаяся стресс-реакция приводит к изменениям в жизни и новым стрессам, и «принципа заразительности», особенно выраженного в производственных коллективах [16]. Все типы ситуационных реакций (кроме ситуационной реакции дезорганизации) могут быть признаны реакциями психологической защиты, они экономят психологическую энергию, ограничивая практическую деятельность без нарушения системы адаптации. Типы ситуационных реакций по картине и динамике: реакция эмоционального дисбаланса, пессимистическая ситуационная реакция, реакция отрицательного баланса, ситуационная реакция демобилизации, ситуационная реакция оппозиции, ситуационная реакция дезорганизации (снимает интеллектуальный контроль, дезорганизует конструктивное планирование, ускоряет социально-психическую дезадаптацию). В случае подвижности психических процессов продолжительность ситуационной реакции невелика. Фактор астенизация – активность регулирует интенсивность ситуационной реакции. Активная психика включает систему личностной психологической защиты, в результате чего срабатывающие защитные механизмы оказываются эффективными и корригируют поведение индивидуума, то есть делают личность более адаптивной, что в свою очередь влечёт за собой снижение интенсивности отрицательных эмоций, возникающих при ситуативных реакциях. Астенизация же провоцирует углубление неблагоприятных отрицательных переживаний, продлевая длительность стрессовой ситуационной реакции [3,111]. Профессиональная деформация развивается постепенно из профессиональной адаптации, которая является необходимой для медицинского работника. Адаптация к новым, а тем более к экстремальным условиям, достигается ценой затрат функциональных резервов организма за счёт так называемой биосоциальной платы. Реакция организма на внешние и внутренние воздействия протекает в зависимости от силы фактора, времени его воздействия и адаптационного потенциала организма, который определяется наличием функциональных резервов. Нарушение регуляторных процессов приводит сначала к функциональным, а затем и к морфологическим изменениям в организме, свидетельствующим о развитии болезни. Переход от одного функционального состояния к другому развивается в результате изменения свойств биологических систем: уровня функционирования, функциональных резервов, степени напряжения регуляторных механизмов [39,12]. Стресс вызывается множеством требований (стрессорами), которые непрерывно суммируются в разных сферах нашей жизнедеятельности. Наше чувство контроля над тем, что происходит, может иметь решающее значение. Если мы учимся реагировать адаптивным способом, мы более успешно и эффективно действуем и повышаем свою функциональную активность и уверенность, тогда как дезадаптивные реакции ведут нас по нисходящей спирали к эмоциональному выгоранию. Когда требования (внyтpенние и внешние) постоянно преобладают над pесypсами (внyтpенними и внешними), y человека наpyшается состояние равновесия. Непрерывное или пpогpессиpyющее наpyшение равновесия неизбежно ведет к эмоциональному выгоранию. Эмоциональное выгорание — не просто результат стресса, а следствие неуправляемого стресса. Адаптационный потенциал человека – количественное выражение уровня функционального состояния организма и его систем, характеризующее его способность адекватно реагировать на комплекс неблагоприятных факторов при экономической трате функциональных резервов, что позволяет предотвратить развитие преморбидного состояния. Выделяют пять основных групп функциональных состояний по показателю активности регуляторных систем: 1)норма – состояние уравновешенности организма с внешней средой, высокая приспособляемость организма к различным условиям достигается при минимальном напряжении регуляторных систем; 2)умеренное функциональное напряжение возникает после работы, к концу рабочего дня или как результат высокой активности человека; 3)выраженное функциональное напряжение характеризует состояние здорового человека во время работы; 4)резко выраженное функциональное напряжение у здоровых людей может кратковременно возникать в моменты больших нагрузок; 5)астенизация регуляторных систем – неспособность организма поддерживать равновесие с окружающей средой. Важным фактором социальной адаптации является развитая социально- психологическая толерантность (терпимость) личности. Этот фактор эффективно срабатывает при определённых рассогласованиях позиций личности и господствующих установок среды, предупреждает развитие когнитивного диссонанса, следовательно, и дезадаптации личности. Нетерпимость обусловлена стереотипами личности, негативными установками межличностного оценивания. На её проявление могут влиять различные черты характера: агрессивность, эгоцентричность, доброжелательность, доминантность. К социально- психологическим установкам личности, определяющим отношение к другим людям, можно отнести локализацию контроля над происходящими событиями, иначе обозначаемую как экстернальность – интернальность [33,46]. Склонность к профессиональной деформации особенно часто наблюдается у определённых профессий, представители которых обладают трудно контролируемой и ограничиваемой властью. От решения и воли этих людей зависит здоровье и жизнь других людей. Обладание властью приводит к общественной и психической деформации особенно в тех случаях, когда отсутствуют действенные обратные связи – общественный контроль, критика и возможность лишить носителя деформации власти. Медицинский работник тоже обладает определённой властью над больными. У медицинского работника, который в начале своей профессиональной карьеры очень бурно переживал все события, тяжело влияющие на психику больных (страдания, операции, кровотечения, смерть), постепенно развивается определённая эмоциональная сопротивляемость. Профессиональными деформациями являются и поведение и выражения медицинских работников, при которых под влиянием привычки проявляется чёрствость по отношению к больным в такой степени, что у окружающих создаётся впечатление бездушности и даже цинизма. Профессионально деформированный лечащий специалист вызывает у больного впечатление незаинтересованности и безразличия, не осознавая этого. Следствием эмоционального выгорания является такое негативное проявление профессиональной деятельности, как стандартизация общения, применение в работе стереотипных навыков, одинаковых заготовок, подмена творческой продуктивной деятельности формальным исполнением своих обязанностей, желание снизить объем работы, так как медицинской сестре в этом состоянии кажется, что её чувство хронической усталости и напряжения связаны с перегрузкой. Появляется желание устраниться от дополнительных нагрузок, увеличить дистанцию в общении с пациентами и коллегами, избегать новых обязанностей. Формализация общения приводит к тому, что медицинская сестра начинает прятаться за правила, инструкции и становится менее открытой для контакта. Одним из очень серьезных следствий профессионального стресса у медицинских сестёр считается появление или заметное учащение соматических заболеваний. Поэтому следует задумываться над тем, что беспричинно учащающиеся головные боли, повышение АД, частые ОРЗ могут быть соматическими эквивалентами эмоциональных расстройств. Наряду со стремлением снижать эмоциональную нагрузку в ситуации профессионального стресса часто наблюдается обратный вариант, связанный с трудоголизмом – стремлением компенсировать ощущение своей недостаточной профессиональной успешности еще большим усердием и напряжением в работе, нередко за счет семейных, дружеских и других значимых для человека отношений. У многих медицинских работников нет никого, кроме сyпpyги/сyпpyга или паpтнеpа, с кем можно было бы поговорить о чем-нибyдь личном. При этом они рискуют испортить личные взаимоотношения, внося профессиональные вопросы в дом, будучи не в состоянии выполнять другие обязанности и получать от этого удовольствие. Образ родителя, который не способен отключаться от работы и не доступен для своих детей, остается трагическим стереотипом. Этому очень часто способствует наличие в медицинском самосознании заведомо иррациональных установок: «Я всегда должен быть успешным», «Мои пациенты и коллеги должны быть всегда довольны мной». Многие специалисты, находясь в синдроме «сгорания», искренне убеждены, что жесткие социальные стандарты медицинской профессии накладывают ограничения не только на стиль поведения, но и на чувства (я не вправе чувствовать злость, раздражение, страх, вину, иначе я – плохой специалист). И это создает отчуждение от самого себя. Если же при этом медицинская сестра неосознанно стремится играть роль «Родителя» или «Спасителя», отвечающего за все, – это прямой путь к профессиональному стрессу [13,28]. Здесь в качестве иллюстрации представляется уместным роман современного писателя Сергея Лукьяненко «Осенние визиты». Вот одно из его наблюдений, иллюстрирующее с точки зрения третьего лица одну из предпосылок выгорания: «Сегодня ночью дежурила Тоня, девчонка совершенно безалаберная, но врач от Бога. Из тех, кто все делает спустя рукава, а больной поправляется час от часа. Анне всегда казалось несправедливым, что человек, ставший врачом случайно и не испытывающий к профессии ни малейшего уважения, способен на то, чему она и к пенсии не научится...» [16]. Явления эмоционального выгорания можно рассматривать как определённое изменение в структуре психических регуляторов трудовой деятельности – образе объекта и образе субъекта труда. У врачей с высоким уровнем эмоционального выгорания имеет место неслучайная тенденция негативного отношения к больному человеку. Напротив, низкий уровень выраженности симптомов эмоционального выгорания отмечается у врачей с позитивным отношением, как к больному, так и к себе. Высокий уровень эмоционального выгорания свойственен врачам, обладающими низкими показателями уровня готовности к социальной деятельности [9,54]. В медицинских вузах врачей практически не готовят к тому, что надлежит делать в тех случаях, когда ничего уже сделать нельзя, когда и современнейшие медицинские технологии, и фармакологическая помощь утрачивают свое значение перед лицом уже неотвратимой смерти. Как надлежит вести себя с умирающим человеком? Как себя держать, соприкасаясь с реакцией горя его родственников? Как донести до родственников больного то, что он навсегда останется инвалидом практически без единого шанса дальнейшей реабилитации? Ощущение собственной беспомощности в подобных ситуациях приводит к усилению дискомфорта, врач переживает свою неадекватность, утрату профессиональной компетентности, испытывает сильное чувство вины. Поведение медицинских работников, работающих в экстремальных условиях, тяготеет к двум крайностям – дистанцирование и полное слияние. Когда дистанция пространственная и эмоциональная между вами и другим человеком слишком мала, вы «заражаетесь» его состоянием, как бы втягиваетесь в него, как втягиваются в воронку, где растворяетесь и теряете «чувство себя». Это один вариант возникновения синдрома эмоционального выгорания. Другой вариант — человек настолько жёсток по своей структуре, что просто не подпускает других к себе. На общение он идет, подстегивая себя, как бичом, словом «должен». В этой группе люди, как будто компенсирующие недостаточность своей личной жизни. Например, у человека нет своих детей или не ладятся отношения с ними, и человек компенсирует то, что у него не складывается в частной жизни, в отношениях с окружающими. Сгорание — не от непосильной включенности в трудовую деятельность, а скорее от плохого знания самого себя, неполного разрешения личных проблем, которые не дают возможности почувствовать в общении с людьми легкость и радость [16]. Имеются организационные и экономические обстоятельства, усиливающие деформированный подход к больному. Вондрачек описывает подобное положение: «Страшно пребывание в палате, где один ест, другой стонет, третий занимается дефекацией и четвёртый умирает». При планировании всегда больше внимания уделяется приобретению диагностической аппаратуры и лабораторного оборудования, чем перестройке больничных отделений в соответствии с требованиями лечебно-охранительного режима, при котором необходимо помнить о том, что пациент нуждается в создании хотя бы минимальных интимных условий. Пациенты в этом отношении стихийно дискриминируются. Всё это связано с характером профессиональных деформаций, имеющим психологическое значение, которые проявляются в профессиональном жаргоне, применяемом без преград при пациентах. Поэтому необходимо следить за тем, чтобы подсознательная и бесконтрольно развивающаяся деформация не стала одним из факторов ятрогенного поражения пациентов [22,245]. Необходимой и базовой частью профилактики возникновения синдрома эмоционального выгорания является личностная психологическая подготовка специалистов «помогающих» профессий. Здесь имеется в виду не только и не столько теоретическое обучение основам психологии (хотя и оно не теряет своей значимости), сколько практическое обучение, направленное на развитие стрессоустойчивости профессионала. Модель предупреждения эмоционального выгорания предусматривает следующие направления: повышение коммуникативных умений с помощью активных методов обучения (социально-психологические тренинги, деловые игры); обучение эффективным стилям коммуникаций и разрешению конфликтных ситуаций; тренинги, стимулирующие мотивацию саморазвития, личностного и профессионального роста; антистрессовые программы и группы поддержки, ориентированные на личностную коррекцию самооценки, уверенности, социальной смелости, эмоциональной устойчивости и психофизической гармонии, путём овладения способами саморегуляции и планирования личной и профессиональной карьеры [14,459]. К. Каплан считает, что индивиды могут переносить значительный стресс без повышенного риска развития психического или соматического заболевания, если они получают адекватную поддержку [16]. На практике это означает уважение и принятие человеческой природы медицинского работника и такой его жизни за пределами работы, чтобы удовлетворялись собственные потребности наряду с потребностями пациентов. Создание материальной заинтересованности в результатах труда. Основным психологическим качеством, обеспечивающим стрессоустойчивость, является уровень личностной зрелости специалиста. Здесь подразумевается степень осознания себя, способность брать на себя ответственность, принимать решения и делать выбор, умение строить гармоничные взаимоотношения с другими людьми, открытость изменениям и принятие своего и чужого опыта во всём его разнообразии. Так, исследование, проведённое П. В. Румянцевой, показало, что чем выше уровень профессионального мастерства и субъективного контроля специалиста, то есть склонности принимать на себя ответственность за своё поведение в эмоционально значимых ситуациях, тем меньше проявляется у него синдром эмоционального выгорания [5,34]. В этой связи интересным представляется экзистенциально-гуманистический подход к преодолению эмоционального выгорания, который говорит о недостаточности понимания феномена «сгорания» как разновидности профессионального стресса. По мнению Н. В. Гришиной, состояние эмоционального выгорания тесно связано также с утратой ощущения смысла деятельности как одной из составляющих смысла жизни, и в особо тяжелых случаях может вызвать экзистенциальный невроз. Этот взгляд на природу рассматриваемого феномена приводит к выводу о том, что для действительно эффективного преодоления состояния эмоционального выгорания специалисту необходимо работать над переосмыслением своей роли в профессиональной деятельности и осознанием ее индивидуального личностного смысла для себя [5,34]. Еще один важный аспект этой проблемы связан с тем, что эмоциональное выгорание, как правило, следствие неконструктивного общения с коллегами и руководством. Хороший климат внутри коллектива, чувство достаточной эмоциональной поддержки от коллег и администрации – это мощный ресурс предупреждения и устранения профессионального стресса. Чувство защищённости в коллективе, наличие надёжной опоры среди коллег, возможность доверительно обсуждать вопросы, связанные со стрессом в работе, позволяют снизить напряжённость, тревогу, а также нередкие агрессивные проявления. М. Эвелин подчёpкивает, что pyководители, принимая на pаботy сотpyдников, должны pассматpивать персонал как свой наиболее ценный pесypс и заботиться о том, чтобы его сохранить. Сотрудников, впервые приступивших к работе, необходимо реалистически и адекватно ввести в курс дела, можно организовать систему наставничества для обеспечения качественной, количественной и клинической сторон работы, а также содействовать закреплению индивидуального наставника [16]. Существует немало конкретных способов преградить путь синдрому «сгорания»: культивирование других интересов, не связанных с профессиональной деятельностью; внесение разнообразия в свою работу; создание новых проектов и их реализация без ожидания санкционирования со стороны официальных инстанций; поддержание своего здоровья, соблюдение режима сна и питания; овладение техникой медитации; удовлетворяющая социальная жизнь; наличие нескольких друзей (желательно других профессий), во взаимоотношениях, с которыми существует баланс; стремление к тому, чего хочется, без надежды стать победителем во всех случаях и умение проигрывать без ненужных самоуничижения и агрессивности; способность к самооценке без упования только на уважение окружающих; открытость новому опыту; умение не спешить и давать себе достаточно времени для достижения позитивных результатов в работе и жизни; обдуманные обязательства (например, не следует брать на себя большую ответственность за клиента, чем делает он сам); чтение не только профессиональной, но и другой хорошей литературы, просто для своего удовольствия без ориентации на какую-то пользу; участие в семинарах, конференциях, где предоставляется возможность встретиться с новыми людьми и обменяться опытом; периодическая совместная работа с коллегами, значительно отличающимися профессионально и личностно; участие в работе профессиональной группы, дающее возможность обсудить возникшие личные проблемы, связанные с работой; хобби, доставляющее удовольствие [16]. Необходимость в психотерапевтической помощи и в специальной профессиональной подготовке для тех медицинских сестёр, которые сознательно выбирают вид медицинской деятельности связанный с повышенным риском эмоционального выгорания, не вызывает сомнений. Каковы приёмы профилактики, или замедления «выгорания»? Как, оставаясь сензитивным (чувствительным) к страданиям умирающего человека, не утратить своей профессиональной идентичности, быть рядом и в то же время быть отстранённым? Общепризнанным на сегодняшний день способом решения этих проблем являются так называемые «балинтовские группы» [16]. Первые тренинговые семинары для врачей общего профиля были организованы в 50- х годах в Лондоне на базе знаменитой Тавистокской клиники Михаэлем Балинтом, ближайшим соратником Фрейда. В своей знаменитой, ставшей классической, работе «Доктор, его пациент и болезнь», Балинт изложил основы проведения подобного рода семинаров. Имя Балинта и закрепилось за методом. Программа групповых занятий для практикующих врачей была нацелена на улучшение их профессиональных качеств путем привлечения внимания к психологическим аспектам работы с больным, к отношениям в диаде «врач-больной». Представляемый кем-либо из участников семинара «случай, вызвавший затpyднения», служил объектом всестороннего, не ограниченного только лишь соматической стороной, pассмотpения. Занятия в «балинтовской гpyппе» позволяли обеспечить определенный сдвиг в самосознании врача, позволяли достичь — если использовать выражение знаменитой «фоpмyлы Балинта» – «ограниченных, хотя и значительных изменений» не только в профессиональной жизни, но и во всех аспектах бытия доктора, творчески используя заложенный в отношениях «вpач-больной» терапевтический потенциал в каждодневной клинической практике. Начавшись с семинаров для врачей общего профиля, «балинтовские группы» вскоре распространились и на другие категории медицинских работников, охватив медицинских сестер, студентов-медиков, врачей-специалистов [37]. Первый шаг к преодолению эмоционального выгорания – разобраться с самим собой, понять не только свои цели и представить образ будущего, а ответить себе на вопрос, в чём смысл того, что вы сейчас делаете, зачем вы это делаете. Самый распространённый способ – попробовать подняться над ситуацией, изменить свой угол зрения, посмотреть на своё положение и работу с более глобальной точки зрения. Другой способ – уход в область, которая лежит рядом. Когда прежние знания, умения, навыки находят новое применение, человек делает так называемую горизонтальную карьеру. Третий способ – не оставляя данного рода занятия, сделать его инструментом для достижения более глобальных целей. Четвертый способ, который часто применяется, заключается в том, что человек, оставаясь в той же ситуации, начинает делать акценты не на том, что он уже хорошо знает, умеет, освоил, а на том, что является для него проблемой. Если с ходу проблемных мест не обнаруживается, и человек пребывает в иллюзии, что он всё познал и всего уже достиг, то стоит начать проводить ревизию рамок (оценить адекватность набора стереотипов, устоявшихся мнений по одному и тому же вопросу). В ходе её надо попытаться установить разницу между миром, в котором он работал, и тем способом рассуждения о мире, способом анализировать мир, которым он пользовался. При таком анализе наверняка обнаружится, что те знания, умения и навыки, которыми он пользовался, не покрывают ситуацию его профессиональной деятельности. И тут появляется особый вкус к мастерству [25]. Выводы по главе 1.: В психологии синдром эмоционального выгорания понимается как один из защитных механизмов, выражающийся в определённом эмоциональном отношении специалиста к своей профессиональной деятельности [19,514]. 1.Трудности исследования синдрома эмоционального выгорания до 1980-х годов связаны с неопределённостью и многокомпонентностью его описательных характеристик, а также с отсутствием соответствующего измерительного инструментария. В настоящее время исследователи выделяют около 100 симптомов, так или иначе связанных с эмоциональным выгоранием. В большинстве случаев они носят описательный характер, не подтверждённый эмпирическими исследованиями [16]. 2.Исследователями отмечается тот факт, что организационные и стилевые факторы в большей мере оказывают влияние на развитие синдрома эмоционального выгорания, чем индивидуально-личностные факторы [14,458]. 3.Следует отметить, что генезис синдрома эмоционального выгорания носит индивидуальный характер, определяемый различиями в эмоционально-мотивационной сфере, а также условиями, в которых протекает профессиональная деятельность человека. 4.Под синдромом эмоционального выгорания скрываются разные состояния и внутренние процессы, которые необходимо различать и разграничивать в каждом конкретном случае, поскольку они имеют разные причины и требуют в своем решении различных подходов: 1)Синдром эмоционального выгорания как проявление защитных механизмов, направленных на ослабление неблагоприятных профессиональных факторов. 2)Синдром эмоционального выгорания как следствие изменений в мотивационной сфере специалиста. 3)Синдром эмоционального выгорания как свидетельство некоторых особенностей взаимодействия медицинского работника и пациента [38, 86]. 5.Деформация является следствием эмоционального выгорания, когда защитные механизмы ослабевают на столько, что работник не может противостоять губительным факторам и начинается процесс разрушения личности [36]. 6.Строгий контроль за состоянием здоровья медицинского персонала, своевременное использование системы интерактивного оздоровления, основанной на формировании здорового образа жизни, позволяет сформировать адаптационные механизмы и существенно улучшить показатели здоровья медицинских кадров. ГЛАВА 2. ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕДИЦИНСКИХ СЕСТЁР КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ У НИХ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ Введение многоуровневого сестринского образования, появление медицинских сестёр с высшим образованием заметно повысили престиж профессии, изменили социальный статус медицинской сестры. Из помощника, технического исполнителя воли врача она превращается в высокообразованного специалиста, способного принимать решения. Такие изменения это не просто веяния времени, а социальный заказ. Но близкая дистанция между медицинской сестрой и пациентом сохраняется, поэтому функционирование системы «медсестра – пациент» как системы «личность – личность» является важнейшей проблемой философии сестринского дела. Именно в рамках этой системы эмоциональный компонент выходит на первый план. Медсестре важно видеть в пациенте не только больного, а целостную личность. При этом сама сестра должна быть личностью. Для личности характерно согласие с собой и людьми, умение приспосабливаться к социальной среде, внутренняя свобода, способность ценить искусство, широкий кругозор, чувство юмора. В настоящее время медицина поднялась до уровня осознания биомедицинских проблем этического и нравственного характера. Меняется характер работы, возрастает нравственная ответственность. Это влияет на мировоззрение, личностную оценку, требует особого профессионализма, выхода к новым горизонтам: осмыслению этических, психологических, антропологических, правовых проблем сестринского дела. В основе медицинской профессии лежит уважение к жизни, включающее принцип священности человеческой жизни и принцип качества жизни. Непричинение вреда, зла, ущерба – первейшая обязанность каждого медицинского работника. И. Кант сказал, что «самое главное для человека – это огромное звёздное небо над его головой и великий нравственный закон внутри нас». «Нравственный закон внутри нас» – это не просто исполнение своего долга на высоком уровне, не просто соответствие моральным нормам, это то состояние души, когда нравственность, милосердие становятся внутренней сущностью личности [17,29]. Медицинская деонтология является практическим применением этических принципов в работе медицинского персонала. Наряду с соблюдением этико-деонтологических норм и высоким профессионализмом медсестра должна обладать особыми личностными качествами: состраданием, гуманностью, терпением, сдержанностью, добросовестностью, честностью, любовью к своей профессии, внимательностью. Умение общаться, базирующееся на знание психологических особенностей процесса общения, или коммуникативная компетентность – необходимое профессиональное качество медсестры. Коммуникативная компетентность предполагает сформированность специальных навыков: умения устанавливать контакт, слушать, читать невербальный язык коммуникаций, строить беседу, формулировать вопросы. Важно, чтобы медсестра владела собственными эмоциями, умела сохранять уверенность, контролировать свои реакции и поведение в целом. Терпение и вежливость – составные элементы хорошего стиля работы, в них выражается заботливость и внимание сестры к своим пациентам. Сестра должна чувствовать, когда ей следует отдалиться от пациента, когда же наиболее приблизиться к нему [21,43]. Существенным является проявление уважения к пациенту. Медсестра должна уметь адекватно строить взаимоотношения с пациентом, добиваясь при этом решения профессиональных задач. Важен внешний вид медсестры – опрятность, аккуратность, манера поведения на всех этапах общения с пациентом. Знание этико-деонтологических принципов и законов психологии общения, соединённое с профессиональным мастерством, позволяют оказывать эффективную помощь даже в самых трудных случаях [44,35]. Говоря о клиническом мышлении, всегда в первую очередь имеют в виду врачей. Термин ввёл И. П. Кончаловский для характеристики действий врача [7,34]. А. Ф. Билибин определяет клиническое мышление как интеллектуальную, логическую деятельность, позволяющую находить особенности, характерные для патологического процесса у конкретной личности. Современная медсестра – это специалист, самостоятельно действующий в рамках сестринского процесса, для осуществления которого ей необходимо: уметь собрать данные о пациенте, определить круг проблем, научиться ставить сестринский диагноз и в соответствии с ним составлять план своих действий, осознавать ответственность за свои действия, искать пути совершенствования методики ухода за пациентом, обучать пациентов навыкам сохранения и восстановления здоровья, повышать свою квалификацию, отстаивать права пациентов. Все эти требования могут быть выполнены только при наличии клинического мышления. Состояния, связанные с познавательной деятельностью (концентрация внимания, стремление к новому, критическое отношение к возможным действиям, интуиция) характеризуют в целом интеллект сестры (качества интеллекта должны проявляться в практичности ума), в частности способность решать творческие задачи, независимость мышления. В деятельности по уходу за пациентом встаёт вопрос о том, что означает заболевание для пациента, как он на него реагирует, что стимулирует его к должному поведению в отношении болезни или, что мешает ему в этом. Очень существенно знать, каков уровень умственного развития, образования пациента. К каждому пациенту должен быть сугубо индивидуальный подход, который учитывает все особенности этого человека. Требования, предъявляемые к эмоциональной сфере медицинских работников, довольно противоречивые. Наряду с эмпатичностью они должны быть и эмоционально устойчивыми. Как чрезмерная эмоциональность, так и заторможенность могут быть препятствием для осуществления чётких и быстрых действий. Как показано И. Харди, медицинские сёстры имеют разные типы эмоциональности. Так называемая «сестра-рутинёр» не сопереживает больным, не сочувствует им. Тип «нервной сестры» склонен к эмоциональной нестабильности, к невротическим реакциям. Они раздражительны, вспыльчивы, выглядят хмурыми, их преследует страх заразиться или заболеть тяжёлой болезнью. Пожалуй, только сестра «материнского» типа отвечает требованиям своей профессии: она эмпатична и заботлива [19,387]. Сестре приходится выполнять руководящую, воспитательную, просветительскую деятельность. Сестра способствует осуществлению на практике здорового образа жизни, физической и психической гигиены, помогает пациенту развиваться. Медицинская сестра должна любить свою профессию, сочетать в себе гуманность и интеллект. Клиническая деятельность требует не только глубокого познания своей специальности, но в не меньшей степени и разносторонней культуры, широты интеллекта, особых навыков поведения при контакте с больными. Кроме изучения той области, в которой она работает, сестре постоянно необходимо заниматься повышением своего культурного уровня, совершенствованием своей личности [43,50]. Своеобразие «помогающих» профессий заключается в том, что сам субъект деятельности является первичным инструментом своей работы, и для построения помогающих отношений оказывается недостаточным использование только методических приемов. Помогающая деятельность требует от профессионала личностной вовлеченности, открытости отношениям, умения сопереживать и сочувствовать, а также способности понимать интересы другого человека [5,34]. Профессионально способной можно считать ту медсестру, которой присуще отсутствие тщеславия, ровное и участливое отношение ко всем пациентам, быстрота реакции, выдержка, высокое чувство долга и владение сестринской техникой [21,18]. Один из принципов работы медсестры гласит: «медсестра должна быть эмпатичной». При этом эмпатичность часто превращается в качество, которым человек должен обладать независимо от обстоятельств, подобно цвету волос. На деле, способность к эмпатии у одной и той же медсестры различны в каждой конкретной ситуации, с каждым конкретным пациентом. При этом важно иметь ввиду, что состояние медсестры не может быть идентично состоянию пациента. Конечно, медсестра должна уметь «настраиваться на волну» пациента. Однако означает ли это, что она должна переживать то же, что и пациент? В погоне за эмпатией, которую теперь уже стоит называть «псевдоэмпатией», медсестра забывает о не менее важном принципе «искренности», ведь переживать несуществующие чувства означает вводить в заблуждение себя и пациента. Но быть может, эта ложь «свята», так как она необходима пациенту? Действительно, разделяя свои чувства с медсестрой, пациент перестает ощущать себя наедине со своими бедами. Но иногда эффективнее и экономичнее может быть искреннее заявление типа: «Да, действительно, мне трудно понять, что вы испытываете. Могли бы вы подробнее рассказать то, что происходит с вами?». Услышав такую фразу, пациент поймет, что его не пытаются измерить чужими мерками и принимают уникальность его переживаний. Наряду с необходимостью иметь «подходящие» чувства, медсестре нередко приходится скрывать свои спонтанно возникающие естественные чувства, которые не соответствуют ситуации. Немало «эмоционального топлива» уходит, например, на подавление чувства раздражения, усталости, злости, возникающих при общении с пациентом, на скрывание своего неприятия каких-либо качеств пациента. Чаще всего медсестра не решается высказывать пациентам подобные «неподходящие» переживания, руководствуясь формулой «не вреди» и своими представлениями о вреде и пользе. В других случаях медсестра не хочет разрушать установившиеся добрые отношения, испортить впечатление пациента о себе и службе в целом. Иногда медсестра скрывает «неприемлемые чувства» не только от пациента, но и от себя. Тем не менее, как бы неуместны эти переживания ни были, они существуют, и результаты их существования дают о себе знать в виде симптомов «сгорания». Позитивное восприятие этих симптомов – первый шаг на пути к пониманию себя и решению проблем, возникающих при общении с пациентом. Искренность по отношению к самому себе предваряет встречу со своим чувством как с экзистенциальным посланием от самого себя. Другой шаг – предоставление пациенту обратной связи о своих впечатлениях. Необходимость в этом шаге и его уместность зависит от многих обстоятельств. В некоторых случаях искренняя и правильно выраженная обратная связь полезнее, чем «пластиковые чувства». Чем глубже и длительнее контакт с пациентом, тем больший эффект и большую необходимость имеет открытое выражение чувств и для медсестры, и для пациента. Значение здесь имеет не столько тон чувств, сколько умение медсестры выражать их. Более того, такая открытость со стороны медсестры имеет свое психотерапевтическое значение. Обратная связь, предоставляемая собеседником, необходима любому человеку. Она имеет экзистенциальную функцию («Я услышан другим») и функцию коммуникативную («Я знаю, как другой человек ко мне относится»). Тем не менее, чаще всего люди лишены этой информации или имеют дело с некачественной обратной связью, неспособной выполнять эти функции. Отношения, складывающиеся между пациентом и медсестрой – это частный случай взаимоотношений пациента с другими людьми которые, скорее всего, точно также стараются щадить его и не рассказывают ему о своих негативных впечатлениях. В лучшем случае они ограничиваются директивными указаниями или уходят от контакта, не объясняя причин и предоставляя ему самостоятельно восполнить этот пробел (своими многочисленными проекциями). Правильно выраженные чувства медсестры помогут пациенту пролить свет на волнующие его вопросы, то есть понять механизм, скрывающийся за непонятными действиями окружающих. Может быть полезнее расходовать энергию не на подавление естественных впечатлений, а на поиск подходящей формы для их выражения [38,87]. Негативные эмоции (страх, раздражение, отчаяние), возникающие у медсестры во время или после работы часто связывают с негативными переживаниями пациента. Плохое состояние медсестры является как бы следствием «эмоциональной вовлеченности» в негативные переживания пациента. В основе лежит «заражение», то есть идея «непосредственного перехода» эмоций пациента к медсестре. Но это прямолинейное объяснение уводит в сторону от более сложных и тонких процессов, происходящих при встрече с пациентами, находящимися в кризисной ситуации. Даже поверхностный анализ «негативных переживаний» медсестры обнаруживает, что они являются внешним выражением различных менее осознаваемых состояний самого специалиста. Примером может служить страх медсестры предстать перед пациентом и собой беспомощной и некомпетентной. Более глубокий анализ переживаний специалиста приводит Тамар Крон: «Не испытываем ли мы тревогу за сохранность собственных схем и аксиом и не стараемся ли их защитить? Не пытаемся ли мы отдалиться от «опасного» для наших схем опыта клиента?» [24]. Большое количество разнообразных ситуаций, схем и представлений о жизни, с которыми встречается медсестра, должны приводить к осознанию ею своей субъективности. По мере приобретения опыта это ощущение не уменьшается, а, напротив, растет. А вместе с ним растет осознание своей некомпетентности и крайней ответственности за судьбу пациента. Вероятно, только единицы могут комфортно переносить эти чувства, поэтому параллельно идут процессы, защищающие человека от «многообразия опыта» и «хаоса бытия». Имеются ввиду обобщение и систематизация своего опыта, типологизация пациентов, создание своих и использование чужих схем работы с разными проблемами, поиск критериев эффективности своей работы. В основе решения быть специалистом в системе человек-человек всегда лежит несколько мотивов. Одни мотивы «правильные» принимаются, а значит – осознаются. Другие мотивы «неправильные» отвергаются или, по крайней мере, редко вербализуются. По мере работы индивидуальный спектр мотивов неизбежно меняется, поскольку мотивы – это подвижные образования. Они могут усиливаться и ослабевать, исчезать и появляться. Такое уменьшение мотивации может возникнуть, когда: 1)мотив входит в противоречие с конкретной ситуацией – например, романтическое желание помогать людям «на деле» сталкивается с рутинной тематикой или реальными профессиональными трудностями; 2)мотив исчерпывается – удовлетворение потребности (реализация мотива) приводит к исчезновению необходимости в данной работе; она становится «выжимающей силы» обузой; например, специалист решил свои личные проблемы, удовлетворил любопытство, испытал себя. Уменьшение (исчезновение) мотивации может не осознаваться специалистом, хотя внешне будет проявляться вполне конкретными симптомами «сгорания»: нежеланием работать, потерей интереса. Они могут свидетельствовать о том, что у медсестры больше нет внутренней необходимости в продолжение своей деятельности (или этой необходимости явно недостаточно). Почему же в этом случае не уйти? Потому что существуют другие мотивы, препятствующие этому, которые она тоже может не сознавать. Например, в некоторых случаях удобнее «гореть», чем менять свое настоящее место работы на неопределенное будущее, свою маленькую зарплату на отсутствие таковой. Трудоспособность специалиста во многом зависит от понимания (осознания) им спектра своих желаний, потребностей и ожиданий, связанных с работой. Если рассматривать медицину как поле деятельности, направленной на удовлетворение личностных потребностей человека, то симптомы «сгорания» могут сигнализировать об окончании этого жизненного этапа, или другими словами – о прохождении очередного этапа в развитии личности человека, реализовавшегося в работе [38,88]. Некоторые личностные особенности медицинских работников могут делать их более или менее уязвимыми к эмоциональному выгоранию. Склонная к стрессу, напористая, «стресс – зависимая» личность представляет собой хорошо известный стереотип, но интересно, что одна из моделей Дж. Эдельвич, А. Бродски процесса эмоционального выгорания в качестве своей первой стадии имеет «идеалистический энтузиазм». Общепринятой является точка зрения, что именно оказывающий помощь и преданный человек является наиболее уязвимым; как говорится в поговорке «вы должны быть в огне, чтобы сгореть», и поэтому, некоторые из наиболее успешно и плодотворно работающих имеют самый высокий риск эмоционального выгорания. У них есть тенденция к идеалистическим, а не реалистическим ожиданиям, они становятся сверхувлеченными своей работой и им трудно оторваться от нее. По мнению М. О. Винсент, они могут быть созависимыми и испытывать сильную потребность чувствовать себя необходимыми, значимыми, ценимыми и принятыми. Кроме того, заметно их стремление рвать связи со знакомыми и родственниками, при общении с которыми могут проявиться их потребности и уязвимость. Поэтому они уединяются в своем маленьком мире, где много или большинство положительных эмоций они находят в своей профессиональной деятельности или учреждении, в котором работают. А. Пинес считает, что их экзистенциальные потребности удовлетворяются через их профессиональную идентичность и поэтому профессиональные угрозы и стрессы они переживают как вызов фундаментальным надеждам, целям, смыслу и назначению, что практически не компенсируется поддержкой со стороны [16]. По мнению М. Кинга, преобладающая особенность медицинской профессии — отрицать проблемы, связанные с личным здоровьем. Развитию этого состояния способствуют определенные личностные особенности — высокий уровень эмоциональной лабильности (нейротизма), высокий самоконтроль, особенно при выражении отрицательных эмоций со стремлением их подавить, рационализация мотивов своего поведения, склонность к повышенной тревоге и депрессивным реакциям, связанным с недостижимостью «внутреннего стандарта» и блокированием в себе негативных переживаний, ригидная личностная структура. Существует миф «о жертвенности», который способствует зарождению синдрома эмоционального выгорания. В нашей культуре жертвенность почти приравнена к святости. Кстати, «жертвующий» нередко подсознательно в глубине души ожидает награды за свою жертву. И со временем его начинает подтачивать обида на тех, кто не оценил его усилий, не сказал спасибо за сделанное. Вообще существуют четыре «ядовитых» чувства, которые составляют эмоциональную сторону синдрома эмоционального выгорания: вина перед собой и другими за то, что не сделал, не успел, стыд (не так получилось, не имел права на ошибку, должен всегда быть правильным), обида (о ней мы только что говорили), страх (не получится, не поймут). В «Обыкновенном чуде» Евгения Шварца есть потрясающий образ «Великий Охотник». Так вот, он перестал стрелять из-за того, что боялся нечаянно промахнуться и утратить звание великого охотника [36]. Каждой медсестре необходимо стать своим собственным высококвалифицированным специалистом по устранению стресса и научиться устанавливать или переустанавливать приоритеты и думать об изменении образа жизни, внося перемены в свою повседневную «рутину». Парадокс состоит в том, что способность медицинских работников отрицать свои негативные эмоции может иногда быть силой, но нередко это становится их слабостью. Поэтому полезно помнить о том, что мы сами всегда либо часть наших проблем, либо часть их решений [16]. Выводы по главе 2.: 1.Деятельность медицинской сестры связана с повышенными психоэмоциональными нагрузками в сочетании с ответственностью в принятии решений при различных экстремальных ситуациях. Наибольшее психоэмоциональное напряжение вызывают взаимоотношения с пациентами, испытывающими боль, боящимися врачебного вмешательства, встревоженными и напряженными, иногда агрессивно настроенными, недоверчивыми и их родственниками. 2.Личность медсестры, методы и стиль её работы, умение общаться с пациентами – всё это само по себе может служить лекарством. Добросовестная работа медсестры повышает уверенность пациента в выздоровлении. Практически невозможно провести резкой границы между физическим уходом за пациентом и психическим воздействием на него в ходе деятельности. 3.Самым лучшим антидотом при таких негативных чувствах как фрустрация, гнев, цинизм, чувстве неуверенности в себе перед лицом непрекращающихся страданий и неустранимых болей пациентов, которые являются действительной реальностью профессиональной атмосферы медсестры, является развитие интеллектуальной стороны медицинской практики, творческий и личностный рост профессионала. 4.Для медсестры необходимо осознание того, что, в конце концов, обращаться к человеку в себе может быть не так уж и плохо. Принимая на себя ответственность за характер переживания стресса, специалист обретает контроль над собой, и при этом переходит из положения «жертвы» к состоянию «уцелевшего» и тем самым снижает уровень эмоционального выгорания. ГЛАВА 3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ МЕДИЦИНСКИХ СЕСТЁР НА ФОРМИРОВАНИЕ У НИХ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ В ПРОЦЕССЕ ВЫПОЛНЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 3.1. Характеристика базы, процедуры проведения и методов исследования Исследование проводилось с 01.02.05 по 15.03.05 года на базе МУЗГКБ-2. В исследование принимали участие медицинские сёстры хирургических отделений МУЗГКБ-2 в количестве 45 человек. Их социально-демографические характеристики представлены в Таблице 1. Таблица 1 Социально-демографические характеристики испытуемых

Социально-демографические

характеристики

Сформировавшееся

эмоциональное

выгорание

Формирующееся

эмоциональное

выгорание

Отсутствие эмоционального

выгорания

Количество

человек

В

%

Количество

человек

В %

Количество

человек

В %
Воз-растот 22 до 30 лет960960853
от 30 до 37 лет640640747

Стаж

работы

от 1 до 3 лет320320640
от 3 до 10 лет960853640
от 10 лет и более320427320
продолжение Таблицы 1
ДолжностьПостовая медсестра1067853533

Перевязочная

медсестра

320427427

Операционная

медсестра

213320640
Образование

Среднее

специальное

149313871280

Неоконченное

высшее

17213320
Исследование осуществлялось в несколько этапов: На первом этапе исследования были выявлены социально-демографические характеристики испытуемых. На втором этапе исследования были выявлены уровень сформированности синдрома эмоционального выгорания и ведущие симптомы эмоционального выгорания у испытуемых в процессе выполнения профессиональной деятельности. На третьем этапе исследования было определено психоэмоциональное состояние испытуемых. На четвёртом этапе исследования были выявлены личностные черты испытуемых. На пятом этапе исследования был определён доминирующий тип темперамента испытуемых. В исследовании использовались следующие методы: 1.Анкетирование – с его помощью была получена социально-демографическая информация об испытуемых. 2.Методика «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко предоставила подробнейшую картину синдрома эмоционального выгорания, с её помощью диагностировались симптомы эмоционального выгорания, уровень сформированности и фазы развития синдрома эмоционального выгорания (напряжение, резистенция, истощение) [41,395]. 3.Методика цветовых выборов М. Люшера – с её помощью диагностировалось психоэмоциональное состояние испытуемых [32,216]. 4.16PF – опросник Р. Б. Кеттелла (предназначенный для людей от 16 лет и старше) – с его помощью определялись такие личностные факторы как общительность, логический компонент интеллекта, эмоциональная устойчивость, конформность, озабоченность, уровень следования нормам, склонность к риску, стрессоустойчивость, подозрительность, практичность, понимание людей, уровень самооценки, приверженность новому, самодостаточность, уровень самоконтроля, социальная напряжённость. На основе 16-ти основных факторов вычислялись 4 вторичных фактора: экстраверсия – интроверсия (Q1), тревожность (Q2), уравновешенность (Q3), независимость (Q4) [20, 17]. 5.Методика «Оценка темперамента» А. Белова – с её помощью определялся доминирующий тип темперамента испытуемых [41,44]. 3.2. Изложение и анализ результатов исследования 3.2.1. Изложение и анализ результатов исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко На данном этапе исследования с помощью методики «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко были выявлены уровень сформированности синдрома эмоционального выгорания и ведущие симптомы эмоционального выгорания у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности. Предварительно были выделены три группы испытуемых (по 15 человек в каждой группе) по уровню сформированности эмоционального выгорания: 1)с отсутствием эмоционального выгорания, 2)с формирующимся эмоциональным выгоранием, 3)со сформировавшимся эмоциональным выгоранием. Результаты исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко представлены в Таблице 2. Таблица 2 Результаты исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко

Симптомы

эмоционального

выгорания

Сформировавшееся

эмоциональное

выгорание (М)

Формирующееся

эмоциональное

выгорание (М)

Отсутствие

эмоционального

выгорания (М)

НапряжениеПереживание психотравмирующих обстоятельств23,2521,3310,33

Неудовлетворённость

собой

17,39,336,33
Загнанность в клетку13,66167,93
Тревога и депрессия10,16117,33
Резистенция

Неадекватное избирательное эмоциональное

реагирование

22,522,338,26

Эмоционально-нравственная

дезориентация

19,16128,93

Расширение сферы

экономии эмоций

13,9110,337,13
Редукция профессиональных обязанностей22227,46
иеиеЭмоциональный дефицит2412,336,6

Эмоциональная

отстранённость

19,8313,338,33
продолжение Таблицы 2
ИстощениеЛичностная отстранённость (деперсонализация)20,1613,667,8

Психосоматические и

психовегетативные

нарушения

14,086,46,33
Результаты исследования свидетельствуют о том, что существуют доминирующие симптомы, сопровождающие каждую из фаз синдрома эмоционального выгорания: 1.В группе медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием выявлено, что в фазе напряжение наиболее выражен симптом «переживание психотравмирующих обстоятельств» (23,25), демонстрирующий собой ответную реакцию на факторы, способствующие формированию эмоционального выгорания; в фазе резистенция доминирующими симптомами являются «неадекватное избирательное эмоциональное реагирование» (22,5), «редукция профессиональных обязанностей» (22), представляющие собой приёмы психологической защиты; в фазе истощение ведущими симптомами являются «эмоциональный дефицит» (24), «личностная отстранённость» (20,16), отражающие состояние нервной системы. 2.В группе медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием доминирующими симптомами синдрома эмоционального выгорания являются переживание психотравмирующих обстоятельств (21,33), неадекватное избирательное эмоциональное реагирование (22,33), редукция профессиональных обязанностей (22). В ходе исследования с помощью коэффициента линейной корреляции Пирсона в группе медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием была обнаружена корреляция между фактором С (эмоциональной неустойчивостью) теста Кеттелла r=0,697 (p≤0,01) и симптомом «загнанность в клетку» методики Бойко, и обратная корреляция между фактором Q3 (повышенный самоконтроль) теста Кеттелла r=-0,586 (p≤0,05) и симптомом «загнанность в клетку» методики Бойко. Таким образом, в результате исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко были выделены три группы медсестёр по уровню сформированности эмоционального выгорания: 1)с отсутствием эмоционального выгорания, 2)с формирующимся эмоциональным выгоранием, 3)со сформировавшимся эмоциональным выгоранием. 3.2.2. Изложение и анализ результатов исследования по методике цветовых выборов М. Люшера На следующем этапе исследования с помощью методики цветовых выборов М. Люшера было определено психоэмоциональное состояние испытуемых. Результаты исследования по методике цветовых выборов М. Люшера представлены в Таблице 3. Таблица 3 Результаты исследования по методике цветовых выборов М. Люшера
№ выбораПоследовательность позиций

Сформировавшееся

эмоциональное

выгорание

Формирующееся

эмоциональное

выгорание

Отсутствие

эмоционального

выгорания

1-ый выбор

+ + х х = = - -

1 4 2 3 5 0 6 7

!!!

А

+ х х = = = - -

2 4 1 0 5 7 6 3

+ + х х = = = -

3 4 2 1 6 5 7 0

2-ой выбор

1 4 2 5 0 3 6 7

+ + х = = - - -

С ААА

!

4 1 2 0 3 6 5 7 + + х х = = - -

3 4 2 1 6 5 7 0

+ + х х = = = -

При сравнении групп медсестёр по результатам методики цветовых выборов Люшера можно выделить направленность личности как одну из ярко выраженных отличительных характеристик. У медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания преобладает деловая направленность: их отличает увлечённость, оптимизм, деловая активность, стремление к контактам, расширению сфер деятельности, высокая мотивация достижения, высокий уровень притязаний, потребность в самореализации и самоуважении, самостоятельность в деятельности. У них выражена потребность в обладании жизненными благами. Медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием отличает стремление к покою, всплески активности сменяются фазой пассивности, у них выражено стремление к взаимопониманию, откровенному выражению мыслей, стремление к сотрудничеству для выхода из стресса. Для медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием характерна направленность на интересы референтной группы, выраженное стремление к завоеванию признания и уважения со стороны значимых других, стремление к избеганию конфликта за счёт повышения самоконтроля. Следующей отличительной характеристикой медсестёр можно назвать уровень стрессоустойчивости в профессиональной деятельности. Так у медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания высокий уровень стрессоустойчивости, им присущи эмоциональная уравновешенность, уверенность в себе, целеустремлённость, целенаправленность действий, противодействие обстоятельствам, препятствующим свободной самореализации личности. Медсёстры с формирующимся эмоциональным выгоранием характеризуются низким уровнем стрессоустойчивости, самоуверенностью, эмоциональной неустойчивостью, демонстративностью, поисками признания, желанием произвести впечатление, склонностью к перепадам настроения, повышенной эмотивностью, беспокойством, напряжением из-за ограничения в самостоятельных решениях, стрессовым состоянием из-за подавленности биологических потребностей. Для медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием характерен низкий уровень стрессоустойчивости, они отличаются эмоциональной неустойчивостью, эмоциональной напряжённостью, имеющей тенденцию к нарастанию, повышенным самоконтролем, неуверенностью, тенденцией к смене настроения, негативным отношением к запретам. Отличительной особенностью медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания является выраженная экстравертированность – общительность, широкий спектр увлечений, обращённость в мир окружающих явлений жизни. У медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием наблюдается проявление противоположных качеств: автономности и в то же время зависимости от мнения других, от ситуации успеха-неуспеха. 3.2.3. Изложение и анализ результатов исследования по 16PF- опроснику личности Р. Б. Кеттелла На следующем этапе исследования были выявлены личностные черты испытуемых с помощью 16PF-опросника личности Р. Б. Кеттелла и статистически значимые различия, найденные при помощи параметрических критериев для независимых выборок Стьюдента и Фишера, по факторам 16PF-опросника личности Кеттелла: 1)между показателями группы медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания и показателями группы медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием (см. Табл. 4); 2)между показателями группы медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания и показателями группы медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием (см. Табл. 5); 3)между показателями группы медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием и показателями группы медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием (см. Табл. 6). Таблица 4 Статистически значимые различия по критериям Фишера, Стьюдента между показателями группы медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания и показателями группы медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием по факторам теста Кеттелла
Факторы

Выборочная средняя

(в стенах)

Критерий

Фишера

Критерий

Стьюдента

Отсутствие эмоционального выгорания

Сформировавшееся эмоциональное

выгорание

F

(р≤0,05)

F

(р≤0,01)

t

(р=0,01)

А9,44,9319,62
С7,44,263,3
Е7,66,134,224
F6,5347,621
G4,468,465,473
H6,865,939,237
I4,538,332,938
L57,43,269
M6,535,063,649
N72,263,905
O4,49,220,01
Q16,464,0611,74
Q26,662,933,68
Q34,866,533,683
Q44,137,45,176
Q17,7736,127,192
Q23,927,7220,54
Q35,643,163,208
Q46,43,768,753
Статистически значимые различия, полученные по факторам теста Кеттелла, показывают, что медсёстры со сформировавшимся эмоциональным выгоранием отличаются от медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания по следующим личностным качествам: низкой самооценкой (фактор O) 9,2 при t=20,01, чувством высокой ответственности (фактор G) 8,46 при F=5,473, низким уровнем стрессоустойчивости (фактор I) 8,33 при F=2,938, высоким уровнем тревожности (фактор Q2) 7,72 при t=20,54, высоким уровнем социальной напряжённости (фактор Q4) 7,4 при F=5,176, подозрительностью (фактор L) 7,4 при F=3,269, повышенным самоконтролем (фактор Q3) 6,53 при t=3,683, прямолинейностью (фактор N) 2,26 при F=3,905, зависимостью от мнения других (фактор Q2) 2,93 при F=3,68, эмоциональностью (фактор Q3) 3,16 при F=3,208, склонностью к подчинению (фактор Q4) 3,76 при t=8,753. Медсёстры с отсутствием эмоционального выгорания отличаются от медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием по следующим личностным качествам: высоким уровнем общительности (фактор А) 9,4 при t=19,62, экстравертированностью (фактор Q1) 7,773 при t=7,192, склонностью к доминированию (фактор E) 7,6 при t=4,224, эмоциональной устойчивостью (фактор C) 7,4 при F=3,3, склонностью к риску (фактор H) 6,86 при F=9,237, жизнерадостностью (фактор F) 6,53 при t=7,621, развитым воображением (фактор M) 6,53 при F=3,649, склонностью к экспериментированию (фактор Q1) 6,46 при t=11,74. Таким образом, можно предварительно выделить такие личностные качества, являющиеся предрасполагающими факторами формирования эмоционального выгорания у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности, как низкая самооценка, чувство высокой ответственности, низкий уровень стрессоустойчивости, высокий уровень тревожности, высокий уровень социальной напряжённости, подозрительность, прямолинейность, зависимость от мнения других, эмоциональность, склонность к подчинению, повышенный самоконтроль. Таблица 5 Статистически значимые различия по критериям Фишера, Стьюдента между показателями группы медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания и показателями группы медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием по факторам теста Кеттелла
Факторы

Выборочная средняя

(в стенах)

Критерий

Фишера

Критерий

Стьюдента

Отсутствие эмоционального выгорания

Формирующееся эмоциональное

выгорание

F

(р≤0,05)

F

(р≤0,01)

t

(р=0,05)

t

(р=0,01)

А9,45,332,775
С7,44,464,626
Е7,66,62,542
F6,534,266,852
G4,468,534,86
H6,866,213,88
I4,537,86,306
L56,937,079
M6,536,133,75
N73,063,937
O4,49,0623,36
Q16,464,138,656
Q26,663,1319,52
Q34,866,664,049
Q44,137,217,3
Q17,7735,844,077
Q23,927,2817,7
Q35,643,462,677
Q46,44,397,766
Медсёстры с формирующимся эмоциональным выгоранием отличаются от медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания по следующим личностным качествам: низкой самооценкой (фактор O) 9,06 при t=23,36, высоким чувством ответственности (фактор G) 8,53 при F=4,86, низким уровнем стрессоустойчивости (фактор I) 7,8 при F=6,306, высоким уровнем тревожности (фактор Q2) 7,28 при t=17,7, высоким уровнем социальной напряжённости (фактор Q4) 7,2 при t=17,3, подозрительностью (фактор L) 6,93 при t =7,079, повышенным самоконтролем (фактор Q3) 6,66 при t=4,049, прямолинейностью (фактор N) 3,06 при F=3,937, зависимостью от мнения других (фактор Q2) 3,13 при t=19,52, эмоциональностью (фактор Q3) 3,46 при F=2,677. Медсёстры с отсутствием эмоционального выгорания отличаются от медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием по следующим личностным качествам: высоким уровнем общительности (фактор А) 9,4 при F=2,775, экстравертированностью (фактор Q1) 7,773 при t=4,077, склонностью к доминированию (фактор E) 7,6 при t=2,542, эмоциональной устойчивостью (фактор C) 7,4 при F=4,626, склонностью к риску (фактор H) 6,86 при F=13,88, жизнерадостностью (фактор F) 6,53 при t=6,852, развитым воображением (фактор M) 6,53 при F=3,75, склонностью к экспериментированию (фактор Q1) 6,46 при t=8,656, независимостью суждений (фактор Q4) 6,4 при t=7,766. Таким образом, можно предположить, что такие личностные качества медсестёр как развитое воображение, склонность к экспериментированию, эмоциональная устойчивость, общительность, склонность к доминированию, склонность к риску, независимость суждений – снижают риск эмоционального выгорания в процессе выполнения профессиональной деятельности. Таблица 6 Статистически значимые различия по критериям Фишера, Стьюдента между показателями группы медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием и показателями группы медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием по факторам теста Кеттелла
Факторы

Выборочная средняя

(в стенах)

Критерий ФишераКритерий Стьюдента

Сформировавшееся

эмоциональное

выгорание

Формирующееся

эмоциональное

выгорание

F

(р ≤ 0,05)

t

(р = 0,05)

А4,93 5,332,854
Q14,064,132,697
Q47,47,22,645
Q43,764,392,371
Медсёстры с формирующимся эмоциональным выгоранием отличаются от медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием по следующим личностным качествам: уровнем общительности (фактор А) 5,33 при F=2,854, уровнем консервативности (фактор Q1) 4,13 при F=2,697, уровнем социальной напряжённости (фактор Q4) 7,2 при F=2,645, уровнем конформности (фактор Q4) 4,39 при t=2,371. На основе выявленных статистически значимых различий, можно предположить, что такие личностные качества как общительность, склонность к экспериментированию, социальная расслабленность, независимость суждений – препятствуют формированию эмоционального выгорания у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности. Таблица 7 Статистически значимая зависимость по коэффициенту многоклеточной сопряжённости Пирсона между уровнями сформированности эмоционального выгорания у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности и уровнями выраженности показателей по факторам теста Кеттелла
ФакторыСтатистически значимая зависимость

Коэффициент

Пирсона (С)

χ² (р=0,05)χ² (р=0,01)
A450,707
C15,480,505
E11,70,454
F10,030,426
G25,650,602
I22,950,581
L10,750,439
N20,970,563
O450,707
Q237,530,674
Q410,750,439
В ходе исследования с помощью коэффициента многоклеточной сопряжённости Пирсона (С) выявлена зависимость между уровнями сформированности эмоционального выгорания (отсутствие, формирующееся, сформировавшееся эмоциональное выгорание) у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности и уровнями выраженности показателей по факторам теста Кеттелла (низкий, средний, высокий): 1.Выявлена прямая зависимость, согласно которой, чем выше уровень конформности (фактор Е) при С≈0,454, уровень следования нормам (фактор G) при С≈0,602, уровень подозрительности (фактор L) при С≈0,439, уровень социальной напряжённости (фактор Q4) при С≈0,439, тем более сформировано эмоциональное выгорание. 2.Выявлена обратная зависимость, демонстрирующая, что чем выше уровень общительности (фактор А) при С≈0,707, уровень эмоциональной устойчивости (фактор С) при С≈0,505, уровень самодостаточности (фактор Q2) при С≈0,674, тем менее сформировано эмоциональное выгорание и чем ниже уровень жизнерадостности (фактор F) при C≈0,426, уровень стрессоустойчивости (фактор I) при С≈0,581, уровень проницательности, понимания людей (фактор N) при С≈0,563, уровень самооценки (фактор О) при С≈0,707, тем более сформировано эмоциональное выгорание. Результаты проведённого исследования по тесту Кеттелла позволяют сделать следующие выводы: Личностные особенности медсестёр можно рассматривать в связи с такими качествами личности как уровень развития интеллекта, особенностями эмоционально-волевой сферы, коммуникативными особенностями, отношениями к делу, людям, социальным и групповым нормам. 1.Медсёстры с отсутствием эмоционального выгорания характеризуются средним уровнем развития логического компонента интеллекта, выраженным уровнем развития образного компонента интеллекта, наличием интеллектуальных интересов, приверженностью новому, склонностью к экспериментированию. Для медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания характерны эмоциональная устойчивость, средний уровень стрессоустойчивости, адекватная самооценка, средний уровень самоконтроля, низкая тревожность, уравновешенность. Медсёстры, у которых отсутствует синдром эмоционального выгорания, характеризуются общительностью, жизнерадостностью, экстравертированностью. В деловых отношениях медсёстры с отсутствием эмоционального выгорания демонстрируют средний уровень ответственности и следования нормам, социальную расслабленность. Медсёстры с отсутствием эмоционального выгорания в отношении к людям проявляют дипломатичность, эмоциональную сдержанность. В отношении к групповым нормам медсёстры с отсутствием эмоционального выгорания демонстрируют склонность к риску, настойчивость, стремление к лидерству, самостоятельность, независимость суждений. 2.Медсёстры с формирующимся эмоциональным выгоранием характеризуются средним уровнем развития логического и образного компонентов интеллекта, консервативностью. Для медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием характерны эмоциональная неустойчивость, склонность к беспокойству, низкий уровень стрессоустойчивости, низкая самооценка, склонность к чувству вины, чувствительность к замечаниям, высокий уровень тревожности, эмоциональность, повышенный самоконтроль. Медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием характеризует средний уровень общительности, средняя способность контактировать с людьми. В отношении к делу и социальным нормам медсёстры с формирующимся эмоциональным выгоранием демонстрируют обязательность, ответственность, дисциплинированность, высокую совестливость, строгое следование нормам, социальную напряжённость. В отношении к людям медсёстры с формирующимся эмоциональным выгоранием проявляют настойчивость, стремление к независимости, подозрительность, недоверчивость, завистливость, раздражительность, высокомерие, прямолинейность. В отношении к групповым нормам медсёстры с формирующимся эмоциональным выгоранием демонстрируют зависимость от мнения других, баланс между независимостью и покорностью. 3.Медсёстры со сформировавшимся эмоциональным выгоранием характеризуются средним уровнем развития логического и образного компонентов интеллекта, консервативностью. Для медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием характерны эмоциональная неустойчивость, озабоченность, низкий уровень стрессоустойчивости, низкая самооценка, склонность к чувству вины, чувствительность к замечаниям, повышенный самоконтроль, высокий уровень тревожности, эмоциональность. Средний уровень общительности, средняя способность контактировать с людьми – характерны для медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием. Медсёстры со сформировавшимся эмоциональным выгоранием в отношении к делу и социальным нормам демонстрируют строгое следование нормам, обязательность, ответственность, дисциплинированность, высокую совестливость, социальную напряжённость. В отношении к людям медсёстры со сформировавшимся эмоциональным выгоранием проявляют подозрительность, раздражительность, высокомерие, ревнивость, завистливость, прямолинейность. В отношении к групповым нормам медсёстры со сформировавшимся эмоциональным выгоранием демонстрируют зависимость от мнения других, склонность к подчинению. 3.2.4. Изложение и анализ результатов исследования по методике «Оценка темперамента» А. Белова На данном этапе исследования был определён доминирующий тип темперамента испытуемых с помощью методики «Оценка темперамента» А. Белова. Результаты исследования представлены в Таблице 8. Таблица 8 Результаты исследования по методике «Оценка темперамента» А. Белова

Тип

темперамента

Отсутствие

эмоционального

выгорания

Формирующееся

эмоциональное

выгорание

Сформировавшееся

эмоциональное

выгорание

Количество

человек

В %

Количество

человек

В %

Количество

человек

В %
холерик42721317
флегматик17640533
сангвиник959320213
меланхолик17427747
В группе медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания ведущий тип темперамента – сангвиник: повышенная реактивность, но при этом активность и реактивность уравновешены, присущи быстрота движений, гибкость ума, быстрое включение в новую деятельность, высокая пластичность проявляется в изменчивости интересов, экстраверт (хорошая приспосабливаемость к среде, направленность на окружающие события), открытость в чувствах, уверенность в себе, стремление к лидерству (см. Рис.3.). В группе медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием ведущий тип темперамента – флегматик: высокая активность преобладает над малой реактивностью, работоспособность, с трудом переключает внимание, интровертированность (направленность на свой внутренний мир, плохо приспосабливается к новой обстановке), косность стереотипов, постоянство интересов, инертность, обязательность, высокий самоконтроль, сдержанность, рассудительность (см. Рис.2.). Ведущий тип темперамента в группе медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием – меланхолик: малая реактивность, неуверенность в себе, мимика и движения не выразительны, обязательность, высокий самоконтроль, пессимистичность, интровертированность (направленность на свой внутренний мир, трудность в адаптации к реальности), замкнутость, чувствительность, нерешительность, тревожность, ригидность, изменчивость настроения (см. Рис.1.). В ходе исследования с помощью коэффициента многоклеточной сопряжённости Пирсона выявлена зависимость между уровнем сформированности эмоционального выгорания у медсестёр в профессиональной деятельности и доминирующим типом темперамента χ²=15,165; С≈0,502 (р≤0,05). Таким образом, можно предположить, что такие свойства темперамента как пластичность, экстравертированность (хорошая приспосабливаемость к среде, направленность на окружающие события), открытость в чувствах, уверенность в себе, стремление к лидерству – препятствуют формированию эмоционального выгорания у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности. Выводы по главе 3.: 1.Результатом проведённого исследования по тесту Кеттелла и методике цветовых выборов Люшера можно назвать выделение следующих личностных качеств, являющихся предрасполагающими факторами формирования эмоционального выгорания у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности: консервативности как особенности интеллекта; эмоционально-волевых особенностей – эмоциональной неустойчивости, низкого уровня стрессоустойчивости, низкой самооценки, склонности к чувству вины, чувствительности к замечаниям, повышенного самоконтроля, высокого уровня тревожности, эмоциональности; особенностей отношения к делу и социальным нормам – строгое следование нормам, обязательность, ответственность, дисциплинированность, высокую совестливость, социальную напряжённость; особенностей отношения к людям – подозрительность, раздражительность, высокомерие, ревнивость, завистливость, прямолинейность; особенностей отношения к групповым нормам – зависимость от мнения других. 2.Основываясь на полученных результатах по методике «Оценка темперамента» А. Белова и выявленной в ходе исследования зависимости между уровнем сформированности эмоционального выгорания у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности и доминирующим типом темперамента, можно предположить, что особенности темперамента играют не последнюю роль в формировании эмоционального выгорания. Такими особенностями темперамента можно назвать обязательность, высокий самоконтроль, интровертированность (направленность на свой внутренний мир, трудность в адаптации к реальности). ЗАКЛЮЧЕНИЕ Разработка данной проблематики представляется весьма актуальной в связи с прямым отношением синдрома эмоционального выгорания к сохранению здоровья, психической устойчивости, надёжности и профессиональному долголетию специалистов, включённых в длительные межличностные коммуникации. Под синдромом эмоционального выгорания в дипломной работе понимается выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на избранные психотравмирующие воздействия [16]. Эмоциональное выгорание представляет собой приобретённый стереотип эмоционального, чаще всего профессионального поведения. Эмоциональное выгорание отчасти функциональный стереотип, поскольку позволяет человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы. В то же время, могут возникать его дисфункциональные последствия, когда эмоциональное выгорание отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности и отношениях с партнерами. Деятельность медсестры отличается исключительной сложностью, представляя собой единство объективных и субъективных переменных, требований к технологической и коммуникативной компетентности. Коммуникативная деятельность медсестры характеризуется высокой интенсивностью и напряжённостью общения, широкой сетью контактов разного уровня. Ответственный характер деятельности медсестры обусловливает различные стрессогенные ситуации, которые создают предпосылки для возникновения синдрома эмоционального выгорания. Наибольшее число предпосылок синдрома эмоционального выгорания связано с личностным фактором, охватывающим множество базисных, ситуативных, поведенческих индивидуальных особенностей. Последствия эмоционального выгорания могут проявляться как в психосоматических нарушениях, так и в сугубо психологических (когнитивных, эмоциональных, мотивационных) изменениях [14,447]. В соответствии с целями и задачами дипломной работы была выдвинута гипотеза, подтвердившаяся в ходе исследования о том, что личностные особенности медицинских сестёр, могут являться предрасполагающими факторами формирования у них синдрома эмоционального выгорания в процессе выполнения профессиональной деятельности. В исследовании использовались следующие методы сбора и обработки информации: анкетирование; методика цветовых выборов М. Люшера; методики – «Оценка темперамента» А. Белова, 16PF – опросник Р. Б. Кеттелла, «Диагностика эмоционального выгорания личности» В. В. Бойко; методы математической статистики – параметрические критерии Фишера и Стьюдента для независимых выборок, коэффициент многоклеточной сопряжённости Пирсона, коэффициент линейной корреляции Пирсона. Методологической основой исследования стали работы К. Маслач и С. Е. Джексона, В. В. Бойко, согласно которым синдром эмоционального выгорания представляет собой трёхмерный конструкт. В результате исследования выявлены следующие личностные особенности, являющиеся предрасполагающими факторами формирования эмоционального выгорания у медицинских сестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности: консервативность как особенность интеллекта, эмоционально-волевые особенности – эмоциональная неустойчивость, низкий уровень стрессоустойчивости, низкая самооценка, склонность к чувству вины, чувствительность к замечаниям, повышенный самоконтроль, высокий уровень тревожности, эмоциональность; особенности отношения к делу и социальным нормам – строгое следование нормам, обязательность, ответственность, дисциплинированность, высокая совестливость, социальная напряжённость; особенности отношения к людям – подозрительность, раздражительность, высокомерие, ревнивость, завистливость, прямолинейность; особенности отношения к групповым нормам – зависимость от мнения других; интровертированность как особенность темперамента. Чем больше когнитивно-эмоциональная напряжённость и длительность деловых контактов, тем больше вероятность психической деформации индивидуумов, работающих в системе человек-человек. В этой связи в целях сохранения потенциалов социально-психологического здоровья у представителей коммуникативных профессий особую актуальность приобретает разработка технологии купирования и профилактики синдрома психического выгорания посредством организации развития, управления межличностными отношениями в трудовом коллективе и повышения коммуникативной культуры. Постоянное профессиональное совершенствование может служить одним из важных аспектов стратегии борьбы против эмоционального выгорания, возникающего в процессе выполнения профессиональной деятельности. Позитивное отношение к симптомам эмоционального выгорания поможет специалисту осознать и принять важную информацию о самом себе, которая остается во время работы за кадром. Истоки профилактики синдрома эмоционального выгорания лежат в позитивном и ответственном отношении не только к своей профессии, но и к себе и собственной жизни. Результаты исследования были заслушаны на конференции медсестёр МУЗГКБ-2 и могут быть использованы в практической работе психолога системы здравоохранения для разработки мероприятий по профилактике формирования синдрома эмоционального выгорания у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Аболин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека/Л.М. Аболин. – Казань: Издательство Казанского университета, 1987. – 261 с. 2. Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А. Психология в медицине/Г.С. Абрамова, Ю.А. Юдчиц. – М.: Наука, 1998. – С. 231–244. 3. Абрумова А.Г. Анализ состояний психологического кризиса и их динамика/А.Г. Абрумова//Психологический журнал. – М.: Наука, 1985. – Т. 6. – № 6. – С. 107–115. 4. Авхименко М.М. Некоторые факторы риска труда медика/М.М. Авхименко//Медицинская помощь. – М.: Медицина, 2003. – № 2. – С. 25–29. 5. Акиндинова И.А., Баканова А.А. Эмоциональное выгорание в профессиональной деятельности педагога: проявления и профилактика/И.А. Акиндимова, А.А. Баканова//Педагогические вести. – СПб.: Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. – № 5. – С. 34. 6. Ананьев Б.А. Введение в психологию здоровья/Б.А. Ананьев. – СПб.: Питер, 1999. – 123 с. 7. Афанаскина М.С. Формирование у медицинской сестры клинического мышления/М.С. Афанаскина//Медицинская сестра. – М.: Русский врач, 2001. – № 6. – С. 34. 8. Анциферова Л.И. Условия деформации личности/Л.И. Анциферова//Новые исследования. – М.: Наука, 1998. – С. 32–38. 9. Барабанова М.В. Изучение психологического содержания синдрома выгорания/М.В. Барабанова//Вестник Московского университета. Серия 14. «Психология». – М.: Издательство МГУ, 1995. – № 1. – С. 54. 10. Белов В.М. Психология здоровья/В.М. Белов. – СПб.: Алетейя, 1997. – 231 с. 11. Бойко В.В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении/В.В. Бойко. – СПб.: Питер, 1999. – 105 с. 12. Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и других/В.В. Бойко. – М.: Наука, 1996. – 154 с. 13. Винокур В., Розанова М. Профессиональный стресс губит врача/В. Винокур, М. Розанова//Медицина Санкт-Петербурга. – СПб.: Издательство СПб ГУ, 1997. – № 11. – С. 28. 14. Водопьянова Н.Е. Синдром психического выгорания в коммуникативных профессиях/Н.Е. Водопьянова//Психология здоровья/Под ред. Г. С. Никифорова. – СПб.: Издательство СПб ГУ, 2000. – С. 443–463. 15. Водопьянова Н.Е. Психическое выгорание/Н.Е. Водопьянова//Стоматолог. – М.: Медицина, 2002. – № 7. – С. 12. 16. Захаров С. Синдром выгорания у врачей стигма профессионализма или расплата за сочувствие?/С. Захаров//Интернет: http://forums.rusmedserv.com/ show thread.php?t=8748 17. Заховаева А.Г. Основные проблемы философии сестринского дела/А.Г. Заховаева//Сестринское дело. – М.: Медицинский вестник, 2003. – № 2. – С. 28–29. 18. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы/Е.П. Ильин. – СПб.: Питер, 2002. – 512 с. 19. Ильин Е.П. Эмоции и чувства/Е.П. Ильин. – СПб.: Питер, 2002. – 752 с. 20. Исследование личности по методу Р. Кеттелла. Кабинет практического психолога. Практическое пособие/Сост. Г.П. Горбунова, Н.И. Морозова, Т.Е. Аргентова. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. – 108 с. 21. Караванов Г., Коршунова В. Индивидуально-психологические особенности личности врача-хирурга/Г. Караванов, В. Коршунова. – Львов: Вища Школа, 1974. – 84 с. 22. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине/Р. Конечный, М. Боухал. – Прага: Авиценум, 1974. – 405 с. 23. Косарев В.В., Васюкова Г.Ф. Профессиональная заболеваемость медицинских работников Самарской области/В.В. Косарев, Г.Ф. Васюкова //Гигиена и санитария. – М.: Медицина, 2004. – № 3. – С. 27–38. 24. Крон Т. Помощь находящимся в кризисном состоянии/Т. Крон//Интернет: http://home.perm.ru~dmitry/archive/p010.htm#ссылка 3 25. Лешукова Е. Синдром сгорания. Защитные механизмы. Меры профилактки/Е. Лешукова//Интернет: http://home.perm.ru~dmitry/archive/p010.htm# 26. Наенко Н.И. Психическая напряжённость/Н.И. Наенко. – М.: Наука, 1976. – 235 с. 27. Немчин Т.А. Состояние нервно-психического напряжения/Т.А. Немчин. – Л.: Издательство Ленинградского университета, 1983. – 187 с. 28. Никифоров Г.С. Психология здоровья/Г.С. Никифоров. – СПб.: Речь, 2002. – 256 с. 29. Орел В.Е. Феномен выгорания в зарубежной психологии. Эмпирическое исследование/В.Е. Орел//Психологический журнал. – М.: Наука, 2001. – Т. 20. – № 1. – С. 16–21. 30. Очерки поведенческой психологии здоровья. Аргументы, факты, тесты: Научно-методическое пособие/Под ред. Н.А. Барабаш – Кемерово: Издательство Кемеровской Государственной Медицинской Академии, 1995. – 245 с. 31. Полунина Н.В., Нестеренко Е.И., Мадьянова В.В. Инновационная деятельность лечебно-профилактических учреждений, её эффективность и влияние на состояние здоровья врачей/Н.В. Полунина, Е.И. Нестеренко, В.В. Мадьянова//Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. – М.: Медиа Сфера, 2002. – № 4. – С. 3–8. 32. Психологические тесты/Под ред. А.А. Карелина – В 2х-т. – Т. 1. – М.: ВЛАДОС, 2003. – 312 с. 33. Реан А.А., Баранов А.А. Факторы стрессоустойчивости учителей/А.А. Реан, А.А. Баранов//Вопросы психологии. – М.: Школа-Пресс, 1997. – № 1. – С. 45–53. 34. Ронгинская Т.И. Синдром выгорания в социальных профессиях/Т.И. Ронгинская//Психологический журнал. – М.: Наука, 2002. – Т. 23. – № 3. – С. 85–95. 35. Сандомирский М.Е. Выгорание – профессиональная болезнь фармацевта?/М.Е. Сандомирский//Интернет: http://marks.on.ufanet.ru/RE3TXT.HTM 36. Сергеева А. Синдром эмоционального сгорания/А. Сергеева//Интернет: http:www.tsale.ru/index.htm 37. Семенова Н.Д. Балинтовские группы для врачей, работающих с умирающими пациентами/Н.Д.Семёнова//Интернет: http://www.doctor.ru/onkos/ together/conf2.htm#5 38. Трунов Д. Синдром сгорания: позитивный подход к проблеме/Д. Трунов//Журнал практического психолога. – М.: Издательство МГУ, 1998. – № 8. – С. 84–89. 39. Ушаков И.Б., Сорокин О.Г. Адаптационный потенциал человека/И.Б. Ушаков, О.Г. Сорокин//Вестник Государственной Академии Медицинских Наук. – М.: Медицина, 2004. – № 3. – С. 8–13. 40. Фёдорова Т.Г., Нехорошев А.С., Котова Г.Н. Социологическое исследование особенностей трудовой деятельности врачей северо-западного региона России/Т.Г. Фёдорова, А.С. Нехорошев, Г.Н. Котова//Гигиена и санитария. – М.: Медицина, 2003. – № 3. – С. 24–27. 41. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп/Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов. – М.: Издательство Института Психотерапии, 2002. – 490 с. 42. Форманюк Т.В. Синдром эмоционального сгорания как показатель профессиональной дезадаптации учителя/Т.В. Форманюк//Вопросы психологии. – М.: Школа-Пресс, 1994. – № 6. – С. 57–63. 43. Харди И. Врач, сестра, больной. Психология работы с больными/И. Харди. – Будапешт: Издательство Академии Наук Венгрии, 1981. – 286 с. 44. Хетагурова А.К. Этико-деонтологические аспекты в работе сестринского персонала/А.К. Хетагурова//Сестринское дело. – М.: Издательский дом медицинский вестник, 2003. – № 6. – С. 34–35. 45. Ширинский В. Слуга народа или нахлебник у государства/В. Ширинский//Интернет: http://www.medvestnik.ru/Gazette/2002/03/p06-02.html 46. Burisch M. In search of a theory: some ruminations on the nature and etiology of burnout/M. Burisch//In Professional burnout: recent developments in theory and research/Ed. W.B. Schaufeli, C. Maslach, T. Marek. – London: Taylor and Francis, 1993. – P. 75–93. 47. Burke R.J., Richardsen A.M. Stress, burnout and health/R.J. Burke, A.M. Richardsen//In Handbook of stress, medicine and health/Ed. C. Cooper. – London: CRC Press, 1996. – P. 101–117. 48. Cherniss C. The role of professional self efficacy in the etiology and amelioration of burnout/C. Cherniss//In Professional burnоut: recent developments in theory and research/Ed. W.B. Schaufeli, C. Maslach, T. Marek. – London: Taylor and Francis, 1993. – P. 135–149. 49. Hobfoll S.E., Freedy J. Conservation of resources: A general stress theory applied to burnout/S.E. Hobfoll, J. Freedy//In Professional burnout: recent developments in theory and research/Ed. W.B. Schaufeli, C. Maslach, T. Marek. – London: Taylor and Francis, 1993. – P. 115–129. 50. Pines A. Burnout an existential perspective/A. Pines//In Professional burnоut: recent developments in theory and research/Ed. W.B. Schaufeli, C. Maslach, T. Marek. – London: Taylor and Francis, 1993. – P. 35–51. УКАЗАТЕЛЬ ТАБЛИЦ И ИЛЛЮСТРАЦИЙ
Таблица 1.Социально-демографические характеристики испытуемых

57

Таблица 2.Результаты исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В.В. Бойко

60

Таблица 3.Результаты исследования по методике цветовых выборов М. Люшера

62

Таблица 4.Статистически значимые различия по критериям Фишера, Стьюдента между показателями группы медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания и показателями группы медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием по факторам теста Кеттелла

65

Таблица 5.Статистически значимые различия по критериям Фишера, Стьюдента между показателями группы медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания и показателями группы медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием по факторам теста Кеттелла

67

Таблица 6.Статистически значимые различия по критериям Фишера, Стьюдента между показателями группы медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием и показателями группы медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием по факторам теста Кеттелла

69

Таблица 7.Статистически значимая зависимость по коэффициенту многоклеточной сопряжённости Пирсона между уровнями сформированности эмоционального выгорания у медсестёр в процессе выполнения профессиональной деятельности и уровнями выраженности показателей по факторам теста Кеттелла

70

Таблица 8.Результаты исследования по методике «Оценка темперамента» А. Белова

74

Таблица 9.Результаты исследования по тесту Кеттелла

92

Рисунок 1.Соотношение типов темперамента в группе медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием

87

Рисунок 2.Соотношение типов темперамента в группе медсестёр с формирующимся эмоциональным выгоранием

88

Рисунок 3.Соотношение типов темперамента в группе медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания

89

Рисунок 4.Результаты исследования по тесту Кеттелла

90

Рисунок 5.Результаты исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В.В. Бойко

91

Приложение 1 Соотношение типов темперамента в группе медсестёр со сформировавшимся эмоциональным выгоранием Приложение 2 Соотношение типов темперамента в группе медсестёр с формирующимся эмоциональном выгоранием Приложение 3 Соотношение типов темперамента в группе медсестёр с отсутствием эмоционального выгорания Приложение 4 Результаты исследования по тесту Кеттелла (в стенах) Приложение 5 Результаты исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В.В. Бойко Приложение 6 Результаты исследования по тесту Кеттелла Таблица 9
ФакторыВыборочная средняя

Отсутствие

эмоционального

выгорания

Формирующееся

эмоциональное

выгорание

Сформировавшееся эмоциональное

выгорание

баллыстеныбаллыстеныбаллыстены
А18,269,411,465,3310,84,93
В6,65,536,735,536,265,6
С18,937,412,864,4612,64,26
Е14,67,612,536,611 6,13
F16,46,5310,734,2610,734
G10,864,4617,538,5317,68,46
H16,266,8614,336,213,535,93
I10,64,5315,737,815,868,33
L6,2659,86,9310,67,4
M14,136,5313,466,1311,65,06
N12,5377,23,066,262,26
O7,84,417,539,0618,069,2
Q19,536,466,84,136,64,06
Q211,93 6,665,43,135,22,93
Q310,464,8612,866,6612,866,53
Q49,664,1317,27,217,537,4
Q17,7735,846,12
Q23,927,287,72
Q35,643,463,16
Q46,44,393,76