Каталог :: Психология

Диплом: Специфика Я-концепции и самооценки женщин, страдающих бесплодием

ФАКУЛЬТЕТ ЖУРНАЛИСТИКИ, СОЦИОЛОГИИ И ПСИХОЛОГИИ
Кафедра психологии
ДИПЛОМНАЯ   РАБОТА
Специфика Я-концепции и самооценки женщин, страдающих бесплодием.
ПЛАН
Введение ......................................................................3
1. Теоретический обзор ................ .. 6
1.1. Бесплодие женское.........................................................6
1.2. Комплексный характер взаимодействия психики и
бесплодия  ..................................................................7
1.3. Самооценка и Я-концепция................................................ 12
2. Экспериментальная часть ................22
2.1. Организация исследования .............22
2.2. Описание результатов исследования ........ 33
2.2.1. Статистическое сравнение............31
2.2.2. Корреляционный анализ.............40
2.2.3. Попарное сравнение корреляционных матриц
(дивергентный анализ).............45
Заключение....................................................................52
Использованная литература ....................................................55
Приложения    .....................58
     

ВВЕДЕНИЕ

Проблема бесплодия является одной из самых актуальных проблем современных наук о человеке. На данном этапе развития общественной мысли бесплодие уже не только медицинская, но и социально-психологическая проблема. Проблема фертильности изучается психологами и социологами не случайно. Женщины, страдающие бесплодием, не могут не осознавать своего отличия от некого среднего сравнения себя с “нормальными” женщинами активизирует социальное сравнение и делает “образ Я” более проблематичным, селективным и внутренне противоречивым, что сказывается на самооценке личности в целом, ее самоуважении. Искаженная самооценка ведет к повышению конфликтности личности. Сочетаясь с бесплодием, неадекватная самооценка женщины сказывается на взаимоотношениях с супругом, сексуальности, чувстве удовлетворенности. Женщина находится в состоянии хронической фрустрации, вследствие чего могут возникать различные психологические заболевания и невроз. (А.В. Колчин, 95). Количество бесплодных женщин по данным И.С.Розовского (82) составляет 50% и эта цифра постоянно растет. Поэтому актуальность поставленной проблемы возрастает. Учитывая, что 4-40% от всех случаев женского бесплодия составляет бесплодие неясного генеза, одной из причин которого некоторые авторы считают психогенные факторы: стрессы, эмоциональные воздействия (ВихляеваЕ.М. и соавторы 76, И.А. Гилязутдинов, З.Ш.Гилязутдинова,90); а так же различные подсознательные конфликты (K.Horny, Е.Lux, Poston и др.), привлечение психологов к проблеме бесплодия целесообразно и является существенным фактором, повышающим результативность лечения. Проблема самооценки бесплодной женщины рассматривалась специалистами, психологами, гинекологами и психиатрами. Но результаты исследований разрозненны и неполные и требуют дальнейшей разработки и уточнения. Теоретический анализ основан на системном подходе. В данной работе рассматривались различные подходы к изучаемой проблеме. Мы опирались на концепцию Р.Бернса, И.С.Кона, Е.Т.Соколовой, Л.А.Леонтьева и др. Объектом данного исследования являются Я-концепция и самооценка женщин, страдающих бесплодием. Предметом изучения является взаимосвязь различных составляющих Я-концепции и самооценки женщин, страдающих бесплодием. Цель данной работы - выявить особенности Я-концепции и самооценки бесплодных женщин. Исходя из цели работы, мы поставили перед собой следующие задачи: · осуществить теоретический анализ литературы, затрагивающий проблемы бесплодия и Я-концепции, с тем, чтобы вскрыть основную проблему исследования; · обосновать выбор данных методик, как наиболее соответствующих поставленной цели и осуществить диагностику; · провести психологическое исследование с применением выбранных методик; · на основании полученных результатов описать структуру Я-концепции и самооценки в рамках женского бесплодия. Гипотеза: самооценка и Я-концепция бесплодных женщин искажены, а взаимосвязь их составляющих обладает своими специфическими особенностями, отличные от фертильных женщин. Экспериментальная работа осуществлялось с помощью метода эмпирического сравнения исследований. Были использованы методики: · Уровень субъективного контроля Дж.Роттера; · Самоактуализационный тест – САТ, адаптированный Гозман Л.Я., Кроз М.В., Латинская М.В.; · Тест самооценки Дембо-Рубинштейн.; · Проективная методика «Автопортрет». Выборка состоит из двух групп. Общий объем выборки 60 человек. Обработка результатов исследования осуществлялась с помощью методов математической статистики. Работа состоит из 57 страниц. Список литературы содержит 41 наименование и имеет следующую структуру: Введение Теоретическая часть Экспериментальная часть Заключение Приложения. 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОБЗОР 1.1. Бесплодие женское По определению ВОЗ бесплодным считается брак, в котором, несмотря на регулярную половую жизнь, без применения противозачаточных средств, у жены не возникает беременности в течение одного года при условии, что супруги находятся в детородном возрасте. Бесплодные браки составляют 16% от общего количества браков в России и 30% от общего числа браков во всем мире, причем число их постоянно увеличивается (ВОЗ 94). Женское бесплодие составляет 50% от всего количества бесплодных браков. Изучено и описано более двадцати причин бесплодия у женщин, среди которых выделяют гинекологическую патологию, эндокринного заболевания, психосексуальные и ятерогенные причины. Бесплодие неясного генеза, или так называемое психологическое бесплодие составляет по разным данным от 4 до 40% от общего числа случаев бесплодия и у женщин. В настоящее время выделяют следующие виды женского бесплодия: · первичное бесплодие - женщина не могла забеременеть никогда; · вторичное бесплодие - беременность наступала ранее, но в дальнейшем, ввиду различных причин беременность не наступает. Кроме того, выделяют: · абсолютное бесплодие - беременность исключается самым категоричным образом; · относительное бесплодие - возможность забеременеть и выносить ребенка существует, но значительно снижена. Особое место среди них занимает бесплодие неясного генеза, когда женщина не может забеременеть, несмотря на отсутствие на то каких-либо органических и функциональных причин. Бесплодие имеет гораздо большие социальные и психологические последствия, чем другие заболевания. Бесплодие – серьезная помеха, счастливой семейной жизни. По данным Лаштаевой Г.Я. уровень разводов в бездетных семьях выше, чем среди пар имеющих детей. Причем 70% бесплодных браков распадается по инициативе мужчин (А.А.Логинова, 87). Значение рождение ребенка для престижности женщины невозможно переоценить. Во-первых, женщина обретает больше уверенности в себе – ведь она выполнила важную задачу, возложенную на нее природой и обществом. Во-вторых, беременность, а затем роды обуславливают перестройку всего эндокринного аппарата, организм женщины обновляется, она становится женственнее, обаятельнее. Кроме того, способность испытывать оргазм у многих женщин появляется именно после родов. Эти обстоятельства вместе с чувством гордости за ребенка повышают самооценку женщины. 1.2. Комплексный характер взаимодействия психики и бесплодия В течение последнего десятилетия были достигнуты огромные успехи в лечении бесплодия, благодаря широкому распространению новых технологий, что и привлекло основное внимание клиницистов, а состояние психики бесплодных пациентов, отошло как бы на задний план. Между тем, психологическое состояние бесплодных пациентов, по мнению большинства исследователей (Т.Я.Пшеничникова, 91; Т.А.Федерова, 93; В.Д.Тополянский, М.В.Струковская, 86; S.Golombok, 93 и др.), может иметь решающее значение в происхождении некоторых форм бесплодия, а так же его лечением. Указывается, что бесплодие в браке является социальным, психологическим и чисто физическим неблагополучием. Все эти три фактора тесно взаимосвязаны между собой и часто влияют друг на друга. Е.А.Волкович с соавторами (84) приводят данные об исследовании межличностных отношений супругов в бесплодном браке. Были обнаружены межличностные нарушения в 76% случаев при женском бесплодии. Кроме того, бесплодные женщины дают более низкую оценку своим отношениям с мужем. На то, что именно бесплодие способствовало ухудшению отношений с мужем, указало 14% женщин с первичным бесплодием и 35,6% со вторичным бесплодием. Сегодня существует много противоречивых данных относительно связи бесплодия с различными психическими функциями. В начале 60-х годов появляются статьи описывающие случаи удачного лечения психотерапевтическими методами отдельных индивидуумов и супружеских пар, страдающих бесплодием (Rubenstein, 51; Benedik, 52). Еще до этого таких больных лечили с помощью методов психоанализа и были описаны определенные типы женщин, предрасположенных к бесплодию (Deutseh,45): · незрелые, чувствительные, разборчивые женщины; · агрессивно-доминантные, не признающие свою женственность; · матереподобные женщины; · женщины, посвятившие свою жизнь идейным или другим эмоциональным интересам. Представители различных психоаналитических течений причины бесплодия видят в вытесненных психотравмах раннего детства и подсознательных конфликтах, особенно это касается психосоматического бесплодия (E.Lux,83;Мс Leod,64;F.M.Mai,69). О подсознательном конфликте, связанном с желанием иметь ребенка и его вытеснении, как причине бесплодия говорит К.Хорни. Она предположила, что на ментальную установку на беременность, так же как и на физиологический процесс, может оказать влияние страх, связанный с мастурбацией. Однако очень сильное раннее желание иметь много детей и вышеупомянутый страх приводит к отрицанию этого желания и его вытеснению. В связи с желанием иметь ребенка может возникнуть множество конфликтных подсознательных тенденций. Естественный материнский инстинкт может быть нейтрализован некоторыми бессознательными мотивами. Для женщин, которые очень хотят быть мужчинами, но не всегда это осознают, беременность и материнство, как женский эквивалент мужской карьеры, нередко приобретает преувеличенное значение. Другой фактор, иногда играющий особую роль, - сильный страх умереть во время родов сам по себе может и не быть осознан. Источник же этого страха практически никогда не является сознательным. С другой стороны, материнскому инстинкту могут противодействовать бессознательные враждебные импульсы, направленные непосредственно против ребенка. В действительности, практически все бесплодные женщины хотят иметь ребенка, но в то же время страшатся всех фаз реализации этого желания, от полового акта до ухода за ребенком. Р.Дж.Пепперел с соавторами считает, что у бесплодных пар, мотив иметь ребенка несколько иной, чем у пар, имеющих детей. Бесплодные женщины часто указывают на причину иметь ребенка как на желание “удержать мужа, заполнить пустоту, поддержать семейные традиции” и т.д. (86). Н.Bernt с соавторами (85) считают, что для многих пациенток вопрос о мотиве иметь ребенка оставался неясным и неосознанным. В 77 г. Poston, а затем Р.Дж.Пепперел с соавторами в 86 г. провели исследования среди добровольно бездетных и бесплодных супружеских пар. Было обнаружено, что они схожи по большинству характеристик, в связи с чем, делается вывод об отрицательном отношении к деторождению в этих парах. Причем 10% из них страдали идеопатическим бесплодием. Женщин, страдающих психосоматическим бесплодием можно разделить на 3 основные группы: В первую группу включены женщины, у которых бесплодие могло прекратиться самопроизвольно, а интенсивное обследование легко “может сломать барьер, препятствующий зачатию”. Во 2-ую группу вошли женщины с более устойчивой “блокировкой” зачатия, происходящей, возможно, в результате некоторой внешней стрессовой ситуации. Третью группу составили женщины, у которых бесплодие возникло в результате “глубокого и длительного психосоматического напряжения, связанного с наличием психогенных страхов” (Р.Дж.Пепперел с соавторами, 86). P.Knorre с соавторами (85) наблюдали несколько бесплодных женщин, у которых в ходе лечения менялись диагностируемые причины. В связи с этим, авторы утверждают, что желание иметь ребенка у этих женщин является амбивалентным и сопровождается значительными сомнениями. Практически все исследователи признают, что бесплодие - серьезный стрессор. Состояние хронической фрустрации и вследствие этого дистресс, приводят бесплодных женщин к депрессиям. Многие авторы отмечают, что женщины гораздо сильнее реагируют на стресс, связанный с бесплодием, чем мужчины. Влияние психологического состояния, т.е. выраженность стресса, обусловленного бесплодием, на результат лечения признают все ученые. Следствием этого стресса является депрессия, изоляция, неуверенность в себе, раздражительность, стыд. Бесплодие неясного генеза занимает особое место. Необъяснимое бесплодие диагностируется при условии фертильности партнера, положительно посткоитальном тесте, проходимых маточных трубах у женщин с регулярными овуляторными циклами. По результатам обследований Т.А.Федеровой (86) у 71,4% пациенток с необъяснимым бесплодием обнаружены различные психоэмоциональные отклонения, чувство неполноценности и одиночества, наличие истерических состояний в дни овуляций или менструаций. Кроме того, у них были выявлены тревожность и эмоциональная неустойчивость, сочетающиеся изменениями ЭЭГ, что характерно для неврозов. Обосновываясь на вышеуказанных факторах и тем, что у 40% больных с бесплодием неясного генеза имеется тенденция к повышению пролактина в крови, Т.Я.Пшеничникова (91) высказывает предположение о том, что все эти женщины находятся в состоянии постоянного стресса, который и влечет за собой различные психоэмоциональные и эндокринные изменения. Исследования В.Д.Менделевича и Э.В.Макаричевой (96) показывают, что в преморбиде у женщин с необъяснимым бесплодием широко распространены черты психического инфантилизма. 89,5% исследованных имеют слабую половую конституцию. Данные ММРI, говорят об их склонности к депрессивным реакциям, повышенной тревожности с выраженным стремлением нравится всем окружающим, с некоторой неуверенностью в себе, неустойчивой самооценкой, зависящей от мнения окружающих. Авторы приводят следующие данные – 1/3 больных, страдающих бесплодием неясного генеза, имеют черты психического инфантилизма. С.А.Шардин с соавторами (81) предполагает, что бесплодие, особенно гормонального происхождения, может быть одной из причин развития неврозов. По его данным, 87,3 % бесплодных женщин, имеют нарушения со стороны психоэмоциональной сферы. На наличие огромного количества страхов у бесплодных женщин указывает P.Knorre (81). Ф.В.Дахно с соавторами (84) анализирует бесплодие с точки зрения эмоционального стресса, они выявили интровертированную направленность, повышенную степень нейротизации, тревожность. У 80% пациенток было обнаружено снижение общей активности и работоспособности, 40% жаловались на страх перед будущим. По данным Э.Фога бесплодные женщины чаще жалуются на плохое настроение, у них часто обнаруживаются психосоматические нарушения. Приводятся данные о наличии психосоматической симптоматики у бесплодных пациенток (В.Д.Боровская и соавторы, 80; Т.А.Федерова и соавторы, 93; P.Knorre, 81). В.Д.Менделевич и Э.В.Макаричева (96) в своих исследованиях показали, что пограничные психические расстройства у пациенток, страдающих бесплодием, имеют свои структурно-динамические особенности, была выявлена антиципационная несостоятельность. Кроме того, эти женщины имеют внешний локус контроля. Ранее это было отмечено так же в работе Patt с соавторами (73). Кроме того, у большинства пациенток были выявлены те или иные акцентуации личности с преобладанием психастенического. Важным является вопрос о сексуальных нарушениях при бесплодии. Имеющиеся данные по этому вопросу немногочисленны и противоречивы. Т.А.Федорова (86) указывает на то, что у 1/3 пациенток с “необъяснимым бесплодием” имеют такие психосексуальные изменения, как “синдром ожидания беременности”, отсутствие или снижение либидо, аноргазмия. М.Stauber убежден, что нарушение фертильности и сексуальности находятся в тесном взаимодействии. Одни авторы считают, что нарушения в психосексуальной сфере и вызывают бесплодие. Так, по мнению В.Д.Тополянского и М.В.Струковской (86), фригидность, диспаурения и вагинизм нередко лежат в основе так называемого “относительного бесплодия”. Другие авторы считают, что бесплодие, являясь стрессом, вызывает и усиливает психосексуальные нарушения. (D.L.Rosenfeld и E.Mitchell, 79). Бесплодие заключает в себе нарушение чувства самостоятельности, телесного образа, потери сексуальной привлекательности. Eisner (73) отмечает, что у женщин, страдающих бесплодием, нарушена половая идентификация. Кроме того, был выявлен определенный личностный профиль бесплодных женщин. Так, по данным В.Д.Менделевича и Э.В.Макаричевой эти женщины имеют склонность к депрессивным реакциям, конфликтны, эмоционально неустойчивы, они неуверенны в себе, их самооценка неустойчива и зависит от мнения окружающих. Неудовлетворенность собой, сниженную самооценку отмечает у бесплодных женщин А.В.Колчин (95). Patt с соавторами (73) обнаружил у бесплодных женщин противоречие между самооценкой и своими идеалами. 1.3. Самооценка и Я - концепция Особенности внутренней динамики самосознания, структура и специфика отношения личности к собственному “Я” оказывают регулирующие влияние практически на все аспекты поведения человека. В связи с тем, что проблема самооценки является одним из ключевых вопросов исследования личности, большое значение, имеет изучение ее свойств во взаимосвязи с другими сторонами личности, поскольку такое изучение даст возможность исследовать личность как целостность. При анализе различных подходов к строению самоотношения и самооценки можно отметить, что существует большое количество понятий, в которых фиксируется содержание этого феномена. Самоуважение, симпатия, самопринятие, самооценка, любовь к себе и расположение, самоуверенность – вот далеко не полный набор терминов, используемых для обозначения целостного самоотношения. Причем одни авторы за основу самооценки и самоотношения берут симпатию, другие – в первую очередь переживание собственной ценности, выражающееся в чувстве самоуважения, третьи пытаются согласовать эти представления путем выделения в данном феномене того или иного фиксированного набора аспектов или структурных элементов, однако эти наборы часто тоже оказываются различными и трудно сопоставить. В данной работе мы придерживаемся понимания феномена самооценки в контексте Я-концепции, поскольку, вслед за другими авторами (В.В.Столин, 83; А.А.Бодалев, 88; И.С.Кон, 78; Р.Бернс, 86 и др.) считаем самооценку неотъемлемой ее составляющей. Самооценка как одна из форм проявления самосознания выражает фундаментальные свойства личности и наряду с другими факторами отражает ее направленность, активность. Кроме того, самооценка является показателем определенного уровня психологического развития личности, выступает как уровень самоопределения, как зеркало личностных качеств человека. Низкая оценка себя и окружающих источник тревожности и заниженной самооценки. Термин Я-концепция принят в зарубежной литературе и означает совокупность всех представлений индивида о себе. Составляющую, связанную с отношением к себе в целом или отдельным своим качеством называют самооценкой. Совокупность частных самооценок определяется как принятие себя и самоотношения (Р.Уайли, М.Розенберг). Обобщение и систематизация понятия Я-концепции сделаны Р.Бернсом на основе теоретических положений У.Джеймса и Э.Эриксона. В его работе “Развитие Я- концепции и воспитание” (86) Я-концепция определяется как совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженных с самооценкой. Причем Я-концепция определяется как динамичная система представлений человека о самом себе, в которую входит как собственно осознание своих физических, интеллектуальных, эмоциональных и других качеств, так и самооценка, а так же субъективное восприятие влияющих на данную личность внешних факторов. В то же время наряду с употреблением понятия Я-концепции используется и понятие самость. В отечественной литературе до недавнего времени был принят термин самосознание. Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубенштейн, В.Н.Мясищев, И.И.Чеснокова, В.В.Столин, И.С.Кон, Б.В.Зейгарник, А.А.Бодалеев и др. определяют самосознание как сложное динамичное единство знания о себе и отношения к себе, интеллектуального и аффективного. Итоговым измерением самосознания является мера самопринятия, положительное или отрицательное отношение к себе. Анализ литературы показывает, что определения Я-концепции и самосознания, их составляющие, особенности динамики могут несколько варьировать у разных авторов, но самооценка, как один из ведущих компонентов, присутствует обязательно. Проблема самооценки – одного из важных личностных образований – в настоящее время становится одной из самых популярных в психологии личности. Особое внимание уделяется изучению механизмов формирования и функционирования неадекватной самооценки. Однако при анализе нарушенной самооценки исследователи обычно концентрируют внимание на изучении ее уровня (неадекватная, завышенная или заниженная). Меньший интерес вызывает такой ее параметр как устойчивость, хотя на важность изучения этой переменной указывает целый ряд авторов (Е.Т.Соколова, С.Р.Пантилеев, 86; В.В.Столин 83 и др.). Выполнено много исследований самооценок, их динамики в зависимости от возраста, влияния на самооценку успехов и неудач. Самооценка больше не рассматривается как некоторая данность. Согласно современным представлениям самооценка динамичная система. Самооценка выступает как относительно устойчивое структурное образование, компонент Я-концепции, самопознания и как процесс самооценивания”. Подчеркивается двухкомпонентная структура организации самооценки. Первый компонент - когнитивный, включающий знание о себе, анализ, синтез, суждение, умозаключение о себе. Второй компонент - эмоциональный, он включает отношение к себе, удовлетворенность, раскаяние, одобрение. Ряд других авторов рассматривают самооценку как либо когнитивную, либо эмоциональную составляющие Я-концепции. Дж.Г.Мид считает, что самооценка - это своеобразные когнитивные схемы, которые обобщают прошлый опыт личности и организуют, структурируют новую информацию. Приоритет когнитивным составляющим при определении самооценки отдают так же А.Бек (67, 76, 83). Последний, в концепции самоэффективности говорит, что для человека важно осознавать и реально оценивать свои возможности относительно данной ситуации. Самооценка влияет на формы поведения, мотивацию, выстраиваемое поведение и возникновение эмоций. Теория объективного самосознания Р.Виткунда и С.Дьювала, а так же выполненные в ее русле экспериментальные работы то же привлекаются для иллюстрации ведущей роли когнитивных процессов в происхождении самооценки, в частности негативной. Р.Бернс выделяет самооценку или принятие себя как одну из составляющих Я- концепции и относит ее к аффективному компоненту. По его мнению, оценка присутствует ввиду того, что когнитивная составляющая не воспринимается человеком безразлично, а побуждает оценки и эмоции. В попытке себя охарактеризовать обычно присутствует сильный личностный оценочный момент. Этот оценочный компонент связан как с явными, так и с бессознательными для человека переживаниями. Оценочные составляющие могут быть обусловлены морально, стереотипами, идеалами той или иной социальной среды. Даже эмоционально нейтральные на первый взгляд характеристики собственной личности обычно содержит в себе скрытую оценку, т.к. человеку свойственно экстраполировать даже внешние дефекты собственного Я на всю личность в целом. И.И.Чеснокова использует термин “эмоционально-ценностное отношение личности к себе” и считает, что самооценка включает в себя как эмоциональную, так и когнитивную составляющую смысла Я. По ее мнению эмоционально-ценностное отношение к себе содержит 3 оси: 1) симпатия - антипатия; 2) уважение - неуважение; 3) близость - отдаленность образов Я. Тесную взаимосвязь когнитивного и аффективного аспектов самооценки подчеркивает И.С.Кон. Рассматривая самосознание как установку по отношению к себе, он выделил в нем 3 элемента. Подсознательно понятийный элемент включает в себе представление о своих качествах и сущности, эмоционально- аффективный элемент - самолюбие и оценочно-волевой элемент, определяющий самооценку и соответствующее отношение к себе, собственной личности. Анализ литературы показал, что социального происхождения феномена самооценки придерживаются практически все авторы. Представители психоаналитических течений, рассматривая развитие личности, указывают на возникновение самооценки именно в процессе социализации. Самооценка, как более сложный процесс, чем оценка других, развивается с запозданием. Гуманистическая психология говорит о важности - осознания своей индивидуальности, ценности, принятия себя для нормальной жизнедеятельности. Представители данного подхода основной упор делают на ценностно-мотивационной и потребностной сферах и видят их тесную взаимосвязь с самооценкой (Маслоу). К.Роджерс, Маслоу и др. считают, что человек, не принимающий себя, не может принять и другого человека, т.е. самоуважение является базой для уважения других. В Бихевиоральной школе самооценка рассматривается как процесс воспитания (Э.Торндайк), или как оценку приспособленности или неприспособленности навыка (Б.Уотсон). Зависимость самооценки от ценностных шкал подчеркивают Е.Т.Соколова и Е.О.Федотова (82). Они полагают, что в основе системы самооценок человека лежит иерархия ценностей и предпочтений. Рассматривая концепцию А.Н.Лентьева о личностных смыслах, они приходят к выводу о том, что наличие конфликтов между мотивами оказывает дестабилизирующее влияние на самооценку через дестабилизацию систем ценностей и предпочтений. С.Л.Рубенштейн так же подчеркивает связь самооценки с моралью и ценностными ориентациями. Такие же позиции занимают и др. отечественные психологии: И.С.Кон, В.В.Столин, А.Л.Бодалев, А.Н.Леонтьев и др. Поскольку самооценка социальна по своему происхождению и формируется в процессе общения, вхождения человека в социум, то она отражает непосредственные взаимоотношения с другими людьми и их мнения. В начале 20 в Ч.Х.Кули сформировал теорию «зеркального Я», согласно которой представление человека о самом себе складывается под влиянием мнений окружающих и включает 3 компонента: то - каким я кажусь другим, то, как эти другие меня оценивают и связанную с ними самооценку. В 40-50-е гг. теория «зеркального Я» стала базой для многих исследований, в которых было показано, что под влиянием благоприятных суждений окружающих самооценка повышается и наоборот. Причем нередко меняется оценка тех качеств, которые не подвергались оценке со стороны. Дж.Г.Мид утверждает, что самооценка формируется у человека при взаимодействии его с другими людьми, при освоении им новых ролей и того, насколько он отвечает экспектациям этой роли. Л.Фестингер считает, что для поддержания самооценки человек искажает мнение других о себе, истолковывает ее в выгодном для себя духе. Кроме того человек попытается повысить свое самоуважение при помощи одобряемого поведения. З.Фрейд, рассматривая защитные механизмы, считает, что все они призваны поддержать целостность самосознания, а, следовательно, и устойчивую самооценку. До 60-х гг. было принято разделять общую и частную самооценку, но сейчас общую самооценку принято называть самоуважением. Самооценка показывает, как индивид оценивает себя по отношению к некой специфической ценности. Частных самооценок бесконечно много. Судить по ним о человеке, не зная системы его личностных ценностей невозможно. Зачастую Я описывается только в терминах, относящихся к духовной сфере. "Телесный опыт" достаточно редко рассматривается как компонент образа Я и остается практически за пределами психологических теорий личности. Однако невозможно игнорировать тот факт, что пространство, в котором существует Я, есть человеческое тело (У.Джемс, И.С.Кон и др.). Е.Т,Соколова утверждает, что существует тесная связь между переменными Я-концепции и формами телесного опыта. Многие исследователи сходны в мнении, что представление о своем физическом облике является одной из главных составляющих Я-концепции. Это направление исследований изучает образ тела и его связь с Я-концепцией, исходя из представления о теле как своеобразном хранилище Я, обладающем более или менее определенными границами. Второе направление связано с другой характеристикой тела - внешностью. В этих исследованиях тело рассматривается, с одной стороны, как носитель личных и социальных значений, ценностей и т.п., а с другой - как объект, обладающий определенной формой и размерами. Соответственно выделяют 2 подхода. Представители первого делают акцент на эмоциональном отношении к собственной внешности. Второй опирается на исследование когнитивного компонента и отвечает на вопрос: "Насколько точно субъект воспринимает свое тело?". В первом случае используются такие понятия, как "значимость" и "ценность" тела, "удовлетворенность" им, во втором - речь идет о "точности", "переоценке", "искажении" в восприятии тела. В рамках первого подхода часть работ направлена на анализ связи между эмоционально- ценностым отношением к своей внешности и различными перемеными Я-концепции. Бернс пришел к такому выводу: "Положительная оценка своего внешнего облика в сознании человека, а также в суждениях окружающих может существенно повлиять на позитивность его Я-концепции в целом, и наоборот, отрицательная оценка влечет за собой существенное снижение общей самооценки". В отдельных исследованиях было обнаружено, что только определенные зоны тела оказывают влияние на самооценку и степень уважения личности. Кроме того, выявлено, что существует высокая зависимость между уровнем личностной депрессии и степенью неудовлетворенности телом (А.Марселло). Высокая корреляция обнаружена между удовлетворенностью телом и ощущением личностной защищенности (Уэйнберг), а также между успешностью самореализации и оценкой собственного тела (Л.Сион). Наиболее разработана проблема самооценки физических данных. Неудовлетворенность, каким то своим физическими данными повышает значимость определенных частей тела или телесного облика в целом, неизбежно влияет на представление о своем физическом Я, на общий уровень самопринятия. Результаты исследования С.Журарда и Р.Секорда показали, что существует высокая положительная корреляция между удовлетворенностью телом и удовлетворенностью собой в целом. Б.И.Дадонов считает, что Я включает в себя самовоззрение, т.е. представление о себе, свою самооценку и программу своего самосовершенствования, и совершенствование своего тела может явиться одним из процессов саморегуляции. Д.А.Леонтьев считает, что Я – форма переживания человеком своей личности, форма в которой личность открывает сама себя. Я имеет несколько граней. Первая грань Я – это, так называемое, телесное или физическое Я, переживание своего тела, как воплощение Я. Вторая грань Я – социально-ролевое Я, выражающееся в ощущении себя носителем тех или иных социальных ролей и функций. Третья грань Я – психологическое Я. Оно включает в себя восприятие собственных черт, диспозиций, мотивов, потребностей и способностей, и отвечает на вопрос «какой Я?». Психологическое Я составляет основу того, что в психологии называют образом Я или Я концепцией, хотя социально-ролевое Я и Я телесное тоже в него входят. Четвертая грань Я – ощущение себя как источника активности или наоборот пассивности. Это то Я, которое является не представлением о себе, а некоторой первичной точкой отсчета любых представлений о себе. Пятая грань Я – это самоотношение, или смысл Я. Наиболее поверхностным проявлением самоотношения выступает самооценка – общее положительное или отрицательное отношение к себе. Однако просто одним знаком самоотношение не опишешь. Во-первых, следует различать самоуважение – отношение к себе как бы со стороны, обусловленное реальными достижениями или недостатками, и самопринятие – непосредственное эмоциональное отношение к себе, не зависящее от того, есть ли какие либо черты, объясняющие это отношение. Самоотношение является механизмом обратной связи, а не самоценностью для личности. Получек (73) отметил, что женщины более “дешево” оценивают свое тело, их самооценки обычно более скромны и реалистичны чем мужские. К.Хорни подчеркивает, что в современном обществе признается мужское превосходство и, поэтому женщина чувствует себя неполноценной, ее самооценка ниже, чем у мужчин. Искаженная самооценка ведет к конфликтности личности, фрустрациям и неврозу (Е.Т.Соколова, 89). Завышенная или заниженная самооценка нарушает процессы самоуправления, самоконтроля. Особенно это заметно в общении, где такие лица выступают, причиной конфликтов (R.Berns, 86). Изменчивость частных самооценок можно рассматривать как механизм, обеспечивающий саморегуляцию личности в условиях изменяющейся жизнедеятельности. Исследования Б.В.Зейгарник и ее сотрудников, а так же эксперименты Л.И.Божович свидетельствует в ряде случаев о неблагополучии личности - снижении критичности, повышении тревожности, внутриличностных конфликтах в случае устойчивости, ригидности самооценки. Е.Т.Соколова отмечает, что при неврозах неустойчивость самооценки связана с фрустрациями, нестабильно сложившейся, субъективно искаженной картины мира и образа своего Я. Адекватная самооценка является важной составляющей антиципационных способностей (В.Д.Менделевич). По мнению А.Бандуры, люди с высокой самооценкой, осознающие самоэффективность прилагают больше усилий, чем люди, сомневающиеся в своих возможностях. В свою очередь, высокая самоэффективность, связанная с ожиданием успеха, обычно ведет к хорошим результатам и наоборот (Б.В.Зейгарник). 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ЧАСТЬ 2.1. Организация проведения исследования Для реализации целей исследования были взяты 2 группы женщин. В первую выборку вошли 50 женщин с диагнозом бесплодие. Во вторую выборку вошли 50 женщин, имеющие детей. Возраст испытуемых первой и второй группы составил от 19 до 41 года. Исследование проводилось на базе Республиканского центра планирования семьи. Для исследования были применены следующие методики: 1. Самоактуализационный тест – САТ, адаптированный Гозман Л.Я., Крох М.В., Латинская М.В. 2. Тест самооценка Дембо-Рубинштейн. 3. Методика Уровень субъективного контроля Дж.Роттера; 4. Для анализа образа Я применялась проективная методика «Автопортрет». Описание методик. 1.САТ. Для исследования мы применили САТ, адаптированный в МГУ. Этот тест состоит из 126 пунктов, каждый из которых в свою очередь, состоит из 2-х утверждений. Испытуемому предлагается выбрать утверждение, которое в большей степени отвечает его представлениям или привычному способу поведения. САТ состоит из двух основных шкал и 12 дополнительных. Базовые шкалы - шкала компетентности во времени и шкала поддержки. Шкала компетентности во времени позволяет определить на сколько целостно человек представляет течение своей жизни, свое прошлое, будущее и настоящее. Шкала поддержки характеризует локус контроля. Дополнительные шкалы ориентированы на регистрацию отдельных аспектов самоактуализации и образуют блоки. Первый блок – ценностей образуют шкалы ценностной ориентации и гибкости поведения. Первая шкала характеризует сами ценности, вторая – лабильность поведения. Блок чувств составляют шкалы сензитивности, определяющей то, на сколько субъект осознает собственные чувства, и шкала спонтанности, определяющая степень их проявления в поведении. Блок самовосприятия составляют шкалы самоуважения и самопринятия, измеряющие способность субъекта ценить свои достоинства и принимать себя в независимости от оценки своих достоинств и недостатков. Блок концепции человека составляют очень близкие по содержанию шкалы, определяющие взгляд на природу человека и синергии. Шкала синергии характеризует способность к целостному восприятию мира и людей. Блок межличностной чувствительности составляют шкалы принятия агрессии и контактности. Шестой блок включает шкалу познавательных потребностей и креативности, которые в данной работе не анализировались, ввиду специфики изучаемой проблемы. Данные ниже 40% говорят о низком уровне самоактуализации. Шкалы САТа: · Шкала Компетентности во времени (Tc) включает 17 пунктов. Высокий балл по этой шкале свидетельствует, во-первых, о способности субъекта жить “настоящим”, то есть переживать настоящий момент своей жизни во всей его полноте, во-вторых, ощущать неразрывность прошлого, настоящего и будущего, то есть видеть свою жизнь целостной. Низкий балл по шкале означает ориентацию человека лишь на один из отрезков временной шкалы (прошлое, настоящее или будущее) и (или) дискретное восприятие своего жизненного пути. Теоретическое основание для включения этой шкалы в тест содержится в работах Ф. Пэрлза и Р. Мэя. · Шкала Ценностных ориентаций (SAV) (20 пунктов) измеряет, в какой степени человек разделяет ценности, присущие самоактуализирующейся личности. · Шкала поддержки (I)– самая большая шкала теста (91 пункт) – измеряет степень независимости ценностей и поведения субъекта от воздействия извне (“внутренняя – внешняя поддержка”). Концептуальной основой данной шкалы служили в первую очередь идеи А. Рейсмана. · Шкала Гибкости поведения (Ex) (24 пункта) диагностирует степень гибкости субъекта в реализации своих ценностей в поведении, взаимодействии с окружающими людьми, способность быстро и адекватно реагировать на изменяющуюся ситуацию. · Шкала Сензитивности к себе (Fr) (13 пунктов) определяет, в какой степени человек отдает себе отчет в своих потребностях и чувствах, насколько хорошо ощущает и рефлексирует их. · Шкала Спонтанности (S) (14 пунктов) измеряет способность индивида спонтанно и непосредственно выражать свои чувства. Высокий балл по этой шкале не означает отсутствия способности к продуманным, целенаправленным действиям, он лишь свидетельствует о возможности и другого, не рассчитанного заранее способа поведения, о том, что субъект не боится вести себя естественно и раскованно, демонстрировать окружающим свои эмоции. · Шкала Самоуважения (Sr) (15 пунктов) диагностирует способность субъекта ценить свои достоинства, положительные свойства характера, уважать себя за них. · Шкала Самопринятия (Sa) (21 пункт) регистрирует степень принятия человеком себя таким, как есть, вне зависимости от оценки своих достоинств и недостатков, возможно, вопреки последним. · Шкала Представлений о природе человека (Nc) состоит из 10 пунктов. Высокий балл по шкале свидетельствует о склонности субъекта воспринимать природу человека в целом как положительную. · Шкала Синергии (Sy) (7 пунктов) определяет способность человека к целостному восприятию мира и людей, к пониманию связанности противоположностей, таких как игра и работа, телесное и духовное и др. · Шкала Принятия агрессии (А) состоит из 16 пунктов. Высокий балл по шкале свидетельствует о способности индивида принимать свое раздражение, гнев и агрессивность как естественное проявление человеческой природы. · Шкала Контактности (С) (20 пунктов) характеризует способность человека к быстрому установлению глубоких и тесных эмоционально-насыщенных контактов с людьми или, используя ставшую привычной в отечественной социальной психологии терминологию, к субъект – субъектному общению. 2.Исследование самооценки проводилось при помощи методики Дембо – Рубинштейн. Эксперимент проводится в виде свободной беседы. Испытуемому предлагается четыре вертикальные линии нарисованные на листе бумаги, обозначенные как: «здоровье», «ум», «характер», «счастье». Эти линии содержат деления от 0 до 10 каждая. Затем экспериментатор предлагает определить свое состояние по этим четырем параметрам по 10 бальной шкале. УСК. Адаптация Бажина Е.Ф., Галынкиной С.А., Эткинда А.М. 3. В основу определения УСК личности положено две предпосылки: Первая - люди различаются между собой по тому, как и где они локализуют контроль над значительными для себя событиями. Возможно два полярных типа такой локализации: экстернальный и интернальный. В первом случае человек полагает, что происходящие с ним события являются результатом действия внешних сил – случая, других людей и т.д. Во втором случае человек интерпретирует значимые события как результат своей собственной деятельности. Вторая – локус контроля, характерный для индивида, универсален по отношению к любым типам событий и ситуаций, с которыми ему приходится сталкиваться. Один и тот же тип контроля характеризует поведение данной личности в случае неудач и в сфере достижения, причем это в равной степени касается различных областей социальной жизни. Испытуемым предъявляется бланк для ответов и инструкция: Вам будет предложено 44 утверждения касающихся различных сторон жизни и отношения к ним. Оцените, пожалуйста, степень Вашего согласия или несогласия по предложенной 6-ти бальной шкале. Полное несогласие –3 –2 –1 1 2 3 полное согласие. Обработка результатов теста включает три этапа. 1 этап - подсчет «сырых» баллов по семи шкалам: интернальность общая, интернальность в области достижения, интернальность в семейных отношениях, интернальность в производственных отношениях, интернальность в области межличностных отношениях, интернальность в отношении здоровья и болезней. 2 этап – перевод «сырых» баллов в стандартные оценки, представленные в 10 бальной шкале и дающей возможность сравнивать результаты различных исследований. 3 этап – построение профиля УСК по семи шкалам. Норма составляет 5,5 стенов. Отклонение вправо (больше 5,5 стенов) свидетельствует об интернальном типе контроля. Отклонение влево (меньше 5,5 стенов) свидетельствует об экстернальном типе УСК. Шкалы УСК: · Шкала Общей Интернальности (Ио). Высокий показатель Ио соответствует высокому УСК над любыми значимыми ситуациями. Таки люди считают, что большинство всяких важных событий в их жизни было результатом их собственных действий и чувствуют свою собственную ответственность за эти события и за то, как складывается их жизнь в целом. Низкий показатель – низкий УСК. Такие люди не видят связи между своими действиями и значимыми для них событиями их жизни, не считают себя способными контролировать их развитие и полагают, что большинство их является результатом случая или действий других людей. · Шкала Интернальности в области достижений (Ид). Высокие показатели соответствуют высокому УСК над эмоционально - положительными событиями и ситуациями. Такие люди считают, что они добились сами всего хорошего, что было в их жизни, и что они способны с успехом достигать своих целей в будущем. Низкие показатели – радости, удачи и достижения приписывают внешним обстоятельствам: везению, счастливой судьбе или помощи людей. · Шкала Интернальности в области неудач (Ин). Высокие показатели говорят о развитом чувстве субъективного контроля по отношению отрицательным событиям и ситуациям, что проявляется в склонности обвинять себя в неудачах, неприятностях и страданиях. Низкие показатели – человек склонен приписывают ответственность за подобные события другим людям или считать их результатом невезения. · Шкала Интернальности в области производственных отношений (Ип). Высокие показатели – человек считает свои действия важным фактором в организации собственного производства, в складывающихся отношениях в коллективе, в своих продвижениях. Низкие показатели – склонность приписывать более важное значение внешним обстоятельствам – руководству, товарищам по работе, везению-невезению. · Шкала Интернальности в семейных отношениях (Ис). Высокие показатели - человек считает себя ответственным за события семейной жизни. Низкие показатели – человек считает не себя, а своего партнера причиной значимых ситуаций, возникающих в семье. · Шкала Интернальности в области межличностных отношений (Им). Высокие показатели – человек считает себя в силах контролировать свои неформальные отношения другими людьми, вызывать к себе уважение, симпатию и т.д. Низкие показатели – он не считает себя способным активно формировать свой круг общения и склонен считать себя, свои отношения результатом действия своих партнеров. · Шкала Интернальности в отношении здоровья и болезни (Из). Высокие показатели у тех, кто считает себя во многом ответственным за свое здоровье. В болезни обвиняет самого себя и полагает, что выздоровление во многом зависит от его действий. Низкие показатели – считает здоровье и болезнь результатом случая и надеется, что выздоровление придет в результате действия других людей, прежде всего врачей. 4.Тест «Автопортрет» разработан Р.Бернсом (США) и предназначен для выявления индивидуально-типологических особенностей человека, его представлений о себе, своей личности и отношения к ней. Испытуемым предлагался чистый лист бумаги, карандаш и инструкция: «Нарисуйте свой портрет». Обработка теста осуществлялась с помощью специальной схемы (Е.С.Романова, С.Ф.Потемкина), согласно которой выделены 18 признаков-показателей для дальнейшего анализа.

Шкалы методики “Автопортрет”

1. Изображение одного лица 2. Изображение в виде бюста 3. Изображение в полный рост 4. Изображение в анфас 5. Схематическое изображение 6. Реалистическое изображение 7. Метафорическое изображение. 8. Автопортрет в интерьере. 9. Более одного изображения. 10. Автопортрет на фоне пейзажа. 11. Размер изображения в кв.см. 12. Степень нажима толщины линий 1,2,3. 13. Наличие штриховки 1, 2, 3. 14. Наличие глаз 15. Наличие носа 16. Наличие рта 17. Наличие бровей 18. Наличие ресниц В результате был получен 41 показатель: 1. Шкала компетентности во времени. 2. Шкала поддеджки. 3. Шкала ценостных ориентаций. 4. Шкала гибкости поведения. 5. Шкала сензитивности. 6. Шкала спонтанности. 7. Шкала самоуважения. 8. Шкала самопринятия. 9. Шкала взгляд на природу человека. 10. Шкала синергии. 11. Шкала принятия агрессии. 12. Шкала контактности. 13. Самооценка характера. 14. Самооценка ума. 15. Самооценка здоровья. 16. Самооценка счастья. 17. Ио – интернальность общая. 18. Ид – интернальность в области достижений. 19. Ин – интернальность в области неудач. 20. Ис – интернальность в семейных отношениях. 21. Ип – интернальность в производственных отношениях. 22. Им – интернальность в области межличностных отношений. 23. Из – интернальность в отношении здоровья и болезней. 24. Изображение одного лица. 25. Изображение в виде бюста. 26. Изображение в полный рост. 27. Изображение в анфас. 28. Схематическое изображение. 29. Реалистическое изображение. 30. Метафорическое изображение. 31. Автопортрет в интерьере. 32. Более одного изображения. 33. Автопортрет на фоне пейзажа. 34. Размер изображения в кв.см. 35. Степень нажима толщины линий 1,2,3. 36. Наличие штриховки 1, 2, 3. 37. Наличие глаз. 38. Наличие носа. 39. Наличие рта. 40. Наличие бровей. 41. Наличие ресниц. 2.2 Описание результатов исследования. Для статистической проверки были использованы метод статистического сравнения показателей по t- криетрию Стьюдента для независимых выборок, линейные корреляции Спирмана, попарное сравнение корреляционный матриц (дивергентный анализ). Статистическая обработка теста “Автопортрет” осуществлялась по схеме Романовой Е.С., Потемкиной С.Ф., по которой выделено 18 признаков (показателей) для анализа и вычислялся процент испытуемых каждой группы, отразивших в рисунке каждый из этих показателей. Статистическая достоверность различий между группами вычислялась по Т-критерию Стьюдента. 2.2.1 Статистическое сравнение После обработки данных было проведено статистическое исследование. Как показало статистическое сравнение показателей по t критерию Стьюдента для независимых выборок, представленные в исследование группы отличаются по большинству показателей (см. график 1). График 1. На уровне значимости p равном 0,001 данные выборки отличаются по 1-4, 6, 7, 21, 23, 34, и 40 параметрам. Причем у группы здоровых женщин показатели выше, чем у бесплодных. Женщины, страдающие бесплодием, ориентированы лишь на один из отрезков временной шкалы жизни (Прошлое-настоящее-будущее) и дискретное восприятие своего жизненного пути. Показатели по шкале поддержки также указывают внешний локус контроля, высокую степень зависимости, конформность, несамостоятельность. Им менее присущи ценности самоактуализирующейся личности, а также свойственна низкая степень гибкости поведения, ригидность во взаимоотношениях с окружающими людьми, неспособность быстро и адекватно реагировать на изменяющуюся ситуацию. Анализируя данные по шкале спонтанности, можно сказать, что бесплодные женщины менее способны спонтанно и непосредственно выражать свои чувства, вести себя естественно и расковано, демонстрировать окружающим свои эмоции. Также они менее здоровых ценят свои достоинства, положительные стороны характера, менее уважают себя за них (см. Гистограмма 1.САТ). Гистограмма 1.САТ. Бесплодные женщины склонны рассматривать состояние своего здоровья и болезнь как зависящие не от них самих, а от других людей, случая, судьбы. В производственных отношениях бесплодные женщины склонны приписывать более важное значение внешним обстоятельствам: руководству, везению – невезению, в отличие от здоровых женщин считающие свои действия важным фактором для организации своей деятельности и отношений, складывающихся в коллективе (см. Гистограмма 2.УСК). Гистограмма 2. УСК. Интересны различия по 34 шкале – площадь рисунка. Женщины, страдающие бесплодием, рисуют себя более мелко, что может свидетельствовать об ощущении себя менее значимыми, заниженной самооценке, желании оставаться «в тени», быть незаметными (см. табл.1). Более низкие данные по шкале «наличие бровей», могут свидетельствовать о желании спрятаться от общественного мнения, ввиду осознания своего отличия от общепринятых норм (см. табл.1, Гистограмма 3. Автопортрет). Гистограмма 3. Автопортрет. На уровне значимости р = 0,01 выборки отличаются по 8, 15, 17, 29, 32 и 33 показателям. . По шкале самопринятия можно говорить, что бесплодные женщины не принимают себя такими как есть, вне зависимости от оценки своих достоинств и недостатков. Показатель «самооценка здоровья» теста Дембо-Рубинштейн у бесплодных женщин гораздо ниже, чем у представительниц второй выборки, следовательно, свое здоровье они оценивают ниже, чем женщины имеющие детей (см. Гистограмма 4. Дембо-Рубинштейн). Данные по шкале Интернальность общая говорят, что бесплодные более склонны приписывать главенствующую роль в происходящем с ними в первую очередь внешним силам (другие люди, случай, судьба), а лишь потом себе. Гистограмма 4. Дембо-Рубинштейн. Кроме того, сравнение показателей по методике «Автопортрет» показало, что бесплодные женщины рисуют себя менее реалистично (29), часто рисуют более одного изображения (32) и практически не рисуют себя на фоне пейзажа (33). Из чего мы заключили, что представительницы данной выборки имеют искаженное восприятие собственного тела, их отношение к себе более эмоционально, зависимо от оценок окружающих. Множественные изображения могут свидетельствовать, на наш взгляд, как желание иметь ребенка, продления, приумножения себя (см. табл.1). И наконец, на уровне значимости р=0,05 обнаружены различия по 5, 9, 10, 13, 14, 30, 41 параметрам. Шкала сензитивности показывает, что бесплодные менее отдают себе отчет в своих потребностях и чувствах, хуже рефлексируют их и ощущают Невысокие баллы по шкале представлений о природе человека, свидетельствуют о склонности представителей первой группы воспринимать природу человека в целом, как более отрицательную. Судя по данным шкалы синергии, бесплодные женщины не осознают своей связи с природой и окружающим миром в целом. Они ощущают себя изолированно, оторвано от происходящего. Сосредоточенность на себе и своих переживаниях, не позволяют им адекватно отслеживать те связи и отношения в которые они включены. Кроме того, женщины 1-ой выборки ниже женщин второй выборки оценивают свои умственные способности и качества характера. Анализируя различия по 30-му параметру (метафорическое изображение) можно сделать выводы о том, что бесплодные женщины видят в собственном автопортрете только один аспект - свою внешность. Женщины из контрольной группы в этом смысле как бы более гибкие, понимая свой «автопортрет» более многозначно, изображая себя как свое настроение, характер, свое место в жизни или свое любимое дело, отразив таким образом свой внутренний мир. Можно сказать, что женщины, страдающие бесплодием, сосредоточены на своей внешности, телесное, физическое Я занимает важное место в их Я-концепции. Кроме того, бесплодные считают себя менее женственными («наличие ресниц»), что видимо, также можно связать со стереотипом материнства как показателем женственности (см. табл.1).

Таблица 1

ПоказателиГруппа №1 Группа №2

Изображение в виде одного лица

26,67%16,6%
Изображение в виде бюста16,67%10%
Изображение в полный рост56,7%76,7%
Изображение анфас76,6%46,7%
Схематическое изображение10%23,3%
Реалистическое изображение36,7%70%
Метафорическое изображение3,3%20%
Автопортрет в интерьере10%3,3%
Более одного изображения – 2,3 и т.д.30%3,3%
Автопортрет на фоне пейзажа3,3%30%
Размер изображения в кв.см26,3%58,6%
Степень нажима, толщины линий 1,2,313,6%31,3%
Наличие штриховки 1,2,326%83%
Наличие глаз90%93,3%
Наличие носа56,7%76,7%
Наличие рта86,7%93,3%
Наличие бровей16,7%70%
Наличие ресниц и т.д.30%60%
Как видно из таблицы 1, обнаружены различия между образами Я здоровых и бесплодных женщин. Так, 26,67% бесплодных рисуют свой автопортрет в виде одного лица, и лишь 16,6% женщин имеющих детей рисуют себя подобным образом. 76,7% здоровых женщин нарисовали себя в полный рост, среди бесплодных женщин этот процент составил 56,7. Женщины имеющие детей рисуют себя более реалистично (70%), в отличие от женщин страдающих бесплодием (36,7%). Лишь 3,3% представительниц 1-ой выборки используют метафоры в своем автопортрете, во второй выборке это количество составило 20%. Теперь обратимся к анализу средних значений (см. табл.2). Таблица 2. Средние значения САТа.

Х-среднее

Выборка 1Выборка 2
1.37%53%
2.43%56%
3.50%63%
4.40%59%
5.47%57%
6.39%55%
7.41%65%
8.42%56%
9.43%54%
10.48%58%
11.36%50%
12.41%58%
Как видно из вышеприведенной таблицы, усредненные данные бесплодных женщин по ряду показателей САТа не только меньше чем у здоровых женщин, но и ниже нормативных. Это шкала компетентности во времени (1) 37% , у женщин имеющих детей этот показатель составил 53%. Шкала спонтанности (6) 39%, у здоровых – 55%. Шкала принятия агрессии (11) 36%, во второй выборке этот процент равен 50. Из чего следует, что бесплодные женщины ориентированы лишь на один из отрезков временной шкалы (прошлое, настоящее или будущее) и (или) дискретное восприятие своего жизненного пути, боятся вести себя естественно и раскованно, демонстрировать окружающим свои эмоции, их поведение шаблонно, и они не способны принимать свое раздражение, гнев и агрессивность как естественное проявление человеческой природы. То же можно сказать, анализируя средние показатели методики УСК (см. табл. 3). Как видно из таблицы для женщин первой выборки характерен внешний локус контроля, тогда как женщины имеющие детей, характеризуются интернальностью. Таблица 3. Средние значения УСК.

Х-среднее

Выборка 1Выборка 2
1.4,55,8
2.5,25,7
3.4,85,5
4.5,15,9
5.3,75,5
6.5,85,8
7.3,85,8
То есть можно говорить, что бесплодные женщины не видят связи между своими действиями и значимыми для них событиями жизни. Они не считают себя способными контролировать их развитие и полагают, что большинство этих событий являются результатом случая или действия других людей. Свои успехи и достижения приписывают судьбе или помощи других людей, также как и неудачи. В семейной жизни причиной значимых ситуаций считают партнера, а не себя. Свое здоровье и болезнь рассматривают как результат «порчи», действию других людей, а выздоровление, результатом действия врачей, не признавая своей ответственности. Анализируя средние показатели методики Дембо-Рубинштейн можно сказать, что для женщин страдающих бесплодием оценивают себя как менее здоровые, умные, ниже оценивают качества своего характера. Тогда как субъективная оценка счастья у них в среднем даже выше, чем у здоровых женщин, из чего можно предположить об амбивалентности желания иметь ребенка у них (см. табл. 4). Таблица 4. Средние значения Дембо-Рубинштейн

Х-среднее

Выборка 1Выборка 2
1.6,97,6
2.6,67,5
3.6,47,3
4.6,86,6
2.2.1. Корреляционный анализ Теперь обратимся к корреляционному анализу (см. Приложение 3. Рис. 1,2,3,4). Как видно из корреляционных плеяд у бесплодных женщин структура гораздо жестче по сравнению со здоровыми женщинами. Максимально интегрированная система, детерминирующая почти все процессы, не дает возможности для спонтанности. А это говорит о строгой фиксированности поведения в заданных рамках. Системообразующими здесь являются 1, 2 и 7 параметры, хотя это деление достаточно условно, так как большинство параметров тесно взаимосвязаны друг с другом. Изменения в одном из них влекут перестройку всей системы в целом. Это с одной стороны, затрудняет коррекцию, а с другой – дает большие возможности для нее. Нам кажется не целесообразным описывать подробно все корреляционные взаимосвязи, остановимся лишь на некоторых из них. Компетентность во времени на уровне значимости p=0,01 c показателем Интернальность в области достижений, т.е. восприятие прошлого, настоящего и будущего как единого целого, а не дискретных отрезков способствует осознанию себя как источника своих достижений. Кроме того, компетентность во времени, является необходимой предпосылкой и для хорошей семейной жизни, тогда как бесплодные женщины не осознают свою роль в ней (корреляции шкалы Tc и Ис на уровне значимости p=0,01). Шкала поддержки имеет корреляции на уровне значимости p=0,001 с Оценкой собственного счастья, следовательно, независимость ценностей, и поведения субъекта от воздействия извне, может приводить к увеличению субъективно воспринимаемого уровня счастья. На том же уровне значимости самооценка счастья коррелирует со шкалой ценностных ориентаций. Интересна корреляция на уровне значимости p=0,01 шкалы ценностных ориентаций и степени нажима в проективной методике. Видимо, структурированность и гибкость в выборе ценностных ориентиров увеличивает уверенность в себе. Кроме того, уверенность в себе можно увеличить, осознавая и рефлексируя свои потребности и чувства (корреляции шкалы I и степени нажима на том же уровне значимости). На этом же уровне значимости существует корреляция Шкалы спонтанности и изображения анфас. Умение спонтанно и непосредственно выражать свои чувства, вести себя естественно и расковано, демонстрировать окружающим свои эмоции позволяет взглянуть на себя под другим углом. Самоуважение коррелирует с субъективной оценкой счастья на уровне значимости p=0,01, т.е. чем больше женщина будет уважать себя, тем более счастливой будет себя ощущать. Кроме того, принятие себя такой, какая ты есть, тоже позволяет почувствовать себя более счастливой. На том же уровне значимости обнаружена корреляция между Sr и Ис. Следовательно, высокий уровень самоуважения обуславливает Шкала самопринятия на уровне значимости p=0,01 осознание себя как источника семейного благополучия. Самопринятие связано и с Ид (p=0,01): осознание себя как источника своих достижений зависит от способности принимать себя. Интересным показалась нам взаимосвязь шкалы принятия агрессии и степени нажима (p=0,01): понимание агрессии, гнева и раздражительности как естественного проявления природы человека увеличивает уверенность в себе. На уровне значимости р=0,001 оценка собственного характера коррелирует с показателем Интернальность общая, т.е. чем выше оценивается свой характер, тем больше осознается собственная значимость в происходящих событиях, собственной жизни. Ид на уровне значимости р=0,01 коррелирует со шкалой ума и со шкалой оценки счастья теста Дембо-Рубинштейн, то есть восприятие своих достижений как результата собственных усилий зависит от высокой оценки собственного ума и субъективной оценки счастья. Также обнаружена взаимосвязь Ид со шкалой компетентности во времени и шкалой представлений о природе человека, то есть ощущение неразрывности прошлого, настоящего и будущего и восприятие природы человека как изначально положительной будет говорить о восприятии себя как источника своих достижений. Хотелось бы отметить отрицательную корреляцию между такими показателями как самооценка здоровья и наличие ресниц в рисуночном тесте: оценка собственного здоровья служит определяющим фактором в ощущении женственности определенным образом связана женственность и с Интернальностью в семейных отношениях: понимание своей роли в развитии семейных отношений также придает больше женственности представительницам данной выборки. На уровне значимости р=0,01 Интернальность в области достижений взаимосвязана с уверенностью в себе (степень нажима в методике «Автопортрет»), поэтому осознание себя как источника собственных достижений усиливает самоуверенность. На том же уровне значимости обнаружены взаимосвязи интернальности в производственных отношениях и реалистичностью изображения, т.е. осознав свои действия важным фактором в организации собственного производства, в складывающихся отношениях в коллективе, в своих продвижениях можно улучшить понимание себя, относиться к себе более рационально. Кроме того, возможность взглянуть на себя по-новому позволяет лучше понять себя, осознать свои чувства и потребности, увидеть в себе новые возможности (корреляции на уровне значимости р=0,001 метаорического «автопортрета», множественных изображений и «автопртрета» на фоне пейзажа). Шкалы самоуважения и самопринятия составляют один блок САТа, поэтому неудивительно, что существует взаимосвязь между ними, а корреляция между ними и другими параметрами похожи. В виду этого мы невидим необходимости рассматривать взаимосвязи каждой из этих шкал в отдельности. Рассмотрим корреляции шкалы самоуважения. На уровне достоверности р=0,001 эта шкала взаимосвязана со шкалой компетентности во времени, т.е. способность жить настоящим, целостное восприятие своего жизненного пути увеличивает уровень самоуважения. На том же уровне значимости этот показатель коррелирует со шкалами поддержки, спонтанности, синергии и контактности. А на уровне значимости р=0,01 обнаружены взаимосвязи со шкалами гибкости поведения, принятия агрессии и взгляда на природу человека. То есть, самоуважение зависит от того, насколько человек внутренне свободен, гибок в отношениях с другими людьми. Насколько быстро и адекватно реагирует на изменяющиеся отношения и ситуацию, насколько непосредственно выражает свои чувства, а также от умения устанавливать и поддерживать глубокие и тесные эмоциональные контакты, принимая гнев и агрессию как проявление природы человека, при общей позитивной его оценке. Несмотря на жесткую структурированность корреляционной плеяды и низкие показатели по параметрам диагностических методик, возможно внесение положительных изменений в данную систему. У здоровых женщин нет такой интегрированности в корреляционной плеяде. Значительно меньше представленных показателей и не так тесны взаимосвязи между ними. Системообразующим здесь является 2 (шкала поддержки) параметр. На уровне значимости р=0,001системообразующий фактор обратно коррелирует с 28 показателем (схематичное изображение) и положительно с 29 показателем (реалистичное изображение), следовательно независимость ценностей, и поведения субъекта от воздействия извне, может приводить к большему принятию себя. На уровне значимости р=0,01 шкала компетентности во времени образует взаимосвязи со шкалой синергии. В свою очередь, Sy на том же уровне значимости коррелирует со шкалой ценностных ориентаций. Таким образом, осознание взаимовлияния прошлого, настоящего и будущего, их целостности и неразрывности тесно переплетены с осознанием своей взаимосвязи с окружающим миром, независимостью и иерархизированностью ценностных ориентаций, а также пониманием себя, собственных чувств и желаний (корреляция на том же уровне значимости между I и Fr). Гибкость поведения, способность быстро и адекватно реагировать на изменяющуюся ситуацию в свою очередь помогает в большей мере осознавать себя как источник своих достижений. Это в свою очередь влечет за собой большее принятие своего физического Я (обратная корреляция на уровне значимости р=0,01 между Ид и изображением только лица в «автопортрете»). Все на том же уровне значимости обнаружены корреляции между самопринятием и самооценкой ума. Кроме того, понимание природы человека в целом как положительную помогает принимать агрессию. А способность налаживать тесные эмоциональные контакты усиливает осознание собственной женственности (корреляция между C и наличием ресниц в рисуночном тесте на уровне значимости р=0,01). Осознание ответственности за свою жизнь и все происходящее в ней повышает уверенность в себе (уровень значимости р=0,01). Хотелось бы отметить некоторые корреляции на уровне значимости р=0,05, так как обнаружены следующие тенденции. Независимость ценностей, и поведения субъекта от воздействия извне, может приводить к осознанию ответственности за свои неудачи. Спонтанное и непосредственное проявление своих эмоций позволяет более высоко оценивать качества своего характера, а высокое самоуважение повышает ответственность за свое здоровье. Как видно из анализа корреляционных плеяд, и на этом уровне обнаружены значительно достоверные отличия между двумя выборками.

2.2.2. Попарное сравнение корреляционных матриц

(дивергентный анализ).

Обращение к дивергентному анализу связано с возможностью определить достоверные различия в корреляционной структуре двух групп. Общее количество обнаруженных различий 72 (см. Приложение 4). Поскольку достоверные различия обнаружены по многим корреляционным структурам данных групп раскроем содержание наиболее значимых и интересных, на наш взгляд, из них. Итак, в группе женщин страдающих бесплодием существует достоверная прямая корреляция на уровне значимости р=0,01, между показателем компетентности в во времени и самопринятием: способность субъекта жить “настоящим”, переживать настоящий момент своей жизни во всей его полноте, а не просто фатальное следствие прошлого или подготовку к будущему, ощущать неразрывность прошлого, настоящего и будущего, то есть видеть свою жизнь целостной; связана с высокими показателями самопринятия, а поскольку показатели по первому параметру низкие, то и самопринятие проблематично. Такая же картина наблюдается в отношении корреляционной группы шкала поддержки и самопринятием. В группе женщин страдающих бесплодием существует достоверная прямая корреляция между ними на уровне значимости р=0,001, т.е. независимость ценностей и поведения субъекта от воздействия извне, приводит к увеличению степени принятия человеком себя таким, как есть, вне зависимости от оценки своих достоинств и недостатков, возможно, вопреки последним. И, поскольку, для женщин 1-ой выборки характерно наличие «внешней поддержки», вновь возникают проблемы с самопринятием. То же самое можно сказать и о корреляции шкал поддержки и самоуважения: конформизм, зависимость ценностных ориентаций и поведения от окружающих способствуют низкому уровню самоуважения. Ориентировка но «внешнюю поддержку», кроме того, обуславливает и то, что бесплодные женщины оценивают себя как менее счастливые (данные достоверности р=0,01), чего не наблюдается у здоровых женщин. Эта же причина не дает возможности бесплодным женщинам вступать в тесные эмоциональные контакты. В группе здоровых женщин, низкий процент схематичного изображения себя и высокие показатели по шкале поддержки (корреляция обратная), что говорит о взаимосвязи « внутренней поддержки» и принятием своего физического Я, их лучшему пониманию самих себя по сравнению с бесплодными женщинами. У женщин страдающих бесплодием существует достоверная корреляция между такими показателями как самооценка характера и изображением себя в полный рост, и поскольку свой характер оценивается ими в основном невысоко, то и принятие себя у них невысокое. Интернальность в производственной сфере у бесплодных прямо пропорциональна реалистичному изображению себя, а поскольку свои достижения и неудачи в работе они склонны объяснять воздействием внешних причин, то и понимание себя, своих возможностей у них невысоко. У женщин имеющих детей этого не наблюдается. Кроме того обнаружена корреляция на уровне значимости р=0,001 между показателями сензитивности и самоуважения в группе бесплодных женщин. в группе же здоровых женщин такой взаимосвязи не обнаружено. Из чего можно предположить, что недостаточная рефлексия собственных чувств, потребностей и состояний не позволяет этим женщинам в достаточной мере уважать себя. Это в свою очередь уменьшает количество, глубину и насыщенность контактов, в которые вступают бесплодные женщины, тогда как в группе здоровых женщин такой связи не обнаружено. Недостаточное уважение себя и своих достоинств не позволяет бесплодным женщинам ощущать себя счастливыми, в отличие от представительниц 2-ой выборки. В группе женщин страдающих бесплодием существует достоверная прямая корреляция на уровне значимости р=0,01, между показателем компетентности в во времени и интернальностью в области достижений: способность субъекта жить “настоящим”, переживать настоящий момент своей жизни во всей его полноте, а не просто фатальное следствие прошлого или подготовку к будущему, ощущать неразрывность прошлого, настоящего и будущего, то есть видеть свою жизнь целостной; связана с осознанием своих заслуг и побед. Но поскольку, компетентность во времени у представительниц данной группы низка, то и свои успехи, достижения и радости они приписывают внешним обстоятельствам: везению, счастливой судьбе или помощи друзей. Различия в корреляционных плеядах на уровне достоверности р=0.01 обнаружены также между шкалами ценностных ориентаций и степенью нажима в проективной методике. Так независимость ценностей от внешних влияний повышает уверенность в себе в группе бесплодных женщин, тогда как во второй выборке такой взаимосвязи не обнаружено. Кроме того, обрести большую уверенность в себе бесплодным женщинам помогает осознание своих чувств и потребностей, их лучшая рефлексия, этому же будет способствовать способность принимать свое раздражение, гнев, агрессию, к естественное проявление человеческой природы. В группе бесплодных женщин обнаружены также корреляции между шкалой спонтанности и изображением анфас. То есть, способность вести себя естественно и расковано, демонстрировать окружающим свои эмоции и чувства, поливариантность поведения может помочь бесплодным женщинам взглянуть на себя и ситуацию в новом ракурсе. Подобной жесткой зависимости не обнаружено в группе здоровых женщин. У представительниц первой выборки шкала самоуважения прямо пропорциональна интернальности в семейных отношениях, то есть способность ценить себя, свое достоинство, положительные свойства характера, позволяют осознавать себя как причину значимых ситуаций в семейной жизни. Самопринятие в свою очередь имеет прямые корреляции с самооценкой счастье и интернальностью в области достижения. Таким образом, принятие себя вне зависимости от оценки своих достоинств и недостатков увеличивает субъективную оценку счастья и помогает понять свою роль в достижении успехов. Из вышеперечисленного следует, что: v Структура психической организации бесплодных женщин имеет специфические отличия. v Женщины, страдающие бесплодием, ориентированы лишь на один из отрезков временной шкалы жизни (Прошлое-настоящее-будущее) и дискретное восприятие своего жизненного пути. Для них характерен внешний локус контроля, главенствующую роль в происходящем с ними приписывается в первую очередь внешним силам (другие люди, случай, судьба), а лишь потом себе. Они склонны рассматривать состояние своего здоровья и болезнь как зависящие не от них самих, а от других людей, случая, судьбы и оценивать свое здоровье ниже женщин имеющих детей. В производственных отношениях бесплодные женщины склонны приписывать более важное значение внешним обстоятельствам: руководству, везению – невезению. v Для них характерна высокая степень зависимости, конформность, несамостоятельность. Им менее присущи ценности самоактуализирующейся личности, а также свойственна низкая степень гибкости поведения, ригидность во взаимоотношениях с окружающими людьми, неспособность быстро и адекватно реагировать на изменяющуюся ситуацию. v Бесплодные женщины менее способны спонтанно и непосредственно выражать свои чувства, вести себя естественно и расковано, демонстрировать окружающим свои эмоции. Также они менее представительниц контрольной группы ценят свои достоинства, положительные стороны характера, менее уважают себя за них. v Для женщин, страдающих бесплодием, характерен низкий уровень самопринятия, искажение образа своего физического Я, ощущение себя менее значимыми, заниженная самооценка, желание оставаться «в тени», быть незаметными. Они невысоко оценивают свои умственные способности и качества характера. Можно сказать, что женщины, страдающие бесплодием, сосредоточены на своей внешности, телесное, физическое Я занимает важное место в их Я- концепции. Кроме того, бесплодные считают себя менее женственными, что видимо, также можно связать со стереотипом материнства как показателем женственности. v Бесплодные менее отдают себе отчет в своих потребностях и чувствах, хуже рефлексируют их и ощущают, не осознают своей связи с природой и окружающим миром в целом. Они ощущают себя изолированно, оторвано от происходящего. Сосредоточенность на себе и своих переживаниях, не позволяют им адекватно отслеживать те связи и отношения, в которые они включены. v У бесплодных женщин структура корреляционных плеяд гораздо жестче по сравнению со здоровыми женщинами. Максимально интегрированная система, детерминирующая почти все процессы, не дает возможности для спонтанности. А это говорит о строгой фиксированности поведения в заданных рамках. Системообразующими здесь являются 1, 2 и 7 параметры, которые, в свою очередь тоже взаимосвязаны, что может свидетельствовать о конформизме, зависимости от окружения, внутренней несвободе и низком уровне самопринятия и самоуважения. Ориентировка на «внешнюю поддержку», кроме того, обуславливает и то, что бесплодные женщины оценивают себя как менее счастливые, чего не наблюдается у здоровых женщин. Эта же причина не дает возможности бесплодным женщинам вступать в тесные эмоциональные контакты. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В результате теоретического анализа были сделаны следующие выводы: · бесплодие, не только физическое, но и социально-психологическое неблагополучие; · проблема женского бесплодия стоит особенно остро, т.к. материнство считают основным предназначением женщины. Женское бесплодие составляет 50 % от общего количества случаев, из них 4-40 % - идеопатическое бесплодие; · практически все авторы отмечают нарушение психоэмоциональной сферы у бесплодных женщин. Эти нарушения затрагивают Я-концепцию и самооценочный гештальт. Существует противоречивое мнение о том, что же первично: бесплодие, вследствие которого разрушается самооценочный гештальт и искажается Я- концепция; либо неадекватность Я-концепции и самооценки в некоторых случаях может привести к идеопатическому бесплодию. Анализ литературы показал, что проблема неадекватности Я-концепции и самооценки пользуется большой популярностью среди психологов. Менее разработана проблема их флуктуации – ригидности. По результатам экспериментального исследования нами были сделаны следующие выводы: 1. Самооценка и Я-концепция бесплодных женщин имеют специфические отличия. На это указывает как статистические различия, так и различия в структуре корреляционных плеяд. 2. Самооценка бесплодных женщин понижена. Они менее здоровых ценят свои достоинства, положительные стороны характера, менее уважают себя за них, невысоко оценивают свои умственные способности, качества характера, уровень здоровья и счастья. 3. Для женщин, страдающих бесплодием, характерен низкий уровень самопринятия, искажение образа своего физического Я, ощущение себя менее значимыми. Самоуважение и самопринятие женщин, страдающих бесплодием, зависит от внутренней свободы, гибкости в отношении с другими людьми, умение устанавливать и поддерживать глубокие и тесные эмоциональные контакты, непосредственно выражать себя и свои чувства. 4. Женщины, страдающие бесплодием, сосредоточены на своей внешности, телесное, физическое Я занимает важное место в их Я-концепции. Кроме того, бесплодные считают себя менее женственными, что видимо, также можно связать со стереотипом материнства как показателем женственности. 5. Для них характерен внешний локус контроля. 6. Для женщин страдающих бесплодием характерна высокая степень зависимости, конформность, несамостоятельность, низкая степень гибкости поведения, ригидность во взаимоотношениях с окружающими людьми. 7. Бесплодные женщины менее способны спонтанно и непосредственно выражать свои чувства, вести себя естественно и расковано, демонстрировать окружающим свои эмоции. Они менее отдают себе отчет в своих потребностях и чувствах, хуже рефлексируют их и ощущают, не осознают своей связи с природой и окружающим миром в целом, ощущают себя изолированно, оторвано от происходящего. 8. Сосредоточенность на себе и своих переживаниях, не позволяют им адекватно отслеживать те связи и отношения, в которые они включены. 9. Женщины, страдающие бесплодием, ориентированы лишь на один из отрезков временной шкалы жизни (Прошлое-настоящее-будущее) и дискретное восприятие своего жизненного пути. Нами была выдвинута следующая гипотеза: самооценка и Я-концепция бесплодной женщины искажены, а взаимосвязь их составляющих обладает своими специфическими особенностями отличными от группы фертильных женщин, что и было подтверждено нашим исследованием. Полученные нами выводы могут быть использованы в практической деятельности. Знание психологических особенностей бесплодных женщин может быть использовано для создания тренингов направленных на адаптацию этих женщин к своему состоянию, изменению локуса контроля, повышению уровня самоуважения и самопринятия, а также коррекции Я-концепции. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абульханова-Славская А.М., Гордиенко В.Д. Представление личности об отношении к ней значимых других. Психологический журнал. 2001. №5. стр.44. 2. Анохин Л.В., Коновалов О.Е. Медико-социальные последствия бесплодия.// Здравоохранение РФ. 1994. №1 стр.16-20. 3. Антонов А.И. Микросоциология семьи. 1992. 348 стр. 4. Белобрыкина О.А. Влияние социального окружения на развитие самооценки старших школьников. // Вопросы психологии. 2001. №4. 5. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М. Прогресс 1986. 357 стр. 6. Боков С.Н., Мягков И.Ф. Медицинская психология. Основы патопсихологии и психопатологии. М. Логос. 1999. стр.34. 7. Былкина Н.Д. Психологический журнал. 1997. №2. стр158. 8. Визина А.В., Пантилеев С.Р. Проявление личностных особеностей в самоописании мужчин и женщин.// Вопросы психологии. 2001. №3. стр.91. 9. Гозман Л. Я., Латинская М. В., Кроз М.В., Самоактуализационный тест М. Российское педагогическое общество. 1995. 43 стр. 10. Давыдов В.В., Запорожец А.В., Ломов Б.Ф. Психологический словарь. М. Педагогика. 1983. 332 стр. 11. Дахно Ф.В., Каталевская А.Н., Белоус Л.Н., Чадаев Е.В. Исследование эмоционально-волевой сферы у бесплодных женщин.// Физиологические и патологические репродуктивные функции женщин. Харьков. 1984. стр.7-8 12. Диянова З.В., Щеголева Л.А. Самосознание личности. М. 1992. 26 стр. 13. Дорно И.В. Современный брак: проблемы и гармония. М. Педагогика. 1990. 342 стр. 14. Дьяченко М.И., Кандыбович Л.Ф. Психологический словарь-справочник. ООО Хэлтон. 1998. 547 стр. 15. Зиглер Д., Хьелл Л. Теории личности. М. 1997. 639 стр. 16. Зинченко В.П., Мещеряков Б.Г. Психологический словарь. М. Педагогика. 1997. 343 стр. 17. Колчин А. Психологические аспекты репродукции человека. // Проблемы репродукции стр. 12-13. 18. Кон И.С. В поисках себя. М. 1986. 412 стр. 19. Кон И.С. Социология личности. М. 1967. 218 стр. 20. Кон И.С. Открытие «Я». М. Политиздат. 1978. 312 стр. 21. Кунин А.И. Бесплодный брак. М. Педагогика. 1989. 211 стр. 22. Леоньтев Л.А. Развитие идей самоактуализации в работах А.Маслоу // Вопросы психологии. 1987. №3. стр. 150-158. 23. Логинов А.А. Мужчина и женщина .Минск.1987.124 стр. 24. Макаричева Э.В., Менделевич В.Д. Психический инфантилизм и необъяснимое бесплодие.// Социальная и клиническая психиатрия. 1996. №3 стр.20-22. 25. Менделевич В.Д. Гинекологическая психиатрия. Казань. 1996. 337 стр. 26. Менделевич В.Д. Клиническая медицинская психология. М. «МЕДпресс» 1998. 588 стр. 27. Пантилеев С.Р. Методы исследования самоотношения. МГУ. 1996. 23 стр. 28. Пепперел Р.Дж., Хадсон Б., Вуд К. Бесплодный брак. М. Медицина. 1986. 336 стр. 29. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Краткий психологический словарь. Политиздат .1985. 313 стр. 30. Практическая психодиагностика. Самара. Бахрах. 1999. стр. 288-298. 31. Психология личности в трудах зарубежных психологов. С.-П. 2000. 450 стр. 32. Психология личности в трудах отечественных психологов. С.-П. 2000. 480 стр. 33. Райгородский Д.Я. Теории личности в западноевропейской и американской психологии. Бахрах. 1996. 480 стр. 34. Рубинштейн С.Я. Экспериментальные методики патопсихологии. С.-П.: Ленато. 1998, стр.136-138. 35. Сафин В.Ф. Устойчивость самооценки и механизм ее сохранения // Вопросы психологии. 1975. №3. 36. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалии личности. МГУ. 1989. 215 стр. 37. Столин В.В. Самосознание личности. МГУ. 1983. 283 стр. 38. Хорват Ф. Любовь, материнство, будущее. М. Педагогика. 1994. 418 стр. 39. Хорни К. Женская психилогия. Санкт-Петербург. Институт психоанализа. Стр.135-139. 40. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. М. Прогресс. 1993. 480 стр. 41. Черносвитов Е.В. Депрессивные состояния в гинекологической практике./ 5-й Всероссийский съезд невропатологов и психиатров. Тезисы докладов. М. 1985. стр.159-160.