Каталог :: Психология

Курсовая: Хроническая патология и суицидальный риск

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ

КУРСОВАЯ РАБОТА

Ценностные ориентации как фактор смысла жизни у людей с хронической патологией и суицидальным риском. 2002 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.......................................................................3 Глава 1. Суицид как психосоциальное явление..............6 1.1. Причины суицидального поведения................6 1.2. Переживание «экзистенциального вакуума» как следствие утраты смысла жизни........................11 1.3. Профилактика суицидов...................20 Глава 2. Экспериментальная часть....................................26 2.1. Организация и проведение психологического исследования..........26 2.2. Интерпретация результатов психологического исследования.........34 2.3. Выводы...................................................40 Заключение.......................................42 Список литературы................................45 Приложение...................................47

Введение

Суицид — психосоциальное явление, оно представ­ляет собой результирующую различных социаль­ных, культурологических, психологических и патопсихических воздействий на индивида. Отличительная особенность таких явлений, как завершенный суицид, суицидальные попытки, демон­страции и имитации (подделки) суицида, а также суицидальных замыслов, высказываний, угроз — идея смерти, которая в одних случаях только декла­рируется, а в других является подлинным регуля­тором поведения субъекта. Общим для реальных и потенциальных суицидентов является наличие у них социально-психологической дезадаптации личности, которая в одних случаях приводит к формированию суицидальных тенденций и реализации суицида, а в других является потенциально суицидоопасной. Высокий уровень самоубийств в большинстве экономически развитых стран мира заставляет ставить вопрос о причинах этого явления и поиске оптимальных средств для его предупреждения. Рассмотрение суицидального поведения лишь в рамках клинико-психологических исследований неизбежно сужает угол зрения и оказывается явно недостаточным для понимания всего многообразия негативных факторов, лежащих в основе его формирования. Суицид — это не только индивидуальная поведенческая реакция, она обусловлена психологическими и патопсихическими особенностями личности в экстремальных жизненных обстоятельствах. Причины суицидального поведения должны анали­зироваться в связи с общим состоянием совре­менной культуры и в контексте господствующих в нашем обществе этических норм, мировоззрен­ческих представлений о сущности жизни и смерти, с учетом особенностей массовой психологии.1 Ситуации, которые толкают человека на самоубийство, имеют чрезвычайно широкий диапазон — от обыденных и банальных до глубоко трагичных. Покушению на свою жизнь также могут предшествовать события разной степени серьезности. Цель: изучение ценностных ориентаций как фактор смысла жизни у людей с хронической патологией (в частности с сахарным диабетом) и суицидальным риском. Гипотеза: люди с хронической патологией на фоне высокого суицидального риска не имеют достаточно сформированные смысложизненные ориентации, так как для них единственной жизненной ценностью является здоровье. Предмет исследования: особенности смысла жизни у людей с хронической патологией, склонных к суицидальным реакциям. Объект исследования: 1. женщины и мужчины практически здоровые, в возрасте от 20-40 лет – 20 человек; 2. женщины и мужчины, в возрасте от 20-40 лет, страдающие сахарным диабетом – 20 человек. Задачи: 1. На основе анализа зарубежной и отечественной литературы изучить понимание феномена смысла жизни в рамках психологической науки. 2. Провести практическое изучение ценностных ориентацией как фактора смысла жизни у людей с хронической патологией (сахарный диабет) и суицидальным риском. 3. Выявить степень суицидального риска у людей с хронической патологией и практически здоровых людей. 4. Изучить временную перспективу как осмысленность жизни двух выборок. 5. Выявить наиболее значимые ценности как ведущие факторы смысла жизни у людей с хронической патологией и практически здоровых людей. 6. Сравнить приоритетные ценности людей с хронической патологией и практически здоровых людей. Методы исследования: 1. Опросник суицидального риска; 2. Тест смысложизненных ориентаций; 3. Методика изучения ценностных ориентаций. Метод обработки: статическая обработка, количественный и качественный анализ. Актуальность темы: Согласно статистике, самоубийство почти во всех странах занимает почетное третье место. Ежегодно убивают себя 60000 россиян. Число же тех, кто пытался себя убить, но у них не получилось, в 7-8 раз больше. Нужно учесть, что статистика самоубийств всегда занижена. Проблема: необходимо расширение жизненных ценностей как смысложизненных ориентаций людей, склонных к суицидологическим реакциям и имеющих хроническую патологию. Новизна: на фоне высокого суицидального риска у людей с хронической патологией присутствует антисуицидальный фактор. Глава 1. Суицид как психосоциальное явление 1.1. Причины суицидального поведения Согласно статистике, самоубийство почти во всех странах занимает почетное третье место, сразу за смертью в результате болезни и за смертью от несчастного случая (обычно в ДТП — дорожно-транспортных происшествиях) Ежегодно убивают себя 30000 американцев, 25000 японцев 20000 французов, 60000 россиян... Число же тех, кто пытался себя убить, но у них не получилось, в 7- 8 раз больше. Нужно учесть, что статистика самоубийств всегда занижена, так как в нее попадают лишь явные случаи. На самом деле, самоубийство чуть ли не вдвое больше. Почти полмиллиона землян каждый год сами ставят точку в своей жизни. В чем же причины такой напасти? Ведь XX век (даже учи­тывая все потрясения и злодеяния) обустроил существование человека, дал ему комфорт и удобства, несравнимые с условия­ми жизни сто лет тому назад; при этом материальный уровень более всего возрос именно в тех странах, которые сегодня ли­дируют по уровню самоубийств. Причин тому несколько. Во-первых, социальные. В результате технической револю­ции, индустриализации и урбанизации патриархальный мир прошлого столетия был разрушен. Человек практически утра­тил контроль над окружающим его жизненным пространством, нарушился масштаб взаимоотношений между личностью и об­ществом. Мир стал для человека слишком большим и, как след­ствие этого, чужим. Любое социальное потрясение, любое мас­совое изменение общественного статуса влечет за собой всплеск самоубийств. Во-вторых, нравственные. В XX веке у большинства землян изменилась этическая мотивация поведения. Прежде в ее осно­ве лежали не подлежащие обсуждению и сомнению установле­ния религии (если вера запрещает самоубийство — это не пред­мет обсуждения: нельзя — значит нельзя). В уходящем веке очевиден кризис веры, подготовленный событиями двух прошлых веков. В принципе, это не духовная катастрофа, как ка­жется некоторым, а определенная стадия развития общества. Человечество переживает переходный возраст со всеми призна­ками подросткового бунта — атеизмом, революциями, много­численными социальными фантазиями. В почете не послуша­ние и доброе сердце, а ум и дерзновение. А это и создает почву для протестного подхода к установленным ранее канонам, в том числе и в подходе к самоубийству. В-третьих, мировоззренческие. По сравнению с прошлыми веками, самоощущение современного человека сильно измени­лось. При иллюзии большей свободы выбора и поступков в дей­ствительности он стал гораздо более зависим от окружающего его мира. Просто диктат окружения из прямою стал косвенным, но не менее эффективным. Через средства массовой информа­ции и аппарат массовой культуры современнику навязывается некий стандарт жизненного успеха, и несоответствие этому стандарту воспринимается им как трагедия. Естественно, что и прежде стрессов было не меньше, чем сейчас, но раньше люди были психологически устойчивее, менее изнеженными, так как тогда выживание требовало куда больших усилий, что делало жизнь более ценной, ибо человеку свойственно дорожить толь­ко тем, что достается ему с большим трудом. Жизненный инстинкт обостряется только тогда, когда жиз­ни угрожает опасность (и наоборот). В Освенциме уровень са­моубийств среди охранников был в несколько раз выше, чем среди заключенных. Современному человеку, которому повез­ло родиться в благополучной, сытой стране, жизненный ин­стинкт не очень-то нужен. Рассмотрим кратко философию этого феномена. В систе­матических каталогах российских библиотек суицидологиче­скую литературу относят к общей философской категории «СМЫСЛ ЖИЗНИ». Не умаляя значения философии и достоинства философов, здесь стоит вспомнить высказывание 3. Фрейда: «Если чело­век начинает интересоваться смыслом жизни или ее ценностью, это значит, что он болен» и афоризм сатирика С. Е. Леца: «Че­ловек задумывается о смысле своего существования; возмож­но, устрицы задумываются о том же, если только им не открыл этого какой-нибудь официант». [6, 55] Чтобы адекватно понять суицидальное поведение необходимо в каждом конкретном случае ответить на два вопроса: почему человек совершает или намеревается совершить суицидальное действие и зачем он хочет это сделать? Ответ на первый вопрос требует анализа объективных условий существования человека, покушающегося на самоубийство, ответ на второй вопрос должен объяснить, как он сам оценивает сложившуюся ситуацию, как, по его мнению эта ситуация выглядит в глазах окружающих и чего он хочет добиться в результате суицидальных угроз или реализации суицидального действия. Другими словами, отвечая на первый вопрос, мы должны определить жизненную и непосредственную ситуацию суицидента, его положение в микросоциальном окружении, в частности в семье, состояние его здоровья, психический статус; а отвечая на второй вопрос — определить цели суицидента, его внутренние побуждения, достаточно или недостаточно хорошо осмысленные намерения, т. е. психологические основания для принятия суицидального решения. Получив ответ на оба вопроса, мы выясним, таким образом, объективные и субъективные факторы социально-психологической дезадаптации личности к социальной среде. Суицидальное поведение, как и любое другое, социально детерминировано, следовательно имеет под собой определенную социальную почву психологические и культурологические факторы являются условиями, в которых проявляются те или иные формы или модели суицидального поведения Адаптированность личности к социальной среде характеризуется успешностью ее социализации, формированием в соответствии с требованиями среди установок, системы мотивации, ценностных ориентаций, включенностью в социальные и профессиональные группы и т. д. Дезадаптация свидетельствует о нарушении механизмов взаимодействия между личностью и ее социальным окружением, которое может возникать за счет как изменений или трансформаций в социальном окружении, так и изменения самой личности, ее потребностей, ценностных ориентаций и проявиться в несовпадении экспектаций индивида, его притязаний и реальных условий существования и отношения к нему окружающих. При оценке тяжести или глубины социально психологической дезадаптации личности к среде необходимо принимать во внимание 3 равноправных компонента: 1) серьезность нарушений привычных условий жизни индивида, будь то чисто внешние обстоятельства жизни или состояние здоровья индивида; 2) интерпретацию индивидом изменившихся усло­вий жизни (жизненный крах, безвыходная ситуа­ция, личностная катастрофа или эпизод в перипе­тиях межличностных конфликтов); 3) желание или готовность индивида приложить усилия, чтобы при­способиться к новым условиям жизни, его согласие продолжать жизнь или наличие воли к жизни (иногда возникает усталость от жизни, нежелание прилагать усилия, чтобы начинать жизнь сначала). Два последних компонента наиболее существенно в процессе принятия суицидального решения. Cpeди суицидальных мотивов различают две центральные группы: мотивы неблагополучия (одиночество, тя­жесть жизни как таковой, потери близких люби­мых людей) и мотивы конфликта, в который, по­мимо суицидента, вовлечены и другие лица. Моти­вам неблагополучия чаще всего соответствуют суициды монологические по своему характеру т. е. суицидальные поступки, явившиеся результа­том внутреннего монолога или размышления о смысле жизни, в основе которых нет обращения к кому-либо и нет расчета на то, чтобы таким образом изменить что-то или добиться чего-либо от окружаю­щих. В этих случаях нередких завершенных суицидов преобладает смысл самонаказания или отказ от жизни как полная капитуляция. [3, 16] Устойчивость и постоянство - основные признаки, отличающие психические свойства личности от остальных психически свойств. Поэтому, чем более выражены обобщенные и сознательные мотивы, чем большую роль они играют во всей системе мотивов, тем ярче выражена личность человека. Отношения личности представляют собой об­общенное отношение к какой-либо стороне действительности или области объективных явлений и характеризуются системой мо­тивов, определяющей общее направление деятельности в типичной ситуации. Способы действия, зависят также от приобретенных навы­ков, от индивидуальных особенностей психических процессов, благодаря чему они относительно самостоятельны и независимы от тех отношений личности, которые осуществляются при помощи этих способов. Индивидуальное своеобразие способов и приемов реализации отношений личности не менее существен­ная характеристика человека как субъекта, чем сами отноше­ния личности. [12, 33] Категория жизненного смысла — одна из наиболее общих интегральных характеристик жизнепонимания и жизнеощущения личности на индивидуально психологическом уровне. В обыденных нормальных условиях проблема жизненного смысла не встает, перекрываясь обычно интересами бытия и его запросами. При этом, как правило, имеется негативное отношение к смерти, неприятие ее, отнесение ее в разряд трагических свершений. Смысл жизни представляет большое содержательное разнообразие, индивидуализированное в сознании конкретных лиц с широким диапазоном оценок жизненного смысла; соответственно личностной оптимистической или пессимистической установки. Наиболее уязвимыми в этом плане жизненными периодами, когда личность обращается к смыслу жизни и пересматривает ее ценность, являются юношеский и пожилой возрасты. Обычно события и ситуации, заставляющие человека пересматривать свое отношение к прошлому и настоящему, совпадают с понятием психологического кризиса, характеризующегося блокадой жизненных целей. Небезынтересно, что для истинного суицида характерно не только выраженное негативное отношение к жизни, но, как ни парадоксально и своеобразное позитивное ценностное отношение к смерти. [3,18] 1.2. Переживание «экзистенциального вакуума» как следствие утраты смысла жизни Поговорив о том, что такое смысл, обратимся теперь к людям, которые страдают от чувства бессмысленности и опустошенности. Все больше пациентов жалуется на то, что они называют «внутренней пустотой», вот почему Франкл назвал это состояние «экзистенциальным вакуумом». В противоположность предельным переживаниям, так хорошо описанным Маслоу, экзистенциальный вакуум можно считать «переживанием бездны». Этиология экзистенциального вакуума представляется вытекающей из следующих фактов. Во-первых, чело­веку в отличие от животного никакие побуждения и ин­стинкты не говорят, что ему нужно делать. Во-вторых, в противоположность прошлым временам никакие услов­ности, традиции и ценности не говорят, что ему должно делать. И часто он не знает даже, что он, по существу, хо­чет делать. Вместо этого он хочет делать то, что делают другие, или делает то, чего хотят от него другие. Он, так сказать, вносит свою лепту в конформизм и тоталита­ризм; первый более характерен для Запада, второй - для Востока. Экзистенциальный вакуум - это феномен, который одновременно усиливается и распространяется. Даже фрейдистские психоаналитики признают, что все больше нацистов страдает от отсутствия содер­жания и цели в жизни. Более того, они признают, что та­кое положение дел объясняет случаи «бесконечного пси­хоанализа», поскольку психоаналитическая кушетка становится для пациента единственным содержанием жизни. Как же справляться с экзистенциальным вакуумом? Можно предположить, что нам следует поддерживать здравую философию жизни, чтобы показать, что жизнь реально имеет смысл для каждого человека. Основные проявления экзистенциальной фрустра­ции - скука и апатия —стали вызовом образованию, так же как и психиатрии. Как было сказано, в эпоху экзи­стенциального вакуума образование не должно ограничи­ваться и удовлетворяться передачей традиций и знаний, оно должно совершенствовать способность человека на­ходить те уникальные смыслы, которые не задеты распа­дом универсальных ценностей. Эта способность человека находить смысл, содержащийся в уникальных ситуациях, - совесть. Каждый человек может задать себе извечный воп­рос «ради чего я живу?» и попытаться прорваться через завесу мотивировок к истинным мотивам своего поведе­ния. Отвечая на подобные вопросы, человек каждый раз решает особую задачу, «задачу на смысл», результатом которой является осознание личностного смысла, под­линного «значения для меня», тех или иных целей и об­стоятельств жизненного пути. В ходе решения «задачи на смысл» происходит внутренняя работа личности по соот­несению проявлений мотива в нескольких пересекаю­щихся друг с другом плоскостях: в отношении мотива к преодолеваемым личностью ради его достижения внеш­ним н внутренним преградам (побудительная сила мотива); по сопоставлению мотива с другими выступаю­щими в сознании субъекта возможными мотивами той же деятельности; по оцениванию мотива в его отноше­нии к принятым личностью нормам и идеалам; по соот­несению мотива с реальными с точки зрения личности ее возможностями, т. е. с воспринимаемым образом Я (ре­алистичность мотива); по сравнению собственного моти­ва с предполагаемыми мотивами других субъектов (соци­альная идентичность мотива) (В. В. Столин). Все эти проявления различных аспектов мотивации как в едином фокусе концентрируются в личностном смысле, отража­ющем отношение мотива к конкретным обстоятельствам и целям действий личности. Однако выявлением всех этих граней представленности мотива в деятельности и сознании «внутренняя работа» по осознанию смысла не заканчивается. Еще одним препятствием на пути осозна­ния смысла является невозможность непосредственного воплощения личностного смысла в системе значении, в которых этот смысл в конечном итоге должен быть сбалансирован, а тем самым и коммуницирован для других. Муки творчества отражают всю трудоемкость движения от смысла к значению в индивидуальном сознании лич­ности; «Когда же «задача на смысл» все же решена и речь идет об осознании наиболее общих смысловых об­разований, то уместно говорить о ценностях личности. Ценность, таким образом, это осознанный и принятый человеком общий смысл его жизни». Осознанные личностные смыслы, даже если они оказываются непригляд­ными и противоречащими разделяемым личностью нормам и идеалам общества, не изменяются от самого фак­та их осознания, что составляет важную характеристи­ку природы этих мотивационно - смысловых отношений индивидуальности. При раскрытии содержания понятия «мотивационно-смысловые отношения» следует учитывать движение как от деятельности к индивидуальному сознанию личности, так и от индивидуального сознания личности к деятель­ности. Оба этих движения отображают два взаимодопол­няющих плана проявления единиц анализа личности: план содержания и план выражения. Если рассмотреть исключительно функциональное развитие динамических смысловых систем, отвлекаясь от такого важного момен­та их становления, как выбор личностью тех или иных мотивов, обусловленных прежде всего ее социальной по­зицией в обществе, то основные моменты этого развития могут быть переданы следующим образом. Исходный пункт движения - это порождение «динамической смыс­ловой системы» в процессе побуждаемой и направляе­мой тем или иным смыслообразующим мотивом дея­тельности. Осуществляемые посредством этой деятельно­сти объективные отношения человека к миру воплощаются в индивидуальном сознании в виде личностного смысла. Личностный смысл какого-либо действия или события и есть то, что мы находим в единицах структуры личности, рассматривая их в пла­не содержания. Иными словами, личностный смысл - это составляющая динамической смысловой системы, от­ражающая в индивидуальном сознании личности содер­жание ее отношения к действительности. На возникнове­нии личностного смысла как бы заканчивается движение. [15, 309] Смысловые образования существуют не только в осознаваемой, но часто и в неосознаваемой форме, образуя, по выраже­нию Л. С. Выготского, «утаенный» план сознания. Во-вторых, они не поддаются прямому произвольному конт­ролю и чисто словесным, вербальным воздействиям («личность не учат, личность воспитывают»,— подчер­кивал А. Н. Леонтьев). В-третьих, смыслы не имеют сво­его «индивидуального», «непсихологического» су­ществования; они не бытуют сами по себе, как мир зна­чений, культуры, который может быть отторгнут от нас и представляет собой нечто объективное, заданное. На­конец, в-четвертых, смысловые образования не могут быть поняты и исследованы вне их деятельного, жизненного контекста; заостряя это положение, можно сказать, что психологию личности должны интересовать не отдельные факты, а акты поведения, т. е. целостные ситуации и их взаимосвязи, в которых возникают и на­ходят свое проявление те или иные смысловые отноше­ния к действительности. Перейдем теперь к специфическим функциям смыс­ловых образований как основных конституирующих единиц сознания личности. Обозначим здесь лишь две функции, являющиеся наиболее значимыми в контексте нашего изложения. Во-первых, это создание образа, эскиза будущего, той перспективы развития личности, которая не выте­кает прямо из наличной, сегодняшней ситуации. Если в анализе реальной человеческой деятельности ограни­читься единицами мотивов как предметов потребностей, единицами целей как заранее предвидимых результатов, то будет непонятно, за счет чего человек способен пре­одолевать сложившиеся ситуации, сложившуюся логику бытия, что ведет его к выходу за грань устоявшейся сообразности, к тому будущему, которому он сам сего­дня не может дать точных описаний и отчета. Между тем это будущее есть главное опосредующее звено движения личности, без предположения которого нельзя объяс­нить ни реального хода развития человека, ни его бес­конечных потенциальных возможностей. Во-вторых, важнейшая функция смысловых образо­ваний заключена в следующем: любая деятельность че­ловека может оцениваться и регулироваться со стороны ее успешности в достижении тех или иных целей и со стороны ее нравственной оценки. Последняя не может быть произведена «изнутри» самой текущей деятельно­сти, исходя из наличных актуальных мотивов и потреб­ностей. Нравственные оценки и регуляция необходимо подразумевают иную, внеситуативную опору, особый, относительно самостоятельный психологический план, прямо не захваченный непосредственным ходом собы­тий. Этой опорой и становятся для человека смысловые образования, в особенности в форме их осознания — личностных ценностей, поскольку они задают не сами по себе конкретные мотивы и цели, а плоскость отношений между ними, самые общие принципы их соотнесения. Так, например, честность как смысловое образование - это не правило или свод правил, не конкретный мотив или совокупность мотивов, а определенный общий прин­цип соотнесения мотивов, целей и средств жизни, в том или ином виде реализуемый в каждой новой конкретной ситуации. В одном случае это будет оценка и отсеива­ние, селекция некоторых способов достижения целей, в другом - изменение, смещение целей, в третьем - прекращение самой деятельности, несмотря на ее успеш­ный ход, и т. п. Смысловой уровень регуляции не предпи­сывает, таким образом, готовых рецептов поступкам, но дает общие принципы, которые в разных ситуациях мо­гут быть реализованы разными внешними (но едиными по внутренней сути) действиями. Лишь на основе этих принципов впервые появляется возможность оценки и регуляции деятельности не с ее целесообразной, праг­матической стороны — успешности или неуспешности течения, полноты достигнутых результатов и т. п., а со стороны нравственной, смысловой, т. е. со стороны того, насколько правомерны с точки зрения этих принципов реально сложившиеся в данной деятельности отношения между мотивами и целями, целями и средствами их до­стижения. [5, 320] Человек, стремящийся лишь к одному какому-то мотиву, не более чем абстракция. Реаль­но человек в любой период своей жизни реализует не­которую совокупность жизненных отношений. С повзрослением человека число его связей с миром рас­ширяется. Смысл «Я» возникает в результате соотнесения собственных свойств с мотивом деятельности. Расширяются связи человека с миром, расширяется его мотивационная сфера - возникает множественность смыслов «Я». Если представить себе эту совокупность смыслов «Я» вне факта реального пересечения деятельностей субъекта, то будет ли в сознании «наведен порядок». [14, 42] Жизненная позиция — это выработанный лич­ностью при данных условиях способ своей общественной и ной жизни, место в профессии, способ самовыражения. В отличие от субъективных отношений (смысла, картины и даже концепции жизни) жиз­ненная позиция — это совокупность реализованных жизненных отношений, ценностей, идеалов и най­денный характер их реализации, который и опреде­ляет дальнейший ход жизни. Если основные жизненные отношения личности интегрированы, отвечают ее исходным намерениям, то ее позиция характеризуется целостностью, целе­направленностью и даже гармоничностью. Если основные отношения не связаны между собой, а спо­соб их осуществления не соответствует им, то такую жизненную позицию можно назвать неустойчивой, неопределенной, а личность — неуверенной. Такая личность не готова к жизненным переменам, не­ожиданностям, жизненным трудностям. Жизненная позиция — это определенное сложив­шееся образование, имеющее свою относительно фиксированную структуру, что не исключает ее из­менчивости, возможности развития. Жизненная позиция может быть охарактеризована на разном уровне конкретности, начиная от эмпирически-описательного и кончая сущностно- абстрактным. [2, 49] Смысл жизни отражает жизненную концепцию человека, осознанный и обобщенный принцип его жизни, его жизненную цель. В психологии смыс­лом (не только жизни, но и любого действия, поступ­ка, события и т. д.) принято называть внутренне мотивированное, индивидуальное значение для субъекта того или иного действия, поступка, собы­тия. Когда человек совершает то или иное действие, он понимает, осознает, зачем он это делает, и в этом для него заключается смысл. В более широком ас­пекте смысл — это ценность и одновременно пере­живание этой ценности человеком в процессе ее вы­работки, присвоения или осуществления. Можно определить смысл жизни и по отношению к жизненным потребностям, которые многочисленны и разнообразны, но среди которых можно выделить потребность в самореализации (более или менее ин­дивидуальной, более или менее активной). Такая потребность называется потребностью в самовыра­жении, в самореализации, в проявлении своего «я», о чем мы еще будем говорить. Естественно, что ус­ловия жизни — это прежде всего другие люди, поэтому потребность в понимании, в признании непосредственно связана с первой, составляет ее (более или менее) самостоятельную сторону. Содержанием жизни являются деятельность, труд, потребность в которых также становится одной из ведущих. Чело­век в своей жизни определенным образом соподчи­няет эти (и другие) потребности, выявляет свои спо­собы и меру их удовлетворения. Так создается смысл его жизни. В отличие от мотивов, которые в психологии рас­сматриваются как выражение потребностей, смысл — это не только стремление к чему-то, не только будущая цель, определяемая мотивом, но и то переживание, которое имеет место в процессе реализации данного мотива (или их совокупности). Так, мотив поступить определенным образом может реализоваться в действии, но, уже совершая его, мы вдруг начинаем понимать и чувствовать его бес­смысленность, обнаруживающуюся именно в момент действия. Смысл жизни — это психологический способ переживания жизни в процессе ее осуществления. Смысл жизни — это не только будущее, не толь­ко жизненная цель, но и психологическая «кривая» постоянного ее осуществления. Поэтому, достигая конкретных целей в жизни, мы не утрачиваем её смысла, а, напротив, усиливаем его, убеждаемся в нем, переживаем его. Способность субъекта пережи­вать ценность жизни, удовлетворяться ею и состав­ляет ее смысл. На наш взгляд, смысл жизни — это и способность субъекта переживать ценность жиз­ненных проявлений своей индивидуальности, своего «я», своей личности. С одной стороны, смысл жизни выражает притя­зания личности, ее стремления, потребности, с дру­гой (и это очень важно) — является подтверждением ее реальных достижений, реальной способности выражать себя в формах жизни. Поэтому смысл жиз­ни - это не только будущее, не только перспектива, но и мера достигнутого человеком, оценка достигнутого своими силами по существенным для личности критериям. Смыслу жизни противостоит отчуждение жизни от человека — лишение его реальных действий, поступков, их ценности, значимости, превращение их в функциональные. Поэтому утрата смысла жиз­ни происходит и в силу недостаточно развитых притязаний личности, недостаточно развитой пот­ребности в самовыражении (неразвитая индиви­дуальность) и в силу неспособности их реализовать, Он утрачивается и в силу непропорциональности тех психических или личностных затрат, той «цены», которую личность платит за свои реальные дости­жения. Это можно выразить как своего рода психо­логический закон: слишком высокая психологи­ческая цена, затраченная на жизненные достиже­ния, понижает мотивацию, притязания и подрывает смысл жизни. Возможностям данной личности должна быть пропорциональна мера усилий, дейст­вий, затрат, при которой личность испытывала бы подлинную удовлетворенность, и ею питался бы дальнейший смысл ее жизни. Когда цена является слишком малой, когда успех приходит без всяких усилий со стороны личности, то личность также перестает испытывать удовлетворение, а это в свою очередь разрушает смысл ее жизни. Смысл жизни определяет притязания личности и выбор тех жизненных задач, которые она берется решать. Поэтому уже на основе жизненных притя­заний на определенное место в жизни, в обществе возникает мотивация достижения. Личность начи­нает решать задачи, направленные на достижение этих жизненных целей. На протяжении жизни смысл жизни меняется. У молодых смысл жизни ориентирован на будущее, у стариков — на прошлое или настоящее. У некоторых в течение жизни наблюдается значительное снижение жизненных ценностей и смысла жизни. Смысл жизни, более возвышенный или более за­земленный, определяет ее семантику: стремится ли человек в жизни преимущественно получать или отдавать (свои силы, способности, труд). Он влияет на уровень активности человека — более возвышен­ный смысл расширяет число задач, которые человек ставит перед собой независимо от того, чего от него требуют жизненные обстоятельства. Заниженные притязания ведут к снижению активности человека, его инициативы. Потребность побольше получить от жизни, конечно, тоже иногда рождает активность и настойчивость, но делает человека зависимым от внешних обстоятельств, с которыми связаны по преимуществу такие «достижения». Важнейшим «подкреплением» смысла жизни яв­ляются либо полученные «блага», либо общее чувство удовлетворенности человека тем, как он строит свою жизнь. Это не чувство удовольствия, но именно удовлетворение, связанное с ответствен­ностью за свою жизнь, с долгом перед самим собой. Смысл жизни как ответственность за ее осуществле­ние, за ее способ связан с потребностью и способ­ностью самостоятельно, на свой страх и риск, строить и осуществлять ее. Ответственность возни­кает при осознании, что ход твоей жизни зависит от тебя, что ты один на один со своей жизнью, чем задается и ее психологический смысл. [2, 74-75] 1.3. Профилактика суицидов Как говорит наука, в происхождении суицидного поведения важную роль играют факторы трех типов: индивидуальные, клинические и социальные (или средовые). При этом следует иметь в виду, что суицидное поведение включает в себя как намерение, так и попытку совершить самоубийство (парасуицид), причем попытки могут быть истинными и демонстрационно-шантажными. Немалую роль здесь играет и различие между полами: отмечается, что женщины в четыре раза чаще, чем мужчины пытаются покончить жизнь самоубийством, а мужчины в четыре раза чаще реализуют это намерение. На первом месте среди факторов суицидного поведения стоят личностные свойства индивидуума: то, как он ценит жизнь, его прошлое и акцентуация его личности. Трудно ожидать самоубийства от человека сильного, стеничного, уверенного в себе, умеющего преодолевать препятствия (не только личные, но и социальные). Хотя и здесь могут быть варианты. Гораздо больше рискуют в этом отношении люди эмоционально неустойчивые, легко ранимые, очень обидчивые, легко впадающие в депрессию из-за слабости защитных механизмов имитации. Людей с такой психикой легче вывести из себя, спро­воцировать. Они более чувствительны и к жизненным невзгодам. Чем более зрелой является личность, тем более успешно она способна противостоять жизненным кризисам и тем меньше вероятность личностного слома, приводящего к суицидной попытке. Особенно это касается cостояния депрессии — вне этого состояния самоубийство совершается сравнительно редко. Депрессия, пониженное настроение — одно их самых неприятных эмоциональных состояний личности, часто возникающем в различных жизненных ситуациях, а также один из важнейших симптомов большинства нарушений психики. Наиболее часты случаи так называемой «реактивной депрессии», возникающей как реакция на события, травмирующие жизнь данного индивидуума. Это могут быть: соматическое заболевания, интимные проблемы, различные утраты, в том числе и близкого человека, и т. п. Депрессия проявляется прежде всего в изменении настроения. Человек становится грустным, угрюмым, его одолевают мысли о своей неудавшейся жизни, жжет острое чувство вины. Он теряет вкус к жизни и способность сопротивляться трудностям, утрачивает интерес к тем явлениям, которые раньше увлекали. Отмечено, что в состоянии депрессии у человека замедляются как двигательная активность, так и процессы мышления. Наиболее яркая черта депрессивной личности — самоуничижение: человек чувствует себя ничего не стоящим неудачником. К этому добавляется повышенная чувствительность ко всему, что дополнительно понижает самооценку. Например, ссора со значимым человеком, которая является не более как преходящим жизненным эпизодом, расценивается чуть ли не как конец света; неудача на экзамене воспринимается как доказательство абсолютной бездарности и никчемности. При этом необходимо подчеркнуть, что в состоянии депрессии индивидуум считает свое восприятие единственно правильным, а периоды своей жизни в другом состоянии, вне депрессии, представляются ему иллюзией (искажается понимание прошлого). В состоянии депрессии человек занят исключительно собой, все его мысли о себе, о своем здоровье, своих проблемах. Часто встречается вариант «маскированной депрессии», когда жалу­ются на физическое состояние, бессонницу, раннее пробужде­ние, потерю аппетита, общую усталость и т. д. При этом на пер­вом этапе индивидуум обычно ищет контакты с другими людь­ми, желает их помощи. Но его подавленное настроение обусловливает неудачи в межличностных отношениях, и как ре­зультат происходит усиление депрессии — ему начинает казать­ся, что окружающие или избегают его, или стараются оттолкнуть от себя. Поэтому он прекращает поиск связей с другими людь­ми, отстраняется от них и смиряется с таким положением, испы­тывая при этом бессилие и безнадежность, молчаливо страдая и злясь и на других людей, и на себя. Но если человек не осмели­вается открыто выразить свою озлобленность, она возрастает и может принять форму самообвинения. Недаром депрессию иногда называют «перевернутой злобой». Существуют специальные прогностические таблицы риска совершения суицида, насчитывающие до двадцати критериев риска. Если составить портрет возможного суицидента, то факторами, сильно повышающими риск при предрасположенности к самоубийству, являются следующие: • межличностные кризисы (в том числе реакция короткого замыкания); • тяжелая утрата (состояние психалгии); • падение уровня самооценки; • утрата смысла жизни и перспективы; • стремление вернуть себе контроль за окружением; • зависимость от других и неудовлетворенность таким положением; • примитивность мышления (человек не знает, как отреагировать на сложную ситуацию); • употребление алкоголя и наркотиков, которые снимают барьеры здравого смысла; • акцентуированность личности (несбалансированная психика); • нарушенная самокритичность; • тяжелая наследственность; • социальные условия; наличие прежних попыток суицида; • тяжелые соматические заболевания. Особо опасным для индивидуума является случай, когда для него совпадают сразу несколько из перечисленных факторов. Чем больше соответствий, тем выше вероятность совершения суицида. Так как основным фактором при намерении совершить суцидальный акт является состояние депрессии, то после осторожного выяснения (только при помощи косвенных вопросов полностью избегая прямых) сведений, необходимых для составления прогностической таблицы и получения данных о том, как далеко человек зашел в своих мыслях о смерти, следует определиться со степенью депрессии. Следует помнить, что у потенциальных самоубийц есть одна важная черта — амбивалентность, затрудняющая распознавание действительных намерений. У некоторых людей есть биологическая и психологическая предрасположенность к депрессивным реакциям в трудных жизненных ситуациях. Однако депрессия, возникшая у них в силу тех или иных внешних причин, исчезает при изменении жизненных условий. Поэтому необходимо в дальнейшем придерживаться тактики, которая ориентирует потенциальных самоубийцу на поиски разумного выхода из таких ситуаций или (что более реально) на изменение его отношения к ним. Обычно решение о самоубийстве не возникает совершенно внезапно, ему предшествует серия попыток поделиться своими намерениями с другими людьми. Поэтому при работе с потенциальным суицидентом желательно собрать необходимую информацию у всех его близких и знакомых (в первую очередь значимых для него), с которыми удастся встретиться и переговорить. Необходимо привлечь к работе и их, но по заранее составленному и четко продуманному плану (возможна коррекция плана в процессе работы). При работе с лицами, намеревающимися совершить самоубийство, следует обращать внимание на позитивные аспекты в их жизни. Например: «Вы упоминали, что прежде многим интересовались. Не расскажете ли мне о своих особых пристрастиях?» Или: «Всегда есть ради чего жить. Что вы думаете об этом?» Такие вопросы могут помочь в изыскании ресурсов для преодоления трудного периода жизни. Можно использовать подходящие ассоциации, например рассказать, что китайский иероглиф, означающий «кризис», составляют два символа «опасность» и «возможность». Не умаляя значения первого символа, можно основное внимание уделить второму в самых разнообразных аспектах, благотворных для соответствующего восприятия пациентом. Консультируя пациента, высказывающего суицидные намерения, очень важно оценить риск их реализации. От правильного прогноза может зависеть его жизнь. Специалисты считают, что замысел самоубийства имеет три составляющих: выбор средства, убийственная мощь средства и его доступность. Если человек уже выбрал способ самоубийства, наверняка обеспечивающий смерть, и средство легкодоступно, риск осуществления самоубийства становится очень большим. При высокой вероятности самоубийства следует принять меры предосторожности проинформировать близких пациента и обсудить с ним вопрос о госпитализации, хотя заранее можно сказать, что в подавляющем большинстве случаев реакция будет остро негативной. Пациент будет отрицать свои намерения и утверждать, что нет причин для помещения его в кризисный стационар. Такие заявления могут носить отвлекающий характер, поэтому необходимо ориентироваться на комплекс признаков, указывающих на постоянную опасность суицида. Особую трудность представляет консультирование лиц, уже попытавшихся совершить самоубийство. Здесь основное направление — преодоление побуждений к самоубийству, которые еще сильны после неудавшейся попытки. Как и в любом деле, все начинается с получения информации — это делается осторожно, деликатно, с помощью косвенных вопросов (отношение к жизни, к смерти, возможные выходы из создавшейся ситуации...). Здесь важно определить, далеко человек зашел в своих мыслях о смерти. «Созрел» он для суицида или еще нет? Если на вопрос, как он представляет свое ближайшее будущее, начинается перечисление того, что нужно сделать (отдать долги, купить что-то, разобраться с чем-то и т. п.) — до самоубийства еще далеко. Если же следует ответ, что он не видит завтрашнего дня, все в тумане или во мраке - дело плохо. Непременно следует помнить, что у потенциальных самоубийц есть одна важная черта — амбивалентность, затрудняющая распознавание действительных намерений, тем не менее полученная информация поможет определить степень риска: это или острая драматическая ситуация, когда нужно во бы то ни стало покончить счеты с жизнью; или же мысли о самоубийстве, есть, но они неопределенные, расплывчатые (смысл: дверь туда всегда открыта — еще успею). [6, 70-75]

Глава 2. Экспериментальная часть

2.1. Организация и проведение психологического исследования Исследовались мужчины и женщины с хронической патологией (в частности с сахарным диабетом) и практически здоровые люди – 40 человек. В ходе экспериментальной части нами использовались следующие методики: опросник суицидального риска, тест смысложизненных ориентаций, методика изучения ценностных ориентаций. Опросник суицидального риска. Проблема диагностики суицидального риска - вероятности со­вершения человеком попытки к самоубийству - выходит за пределы задач медицинской психологии и психиатрии, так как в наше время общего повышенного уровня психической напряженности населения с проблемами суицидальных намерений может столкнуться психолог, ра­ботающий фактически в любой отрасли практической психологии. Цель измерения суицидального риска – в своевременном выявле­нии уровня сформированности суицидальных намерений с целью предупреждения серьезных попыток самоубийства. Обоснованием применения данной методики является то, что методика компактна и позволяет квалифицировать душевное состояние человека как критерий вхождения с ним в глубокий психотерапевтический контакт. Шкалы: 1. Демонстративность. Желание привлечь внимание окру­жающих к своим несчастьям, добиться сочувствия и понимания. Оце­ниваемое из внешней позиции порой как "шантаж", "истероидное выпя­чивание трудностей", демонстративное суицидальное поведение пере­живается изнутри как "крик о помощи". Наиболее суицидоопасно со­четание с эмоциональной ригидностью, когда "диалог с миром" может зайти слишком далеко. 2. Аффективность. Доминирование эмоций над интеллектуаль­ным контролем в оценке ситуации. Готовность реагировать на психотравмирующую ситуацию непосредственно эмоционально. 3. Уникальность. Восприятие себя, ситуации, и, возможно, соб­ственной жизни в целом как явления исключительного, не похожего на другие, и, следовательно, подразумевающего исключительные ва­рианты выхода, в частности суицид. Тесно связана с феноменом "не­проницаемости" для опыта, т.е. с недостаточным умением использовать свой и чуткой жизненный опыт. 4. Несостоятельность. Отрицательная концепция собственной личности. Представление о своей несостоятельности, некомпетентнос­ти, ненужности, "выключенности" из мира. Данная субшкала может быть связана с представлениями о физической, интеллектуальной, мо­ральной и прочей несостоятельностью. Несостоятельность выражает интрапунитивный радикал. Формула внутреннего монолога - "Я плох". 5. Социальный пессимизм. Отрицательная концепция окружающе­го мира. Восприятие мира как враждебного, не соответствующего пред­ставлениям о нормальных или удовлетворительных для человека отно­шениях с окружением. СП тесно связан с экстрапунитивным стилем ка­узальной атрибуции. В отсутствие несостоятельности экстрапунитивность по формуле внутреннего монолога "Вы все недостойны меня". 6. Слом культурных барьеров. Культ самоубийства. Поиск культурных ценностей и нормативов, оправдывающих суицидальное по­ведение или даже делающих его в какой-то мере привлекательным. Заимствование суицидальных моделей поведения из литературы и кино. В крайнем варианте - инверсия ценности жизни и смерти. В отсутствие выраженных пиков по другим шкалам это может говорить только об "эстетизации смерти" (например, ситуация "вечного самоубийцы" в романе Германа Гессе "Степной волк"). Одна из возможных внутрен­них причин культа смерти - доведенная до патологического максима­лизма смысловая установка на самодеятельность: "Вершитель собственной судьбы сам определяет конец своего существования". 7. Максимализм. Инфантильный максимализм ценностных установок. Максимализация ценностей значимости малейшей потери с одно­временной минимизацией ценностей значимости имеющихся достижений. Распространение на все сферы жизни содержания локального конфликта в какой-то одной жизненной сфере. Невозможность компенсации. Аффек­тивная фиксация на неудачах. 8. Временная перспектива. Невозможность конструктивного планирования будущего. Это может быть следствием сильной погру­женности в настоящую ситуацию, трансформацией чувства неразреши­мости текущей проблемы в глобальный страх неудач и поражений в бу­дущем. 9. Антисуицидальный фактор. Даже при высокой выраженности всех остальных факторов есть фактор, который снижает глобальный суици­дальный риск. Это глубокое понимание чувства ответственности за близких, чувство долга. Это представление о греховности самоубий­ства, антиэстетичности его, боязнь боли и физических страданий. В определенном смысле это показатель наличного уровня предпосылок для психокоррекционной работы. Методика изучения ценностных ориентаций. Ценностные ориентации является техникой, направленной на изучение индивидуальных или групповых представлений о системе значимых ценностей, определяющих наиболее общие ориентиры их жизнедеятельности. Эти представления формируются в процессе социализации путем интериоризации групповых и общекультурных ценностей. Особенность ЦО состоит в том, что шкалирование фиксированного и заранее известного набора объектов (ценностей) по задаваемым инструкцией шкалам (например, "наиболее характерные для Вас", "наиболее характерные для Ваших друзей" и т.п.) происходит с помощью процедуры ранжирования. Обычно при проведении методики предполагается, что в ситуациях, когда у респондентов нет оснований для фальсификации результатов, ранжирование действительно отражает реальное соотношение между субъективными значимостями соответствующих ценностей. Ценностные ориентации как предмет психологического исследования и психодиагностики занимают место на пересечении двух больших предметных областей: мотивации, с одной стороны, и мировоззренческих структур сознания, с другой. Они являются одной из самых личностно значимых "зон", в которые приходится вторгаться психологу. Обоснованием применения данной методики является то, что выбранный нами метод ранжирования занимает мало времени (от 10-20 минут) и с этим заданием справляются даже малообразованные люди; использованная методика не утомительна для проведения исследования. М.Рокич различает два класса ценностей - терминальные и инструментальные. Терминальные ценности М.Рокич определяет как убеждения в том, что какая-то конечная цель индивидуального существования (например, счастливая семейная жизнь, мир во всем мире) с личной и общественной точек зрения стоит того, чтобы к ней стремиться; инструментальные ценности - как убеждение в том, что какой-то образ действия (например, честность, рационализм) является с личной и общественной точек зрения предпочтительным в любых ситуациях (Rokeach, 1972, с.160). По сути, разведение терминальных и инструментальных ценностей воспроизводит уже достаточно традиционное различение ценностей-целей и ценностей-средств. Стимульным материалом в методике Рокича служат два списка по 18 ценностей - терминальных и инструментальных, с краткой расшифровкой содержания каждой. Список А (терминальные ценности): -активная деятельная жизнь (полнота и эмоциональная насыщенность жизни); -жизненная мудрость (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом); -здоровье (физическое и психическое); -интересная работа; -красота природы и искусства (переживание прекрасного в природе и в искусстве); -любовь (духовная и физическая близость с любимым человеком); -материально обеспеченная жизнь (отсутствие материальных затруднений); -наличие хороших и верных друзей; -общественное призвание (уважение окружающих, коллектива, товарищей по работе); -познание (возможность расширения своего образования, кругозора, общей культуры, интеллектуальное развитие); -продуктивная жизнь (максимально полное использование своих возможностей, сил и способностей); -развитие (работа над собой, постоянное физическое и духовное совершенствование); -развлечения (приятное, необременительное времяпрепровождение, отсутствие обязанностей); -свобода (самостоятельность, независимость в суждениях и поступках); -счастливая семейная жизнь; -счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом); -творчество (возможность творческой деятельности); -уверенность в себе (внутренняя гармония, свобода от внутренних противоречий, сомнений). Список В (инструментальные ценности): -аккуратность (чистоплотность), умение содержать в порядке вещи, порядок в делах; -воспитанность (хорошие манеры); -высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания); -жизнерадостность (чувство юмора); -исполнительность (дисциплинированность); -независимость (способность действовать самостоятельно, решительно); -непримиримость к недостаткам в себе и других; -образованность (широта знаний, высокая общая культура); -ответственность (чувство долга, умение держать своё слово); -рационализм (умение здраво и логично мыслить, принимать обдуманные рациональные решения); -самоконтроль (сдержанность, самодисциплина); -смелость в отстаиваниях своего мнения, взглядов; -твёрдая воля (умение настоять на своём, не отступать перед трудностями); -терпимость (к взглядам и мнениям других, умение прощать другим их ошибки и заблуждения); -широта взглядов (умение понять чужую точку зрения, уважать иные вкусы, обычаи привычки); -честность (правдивость, искренность); -эффективность в делах (трудолюбие, продуктивность в работе); -чуткость (заботливость).

Тест смысложизненных ориентаций

Тест смысложизненных ориентации является адаптирован­ной версией теста "Цель в жизни" Джеймса Крамбо и Леонарда Махелика. Методика была разработана авторами на основе теории стремления к смыслу и логотерапии Виктора Франкла и преследовала цель эмпирической валидизации ряда представлений из этой теории, в частности, представлений об экзистенциальном ваку­уме и ноогенных неврозах. Суть этих представлений заключа­ется в том; что неудача в поиске человеком смысла своей жизни (экзистенциальная фрустрация) и вытекающее из нее ощущение утраты смысла (экзистенциальный вакуум) являются причиной особого класса душевных заболеваний - ноогенных неврозов, которые отличаются от ранее описанных видов невро­зов. Оригинальная методика в ее окончательном варианте представляет собой набор из 20 шкал, каждая из которых представляет собой утверждение с раздваивающимся оконча­нием: два противоположных варианта окончания задают полюса оценочной шкалы, между которыми возможны семь градаций предпочтения. Испытуемым предлагается выбрать наиболее подходящую из семи градаций и подчеркнуть или обвести соответствующую цифру. Обработка результатов сводится к суммированию число­вых значений для всех 20 шкал и переводу суммарного бала в стандартные значения (процентили). Восходящая последовательность градаций (от 1 до 7) чередуется в случайном порядке с нисходящей" (от 7 до 1), причем максимальный балл (7) всегда соответствует полюсу наличия цели в жизни, а минимальный балл (1) – полюсу ее отсутствия. Обоснованием применения методики СЖО является то, что она измеряет степень «экзистенциального вакуума» и она диагностирует переживание человеком значимости своей жизни. Интерпретация субшкал: /. Цели в жизни. Баллы по этой шкале характеризуют наличие или отсутствие в жизни испытуемого целей в будущем, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу. Низкие баллы по этой шкале даже при общем высоком уровне образа жизни будут присущи человеку, живущему сегодняшним или вчерашнем днем. Вместе с тем высокие баллы по этой шкале могут характеризовать не только целеустремленного человека, но и прожектера, планы которою не имеют реальной опоры в настоящем и не подкрепляются личной ответственностью за их реализацию. Эти два случая несложно различить, учитывая показатели по другим шкалам смысложизненных ориентаций. 2. Процесс жизни или интерес и эмоциональная насыщенность жизни. Содержание этой шкалы совпадает с известной теорией о том, что единственный смысл жизни состоит в том, чтобы жить. Этот показатель говорит о том, воспринимает ли испытуемый сам процесс своей жизни как интересный, эмоционально насыщенный и наполненный смыслом. Высокие баллы по этой шкале и низкие по остальным - будут характеризовать гедониста, живущего сегодняшним днем. Низкие баллы по этой шкале - признак неудовлетворенности своей жизнью в настоящем; при этом, однако, ей могут придавать полноценный смысл воспоминания о прошлом или нацеленность в будущее. 3. Результативность жизни или удовлетворенность самореализацией. Баллы по этой шкале отражают оценку пройденного отрезка жизни, ощущение того, насколько продуктивна и осмысленна была прожитая ее часть. Высокие баллы по этой шкале и низкие по остальным будут характеризовать человека, который доживает свою жизнь, у которого все в прошлом, но прошлое способно придать смысл остатку жизни. Низкие баллы - неудовлетворенность прожитой частью жизни. 4. Локус контроля-Я (Я - хозяин жизни). Высокие баллы соответствуют представлению о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представ­лениями о ее смысле. Низкие баллы - неверие в свои силы контролировать события собственной жизни. 5. Локус контроля - жизнь или управляемость жизни. При высоких баллах - убеждение в том, что человеку дано контро­лировать свою жизнь, свободно принимать решения и вопло­щать их в жизнь. Низкие баллы - фатализм, убежденность в том, что жизнь человека неподвластна сознательному контролю, что свобода выбора иллюзорна, и бессмысленно что-либо загадывать на будущее. 2.2. Интерпретация результатов психологического исследования Статистическое сравнение показателей по t - критерию Стьюдента показало нам связь между 2 выборками (1 выборка – люди с хронической патологией (сахарный диабет); 2 выборка - практически здоровые люди) с коэффициентом 4,034 (значимость на уровне Р=0,001) по шкале «несостоятельность»; с коэффициентом 3,927 (значимость на уровне Р=0,001) по шкале «социальный пессимизм»; с коэффициентом 3,300 (значимость на уровне Р=0,01) по шкале «слом культурных барьеров»; с коэффициентом 3,520 (значимость на уровне Р=0,01) по шкале «временная перспектива»; с коэффициентом 6,633 (значимость на уровне Р=0,001) по общему количеству баллов опросника суицидального риска. Статистическое сравнение показателей по t - критерию Стьюдента показало нам связь между 2 выборками (1 выборка - люди с хронической патологией (сахарный диабет); 2 выборка - практически здоровые люди) с коэффициентом -4,291 (значимость на уровне Р=0,001) по шкале «цель в жизни»; с коэффициентом - 4,346 (значимость на уровне Р=0,001) по шкале «процесс жизни или интерес и эмоциональная насыщенность»; с коэффициентом -3,725 (значимость на уровне Р=0,001) по шкале «результативность жизни или удовлетворенность самореализацией»; с коэффициентом -3,975 (значимость на уровне Р=0,001) по шкале «локус контроля Я»; с коэффициентом -4,272 (значимость на уровне Р=0,001) по общему количеству баллов теста смысложизненных ориентаций; с коэффициентом -3,993 (значимость на уровне Р=0,001) по параметру списка А (терминальные ценности) «здоровье» . На основании полученных результатов можно сказать о том: У людей с хронической патологией (в частности с сахарным диабетом) выявлено: отрицательная концепция собственной личности. Представление о своей несостоятельности, некомпетентнос­ти, ненужности, "выключенности" из мира. Это может быть связано с представлениями о физической, интеллектуальной, мо­ральной и прочей несостоятельностью. Несостоятельность выражает интрапунитивный радикал. Формула внутреннего монолога - "Я плох". Они придерживаются отрицательной концепции окружающе­го мира. Воспринимают мир как враждебный, не соответствующий его пред­ставлениям о нормальных или удовлетворительных для человека отно­шениях с окружением. Социальный пессимизм тесно связан с экстрапунитивным стилем ка­узальной атрибуции. У людей данной группы выявляется невозможность конструктивного планирования будущего. Это может быть следствием сильной погру­женности в настоящую ситуацию, трансформацией чувства неразреши­мости текущей проблемы в глобальный страх неудач и поражений в бу­дущем. Люди с хронической патологией (в частности с сахарным диабетом) имеют более высокий антисуицидальный фактор, чем практически здоровые люди, что снижает глобальный суици­дальный риск. Это глубокое понимание чувства ответственности за близких, чувство долга. Это представление о греховности самоубий­ства, антиэстетичности его, боязнь боли и физических страданий. В определенном смысле это показатель наличного уровня предпосылок для психокоррекционной работы. Страдающих сахарным диабетом, можно охарактеризовать, как людей, живущих сегодняшним или вчерашнем днем. У людей данной группы присутствует признак неудовлетворенности своей жизнью в настоящем; неудовлетворенность прожитой частью жизни; неверие в свои силы контролировать события собственной жизни. Здоровье для людей с хронической патологией первостепенно. Используя линейную корреляцию, мы выявили следующие корреляционные связи параметров у людей с хронической патологией (в частности с сахарным диабетом): n Между параметрами «антисуицидальный фактор» и «свобода» (значимость корреляции на уровне Р=0,01); n Между параметрами «антисуицидальный фактор» и «наличие хороших и верных друзей» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между общими показателями опросника суицидального риска и параметром «наличие хороших и верных друзей» (значимость корреляции на уровне Р=0,01); n Между общими показателями опросника суицидального риска и параметром «общественное признание» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между общими показателями опросника суицидального риска и параметром «творчество» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между параметрами «цель в жизни» и «независимость» (значимость корреляции на уровне Р=0,01); n Между параметрами «процесс жизни или интерес и эмоциональная насыщенность» и «независимость» (значимость корреляции на уровне Р=0,01); n Между параметрами «локус контроля Я» и «независимость» (значимость корреляции на уровне Р=0,01); n Между общими показателями теста смысложизненных ориентаций и параметром «независимость» (значимость корреляции на уровне Р=0,01). Следовательно, люди с хронической патологией, имеющие высокий антисуицидальный фактор, который снижает глобальный суици­дальный риск (это глубокое понимание чувства ответственности за близких, чувство долга, представление о греховности самоубий­ства, антиэстетичности его, боязнь боли и физических страданий), уделяют приоритетное место следующим ценностям: свобода (самостоятельность, независимость в суждениях и поступках); наличие хороших и верных друзей. Люди данной группы, имеющие высокий суицидальный риск уделяют первостепенное значение такой ценности как общественное призвание (уважение окружающих, коллектива, товарищей по работе) и не придают особого значения ценности «творчество» (возможность творческой деятельности). Для людей с хронической патологией, живущих сегодняшним или вчерашнем днем, первостепенна независимость (способность действовать самостоятельно, решительно). Люди, имеющие высокие показатели смысложизненных ориентаций, не придают особого значения независимости (способности действовать самостоятельно, решительно). Используя линейную корреляцию, мы выявили следующие корреляционные связи параметров у практически здоровых людей: n Между параметрами «антисуицидальный фактор» и «активная деятельная жизнь» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между параметрами «антисуицидальный фактор» и «развлечения» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между параметрами «антисуицидальный фактор» и «счастье других» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между параметрами «антисуицидальный фактор» и «широта взглядов» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между общими показателями опросника суицидального риска и параметром «счастье других» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между общими показателями опросника суицидального риска и параметром «смелость в отстаивании своего мнения» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между параметрами «цель в жизни» и «самоконтроль» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между параметрами «результативность жизни или удовлетворенность самореализацией» и «жизненная мудрость» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между параметрами «результативность жизни или удовлетворенность самореализацией» и «здоровье» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между параметрами «результативность жизни или удовлетворенность самореализацией» и «образованность» (значимость корреляции на уровне Р=0,01); n Между параметрами «локус контроля Я» и «развитие» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между параметрами «локус контроля Я» и «ответственность» (значимость корреляции на уровне Р=0,05); n Между общими показателями теста смысложизненных ориентаций и параметром «жизненная мудрость» (значимость корреляции на уровне Р=0,05). Исходя из полученных результатов, практически здоровые люди, имеющие высокий антисуицидальный фактор, который снижает глобальный суици­дальный риск (это глубокое понимание чувства ответственности за близких, чувство долга, представление о греховности самоубий­ства, антиэстетичности его, боязнь боли и физических страданий), не придают особого значения развлечениям (приятное, необременительное времяпрепровождение, отсутствие обязанностей), однако для них первостепенны активная деятельная жизнь (полнота и эмоциональная насыщенность жизни), счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом), широта взглядов (умение понять чужую точку зрения, уважать иные вкусы, обычаи привычки). Люди данной группы, имеющие низкий суицидальный риск уделяют первостепенное значение таким ценностям как счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом); смелость в отстаивании своего мнения. Для практически здоровых людей, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу, первостепенен самоконтроль (сдержанность, самодисциплина). Люди данной группы, удовлетворенные результативностью жизни и самореализацией уделяют особое внимание таким ценностям, как «жизненная мудрость» (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом); «здоровье» (физическое и психическое); «образованность». Практически здоровые люди, имеющие представление о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представ­лениями о ее смысле, приоритетное значение уделяют развитию (работа над собой, постоянное физическое и духовное совершенствование), ответственности (чувство долга, умение держать своё слово). Люди, имеющие высокий показатели смысложизненных ориентаций, придают особое значение жизненной мудрости (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом). 2.3. Выводы 1. Люди с хронической патологией на фоне высокой степени суицидального риска имеют высокий антисуицидальный фактор, который снижает глобальный суицидальный риск, это связано с глубоким пониманием чувства ответственности за близких, чувством долга, с представлениями о греховности самоубий­ства, антиэстетичности его, боязнь боли и физических страданий. 2. Люди с хронической патологией не могут конструктивно планировать будущее, так как они живут сегодняшним или вчерашнем днем, при этом у них присутствует признак неудовлетворенности своей жизнью в настоящем; неудовлетворенность прожитой частью жизни; неверие в свои силы контролировать события собственной жизни. 3. Жизненная ценность «здоровье» для людей с хронической патологией первостепенна, в отличие от практически здоровых людей, для которых первостепенна является активная деятельная жизнь, как полнота и эмоциональная насыщенность жизни, счастье других и широта взглядов. 4. Люди с хронической патологией уделяют приоритетное место следующим жизненным ценностям: свобода (самостоятельность, независимость в суждениях и поступках); наличие хороших и верных друзей, общественное призвание (уважение окружающих, коллектива, товарищей по работе), независимость (способность действовать самостоятельно, решительно) и не придают особого значения ценности «творчество» (возможность творческой деятельности). 5. Практически здоровые люди, удовлетворенные результативностью жизни и самореализацией, уделяют особое внимание таким ценностям, как «жизненная мудрость» (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом); «здоровье» (физическое и психическое); «образованность». 6. Практически здоровые люди, имеющие высокие показатели смысложизненных ориентаций, придают особое значение жизненной мудрости (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом). Заключение Высокий уровень самоубийств заставляет ставить вопрос о причинах этого явления и поиске оптимальных средств для его предупреждения. Суицидальные реакции обусловлены психологическими и патопсихическими особенностями личности в экстремальных жизненных обстоятельствах. На первом месте среди факторов суицидного поведения стоят личностные свойства индивидуума: то, как он ценит жизнь, его прошлое и акцентуация его личности. Суицидальное поведение, как и любое другое, социально детерминировано, следовательно, имеет под собой определенную социальную почву психологические и культурологические факторы являются условиями, в которых проявляются те или иные формы или модели суицидального поведения. Адаптированность личности к социальной среде характеризуется успешностью ее социализации, формированием в соответствии с требованиями среди установок, системы мотивации, ценностных ориентаций, включенностью в социальные и профессиональные группы и т. д. Важнейшим «подкреплением» смысла жизни яв­ляются либо полученные «блага», либо общее чувство удовлетворенности человека тем, как он строит свою жизнь. Целью нашей работы является изучение ценностных ориентаций как факторов смысла жизни у людей с суицидальным риском на примере людей с хронической патологией (в частности с сахарным диабетом). В ходе исследования была выдвинута гипотеза о том, что люди с хронической патологией на фоне высокого суицидального риска не имеют достаточно сформированные смысложизненные ориентации, так как для них единственной жизненной ценностью является здоровье. При решении задач, поставленных в работе, выявлено, что люди с хронической патологией (в частности с сахарным диабетом) имеют высокий суицидальный риск, вследствие этого они не могут конструктивно планировать будущее, так как они живут сегодняшним или вчерашнем днем. Однако, люди с хронической патологией (в частности с сахарным диабетом) имеют более высокий антисуицидальный фактор, чем практически здоровые люди, что является предпосылкой для проведения психокоррекционной работы. Жизненная ценность «здоровье» для людей с хронической патологией первостепенна, в отличие от практически здоровых людей (что объясняется спецификой заболевания). Люди с хронической патологией уделяют приоритетное место следующим жизненным ценностям: свобода (самостоятельность, независимость в суждениях и поступках); наличие хороших и верных друзей, общественное призвание (уважение окружающих, коллектива, товарищей по работе), независимость (способность действовать самостоятельно, решительно) и не придают особого значения ценности «творчество» (возможность творческой деятельности). Практически здоровые люди в свою очередь, имеющие высокий антисуицидальный фактор, не придают особого значения развлечениям, однако для них первостепенны активная деятельная жизнь, счастье других, широта взглядов. Практически здоровые люди, удовлетворенные результативностью жизни и самореализацией, уделяют особое внимание таким ценностям, как «жизненная мудрость»; «здоровье» (физическое и психическое); «образованность». Люди, имеющие высокие показатели смысложизненных ориентаций, придают особое значение жизненной мудрости. Следовательно, при психокоррекционной работе с лицами, имеющими хроническую патологию, с высоким суицидальным риском, следует обращать внимание на позитивные аспекты в их жизни. Необходима психокоррекция отрицательной концепции собственной личности людей с хронической патологией, а также отрицательной концепции окружающе­го мира, психологическая коррекция поможет снизить суицидальный риск. Необходимо людей с хронической патологией научить конструктивно планировать будущее, что свою очередь изменит смысложизненные ориентации. Деятельность клинических психологов, по-моему, в будущем будет более востребована, так как необходима психологическая помощь людям с хроническими заболеваниями. Список литературы: 1. Актуальные проблемы суицидологии. / Труды Московского НИИ психиатрии. М., 1981. – 264 с. 2. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. – 230 с. 3. Амбрумова А.Г. Психология самоубийства. // Медицинская помощь. № 3, 1994, С. 15-18. 4. Асмолов А.Г. Психология личности. М.: МГУ, 1990. – 367 с. 5. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1996. – 300 с. 6. Вагин И. Психология жизни и смерти. СПб: Питер, 2001. – 160 с. 7. Конончук Н.В. О суицидологических попытках при депрессиях. // Журнал невропатологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. № 4, 1990. С. 76. 8. Коган Л.И. Цель и смысл жизни человека. М.: Мысль, 1996. – 235 с. 9. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). – М.: Смысл, 1992. – 16 с. 10. Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций. – М.: Смысл, 1992. – 17 с. 11. Муздыбаев К.И. Психология ответственности. Л.: Наука, 1983. – 235 с. 12. Мерлин В.С. Личность как предмет психологического исследования. Пермь: ПГПИ, 1988. – 80 с. 13. Практикум по психодиагностики. Прикладная психодиагностика. М.: МГУ, 1992. – 18 с. 14. Столин В.В. Самосознание личности. М.: МГУ, 1983. – 284 с. 15. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. – 368 с. 16. Фролов И.Т. Перспективы человека. М.: Политическая литература, 1983. – 230 с. 17. Фролов И.Т. О смысле жизни, о смерти и бессмертии человека. М.: Знание, 1985. – 64 с. 18. Фромм Эрих. Человек для себя. Минск: Издательство В.П. Ильина, 1997. – 416 с. Корреляционная плеяда (выборка №2).
Овал:  10Овал:  49

Корреляционная плеяда (выборка №1).

1 Амбрумова А.Г. Психология самоубийства. // Медицинская помощь. № 3, 1994, 15 с.