Каталог :: Психология

Курсовая: Природа раннего социального сиротства и его профилактика

                      Московский государственный социальный                      
                                   университет                                   
                  Факультет социальной педагогики и психологии                  
                            Курсовая работа по теме:                            
«Природа раннего социального сиротства и его профилактика».
     

Автор:

Студентка 3 курса, д/о

1 группы

Казили Ж.А.

Научный руководитель:

Романова А.В.

Москва 2005 Содержание: Введение..................................................................... .................... 1 Принципы раннего социального сиротства................................ 2 Социальные корни отказов от материнства................................ 3 Результаты социологического обследования отказниц............. 4 Результаты психологического обследования отказниц............ 5 Роль семейного фактора............................................................ 6 Возраст матери (специальные проблемы юных матерей)......... 7 Профилактика раннего социального сиротства........................ Заключение................................................................... ................ Список литературы................................................................... .... ВВЕДЕНИЕ Острый социальный кризис, охвативший нашу страну, отразился не только на материальном благополучии, но и на нравственном здоровье семьи. Семья - эта главная и естественная система социальной и биологической защиты ребенка - оказалась в кризисной ситуации. Впервые со времен войны смертность превысила рождаемость, распадается каждый третий брак, из сотен тысяч детей-сирот, находящихся на попечении государства, около 95% - это сироты при живых родителях. Пришлось даже изобрести новый термин -"социальное сиротство". К сожалению, в стране отсутствуют сведения о распространенности этого страшного явления. Отсутствие государственной статистики приводит к тому, что называются цифры от 200 тысяч до полутора миллионов. Не ясна структура социального сиротства. Не известно, сколько детей остается в родильных домах? Сколько "невостребованных" детей остается в больницах? Сколько младенцев подкинуто матерями в общественных местах? Сколько детей потеряли родителей в результате лишения последних их родительских прав? Драматична судьба, детей, выросших в интернатах. Жизнь без семьи в условиях длительной социальной изоляции, в ограниченном, замкнутом коллективе сужает возможности формирования личности, способствует угасанию мотивации к нравственному и интеллектуальному совершенствованию. Особенно катастрофична судьба младенцев, оставшихся без Матери сразу после рождения в результате отказа от них матерей, поскольку именно в первые дни и месяцы жизни ребенку наиболее необходим постоянный эмоциональный и телесный контакт с биологической матерью. Лишаясь его, новорожденный подвергается риску искажения психического развития на всю жизнь. Оказываясь в изоляции, без матери сразу после рождения, уже к полугоду ребенок заметно отстает в развитии, а через год невосполнимо утрачивает должный потенциал эмоциональности и интеллекта. Многие годы все, что касалось этих вопросов, тщательно скрывалось. Лишь в последние годы благодаря усилиям демократической общественности достоянием гласности стали пугающие цифры. Оказалось, что около 1% новорожденных остаются без попечения родителей уже в родильных домах вследствие отказа от них матерей. Только за один 1991г. в родильных домах Москвы осталось более 250 детей. Лишь небольшая часть отказов была связана с тяжелым заболеванием или уродством младенца. К сожалению, вопросом о причинах отказов матерей от своих детей никто не занимался ни теоретически, ни практически. Казался самоочевидным ответ на вопрос, почему мать бросает своего ребенка? В общественном сознании мать? оставляющая своего ребенка без опеки, считается априорно греховной, морально разложившейся и недостойной сочувствия и помощи. Недаром стереотипы бытового сознания заставляли бывших депутатов Союзного парламента требовать создания закона, который беспощадно карал бы таких матерей. А средства массовой информации, соревнуясь в поисках "истины", всерьез обсуждали "предложения" некоторых граждан о стерилизации таких женщин, об их направлении на принудительный труд, об их публичном обозрении на работе, в школе, в институте. Необходимость исследования истоков именно раннего социального сиротства продиктована обеспокоенностью детских врачей катастрофическим увеличением детей, брошенных матерями в первые дни жизни, сразу после рождения, а также озабоченностью теми драматическими последствиями для здоровья и судьбы, которое несет сверхранний отрыв ребенка от биологической матери. Проблема социального сиротства очень актуальна в наше время, т.к. с каждым днём всё больше матерей отказываются от своих детей. Цель - изучение причины отказа матерей от своих детей и способы решения проблемы социального сиротства. Объектом является социальное сиротство. Предметом изучения является причины появления социального сиротства. Задачи: - теоретический анализ по проблеме возникновения раннего социального сиротства - рассмотрение методов профилактических работ социального сиротства ПРИЧИНЫ РАННЕГО СОЦИАЛЬНОГО СИРОТСТВА Отказ матери от своего новорожденного ребенка — распространенное, но до настоящего времени мало изученное социально-психологическое явление. Подобные действия родителей известны с давних времен. Они устойчиво сохраняются в различных этно-культуральных сообществах и имеют отчетливые аналоги в животном мире. Стремительная урбанизация современного цивилизованного общества, частые социальные потрясения, интенсивная миграция народонаселения во многих странах сопровождаются ростом числа брошенных детей. Проблемы сиротства стали обсуждаться очень давно в связи с необходимостью социальной заботы о детях, оставшихся без попечения родителей, детях-сиротах, о подкидышах, а также в связи с проблемами опеки, усыновления, попечительства, общественного устройства судеб этих детей. Первые литературные упоминания о сиротских приютах для брошенных детей относятся к IV—V векам. В это время в центральной Европе церковью создаются подобные центры. Начиная с ХП-го века многие европейские государства стали принимать на себя заботу о брошенных детях. Сначала во Франции, позднее в Великобритании были утверждены законы, регламентирующие минимальную заботу о сиротах и брошенных детях, а также меры в отношении их родителей. Церковь побуждала европейское общество открывать больницы, приюты для брошенных и найденных детей. В 1729 году в США, а в 1734 в Италии были открыты дома для «найденышей». После 1880 года многочисленные агентства социальной помощи сиротам и брошенным семьям были открыты по всей Северной Америке [Брутман В.И., 1994, с. 5]. Однако до настоящего времени остается малоизученной и непонятой природа этой аномальной формы искаженного материнского поведения — отказа женщины от своего ребенка: Повседневная практика работы с такими женщинами и анализ даже немногочисленной литературы по данной проблеме указывают на чрезвычайную сложность взаимодействия социальных, психологических и патологических факторов, нарушающих формирование материнства — этой важнейшей формы социального поведения женщины. СОЦИАЛЬНЫЕ КОРНИ ОТКАЗОВ ОТ МАТЕРИНСТВА Роль социальных факторов в формировании искажений материнского поведения столь велика и очевидна, что многие исследователи непосредственно сводят именно к ним всю спорную проблему причинности социального сиротства. Действительно, история показывает, что социальные потрясения во всем мире и России, в частности, сопровождаются повсеместным ростом числа детей, остающихся без попечения родителей. Наследством многочисленных войн, эпидемий, голодных моров, землетрясений становились тысячи и тысячи осиротевших детей. 20-й век ознаменовался небывалым ростом числа сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в результате трех наиболее разрушительных за всю историю человечества войн, а также того грандиозного террора, который пережили народы России в 20-х—40-х годах. К сожалению, за все годы существования Советской власти мы не имели точного представления о распространенности этого явления, т. к. данный показатель попросту отсутствовал (и сейчас отсутствует) в реестрах государственной статистики. Современная социальная и политическая ситуация в нашей стране характеризуется высокой нестабильностью. Низкие доходы большинства семей, спад производства, низкое качество товаров, дефицит даже предметов первой необходимости, ухудшение качества питания. Стояние в очередях становится обычным способом проведения досуга современной женщины. Политическая ситуация во многих регионах страны очень напряжена. Москва стала центром политической борьбы между различными общественными группировками. Большинство молодых семей в стране остро нуждается в жилье. Жилищная проблема становится особенно тягостной для женщины в период беременности и в первые годы жизни ребенка. Молодые семьи с малым сроком совместной жизни вынуждены жить с родителями одного из супругов, их братьями и сестрами в малогабаритных или коммунальных квартирах. Большинство беременных с тревогой думает о резком сокращении доходов семьи после рождения ребенка (в среднем в два раза) в то время как необходимость расходов резко возрастает на фоне галопирующей инфляции. Женщина может отдать ребенка в ясли, а сама выйти на работу, однако известно, сколь низка профессиональная подготовка воспитателей и сколь плохи условия содержания детей в группах. Поэтому матери при малейшей материальной возможности стараются не отдавать ребенка в ясли. В случае если она предпочтет сама ухаживать за своим ребенком, не выходя на работу, то ни она, ни ребенок не получат никакой материальной поддержки. Вся семья будет вынуждена жить на зарплату мужа. Это означает, что доход на каждого члена молодой семьи будет меньше прожиточного минимума. Беременные женщины в нашей стране сталкиваются с огромными физическими нагрузками. Хотя законодательством и предусматривается перевод беременных на более легкую работу, однако на практике руководство в этом не заинтересовано, и часто профессиональные нагрузки остаются прежними. Все эти социальные факторы, по результатам самых современных исследований, значительно снижают качество готовности к материнству, приводят к тому, что более чем для 30% женщин, вынашивающих беременность, последняя является нежелательной и нежеланной со всеми вытекающими отсюда последствиями [Смагина Л.И., 1999, с 9]. Таким образом, экономические, политические и социальные факторы составляют достаточно неблагоприятный фон — «социальную ситуацию развития» женщины в период беременности, которая порождает целый круг специфических тревожных переживаний, дестабилизирующих личность женщины. Большинство исследователей связывают рост отказов от материнства с отрицательным влиянием глобальных цивилизационных процессов в мире, и, в первую очередь, прогрессирующей урбанизации на традиционную семью, на индивидуальное сознание и моральный облик женщины. Для женщины в городе создается известный феномен «покрова социальной анонимности». С этим связывают увеличение статистики разводов, распространение алкоголизма и наркомании среди женщин. На традиционную структуру семьи в определенной мере негативно влияет характерное для современных городов укрепление государственных служб социального обеспечения, которые отчасти берут на себя функции опеки, ранее традиционно выполняемой родительской семьей. Важную роль играют акселирационные процессы и изменение образа жизни современной молодежи, «сексуальная революция», снижение возраста начала половой жизни, которые происходят на фоне более терпимого отношения общества к добрачным половым связям и их последствиям, приводящим к возрастанию из года в год числа подростковых беременностей. Определенное значение имеет повышенное стремление современных женщин к социальной независимости, в чем не последнюю роль играет растущее влияние феминистских движений в развитых цивилизациях. Одним из важнейших комплексов в структуре социокультуральных факторов, влияющих на формирование семейных отношений и на материнское поведения в частности, является комплекс культурно-национальных и религиозных традиций общества. Вместе с тем эта область отношений остается малоизученной и потому представляется противоречивой. Так известно, что в этносах с сильным влиянием религиозного фундаментализма (большинство страны ислама, ортодоксальные иудейские общины израиля) даже в социально не защищенных слоях общества «отказничество», как явление, вообще не известно. В то же самое время в таких странах как Франция, Италия, где сильны традиции католицизма, отличается известный рост числа отказных детей. Напротив, в ряде Скандинавских стран с низкой религиозностью населения эти цифры чрезвычайно малы, а в России -стране почти полового атеизма - «отказничество» принимает характер эпидемии. Хорошо известно, Что современная мораль и религия расценивают как безусловное зло и грех отвержение матерью своего ребенка, а в общественном сознании устойчиво сохраняется представление об априорной греховности и аморальности матери, оставившей младенца без попечения. Не даром депутаты бывшего Союзного парламента всерьез обсуждали закон об уголовном наказании этих женщин, а из писем в многочисленные редакции и заинтересованные министерства до сих пор поступают разгневанные письма с призывами к стерилизации, к публичным формам демонстрации таких матерей. Все это безусловно подчеркивает значение общей социальной ситуации, в которой живет женщина, значение среды, формирующей личность женщины на всех этапах подготовки к материнству. РЕЗУЛЬТАТЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ ОТКАЗНИЦ Проблемы отказниц - это прежде всего не проблемы сегодняшнего дня, а во многом, наследство от неблагополучия предыдущих поколений и забвение насущных нужд людей и прежде всего детей. Об этом наглядно свидетельствуют результаты нашего исследования в той части, которая касается сведений о детских годах отказниц. Истоки инфантильности и других признаков психологического неблагополучия во многом можно увидеть в обстоятельствах их детства. Обратимся к фактам. Имеющиеся данные об отказницах распадаются на две неравные группы. Большую часть составляют молодые девушки в возрасте от 16 до 19 лет (60%). Как правило они не замужем, многие живут с родителями (с матерью 45% с отцом 15%). Некоторые, кроме того с братьями или сеет рами. Понятно, что при таких условиях мнение родителей о судьбе только что родившегося ребенка имеет важнейшее часто решающее значение. Это значение может проявлять и в тех случаях, когда отношения с родителями хороши (35%) и тогда, когда плохие (15%). Меньшую часть составляют женщины зрелого возраста, в том числе старшей возрастной группы (свыше 30 лет) (15%). Намного чаще, чем в среднем по населению (хотя ны пешнее поколение в этом отношении превосходит все преды дущис) паши отказницы воспитывались в неполной семье. Обоими родителями до 14 лет воспитывались только 2/3 он решенных. Кроме того 8% росли с отцом и мачехой и такс же число с матерью и отчимом. Отметим, что такую формально полноценную семью нельзя считать вполне благополучной. Характерно, что никто из наших респонденток н назвал мачеху или отчима в числе лиц, к которым они испытывали теплые чувства или кто пользовался у них уважением или авторитетом. Но и те кто рос с родным отцом: матерью часто находились в психологически травмирующей неблагополучной среде. Только в 1/3 таких родных семей от ношения между родителями были хорошими. Те дети, которые вообще не имели родителей, естественно, в большинстве случаев не были благополучными. Прежде всего, у большинства опрошенных нами отказниц не было образца нормальных семейных отношений, которые могли бы в последствии вызвать желание создать хорошую семью. В большинстве семей детей "воспитывали" в грубости криком, а часто побоями, таких семей по нашим данным 58%, при этом били детей 1% отцов и 13% матерей. Отметим, что этот "стиль" передается и детям и примерно такая же доля респонденток считает сейчас, что детей следует бить. Характерно также, что образовательный уровень родительских семей был низким. Полное среднее образование или более высокое имели только 50% матерей, у остальных было более низкое образование. 18% долгое время не работали, 6% злоупотребляли алкоголем (в популяции около 2%). Около трети тех, кто рос с матерью, отмечают плохие отношения с ней. При этом, близкие и откровенные отношения с ней были также у одной трети. Но если учесть, что многие респондентки росли вообще без матери можно сделать вывод о большом дефиците материнского влияния. Ситуация с отцом еще хуже. Прежде всего, как уже отмечалось, многие росли вообще без отца. Развод родителей пришлось пережить в детстве до 12 лет 18% женщин. Можно себе представить какие переживания выпали на долю этих детей. В сохранившихся семьях обстановка тоже была далеко не всегда благополучной и 23% оценивают свои отношения с отцами как плохие, а иногда очень плохие. Одна из 4-х женщин, воспитывавшихся в полной семье, отмечает близкие и откровенные отношения с отцом, 53% оценивают их как не очень хорошие, но и не плохие. Образование отцов также не было слишком высоким: не имел среднего образования каждый 3-й. Сильно злоупотребляли алкоголем 38% (в популяции около 5%), а случалось выпить лишнего 03%. Не слишком хорошими были и материальные условия семьи, в которых воспитывались наши отказницы. Большинства (75%) были, по их словам, "сыты и одеты, хотя не имели ничего сверх этого", но 6% их семей едва хватало на еду. Среди опрошенных не оказалось ни одной семьи, материальный уровень которой был бы хотя бы несколько выше среднего уровня. Более трети семей были обеспечены ниже среднего уровня. Свой жилищные условия большинство респонденток считает средними. Плохими их назвали 6% опрошенных, хорошими считают 11 % При этом, 11% жили в коммунальной квартире и 30% не имели своего места (угла, комнаты) для учебы и игры. В половине семей случались драки, скандалы. В целом же, свое детство, несмотря на все трудности, оценивают как счастливое почти 80% опрошенных и только около 20% жалуются на несчастливость. По-видимому субъективное восприятие детства не всегда связано с объективными показателями. В силу молодости, по еще более в силу личностных особенностей, образование наших респонденток не слишком велико. Около половины их окончили ПТУ, а среднее общее или техникум удалось окончить также почти половине, но 11% не смогли вытянуть больше 4-х классов. Продолжают учебу только 6%, 18% работают, остальные не работают но разным поводам (ищут работу, жалуются на здоровье), а 12% откровенно заявляют, что и не собираются работать. Большинство не имеют никакой определенной профессии или специальности. Среди опрошенных отказниц, родивших в Московском родильном доме довольно много приезжих (25%), 20% попали в роддом вскоре после приезда. При этом некоторые откровенно говорят, что приехали в Москву на роды, поскольку больше доверяют Московскому роддому, или - еще чаще - "в Москве есть возможность отказаться от ребенка и об этом никто не узнает из родных или близких". Другая причина приезда в Москву - распространенная среди всех мигрантов: и Москве легче и интересней жить, устроиться па работу или учебу. Среди отказниц большинство никогда не было в браке - 60%, замужем - 10%; 20% живут в незарегистрированном браке и 10% разведено. 35% живут без родственников, 15% проживает с мужем. Никто не живет с родителями мужа: с матерью или отчимом, что лишний раз свидетельствует об отсутствии родственных отношений с не родными родителями. При этом доля живущих вместе с матерью довольно большая - - 45%. В старшей группе женщин имеются дети от мужа, у молодых детей нет. Для молодых очень важно отношение родителей к новорожденному. Большинство их матерей (60%) не хочет заниматься ребенком. Среди мотивов отказа от ребенка значительный вес имеют мнение родителей: "я не могу прийти к родителям с ребенком, не имеющим отца". Значительную роль играет, но видимому и зависимость от родителей, особенно от матери, большинство которых оказывают дочерям материальную помощь, помогают в домашних делах, но не хочет, чтобы у дочери был ребенок. Другая группа мотивов отказа, выдвигаемых опрошенными, относится к их материальному положению. Около половины их находятся на иждивении у родственников, для многих из них существенна также помощь родителей, родственников и друзей. Только 15% считают основным средством своего существования заработную плату на постоянном месте работы. Подрабатывают, когда есть возможность и перепродают вещи и продукты 5%. При этом, 45% считают, что хотя они не голодают, но совершенно не имеют денег на одежду, 15%- что им не хватает денег вообще и 25% хотели бы иметь дополнительные доходы на развлечения и дорогие вещи. 55% отказниц считают свое материальное положение ниже среднего уровня в стране и никто не оценивает его выше среднего, а средний уровень: как известно, таков, что позволяет не голодать, но ничего сверх этого. В такой ситуации появление ребенка неизбежно приведет к уровню жизни много ниже среднего. Естественно, что мотив материальной необеспеченности играет значительную роль в числе других мотивов. На него ссылается 50% опрошенных. При более детальной оценке своего материального положения 10% отказниц заявили, что не удовлетворены как они питаются, 30% как одеваются, 40% жильем, 55% работой и учебой, 25% возможностями для воспитания и образования детей. Эти представления о своем материальном положении у многих совпадают с представлением о себе и своем положении в обществе. Недовольные собой 60% и 25% считают, что общество к ним несправедливо. 20% не удовлетворены отношениями с людьми, живущими и работающими рядом с ними. Особенно же обращает на себя внимание общая оценка того, как складывается жизнь в целом. Неудовлетворенность по этому пункту составляет 75%. Однако, можно предположить, что неудовлетворительные материальные условия являются только одной из составляющих общего комплекса причин, побуждающих отказаться от ребенка. Обратимся поэтому к ответам отказниц, характеризующим их ценностные ориентации. Каково, например, их отношение к оптимальным условиям работы? Является ли работа для наших респонденток необходимой частью их жизни или только неизбежным злом? Наиболее частым ответом бывает такой: "Надо работать в меру и зарабатывать столько, чтобы обеспечить себя всем необходимым" (35%). Другая часть опрошенных считает, что надо работать и много зарабатывать, чтобы покупать все, что захочется. 10% хотели бы но возможности вообще не работать, а 5% - иметь такую работу, чтобы она не была очень утомительна, но оплачивалась очень хорошо. Несколько особняком стоят ответы 10% женщин, считающих, что можно не гнаться за большим заработком, если работа соответствует их склонностям и интересам. В этой формулировке не совсем ясно, что важнее - большой заработок или склонности или интересы. Означает ли это утверждение оправдание нежелания работать, поскольку она "не соответствует склонностям и интересам", или действительное желание предпочесть содержание работы ее материальному вознаграждению? Независимо от реального значения последнего утверждения, оно согласуется с выборами наиболее важных жизненных целей. Иметь интересную работу, позволяющую проявить способности, хотят 20% опрошенных и повысить образование 10%. Таким образом, некоторая часть опрошенных последовательно декларирует одобряемые обществом интеллектуальные ценности. Но большинство ответов совпадает с ранее высказанными представлениями о жизни. Среди них ценность "работа" играет небольшую роль. Обращает на себя внимание что у женщин, отказывающихся от новорожденных детей обрекающих их па сомнительное будущее в доме ребенка, паи более важное место занимают такие желания как счастливое супружество, семейная жизнь - 40%, воспитание хороших детей и обеспечение их будущего - 25%. Меньшее место, хотя и довольно значительное у группы ценностных ориентации, означающих гедонистское, потребительское отношении к жизни. Так, хотели бы "иметь много денег, чтобы позволить себе все лучшее, что есть в жизни", - 15%, "иметь много друзей и знакомых" - 20%. Сюда же примыкают также пожелания как "развлечения, возможность весело проводить время" - 5%. Для некоторых, у кого сейчас острая житейская ситуация, самым важным кажется иметь хорошее и удобное жилище 10%, или хорошее здоровье - 20%. Некоторое количество ориентации так сказать морального порядка не составляют большинства пожеланий. Быть хорошим, порядочным человеком 15%, обладать чувством собственного достоинства и самоуважения 5%, уважение со стороны окружающих -5%. По результатам наших прошлых исследований высказывание такого рода ориентации обычно свидетельствует о том, что респондент ощущает дефицит именно этих качеств. В данном случае они являются "болевыми точками" у меньшинства респондентов. Скорее мы можем наблюдать определенные проявления эйфории или пренебрежения к общественному мнению. В частности, большинство респондентов считает свои отношения с окружающими вполне хорошими 55%' и "в общем удается ладить" ~ 25%. Проявления антагонизма значительно более редки «меня часто не понимают» 15%, "меня часто обижают" -5%, "мне нет дела до других людей" - 5%. Для оценки отношений с окружающими наших отказниц определенное значение имеют сведения об их друзьях. 30% из них не имеют близких друзей, 25% не доверяют своим друзьям настолько, что те ничего не знают о ребенке. 10% друзей относятся к проблеме безразлично, а 20%, наоборот, считают, что нельзя отказываться от ребенка, что, по-видимому, не имеют такого большого значения. При этом ни у кого из друзей не появилось намерения помочь в воспитании ребенка. Для этого исследования одни из наиболее важных вопросов -выяснение обстоятельств при которых женщина отказывается от ребенка. Среди наших респонденток очень немного таких, кто принципиально не хотел бы иметь детей. Считают, что в современной семье дети не нужны только 0,5% опрошенных, а для себя лично бездетность планируют 1%. 50% собираются иметь одного ребенка, двоих 10%, а троих - 20%. Эти цифры принципиально не расходятся мнениями большинства населения, у которого также преобладает предпочтение 1-2-х детной семьи. Многие из них -20% хотели бы в ближайшем будущем вступить в брак и 10% - иметь спутника жизни, не регистрируя официально семейные отношения. 10% не собираются иметь близкие отношения с мужчинами, 5% демонстрируют свое пренебрежение к общественному мнению, заявляя, что собираются поддерживать более или менее продолжительные знакомства без серьезных Намерений. Каждая четвертая отказница .затрудняется сформулировать как бы она хотела устроить свою личную жизнь. Из тех, кто хочет выйти замуж, большинство мечтает о взаимопонимании в браке. Для 10% важно обрести отца для ребенка, по 5% получили такие выборы как рождение детей, любовь, 1% выборов получило материальное благополучие. При преобладании общепринятых ориентации на семью и детей почему опрошенные женщины решаются отказаться от новорожденных? Наиболее частые ссылки на материальные условия (нет жилья, денег и так далее), они составляют 50%. За ним следуют ссылки на возраст и на то, что бросил отец ребенка (по 20%). Определенное значение имеет осуждение родителей - 25% и советы друзей Не обременять себя ребенком - 10%. Определенную группу мотивов составляет желание устроить свою личную жизнь, которой может помешать ребенок, в будущем, "ребенок помешает мне жить так! как я хочу" 15% и "ребенок помешает устроить личную жизнь" -1%. Некоторая доля женщин принципиально не желающих детей -15% совпадает с долен тех, кто считает, что семье вообще не нужны дети: «Я вообще не люблю детей» [Брутман В.И., 1994, с 48]. В целом, материалы социологического опроса женщин отказывающихся от новорожденных, указывают на две группы мотивов. Одна из них, более многочисленная, - это труд пая житейская ситуация (отсутствие денег, жилья, неприятие родителей, категорический отказ мужа от ребенка). Таких случаях особенно необходима консультация юриста психолога. Если говорить об общегосударственном уровне то проблема касается не только отказниц, но и большинство женщин, имеющих маленьких детей, так как в настоящее время они являются самой незащищенной и в тоже время самой нуждающейся в защите группой населения. Друга? группа с явными психологическими дефектами, нуждается в психологической и психиатрической помощи. Следует, однако, отметить, что водораздел между этими двумя группами не резкий. Можно выделить также женщин, родивших детей с врожденными дефектами, что часто является следствием; нежелания иметь ребенка во время беременности. Предотвращение такого рода случаев должно быть в центре внимания гинекологов и социальных работников, начиная с ранних сроков беременности. РЕЗУЛЬТАТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ ОТКАЗНИЦ Как уже отмечалось, проведенные ранее психологические исследования женщин, бросающих своих детей, обнаруживали у них эмоциональную и психологическую незрелость, аффективную неустойчивость и эгоцентризм. С этого времени очень мало прибавилось в наших знаниях о психологическом портрете "отказницы". Считается, что такое поведение женщины бывает связано с особым воспитанием в условиях эмоциональной депривации и что также женщины обладают повышенной толерантностью к свободному проявлению агрессии а социально-экономические стрессы на фоне личностной ослабленное - часто только необходимое и достаточное условие для проявления агрессии по отношению к ребенку. Большая часть таких исследований была сделана в психоаналитической традиции, вследствие чего многие исследователи, направлениям, не приемлют или относятся скептически к полученным результатам, в первую очередь к объяснительным схемам. Поэтому одной из целей нашего исследования является изучение данного феномена с точки зрения методологии отечественной психологической пауки и выявление предикторов риска девиантного материнского поведения. Другой целью является получение научно обоснованных данных для разработки адекватных, индивидуально дифференцированных программ психотерапевтического, социального и социально-педагогического воздействия на отказных матерей и беременных из групп риска. Наши психологические исследования, проведенное по разработанной нами программе, показывают, что среди отказниц с высокой частотой встречаются эмоционально незрелые личности, которых отличает эгоцентризм, зависимость, аффективная несдержанность, низкая толерантность к стрессам, амбивалентность установок на материнство. Они ощущают чувство пустоты вокруг себя, своей изолированности. Их отличает неспособность контролировать свои влечения, импульсы. Это делает их чрезмерно зависимым от влияния социального окружения. Многие испытуемые обнаруживают обостренную потребность в привязанности, "принятии", в позитивном отношении к себе. На этот факт надо обратить особое внимание врачей, психологов, педагогов и социальных работников, имеющих дело с этим контингентом непосредственно после родов. Психологическое интервью позволило нам узнать, что принятие решения отказаться от новорожденного у этих женщин возникает, как правило, задолго до рождения ребенка. В это время женщины обычно переживают тяжелой психологический кризис, имеющий в разных случаях разное содержание. Однако, общим для всех является борьба мотивов - когда инстинктивному стремлению женщины к материнству и давлению общественной морали противодействует неверие в своп силы и возможности. Это может быть связано с реальной пли мнимой физической или моральной несостоятельностью, с ощущением неспособности и нежеланием преодолевать жизненные трудности, отсутствием элементарных материальных условий, а также с ощущением утраты (или угрозы утраты) социальной поддержки в связи с распадом семьи, со смертью и болезнью близких, высоки ми социальными притязаниями, со страхом вернуться в род пой дом с "незаконнорожденным ребенком и пр. Решающим здесь является ощущение, что рождение ребенка может стать угрозой для реализации собственных социальных устремлений, или, напротив, ощущение, что мать сама (а через нее и все ее окружение) является угрозой для благополучия и даже жизни собственного ребенка. Примером первой -эгоистической мотивации - может служить случай, когда молодая женщина, студентка института, отказалась от вне брачного ребенка по причине невозможности закончить институт и стать экономистом без поддержки родственников живущих в другом городе. Примером иной, условно альтруистической, мотивации отказа является Наблюдение, в которой юная узбечка беженка из Таджикистана, выходец и: традиционного мусульманского клана, на сносях приехал, рожать в Москву в тяжелой депрессии, без средств к существованию, скрываясь от гнева семьи. После рождения ребенка она просила обязательно дать ей адрес больницы куда был переведен ее недоношенный ребенок, в надежде не потерять ребенка, проследить за его судьбой, чем-то помочь ему. Автор данной курсовой считает, что какая бы ни была причина, побуждающая женщину принять решение отказаться от новорожденного ребенка, данный поступок является результатом и особой формой разрешения серьезного психологического конфликта за счет подавления одного из сильнейших природных инстинктов - инстинкта материнства. Это уже само по себе свидетельствует о силе деструктивных факторов, препятствующих его реализации, а также о качестве психологической защиты и структуры ее эмоциональной сферы. Поэтому, вступая в контакт с "отказницей", исследователь должен видеть перед собой страдающую, испытывающую чувство вины женщину, женщину, переживающую тяжелую психическую травму, независимо от конкретных внешних форм ее поведения. Принятие решения оставить своего ребенка у многих жен-шин сопровождается чувством психического напряжения, вины и собственной греховности. В таких случаях поведение женщины во время беременности можно рассматривать как своеобразные формы психологической защиты. В одних случаях это рационализация. В таких наблюдениях женщина привлекает для самозащиты множество реалистических и малореалистических доводов, которые с ее точки зрения, "оправдывают" поступок и, как правило, утрачивает способность видеть и рассматривать иные - альтернативные варианты выхода из кризиса. При этом могут агравироваться собственные отрицательные физические и моральные качества, гипертрофироваться материальные и семейные затруднения. Как пример: одна ранее уже замужняя женщина рассуждает о том, что она не сможет дать ребенку достойного воспитания, т. к. сама еще "как ребенок" и нуждается в постоянной опеке. Другая молодая одинокая женщина - убеждена, что ее отец непременно ее убьет, если узнает о ребенке. В качестве доказательства вспоминает, как в детстве отец отстегал ее веревкой. При этом она априорно игнорирует помощь других членов семьи, знакомых, заранее убеждена в невозможности социальной помощи со стороны государства. При этом и не пытается узнать об ее объеме. Характерной чертой таких состояний является аффективная насыщенность н ригидность своих представлений и установок. Попытки рационально обсудить иные варианты бываю; малоэффективны и могут вызвать лишь обиду, непонимание агрессию. В других случаях преобладают механизмы вытеснения когда женщина, остро пережившая первый эмоциональный шок от осознания нежеланности беременности, постепенно как бы "забывает", что она беременна. Очень часто такая женщина ведет прежний, а иногда и более активный образ жизни. Много переезжает из города в город, неумеренно развлекается, курит, алкоголизируется, придается сексуальным эксцессам. При этом часто исчезают субъективные признаки беременности, игнорируется шевеление плода. Женщина почти всю беременность чувствует себя "хорошо", перестает предвидеть очевидные вещи, элементарно планировать или устраивать свою жизнь. Проявлениями таких качеств служат - избегание аборта при нежелании иметь ребенка. При этом типичны такие объяснения: "не сделала аборт... как-то так - не получалось...", "...думала, что как-нибудь обойдется...", "...опоздала вовремя,..", "...я отдыхала на юге, не хотелось терять путевку..." и т. д. При этом, до конца такая женщина может демонстрировать амбивалентность своих чувств по отношению к ребенку, принимать предложение прикладывать ребенка к груди, искать сочувствия и поддержки. Несколько иная картина психологической защиты демонстрируется в тех случаях, когда женщина, будучи с самого начала не мотивирована на беременность, на протяжении всей беременности буквально игнорирует своего будущего ребенка. Уже заранее она относится к нему безразлично, как к ненужной вещи, не включает его в сферу своего самосознания. Часто такие женщины донашивают беременность только потому, что знают: "аборт вреден для здоровья". Одна из рожениц, бросившая ребенка в родильном доме, в спокойном тоне рассказывала, что, хотя имеет уже двоих детей и живет с мужем, но не собирается брать последнего, т.к. имеет большие трудности со здоровьем первых и боится, что на третьего у нее не хватит собственного здоровья. По рассказам акушеров, перед их глазами проходят многие "хронические отказницы", которые, оставив одного ребенка, меньше чем через год возвращаются чтобы родить нового и отдать его государству. Судьба же новорожденного их мало интересует, т. к., во-первых, он еще не человек, а во-вторых -"...свет не без добрых людей...". Некоторые исследователи с вытеснением связывают случаи пьянства во время беременности, а как крайние (психотические) варианты описывают случаи, когда женщина приходит в _родовой зал с убеждением, что она вовсе не беременна [Брутман В.И., 1994, с 53]. В части наблюдений на первый план выступают механизмы переноса. В этом случае для женщины ребенок буквально становится воплощением всего того зла, которое, как она считает, незаслуженно получила от жизни и, в первую очередь, от отца ребенка. С рождением ребенка связывается полный жизненный крах. Главные эмоции таких женщин но отношению к новорожденному - это брезгливость, отвращение и даже ненависть. Для них типичной становится убежденность в том, что "такой нежеланный ребенок просто не может быть нормальным". Агрессивность к собственному плоду такие женщины реализуют через особое абортное поведение, в том числе через упорные попытки всяческими путями прервать беременность даже на самых поздних сроках, иногда подвергая себя серьезной опасности. Часто всю беременность, в фантазиях, ребенок представляется уродливым, крайне безобразным. К примеру: в сновидениях 25-летней "отказницы" ребенок появлялся на свет в виде скорчившейся старухи, тянущей к ней волосатые руки. В качестве примера - переживания 19-и летней девушки, выпускницы ПТУ, забеременевшей в результате нераскрытого группового изнасилования. Скрывая беременность от родителей, которые и последующем не только смирились с ребенком, но и взяли его под опеку, девушка при одном только упоминании о родившейся дочери закрывала лицо руками, плакала и говорила, что ненавидит ее, т. к. она "сломала ей жизнь". По-видимому, как вариант переноса можно рассматривать случаи, когда отказ от ребенка мотивируется утратой любви и ощущением полного безразличия к нему. В качестве примера - случай, когда у женщины сильное желание иметь ребенка и радость от его зачатия исчезала по мере того, как исчезала привязанность к отцу ребенка. Последний - сначала надолго уехал в другой город, а потом полностью исчез и лишь незадолго до родов подал известие о разрыве всех отношений с матерью своего ребенка и отказе в отцовстве. РОЛЬ СЕМЕЙНОГО ФАКТОРА Известно, что большинство матерей, отказывающихся от своих детей, воспитывались в нестабильных семьях и с раннего детства имели негативный опыт межличностных взаимоотношений. Личность многих "женщин, не готовых к эффективному материнству", формировалась в своеобразной субкультуре агрессии часть из них в детстве страдали от унижающего достоинство угнетения и холодного отношения со стороны своих родителей. По результатам исследований выявили достоверный рост серьезных психиатрических, интеллектуальных расстройств у молодых женщин, выросших «в злобной обижающей жестокой семье». С этим многие связывают возрастание серьезной преступности и агрессивности у таких женщин во взрослом возрасте по отношению к своим детям. Многие из матерей, бросающих своих детей, как бы повторяют наработанный стереотип поведения, т. к. многие из них на себе испытали последствия заброшенности при живых родителях. При анализе формирующей будущую мать семьи особое значение придается искаженному воспитанию со стороны ее собственной матери. Насилие и издевательства над девочкой с ее стороны закладывает у будущей матери искаженный образ материнского поведения и тем самым нарушает готовность женщины к эффективному материнству. Доказано, что уже в детстве у таких женщин формируется своеобразная поведенческая матрица низкой толерантности к открытым формам агрессии, в силу которой она привычно разрешает собственные жизненные конфликты агрессивными поступками, в том числе и в отношении собственного ребенка. Так, анализируя социальный анамнез матерей-детоубийц, было показано, что по крайней мере 70% из них имели несчастное детство и несомненно подвергались эмоциональному насилию, страдали от отсутствия материнской любви. 25% в детстве терпели физическое или сексуальное насилие. В целом ряде работ отчетливо продемонстрировано крайне отрицательное влияние низкого материального достатка, культурного уровня воспитывающей семьи на формирование ролевых основ личности девочки, что, в конечном итоге, негативно сказывается на качестве ее будущего материнства Социальная среда не только искажает формирование личностных предпосылок к эффективному материнству, но и служит главным катализатором девиантного материнского поведения, а в нашем случае - провоцирует отказ от ребенка. Было оказано, что такие негативные социальные факторы как низкий уровень образования, бедность, безработица женщин, делает их не реже, если не чаще чем мужчин, агрессивными к детям. Одно из объяснений - восприятие женщиной ребенка как угрозу своему самоотождествлению, самооценке. Пример - мать, вынужденная оставить работу в связи с беременностью. Актуальные экономические трудности снижают психологическое благополучие женщины, увеличивают ее предрасположенность к дистрессу и тем самым ухудшают ее способность к "поддерживающему родительству". Изучая социальную ситуацию женщин, оставивших своих детей без попечения, выявлено, что помимо экономического положения на качество материнства влияет образованность женщины. В исследованиях было обнаружено, что большинство "отказниц" имели низкое общее и профессиональное образование, редко получали престижные профессии н соответственно занимали низкий социальный статус, из аналогичных выводов показано что уровень материнской привязанности к ребенку, помимо материального благополучия, зависит от трех независимых переменных: образования, обеспеченности жильем и "закрытого образа жизни". Под последним понимается узость и малая глубина социальных контактов. Анализируя актуальную семейную ситуацию женщин, отказывающихся от своих детей, выявлено влияние следующих негативных факторов, среди них: 1) неполная семья, 2) отсутствие социальной поддержки семьи, 3) многодетность, 4) отсутствие медицинского наблюдения во время беременности. Все эти факторы, с точки зрения исследователя, губительно влияют и на внутриутробное развитие ребенка. Недаром такие дети оказываются значительно более частыми пациентами отделений интенсивной терапии и реанимации сразу после рождения [Мухина В.С, 1991, с 44]. В 1972 году Бельгийский комитет по социальным проблемам женщин, исследовав социальные аспекты явления (отказ от ребенка), описал три основных категории бросающих матерей: 1-я категория, наиболее классическая, - отец ребенка бросил беременной будущую мать. 2-я - замужняя женщина рожает ребенка от внебрачной связи. 3-я -беременная женщина с низкой социальной и моральной приспосабливаемостью и с низкой социальной ответственностью. Было установлено, что главным фактором, предшествующим отказу от ребенка, является нестабильность и угрожающий распад собственной семьи отказницы. По данным МЗ России 35% от общего числа женщин-отказниц рожали от внебрачной связи. По сведениям результатов переписи населения 1988 года в России среди всех типов семей с несовершеннолетними детьми 13% составили неполные семьи, где одиноким родителем является мать. В последнее десятилетие происходит рост внебрачных рождений. В 1980 году их число составляло 10,8%, в 1990 году - уже 14,6% . Особые социально-психологические условия, в которых вынуждена жить женщина, родившая внебрачного ребенка, в нашей стране хорошо известны. Более 87% таких женщин характеризуют свое материальное положение как неудовлетворительное, 20% не получают госпособия, около 60% не имеют отдельного жилья, 20% вынуждены жить в общежитиях. Почти 30% таких женщин испытывают на себе отрицательное отношение со стороны родственников и сослуживцев в отношении данной беременности. В связи с этим 33,6% имеют конфликты на работе вплоть до угрозы увольнения. Все это способствует усилению невротиации женщины. Недаром количество самопроизвольных абортов, в том числе н на поздних сроках, в 2 раза выше у женщин, не состоящих в браке, чем у замужних. Учитывая объективность факторов, нарушающих формирование эффективного материнства при внебрачной беременности, в развитых странах государства проводят специальную протективную политику, направленную на защиту, материальное обеспечение и общественного признания неполных семей. Одной из форм государственной и общественной деятельности в отношении поддержки беременных, находящихся в критической ситуации, является организация специальных клиник, материнских центров и приютов. В их работе постоянно участвуют, помимо социальных работников, психологи и психиатры. Одним из мощных факторов, нарушающих формирование установки на материнство и искажающих материнское поведение, является психологический стресс, переживаемый женщиной во время беременности. Это особенно надо учитывать и связи с тем, что именно беременная женщина очень часто становится объектом "домашней ненависти" н агрессивных действий со стороны близких; половина всех избиваемых женщин впервые были избиты во время беременности. Огромное значение придается качественному медицинскому обеспечению беременным. Отсутствие должной заботы о женщине во время беременности негативно сказывается на качество материнства и на исходных родов. Значительное число женщин, бросающих своих детей в родильных домах, во время беременности не посещали врача и не имели должной поддержки . Таким образом, накоплен большой фактический и научный материал, который убедительно показывает исключительное значение социальных моментов в формировании отказного материнского поведения, однако не отвечает на главный вопрос - почему при равных условиях одна мать бросает своего ребенка, а другая, чтобы накормить ребенка, готова на самые отчаянные лишения. Понять это можно, только изучив индивидуальные особенности самой "отказницы". И первым фактором среди прочих стоит возраст матери. ВОЗРАСТ МАТЕРИ (Специальные проблемы юных матерей) Возрастной фактор один из множества существенных, определяющих неготовность к материнству и, как следствие, - отказ от ребенка. По данным МЗ России, более половины "отказниц" - женщины в возрасте до 25 лет. Около 8% - несовершеннолетние женщины; около 30% -поздние первородящие в возрасте от 30 до 50 лет. Исследования, проводимые во всем мире, в том числе и в нашей стране, указывают на особое неблагополучие внебрачной рождаемости именно среди совсем молодых женщин и на безусловно негативный опыт сверхраннего материнства. Исследователи подчеркивают психологическую незрелость таких матерей, амбивалентности их установок на материнство, зависимость от негативного влияния собственных родителей, среды обитания. Известно, что матери-подростки особо подвержены психиатрическим и психосоциальным проблемам, что они часто оказываются неспособными воспринимать эмоциональные и экспрессивные сигналы, подаваемые новорожденным. Это нарушает необходимую обратную связь и искажает формирование психических функций ребенка. Педиатры всех специальностей озабочены небрежным отношением матерей-подростков к своим детям. Беременность юных в нашей стране ставит ряд пока еще непреодолимых проблем. Среди них авторы отмечают сверхраннее начало половой жизни и высокую частоту беспорядочных половых контактов у подростков, их плохую осведомленность в области контрацепции, а также низкие материальные и моральные возможности использования противозачаточных средств. Это приводит к постоянному росту у юных девушек числа абортов, в том числе н криминальных, а также искусственных прерываний беременности на поздних сроках. Вот только некоторые факты, подтверждающие серьезность положения с юным материнством в нашей стране. Раннее беспорядочное начало половой жизни в подростковой среде стало типичным. Среди лиц, не достигших совершеннолетия, от 40% до 60% живут половой жизнью. Более 10% из них начали половую жизнь в возрасте до 14 лет. С момента начала половой жизни и вплоть до первых родов более 20% юных матерей имели от 5 и более половых партнеров и лишь 64% - одного ($3А. В России за последние 30 лет показатель плодовитости женщин моложе 20 лет увеличился с 28,4% до 47,8%. Ежегодно имеет место около 1,5 тысяч рождений у матерей в возрасте до 15 лет, 9 тысяч - 16 лет, 30 тысяч - в возрасте 17 лет. Фактически удельный вес детей, рожденных женщинами моложе 18 лет, в общем числе родившихся составляет в среднем 2,3% . По данным Осиповой В. И. частота наступления беременности у девушек- подростков до 17 лет составляет 0;84% ежегодно. Из них 0,5% приходится на аборты и 0,34% на роды. По данным Госкомстата бывшего СССР частота беременностей и родов у девушек-подростков в возрасте от 15 до 18 лет в 1980 году составляла 0,41%, а уже в 1986 году увеличилась до 0,44%. С 1958 до 1985 года показатель рождаемости вырос на 48%. Во многом это связано с тем, что девушки в нашей стране темны и безграмотны в области контрацепции. Почти в 45% случаев они живут половой жизнью, не предохраняясь от беременности и не подозревая о тех последствиях, к которым это может привести. А по данным Крупко-Болыповон, на Украине лишь 9% юных девушек, живущих половой жизнью, поступают в стационар для прерывания беременности, в 15% случаев это девушки в возрасте от 15 до 19 лет. Вместе с тем необходимо учитывать, что одной из главных причин, толкающих молодежь к раннему началу половой жизни, является простое любопытство, а также провоцирование со стороны окружающих сверстников. Подросток хочет выглядеть более взрослым и самостоятельным. Как правило, подростки впервые вступают в половую близость с лицами более старшего возраста. Важное место среди причин, ведущих молодежь к сексуальным контактам, занимают злоупотребление алкоголем и токсикомании в подростковой среде. Так, практически все половые акты, которые приводят подростков к заражению венерическими заболеваниями, происходят в состоянии алкогольного опьянения [Брутман В.И., 1994, с 16]. Раннее начало половой жизни служит в известной степени сигналом "бегства" подростка от охватившего его чувства одиночества, воплощение наивной мечты о любви с первого взгляда. Для многих из них половые связи связаны с характерной и очень острой у подростков потребностью к самовыражению, стремлению приобщиться ко "взрослому" образу жизни, а в ряде случаев и признаком начавшегося психического расстройства. Физиологическая и психологическая неготовность многих подростков к вынашиванию беременности сопровождается высоким числом осложнений беременности и родов, рождению недоношенных, больных и травмированных младенцев. Так, рождение недоношенных и маловесных детей у таких женщин в 2 раза выше аналогичных показателей у женщин старшего возраста . Однако мнения о качестве вынашивания беременности юными женщинами далеко не однозначны. Так Хубер А. отмечает, что частота осложнений беременности у юных приближается к 70%. Частота осложнений в родах по некоторым данным достигает 47%. В 1988 году на Украине из 3000 родов несовершеннолетних умерло 16, человек, В то время как Кобозева с соавторами считают, что эта цифра, напротив, мала и не превышает 5%. Они обнаружили, что у несовершеннолетних в 20 реже встречается токсикоз второй половины беременности. Помимо физической нагрузки незрелая личность юной беременной, как правило, испытывает глубокие эмоциональные травмы. Юные беременные и девочки-матери в нашей стране, несмотря на внешнее безразличие общества к их судьбам, находятся под очень сильным "нравственным" давлением, следствием чего является желание скрыть беременность или прервать ее любыми, в т.ч. нелегальными, средствами. Боясь отрицательной реакции со стороны родителей, близких, почти 40% девушек скрывают беременность и, сохраняя ее, не обращаются к гинекологам. Почти для трети юных матерей . их материнство является настолько нежеланным, что они во время беременности совершают криминальные попытки к ее прерыванию. По данным Крупко-Болыповой Ю. А. только в 1988 году 11 юных в возрасте 16-18 лет погибли от криминальных вмешательств. Зарегистрировано 2 суицида после неудачного прерывания беременности. Беременность юной женщины является причиной тяжелых конфликтов в семьях. Последние зачастую оказываются ни морально, ни материально не готовыми к ее сохранению. По данным Юрьева, положительно отнеслись к рождению ребенка у их юной дочери только 60% родителей; 15,6% - резко негативно, а более 14% родителей настаивали на прерывании беременности даже на поздних сроках, когда существовала реальная опасность для здоровья и жизни их ребенка. Очень часто также конфликты оказываются роковыми и, подталкивая юных девушек к уходу из семьи в асоциальные компании, ставят их на путь бродяжничества, проституции и т. д. Поэтому большинство ученых едины во мнении, что раннее материнство является неблагоприятным не только и не столько с акушерской точки зрения, сколько с социальной. Особенно серьезны последствия в плане рождающихся детей. Одним из драматических последствий является то, что большинство юных матерей бросает своих детей на произвол судьбы, подвергает их агрессии и т. д. Наши исследования показывают, что до 15% новорожденных, брошенных и родильных домах, - это дети юных матерей. Примерно такой же процент младенцев, рожденных юными, "временно" содержатся в домах ребенка в связи с неспобностью матери выполнять свои материнские обязанности. Причины таких отказов, как считают некоторые исследователи, "объективны" - в этом возрасте матери имеют крайне низкие доходы, а государственное пособие не компенсирует необходимых затрат на ребенка. Юные матери не имеют профессии и нормальных жилищных условий, а некоторые практически считают, что настаивать на том, чтобы мать брала нежеланного ребенка, неразумно в его же интересах, поскольку он может быть более счастлив с приемными родителями . После рождения ребенка 65,1% юных матерей терпят серьезные трудности. Из них в 52% эти трудности связывали с материальными и жилищными условиями, в 18% с нехваткой времени, в 6% с проблемами здоровья ребенка, в 5% с физической усталостью, в 4% моральной обстановкой и пр. Сверхраннее материнство приводит подростков к вынужденной изоляции от среды сверстников в столь ответственный для становления личности период. Многие юные матери бросают дальнейшее обучение, теряют перспективы получения желанных профессий. По данным Юрьева, для 31% девочек рождение ребенка нарушило их жизненные планы, не позволило учиться, получить нужную специальность, помешало выйти замуж за любимого человека и т. д. Недаром у юных матерей часто возникают социально обусловленные психические нарушения, патологические развития личности, ранний алкоголизм и наркомании. Одной из ключевых проблем сверхраннего материнства является психологическая незрелость подростков, которая делает многих из них не готовыми к эффективному материнству. Вопрос о психологической неготовности несовершеннолетней девушки принять на себя роль матери обсуждается давно. Проведенные в нашей стране социально-гигиенические исследования свидетельствуют, что более 25,8% несовершеннолетних имеют половые контакты, и лишь 50,4% из них среди причин, побудивших их к началу половой жизни, называли любовь и желание иметь семью с половым партнером. При этом более 80% девушек до 18 лет имеют негативную репродуктивную установку или не имеют её вообще. В сложном комплексе психосоциальных проблем, которые возникают как у самой матери-подростка, так и вокруг нее. Подчеркивает необходимость строгой дифференцированности. К примеру, в подходе к вопросу о сохранении беременности у несовершеннолетних он предлагает критерии: 1. Сохранение беременности - если девочка не проявляет симптомы дистресса, эмоционально зрелая, более чем соответствует возрасту, семья и общество обеспечивают поддержку, адекватную ее моральным, религиозным, социальным и культурным ценностям. 2. Прерывание - если девочка незрелая, с эмоциональными нарушениями, с признаками дистресса, живет во враждебной семейной среде или непринимаемая окружением. Считается что сходные психосоциальные проблемы неготовности воспринять роль матери возникают и в случаях беременности пожилых одиноких женщин. Доказано, что позднее материнство частично соотносится с проблемами внутренней незрелости этих женщин. С появлением на свет ребенка пожилые первородящие входят в состояние частичной регрессии, которая препятствует активному приспособлению к материнству и заботе о ребенке. Все сказанное выше демонстрирует значимость индивидуальных особенностей, в первую очередь, ее личностных качеств. ПРОФИЛАКТИКА РАННЕГО СОЦИАЛЬНОГО СИРОТСТВА В настоящее время государство тратит громадные средства на содержание детей- сирот, вкладываются многомиллионные средства, создаются все новые и новые государственные, общественные организации и фонды, призванные помощь детям- сиротам, но это ни в коей мере не решает попросив предупреждения социального сиротства. За годы Советской власти государство сформировало мощную структуру, обслуживающую сирот. Оно взрастило армию профессиональных служащих, занятых в сфере социальной помощи детям-сиротам, создало сильный чиновничий аппарат, управляющий этой службой, породило систему, в которой взрослые люди невольно оказались заинтересованными в пополнении рядов детей- сирот, недаром то тут, то там рождаются слухи о торговле сиротами, о том, как "сердобольная" няня уговаривает одинокую молодую женщину в родильном оставить ребенка, отдать его "в хорошие руки". Государственная система социального призрения сирот, построение но принципу "лечения симптомов", не только не решает вопросов "лечения причин болезни", но и, по существу, загоняет проблему в тупик. Ведь до настоящего времени государство не истратило практически ни копейки, чтобы хоть как-то предупредить социальное сиротство, чтобы понят! причины, порождающие его. Прискорбно говорить, но профилактике столь сложного социального явления в практическом плане противостоят лишь акушер и юрист родильного! дома, который оформляет документы для передачи ребенка! в приют. Естественно, что пи тот, ни другой не подготовлена [пи психологически, ни профессионально и, как показывает "практика, не только не помогает женщине, находящейся в состоянии психологического кризиса, но и, как правило, становятся дополнительным травмирующим фактором, способным лишь привести к противоположному эффекту. Обобщая накопленный опыт по предупреждению социального сиротства во всем мире, можно увидеть, что решение проблемы профилактики социального сиротства должно включать целый комплекс мероприятий, осуществляемых на разных уровнях государства и общества. Эти мероприятия относятся к масштабам общей социальной политики государств и направлены на общество в целом, это и более селективные меры, относящиеся к определенным социальным группам. И, наконец, это - мероприятия, которые адресованы индивидуальному, личностному уровню конкретной женщины, находящейся в кризисной ситуации, угрожаемой отказом от материнства. К мерам, направленным на предупреждение социального сиротства, проводимым в масштабах, касающихся существенных частей всего общества, относится вся социальная политика государства. Устранение нищеты и всех форм социальных лишений, обеспечение высокого жизненного уровня всего населения и особая помощь многодетным и юным семьям - это действительно базисные условия, существенные для предупреждения социального сиротства. Важными мероприятиями в масштабах государства являются: увеличение продолжительности декретного отпуска и мера его оплаты; открытие и распространение учреждений, помогающих семьям в воспитании детей начиная с яслей, детских садов и кончая домами социальной опеки сирот, опекающими семьями, интернатами и пр. Очень важным фактором являются также бесплатные службы здравоохранения. Социальная политика большинства современных европейских стран предусматривает оказание одиноким семьям значительной помощи со стороны государства. Одним из примеров модели помощи малообеспеченным одиноким родителям является Великобритания. Здесь более половины всех одиноких родителей получают материальную помощь в рамках программы "Поддержка дохода". При этом одинокая родительница может оставаться дома по достижении ребенком 16 лет, получая необходимое содержание от государства. Одинокие матери также получают пособие на детей, бес платно пользуются услугами государственного здравоохранения и имеют преимущественное право на получение государственного жилья. В 1987 году средний доход неполных семей по государственному пособию составлял 40% от среднего дохода полных семей. В Норвегии одиноким матерям представляется специальная материальная помощь, с тем чтобы они могли оставаться дома но достижении ребенком 10 лет. Кроме того, неполные семьи имеют систему социальных льгот и пособий, позволяющих им жить выше уровня официальной бедности в стране. Во Франции одинокие матери получают специальное пособие первые три года после рождения ребенка помимо общего государственного пособия, которое выплачивается всем семьям с детьми до их совершеннолетия. Налоговая политика в этих странах создает социальную ситуацию, при которой одинокой матери не выгодно дополнительно работать даже в режиме неполной занятости. Поэтому но достижении совершеннолетия и, соответственно, окончании выплаты пособий, женщины испытывают трудности с трудоустройством в связи с утратой трудовой фиксации, привычки к труду в Швеции, где уровень неполных семей самый значительный в Европе и достигает 32%, стратегия государственной политики, направленной на помощь неполным семьям, ориентированна на успешное сочетание одинокими родителями родительской и профессиональной деятельности. Одинокие матери получают специальное пособие лишь на детей, а не на содержание неработающей матери. При этом государство обеспечивает ей не только рабочее место, но и временные выплаты в период переобучения или приобретения специальности, необходимой для получения более высокооплачиваемой работы. Работающие родители имеют широкий выбор различных форм внесемейного ухода за детьми. В США государственная помощь одиноким семьям несравненно ниже Европейской, однако она может быть чрезвычайно высокой в связи с широким распространением программ на уровне отдельных штатов, частных и религиозных благотворительных обществ, иных территориальных программ. Широкое распространение в США получили группы само- и взаимопомощи неполным семьям. Члены таких организаций обмениваются педагогическим опытом, помогают друг другу проводить выходные дни, отпуска. Организации оказывают им юридическую поддержку. Типичные группы взаимоподдержки состоят из 12-15 человек, имеющих различный брачный статус. Они собираются раз в несколько месяцев м обсуждают на своих встречах различные проблемы: воспитание ребенка, взаимоотношения с детьми, личностные переживании, стратегия преодоления трудностей. В СИТА существует множество просветительских программ, оказывающих педагогическую и психологическую помощь одиноким семьям с детьми. Они действуют при церквях, семейных службах, местных социальных агентствах, работающих с бедными семьями, в школах, медицинских учреждениях. Однако, для проведения целенаправленной и эффективной социальной политики но предупреждению нарушенного материнского поведения и их, последствий необходимо учитывать, что актуализация только отдельных (в данном случае материальных) факторов в ущерб другим приводит к негативным результатом. Так, опыт экономически развитых стран показывает, что огромные материальные вложения государств в стимуляцию рождаемости путем только увеличения социальных пособий одиноким и неимущим матерям, создание для рисковых групп беременных благоприятной общественной моральной ситуации действительно резко снижают число наиболее агрессивных форм отказов от материнства (детоубийств и физического бросания), однако, перед обществом в полный рост встают проблемы истязаемых, насилуемых, растлеваемых матерями детей-сирот при живых родителях, даже во внешне благополучных семьях. Поэтому в комплексе мероприятий, проводимых в масштабах всего общества, задачами неоценимой значимости являются работа с общественным сознанием в отношении вопросов социального сиротства; воспитание родительских чувств, осведомленность родителей (будущих родителей) в вопросах психологии супружеской жизни, возрастной психологии и педагогики. Орудием данного воспитания являются популярные публикации, лекции и вся система массовой информации. Просвещение общества в области проблем, социального сиротства, истинных причин, его порождающих, его драматических последствий для ребенка и матери может ознакомить широкую общественность и создать необходимый благоприятный моральный климат для беременных женщин, находящихся в кризисной ситуации, угрожающей отказом от ребенка, а также для потенциальных приемных родителей. Ведущей задачей просвещения в данной области является указание путей, с помощью которых можно преодолеть противоречие между потребностями ребенка в тесном и непосредственном контакте с матерью (в том числе с приемной) и потребностями общества в современных условиях. Специальной формой социально-педагогической деятельности, нацеленной на молодежь, является воспитание родительских чувств и обязанностей. К сожалению, иногда данное воспитание суживается до информации о сексуальных вопросах. Однако, воспитание будущих родителей является гораздо более широкой и глубокой задачей. Чрезвычайно актуальной формой деятельности по предупреждению отказов от материнства является конкретная работа в группах повышенного риска. Одно из таких форм является женский кризисный центр. К примеру, в Швеции типичные женские центры существуют как изолированные, полузасекреченные организации, в которых женщина (одна или с детьми) должна себя чувствовать в безопасности. Внешние контакты у клиенток центра резко ограничены,' Встречи возможны только по истечении определенного срока, вне стен центра, что предохраняет пациенток от дополнительных психических травм. Центр имеет круглосуточный телефон доверия, на котором работают психологи. Посетители центра могут пользоваться его услугами до 4-х месяцев. За этот период персонал центра (психологи, социальные работники, юристы) снимают стрессовые состояния, заставляют объективно оценить причины и характер кризиса, найти оптимальный путь выхода из создавшейся ситуации, нормализовать социальные связи, укрепить внутрисемейные отношения. Кризисная женская клиника для молодых беременных женщин более 30 лет функционирует в США на базе университетской клиники. Созданию клиники предшествовало осознание того факта, что беременность юной незамужней женщины открывает собой порочный цикл: прерванное образование и низкий материальный достаток влекут за собой зависимость юной матери от систем социальной помощи государства, снижают мотивацию для создания собственной, стабильной семьи, тем самым начинают новый цикл воспроизводства внебрачного потомства. В результате пойманная в этот цикл девушка становится депрессивной, зависимой, потерявшей перспективу многодетной матерью. Цель деятельности клиники - оказать психологическую и моральную помощь юным беременным. Находясь в клинике, будущие матери проходят курс специальной подготовки, обучаются эффективным формам поведения, уходу за будущим ребенком и т. д. Чрезвычайно распространенной н весьма эффективной формой помощи беременным из социально неблагополучных слоев общества является движение "поддерживающих семей". Деятельность этого организуемого религиозными общинами движения заключается в том, что благополучные (обычно многодетные, имущие) семьи берут под опеку и оказывают всестороннюю помощь одиноким, многодетным и молодым беременным - становятся на время не только источником дополнительных материальных средств, но и моральной поддержкой для кризисных и малоимущих семей. В нашей стране ничего подобного нет, и беременные получают исключительно акушерско-гинекологическую помощь в районных женских консультациях, в то время как большой круг проблем, с которыми сталкивается женщина в период беременности и родов, имеет психологическую природу, т. к. женщина, решившаяся на то, чтобы иметь ребенка, совершенно не защищена психологически. Она тяжелее переживает семейные конфликты, связанные с развитием семьи, непонимание молодого супруга, родителей. Беременные вообще острее переживают постоянно существующую в обществе агрессию, отсутствие деонтологическои культуры и психологической поддержки у медицинского персонала, работающего с беременными. Глобальный страх за свое будущее, за будущее своего ребенка становится характерным для всех беременных женщин и особенно для женщин из социально незащищенных слоев общества и может подтолкнуть их к отказу от активной борьбы за свое будущее - к отказу от своего ребенка. Поэтому, исходя из жизненной необходимости решения проблемы профилактики отказов от материнства в нашей стране, группа специалистов и исследователей врачей, психологов, юристов, социальных работников - объединились для реализации программы под общим названием: "ПРОФИЛАКТИКА РАННЕГО СОЦИАЛЬНОГО СИРОТСТВА". Впервые в нашей стране предпринимается попытка помочь женщинам, находящимся в тяжелом жизненном кризисе, способном подтолкнуть ее к роковому поступку, создается служба, способная возвратить ребенка его биологической матери. Разработанная программа носит отчетливо профилактическую направленность. Мы ни в коем случае не собираемся в очередной раз уговаривать женщину забрать своего младенца из родильного дома. Мы уважаем свободу личности, право женщины самой решать свою судьбу. Однако, мы считаем своим нравственным долгом оказать посильную помощь тем женщинам, которые ее ищут, тем женщинам, которые: в силу особых жизненных обстоятельств, под влиянием личностного кризиса, временных психологических коллизий, преходящих психических расстройств утратили веру в себя, в свои силы и способности воспитать ребенка, отдать ему материнское тепло и чувства. С учетом сложности каждой ситуации и трудностей ее коррекции система профилактики построена как многоступенчатая модель, позволяющая длительно находиться в постоянном контакте с молодыми родителями, особенно с матерями, с тем, чтобы иметь возможность оказать ей медико-социальную помощь в любом необходимом объеме с учетом всех причинных компонентов ситуации отказа от материнства. Исходя из поставленных задач, к осуществлению программы привлекаются специалисты разных областей медицинские работники (акушеры- гинекологи, психиатры, педиатры и др.), психологи, психотерапевты, социальные работники, экономисты; каждый из которых на разных этапах профилактической деятельности имеют свои четко очерченные задачи. Для решения этой главной задачи необходимо: соблюдение законности, прав человека и строгой добровольности в работе с "отказницами"; - принимая во внимание тот факт, что психологический кризис, который приводит будущую мать к отказу от своего ребенка, развивается задолго до родов; важно как можно раньше выявить таких женщин; учитывая многообразие вариантов "отказного поведения", в каждом конкретном случае необходимо глубоко разобраться в его причинах, разработать и осуществить соответствующие мероприятия. Привлечь для этих целей самый широкий круг специалистов: психологов, врачей, социальных работников, юристов; - оказать социальную, психологическую и другие виды помощи беременным и молодым матерям, оказавшимся в состоянии душевного кризиса, угрожающего нарушить связь с младенцем, но способным при определенной поддержке найти в себе силы в будущем организовать свою жизнь; - оказать нуждающимся медицинскую и психокоррекционную помощь, предпринять попытку к реабилитации и помочь женщинам с преходящими психическими нарушениями адаптироваться к роли матери, научить их правильному взаимоотношению с ребенком; мы должны разработать четкие критерии, которые позволили бы как можно раньше выявить женщин, вообще не готовых выполнять материнские функции. Способствовать скорейшему усыновлению детей, рожденных от таких матерей, оказать им соответствующую помощь; разработать механизм объективизации отбора женщин для прерывания беременности по "социальным" показаниям; - необходимо стремиться нормализовать психологический и социальный климат в семьях бывших "отказниц" и тем самым способствовать профилактике рецидивов, учредить институт социально-психологического патронажа таких семей; - одним из главных направлений всей профилактической политики должно стать улучшение качества наблюдения за беременными женщинами. Особое внимание следует уделять ведению беременности несовершеннолетних женщин, матерей-одиночек, женщин из социально незащищенных слоев общества. Добиваться внедрения современных форм и методов пренатальной поддержки, включающей обязательную социально-психологическую помощь беременным женщинам, в том числе и стационарную; - важную роль должно сыграть санитарное просвещение в т. н. группах высокого риска (выпускницы интернатных заведений, ПТУ и т. д.) по вопросам полового воспитания, основ планирования семьи, использования контрацептивов; - необходимо добиваться повсеместного внедрения современных принципов контрацептивной политики по отношению к женщинам с хроническими психическими заболеваниями; - глубоко изучить законодательный опыт зарубежных стран в области предупреждения социального сиротства, внедрить его современные формы, в том числе институт анонимных родов. К сожалению, в нашей стране для реализации намеченных задач пока отсутствует необходимая материальная база. Предлагаемая нами организационная структура системы предупреждения отказов от материнства является перспективной и может в дальнейшем нуждаться в доработке. Необходимые звенья данной организационной структуры должны включать в себя два взаимосвязанных подразделения: первое - с задачами "кризисного центра" для оказания социально- психологической помощи женщинам на дородовом этапе. Второе -"реабилитационный центр", который служит для реабилитации женщин, переживающим кризис "отказа" на послеродовом этане. "КРИЗИСНЫЙ ЦЕНТР" осуществляет свою деятельность на базах женских консультаций и в родильных домах. В женской консультации формируется кабинет социально-психологической помощи, "телефон доверия", выездная бригада. Они призваны оказывать социальную, психологическую и медико-психотерапевтическую помощь (в том числе и анонимную) будущим матерям, оказавшимся в критическом состоянии, беременным с психологическими и семенными проблемами, с нервно-психическими нарушениями. Кризисная бригада, включает в свой состав психолога, психиатра, социального работника. По вызовам она выезжает в родильные дома для выяснения на месте причин отказа, для оказания экстренной социально-психологической помощи матерям-"отказннцам" и решения вопроса о дальнейшем реабилитации. В родильном доме группа специалистов постоянно работает с социально незащищенными группами женщин, помогая им преодолеть психологические конфликты, корригируя нервно-психические нарушения, формируя у них положительную установку на вынашивание беременности, на материнство, обучая навыкам взаимодействия с будущим младенцем. В процессе такой превентивной психотерапевтической работы выявляются женщины, угрожаемые по деструктивному материнскому поведению, осуществляется интенсивная психокоррекционная и социальная помощь. Может оказаться целесообразным выделять специальные койки, а в крупных городах и целые отделения в родильном доме, куда на последних неделях беременности стационируются социально неблагополучные женщины, угрожаемые по отказу от материнства. "РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР" объединяет специализированный пансионат и приют для отверженных матерей. Пансионат Мать-дитя" с санаторными условиями содержания, в которых мать, переживающая кризис "отказа" в попытках сохранить своего ребенка, может получить в полном объеме необходимую психологическую, медицинскую, педон-сихологическую, социально-экономическую, в том числе и финансовую поддержку [Смагина Л.И., 1999, с 102].После выписки из пансионата женщина в течение нескольких лет может (а в случае оказания ей конкретной материальной помощи -должна) находиться под наблюдением "центра", который формирует для этого специальную патронажную службу. "Приют" создается в целях временного проживания н социальной адаптации отверженных от семьи, экономически остро нуждающихся, а также бездомных матерей с детьми. Приют осуществляет свою деятельность на принципах само- и взаимопомощи, что не исключает социальной, экономической, медико- психологической поддержки этих женщин и их детей. Находясь в приюте до тех пор, пока не возникнет реальная возможность самостоятельно устроить свою жизнь, эти женщины получают помощь в трудоустройстве, переквалификации, в продолжении обучения. Приют может стать частично самоокупаемым за счет организации производственных подразделений, приусадебных хозяйств, в которых будут трудиться матери. Патронажная служба, создается в рамках реабилитационного центра и призвана решать задачу по дальнейшей реабилитации н социализации сохраненных семей. Научно-методическая группа служит для создания банка данных по проблемам отказов от материнства, разработки новых методов коррекции, обобщения материалов, создания методической литературы и средств наглядной агитации, организации постоянно действующего лектория по вопросам материнства, детско- родительских отношений, планирования семьи, современной контрацепции, подготовка новых кадров и т. д. В настоящее время реализация программы "Профилактика раннего социального сиротства" осуществляется на двух основных уровнях. Первый уровень включает превентивную деятельность в группах риска среди беременных на базе, созданного для этих целен, кабинета социально-психологической помощи. Второй уровень экстренная психокоррекционная деятельность, которая осуществляется на базе родильных домов. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Раннее социальное сиротство- это сложное социальное явление, ставшее чрезвычайно актуальным в России в наши дни, в период вступления страны в период глобального и резкого социального сдвига. Старая система государственной социальной защиты и содержания сирот, направленная на «лечение» последствий не только не приводит к уменьшению их числа но и порождает крайне негативные последствия. Доказано: что содержание младенцев с первых недель жизни даже в самых комфортабельных и психологически щадящих условиях дома ребёнка закономерно приводит более чем 90% случаев к нарушениям его развития, психическим расстройствам личностным искажениям. В связи с ростом населения, страдающего алкоголизмом, наркоманиями, психическими расстройствами, Десоциализированных и криминальных личностей, неполных семей, являющихся основными контингентами, поставляющими детей для сиротских заведений происходит прогрессирующее ухудшение генетических характеристик таких детей. Твердо устоявшаяся, вопреки законодательству, судебная практика обязательной передачи ребенка при разводе родителей матери без учета её социальных личностных данных не редко приводят его в сиротское учреждение. В стране отсутствует система социальной и психологической поддержки дезадаптированных матерей и семей как групп риска по отказу от своих детей. Особенности сформированного за длительный период общественного сознания в плане остро негативного отношения к матери, вынужденной отказываться от своего ребёнка, не редко глубоко травматичная для неё ситуация отказа (особенно в родильных домах, где родительница подвергается мощному прессингу со стороны персонала и юриста, принуждающих её изменить драматичное решение) заставляют многих женщин вынашивать не желанную беременность, что приводит в 40% случаев к рождению недоношенных детей, не менее 70% из которых и до родов, и во время них получают мозговые повреждения различной степени тяжести. Отказничество- одна из причин социального сиротства как предмет научного исследования отсутствует в нашей стране. Отсутствует курс преподавания проблем сиротства в медицинских и социальных учебных заведениях. Автор данной работы пытался систематизировать свои знания по проблеме «Природа раннего социального сиротства и его профилактика». Степень разработанности в данной области очень мала. Отсутствует полноценная система изучения проблем социального сиротства. Это социальное явление до сих пор не стало предметом серьезных научных исследований. Автор данной работы видит необходимость углубленных исследований в этом направлении для того, что бы численность осиротевших детей уменьшилась в нашей стране. Список литературы. 1. Брутман В. И. Раннее социальное сиротство как комплексная медико- социально-педагогическая проблема. - М.: Асопир, 1994. 2. Воспитание и развитие детей в детском доме: Хрестоматия: Ред.- сост. Иванова Н.П.-М.:АПО, 1996. 3. Грибанова Г.В. Нарушение формирования привязанности у детей-сирот в раннем возрасте. - Дефектология, 1996. 4. Карл Е. Пикхарт. Руководство для одиноких родителей. - М.,1998. 5. Лиханов А. Дети без родителей: Книга для учителя. - М.: Просвещение, 1987. 6. Лишенные родительского попечительства: Хрестоматия: Ред.-сост. Мухина В.С. -М, 1991. 7. Сиротство как социальная проблема: Пособие для педагогов/Под, ред. Л.И. Смагиной. - Минск, 1999. 8. Физическое развитие воспитанников детского дома/ Под. ред. Дубровиной И.В., Рузской А.Г. - М.: Педагогика, 1990. 9. Чербакова И.М. Кров. - М.: Молодая гвардия, 1988.