Каталог :: Психология

Контрольная: Конфликтология

План:
История возникновения конфликтов.........3 стр.
Психологические приемы погашения конфликтов:
Контакт......................4 стр.
Сотрудничество....................6 стр.
Коммуникация...................9 стр.
Умиротворение.....................14 стр.
Заключение......................17 стр.
Список литературы.................19 стр.
                                        2                                        
Психологические приемы погашения конфликтов
                          «Мы больше знаем о войне, чем о мире,          
                                         больше знаем о том, как убивать,
                                                    чем о том, как жить».
                                                      Генерал Омар Бредли
     ( бывший начальник штаба армии США (1893 - 1981)
                 История возникновения конфликтов                 
Когда бы два человека, две группы или две страны ни    взаимодействовали, их
воспринимаемые потребности и цели могут   привести к конфликту. Многие
со­циальные проблемы возникают, когда люди преследуют свои эгоистические
ин­тересы в ущерб коллективным.
Когда люди конкурируют из-за ограниченных ресурсов, человеческие отно­шения
зачастую затопляет волна предвзятости и враждебности. В своих знаменитых
экспериментах Музафер Шериф обнаружил, что соревнование «я выиг­рал — ты
проиграл» быстро превращает незнакомцев во врагов, порождая открытую
конфронтацию даже у нормальных честных людей.
Конфликты возникают и тогда, когда люди ощущают, что с ними обходятся
несправедливо. Согласно теории баланса вклада и дохода, люди определяют
справедливость как распределение вознаграждения пропорционально вкладу
каждого. Конфликты случаются тогда, когда люди не согласны с оценками сво­их
вкладов и сомневаются в справедливости своих вознаграждений. Некоторые
теоретики утверждают, что люди иногда определяют справедливость не как
ба­ланс, а как уравниловку или даже как учет потребностей.
Конфликты часто содержат небольшое ядро подлинно несовместимых целей, окруженное
толстой мантией искаженного восприятия мотивов и целей против­ника. Зачастую у
конфликтующих сторон возникает зеркальное восприятие. Когда обе стороны
уверены, что «мы миролюбивы — они агрессивны», каждая может обращаться с другой
таким способом, который провоцирует подтвержде­ние этих ожиданий. Международные
конфликты характеризуются также ил­люзией «плохой лидер — хороший народ»
Мы видели, из-за чего разгораются конфликты: из-за социальных ловушек,
конкуренции, из-за ощущения не­справедливости и искаженного восприятия. Хотя и
мрач­ная, эта картина не безнадежна. Иногда сжатые кулаки сменяются открытой
для рукопожатия ладонью, а враж­дебность превращается в дружбу. Социальные
психологи сосредоточились на четырех стратегиях превращения вра­гов в друзей. 
Это следующие стратегии: контакт, сотруд­ничество, общение, умиротворение. Или,
для лучшего запо­минания, — четыре «К» миротворчества: контакт, коопера­ция,
коммуникация и консилиация (умиротворение).
                                1.КОНТАКТ                                
Не может ли тесный контакт конфликтующих индивидов или групп помочь им поближе
узнать и полюбить друг друга? Известно. что недавняя перемена не­приязненных
расовых установок в США шла по пятам за десегрегацией, под­тверждая принцип
«установки — следствие поведения». Если этот социально-психологический принцип
ныне выглядит  самоочевидным, вспомним: так обычно и бывает после того, как вы
что-то узнаете. Для Верховного суда США в 1896 году («Плесси против Фергюсона»)
идея о том, что десегрегация может повлиять на расовые установки, была какой
угодно, но только не очевидной. Что в то время казалось очевидным, так это
следующее: «Законодательство бессиль­но искоренить расовые инстинкты».  За
последние 30 лет в Соединенных Штатах и сегрегация и предрассудки уменьшались
одновременно. Но был ли межрасовый контакт причиной такого улучшения
установок? Влияла ли десегрегация на тех, кто действительно стал­кивался с ней?
     УЛУЧШАЕТ ЛИ ДЕСЕГРЕГАЦИЯ РАСОВЫЕ УСТАНОВКИ?
Школьная десегрегация имела благоприятные последствия, такие как- возмож­ность
для многих чернокожих поступить в колледж и окончить его. Привела ли
десегрегация школ, мест жительства и рабочих мест также к положительным 
социальным результатам? Свидетельства чрезвычайно проти­воречивы.
С одной стороны, многие исследования, проведенные во время послевоенной
десегрегации и вскоре вслед за ней, выявили, что установки белых по
отноше­нию к черным заметно улучшились. Кем бы ни были люди — служащими и
посетителям универсальных магазинов, моряками торгового флота,
правительственными служащими, сотрудниками полиции, соседями или студентами-
межрасовый контакт вел к уменьшению предрассудков.
     КОГДА ДЕСЕГРЕГАЦИЯ УЛУЧШАЕТ РАСОВЫЕ УСТАНОВКИ?
Социальные психологи, ратующие за десегрегацию, ни­когда не утверждали, что 
любые контакты улучшают ра­совые установки. Они предсказывают неудачу, когда
в контактах имеет место конкуренция, нет поддержки со сто­роны авторитетов или
нет равенства. До 1954 года многие предубежденные белые имели частые контакты с
черными — чистильщиками обу­ви и домашней прислугой. Та­кие неравные контакты
порождают установки, которые все­го лишь оправдывают закрепление этого
неравенства. По­этому важно, чтобы контакты были контактами равного
статуса -
контакты на основе равенства. Отноше­ния между людьми с неравным ста­тусом
порождают установки, закреп­ляющие их отноше­ния, то же самое верно и для
отно­шений людей с равным статусом. Таким образом, чтобы ослабить
предубежденность, межрасовые контакты должны иметь место между лицами равного
статуса.
                             2.СОТРУДНИЧЕСТВО                             
Хотя контакты равного статуса могут быть полезны, иногда их недостаточно.
Рассмотрим ситуацию соперничества в типичном школьном классе,
десегрегированном или нет. Не знакомы ли вам следующие обстоятельства?
Ученики соревнуются из-за хороших оценок, одобрения учителя и различных
поощрений и привилегий. Учитель задает воп­рос. Руки нескольких учеников
взлетают вверх; другие сидят, потупив взор, стараясь быть как можно
незаметней. Когда учитель вызывает одного из жаж­дущих отличиться, другие
надеются на ошибку в его ответе, что даст им шанс блеснуть своими знаниями.
Аутсайдеры в этом академическом спорте часто не любят победителей. Ситуация
обременена как соперничеством, так и болезнен­но очевидным неравенством в
статусе; вряд ли мы придумали бы лучший способ воздвигнуть между детьми
барьеры.
Предполагается ли тем самым существование второго фактора, определя­ющего,
когда десегрегация может возыметь желанный эффект? Действительно ли
конкурентный контакт разделяет, а кооперативный контакт объединяет?
Рассмотрим, что происходит с людьми, которые совместно сталкиваются с об­щими
трудностями.
                       ОБЩАЯ ВНЕШНЯЯ УГРОЗА                       
Случалось ли вам когда-нибудь вместе с окружающими страдать от плохой погоды;
испытывать насмешки в качестве новичков; быть наказанными учите­лем;
подвергаться преследованиям и оскорблениям из-за вашей социальной, расовой
или религиозной принадлежно­сти? Если да, то вы можете припомнить, что
почувствовали близость к тем, кто переживал эти трудности вместе с ва­ми.
Возможно, прежние социальные барьеры рухнули, ког­да вы помогали друг другу
выбраться из снежного заноса или бороться с общим врагом.
Такое дружелюбие обычно устанавливается между теми, кто подвергается общей
угрозе. Джон Ланзетта (John Lanzetta, 1955) обнаружил это, когда предлагал
группам, в каждой из которых было по четыре морских кадета, ре­шать
интеллектуальные задачи, а затем по громкоговорите­лю сообщал им, что их
ответы неверны, производительность непростительно низкая, а мыслят они плохо.
Другие груп­пы такой критики не слышали. Ланзетта обнаружил, что члены групп,
подвергавшихся нападкам, подружились боль­ше, лучше сотрудничают, меньше
спорят, меньше конкури­руют. Они плыли в одной лодке. В результате у них
по­явился дух сплоченности. Общий «враг» объединял группы соперничающих
маль­чишек в летних экспериментах Шерифа и во многих пос­ледующих
экспериментах. Американское чувство патриотизма и единства возросло из-за
конфликтов с Германией и Японией во время Второй мировой войны, с Советским
Союзом во время холодной войны, с Ираном в 1980-м и Ираком в 1991 году.
Солдаты, воевавшие плечом к плечу, часто на всю жизнь сохраняют связи со
своими однополчанами. Не многое так сближает людей,  как общий вpaг.
В периоды межрасовой напряженности может поэтому возрастать чувство гордости
за свою группу. У китайских студентов университета Торонто, столк­нувшихся с
дискриминацией, усилилось ощущение родства с другими китайца­ми. Простое
напоминание о другой группе (скажем, о со­перничающей школе) повышает
ответственность людей за собственную группу. Остро ощутив, кто такие «они»,
мы начинаем пони­мать, кто такие «мы».
Руководители могут даже создавать грозного внешнего врага в качестве
способа усилить сплоченность группы. В романе Джорджа Оруэлла «1984»
проиллюстрирована подобная тактика: руководство некой страны использует
пограничные конфликты с двумя другими могучими державами для разрядки
внутренней напряженности. Время от времени противник меняется, но он все­гда
есть. Действительно, страна, по-видимому, нуждается во врагах. Для всего мира,
для страны, для группы внешний враг является сильнейшим объедините­лем.
                       ЭКСТРАОРДИНАТНЫЕ ЦЕЛИ                       
В близком родстве с объединяющей силой внешней угрозы состоит объединя­ющая сила 
экстраординатной цели -общая цель, требующая совместных усилий; цель в свете
которой различия между людьми не принимаются во внимание. Ше­риф
использовал такие цели для создания гармонии между своими «вояками». Он
провоцировал трудности с запасом воды в лагере, требующие от ребят совместных
стараний. Имея возможность арендовать себе для просмотра кино­фильм, достаточно
дорогой, чтобы потребовалось соедине­ние финансовой мощи обеих групп, они снова
кооперирова­лись.
Совместно поработав над такими экстраординатными целями, мальчики на­чали
питаться вместе и привечать друг друга у костра. Ростки дружбы протяну­лись
через линию раздела групп. Враждебность угасала. С помощью изоляции и
соперничества Шериф превратил незнакомцев в заклятых врагов. С помощью
экстраординатных целей он превратил врагов в друзей.
Вывод: совмест­ные усилия дают особенно благоприятный эффект, когда
обстоятельства вы­нуждают людей создать новую объединенную группу, в которой
растворяются их прежние подгруппы. Старые предубеждения по отношению к другой
группе ослабевают, когда люди из двух групп вперемешку рассаживаются за
столом (а не по противоположные стороны от него), дают вновь образованной
группе единое название, а затем вместе работают в обстоятельствах, вызывающих
пози­тивные чувства.
В экспериментах со студентами университета Вирджинии Стивен Уэрчел и его
помощники (Stephen Worchel & others, 1977, 1978, 1980) подтвердили, что
успешное сотрудничество двух групп вызывает их взаимную симпатию. Однако, если
у прежде конфликтовавших групп их совместные усилия закончились не­удачей и
обстоятельства позволяют обвинять в ней друг друга, конфликт может усугубиться.
У групп Шерифа уже проявлялась обоюдная враждебность. Та­ким образом, если бы
не удалось набрать деньги на кино, это могло бы быть приписано «вредности» и
«эгоизму» другой группы. Это обострило бы, а не смягчило их конфликт.
                              3.КОММУНИКАЦИЯ                              
Конфликтующие стороны имеют и другие способы преодоления своих трудно­стей.
Когда у мужа и жены, или у рабочего и начальника, или у нации X и нации Y
возникают разногласия, они могут непосредственно договориться друг с дру­гом.
Они могут попросить третью сторону выступить в качестве посредника, выдвигать
предложения и облегчать им переговоры. Или же они могут прибег­нуть к
арбитражу, вынеся свои разногласия на суд кого-то, кто изучит вопрос и найдет
решение?
     ПЕРЕГОВОРЫ- поиск согласия с помощью непосредственного
обсуждения между участниками конфликта
Если вы или я хотим купить или продать новую машину, не лучше ли нам будет
занять жесткую позицию — запросить крайнюю цену, чтобы, сойдясь затем на
среднем, получить благоприятный результат? Или нам лучше начать с
откро­венного «добросовестного предложения»?
Эксперименты не предлагают простого ответа. С одной стороны, те, кто боль­ше
запрашивают, зачастую больше и получают. Роберт Чиальдини, Леонард Бикман и
Джон Качоппо (Chialdini, Bickman & Cacioppo, 1979) получили ти­пичный
результат: в контрольной версии они обращались к различным дилерам «Шевроле» и
спрашивали цену нового спортивного купе' «Монте-Карло» определенной
конфигурации. В экспери­ментальной версии они обращались к другим дилерам и
первоначально занимали жесткую позицию, спрашивая и отвергая цену на другую 
машину («Мне нужна цена ниже этой. Это слишком дорого»). Когда они затем
спрашивали цену на «Монте-Карло» точно такой же конфигурации, как в контрольной
версии, они слышали запросы цены в сред­нем на 200 долларов ниже.
Жесткая переговорная позиция может сбавить ожида­ния другой стороны, вызвать
у нее готовность согласиться на меньшее (Yukl, 1974). Но иногда жесткость
может уда­рить рикошетом. Во многих конфликтах делят не пирог фиксированного
размера, а пирог, усыхающий за время конфликта. Жесткость также умень­шает
реальные шансы достигнуть соглашения. Если дру­гая сторона реагирует такими
же крайностями, обе могут оказаться в тупиковой ситуации, из которой нельзя
выйти, не потеряв лицо. В недели, предшествовавшие «войне в Персидском
заливе», президет Буш угрожал «пнуть Сад­дама под зад». Саддам Хусейн не
остался в долгу, обещая «утопить неверных в их собственной крови». После
таких воинственных заявлений для обеих сторон было затруд­нительно избежать
войны и сохранить лицо.
     ПОСРЕДНИЧЕСТВО- попытка нейтраль­ной третьей сто­роны разрешить
конфликт за счет улучшения коммуни­кации и выдвижения предложений.
Нейтральный посредник может выдвигать предложения, которые позволят
участникам конфликта пойти на уступки и все же сохранить свое лицо. Если моя
уступка приписывается требованиям посредника, который вы­нуждает моего
антагониста идти на не меньшую уступку, то ни про одного из нас нельзя будет
сказать, что он спасовал перед противником.
     Превращаем «я выиграл — ты проиграл» в «я выиграл — ты выиграл»
Посредник, кроме того, помогает разрешить конфликт, налаживая конструктив­ное
общение. Его первейшая задача — помочь участникам заново рассмотреть ситуацию
и получить информацию об интересах другой стороны. Обычно представители обеих
сторон имеют конкурентную ориентацию «я выиграл — ты проиграл». Таким
образом, после переговоров они счастливы, если противник недоволен
результатами, и несчастны если доволен ими. Склоняя их оставить эти
конфликтные требования и вместо этого подумать о подспудных потребностях,
интересах и целях друг друга, по­средник стремится заменить установку «я
выиграл — ты проиграл» на установ­ку сотрудничества «я выиграл — ты выиграл».
В своих экспериментах Ли Томпсон (Leigh Thompson, 1990) обнаружил, что
опытные посредники лучше умеют выдвигать взаимовыгодные предложения и тем
самым находить решения типа «я выиграл — ты выиграл »
В классическом сюжете о таком решении фигурируют две сестры, которые ссорились
из-за апельсина (Follett, 1940). В конце концов они пошли на компромисс и
разде­лили апельсин пополам, после чего одна сестра выжала из своей половинки
сок, а другая использовала кожуру для печенья. В экспериментах в
Государственном университе­те штата Нью-Йорк в Буффало Дин Пруитт и его
помощ­ники (Dean Pruitt & others) побуждали участников переговоров
приходить к интегральному соглашению. Если бы сестры согласились
разделить апельсин, отдав одной весь сок, а другой — всю кожуру, они бы как раз
пришли к такому соглашению, интегрирующему интересы обеих сторон. По сравнению
с компромиссом, в котором обе сторо­ны жертвуют чем-то важным, интегральные
соглашения более надежны. По­скольку они взаимовыгодны, такие соглашения также
улучшают дальнейшие отношения.
     Исправление искаженного восприятия с помощью контролируемых коммуникаций
Коммуникация нередко позволяет избавиться от самосбывающихся искажений
восприятия. Возможно, вы сможете припомнить из своего опыта нечто подобное
воспоминаниям этого студента:
     «Зачастую после долгого периода, в течение которого мы мало общаемся, я
воспри­нимаю молчание Марты как признак ее недовольства мною. Она, в свою
очередь, объясняет мою холодность тем, что я злюсь на нее. Мое молчание
порождает ее молчание, что делает меня еще более молчаливым... пока этот эффект
снежной лавины не прервут внешние обстоятельства, вынуждающие нас общаться друг
с другом. И тогда общение исправляет все возникшие у нас взаимные искажения
восприятия".
Результат таких конфликтов часто зависит от того, как люди передают друг другу
свои чувства. Роджер Нудсон и его коллеги (Roger Knudson & others, 1980)
приглашали супружеские пары прийти в психологическую лабораторию университета
Иллинойса и воспроизвести в инсценировке один из своих про­шлых конфликтов. До,
во время и после разговора (который часто вызывал не меньше эмоций, чем сам
конфликт) за ними внимательно наблюдали и опраши­вали их. Пары, которые
уклонились от темы, не сумев ясно изложить свою позицию или выяснить позицию
супруга, так и остались пребывающими в заб­луждении, что у них в семье больше
гармонии и взаимопонимания, чем это было на самом деле. Зачастую они приходили
к убеждению, что теперь у них стало больше согласия, в то время как в
действительности его стало меньше. В отли­чие от них, те, кто придерживался
темы, ясно излагая собственные позиции и считаясь с мнениями друг друга, пришли
к настоящему соглашению и получили более точную информацию о представлениях
друг друга. Это помогает понять, почему пары, в которых супруги делятся своими
заботами прямо и открыто, обычно счастливы в 6paкe.
Если две стороны не доверяют друг другу и их общение непродуктивно, иног­да
может помочь нейтральный посредник — консультант по браку, посредник по
трудовым спорам, дипломат. Уговорив участников пересмотреть их восприятие
непримиримого конфликта, посредник нередко помогает каждой из сторон
опре­делить и ранжировать свои цели. Если цели совместимы, процедура
ранжирова­ния облегчает участникам отказ от менее важных целей, так что оба
могут до­биться своей главной цели. Как только и рабочие, и администрация
убедятся, что цель администрации (повышение производительности и
прибыльности) совместима с целью рабочих (повы­шением оплаты и улучшением
условий труда), они могут приступить к выработ­ке интегрального решения типа
«я выиграл — ты выиграл»
     АРБИТРАЖ - разрешение конфликта нейтральной третьей стороной,
изучившей обе точки зрения и пришедшей к заключению. 
Некоторые конфликты настолько запутаны, а базовые интересы сторон так сильно
расходятся, что взаимно удовлетворительное решение становится не­достижимым.
Боснийские сербы и мусульмане не могут иметь под своей юрис­дикцией один и
тот же кусок земли одновременно. В бракоразводном споре об опеке над ребенком
забрать его себе может лишь один из родителей. В этом и во многих других
случаях (споры из-за расходов жильцов на ремонт, оплата спортсменов,
территориальные притязания) нейтральный посредник может — или не может —
помочь разрешению конфликта.
В последнем случае стороны могут прибегнуть к арби­тражу, предоставив
посреднику или иной нейтральной сто­роне право вынести решение. Спорщики обычно
предпо­читают улаживать свои дела без третейского судьи, чтобы сохранить свой
контроль над результатами. Нейл МакГил ликадди и его коллеги (Neil McGillicuddy
& others, 1987) обнаружили эту склонность в эксперименте с диспутанта­ми,
приходившими в Центр разрешения споров в Буфало, штат Нью-Йорк. Когда люди
знали, что в случае неудачи посредника им придется подчиниться решению
арбитража, они в большей мере старались решить проблему мирным путем,
выказывали меньше враждебности и тем самым были более склонны до­стигнуть
соглашения.
Тем не менее в случаях, когда расхождения глубоки и интересы непримири­мы,
перспектива арбитража может оказывать противоположное воздействие. Участники
конфликта могут «заморозить» свои позиции, надеясь обрести преимущество,
когда третейский судья будет искать компромисс. Для преодоления этой
тенденции в некоторых спорах, таких как споры из-за оплаты бейсбольных звезд,
применяется «арбитраж последнего слова», в котором тре­тейский судья выбирает
в качестве окончательного решения последнее предло­жение той или иной
стороны. Такой арбитраж заставляет каждую из сторон делать свои предложения
разумными.
                             4.УМИРОТВОРЕНИЕ                             
Иногда напряженность и подозрительность возрастают настолько, что общение, а
тем более разрешение конфликта, становится абсолютно невозможным. Каж­дая из
сторон может угрожать, принуждать и мстить. К несчастью, подобные действия
провоцируют ответные ходы, что приводит к эскалации конфликта. Если дело
обстоит именно так, то даст ли желаемый результат политика умирот­ворения
другой стороны с помощью безоговорочного сотрудничества? Зачастую нет. В
лабораторных играх те, кто стопроцентно сотрудничает, нередко подвер­гаются
эксплуатации. А в политике односторонний пацифизм никоим образом не стоит на
повестке дня.
     ПОИР- аббревиатура для фразы: "Постепенные и обоюдные
инициативы по раз­рядке напряженно­сти» — стратегия, предназначенная для
снижения международной напряженности
Существует ли еще одна стратегия — миролюбивая, а не мстительная, и все же
достаточно жесткая, чтобы предот­вратить эксплуатацию? Социальный психолог
Чарльз Ос гуд (Charles Osgood, 1962, 1980) обосновывает такую воз­можность.
Он называет ее «постепенные и обоюдные ини­циативы по разрядке
напряженности», сокращенно ПОИР, или GRIT', что напоминает о необходимом
терпении. Стра­тегия ПОИР призвана разорвать спираль конфликта, вы­зывая его
обоюдную деэскалацию. Для этого в ней исполь­зуются социально-психологические
концепции, такие как нормы взаимности и атрибуция мотивов.
                              
     «Не волнуйся, дорогая. Это всего лишь миротворческий удар.»
"Стратегия ПОИР — примирительная. Но это не «капитуляция в рассроч­ку». Ее
консервационные аспекты защищают собственные интересы сторон, со­храняя
возможность наказания. Начальные примирительные действия подра­зумевают
некоторый небольшой риск, но не подрывают ничьей безопасности; скорее они
рассчитаны на то, чтобы обратить вспять эскалацию напряженности. Если одна из
сторон осуществит агрессивную акцию, дру­гая ответит тем же, давая понять, что
не потерпит эксплуа­тации. Однако ответные шаги не являются гиперреакцией,
которая могла бы повлечь за собой новый виток конфликта. Коль скоро противник
предпринимает собственные ша­ги к примирению, на них тоже следует равный или
даже чуть больший ответ. Специалист по конфликтам Мортон Дойч (1993) выразил
дух ПОИР, советуя участникам переговоров быть «твердыми, честными и
дружелюбными: твердыми, сопротивляясь шантажу, эксплуатации и гряз­ным
играм; честными, соблюдая свои моральные принципы и не отвечая на
аморальное поведение противника, несмотря на его провокации; дружелюбны­ми
— в смысле готовности начать и поддерживать сотрудничество».
Действует ли ПОИР? В лабораторных дилеммных играх наиболее успеш­ной
стратегией оказалась простейшая «услуга за услугу», которая начинается с
приглашения к сотрудничеству, а затем повторяет последний ответ противника.
«Услуга за услу­гу» — это попытка сотрудничать и забыть обиды, при этом не
позволяя себя эксплуатировать! В лабораторных играх заявление о стремле­нии к
сотрудничеству действительно способствует сотрудничеству. Повторяю­щиеся
примирительные акции действительно порождают больше доверия (хотя
предубеждения в свою пользу зачастую заставляют воспринимать собственные
действия как более миролюбивые и менее враждебные, нежели действия дру­гих).
                    ПРИМЕНЕНИЕ В РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ                    
Подобные ПОИР-стратегии периодически испытывались вне лабораторий с
многообещающими результатами. Во время Берлинского кризиса в начале 1960-х
годов советские и американские танки башня к башне стояли друг про­тив друга.
Кризис кончился, когда американцы шаг за шагом отвели свои танки назад. На
каждый шаг Советы отвечали тем же. Более со­временный пример: маленькие
египетские и израильские уступки (например, Израиль позволил Египту открыть
Су­эцкий канал, Египет позволил проходить через него судам, направляющимся в
Израиль) помогли разрядить напря­женность до уровня, на котором стали
возможны перегово­ры.
Могут ли примирительные усилия снизить напряженность и во взаимоотно­шениях
индивидов? Есть все основания полагать, что это так и есть. Когда отношения
натянуты и коммуникация отсутствует, необходим порой только миролюбивый жест-
мягкий ответ, теплая улыбка, нежное прикосновение, -чтобы обе стороны начали
спуск по эскалатору напряженности на тот уровень, где контакт, сотрудничество
и общение снова станут возможными.
                            Заключение:                            
Хотя конфликты легко порождаются и подпитываются социальными дилемма­ми,
конкуренцией и искажениями восприятия, некоторые не менее могуществен­ные
силы, такие как контакт, сотрудничество, коммуникация и примирение, мо­гут
превратить вражду в гармонию.
Можно ли за счет тесного контакта людей уменьшить их враждебность? Несмотря на
ряд обнадеживающих ранних исследований, другие исследования показали, что сама
по себе десегрегация в школах оказывает мало влияния на расовые установки. Но
если налажен продолжительный и тесный межрасовый контакт и если в нем обеспечен 
равный статус, враждебность зачастую умень­шается.
Контакты особенно плодотворны, когда люди совместно стараются преодо­леть
общую угрозу или добиться экстраординатной цели. Основываясь на дан­ных
экспериментов по кооперационным контактам, несколько исследователь­ских групп
попытались заменить конкурентные ситуации в школьном обучении на обстановку
кооперации при обучении, получив воодушевляющие результаты.
Участники конфликта могут также искать решение своих проблем путем
переговоров либо прямых, либо через нейтрального посредника. Помощь тако­го
посредника может заключаться в том, что он подтолкнет противников к тому,
чтобы сменить их конкурентную позицию «я выиграл — ты проиграл» на более
плодотворную кооперационную ориентацию «я выиграл — ты выиграл». По­средник
может также организовать общение, которое очистит восприятие от искажений и
повысит взаимопонимание и доверие. Если соглашение не достиг­нуто,
конфликтующие стороны могут доверить решение третейскому судье, ко­торый
вынесет собственное заключение или выберет одно из двух окончатель­ных
предложений сторон.
Иногда напряжение столь сильно, что подлинная коммуникация невозмож­на. В
этом случае мелкие примирительные акции одной из сторон способны вызвать
ответные, примирительные шаги другой стороны. Одна из таких стра­тегий
примирения, ПОИР (постепенные и обоюдные инициативы по разрядке
напряженности), предназначена для снижения напряженности в международ­ных
отношениях.
                            Список литературы:                            
   1.  Л.Хьелл, Д.Зиглер «Теория Личности»- СПб; изд. дом «Питер», 2000г-608с.   
2.   Р.Чалдини, «Психология влияния»- СПб; изд. дом «Питер», 2000г-272с.
3.  Социальная психология личности в вопросах и ответах; учебное пособие под
редакцией проф. В.А.  Лабунской- М. Гардарики; изд. Группа «Юристъ», М, 1999-
397с.
4.  Д. Майерс, «Социальная психология»- СПб; изд. дом
«Питер», 2000г-686с.