Каталог :: Психология

Реферат: Детектор лжи

Санкт-Петербургский государственный университет
Факультет менеджмента
Кафедра Управления Персоналом
ДЕТЕКТОР ЛЖИ
     
Подпись: Реферат
студентки II курса
отделения УП гр. 2
Чигасовой А. В.
Подпись: Санкт-Петербург
2003
ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.......................................................................3 Глава 1. ДЕТЕКТОР ЛЖИ В КАЧЕСТВЕ ВЕРИФИКАТОРА..................................4 1.1 Кто использует детектор в своей работе.....................................4 1.2. Из чего состоит проверка на полиграфе.....................................6 1.3. Как работает детектор лжи.................................................8 1.4. Испытание на детекторе при приеме на работу..............................11 1.5. Детектор лжи и поведенческие признаки обмана.............................13 Глава 2. ОБНАРУЖЕНИЕ ОБМАНА ПО СЛОВАМ, ГОЛОСУ И ПЛАСТИКЕ....... 15 2.1. Признаки, обусловленные вегетативной нервной системой....................15 2.2. Слова....................................................................16 2.3. Голос....................................................................17 2.4. Пластика.................................................................18 Заключение....................................................................21 Список использованной литературы..............................................23

Введение

С незапамятных времен, как только люди научились говорить, они научились обманывать друг друга. И сразу же стали искать способы определения правдивости человека. Среди явных поведенческих признаков стали обращать внимание на выражение глаз, голос, жестикуляцию и пр. Но были способы, основанные на неявных признаках. Например, в Китае подозреваемый в обмане должен был набрать в рот горсть сухого риса и выслушать обвинение. Если рис оставался сухим, ложь подозреваемого считалась доказанной. Арабские бедуины требовали, чтобы допрашиваемые прикоснулись языком к раскаленному клинку. Тот, чей язык оказывался обожженным, считался виновным. В некоторых африканских племенах обвиняемые должны были передавать друг другу небольшое хрупкое птичье яйцо. Кто раздавил яйцо, тот изобличал себя во лжи. То есть уже в древние времена было известно, что ложь человека вызывает сдвиги в нормальном течении физиологических реакций (слюноотделении, координации движений). На рубеже ХХ века были созданы приборы, позволяющие регистрировать отдельные показатели физиологического состояния человека: кровяное давление, пульс и дыхани. В 20-х годах американский криминалист Л.Килер сконструировал первый полиграф. Полиграф или детектор лжи - прибор для объективной регистрации психофизиологических реакций, сопровождающих изменения в нервной системе, которые возникают во время любого психического акта или состояния. Это был чернильно-пишущий прибор. А в 90-х годах появляются компьютерные полиграфы, регистрирующие до 19-ти показателей. Но решение принимает не прибор, а человек - полиграфолог. От его профессионализма может зависеть дальнейшая судьба или карьера испытуемого. Полиграфолог должен обладать широким спектром знаний в различных областях - психофизиологии, психологии, физиологии, криминалистике, юриспруденции и т.д. Спор о детекторе лжи, до сих пор еще не разрешенный научными исследованиями, так и продолжает оставаться горячим и острым. Наиболее ярыми его сторонниками являются лица, наблюдающие за соблюдением законности, разведывательные службы, люди, чья деятельность связана с растратами и мелкими хищениями, а также ученые, занимающиеся его исследованиями. Критика же исходит от гражданских правозащитников, некоторых юристов, адвокатов и остальных ученых, занимающихся изучением этих вопросов. Лжецы могут выдать себя из-за боязни разоблачения, из-за угрызений совести или благодаря восторгу надувательства. Верификаторы же могут забыть об индивидуальных различиях в эмоциональном поведении людей. Операторы детектора тоже могут совершить и ошибку веры лжи и ошибку неверия правде. В верификации большая часть опасностей и предосторожностей одинакова, вне зависимости от того, определяется ложь посредством детектора или поведенческим признакам. Но существуют и более сложные понятия: · соотношение точности и полезности, то есть знание того, какую пользу можно извлечь из показаний детектора в случае сомнительности результатов; · необходимость истины, то есть точного знания лжи правды в момент испытаний; · базовая норма лжи, то есть необходимость для оценки точности работы детектора достаточного количества лжецов, ибо даже очень тщательно отобранные результаты могут вызывать сомнения, если лжецов среди подозреваемых слишком мало; · устрашение неизбежностью, то есть создание у испытуемого убеждения, что благодаря детектору ложь непременно будет обнаружена, даже несмотря на возможные погрешности процедуры.

Глава 1. ДЕТЕКТОР ЛЖИ В КАЧЕСТВЕ ВЕРИФИКАТОРА

1.1 Кто использует детектор в своей работе

Использование детектора для выявления всевозможных форм обмана распространено весьма широко и имеет тенденцию увеличиваться. Активное применение полиграфов начинается с 20-30-х годов прошлого века в криминалистике, главным образом, в США. Крупными пользователями проверок на полиграфе являются Канада, Япония, Израиль, Южная Корея, Мексика и ряд других государств. В странах СНГ, в частности Украине, Молдавии, Киргизии, начато прикладное применение проверок на полиграфе коммерческими предприятиями. В России подобный метод детекции лжи первоначально применялся в силовых ведомствах, а в 90-х годах проверки на полиграфе получили более широкое распространение. В 20-х годах офицер калифорнийской полиции Дж. Ларсен разработал первый портативный полиграф. Аппарат одновременно регистрировал кровяное давление, пульс и дыхание. С его помощью проводились проверки лиц, подозревавшихся в уголовных преступлениях, разыскивались тела жертв и т.д. Решающую роль в развитии метода «детекции лжи» сыграл ученик Ларсена - Леонард Килер. Он сконструировал первый полиграф - «детектор лжи», специально предназначенный для выявления у человека скрываемой информации. Килер основал первую фирму по серийному изготовлению полиграфов и школу по подготовки полиграфологов. Ему также принадлежит приоритет внедрения полиграфа в систему отбора кадров и профилактику правонарушений в сфере бизнеса. Чаще всего такого рода испытания проводят частные работодатели. Эти испытания проводят как часть предварительного собеседования при приеме на работу, для выявления всевозможных правонарушений среди сотрудников внутри фирм и для составления рекомендаций на повышение. На втором месте по использованию детектора находятся правоохранительные службы, занимающиеся расследованием уголовных преступлений. Причем испытаниям порой подвергаются не только подозреваемые, но и жертвы, и свидетели, особенно если есть сомнения в их показаниях. Следующий этап развития связан с использованием метода в интересах государственных органов США. Американское психологическое общество провело специальное исследование по надежности проверок на полиграфе и констатировало: «Методы «детекции лжи» разработаны в достаточной мере, существуют необходимые технические средства и имеется определенное число хорошо подготовленных специалистов. Из перечисленных трех факторов наиболее важным является человеческий, так как именно от него зависит успех или неуспех усилий по «детекции лжи». С этого времени метод стал активно применяться и в целях защиты государственной тайны. К примеру, «детектор лжи» был применен для проверки персонала, работавшего над созданием атомной бомбы в исследовательском центре «Оук-Ридж». Большая часть расследований относятся к уголовным. Также он применятся в разведке и контрразведке. Сюда входят испытания людей, имеющих допуск к секретной работе, но подозреваемых в деятельности, угрожающей поддержанию секретности, а также работников, стремящихся получить такой допуск, и людей, подозреваемых в шпионаже. В настоящее время полиграф применяется более чем в 60 странах, причем не только силовыми структурами, но и в сфере безопасности бизнеса. В США за год проводится порядка миллиона проверок на полиграфе. Современные полиграфы - это компактные устройства на базе персональных компьютеров, позволяющие проводить регистрацию параллельно протекающих процессов: дыхания, кровяного давления, биотоков мозга, сердца, скелетной и гладкой мускулатуры, голоса и т.д.

1.2. Из чего состоит проверка на полиграфе

Накопленный в течение десятилетий опыт применения полиграфа для обнаружения у человека скрываемой им информации привёл к формированию определенных принципов организации процедуры проверки с помощью этого прибора. "Детекция лжи", осуществляемая с помощью полиграфа - сложная, комплексная процедура, состоящая из четырех этапов: - изучения материалов о человеке, подлежащем проверке на полиграфе (подготовительный этап), - предтестового собеседования, - непосредственно самой проверки и - послетестовой беседы. Перед проведением проверки в ходе расследования обязательно осуществляется подготовительный этап, в ходе которого полиграфолог тщательно изучает все доступные материалы или сведения о чрезвычайном происшествии /ЧП/, вызвавшем необходимость применения "детектора лжи". Во время этого этапа полиграфолог знакомится с материалами опросов, выполненных работодателем (либо его службой безопасности), и/или сам опрашивает лиц, в той или иной мере осведомленных о ЧП, осматривает (если возможно) место происшествия, изучает выдвинутые объяснения (версии) случившегося и прочее. Если проводится скрининговая провека, полиграфолог внимательно изучает и анализирует "факторы риска", выдвинутые работодателем. До сих пор не удалось установить физиологической реакции, однозначно указывающей на ложь человека, проверяемого с помощью полиграфа, в связи с чем "технология" проверок на полиграфе не может использовать только проверочные вопросы (т.е. вопросы, направленные на решение задач расследования или кадрового отбора). Поэтому полиграфолог готовит в дополнение к проверочным вопросам вспомогательные - контрольные и нейтральные - вопросы. При всей кажущейся простоте проверки на полиграфе (часто можно услышать: "Включи прибор, задай вопросы, компьютер все подсчитает, и ложь определена"), проверка представляет собой сложную процедуру общения специалиста с опрашиваемым лицом, в которой применяется прибор и множество гибких правил и требований, несоблюдение или неточное соблюдение которых существенно влияет на ход и результат проводимой проверки. Подготовленные вопросы по различным логическим принципам объединяются в группы, которые позднее будут применены в ходе проверки на полиграфе. После завершения подготовительного этапа проводится предтестовая беседа. Предтестовая беседа является строго обязательным этапом процедуры проверки. При проведении испытаний на полиграфе (особенно, в интересах расследований) одна из первейших задач предтестовой беседы - ознакомить опрашиваемого с его правами в ходе проверки и удостовериться в добровольности его согласия на прохождение проверки с помощью полиграфа. Согласно существующим в мировой практике правилам, полиграфолог обязательно убеждается в том, что человек, подлежащий проверке, осознаёт: проверка - процедура добровольная. Проверяемого информируют о его правах и просят дать письменное согласие на проведение проверки. Предтестовая беседа позволяет оператору учесть и, по возможности, устранить действия различных побочных дестабилизирующих факторов, которые могут негативно повлиять на физиологические реакции проверяемого, что в итоге может привести к снижению эффективности поверки детктором или его ошибочному результату. Полиграфолог в ходе предтестовой беседы обязательно выясняет у опрашиваемого лица состояние его здоровья. "Во время предтестовой беседы, если она проводится правильно, оператор полиграфа полностью объективен... Должны быть исключены попытки опроса проверяемого с целью добиться от него признаний до тех пор, пока не за вершено испытание на полиграфе (конечно, за исключением тех случаев, когда опрашиваемый сам желает сознаться во время предтестовой беседы)". В предтестовом собеседовании, предшествующем расследованию, полиграфолог уточняет сведения о ЧП, собранные на подготовительном этапе, и устанавливает осведомленность проверяемого человека об этом событии; обсуждает с ним подготовленные вопросы, которые позднее будут заданы этому человеку в ходе проверки и многое другое. Кроме подтверждения добровольного согласия проверяемого на испытание и общего ознакомления его с предстоящей процедурой, важной задачей предтестовой беседы является необходимость убедить опрашиваемого человека в том, что проверка проводится профессионально, и любая ложь будет очевидной для полиграфолога: этим удаётся снять напряжение с правдивых лиц и повысить тревогу у тех, кто намеревается давать ложные ответы. В процессе предтестовой беседы, полиграфолог и кандидат на работу (или работающий сотрудник) обсуждают все интересующие работодателя темы, которые в дальнейшем будут проверены с помощью полиграфа. В случае скрининговой проверке при найме в коммерческую фирму в предтестовой беседе такими темами могут оказаться возможные кражи денег и товаров у предыдущего работодателя, совершение уголовных действий (включая судимости и преступления, которые остались не раскрытыми), приобретение и продажа краденого, употребление Наркотиков, фальсификация анкетных данных и проч. После завершения предтестовой беседы проводится непосредственно сам опрос с использованием полиграфа.

1.3. Как работает детектор лжи

Первым «детектором лжи» был плетизмограф - прибор для измерения кровенаполнения сосудов и изменений пульса. Впервые его использовал в своих экспериментах в 1877 г. итальянский физиолог А. Моссо. Позже, в 1895 г., плетизмограф был использован итальянским криминалистом Ч. Ломброзо при расследовании преступлений - это был первый опыт применения аппаратурного метода выявления скрываемой информации и одновременно, первый шаг на пути становления психофизиологии как экспериментальной науки. Словарь Вебстера определяет этот аппарат так: «Инструмент для синхронной записи следов различных импульсов; в более широком смысле – детектор лжи». В то время, когда протекает психический процесс, происходит множество явлений, которые мы можем зарегистрировать с помощью специальных датчиков и приборов. Психический процесс сопровождается сложной комбинацией электромагнитных и биохимических реакций. Некоторые реакции имеют генерализованный характер, охватывают самые различные системы организма, отчетливо и однозначно интерпретируются. В качестве примера можно привести ориентировочные и оборонительные рефлексы, стрессовые и эмоциональные реакции. В ответ на задаваемые вопросы у проверяемого на полиграфе человека возникают физиологические реакции (ВНС), проявляющиеся в виде изменений в ритмике и амплитуде дыхания, замедлении или учащении пульса, колебаниях артериального давления и электрического сопротивления кожи. Эти реакции фиксируются перьевым полиграфом на бумаге как полиграмма, либо (при использовании компьютерного полиграфа) отображаются на экране и накапливаются в памяти компьютера. Другие реакции имеют локальный характер и регистрируются в специфических областях мозга. Например, восприятие зрительной или слуховой информации отражается только в динамике суммарной активности мозга (энцефалограмме) и регистрируется с помощью метода вызванных потенциалов. Некоторые из этих изменений, такие как учащение дыхания, потоотделение, бледность и румянец, можно заметить и без детектора. Детектор лишь более тщательно регистрирует их, отражая даже самые незначительные изменения, которые невозможно заметить невооруженным взглядом, а так же фиксируя все другие проявления деятельности ВНС, такие как, например, пульс, который внешне заметить невозможно. Это достигается путем усиления сигналов, получаемых от датчиков, прикрепленных к различным частям тела. Для выполнения проверки человека усаживают в кресло (на стул), на его руки крепят датчики, регистрирующие сердечно-сосудистую деятельность и кожно- гальванический рефлекс, на грудь и живот - датчики, регистрирующие, соответственно, грудное и брюшное дыхание, а на кресло или под ноги проверяемого (при необходимости) - датчик, регистрирущий движения. Как правило, проверяемый человек размещается боком к полиграфологу (и никогда - лицом к лицу) таким образом, чтобы специалист мог видеть лицо и руки проверяемого. В зависимости от многоплановости решаемых полиграфологом задач и психофизиологических особенностей опрашиваемого человека, проверка может длиться от одного-двух часов (при скрининге) до четырех-пяти часов (при проведении расследований) и, в особо сложных случаях - в течение двух-трёх дней. Словарь Вебстера прав относительного того, что этот аппарат иногда называют детектором лжи, но само по себе это неверно. Ложь как таковую детектор не обнаруживает. Все было бы гораздо проще, если бы существовал некий уникальный признак, всегда и везде свидетельствующий о лжи и никогда ни о чем другом. Но такового нет. И хотя отношение к детектору лжи очень противоречиво, все тем не менее сходятся в одном: ложь как таковую он не обнаруживает. Единственное, что он делает, - измеряет интенсивность проявлений возбуждения ВНС, то есть физиологические изменения, происходящие от эмоционального волнения человека. То же самое происходит и с поведенческими признаками обмана. Изменения в мимике, жестах и голосе еще не являются признаками лжи как таковой. Это всего лишь сигналы эмоционального возбуждения или свидетельства работы мышления. И заключить из этого, что человек лжет, можно только на основании либо того, что его эмоции не соответствуют его линии поведения, либо того, что он пытается их скрыть. И в этом плане детектор обеспечивает нас менее точной информацией о том, какие именно эмоции задействованы, чем о поведенческих признаках. Микровыражения могут обнаружить гнев, испуг, вину и так далее, а детектор лжи покажет, что у человека появились какие-то эмоции, но какие – не определит. Перед тем как включить полиграф и начать регистрацию физиологических реакций, полиграфолог обязательно обсуждает с проверяемым подготовленные вопросы. Такое обсуждение исключительно важно, оно позволяет исключить многозначность толкования вопросов и добиться тем самым единства их понимания проверяемым и полиграфологом. В ходе проверки полиграфолог ровным, спокойным голосом задает проверяемому подготовленные вопросы, которые сформулированы таким образом, что на них требуются только односложные ответы - "да" или "нет". Между вопросами делаются паузы 15-20 сек. Полиграфолог задаёт вопросы группами - вопросниками, которые могут содержать от 5-6 до нескольких десятков вопросов. Появление в ходе проверки на полиграфе более выраженных, интенсивных реакции на те или иные вопросы свидетельствует о том, что эти вопросы являются для проверяемого более значимыми, чем остальные. Определив значимость для данного человека каждого из заданных вопросов, полиграфолог, пользуясь выработанными практикой логическими правилами, выносит суждение о возможном утаивании этим человеком информации. "Примерно у 25 % проверяемых виновность или невиновность может быть легко определена по характеру реакций на вопросы таким образом, что оператор полиграфа может показать их любому непрофессионалу и объяснить их значение. Однако, примерно в 65 % случаев реакции не на столько очевидны; они существенно слабее выражены и для их интерпретации требуется эксперт. И примерно в 10 % случаев оператор полиграфа" не в состоянии сделать никакого заключения" по результатам проверки, т.е. испытание на полиграфе завершается неопределенным результатом. В целом, получение определенного результата испытания на полиграфе зависит от многих факторов, и возможность неопределенного итога проверки, т.е. когда нельзя сделать однозначное суждение о причастности или непричастности конкретного человека к устанавливаемому событию, весьма невелика: по зарубежным экспертным оценкам, она составляет менее 5 %. Испытания на детекторе, как и опора на поведенческие признаки, весьма уязвимы. Невинные люди могут испытывать очень сильное эмоциональное возбуждение, узнав, что их подозревают во лжи. Тем более если их подозревают в совершении преступления. Возбуждение может стать особенно сильным, если подозреваемый имеет основания думать, что оператор детектора и полиция уже сговорились против него. К тому же страх не единственная эмоция, которую может испытывать лжец: он может чувствовать еще и вину, и восторг надувательства. А любая из этих эмоций вызывает усиление деятельности ВНС и отмечается детектором. И также любую эмоцию может испытывать не только лжец, но и человек абсолютно невиновный. Кроме того, какие эмоции будет испытывать подозреваемый, зависит и от его личности, и от существующих отношений между ним и верификатором, и от ожиданий обоих.

1.4. Испытание на детекторе при приеме на работу

Применение полиграфа при приеме на работу позволяет выяснить, нет ли у кандидата проблем, связанных со здоровьем, употреблением наркотиков, злоупотреблением спиртными напитками, не занимался ли он кражей товаров или денег на предыдущем месте работы, есть ли у него связи в криминальной среде, не внедряется ли он в данную фирму конкурентами или криминальными структурами. Подобные скрининговые проверки длятся от 30 мин. до полутора часов. Пожалуй, никакая другая методика не позволяет в столь короткое время с минимальными затратами собрать и проверить необходимую информацию о вашем будущем сотруднике. Это излюбленная метода множества работодателей, профессиональных операторов детектора лжи и даже многих государственных чиновников, особенно работающих в разведывательных управлениях. Таким образом, уже при приеме на работу можно значительно снизить степень риска и потенциальные потери, связанные с нечистоплотностью или психологической непригодностью своих сотрудников. Периодические проверки персонала на полиграфе позволяют прояснить возможные сложности, связанные с исчезновением материальных ценностей или денег, утечкой конфиденциальной информации, выяснить степень лояльности сотрудников и т.д. Причем эти проверки могут быть как плановыми, так и выборочными, например, после важных для фирмы переговоров, сделок и тому подобных мероприятий. Для того чтобы получить работу, кандидаты обязаны пройти тест, в то время как уголовные подозреваемые имеют возможность выбора, проходить этот тест или нет, причем их отказ никак против них не свидетельствует. Предварительное тестирование на детекторе лжи является принудительным и, вероятно, вызывает чувство возмущения, которое может сильно повлиять на точность результатов. Что касается нарушения прав человека, то тут можно поспорить. Психологическое тестирование, которое используется повсеместно по поводу и без оного, нарушает все мыслимые запреты и этические нормы. Сравните ситуацию: полиграфолог заранее согласует все вопросы с обследуемым лицом, которое дает письменное согласие на проведение процедуры и в любой момент времени может от нее отказаться. Причем все вопросы относятся к заранее согласованным темам. Наказание за разоблачение обмана в предварительном тестировании при приеме а работу гораздо меньше, чем в делах уголовных. А поскольку ставки ниже, то и боязнь разоблачения лжецы здесь испытывают в гораздо меньшей степени, и поймать их труднее. Правда, честные и очень желающие получить работу люди могут бояться, что их оценят неправильно, но именно из-за этого страха их могут неправильно оценить. Множество кандидатов после такого испытания получают допуски к таким вещам, о которых и не подозревали до испытания. И не имеет значения, насколько точно детектор выявляет лжецов, если в результате все равно выявляются те, кого не надо принимать на работу. А значит, детектор полезен.

1.5. Детектор лжи и поведенческие признаки обмана

Операторы детектора никогда не делают свои выводы о лжи испытуемого, основываясь только на показаниях прибора. Им известны не только результаты предварительного расследования, но и та информация, которую получили они сами в интервью с подозреваемым перед прохождением испытания. Кроме того, операторы считывают информацию с мимики, голоса, жестов и манеры говорить и в ходе предварительного интервью, и при самом испытании, и в интервью после его окончания. О том, должен ли оператор детектора для своего заключения о подозреваемом в добавление к результатам испытания рассматривать также и поведенческие признаки, мнения разделились. Пока только четыре исследования сравнивают результаты, основанные на показаниях детектора и поведенческих признаках, с теми, которые получены на основе только показаний приборов. Два из них предполагают, что точность поведенческих признаков равна точности показаний детектора, а одно – что точность детектора выше, хотя и не намного. И все три исследования страдают одними и теми же изъянами: неопределенностью истины, слишком малым количеством подозреваемых и слишком малым количеством операторов, выносящих решения. Эти изъяны исправлены в четвертом исследовании, исследовании Рэскина и Кирчера, до сих пор еще не опубликованном. Они пришли к выводу, что суждения, сделанные на основе поведенческих признаков, ничуть не лучше случайных, в то время как суждения, сделанные на основе показаний детектора без контактов с подозреваемым, все же имеют лучший результат, чем при случайном угадывании. Люди очень часто пропускают поведенческие признаки обмана, неверно интерпретируют их или просто заблуждаются в их отношении. Ведь поведенческие признаки могут дать информацию о том, какая именно эмоция испытывается, а разве детектор способен определить страх, гнев, удивление, утомление или возбуждение? Такую специфическую информацию, конечно, можно извлечь из показаний детектора. Однако никто еще не попытался применить этот подход в интерпретации показаний детектора. Информация же о конкретных эмоциях (полученная одновременно из поведенческих признаков и показаний аппаратуры) могла бы помочь уменьшить как ошибку неверия правде, так и ошибки веры лжи. Еще одним важным вопросом, подлежащим рассмотрению, является вопрос о том, насколько хорошо раскрываются комбинацией обнаруженных поведенческих признаков и показаний детектора предпринятые подозреваемым контрмеры. Детектор можно применять только в отношении готового к сотрудничеству, согласного подозреваемого, а поведенческие признаки считываются и без всякого разрешения и предупреждения о том, что лжец находится под подозрением. К тому же в то время как применение детектора можно объявить незаконным, сделать то же самое с наблюдением за поведенческими признаками невозможно. И даже если испытания на детекторе никогда не признают законным средством выявления государственных служащих, повинных в утечке секретной информации, верификаторы все равно могут заниматься изучением поведенческих признаков всех подозреваемых. Во многих областях, где часто подозревается обман, таких как дипломатия, супружеские отношения или торговля, применение детектора лжи просто невозможно. И дело здесь не в том, что поскольку в этих отношениях правда не предполагается, то и не возможности устроить строгий и последовательный допрос, как на следствии. Даже там, где правду предполагают, как например в отношениях между супругами, друзьями, родителями и детьми, такие прямые вопросы вообще могут поставить под угрозу дальнейшие отношения. Так что даже родитель, имеющий над своим ребенком больше власти, чем любой верификатор над подозреваемым, вряд ли согласится платить такую цену за свое расследование. Нежелание признавать то, что ребенок по большей части все-таки старается говорить правду, постоянное подозрение его, даже при полной зависимости ребенка от родителей, может в конце концов привести к полному разрыву с ним. Некоторые люди считают, что лучше (или более нормально) и вовсе не пытаться выявлять ложь, а всегда верить на слово и, воспринимая жизнь как ценность саму по себе, даже не стремиться уменьшить возможность быть обманутым. Лучше оказаться обманутым, чем незаслуженно осудить кого-либо. Иногда это действительно самый правильный ход. Но это во многом зависит от того, что поставлено на карту, кто находится под подозрением, какова вероятность быть обманутым и кем является сам верификатор. Единственное соображение, которое надо всегда иметь в виду, пытаясь выбрать то или иное решение, заключается в следующем: никогда не делайте окончательного вывода о том, лжет подозреваемый или нет, основываясь только на показаниях детектора или только на поведенческих признаках. Верификатор должен также всегда помнить, что лжец может и вовсе не ошибаться. Некоторые обманывают с такой легкостью, что невозможно заметить никаких поведенческих признаков, а некоторые – настолько тяжело, что ошибок в поведении – а значит, и признаков обмана – множество. Глава 2. ОБНАРУЖЕНИЕ ОБМАНА ПО СЛОВАМ, ГОЛОСУ И ПЛАСТИКЕ 2.1. Признаки, обусловленные вегетативной нервной системой Вегетативная нервная система (ВНС) производит в организме определенные изменения, заметные в случае возникновения эмоций: изменения частоты и глубины дыхания, частоты сглатывания, интенсивности потоотделения. Эти изменения, сопровождающие возникновение эмоций, происходят непроизвольно, их очень трудно подавить, и по этой причине они являются вполне надежными признаками обмана. Детектор лжи замеряет эти изменения в вегетативной нервной системе, но многие из них видны и без использования специальной аппаратуры. Если лжец испытывает страх, гнев, возбуждение, огорчение, вину или стыд, это часто сопровождается учащением дыхания, вздыманием грудной клетки, частым сглатыванием, запахом пота или выступающей испариной. Большинство ученых считают, что для каждой конкретной эмоции не существует характерного набора ВНС. Изменения ВНС зависят от силы эмоции, а не от ее характера. Эта точка зрения противоречит опыту большинства людей. Люди испытывают разные физические ощущения в состоянии, например, испуга и в состоянии гнева. Но существует и другая точка зрения. Изменения ВНС не всегда одинаковы, а, напротив, специфичны для каждой эмоции, это может оказаться очень важным при обнаружении лжи. Благодаря этому верификатор может обнаружить даже без детектора, руководствуясь лишь зрением и слухом, не только то, испытывает ли подозреваемый эмоции, но и какие эмоции он испытывает – страх или гнев, отвращение или грусть. Хотя подобную информацию дает и мимика, многие движения лицевых мышц люди в состоянии подавить. Деятельность же ВНС контролировать гораздо труднее. В результате экспериментов, проведенных группой ученых во главе с Полом Экманом, были получены данные в пользу того, что деятельность ВНС не является одинаковой для всех эмоций. Изменения скорости сердечных сокращений, температуры кожи и потоотделения различны при разных эмоциях.

2.2. Слова

Многих лжецов выдают неосторожные высказывания. Часто они не считают нужным тщательно подбирать слова. Даже осторожного лжеца может подвести то, что Зигмунд Рейд определил как языковую оговорку. В «Психопатологии обыденной жизни» Фрейд продемонстрировал, что промахи, совершаемые в повседневной жизни, например оговорки, ошибочные именования и ошибки, совершаемые при чтении и письме, не случайны и свидетельствуют о внутренних психологических конфликтах. Оговорка, говорил он, становится своеобразным «орудием. которым выражаешь то, чего не хотелось сказать, которым выдаешь самого себя». Верификатор должен быть осторожен, так как далеко не каждая оговорка свидетельствует об обмане. Выдает оговорка ложь или нет, обычно можно определить по контексту. Верификатор должен также стараться избегать другой распространенной ошибки и считать каждого, кто не делает оговорок, правдивым. Кроме того, есть соблазн считать, что оговорки происходят тогда, когда лжец подсознательно желает быть пойманным, вероятно, чувствуя себя виноватым за свою ложь. Тирады также являются способом, которым выдают себя лжецы. Здесь промахом являются не одно-два слова, а обычно целая фраза. Информация не проскальзывает, а льется потоком. Эмоция «несет» лжеца, и он даже далеко не сразу осознает последствия своих откровений. Оставаясь хладнокровным, лжец не допусти бы такой утечки информации. Именно напор захлестывающей эмоции – бешенства, ужаса, страха или огорчения – заставляет лжеца выдавать себя. Некоторые люди, когда лгу, не дают прямых ответов, уклончивы или сообщают больше информации, чем требуется. Хотя другие исследования показали, что большинство людей слишком хитры, чтобы быть уклончивыми и избегать прямых ответов. До сих пор не обнаружено других признаков обмана, проявляющихся в человеческой речи. Скрыть что-то или исказить истину при помощи слов проще всего, хотя при этом и случаются ошибки, в основном из-за беспечности – оговорки, тирады, а также уклончивые ответы или увертки.

2.3. Голос

Голос для характеристики человеческой речи даже более важен, чем слова. Здесь наиболее распространенными признаками обмана являются паузы. Паузы могут быть слишком продолжительными или слишком частыми. Заминки перед словами, особенно если это происходит при ответе на вопрос, всегда наводят на подозрения. Подозрительны и короткие паузы в процессе самой речи, если они встречаются слишком часто. Признаками обмана также могут быть и речевые ошибки: междометия, например «гм», «ну» и «э-э»; повторы, например «я, я, я имею ввиду, что я.»; лишние слоги, например «мне очень по-понравилось». Эти голосовые признаки обмана – речевые ошибки и паузы – могут происходить по двум родственным причинам. Лжец не продумал линию поведения заранее. Но это может происходить и тогда, когда лжец подготовился хорошо. Сильная боязнь разоблачения может заставить и подготовившегося лжеца запинаться и даже забывать уже продуманную линию поведения. Боязнь разоблачения усугубляет ошибки и у плохо подготовившегося лжеца. Тон голоса также может выдавать обман. Известно много способов различать приятные и неприятные голоса, но пока не известно, будут ли голоса звучать по-разному при разных отрицательных эмоциях: при гневе, страхе, огорчении, отвращении или презрении. Более всего изученным признаком проявления эмоций в голосе является повышение тона. Это особенно справедливо, вероятно, в тех случаях, когда люди испытывают гнев или страх. При грусти или печали высота голоса падает, но это еще не доказано. Эмоциональные изменения голоса скрыть нелегко. Если лгут главным образом о непосредственно испытываемых в момент произнесения лжи эмоциях, шансы, что произойдет утечка информации, достаточно велики. Если целью лжи является сокрытие страха или гнева, голос будет выше и громче, а речь, возможно, быстрее. Прямо противоположные изменения голоса могут выдать чувство печали, которое пытается скрыть обманщик. При внезапном возникновении эмоций звук голоса может также выдавать ложь, не направленную на сокрытие эмоционального состояния. Боязнь разоблачения непременно отразится в голосе.

2.4. Пластика

Телодвижения тоже выдают информацию о скрываемых чувствах. Эмблемы (жесты) имеют очень конкретное значение, известное каждому, принадлежащему к определенной культурной группе. Многие жесты мало что значат без сопроводительных слов. Эмблемы же, в отличие от просто жестов, можно использовать вместо слов или там, где слова использовать нельзя. Примерами таких эмблем являются: кивок головой – «да» и горизонтальное движение головой – «нет», движение рукой – «иди сюда» и «привет/пока», приставление руки к уху – просьба говорить погромче и т. д. Эмблемы всегда показывают намеренно. Человек, показывающий эмблему, точно знает, что делает. Так же как случаются оговорки в речи, бывают промахи и в телодвижениях – это и есть эмблемы, выдающие информацию, которую человек пытается скрыть. Определить, что эмблема является промахом, а не делается намеренно, можно по двум моментам. Одно из них – действие выполняется не полностью, а лишь фрагментарно. Пожать плечами можно, подняв оба плеча или повернув руки ладонями вверх, это можно сделать мимикой - поднятием бровей с одновременным опусканием век и придание рту подковообразной формы – или сочетанием всех этих действий, иногда ее и с наклоном головы вбок. Когда эмблема является ненамеренной утечкой информации, обычно показывается только один элемент, да и тот не полностью. Можно поднять только одно плечо, и к тому же не очень высоко, или выпятить нижнюю губу; или лишь чуть-чуть повернуть руки ладонями вверх. Вторым признаком того, что эмблема является скорее «оговоркой», нежели намеренным действием, является то, что она выполняется не в привычной позиции. Большинство эмблем демонстрируется прямо перед собой, между талией и областью шеи. Эмблему, демонстрируемую в привычной позиции, не заметить невозможно. При «оговорках» же эмблему никогда не выполняют в привычной позиции. Но нет никаких гарантий, что лжец сделает эмблематическую оговорку, но когда они случаются, это вполне надежный признак. Эмблематическим оговоркам можно доверять. Они являются подлинными признаками невольно вырвавшейся информации. Какая эмблема будет непроизвольно показана в процессе лжи, какое при этом просочится сообщение, зависит от того, что именно хотят скрыть. Однако далеко не все знают, что эмблемы могут выполняться невольно. Если верификаторы не будут начеку, они пропустят эмблематические оговорки, малозаметные из-за того, что выполняются вне привычной позиции и фрагментарны. Иллюстрация – это еще один тип телодвижений, который может быть признаком обмана. Иллюстрации часто путают с эмблемами, однако важно уметь их различать, потому что в процессе лжи они подвержены противоположным изменениям: если количество эмблематических оговорок увеличивается, количество иллюстраций обычно уменьшается. Этот тип телодвижений назван так потому, что иллюстрирует речь. Способов иллюстрации много: можно делать особое ударение на слове или фразе, подобно тому как ставят знак ударения или подчеркивают что-либо на письме; можно прослеживать в воздухе ход мысли рукой, как бы дирижируя своей речью; можно рисовать руками в воздухе или изображать действия, повторяющие или усиливающие сказанное. Именно руки обычно иллюстрируют речь, хотя движения бровей и век часто тоже являются иллюстрациями, так же как и все тело или верхняя часть торса. Признаком обмана служит уменьшение количества иллюстраций по сравнению с обычной манерой говорящего. Причиной этому служит отсутствие эмоций, которые человек вкладывает в слова. Люди иллюстрируют меньше, чем обычно, когда тема их никак не затрагивает, когда им скучно, неинтересно или в минуты глубокой грусти. Иллюстраций становится меньше и когда человек говорит нерешительно. Число иллюстраций снижается всегда, когда говорят с осторожностью. Если лжец как следует не проработал линию поведения заранее, ему также придется быть осторожным и тщательно обдумывать каждое слово, прежде чем произнести его. Но даже если лжец хорошо проработал и отрепетировал свою речь, количество иллюстраций у него может сократиться под влиянием эмоций. Люди, пытающиеся выявить ложь, часто ошибочно принимают правдивого человека за лжеца, потому что тот демонстрирует много манипуляций. Манипуляции могут означать, что человек расстроен, однако это не всегда так. Хотя люди и думают, что возросшее количество манипуляций является надежным признаком обмана, это не соответствует истине. К манипуляциям относят все те движения, которыми отряхиваю, массируют, потирают, держат, щиплют, ковыряют, чешут другую часть тела или совершают какие-либо иные действия с ней. Продолжительность манипуляций может различаться от нескольких мгновений до многих минут. Некоторые из кратких манипуляций внешне имеют определенную цель: поправляют волосы, прочищают ухо, почесывают какую-то часть тела. Другие манипуляции, в особенности продолжающиеся долго, с виду абсолютно бесцельны: это закручивание и раскручивание волос, потирание пальцев, постукивание ногой. У каждого есть свои особо любимые манипуляции, свойственные именно ему. Некоторые манипуляции свидетельствуют о дискомфорте. Считается, что, когда люди чувствуют себя не в своей тарелке или нервничают, они ерзают и совершают беспокойные движения. Манипуляции почесывания, сдавливания и отряхивания становятся более интенсивными по мере увеличения дискомфорта любого вида. Такое поведение является признаком дискомфорта только в официальных ситуациях и в не очень знакомых компаниях. Таким образом манипуляции не являются надежным признаком обмана, потому что могут означать диаметрально противоположные состояния – дискомфорт и расслабленность. Кроме того, лжецы знают, что манипуляции нужно подавлять, и периодически большинство из них в этом преуспевают. Никаких специальных знаний лжецы по этому вопросу не имеют, просто то, что манипуляции являются признаком дискомфорта и нервозности, стало частью общеизвестного фольклора. Беспокойное поведение считается верным признаком обмана, поэтому обычно думают, что обманщик непременно будет ерзать. Когда ставки высоки, манипуляции могут прерываться, потому что на человека воздействуют противоположные силы. Высокие ставки заставляют лжеца прослеживать и контролировать столь доступные и широко известные признаки обмана, как манипуляции; но те же высокие ставки, вызвав боязнь разоблачения и увеличив испытываемый от этого дискомфорт, могут увеличить число манипуляций в поведении. Человек может замечать участившиеся манипуляции, подавлять их до полного исчезновения или на время, через некоторое время опять замечать и снова подавлять. Изучая способности людей выявлять ложь, было обнаружено, что тех, кто демонстрирует много манипуляций, считают лжецами. Не имеет значения, правду говорит на самом деле человек или лжет; если манипуляций много, ему навешивают ярлык лжеца. Очень важно сознавать вероятность совершения такой ошибки. Причины, по которым манипуляции не являются надежным признаком обмана: 1. Люди очень сильно различаются по количеству и типу свойственных им манипуляций. Этой проблемы можно избежать, если верификатор уже в какой-то степени знаком с подозреваемым и может сравнивать поведение, свойственное последнему обычно, с его поведением в данный момент. 2. Неумение верно распознать манипуляции, поскольку манипуляции становятся интенсивнее, когда люди чувствуют себя неловко. Эта проблема может возникать и в связи с другими признаками обмана, но для манипуляций она особенно остра, поскольку они являются признаками не только дискомфорта, но иногда, особенно в дружеской компании, и комфорта. 3. Все думают, что большое количество манипуляций выдает обман, поэтому лжец с сильной мотивацией будет пытаться подавить их. В отличие от выражения лица, которое люди тоже пытаются контролировать, манипуляции подавить довольно просто. Если ставки высоки, лжецу удается подавить манипуляции, хотя бы на время. Позы (еще один аспект, в котором можно рассматривать тело) изучали многие исследователи, но утечки информации или признаков обмана благодаря им было обнаружено мало. Люди знают, как в какой обстановке следует сидеть или стоять. Поза, подходящая для официальной беседы, отличается от позы при разговоре с приятелем. Обманывая кого-то, человек, по-видимому, хорошо контролирует свою позу и успешно ею управляет, поскольку никакие исследования лжи не обнаружили различий в позах людей лгущих и говорящих правду.

Заключение

По оценкам экспертов, точность проверок на полиграфе составляет 80-95 %. Учитывая высокую надежность и оперативность, можно утверждать, что проверка на полиграфе значительно превосходит другие методы проверки в изучении кадров. По данным американских специалистов, экономический эффект от подобных проверок составляет за год около 3 млрд. долларов. Иногда возникает вопрос о законности использования полиграфа. В отношении государственных ведомств, силовых структур, правоохранительных органов его использование регулируется “Законом об оперативно-розыскной деятельности”. Негосударственные предприятия, используя полиграф в кадровой работе, опираются на Кодекс законов о труде: работодатель имеет право выдвигать определенные требования к кандидатам, продиктованные конкретными условиями трудовой деятельности. Следовательно, правомерно использование полиграфа в соответствии с инструкциями внутреннего пользования. Таким образом, хотя применение полиграфа непосредственно законодательством не регламентируется, его использование является законным во всех его практических приложениях. На протяжении полувека единственным прибором детекции лжи являлся перьевой полиграф. Предлагаемые на российском рынке перьевые детекторы лжи американского производства используются во многих странах мира и в особой рекламе не нуждаются. Компьютерные полиграфы позволяют осуществлять не только экспертный анализ, ни и количественную оценку реакций проверяемого человека. Однако не следует считать, что приобретение полиграфа раз и навсегда снимает все проблемы работы с персоналом. Полиграф – это инструмент и, как любой инструмент, эффективен только в руках мастера. Поэтому для решения кадровых вопросов имеет смысл обращаться к специалистам, имеющим опыт подобной работы. Не секрет, что успех предприятия зависит от его сотрудников. Традиционные методы подбора персонала лишь частично решают эту проблему. Благодаря информативности, надежности и рентабельности метод проверок на полиграфе зарекомендовал себя как один из необходимых инструментов обеспечения кадровой безопасности.

Список использованной литературы

1. Пол Экман Психология лжи. – СПб.: Изд-во «Питер», 2000. – 272 с. 2. Жигарьков А. Психологическая газета. – 2003. – № 4. – С. 22 – 24 3. www.psy.msu.ru 4. www.professional.spb.ru 5. www.hrm.ru 6. www.inauka.ru